Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони


НазваниеФилиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони
страница30/33
Дата публикации02.12.2013
Размер5.46 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Военное дело > Документы
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   33

Приветствую тебя, муж мой.

Нед Партон говорит, что может разыскать тебя: он знает, где ты находишься. В таком случае он знает больше, чем я, твоя жена, больше, чем мой сын, твой союзник, которому ты обещал быть верным.

Муж мой, от всего сердца тебя прошу: вспомни, что уже через неделю ты можешь стать отчимом короля Англии. Хоть Ричард и сделал тебя констеблем, но эта должность – ничто по сравнению с тем будущим, которое может нас ожидать, когда мы будем королевской семьей, и наш внук унаследует трон после своего отца. Разве бывает что то выше и значительнее этого? Такое будущее, уверена, стоит любого риска.

Я слышала, Ричард взял в заложники твоего сына, лорда Стренджа, желая иметь какие то гарантии твоей поддержки. Муж мой, ради всего святого, посоветуй своему сыну бежать. Твои руки должны быть развязаны, чтобы иметь возможность примкнуть к истинному королю и воплотить в жизнь заветные мечты о нашем совместном правлении Англией.

И учти: граф Нортумберленд не стал призывать Север к поддержке Ричарда, он будет служить моему сыну. Многие знатные аристократы также готовы помочь Генри. Неужели же в числе первых не будет тебя?

Пожалуйста, служи своим собственным интересам!

Твоя жена, леди Маргарита Стэнли
Генри Тюдор со своими наемниками достиг наконец Личфилда, где уже стояла армия лорда Стэнли. Генри надеялся, что отчим откроет перед ним ворота города, а сам со своим войском присоединится к нему, но все получилось иначе. Как только разведка донесла Стэнли, что к городу приближается Тюдор, сэр Томас сразу же вывел своих людей из города, а жителям посоветовал отпереть ворота, дабы избежать кровопролития. Как Ричард у себя в Ноттингеме, так и Генри у ворот Личфилда вряд ли смогли бы с уверенностью сказать, что это было – жест неповиновения или, напротив, абсолютной преданности. Итак, армия лорда Стэнли ушла из Личфилда и была расквартирована в Атерстоуне; его брат со своими отрядами расположился чуть севернее. Казалось, оба этих войска заняты тем, что выбирают подходящее поле для грядущего сражения. Лорд Стэнли ежедневно посылал донесения Ричарду, подробно докладывая, куда направляется армия Тюдора, какова ее численность и уровень подготовленности. Впрочем, сам он в Ноттингем так и не явился, хотя должен был это сделать, но, судя по всему, был верен своему королю лишь на словах.

В итоге Ричард отдал офицерам команду покинуть Ноттингем и двигаться на юг. Он применил тот боевой порядок, к которому чаще всего прибегал его брат Эдуард: построил пехоту прямоугольником, а кавалерию поместил по краям и приказал постоянно объезжать ряды пехотинцев, охраняя их. Сам король и его личная охрана скакали впереди – так каждый мог видеть королевский штандарт и убедиться, что Ричард твердо намерен раз и навсегда сокрушить того, кто угрожает установленному им миру, и положить конец бесчисленным мятежам и затянувшейся войне.

Перед выходом армии из Ноттингема лорд Кейтсби на мгновение задержал короля, задав ему лишь один вопрос:

– Что делать с сыном Стэнли?

– Возьмем его с собой. Под стражей.

– Может, лучше прямо сразу его и прикончить?

Ричард покачал головой.

– Нет. Я не могу превратить Стэнли в своего врага накануне боя. Если мы убьем сына, то отец наверняка займет сторону Тюдора, чтобы нам отомстить. Пусть лорд Стрендж отправляется с нами, в моей свите, и если Стэнли вздумает выступить против нас, мы прямо у него на глазах отрубим его сыну голову.
Однако к месту предстоящего сражения устремились не только войска Ричарда и Тюдора, но и отряды обоих Стэнли. Правда, последние заняли позиции чуть в стороне и выжидали. А по пятам за Ричардом мчалась кавалерия графа Нортумберленда, который обещал помощь одновременно и королю, и Маргарите Стэнли. Впрочем, самая большая объединенная армия была, несомненно, у Ричарда. Однако решить исход битвы могли только войска братьев Стэнли и графа Нортумберленда.
^ 19 АВГУСТА 1485 ГОДА


Джаспер, ехавший неторопливой трусцой на своем огромном боевом коне рядом с племянником, вдруг резко нагнулся вперед и с силой натянул поводья, зажатые в латной перчатке.

– Мужайся, мой мальчик.

В ответ Генри одарил его мимолетной сдержанной улыбкой. Джаспер мотнул головой в сторону растянувшейся по дороге армии и продолжил:

– Пусть они пройдут еще немного вперед. А когда они скроются из виду, поворачивай обратно. Я буду их сопровождать, прикажу им устраиваться на ночлег и сразу поспешу к тебе. Постарайся выжать как можно больше из переговоров с этими Стэнли. Я не стану показываться им на глаза до тех пор, пока для тебя не возникнет угрозы.

– Как ты думаешь, они убьют меня? – спросил Генри так спокойно, словно это был всего лишь незначительный вопрос тактики.

Джаспер вздохнул.

– Вряд ли. По моему, они хотят просто выставить тебе свои условия. Скорее всего, они считают, что ты имеешь весьма неплохие шансы на успех и тебя стоит поддержать, иначе они и минуты бы на нас не потратили. Я отнюдь не в восторге, что ты встречаешься с ними один, но, надеюсь, Стэнли будет осторожен, ведь его сын у Ричарда в заложниках. Ты, кстати, не забыл сунуть нож в сапог?

– Конечно, не забыл.

– Ну ладно, я буду рядом. Желаю вам удачи, ваше величество! И помни, мой мальчик: тебе достаточно громко меня окликнуть, и я сразу появлюсь.

– Да поможет нам Бог, – отозвался Генри, посмотрев на дорогу и обнаружив, что хвост его войска исчез за поворотом.

Теперь они находились вне пределов видимости. Тогда Генри развернул коня и снова поскакал к тому месту, где в тени зеленой изгороди его ждал, закутавшись в темный плащ, человек, присланный Стэнли.

Ехали они в полном молчании. Генри внимательно следил за дорогой, стараясь запомнить каждую мелочь, чтобы в случае чего было легче отыскать в темноте обратный путь. Вскоре провожатый указал ему на крошечную придорожную гостиницу, над дверью которой висели тощие ветки падуба – знак того, что гостиница открыта. Генри спешился, и слуга повел его коня на задний двор, к конюшне. А сам Генри, набрав в грудь побольше воздуха, нагнулся, толкнул дверь и решительно переступил через порог.

Глаза его тут же наполнились слезами из за едкого дыма жалких светильников с хлебным фитилем и лиственных дров, горевших в камине. Однако и в этом смраде он сумел различить сэра Уильяма и еще троих незнакомцев, сидевших за столом. Больше в помещении никого не было, так что Генри не имел ни малейшего понятия, чего ожидать – засады или, напротив, радушного приема. Пожав плечами так, как свойственно только бретонцам, он в дымном полумраке сделал несколько шагов к столу.

– Очень рад нашей встрече, ваше величество, сын мой. С этими словами высокий незнакомец встал из за стола, приблизился к Генри и преклонил перед ним колено.

Рука Тюдора, одетая в перчатку, почти не дрожала, когда он протянул ее незнакомцу, и тот поцеловал ее. Двое других незнакомцев и сэр Уильям также преклонили колена и почтительно сняли шляпы.

– Вы лорд Стэнли? – осведомился Генри, чувствуя, что невольно улыбается от облегчения.

– Да, ваше величество, а с моим братом, сэром Уильямом, вы уже знакомы. Двое моих друзей сопровождают нас из соображений безопасности.

Генри протянул руку сэру Уильяму, а остальным просто кивнул в знак приветствия. У него было такое ощущение, словно, упав с большой высоты, он каким то образом умудрился приземлиться на ноги.

– Вы приехали один?

– Да, – солгал Генри.

Стэнли кивнул.

– Я привез вам привет от вашей матушки, которая, оказав мне честь и выйдя за меня замуж, с первого дня нашей совместной жизни страстно и решительно защищала и отстаивала передо мной ваши с ней общие интересы.

– Я в этом никогда не сомневался, – улыбнулся Генри. – С того момента, как я появился на свет, моя мать твердо знала, что именно предназначено мне судьбой.

Братья Стэнли поднялись с колен, и человек, проводивший Генри в гостиницу, но так никем и не представленный, налил в бокалы вина, сначала Генри, затем своему хозяину. Однако Генри выбрал тот бокал, что стоял от него дальше всех. Затем он сел на скамью у камина и сразу перешел к делу, прямо спросив у Стэнли:

– Сколько человек находится под вашим командованием?

Тот тоже взял бокал и спокойно произнес:

– У меня около трех тысяч. И еще тысяча у моего брата.

Услышав об этой четырехтысячной армии, вдвое превосходившей численностью его собственное войско, Тюдор постарался ничем не выдать охватившего его волнения и сказал:

– Когда вы намерены присоединиться ко мне?

– А когда вы намерены встретиться с королем?

– Король, кажется, направляется на юг? – продолжали они отвечать друг другу вопросом на вопрос.

– Да, сегодня Ричард как раз покинул Ноттингем и уже успел прислать мне приказ незамедлительно к нему явиться. А мой сын написал, что заплатит собственной жизнью, если я не прибуду вовремя.

Кивнув, Генри уточнил:

– Значит, мы встретимся с Ричардом… ну, примерно через неделю, так?

Братья Стэнли сделали вид, что не заметили того, как плохо этот Тюдор знает собственную страну, и сэр Уильям уклончиво промолвил:

– Пожалуй, раньше, дня через два.

– В таком случае вам стоит подвести свои отряды как можно ближе к моим, и мы выберем место, наиболее подходящее для сражения.

– Разумеется, мы так бы и поступили, – согласился лорд Стэнли, – однако над моим сыном по прежнему висит страшная угроза.

Генри молча ждал продолжения.

– Удерживая его в заложниках, Ричард рассчитывает на нашу поддержку. Я посоветовал сыну бежать при первой же возможности; как только он окажется в безопасности, наши войска незамедлительно примкнут к армии вашего величества.

– А если он бежит, не успев оповестить вас об этом? Любая задержка может нам дорого обойтись…

– Он никогда так не сделает. Он все понимает. И непременно найдет способ сообщить мне о своем побеге.

– А если ему не удастся бежать?

– Тогда мы, конечно, примем вашу сторону, и я буду оплакивать своего сына как храбреца и первого человека из нашей семьи, погибшего на службе королю Тюдору, – мрачно и торжественно изрек Стэнли.

– Я же непременно позабочусь о том, чтобы он удостоился всех соответствующих почестей, а вы – вознаграждены, – поспешно заверил Генри.

На что Стэнли поклонился и очень тихо добавил:

– Но он мой единственный сын и наследник.

Какое то время в комнате царила полная тишина, лишь слышно было, как потрескивают дрова в камине. И Генри, глядя в лицо своего отчима, освещенное огнем, вдруг честно признался:

– Ваша армия в два раза больше моей. Если вы займете мою сторону, то победу, несомненно, одержу я, поскольку численность наших совместных отрядов будет значительно превосходить численность войска Ричарда. Таким образом, сэр Томас, ключ от английского трона в ваших руках.

– Я это знаю, – мягко произнес лорд Стэнли.

– И в случае оказанной мне поддержки вы можете рассчитывать на любую мою благодарность.

Стэнли кивнул.

– Но вы должны дать мне слово чести, – заявил Тюдор, – что, когда я вступлю в схватку с Ричардом, ваша помощь будет мне обеспечена.

– Разумеется, – быстро отозвался лорд Стэнли. – Я дал слово вашей матушке, а теперь готов дать его и вам. Как только вы окажетесь на поле боя, моя армия будет в вашем полном распоряжении, можете в этом не сомневаться.

– Значит, вы направитесь к месту сражения вместе со мной?

– Нет, – с сожалением покачал головой Стэнли. – Но я прибуду туда, как только мой сын получит свободу. Клянусь честью. А если битва начнется до того, как Георг сумеет бежать, то я и в этом случае примкну к вам, но, увы, совершив, наверное, самое великое жертвоприношение, на какое только способен человек ради своего короля.

И этим ответом Генри Тюдору пришлось удовлетвориться.
– Ну, что хорошего они тебе посулили? – спросил Джаспер, возникнув из темноты, как только Генри покинул эту убогую гостиницу и немного провел коня под уздцы, чтобы сесть в седло уже на дороге.

Генри поморщился.

– Лорд Стэнли объяснил, что непременно присоединиться ко мне во время сражения, однако сейчас сделать это никак не может, поскольку Ричард удерживает его сына в заложниках; но как только лорд Стрендж окажется на свободе, оба брата Стэнли сразу же поспешат нам на подмогу.

Джаспер кивнул, словно именно на это и рассчитывал. Между дядей и племянником надолго установилось молчание. Небо уже начинало светлеть – ведь летом солнце встает рано.

– Знаешь, – вдруг подал голос Джаспер, – я, пожалуй, поеду вперед. Посмотрим, сумеешь ли ты проникнуть в лагерь и остаться незамеченным.

Свернув на обочину, Генри стал ждать, пока Джаспер, передвигавшийся неторопливой рысцой, доберется до лагеря. Вскоре молодой Тюдор услышал, какая там поднялась суматоха: очевидно, их славные воины уже обнаружили исчезновение своих командиров и ударились в панику, подумав, что те сбежали. Генри видел, как Джаспер, соскочив с коня и яростно жестикулируя, втолковывает всем, что попросту объезжал лагерь. На шум из своей палатки вышел граф Оксфорд и тоже принял участие в стихийном собрании. Генри решил, что настал подходящий момент, пришпорил коня и поскакал в лагерь.

Заметив его, Джаспер воскликнул с явным облегчением:

– Слава богу, вы здесь, ваше величество! Мы все так беспокоились. Ваш паж сообщил, что ваша постель так и осталась несмятой. Я прочесал все вокруг, искал вас. Сейчас я как раз объяснял милорду де Веру, что вы наверняка встречались с кем то из тех, кто хочет к нам присоединиться.

И Джаспер так остро посмотрел на племянника своими голубыми глазами, что Генри тут же включился в игру и сказал:

– Это верно, но пока я, к сожалению, не могу назвать имена этих людей. Однако будьте уверены: сторонников у нас с каждым днем все больше и больше. Кстати, тот, с кем я сегодня общался, приведет с собой немалое войско.

– Несколько сотен? – уточнил граф Оксфорд, с мрачным видом оглядывая их небольшой лагерь.

– Нет, хвала Господу! Несколько тысяч!

И молодой Генри Тюдор уверенно улыбнулся.
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   33

Похожие:

Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Белая королева Война кузенов 1 Филиппа Грегори Белая королева Посвящается Энтони
Затем тень распрямилась, поднялась во весь рост, и перед рыцарем предстала купальщица, пугающе прекрасная в своей наготе. По телу...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Алая королева
Преследуя свою цель, она не гнушалась никакими средствами, вплоть до убийства, что и неудивительно, ведь она жила в эпоху братоубийственной...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Белая королева
Алой и Белой розы, когда шла кровавая борьба за трон. У нее было много детей, и с двумя ее сыновьями связана величайшая загадка английской...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Хозяйка Дома Риверсов Война кузенов 3
Эфиопии, желая развлечь знатное семейство Люксембургов и пополнить нашу коллекцию. Одна из фрейлин у меня за спиной перекрестилась...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Вечная принцесса Филиппа Грегори Вечная принцесса Принцесса Уэльская
Встревожились, заржали лошади, испуганные люди пытались их успокоить, однако ужас, звучавший в их командах, пугал животных еще пуще,...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconНатаниель Готорн Алая буква Натаниель Готорн алая буква натаниель...
Отец Готорна, скромный морской капитан, плавал на чужих судах и умер в Суринаме, когда Натаниелю было всего четыре года. Мать Готорна...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconНатаниель Готорн Алая буква Натаниель Готорн алая буква натаниель...
Отец Готорна, скромный морской капитан, плавал на чужих судах и умер в Суринаме, когда Натаниелю было всего четыре года. Мать Готорна...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Другая Болейн
Слышен приглушенный рокот барабанов, но мне ничего не видно – только кружева на корсаже, дама передо мной полностью закрывает эшафот....
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Хозяйка Дома Риверсов
Жакетта Люксембургская, Речная леди, была необыкновенной женщиной: она состояла в родстве почти со всеми королевскими династиями...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Вечная принцесса
Особый успех выпал на долю книг, посвященных эпохе короля Генриха VIII, а роман «Еще одна из рода Болейн» стал мировым бестселлером...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница