Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони


НазваниеФилиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони
страница29/33
Дата публикации02.12.2013
Размер5.46 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Военное дело > Документы
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   33

Джасперу Тюдору и моему сыну Генри Тюдору

С радостью вас обоих приветствую.

Мой муж и его брат сэр Уильям Стэнли собрали две отдельные и весьма могущественные армии и готовы встретиться с вами близ Тамуэрта к началу третьей недели августа. Кроме того, я поддерживаю постоянную связь с графом Нортумберлендом, который, не сомневаюсь, также останется нам верен.

Жду от вас новостей. На это письмо ответьте непременно.

Леди Маргарита
Будучи в Ноттингеме, Ричард отправил лорду Стэнли приказ незамедлительно вернуться ко двору и привести войско. Однако, получив долгожданную весточку от своего подданного, король не сразу ее прочел. Положив послание на стол перед собой, он некоторое время просто сидел, глядя на свернутый листок бумаги и красную печать с гербом Стэнли, словно знал содержание письма.

Наконец распечатал его и выяснил, что лорд Стэнли любит своего короля, навечно ему предан и ни на минуту не забывает о своем священном долге служить ему. Далее лорд Стэнли еще раз выражал готовность незамедлительно исполнить свой долг, но сетовал, что, к сожалению, сильно заболел и не может сразу отправиться в Ноттингем. Однако обещал при первой же возможности, как только будет в состоянии сесть на коня, сразу же прибыть вместе со своей армией в расположение королевских войск и сразиться за своего правителя. Дочитав последнюю строку, Ричард поднял глаза и встретился с каменным взглядом своего друга сэра Уильяма Кейтсби.52

– Пусть немедленно доставят сюда сына этого Стэнли, – распорядился Кейтсби.

Когда ввели Георга Стренджа, тот от страха приволакивал ноги, точно на них были цепи, а увидев гневное лицо Ричарда и письмо с печатью отца, лежавшее на столе, и вовсе задрожал всем телом и пролепетал:

– Клянусь честью…

– Не твоей честью, честью твоего отца! – рявкнул Ричард. – Честь твоего отца – вот что для нас важно. Ты можешь поплатиться жизнью за его ошибку. Он сообщил, что болен. Говори: он намерен встретиться с Генри Тюдором? Он опять плетет против меня интриги вместе со своей женой леди Маргаритой? Они снова хотят отплатить мне предательством за проявленную к ним доброту?

– Нет! Никогда! Нет! – пылко возразил молодой человек. – Мой отец верен вам, ваше величество! Он всегда был вам верен, с самого начала, с самых первых дней! Вы не можете этого не знать. Он и со мной всегда отзывался о вас, как самый преданный…

– А твой дядя сэр Уильям? – перебил король.

Лорд Стрендж, захлебываясь, поспешил заверить Ричарда в том, что все их семейство всегда было предано своему королю, однако заметил:

– Насчет моего дяди я, конечно, не берусь утверждать… Он мог бы… Нет, я не знаю! Но мы всегда были верны… и наш девиз «Sans changer»…53

– Мне хорошо известен старый принцип игры лорда Стэнли, – снова прервал его Ричард почти ласковым тоном. – Один брат на этой стороне, другой – на той. Я отлично помню, как Маргарита Анжуйская ждала, что твой отец выполнит свое обещание и начнет за нее сражаться. Так, ожидая, когда он поспешит ей на помощь, она и проиграла битву.

– Но вам, ваше величество, мой отец придет на помощь вовремя, уверяю вас! – воскликнул этот жалкий трус. – Нельзя ли мне написать ему и попросить от вашего имени явиться поскорее?

– Ты можешь написать ему, да не забудь прибавить, что будешь казнен без суда и следствия, если послезавтра его здесь не будет, – быстро произнес Ричард. – Можешь позвать священника и исповедаться. Повторяю: если послезавтра твоего отца здесь не будет, ты покойник.

Молодого человека снова отвели в темницу, принесли бумагу и перо и заперли. Его била такая сильная дрожь, что он с трудом ухитрился нацарапать лишь несколько строк. И стал с нетерпением ждать, когда за ним приедет отец. «Конечно же, он приедет, – успокаивал себя Георг Стрендж. – Не может же он бросить в беде своего сына и наследника!»
А тем временем армия Генри Тюдора продвигалась к Лондону. Сено уже было убрано, на лугах зеленела новая, молодая травка. В полях золотился урожай пшеницы, овса и ржи. Тюдору приходилось постоянно следить за своими разношерстными солдатами, заставляя строго соблюдать строй; бывшие преступники при виде богатых селений способны были думать только о кражах и грабежах. Они пребывали на марше уже три недели и, конечно, устали, но офицеры не давали им толком передохнуть и никуда не отпускали, поскольку имелось уже несколько случаев дезертирства, хотя и не так уж много. Джаспер считал, что в этом то и заключается главное преимущество его войска: иностранным наемникам попросту некуда деться, ведь дома у них в Англии нет, и единственный для них способ действительно когда нибудь обрести дом, а не угодить в тюрьму – это следовать распоряжениям своих командиров. Впрочем, Джаспер говорил об этом не без горечи. Он рассчитывал, что жители Уэльса толпами побегут под знамена Тюдоров; он надеялся, что те, чьи отцы воевали за Ланкастеров и отдали за них жизни, непременно выйдут им навстречу и вольются в их ряды, чтобы отомстить Йоркам. Но все обстояло несколько иначе. Видимо, Джаспер и Генри слишком долго отсутствовали на родине, и люди здесь успели привыкнуть к порядку, установленному Ричардом III. Никто не хотел новой войны, кроме Тюдоров с их отрядами наемников. Тяжело осев в седле, Джаспер размышлял о том, что совсем не знает нынешней Англии; много лет миновало с тех пор, как он командовал ее армией. Возможно, за это время мир успел перемениться. Возможно – Джаспер даже сам удивился собственной догадке, – теперь народ воспринимает Ричарда как своего законного правителя, а молодого Генри, сына Ланкастеров и Тюдоров, считает лишь одним из претендентов.

Поскольку с ними пообещал встретиться Стэнли, первый из сильных мира сего, кто поддержал их, они изменили свой маршрут и повернули на север. Сэр Уильям Стэнли в сопровождении маленького вооруженного отряда даже выехал им навстречу. Сошлись они близ небольшого городка Стаффорд.

– Приветствую вас, ваше величество! – крикнул сэр Уильям и стукнул себя кулаком в грудь жестом воинского приветствия.

Он был первым английским аристократом на английской земле, назвавшим Генри титулом короля. Молодой человек быстро взглянул на дядю, но не растерялся, поскольку был хорошо вышколен; он без улыбки, но весьма тепло также поприветствовал Стэнли и поинтересовался:

– А где же ваша армия, сэр Уильям?

– Всего в дне пути отсюда, сир. Мы ждем ваших дальнейших указаний.

– Так приведите ваших людей сюда и присоединяйтесь к нам; мы идем на Лондон.

– Почту за честь, ваше величество.

– А что ваш брат, лорд Томас Стэнли? – спросил Джаспер.

– Собирает войско и примкнет к нам чуть позже, – пояснил сэр Уильям. – Сейчас он в Личфилде, это к югу отсюда, и приведет свою армию прямо в Тамуэрт. Если честно, мы предполагали, что вы сразу двинетесь на Ноттингем и вступите в бой с Ричардом.

– Почему же не в Лондон? – осведомился Джаспер.

– Лондон целиком на стороне короля. Они попросту закроют перед вами ворота, и вы окажетесь перед необходимостью трудной и затяжной осады; к тому же они отлично вооружены, Ричард заранее предупредил их и подготовил. Если вы встанете у стен Лондона, король со своей армией легко может атаковать вас с тыла.

Генри Тюдор, хоть и был молод, не выказал ни малейшего волнения; лицо его осталось абсолютно спокойным, только руки чуть крепче стиснули поводья.

– Хорошо, давайте обсудим это подробнее, – произнес Джаспер и жестом предложил Генри спешиться.

Затем все трое, свернув с пути, зашагали прямиком в поле, подминая колосья пшеницы; солдаты тоже нарушили ряды и разбрелись по дороге или присели на поросшую травой обочину, прихлебывая пиво из фляжек, то и дело сплевывая и проклиная жару последними словами.

– Так вы и лорд Стэнли собираетесь идти с нами на Лондон?

– О, мы с братом никогда бы вам этого не посоветовали! – воскликнул сэр Уильям.

Разумеется, Генри заметил, что это отнюдь не ответ на его вопрос. Тогда он задал другой вопрос, не менее конкретный:

– В таком случае где и когда вы к нам присоединитесь?

– Сначала я должен вместе со своим войском направиться в Тамуэрт; мы с братом условились там встретиться. Так что я не смогу сразу примкнуть к вам.

Джаспер молчал, и сэр Уильям поспешил его заверить:

– Но мы тотчас же последуем за вами и станем как бы вашим арьергардом, защищая ваши тылы, если вы все же надумаете идти на Лондон. Хотя, повторюсь, армия Ричарда моментально атакует нас…

– Хорошо, – перебил Джаспер. – Договоримся так: мы встретимся с вами и лордом Стэнли в Тамуэрте и устроим совет. Тогда и определимся с дальнейшими планами. Но движение вперед мы будем осуществлять либо все вместе, либо никак.

Согласно кивнув, сэр Уильям осторожно уточнил:

– А как посмотрят на это ваши люди?

И он указал на весьма пеструю двухтысячную толпу, рассыпавшуюся вдоль дороги.

– Они называют это английской авантюрой, – отозвался Джаспер с неприятной усмешкой. – Они здесь не во имя любви к нам, а во имя денег. Впрочем, они неплохо обучены, и, самое главное, им нечего терять. Вы сами увидите, что они вполне способны устоять перед любым натиском и, как только им прикажут, сразу ринуться в бой. Они, безусловно, не слабее отряда вассалов, которых с трудом оторвали от родных полей. А если победят, то обретут не только свободу, но и богатство. Ради этого они готовы сражаться с кем угодно.

Сэр Уильям склонил голову с таким видом, словно по прежнему придерживался не слишком высокого мнения об этой армии уголовников, и сказал:

– В таком случае ждем вас близ Тамуэрта.

Генри Тюдор кивнул и протянул ему руку; сэр Уильям, ни секунды не колеблясь, припал губами к его перчатке. Затем все трое вернулись на дорогу, и Стэнли жестом велел подвести к нему коня. Его боевой конь был поистине огромен, так что паж сэра Уильяма, опустившись на колени, подставил своему господину спину, чтобы тому было удобнее продевать ногу в стремя и садиться в седло. Сэр Уильям весьма лихо взлетел на коня, повернулся к молодому Тюдору, посмотрел на него уже сверху вниз и сообщил:

– Ричард взял в заложники моего племянника лорда Стренджа, наследника всей нашей семьи, так что нам просто нельзя рисковать. Если нас застанут вместе с вами до начала битвы, Ричард сразу прикажет казнить Георга. А потому, как только вы прибудете в Тамуэрт, я ближе к ночи пришлю вам своего слугу, он и проводит вас к нам.

– Что? – удивился Джаспер. – Что еще за подозрительная таинственность?

– В качестве пароля этот человек предъявит вам мое кольцо, – добавил сэр Уильям, показав им кольцо со своей печатью, сверкавшее поверх перчатки.

Затем он развернул коня и неторопливой рысцой поехал прочь; за ним потянулись и его телохранители.

– Черт побери! – в раздражении вскричал Джаспер.

Дядя и племянник растерянно посмотрели друг на друга, и Генри мрачно заметил:

– У нас нет выбора. Нам необходима помощь обоих Стэнли. Без них мы наверняка проиграем; армия Ричарда численностью значительно превосходит наше жалкое войско.

– Они ни за что открыто не займут нашу сторону и уж точно постараются тянуть время до последней минуты, – очень тихо промолвил Джаспер, настороженно поглядывая на тех рыцарей, что примкнули к ним по дороге, ведь любой из них вполне мог оказаться шпионом.

– Ну, если они будут на нашей стороне, когда начнется битва…

– Нет, – покачал головой Джаспер, – этого мало. А вот если всем станет известно, что братья Стэнли поддерживают тебя, то нас сразу запишут в победители. Но раз уж они намерены встречаться с нами только под прикрытием темноты или как здесь, среди этой чертовой пшеницы, значит, они пока и не думают объявлять себя твоими союзниками. Они вполне способны еще и к Ричарду переметнуться. И все, видимо, это понимают. Проклятье! Проклятье! Я так надеялся, что твоя мать сумела обеспечить нам поддержку Стэнли! Но если Ричард действительно взял сына лорда Стэнли в заложники, то уважаемый сэр Томас может все сражение просидеть в сторонке и палец о палец не ударить или помочь нам, а потом взять и перед последней, решающей атакой примкнуть к Ричарду. Проклятье!

К их беседе уже явно начинали прислушиваться; Генри, взяв своего дядю под руку, отвел его подальше от остальных и тихо спросил:

– Итак, что мы предпримем? Ни отступать, ни останавливаться нам теперь нельзя.

– Да, мой мальчик, отступать нам теперь нельзя, ведь мы ни разу еще не встретились с Ричардом. Хотя положение у нас куда хуже, чем я предполагал.

– Так стоит ли нам идти на Лондон?

– Нет, в этом отношении они как раз правы. Лондон целиком за Ричарда, а сам он или его люди теперь будут следовать за нами по пятам; мы даже не поймем, кто нас догоняет, друзья или враги. А там и сам Ричард подоспеет. И тогда будет хорошо, если мы сумеем вовремя разобраться, что это вовсе не наш арьергард, а высланные вперед разведчики Ричарда. К тому же мы еще и Стэнли рассказали, что наша цель – Лондон. Вот проклятье!

– И что же нам теперь делать? – озадаченно произнес Генри.

Его молодое лицо было бледно, на лбу пролегли глубокие морщины, вызванные тяжкими раздумьями и тревогой.

– Мы сделаем так: повернем на север и двинемся навстречу братьям Стэнли, а потом попытаемся убедить их обоих в том, что еще вполне можем победить. И постараемся изо всех сил добиться от них клятвы, что они нас поддержат. Затем мы пойдем дальше на север и выберем наиболее удобное место для решающей схватки, поскольку Ричарду в Ноттингеме уже к завтрашнему дню будут известны и наше месторасположение, и какова численность нашего войска, и наша диспозиция. Не сомневаюсь, что Стэнли передаст все эти сведения Ричарду сегодня же не позднее полуночи.

– Странно: ты в этом уверен, и все же мы согласились тайно встретиться с этими Стэнли! А что, если они готовят нам ловушку? Что, если они решили услужить Ричарду и вручить ему меня как свой трофей?

– Ничего не попишешь, придется рисковать, – заключил Джаспер. – Мы вынуждены так поступить. Но надо во что бы то ни стало перетянуть братьев Стэнли на свою сторону. Вряд ли мы сумеем справиться с Ричардом без них. Увы, мой мальчик, но это так.

– Не мальчик, а ваше величество, – поправил Генри, заставляя себя улыбнуться.

И Джаспер, обняв племянника за плечи, воскликнул:

– Конечно, ваше величество! У Англии никогда не было короля храбрее вас!
От леди Маргариты Стэнли
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   33

Похожие:

Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Белая королева Война кузенов 1 Филиппа Грегори Белая королева Посвящается Энтони
Затем тень распрямилась, поднялась во весь рост, и перед рыцарем предстала купальщица, пугающе прекрасная в своей наготе. По телу...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Алая королева
Преследуя свою цель, она не гнушалась никакими средствами, вплоть до убийства, что и неудивительно, ведь она жила в эпоху братоубийственной...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Белая королева
Алой и Белой розы, когда шла кровавая борьба за трон. У нее было много детей, и с двумя ее сыновьями связана величайшая загадка английской...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Хозяйка Дома Риверсов Война кузенов 3
Эфиопии, желая развлечь знатное семейство Люксембургов и пополнить нашу коллекцию. Одна из фрейлин у меня за спиной перекрестилась...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Вечная принцесса Филиппа Грегори Вечная принцесса Принцесса Уэльская
Встревожились, заржали лошади, испуганные люди пытались их успокоить, однако ужас, звучавший в их командах, пугал животных еще пуще,...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconНатаниель Готорн Алая буква Натаниель Готорн алая буква натаниель...
Отец Готорна, скромный морской капитан, плавал на чужих судах и умер в Суринаме, когда Натаниелю было всего четыре года. Мать Готорна...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconНатаниель Готорн Алая буква Натаниель Готорн алая буква натаниель...
Отец Готорна, скромный морской капитан, плавал на чужих судах и умер в Суринаме, когда Натаниелю было всего четыре года. Мать Готорна...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Другая Болейн
Слышен приглушенный рокот барабанов, но мне ничего не видно – только кружева на корсаже, дама передо мной полностью закрывает эшафот....
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Хозяйка Дома Риверсов
Жакетта Люксембургская, Речная леди, была необыкновенной женщиной: она состояла в родстве почти со всеми королевскими династиями...
Филиппа Грегори Алая королева Война кузенов 2 Филиппа Грегори Алая королева Посвящается Энтони iconФилиппа Грегори Вечная принцесса
Особый успех выпал на долю книг, посвященных эпохе короля Генриха VIII, а роман «Еще одна из рода Болейн» стал мировым бестселлером...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница