Фандом: Сверхъестественное


НазваниеФандом: Сверхъестественное
страница1/5
Дата публикации31.01.2014
Размер0.58 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4   5
Sic erat in fatis
Фандом: Сверхъестественное
Автор: Викта
Бета: Лира
Пейринг: Дин/Сэм
Рейтинг: NC-17




- Дин! Господи! Очнись! – знакомый до боли голос звал его издалека. На какой-то миг Дин подумал, что у него ничего не получилось, что он все еще в плену собственной мечты, и потому ему не хотелось приходить в себя, ведь это означало бы новую порцию боли, разрывающей душу на куски. Но Сэм звал его так отчаянно, в его голосе было столько страха и тревоги, что старший просто не мог не откликнуться. Нужно прийти в себя, нужно успокоить Сэмми. Эта мысль ударила словно кнутом, как кучер лупит остановившуюся лошадь. Сознание стало возвращаться.
- Дин! Черт, очнись же ты! Эй, эй! – младший тряс его, помогая быстрее прийти в себя. Дин медленно со стоном открыл глаза. Реальность как размытый водой рисунок, лицо брата не приобрело четкость, но это определенно был он, настоящий Сэм Винчестер, охотник на нечисть всех мастей, продолжатель семейного дела, а вовсе не тот холеный Сэм из фантазии Дина, студент юридического факультета и будущий муж Джессики Мур. И от этого стало легче и одновременно больно, но все это меркло перед тем фактом, что Дин вернулся, что он дома, точнее, в мире, где у него дома нет. Но Боже, как приятно вернуться туда, где все знакомо, туда, где ты не чувствуешь себя лишним.
- Тетушка Эм… Нет места милее дома… - тут же озвучил он свои мысли. В теле невыносимая слабость, такое ощущение, что из него выкачали всю жидкость, хотя это и в какой-то мере действительно так.
- Слава богу, я думал, что потерял тебя… - в голосе Сэма облегчение, он улыбнулся. Дрожащими руками вытащил из шеи Дина иглу капельницы и отбросил ее в сторону. Старший хотел ответить: «Все в порядке, я тут, как я могу тебя подвести?», но сил хватило только на то, чтобы выдохнуть:
- Почти так.
- Так, давай тебя освободим, - Сэм потянулся вверх, чтобы перерезать веревку, удерживающую Дина на весу. Старшего начало болтать в такт с веревкой, сотрясаемой рывками брата, и, было принявшая четкость, реальность стала прыгать. Но это не помешало Дину уловить движение за спиной брата.
- Сэм! Сзади! – выкрикнул он из последних сил. Младший резко обернулся и замахнулся на вышедшего из тени джинна серебряным ножом, смоченным в крови ягненка, но джинн блокировал удар. Началась драка, в которой Сэм явно проигрывал. Нож из его рук со звоном упал на пол.
«Нет, нет, нет, Господи, нет!» Дин стал дергать подрезанную веревку вниз, стремясь освободиться. В голове билось: «Только бы успеть, только бы успеть! Защитить, не дать в обиду!». Слабость была забыта. Какое он имеет право быть слабым, когда его мелкому угрожают? Еще один рывок, и проклятая веревка, наконец, порвалась.
Джинн швырнул Сэма на лестницу и накрыл его своим телом, пытаясь добраться до его лица. Дин бросился к ножу. Он действовал на чистом адреналине, иначе как объяснить то, что он даже не пошатнулся, когда нагибался за оружием? Мысли метались в голове как тараканы, но одна заслоняла все остальные. «Сэмми, Сэмми, Сэмми».
Старший подлетел к джинну и буквально вбил ему в спину нож. Тварь захрипела, дернулась и обмякла, ее тело съехало немного вниз, покрытая татуировками голова уткнулась в грудь младшего охотника.
- Сэм, Сэмми… - Дин позвал брата, устало прислонясь к стене. Но Сэм не отвечал. Его голова была повернута в бок, лицо закрывали волосы. Он не шевелился. Стальные когти страха вцепились в сердце. Господи, неужели он не успел? – Сэм! Сэмми! – ноги не держали, старший опустился на колени и кое-как вскарабкался на лестницу. С трудом оттолкнув в сторону труп джинна, придавивший тело младшего, заключил в свои ладони лицо брата, - Сэмми, ну давай же! – никакой реакции, глаза мелкого были все так же закрыты. – Сэм! Давай же, сволочь, очнись! – он со всего маху залепил пощечину младшему, но его голова лишь безвольно мотнулась в сторону. – Сэмми! – Дин продолжал трясти брата, силы старшего были на исходе, но все это меркло перед тем ужасом, который им завладел. Он не успел. Не защитил. Не уберег.

^ Три месяца спустя
Дин отложил в сторону толстенную книгу и потер ладонью глаза. Он устал, безумно устал за эти месяцы. Горы пролистанных книг о восточной мифологии и о джиннах в частности, ежедневные звонки всем знакомым охотникам, сотни миль, преодоленных в надежде найти разгадку… и ничего, все впустую. Старший повернул голову в сторону и с болью посмотрел на лежащего на кровати брата, заботливо укутанного одеялом.
Вот уже три месяца с того самого проклятого дня Сэм не приходил в себя. Он осунулся, лицо было бледным как снег. Что поддерживало в младшем жизнь все это время, Дин не знал, но надеялся, что братишка продержится до того момента, как старший сможет наконец вырвать его из того мира, в который его погрузил чертов джинн.
Страх за брата, чувство вины за то, что не уберег его, притупило ту боль, которую причинил Дину его собственный мир грез. Встреча с мамой, счастливо улыбающийся Сэм, целующий Джессику, отец, который умер от инфаркта, а не потому, что продал свою душу за старшего сына… даже Кармен, девушка, которую Дин видел впервые в жизни, казалась воплощением мечты. Той мечты, о которой никогда не боялся открыто говорить мелкий, и которую старший так упорно срывал от всех, даже от самого себя. Мечты о нормальной жизни, о семье, о собственном доме.
Дин был измучен. И не только физически – спал он в сутки от силы часа три, ел, только когда желудок устраивал ему концерт, - но и морально. Днем он копался в книгах или садился на стул у постели брата и неотрывно на него смотрел, надеясь, что вот оно, случится чудо - и мелкий откроет глаза, но каждый раз его надежда оказывалась самообманом.
По ночам Дину снилась та жизнь, которую ему показал джинн, из-за чего старший каждый раз просыпался еще более разбитым, чем до того, как уснул. Иногда ему снилось кладбище, на котором в его фантазии был похоронен отец, только на этот раз на надгробии было выбито «Сэмюэл Винчестер». Проснувшись, он, обливаясь потом, вскакивал с кровати, путаясь в одеяле, и бросался проверять, как там младший, и, обнаружив, что ничего не изменилось, он не знал, смеяться ему от облегчения или плакать от отчаяния.
Все эти три месяца братья жили у Бобби. Старый охотник так же, как и Дин, усиленно копался в книгах, и именно ему Винчестер был обязан тем, что спал хотя бы несколько часов в сутки. Сингер буквально заставлял его ложиться, старший сопротивлялся, но стоило его голове коснуться подушки, как он тут же проваливался в сон. Тоже самое касалось еды.
- Если ты не будешь есть и спать, то в итоге и Сэму не поможешь, и сам загнешься, – говорил Бобби, пытаясь заставить Винчестера пойти поесть. - Какого будет твоему брату, когда он очнется и обнаружит вместо тебя твою могилу?
Этот аргумент безотказно действовал на Дина, хотя у него и мелькала мысль о том, что пока он ест или спит, он просто теряет время, за которое можно было бы изучить еще несколько книг, в одной из которых нашлось бы решение.
Дин снова перевел взгляд на стопку книг, лежащих на столе и которые еще нужно будет просмотреть, и внутренне застонал. Он больше не мог. Книги ему не помогут, он впустую потратил эти три месяца, копаясь в них. Нужен другой способ, вот только какой? Как его найти?
Дин встал со стула и поморщился. Он несколько раз повращал шеей и плечами, чтобы размять затекшие мышцы, и подошел к кровати Сэма. За те несколько часов, что старший сидел за столом, ничего не изменилось. Дин почувствовал, как занозой в сердце заныла боль. Он присел на край постели и накрыл рукой ладонь брата, лежащую поверх одеяла. Пальцы Сэма были холодными, старший крепче сжал их, пытаясь согреть.
- Сэмми, очнись, пожалуйста… - Дин никогда раньше никого ни о чем не умолял, только однажды, тогда, в хижине, когда Желтоглазый в теле отца истязал его. Но даже в тот момент ему не было так больно, как сейчас перед осознанием того факта, что он в любую минуту может потерять то последнее, что у него есть, потерять своего мелкого, которого можно сказать вырастил сам, которого всю жизнь защищал, но так и не смог уберечь. – Ну, давай, братишка, ты же не бросишь меня? Кто будет наставлять меня на путь истинный? Серьезно, я уже скучаю по твоему занудству, - Дин грустно улыбнулся. На секунду ему показалось, что ресницы Сэма дрогнули. Он, затаив дыхание, наклонился ближе к лицу брата, но больше ничего не заметил. Младший оставался все в том же состоянии, он был словно… мертвый… Дин вздрогнул от этой мысли - уж слишком часто она приходила к нему в голову, - и поспешил проверить пульс брата. Почувствовав слабые толчки, он с облегчением выдохнул. Нет, что за бред? Сэм жив, конечно, жив, и он очнется, обязательно очнется, и Дин сделает для этого все.
***
- Дин, Дин, - чья-то рука трясла его за плечо. Сознание медленно начало вырываться из-под власти сна. – Дин, проснись!
Старший резко открыл глаза, и, еще не до конца проснувшись, посмотрел на Бобби. Старый охотник находился в явно возбужденном состоянии. Что-то случилось. Может быть…? Сердце дрогнуло.
- Что, Бобби? Сэм? – Дин выпрямился на стуле, стараясь не обращать внимания на боль в спине (он снова уснул за столом, устроив голову на раскрытой книге), и повернулся к кровати. Его тут же постигло разочарование. Ничего не изменилось, Сэм все так же лежал с закрытыми глазами, и было непохоже, чтобы он приходил в себя. А что если Бобби разбудил его потому, что... потому что уже слишком поздно? Дин хотел уже броситься к брату, но Сингер удержал его на месте:
- Дин, успокойся, ничего не произошло, Сэм жив, - сказал он, успокаивая Винчестера. Старший с шумом вдохнул и выдохнул через нос и бросил еще один взгляд на Сэма. Он не знал, что чувствует. В нем за эти три месяца настолько тесно сплелись боль, страх за брата и радость за то, что тот до сих пор жив, что Дин даже не мог описать то, что творилось в душе.
- Зачем ты меня разбудил?
- Кажется, я нашел выход, - губы Бобби дрогнули в улыбке, - и я уверен на восемьдесят процентов, что это сработает.
- Что? – Дин смотрел на друга и боялся поверить, поверить, что еще не все потеряно, что надежда есть. – Говори, Бобби, что ты нашел?
***
- Я тут подумал, а что если, мы не там ищем? – Бобби положил на стол перед Дином толстую книгу в черной обложке, которая вся была в пыли. Старший наклонился, чтобы прочитать название, но буквы выцвели от времени так, что ничего понять было невозможно.
Дин выпрямился на стуле и вопросительно посмотрел на Сингера:
- Бобби, что это?
- Это книга о различных мирах, в том числе и о тех, которые создает лишь наше сознание, - Бобби уже листал книгу, ища нужную страницу. – Ну подумай сам, зачем нам нужен джинн? Ведь он всего лишь проводник, к тому же он мертв и ничем нам уже не поможет. Гораздо важнее нам узнать о том, где сейчас сознание Сэма, и как вернуть твоего брата в реальность. Вот. - Он, наконец, нашел то, что искал, и ткнул пальцем в заголовок вверху странницы.
- «Мир, в котором воплощаются мечты» - прочитал Дин. Ему вдруг стало трудно дышать. Господи, неужели нашли? Неужели не все потеряно? – Скажи мне, что там написано, как помочь Сэму… - он говорил тихо, словно боялся, что удача испугается и исчезнет, прихватив с собой надежду.
- Да, но… - Бобби выпрямился и, словно не решаясь что-то сказать, потер затылок ладонь.
- Что «но»? – Дин даже встал со стула, сверля взглядом друга, - что? Что нужно, чтобы помочь Сэму? Найти какую-нибудь вещицу, которую не видели уже тысячу лет? Сгонять в Африку за каким-нибудь волшебным корнем? Принести кровавую жертву?
- Нет, ничего такого не нужно, все, что необходимо, у меня есть, - заверил его Сингер, просто… - он бросил взгляд на спящего Сэма, - ты не думал о том, что он уже сто раз мог очнуться, но почему-то этого не сделал?
- Ну… - Дин обошел стол и приблизился к брату, - он может не понимать, что все это – только его воображение… - старший остановился возле кровати и, не отрываясь, смотрел на Сэма. Дин уже столько раз думал об этом, и каждый вариант его устраивал все меньше и меньше. И сейчас Бобби спросил его о том, что Дин боялся произнести даже в мыслях, боялся почти так же сильно, как боялся, что его мелкий умрет.
- А что если, Сэм все понимает, но просто не хочет возвращаться? – Сингер все-таки опрокинул солонку на израненную душу Винчестера. Мысль о том, что Сэм может не хотеть возвращаться в этот мир, возвращаться к нему, Дину, причиняла нечеловеческую боль. Нет, его мелкий не может быть настолько жесток, это же Сэмми, зануда с щенячьими глазами, заноза в заднице, которую все время тянет всех спасать!
Но как бы Дин не утешал и не убеждал самого себя, в глубине души он понимал, что у Сэма есть все основания для того, чтобы не покидать своей мечты. Разве сам Дин не хотел навсегда остаться в том мире, в который попал, несмотря на то, что тот был слишком хорош и идеален, чтобы быть реальностью? Разве он не был счастлив, просто сидя на кухне своего дома в Лоуренсе и жуя сэндвич, приготовленный мамиными руками? Разве он не радовался, когда Сэм и Джессика сказали, что решили пожениться? Разве ему не было спокойно и уютно рядом с Кармен? Ведь даже поняв, что все это неправда, вымысел, Дин до последнего колебался, настолько ему не хотелось уходить, настолько ему казался несправедливым реальный мир и настолько правильным виделся мир, придуманный им самим! И как он после этого мог в чем-то упрекать брата?
Все это было так запутано, старший уже сам не понимал, что с ним происходит, но одно он знал совершенно точно:
- В любом случае, я должен попытаться, - голос почему-то охрип. Дин прокашлялся и повторил:- Я должен, - он перевел взгляд на Бобби, и тот кивнул.
***
- Итак, все довольно просто, - давал последние наставления Бобби - я отправлю тебя в мир, в котором сейчас находится Сэм, ты выяснишь, что к чему, потом вы с братом оба убиваете себя и уже просыпаетесь здесь, в этой реальности. Все ясно? – он поднял голову и взглянул на Дина.
- Конечно, что тут непонятного, - кивнул Дин, нервно улыбаясь. Черт, эта история выбила его из колеи, просто высосала все силы, ему стало трудно даже свои эмоции контролировать. «Клянусь, как только мы с Сэмом вернемся, надеру ему задницу!» - мысленно пообещал он сам себе, стараясь не думать о том, что «если…».
Старший нервничал. Ему предстояло заглянуть так глубоко в душу брата, что от этого становилось не по себе. О чем мечтает Сэм? Что для него самое важное? Еще полтора года назад Дин, не сомневаясь, сказал бы, что мелкий мечтает о нормальной жизни, о браке с Джессикой, о том, чтобы Желтоглазый наконец исчез из их жизни. Но вот о чем мечтает Сэм сейчас, старший даже предположить не мог. Слишком многое изменилось, слишком многое произошло.
Дин перевел взгляд с Сингера на брата.
Сэм лежал на полу так, что его голова была в круге, в которой были вписаны различные символы. Дин же должен был расположиться в этом круге так, чтобы его лицо оказалось перевернутым относительно лица брата. По крайней мере так было написано в книге, которую Бобби непонятно где нашел.
- Ну, готов? – вырвал его из размышлений голос старого охотника. Дин посмотрел на него и улыбнулся:
- Конечно, я всегда мечтал узнать, что же происходит в голове у этого зануды, - он обошел круг и лег на пол, стараясь расположить свое тело так, как было показано на схеме в книге. – Я правильно лег?
Бобби оценивающе посмотрел на братьев, еще раз заглянул в книгу, подошел и придвинул голову Дина так, что его щека касалась виска Сэма. Это было странно вот так касаться своего брата, старшему сразу стало как-то неуютно, словно происходило что-то из ряда вон выходящее.
- Вот так, здесь сказано, что для ритуала очень важен тактильный контакт, - сказал Бобби, отходя от Винчестеров, чтобы посмотреть со стороны. – Да, - кивнул он, - теперь все правильно. Помни, как только я начну читать заклинание, ты должен полностью сосредоточить свои мысли на Сэме. Готов?
Дин кивнул и закрыл глаза. «Сосредоточь свои мысли на Сэме». Что может быть проще, чем сосредоточиться на том, кто и так всю жизнь занимает твои мысли?
Бобби начал читать заклинание. Постепенно голос охотника стал убаюкивать старшего из братьев, он словно стоял на краю пропасти, в которую его толкал дующий в спину ветер. Чисто инстинктивно Дин попытался сопротивляться этому, но чем больше он на это тратил сил, тем труднее было сохранять сознание. В конце концов, он перестал бороться и повалился в пропасть.
***
Пробуждение было резким. Как будто кто-то внутри Дина нажал на кнопку с надписью «Проснись». Поначалу он даже не понял, где находится, и где-то с минуту ошарашенным взглядом оглядывался по сторонам, но потом все вспомнил: Бобби отправил его, если можно так сказать, в мечту Сэма для того, чтобы старший вернул брата назад в реальность. Растерянность, появившуюся при пробуждении, тут же заменило любопытство. Как бы Дин не беспокоился о своем мелком, он признался самому себе, что ему безумно интересно узнать, о чем же мечтает его брат.
Правда для этого Сэма еще нужно найти, но что-то подсказывало старшему, что раз это мир, придуманный младшим, то и сам брат должен быть где-то неподалеку. Вначале лучше оглядеться, чем Дин и занялся, приняв сидячее положение.
Он сидел на диване, стоящем в гостиной, практически ничем не отличавшейся от тех гостиных, которые Винчестер видел до этого. Из большого окна, занавешенного прозрачным тюлем, падал мягкий утренний свет, благодаря которому комната приобретала слегка голубоватый свет. Перед диваном обнаружился журнальный столик, на котором лежали несколько газет и журналов, напротив был телевизор. У стены стоял обыкновенный письменный стол, на нем находились ноутбук, настольная лампа и несколько книг и тетрадей, сложенный в стопку. Сбоку от стола возвышался большой книжный шкаф, на полках которого помимо книг стояли еще и рамки с фотографиями.
Дин тут же встал и подошел поближе. Ему вспомнилось, как он разглядывал фотографии в доме своей матери: общее семейное фото Винчестеров, сделанное явно лет через семь после рождения Сэм, фотография брата в форме выпускника школы, себя, еще совсем юнца, в обнимку с какой-то девушкой, отца на черно-белом снимке, играющего в бейсбол…
Сейчас, глядя, на фотографии старший думал о том, как больно будет Сэму возвращаться, но его место не здесь, не в этой сказке, он должен быть совсем в другом мире. Как не крути, мелкий не создан для мирной жизни, чтобы он там не говорил и не думал.
Дин повторял про себя это снова и снова, с какой-то щемящей тоской рассматривая снимки. Вот вся семья Винчестеров, фотография конечно не такая, как в фантазии старшего, но суть от этого не менялась. Все они, и отец, и мама, и братья солнечно улыбаются и машут руками. А вот другая фотография: Сэм, Джессика и какой-то парень, они смеются, Мур между молодыми людьми и обнимает их обоих за шею так, что кажется, будто висит на них, а они поддерживают ее за талию. А здесь уже сам Дин вместе с двумя девушками и тремя парнями. Все шестеро кривляются, корчат рожицы в объектив. Глядя на эту фотографию, старший не смог сдержать смешок. Он был изображен здесь совершенно другим, здесь он был Дином, который знает, что такое беззаботная жизнь, в отличие от реально существующего Винчестера-старшего.
Но когда Дин посмотрел на следующую фотографию, его сердце затрепетало. На снимке братья уже были вдвоем. Они оба были мокрыми, влажные волосы Сэма липли к его лбу, а у Дина наоборот, торчали в разные стороны. Судя по тому, на каком фоне был сделан снимок, они оба друг друга только что хорошо искупали в реке. Доказательством тому служили закатанные у обоих до колен брюки и мокрые рубашки. Но не это привлекло внимание старшего. Счастье, абсолютное и безграничное счастье светилось в глазах младших Винчестеров. Дин не знал, как это объяснить, но ему казалось, что здесь между братьями Винчестерами есть нечто большее, чем то, что было у них с Сэмом в реальности, что-то такое, что мешало Дину понимать своего брата до конца.
Винчестер не мог сказать, откуда у него подобные мысли, но он просто чувствовал, что здесь, в этом мире младший обрел то, что искал, то, чего никак не может найти сам Дин.
От тягостных раздумий старшего отвлек смех. Смеялось двое, одним из них точно был Сэм, а вот второй голос был знаком, вот только Дин никак не мог понять, где он его раньше слышал.
Охотник оглянулся по сторонам, пытаясь найти, откуда доноситься смех. Вышел из гостиной в коридор и увидел несколько дверей. Одна, судя по нескольким замкам на ней, была входной, за другой дверью обнаружилась кладовка, а вот третья была приоткрыта. Оттуда-то и доносился смех.
Дин, сам не зная почему, на цыпочках подкрался и заглянул в щель. Поначалу, он даже не понял то, что увидел, а когда осознал, еле сдержался, чтобы не издать удивленного возгласа. Меньше всего он ожидал увидеть такое.
За дверью обнаружилась спальня. На кровати лежал обнаженный Сэм, он обнимал за шею лежащего на нем
  1   2   3   4   5

Похожие:

Фандом: Сверхъестественное iconНазвание: Дыши Фандом
Дин опять разозлился. Стоило Сэму немного опоздать с выстрелом, а старший брат уже рвет и мечет. Ну, конечно. Куда Сэму до него!...
Фандом: Сверхъестественное iconКнига основана на сериале «Сверхъестественное» (канал cw)
Все имена, персонажи, места и происшествия являются плодом авторского воображения либо используются при вымышленных условиях и не...
Фандом: Сверхъестественное iconЛеви-Брюль Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении
Люсьена Леви-Брюля (1857 — 1939) — проблемы природы человеческого мышления, культурной обусловленности его развития. Идеи Леви-Брюля...
Фандом: Сверхъестественное iconМ еня зовут Максима Замбрано. Наша семья посещает церковь
Богу в течение 15 дней. С нами также была моя дочь Анжелика. Во время поста я могла видеть сверхъестественное, чего раньше у меня...
Фандом: Сверхъестественное iconКнига Иова, 4: 14 Цивилизованный человеческий дух не в состоянии...
Городок мертв. Часть его жителей жестоко убита, часть исчезла без следа. Кто же уничтожил Сноуфилд? Неизвестная болезнь? Отравляющий...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница