Annotation «Красный Корсар» один из наиболее известных морских романов классика американской литературы Ф. Купера, созданный в 1827 году. Герой романа, пират


НазваниеAnnotation «Красный Корсар» один из наиболее известных морских романов классика американской литературы Ф. Купера, созданный в 1827 году. Герой романа, пират
Дата публикации12.08.2013
Размер4.31 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Военное дело > Документы
Annotation «Красный Корсар» — один из наиболее известных морских романов классика американской литературы Ф. Купера, созданный в 1827 году. Герой романа, пират и контрабандист, бросает вызов военному флоту английского короля. В образах капитана Хайдегера и его товарищей, мужественных людей, закаленных вечным единоборством со стихией, писатель опоэтизировал борьбу за свободу против тирании. * * * Джеймс Фенимор КуперГлава I Глава II Глава III Глава IV Глава V Глава VI Глава VII Глава VIII Глава IX Глава X Глава XI Глава XII Глава XIII Глава XIV Глава XV Глава XVI Глава XVII Глава XVIII Глава XIX Глава XX Глава XXI Глава XXII Глава XXIII Глава XXIV Глава XXV Глава XXVI Глава XXVII Глава XXVIII Глава XXIX Глава XXX Глава XXXI Глава XXXII «Красный Корсар» и его место среди морских романов Купера notes1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 * * * Джеймс Фенимор Купер Красный корсар Глава I П а р. Пусть Марс примет вас в число своих любимчиков. Шекспир, Конец — делу венец В некогда оживленном порту Род-Айленда сейчас тихо; ни один человек, знакомый с деловой суетой американских торговых городов, и не подумает, что эта гавань в свое время была одной из самых значительных на всем нашем весьма протяженном побережье. На первый взгляд может показаться, что природа словно нарочно создала это место для удовлетворения нужд моряка. Ньюпорт обладает несколькими важнейшими преимуществами: безопасной и вместительной гаванью, просторной бухтой и удобным рейдом, а посему наши предки европейцы считали, что он предназначен служить естественным убежищем для кораблей и стать колыбелью целой расы смелых и опытных мореходов. Второе отчасти оправдалось, но, увы, как плохо осуществилось первое! В самом непосредственном соседстве с этим местом, избранным, казалось бы, самой природой, ему нашелся счастливый соперник, и это свело на нет все коммерческие расчеты. Не много найдется в наших обширных землях сколько-нибудь значительных поселений, которые за полвека изменились бы так мало, как Ньюпорт. Пока природные богатства американского материка еще не были использованы, многие плантаторы Юга облюбовали прекрасный остров, на котором стоит Ньюпорт, в качестве убежища от жары и болезней своего знойного края. Толпами съезжались они сюда подышать целительным морским воздухом. Жители обеих Каролин и острова Ямайки, подданные одного и того же государства, дружески встречались здесь, сравнивали свои нравы и обычаи, и поддерживали друг друга в том общем для них заблуждении, которое потомки их в третьем поколении начинают понимать и оплакивать 1. Общение это оказало на простых, неискушенных потомков пуритан отчасти благотворное, отчасти вредное воздействие. Они переняли от аристократии южных британских колоний мягкость и любезность в обращении, но вместе с тем усвоили и особый взгляд на различие человеческих рас. Жители Род-Айленда первыми в Новой Англии отступили от простоты обычаев и воззрений своих предков, от суровой грубоватости нравов, некогда считавшейся обязательным признаком истинной веры, своего рода внешней порукой внутренней добропорядочности. В силу удивительного сочетания обстоятельств и природных свойств — столь же несомненного, сколь и необъяснимого, — торговцы Ньюпорта превращались одновременно и в работорговцев и в джентльменов. Но каков бы ни был нравственный облик его населения в то время, о котором идет речь, — в 1759 году, — сам остров никогда не производил более чарующего впечатления. Вековые леса еще венчали его гордые вершины, неглубокие долины были покрыты яркой зеленью Севера, а довольно скромные, но удобные усадьбы утопали в рощах и цветниках. Эти красивые и плодородные места по праву заслужили прозвище, в былые дни выражавшее, по-видимому, гораздо больше того, что под ним подразумевалось: жители края назвали свои владения «Садом Америки», а их гости с опаленных солнцем равнин Юга охотно приняли это гордое наименование. Оно дошло и до нашего времени; от него не отказывались до тех пор, пока путешественник имел возможность созерцать многочисленные долины, широкие, красивые и еще полвека назад покрытые тенистыми лесами. Названный нами год был весьма важным для британских владений на континенте. Жестокая кровопролитная война, начавшаяся неудачами и поражениями, подходила к победоносному концу. Франция лишилась своих последних владении на материке, и вся огромная территория между Гудзоновым заливом и землями, принадлежащими Испании, подпала под английское господство. Жители колоний весьма содействовали успехам своей родины. Потери и унижения, перенесенные из-за недомыслия и предрассудков европейского командования, стали забываться в упоении успехом. Промахи Брэддока, нерадивость Лаудона и бездарность Эберкромби искупались энергией Эмерста и гением Вулфа 2. Во всех концах земли побеждало британское оружие. Верные колонисты особенно бурно ликовали, сознательно закрывая глаза на ничтожность той доли славы, которую любая могущественная нация неохотно уступает подвластному ей народу, ибо ее честолюбие, равно как и жадность, возрастают по мере удовлетворения этих страстей. Система угнетения и насилия, ускорившая разрыв, который в силу естественного хода вещей должен был наступить рано или поздно, тогда еще не действовала. Родина-мать проявляла если не справедливость, то снисходительность. Подобно всем древним и великим нациям, она предалась приятному, но опасному занятию — самолюбованию; доблесть и заслуги тех, кого в Англии считали людьми второго сорта, были скоро позабыты, а если о них и вспоминали, то лишь для того, чтобы унизить и очернить. Такие настроения еще усиливались из-за политических разногласий, и все это приводило к недовольству, к новым, еще более явным несправедливостям и крупным ошибкам. Даже в высшем законодательном совете нации те, кому опыт должен был бы придать благоразумие, не стеснялись проявлять полное незнание того народа, совместно с которым они проливали кровь на полях сражений. Самомнение глупцов нашло поддержку во всеобщем высокомерии. Под его самоусладительным воздействием ветераны войны унижали свое звание громкой похвальбой, на какую не решился бы и салонный вояка. Именно эта самоуверенность толкнула генерала Бергойна дать в палате общин пресловутое обещание пройти с войском от Квебека до Бостона и даже назвать число своих солдат: позже он сдержал слово, пройдя то же расстояние с вдвое большим количеством спутников, но только в качестве пленных. История этой памятной борьбы известна каждому американцу. Удовлетворенный сознанием того, что отечество его восторжествовало, он спокойно предоставляет этой славной победе занять подобающее место в книге истории. Он видит, что мощь его родины зиждется на широкой и естественной основе и не нуждается в поддержке продажных писак. И, к счастью для спокойствия своей души и совести, он понимает, что благоденствия государства нужно добиваться не путем унижения соседних народов. Наше повествование уводит нас назад, к периоду затишья, предшествовавшего буре революции. В первых числах октября 1759 года жители Ньюпорта, как и всех других городов Америки, испытывали смешанное чувство скорби и радости. Они оплакивали гибель Вулфа и в то же время праздновали его победу. Квебек, твердыня Канады и последний сколько-нибудь значительный пункт, оставшийся во власти народа, на который колонистов сызмальства учили смотреть как на естественного врага, только что перешел из одних рук в другие. Верность английской короне, претерпевшая столько мытарств, прежде чем этот чуждый американцам принцип потерял для них всякое значение, была тогда особенно неколебима: вероятно, нельзя было бы найти ни одного колониста, который не считал бы мнимую славу Брауншвейгской династии 3 в какой-то мере делом собственной чести. День, когда начинается наш рассказ, добрые жители города и его окрестностей целиком посвятили выражению своих чувств по случаю победы королевского оружия. Подобно многим последующим дням, он начался колокольным звоном и пальбой из пушек. Рано утром население высыпало на улицы. Избранный оратор дня излил свое красноречие в прозаическом славословии павшему герою и вполне засвидетельствовал свою верность короне, смиренно повергнув к подножию трона славу не только этого мученика долга, но и многих тысяч его доблестных сподвижников. Проявив таким образом свои верноподданнические чувства, удовлетворенные горожане начали расходиться по домам. Солнце в то время уже склонялось к беспредельным просторам, тогда еще пребывавшим в первозданной дикости, а ныне изобилующим всеми плодами и благами цивилизации. Жители окрестных деревень и гости с материка тоже начали собираться в свой дальний путь, ибо местный деревенский люд, даже предаваясь самому беззаветному веселью, неизменно остается расчетливым: наступает вечер, а это может повлечь за собой лишние расходы, вовсе не обязательные для чувств, которые одушевляли население в этот день. Словом, возбуждение улеглось, и каждый возвращался в привычное русло повседневных занятий с серьезностью и степенностью, которые показывали, что люди хорошо понимают, как много времени они растратили на выражение — может быть, несколько чрезмерное — своих патриотических чувств. В городе снова послышались удары топора и молота, визг пилы. Окна многих лавок полуоткрылись, словно интересы их владельцев вступили в сделку с совестью, а хозяева всех трех городских гостиниц стали у себя на пороге, провожая глазами уходящих поселян с тщетной надеждой обрести клиентов среди людей, к сожалению, более склонных продать, чем купить. Однако на их дружеские кивки, расспросы о здоровье жен и детей, а порой даже прямые приглашения зайти и выпить поддалось лишь несколько праздных и шумливых матросов с кораблей, стоявших в гавани, да с полдюжины завсегдатаев питейных заведений. Отличительной чертой народа, обитавшего тогда в так называемых провинциях Новой Англии, являлось то, что он был всецело поглощен повседневной житейской суетой, а также неизменной заботой о будущем. Впрочем, событие, которому посвящен был день, не позабылось, хотя никто не считал необходимым праздно болтать о нем или обсуждать его за бутылкой вина. Те, кому предстояло двинуться по разным дорогам в глубь острова, собирались небольшими группами и с величайшим уважением к прочным репутациям достойных государственных деятелей, но довольно непринужденно беседовали о том, как прошло празднование великого национального торжества и как показали себя лица, игравшие в этом праздновании главную роль. Все утверждали, что благодарственные молитвы, носившие, по правде сказать, несколько прозаический и отвлеченно-исторический характер, были безупречны и проникновенны. По единодушному признанию, нынче была произнесена самая яркая речь, когда-либо исходившая из человеческих уст, хотя некоторые клиенты адвоката, выступавшего противником главного оратора, соглашались с этим не слишком охотно. Совершенно так же рассуждали рабочие, строившие в тамошней верфи корабль: с той же провинциальной восторженностью, которая обессмертила уже столько зданий, мостов и даже людей в пределах их родной местности, они объявляли это судно редчайшим по красоте образцом тогдашнего кораблестроения! Необходимо, быть может, сказать несколько слов об ораторе, чтобы и этот замечательный мудрец занял свое место в недолговечном списке великих деятелей описанного нами дня. Этот человек разглагольствовал перед земляками всякий раз, когда возникала потребность обсудить значительное событие вроде только что упомянутого. Все справедливо считали, что ни у кого нет столь глубоких и обширных: познаний, как у него, и с полным основанием утверждали, что эти познания привели в изумление многих ученых европейцев, привлеченных его славой, — которая подобна жару в печи: чем меньше печь, тем сильнее накаляются ее стенки, — и поддавшихся искушению схватиться с ним на арене древней литературы. Это был человек, умевший использовать свое дарование с величайшей выгодой для себя. Лишь однажды совершил он неосмотрительный поступок, который мог бы поколебать завоеванную им репутацию: он допустил, чтобы один образец его красноречия был напечатан, или, как заметил по этому поводу более остроумный, нежели удачливый его соперник — единственный, кроме него, адвокат в городе, — наконец-то одна из его крылатых речей оказалась пойманной на лету. Но даже этот случай, каковы бы ни были его последствия в других местах, дома только укрепил славу оратора. Оставим теперь этого баловня фортуны и перейдем к совершенно иной личности и в другую часть города. Место, куда мы хотим перенести читателя, всего-навсего мастерская портного, не гнушающегося самолично выполнять все мелкие обязанности, связанные с его ремеслом. Этот жалкий домишко стоял недалеко от моря, на окраине города, так что обитатель его мог наслаждаться приятным видом внутренней бухты, а также внешней, гладкой, как озеро, и отделенной от первой естественным протоком между островами. Перед самой его дверью находилась маленькая пристань, куда редко причаливали суда, а несколько запущенный вид и безлюдность этого места ясно показывали, что разговоры о торговом процветании порта были несколько преувеличены. День напоминал весеннее утро, а морской ветерок, рябивший порою поверхность воды, отличался той ласковой мягкостью, которая так свойственна американской осени. Достойный представитель портновского ремесла занимался своим делом, сидя на верстаке у открытого окна с видом гораздо более довольным, чем у многих из тех, кому выпало на долю жить в роскоши и восседать под бархатным златотканым балдахином. Под окном, прислонившись плечом к стене, словно ногам его было трудно поддерживать тяжелое туловище, стоял высокий, довольно неуклюжий, но сильный и хорошо сложенный фермер. Он, видимо, ожидал, пока портной кончит шить ему платье, в которое он намеревался облачиться, когда в ближайшее воскресенье пойдет в церковь. Для того ли, чтобы время текло быстрее, или потому что, работая иглой, трудно удержаться от желания поболтать, но оба не умолкали ни на минуту. Предмет их разговора имел самое непосредственное отношение к сути нашего рассказа, и потому мы позволим себе познакомить читателя с наиболее существенной для нас частью этой беседы. В дальнейшем необходимо помнить, что портной был человек уже не первой молодости и, судя по внешнему виду, вынужден был либо в силу собственной неспособности, либо по воле злого рока с трудом перебиваться в жизни, не подпуская к себе нищету лишь ценой неустанного труда и строжайшей бережливости; а его собеседник был юноша того возраста и положения, когда приобретение нового костюма является важным событием. — Да, — воскликнул неутомимый мастер портновского дела, и у него вырвался вздох, который равно мог означать и полное душевное удовлетворение, и предельную усталость, — да, может быть, уста человеческие когда-нибудь и произносили слова более красноречивые, чем те, что вышли нынче из уст сквайра, но мы в колониях лучшего не слыхивали. Когда он заговорил о вотчине праотца Авраама 4 и о дыме и громе сражений, у меня, Пардон, в груди и во всем нутре такое волнение поднялось, что, право слово, я бы мог набраться храбрости и бросить свой наперсток, чтобы искать славы в битве за короля. Юноша, чье христианское, или, как и теперь еще говорят в Новой Англии, «богоданное» имя выбрано было его благочестивыми воспреемниками в качестве выражения смиренной надежды на будущее 5, повернул голову к героическому портному, и в глазах его загорелся насмешливый огонек — доказательство того, что природа довольно щедро наделила его юмором, хотя, приученный воспитанием к сдержанности, он старался не давать воли этому свойству. — Сейчас, сосед Хоумспан, самое подходящее время для честолюбивого человека, — сказал он. — Ведь его величество потерял отважнейшего из своих генералов. — Да, да, — ответил портной, который явно сделал серьезный промах при выборе профессии, — для человека лет двадцати пяти это отличный случай. Но моя жизнь уже почти прожита, и остаток дней я проведу здесь, где ты меня видишь, среди клеенки и оснабрюкского холста… Кто красил эту ткань, Парди? Этой осенью я еще не шил ничего красивее. — Верно, верно. Умеет моя старушка дать настоящий колер тому, что выткала. Ручаюсь, сосед Хоумспан: если вы не подкачаете, на всем острове не найдется парня, одетого лучше, чем сын моей матушки. Но раз уж вам не доведется стать генералом, добрый человек, можете утешаться хоть тем, что больше и сражений-то никаких не будет. Все считают, что французы выдохлись; а раз воевать не с кем, то непременно наступит мир. — Тем лучше, тем лучше, парень. Уж кто-кто, а я видел ужасы войны и могу лучше всех оценить блага мирной жизни. — Так вы, сосед, значит, малость знакомы с делом, за которое намеревались взяться? — Я-то? Я пережил пять долгих и кровопролитных войн и могу с полным основанием благодарить бога за то, что вышел из них без единой царапины. Да, войны пережил я долгие, кровопролитные и, могу сказать, славные, а остался целехонек! — Опасное, вндно, было для вас времечко, сосед. А я за всю свою жизнь слышал только о двух перепалках с французами! — Ты ведь просто мальчонка по сравнению с человеком, которому перевалило за шестой десяток. Считай. Во-первых, эта война; затем события тысяча семьсот сорок пятого года, когда наше побережье охранял старый Уоррен — бич врагов его величества и щит всех его верноподданных. Потом дела в Германии — тогда мы немало ужасов наслышались о сражениях, где люди валились, как трава под косой в руках у здоровенного косаря. Вот уже три. — Тут портной поднял очки на лоб и стал считать на пальцах. — В-четвертых, мятеж тысяча семьсот пятнадцатого года; но тут я не могу сказать, что видел много: в ту пору я был очень молод. А в-пятых, ужасный слух, что в свое время прошел по всем колониям: будто начинается общее восстание негров и индейцев и весь христианский люд будет в единый миг сметен с лица земли 6. — Ну и ну, сосед! А я-то всегда считал вас домоседом и мирным человеком! — ответил восхищенный фермер. — Мне и не снилось, что вы такого навидались. — Я не хвастун, Пардон, не то бы я еще кое-что прибавил к этому списку. Ведь не далее как в тысяча семьсот тридцать втором году на востоке была порядочная схватка из-за персидского престола. Ты, верно, читал о законах мидян и персов. Так вот, из-за того самого престола, от которого исходили эти незыблемые законы, велась ужасающая война, и кровь лилась рекой! Но это происходило не в христианском мире, и я не считаю себя тут причастным, хотя мог бы с полным правом рассказать о бунте Портеуса — этот-то был в нашем королевстве, только где-то далеко отсюда. — Видно, вы много поколесили по белу свету да и во многих передрягах побывали, хозяин! — Да, я попутешествовал, Парди. Дважды ездил на материк, в Бостон, и однажды переплыл через большой Лонг-Айлендский пролив, к городу Йорку. Дело это опасное: во-первых, уж очень далеко, а главное, потому что надо проехать одно проклятое место. — Наверно, Адские Ворота? Я частенько слыхал про это место и даже хорошо знаю человека, который проходил там дважды: один раз, когда ездил в Йорк, и другой — когда возвращался. — Ручаюсь, уж этого он не забудет. А говорил он тебе про огромный Котел, что кипит и бурлит так, словно под ним горит самое жаркое адское пламя, и про Кабанью Спину, где вода вздымается, как на великих водопадах Запада? Только благодаря хладнокровию и ловкости наших моряков и необыкновенному мужеству пассажиров все кончилось для нас благополучно. Но, скажу по совести, пройти через этот водоворот — величайшее испытание для храбрости человека. Мы тогда бросили якорь у островков в нескольких фурлонгах 7 от нашего берега, и капитан с двумя бывалыми матросами вышел на катере разведать, нет ли в проливе волнения. Оказалось, что все хорошо, и тогда пассажиров высадили на берег, а судно, по милости божией, благополучно обогнуло водоворот. Вот тут-то мы и порадовались, что, перед тем как нам покинуть мирные и безопасные жилища, вся община вознесла за нас молитвы! — Вы обошли Адские Ворота пешком? — спросил фермер, внимательно слушавший собеседника. — Разумеется! А иначе мы бы самым кощунственным образом искушали судьбу. Но все это уже прошло, как, не сомневаюсь, пройдет и кровопролитная война, в которой мы с тобой участвовали. И тогда, я смиренно надеюсь, его августейшее величество обратит свои монаршие помыслы на пиратов, что свирепствуют у побережья, и повелит кому-либо из своих доблестных капитанов поступить с ними так, как они любят поступать с другими. И тогда знаменитого Красного Корсара, за которым так давно охотятся, притащат в этот самый порт на буксире королевского корабля. Вот-то порадуются мои старые глаза! — А Корсар этот, видно, опасный злодей? — Он-то? Да на его судне не он один, а вся его команда, до самого младшего юнги, — гнуснейшие разбойники. Сердце кровью обливается, Парди, когда слышишь, как они бесчинствуют в королевских водах! — Я не раз слыхал про Корсара, — ответил Пардон, — но не знаю никаких подробностей о его злодейских похождениях. — Да откуда же тебе, деревенщине, знать, что происходит на океанских просторах? Вот мы, жители порта, знаем побольше — ведь тут постоянно бывает столько моряков! .. Но боюсь, Пардон, ты поздно попадешь домой, — добавил портной, взглянув на зарубки, сделанные на стене его заведения, чтобы определять, как высоко стоит солнце. — Сейчас около пяти, а тебе как-никак надо прошагать миль десять, прежде чем ты доберешься до ближайшего отцовского поля. — Дорога не трудная, а народ кругом честный, — возразил фермер, готовый ждать хоть до полуночи, лишь бы узнать поподробнее о каких-нибудь страшных разбойных делах на море, а затем рассказать о них тем, кто наверняка зайдет к нему на ферму послушать, что нового в портовом городе. — И его в самом деле так боятся и так ищут повсюду, как говорят? — Ищут? Да разве благочестивый христианин станет искать вход в ад? На всем океанском просторе не найдешь моряка — будь он так же доблестен, как Иисус Навин, великий еврейский полководец 8, — который не предпочел бы скорее увидеть землю, чем брам-стеньги этого гнусного пирата! Люди готовы биться ради славы, я сам видел тому примеры, но никому неохота встретиться с противником, который при первом же пушечном выстреле поднимет свой окаянный флаг и способен пустить на дно и врагов и себя самого, если увидит, что сатана больше не намерен ему помогать. — Раз он такой отчаянный злодей, — сказал юноша, с горделивым видом расправляя плечи, — почему бы жителям острова и владельцам плантаций не снарядить хорошее каботажное судно 9 , чтобы доставить его в порт и показать ему виселицу, которая давно по нему плачет? Могу поручиться, что, кликни они клич да ударь в барабан, и один-то доброволец во всяком случае найдется! — Сразу видать, что ты не нюхал войны! Ну что такое твои цепы и вилы против людей, продавших душу дьяволу? Королевские крейсеры 10 не раз добирались до Корсара, ночью или на самом закате окружали разбойников, и уж ясно было, что тем никак не удрать, а наутро оказывалось, что добыча-то ускользнула, и, конечно, не без помощи нечистой силы. — И этих разбойников прозвали «Красными» за кровожадность? — Так называют их главаря, — ответил достойный портной, которого просто раздувало от гордости, что он сообщает столь интересные вещи, — и так же называют его корабль, ибо ни один человек, ступивший на его борт, будь то честный моряк или удачливый путешественник, не вернулся и не рассказал, есть ли у него какое-нибудь другое название, получше или похуже. Говорят, судно это размером с военный корвет 11, такой же формы и с таким же вооружением 12. Однако оно словно чудом ускользало от многих лихих фрегатов 13, а однажды — но это только по слухам, Парди, нбо ни один верноподданный короля не станет открыто говорить о столь скандальном случае, — однажды его якобы целый час обстреливал пятидесятипушечный корабль 14, и, казалось, пиратское судно на глазах у всех пошло ко дну, словно свинцовый лот 15. Но через несколько дней, когда все радостно поздравляли друг друга с тем, что разбойников наконец постигла заслуженная кара, в порт пришло вест-индское судно, обчищенное «Корсаром» на следующее утро после той ночи, когда, по общему мнению, пираты все до одного отправились в пекло. А еще хуже, парень, то, что, когда королевский корабль кренговали 16, заделывая дыры от ядер в своих бортах, пират плавал себе вдоль побережья целый и невредимый, словно только что вышел из рук корабельных мастеров! — Ну и чудеса! — вскричал Пардон, на которого рассказ явно произвел впечатление. — А с виду это п вправду хорошо оснащенный и красивый корабль? Да и точно ли это настоящее судно, с настоящей живой командой? — Трудно сказать. Одни говорят — да. другие — нет. Но один человек — я его хорошо знаю — целую неделю плавал с моряком, которого штормовой ветер пронес саженях в ста от пиратского корабля. По счастью, длань господня так основательно ворошила тогда морскую пучину, что и у «Корсара» хватало дел, — он тоже изо всех сил старался не пойти ко дну. Знакомый моего приятеля успел тогда хорошо разглядеть и судно и капитана. Он рассказывал, что пират ростом раза в полтора выше, чем тот высокий проповедник с материка; волосы у него цветом, как солнце в тумане, а глаза такие, что второй раз в них уже не захочешь заглянуть. Он видел его, как я тебя сейчас: злодей стоял на палубе и рукой, широкой, словно пола кафтана, махал честному купцу, чтобы тот держался подальше и оба судна не столкнулись. — И смелый же купец, если не побоялся так близко подойти к этому злодею! — Да он вовсе не по доброй воле подошел к нему, Пардон. Ведь ночь была такая темная… — Темная! — перебил собеседник, который, как истый уроженец Новой Англии, при всей своей доверчивости отличался все же дотошностью и проницательностью. — Как же ему удалось так хорошо его разглядеть? — Никто не знает, — ответил портной, — но видеть он видел именно то, что я тебе сказал, и именно так, как я сказал. И мало того — он постарался повнимательней рассмотреть судно, чтобы опознать его, если провидению угодно будет свести их еще раз. Это был длинный черный фрегат с низкой осадкой, и лежал он на воде, словно змея в траве, и размеров-то каких-то чудных, и вида самого разбойного. К тому же все говорят, что мчится он быстрее облаков небесных, даже против ветра, и что уйти от него так же трудно, как дождаться пощады. Он, пожалуй, схож вон с тем невольничьим судном, которое на прошлой не деле — бог его знает зачем — бросило якорь у нас во внешней гавани. Тут болтливый портной, потративший на свой рассказ немало драгоценного времени, принялся с удвоенной быстротой наверстывать упущенное, помогая своей игле движениями плеч и головы. А деревенский парень, переполненный всем, что ему довелось услышать, устремил взор на невольничье судно. На некоторое время воцарилось молчание; нарушил его портной: сделав последний стежок, он оборвал нитку, отбросил все, что было у него в руках, поднял очки на лоб и произнес: — А знаешь ли, Парди, насчет этого судна мне пришли в голову довольно странные мысли и подозрения. Говорят, это работорговец зашел сюда за дровами и водой, но вот прошла уже целая неделя, а я что-то не замечал чтобы на борт подняли хоть одну жердь подлиннее и потолще весла, и готов поручиться, что на каждую каплю воды, которая на него попадала, приходилось десять капель ямайского рома. К тому же, ты сам видишь, он стал на якорь в таком положении, что из всех пушек береговой батареи в него может попасть только одна. А ведь будь это настоящее мирное торговое судно, оно бы постаралось стать так, чтобы оказаться под прикрытием всех орудий батареи на случай, если в порт зайдет какой-нибудь заблудший пират. — Ну и зоркий же у вас глаз, сосед! — воскликнул изумленный фермер. — Вот я бы ничего не заметил, стань корабль хоть у самого острова, где расположена батарея. — Опытность да привычка, Пардон, — вот что делает нас настоящими людьми. Как же мне не понимать насчет батарей, если я пережил столько войн! Да ведь я даже целую неделю прослужил в этом самом форте, когда прошел слух, что французы выслали свои крейсеры из Луисбурга вдоль побережья. Я тогда стоял часовым вон у того орудия и раз двадцать направлял пушку на цель, чтобы убедиться, куда попадет ядро, если, не дай бог, придется стрелять боевыми. — А это кто такие? — спросил Пардон с тупым любопытством, которое пробудили в нем рассказанные портным чудеса. — Матросы с работорговца или ньюпортские ротозеи? — Эти? ! — вскричал портной. — Конечно, чужие. Не вредно бы приглядеться к ним повнимательней — время теперь неспокойное! Эй, Нэб, лентяйка, возьми-ка платье да прогладь хорошенько швы. Сосед Гопкинс спешит, а ты болтаешь языком, как молодой адвокат в суде. И не жалей рук, девка, — не индийский муслин гладишь, а материю, которой можно стены заделывать… Да, Пардон, матушка твоя так основательно работает на кроснах, что немало добрых портных терпят убыток. Сбыв таким образом с рук оставшуюся работу неуклюжей служанке, недовольной тем, что ей ради этого пришлось прервать болтовню с соседкой, портной слез с верстака и, хоть был хром от рождения, быстро заковылял на улицу. А так как читателю предстоит познакомиться теперь с более важными действующими лицами нашей истории, мы начнем с этого следующую главу. Глава II С э р Т о б и. Отлично! Я уже чую, в чем дело. Шекспир, Двенадцатая ночь Чужестранцев было трое, притом именно чужестранцев, ибо добрейший Хоумспан, хорошо знавший не только имена, но и многие подробности частной жизни каждого мужчины и каждой женщины на десять миль в округе, тотчас же шепнул на ухо своему спутнику, что это безусловно не местные жители. Чтобы судить, насколько справедливо было такое заключение, необходимо дать более подробное описание внешности этих людей, которые в ущерб своей доброй славе пока имели несчастье быть неизвестными болтливому ньюпортскому портному. Первый и по виду самый важный из них был молодой человек, лет двадцати шести-двадцати семи, не более. И эти годы его состояли не из одних лишь ясных дней и спокойных ночей, что было видно по его обветренному лицу, на которое время слой за слоем и, видимо, почти беспрестанно накладывало свой отпечаток, так что белая кожа стала оливковой, хотя здоровый яркий румянец проступал даже сквозь загар. Черты его лица не отличались особой правильностью, но дышали благородством и мужеством: не слишком красивый нос был смело и резко очерчен, выпуклый лоб и густые брови придавали лицу умное выражение. Очертания рта были твердые и мужественные, а когда молодой человек, что-то пробормотав про себя, улыбнулся, приближавшийся к нему любопытный портной увидел, как на темном фоне его лица сверкнули два ряда белых зубов. Густые черные волосы его беспорядочно вились, а взгляд серых глаз был скорее мягким, чем суровым. Молодой человек обладал тем счастливым сложением, когда ловкость соединяется с силой. Он казался отлично скроенным, и все в нем было изящно и соразмерно. Может быть, простой, хотя вполне опрятный и хорошо сидевший костюм моряка и не слишком украшал эту привлекательную внешность, но она все же внушала такое уважение, что подозрительный мастер портновского дела не решился сразу обратиться к неизвестному, а тот не отрываясь, словно зачарованный, смотрел на предполагаемое невольничье судно. Потом верхняя губа его дрогнула, на лице снова появилась загадочная улыбка, и молодой человек чуть слышно забормотал, словно чем-то втайне взволнованный. Заметив это, портной так и не решился нарушить глубокую задумчивость юноши, который продолжал стоять, опираясь на сваю и совершенно не обращая внимания на появление незнакомого человека. Портной предпочел оставить его в покое и поспешно повернулся к его спутникам. Это были белый и негр. Оба находились уже в пожилом возрасте и, судя по внешности, давно привыкли переносить самые резкие перемены климата и бесчисленные бури. На них была поношенная и закапанная дегтем одежда простых матросов; о принадлежности их к этой профессии с не меньшей очевидностью говорили и другие признаки. Первый был человек невысокого роста, коренастый, но сильный. Сама природа весьма удачно устроила так, что сила его сосредоточивалась главным образом в широких плечах и мускулистых руках. Голова по размерам вполне соответствовала туловищу, низкий лоб почти совсем зарос волосами; маленькие глазки, в которых читалось упрямство, иногда вспыхивали яростью, но еще чаще теряли всякое выражение. Нос был курносый и грубый, рот большой и жадный, зубы мелкие, белые и очень крепкие, подбородок широкий, мужественный и даже выразительный. Этот необычного вида человек сидел на пустом бочонке и, скрестив руки, обозревал упоминавшегося уже работорговца, время от времени удостаивая своего чернокожего спутника замечаниями, подсказанными наблюдательностью и жизненным опытом. Негр, в соответствии со своими привычками и склонностями, занимал более скромное место. Между ним и его спутником заметно было разительное сходство, сказывавшееся и в общем облике, и в том, что у обоих верхняя половина туловища была более мощной, чем нижняя, с той лишь разницей, что негр был выше ростом и сложен более пропорционально. Природа, правда, наградила его всеми характерными признаками расы, к которой он принадлежал, но не настолько, чтобы обезобразить. Черты его были одухотворенней, чем обычно у негров, ласковые глаза легко загорались весельем, а порой, как и у его спутника, даже насмешкой. В волосах уже пробивалась седина, черная кожа утратила смоляной оттенок, свойственный юному возрасту; члены и все движения выдавали в нем человека закаленного и огрубевшего от тяжелой работы. Негр сидел на плоском камне и, видимо, был совершенно поглощен своим занятием: подбрасывал кверху мелкие камешки и необыкновенно искусно ловил их той же рукой, — забава, свидетельствовавшая и о природной склонности к наивным развлечениям, и об отсутствии более возвышенных потребностей, порождаемых в нас воспитанием. Тем не менее эта игра давала возможность убедиться в физической силе негра: чтобы свободнее предаваться своему развлечению, он по локоть засучил легкую холщовую куртку и обнажил руку, которая могла бы служить моделью для руки Геркулеса. Оба матроса не показались любопытному портному настолько важными особами, чтобы отбить у него охоту кое-что разнюхать. Однако, вместо того чтобы сразу перейти к делу, достойный представитель портновского ремесла предпочел поразить деревенщину своей проницательностью и осторожностью. Многозначительно приложив палец к губам, он медленно подошел к матросам сзади, ступая бесшумно, чтобы подслушать тайну, которая могла случайно сорваться с их уст. Впрочем, предусмотрительность эта не дала особых результатов, хотя уже по одному звуку голосов портной решил, что его подозрения насчет их коварных замыслов подтверждаются. Что же касается самих слов, то хотя добрый малый и верил в их предательский смысл, но в глубине души вынужден был сознаться, что предательство тут скрыто очень искусно и ускользает даже от его проницательности. Предоставим читателю самому судить, насколько он был прав. — Славная это бухточка, Гвинея 17, — заметил белый, жуя табак и впервые за долгий промежуток времени отрывая взгляд от судна. — Тот, кто болтается у подветренного берега, должен быть рад такому местечку для своей посудины. Я, можно сказать, тоже моряк, но никак не могу уразуметь мыслей этого парня: с чего это он держит свой корабль на внешнем рейде, когда за полчаса может втянуть его в эту мельничную запруду? Людям его там не очень-то весело, черномазый Сцип, так зачем же портить им погоду? Именем Сципиона Африканского 18, которое негр получил при крещении, он был обязан остроумию тогдашних жителей новоанглийских колоний. Негру было совершенно все равно, где стоит корабль — на рейде или в гавани, и потому, не прерывая своей ребяческой забавы, он ответил с полнейшим равнодушием: — Может, он думает, что в бухте слишком мелко. — Говорю тебе, Гвинея, — возразил его собеседник резким и авторитетным тоном, — этот парень ничего не смыслит. Ну какой человек, понимающий толк в морских судах, станет держать судно на рейде, когда в такой гавани, как эта, можно отшвартоваться и носом и кормой? — Что ты называешь рейдом? — прервал негр, который сразу с жадностью невежественного человека уловил незначительную ошибку, допущенную его противником, смешавшим внешнюю гавань Ньюпорта с более отдаленной открытой якорной стоянкой; как все подобные ему люди, он не заботился о том, соответствовало ли его возражение существу дела. — Никогда я не слыхивал, чтобы стоянку, со всех сторон окруженную землей, называли рейдом! — Послушай-ка, мистер Золотой Берег, — проворчал белый, угрожающе наклонив голову, но по-прежнему не удостаивая взглядом своего собеседника, — если не хочешь целый месяц ходить с перешибленными костями, оставь свои шуточки при себе и не распускай язык! Ответь мне только одно: разве порт — это не порт, а открытое море — не открытое море? Так как неопровержимость этих двух положений была очевидна, то простодушный Сципион благоразумно не стал возражать и удовлетворился тем, что самодовольно покачал головой: он так беззаботно радовался своему мнимому торжеству над противником, словно никогда не знал горя и не испытывал обид и унижений. — Да, да, — ворчал белый, приняв прежнюю спокойную позу и скрестив руки; только что он яростно махал ими, грозя переломать черному его «слабые» кости, — напрасно ты дерешь свою глотку. Раскаркался, как стая прибрежных ворон, и воображаешь, что умней тебя никого нет! Господь создал черномазого неразумным животным. А я опытный моряк, огибал оба мыса и плавал вдоль всего материка от Фанди до Горна 19, и негоже мне тратить силы на обучение вашей породы уму-разуму! Говорю тебе, Сципион, — раз уж тебя записали в судовую книгу под этим именем, хотя ставлю месячное жалованье против отпорного крюка, что папаша твой у себя дома звался Куоши, а мамаша Куошеба, — говорю тебе, Сципион Африканец, — видимо, это самое подходящее имя для вас, черномазых, — что тот парень во внешней гавани ни черта не смыслит в выборе якорной стоянки, иначе бы он завел верп 20 напротив южной оконечности вон того островка и, подведя свое судно к самому берегу, отдал бы якоря на добрых пеньковых канатах. Ну, а теперь сам поразмысли, Сцип, в чем тут суть, — продолжал он уже другим тоном, ибо небольшая размолвка, только что имевшая место, была для них чем-то вроде внезапного шквала, за которым вскоре наступает штиль, — и увидишь, насколько я прав. Он пришел сюда на стоянку либо по делу, либо просто так. Полагаю, ты с этим согласишься. Коли просто так, то ему, может быть, и там болтаться неплохо, но ведь с делом-то проще было бы управиться, если б корабль стоял тут, в том самом месте, на которое я указал тебе, парень, ни на сажень вперед или назад, — куда проще, чем теперь, когда он стоит на якоре так далеко, хотя стать поближе не труднее, чем принести кучку перьев для капитанской подушки. Теперь, если у тебя есть что на это возразить, я готов слушать, как рассудительный человек, обученный вежливому обхождению. — А если крепко задует с северо-запада, — ответил негр, указывая мускулистой рукой на эту часть горизонта, — и кораблю как раз надо будет спешно выйти в открытое море, как ему это сделать? Хватит ли ему места, чтобы пройти чисто у наветренного берега? Ха, что вы на это скажете? Вы, мистер Дик, человек шибко ученый, но и вы, наверно, не видели, чтобы судно само шло в пасть ветру, как не слыхивали, чтобы обезьяна заговорила. — Черный совершенно прав! — вскричал молодой человек, который, видимо, хорошо слышал весь спор, хотя, казалось, был занят в это время совсем иными мыслями. — Работорговец держит судно на рейде, отлично зная, что в это время года чаще всего дует северо-западный ветер. И по тому, как у него подняты верхние стеньги и как убраны паруса, ясно — людей у него хватает. А как по-вашему, ребята, отдал ли он два якоря или держится на одном? — Только сопляк может стоять при таких приливах на одном якоре, не заведя дополнительно станового якоря или в крайнем случае верпа, — не раздумывая ответил белый, исходивший, видимо, из своего богатого опыта. — Ладно, пусть он не умеет выбрать стоянку, но никто не станет надолго закреплять свое судно на одном лишь якоре, чтобы потом прыгать туда-сюда, совсем как тот брыкавшийся жеребенок, привязанный к дереву длинным недоуздком, которого мы видели, когда добирались сюда по суше из Бостона. — Они бросили только становой якорь, а все остальные оставили на борту, — произнес негр, понимающе глядя своими черными глазами на судно и продолжая в то же время подкидывать камешки. — Хотел бы я поглядеть, как это, например, Дик поскачет на жеребенке, привязанном к дереву! Негр снова развеселился и даже затряс головой, словно все его существо наслаждалось забавной картиной, нарисованной его грубой фантазией; от хохота у него даже проступили слезы на глазах, а его белолицый товарищ снова принялся изрекать нравоучения, перемешанные с угрозами. Молодой же человек, которого, по-видимому, совсем не занимали споры и перебранка его странных спутников, продолжал пристально вглядываться в судно, казалось, представлявшее для него в ту минуту особенный интерес. Он тоже покачал головой, но с очень серьезным видом, словно только сейчас разрешил свои сомнения, и, когда негр унялся, промолвил: — Ты прав, Сципион, судно и впрямь стоит на стоп-анкере 21, и на нем все готово для внезапного отплытия. Капитан может в десять минут вывести его за пределы досягаемости орудий береговой батареи, был бы ветер сколько-нибудь попутным. — Вы, кажется, отлично разбираетесь в подобного рода вещах, — произнес за их спиной чей-то голос. Молодой человек резко обернулся и лишь теперь заметил, что к ним кто-то подошел. Впрочем, удивился не он один, ибо болтливый портной был поражен не меньше, а может быть, и больше моряков, за которыми он следил так пристально, что не заметил появления еще одного незнакомца. Незнакомцу было около сорока лет. Лицо его и одежда не могли не подстрекнуть и без того живое любопытство доброго портного. Он был худощав и хрупок, но, по всей видимости, исключительно ловок и даже силен, что казалось необычным, ибо рост его едва ли можно было назвать высоким. Кожа его когда-то, видимо, была ослепительно белой, как у женщины, но он не казался изнеженным, ибо лицо его покрывал темно-красный загар, на фоне которого резко выделялись тонкие очертания орлиного носа. Светлые волосы ниспадали на лоб густыми, пышными, блестящими кудрями. Рот и подбородок были красивы и правильны, но губы кривила презрительная усмешка, а общие очертания рта и подбородка довольно явственно свидетельствовали о чувственной натуре. Голубые глаза, большие, но не навыкате, чаще всего глядели спокойно и даже мягко, но минутами дико блуждали по сторонам. На нем была высокая конусообразная шляпа, надетая слегка набекрень, что придавало ему несколько залихватский вид, светло-зеленый сюртук для верховой езды, лосины и высокие сапоги со шпорами. В руке он держал хлыст и в тот миг, когда его заметили, помахивал им с таким видом, словно не замечал удивления, вызванного его внезапным появлением. — Я говорю, сэр, вы, по-видимому, прекрасно разбираетесь в подобного рода вещах, — повторил он, когда ему надоело терпеливо выдерживать внимательный взгляд молодого моряка… — Вы говорите так, словно убеждены, что имеете право высказать свое мнение. — Разве вас удивляет, что человек, посвятивший всю свою жизнь одной профессии, не считает себя невеждой в этом деле? — Гм! Меня немного удивляет, когда человек, занимающийся, в сущности, ремеслом, громко именует его профессией. Даже мы, юристы, баловни ученых университетских мужей, не употребили бы другого выражения, говоря о себе. — Что ж, называйте наше дело ремеслом, тем более что моряки не имеют ничего общего с людьми вашей профессии, — возразил молодой моряк, отворачиваясь от незнакомца с презрением, которое даже не потрудился скрыть. — Парень с норовом! — буркнул про себя тот, многозначительно усмехнувшись. — Неужели мы повздорим из-за слова, дружище? Признаю полное свое невежество в морских делах и с радостью поучусь хоть чему-нибудь у человека, так хорошо разбирающегося в своем благородном… в своей профессии. Мне кажется, вы говорили о способе, которым вон тот корабль стал на якорь, и о том, какая у них там проводка такелажа нижних и верхних парусов? — Нижних и верхних? ! — вскричал молодой моряк, устремляя на собеседника взгляд, не менее красноречивый, чем его прежнее презрение. — Нижних и верхних, — спокойно повторил незнакомец. — Я говорил о хорошей проводке наверху, но не стану и пытаться судить на таком расстоянии о том, что делается у них внизу. — Значит, это я ошибся. Но вы уж простите невежество человека, совершенно несведущего во всем, что касается вашей профессии. Я уже упомянул, что являюсь всего-навсего недостойным судейским на королевской службе и послан сюда с особым поручением. Если бы я не боялся, что получится скверный каламбур, то сказал бы, что я вообще не судья. — Не сомневаюсь, что вскоре вы достигнете этого звания, — ответил моряк, — если только министры умеют ценить скромные заслуги и если, разумеется, вас раньше времени… Молодой человек прикусил губу, слегка поклонился и неторопливо двинулся дальше вдоль пристани в сопровождении обоих своих спутников, которые шли за ним с ленивым и равнодушным видом. Незнакомец в зеленом следил за ними спокойным взглядом и, казалось, даже забавлялся всем происшедшим. Похлопывая хлыстом по сапогам, он словно размышлял о том, какой бы предлог найти для продолжения разговора. — … не повесят, — пробормотал он наконец, словно заканчивая фразу, которую не договорил молодой моряк. — Довольно забавно, что такой парень осмелился предсказать мне подобное возвышение. Он уже собирался догнать удаляющуюся компанию, как вдруг почувствовал, что его плеча бесцеремонно коснулась чья-то рука, и остановился. — Одно только словечко на ухо, сэр, — произнес портной, делая знак, что хочет сообщить нечто важное; он не пропустил ничего из предыдущего разговора. — Всего одно словечко, раз уж вы такое важное лицо на службе его величества. Сосед Пардон, — покровительственным тоном обратился он к своему спутнику, — солнце уже садится, и я боюсь, как бы ты не опоздал домой. Моя служанка отдаст тебе твой костюм, и ступай себе с богом! Никому не говори, что ты здесь слышал и видел, пока я тебе не разрешу. Людям, которые столько пережили за эту войну, как мы с тобой, не пристало болтать. Прощай, парень. Передай поклон достойному земледельцу, твоему батюшке, да не забудь и дружески приветствовать рачительную хозяйку, твою матушку. Прощай, друг, прощай! Избавившись таким образом от своего любопытного спутника, Хоумспан с важным видом выждал, пока тот не покинул пристань, а затем вновь обратил взор к незнакомцу в зеленом. Тот с самым невозмутимым видом продолжал свой путь, пока наконец портной опять не заговорил с ним. По всей видимости, незнакомец с первого же взгляда сообразил, с кем имеет дело. — Вы сказали, сэр, что изволите быть слугой его величества, — начал осторожный портной, решив сперва рассеять свои сомнения насчет того, имеет ли незнакомец право выслушивать его признания, и только потом говорить откровенно. — Могу сказать даже больше: я облечен его доверием. — Каждой жилочкой своей ощущаю, какая для меня честь говорить с такой особой, — промолвил хилый человечек, пригладив свои редкие волосы и кланяясь почти до земли. — Да, для меня это высокая, безмерная честь, а с вашей стороны — несказанная милость меня слушать. — Так вот, друг мой, беру на себя смелость приветствовать вас от имени его величества. — Столь неиссякаемая благожелательность откроет вам мое сердце, хотя измена и многие другие несправедливости заставили его замкнуться. Я счастлив, польщен и не сомневаюсь, досточтимый сэр, что благоприятный случай даст мне возможность доказать свою верность королю перед человеком, который не преминет довести до монаршего слуха рассказ о моих скромных заслугах. — Говорите без стеснения, — прервал его незнакомец в зеленом со снисходительной благожелательностью принца крови, хотя человек более проницательный и менее упоенный выпавшей на его долю честью, чем наш портной, легко заметил бы, что собеседнику уже начинают надоедать эти верноподданнические излияния. — Говорите свободно, друг мой: мы, при дворе, всегда так поступаем. — И, продолжая с беспечным и равнодушным видом щелкать хлыстом по сапогам и поворачиваясь на каблуках то вправо, то влево, незнакомец подумал: «Если этот субъект и такое проглотит, значит, он тупее любой гусыни в его собственном птичнике! « — Рад стараться, сэр, рад стараться! И выслушать меня — это великая милость со стороны такого высокородного человека, как вы. Видите вы то большое судно, сэр, во внешней гавани нашего верноподданного порта? — Вижу. По-видимому, оно привлекает внимание всех верных вассалов его величества в этом городе. — На это я вынужден заметить, сэр, что вы переоценили прозорливость моих сограждан. Оно уже много дней стоит на том самом месте, где вы его видите, и ни одной живой душе, кроме меня, даже в голову не пришло, что вид его подозрителен. — Вот как! — пробормотал незнакомец, покусывая ручку хлыста и не спуская загоревшегося взгляда с лица портного, которого просто распирало от сознания важности сделанного им открытия. — А что же именно подозреваете вы? — Может, я и ошибаюсь, сэр, — да простит меня бог, если это так, — но вот что я думаю насчет этого. Добрые люди Ньюпорта считают это судно и его команду честными и безобидными работорговцами и принимают их самым благодушным образом: кораблю предоставляется удобная и безопасная стоянка, а матросов радушно встречают во всех тавернах и лавках. Но я не хотел бы, чтобы вы думали, будто из моих рук вышла хоть какая-нибудь одежонка хоть для одного матроса с этого судна. Нет, пусть вам раз и навсегда будет известно, что с ними имеет дело молодой портной, по имени Тэйп, который приваживает к себе клиентов, всячески пороча тех, кто знает ремесло лучше его. Из моих же рук не вышло ничего даже для самого последнего юнги с этого корабля. — Счастье ваше, что вы не захотели иметь ничего общего с этими негодяями, — ответил незнакомец в зеленом. — Но вы позабыли изложить мне основное обвинение, которое я должен предъявить им перед лицом его величества. — Постараюсь как можно скорее дойти до самого главного. Вам следует знать, достойный и благородный сэр, что я многое перенес на королевской службе. Я прошел через пять жестоких, кровопролитных войн, не считая других испытаний и злоключений, которые смиренный подданный короля должен переносить кротко и безропотно. — Все это будет доведено до монаршего слуха. Но теперь, достойный друг, облегчите вашу душу и откровенно сообщите мне свои подозрения. — Благодарю вас, досточтимый сэр, я никогда не забуду вашей доброты, но пусть никто не скажет, что нетерпеливое желание обрести утешение, о котором вы упомянули, заставило меня открыться вам с неподобающей и легкомысленной поспешностью. Так вот, высокочтимый джентльмен, вчера в этот самый час я, погруженный в раздумье, сидел в одиночестве на своем верстаке — по той простой причине, что мой завистливый конкурент переманил к себе всех новых клиентов, а вы знаете, сэр: когда рукам нечего делать, начинает работать голова. Ну вот, я сидел, как уже кратко было мною упомянуто, погруженный, как любое другое сознательное человеческое существо, в раздумье о превратностях нашей жизни и о том, что я пережил в пяти войнах: ибо знайте, доблестный джентльмен, что, кроме случившегося в стране мидян и персов и мятежа Портеуса в Эдинбурге, пять жестоких и кровопролитных… — По одному вашему виду нетрудно понять, что имеешь дело с воином, — прервал его слушатель, едва сдерживавший нетерпение, — но времени у меня мало, и сейчас я хотел бы прежде всего услышать, что вы можете сказать о том судне. — Именно так, сэр: кто перевидал на своем веку столько войн, тот неизбежно приобретает военную повадку. Так вот, к счастью, нам обоим нужно одно и то же, и я перехожу к той части моего секретного сообщения, которое имеет самое непосредственное отношение к этому кораблю. Итак, я сидел, размышляя о том, какими способами мой языкастый сосед переманил к себе неизвестных моряков, — а между прочим, сэр, этот самый Тэйп отчаянный болтун и вдобавок еще мальчишка, видевший не больше одной войны, — итак, я раздумывал, как же именно он отвадил от моей мастерской законных моих клиентов, и вот — вы же знаете: одна мысль порождает другую, совсем как в трогательных и мудрых воскресных проповедях нашего благочестивого пастыря, — пришло мне в голову следующее умозаключение: если бы эти моряки были просто честные и совестливые работорговцы, они не пренебрегли бы обремененным семьей тружеником и не стали бы сыпать свои законно заработанные деньги в руки жалкого болтуна. Я сразу решил, сэр, что тут что-то не так! Я горжусь тем, что так прямо и сказал самому себе, а затем тотчас же открыто задал вопрос всем, кто мог меня услышать: если они не работорговцы, то кто же? Даже сам король в августейшей своей мудрости согласится, что вопрос этот легче задать, чем на него ответить. Но я ответил: если это не невольничье судно и не военный корабль его величества, то каждому мыслящему человеку должно быть ясно, что это, по всей вероятности, не более и не менее как корабль известного вам гнусного пирата — Красного Корсара. — Красного Корсара! — вскричал незнакомец в зеленом, так вздрогнув при этом, что можно было не сомневаться во внезапном обострении его интереса к рассказу портного. — Да, действительно, эта была бы тайна, достойная награды! Но почему вы так решили? — По многим причинам, которые я сейчас перечислю по порядку. Во-первых, судно вооружено, сэр. Во-вторых, это не военный корабль, иначе про него знали бы все и я первый, ибо мне почти всегда перепадает что-нибудь от королевских моряков. В-третьих, это подтверждается бесшабашным и, можно сказать, нахальным поведением тех немногих матросов, которые сходили с него на берег. Итак, то, что основательно доказано, можно считать твердо установленным. Вот все, что я назвал бы, сэр, предпосылками моего умозаключения, и я надеюсь, вы должным образом доведете их до сведения его королевского величества. Несмотря на то что свои несколько пространные рассуждения честолюбивый портной излагал довольно темно и путано, юрист прислушивался к ним с величайшим вниманием. Его проницательный взгляд беспрестанно переходил с корабля на лицо собеседника, но ответил он далеко не сразу. Беспечная веселость, с которой он представился и которую сохранял во все время беседы, сменилась озабоченностью и задумчивостью: ясно было, что, несмотря на его легкомысленный вид, человек этот при случае может быть серьезным и весьма рассудительным. Наконец, незнакомец внезапно стряхнул с себя задумчивость, на лице его появилось выражение искренности, смешанной с легкой иронией, и, фамильярно положив руку на плечо портного, который ожидал ответа, он промолвил: — Ваше сообщение показывает, что вы достойный слуга короля. Всем известно, сэр, что за голову даже самого последнего матроса из команды Красного Корсара назначена большая награда, а уж тот, кто поможет предать в руки палача всю эту гнусную шайку, будет награжден особенно щедро. С уверенностью могу сказать, что за такую услугу можно удостоиться и других весьма ощутимых знаков монаршего благоволения. Например, некто Фипс, человек низкого происхождения, получил дворянство… — Дворянство! — вне себя от восторга подхватил портной. — Да, дворянство, — хладнокровно повторил незнакомец. — Почетное и благородное дворянство. Какое имя дали вам при крещении? — Мое христианское имя, милостивейший и добрейший сэр, Гектор. — А родовое? Как ваша фамилия? — Мы всегда именовались Хоумспанами. — Сэр Гектор Хоумспан! Неплохо звучит, а? Но, чтобы обеспечить себе такую награду, друг мой, вам необходимо помалкивать обо всех этих делах. Я восхищен вашей проницательностью и вполне убежден логикой ваших доводов. Вы весьма основательно доказали справедливость своих подозрений, и теперь я совершенно уверовал как в то, что корабль этот пиратский, так и в то, что вы вскоре будете носить шпоры и зваться сэром Гектором. И то и другое одинаково прочно укоренилось в моем сознании. Но в этом деле нам необходимо действовать с крайней осторожностью. Вы, кажется, сказали, что никому не сообщали о своих блестящих догадках? — Ни единой душе. Тэйп, например, готов поклясться, что вся команда — честные работорговцы. — Тем лучше. Сперва надо совершенно увериться в правильности наших предположений, а потом уж думать о награде. Мы с вами встретимся сегодня в одиннадцать вечера вон там, на оконечности мыса, где он врезается во внешнюю гавань. Оттуда мы как следует понаблюдаем, и завтра, когда рассеются последние сомнения, мы сделаем открытие, которое прогремит от Бейской колонии до Оглеторпа. А пока разойдемся, чтобы наш разговор ни в ком не возбудил подозрений. Помните: молчание, точность, королевская награда. Вот ваш девиз. — Прощайте, высокочтимый джентльмен, — произнес портной, кланяясь чуть ли не до земли, в то время как незнакомец, уходя, лишь слегка прикоснулся к шляпе. — Прощайте, сэр Гектор, — ответил приближенный короля с любезной улыбкой и, помахав рукой, медленно пошел по набережной и исчез за родовым обиталищем Хоумспанов. А глава этой старинной фамилии остался стоять, совершенно упоенный мыслью о грядущем величии и до того ослепленный собственной глупостью, что, хотя глаза его видели окружающее не хуже, чем обычно, разум был окончательно затуманен честолюбием. Глава III А л о н з о. Добрый боцман, мы полагаемся на тебя. Шекспир, Буря Едва незнакомец расстался с легковерным портным, как лицо его утратило напряженность, приняв другое, более спокойное и естественное выражение. Со стороны могло показаться, что задумчивость ему несвойственна и не слишком приятна, ибо он вышел на главную улицу беспечным шагом, продолжая похлопывать себя хлыстиком по сапогу и рассеянно поглядывая по сторонам. Несмотря, однако, на эту видимую рассеянность, он окидывал быстрым внимательным взглядом всех, кто встречался ему па пути, и это явственно доказывало, что ум его сейчас так же деятелен, как тело. Незнакомец, так необычно одетый и всем своим поведением показывавший, что в город он прибыл совсем недавно, сразу привлек к себе настороженное внимание содержателей гостиниц, о коих мы упомянули в первой главе. Отвергнув любезные зазывания владельцев самых лучших заведений такого рода, он неожиданно принял приглашение одного, в доме которого особенно любили собираться все местные бездельники. Войдя в бар таверны, как именовалось это учреждение, — впрочем, в любой другой стране оно, наверно, не претендовало бы на более громкое название, чем кабак, — он обнаружил, что гостеприимное помещение уже переполнено завсегдатаями. Появление гостя, чья наружность и одежда говорили о том, что он рангом повыше других, вызвало среди посетителей легкое движение, которое сразу же улеглось, как только незнакомец опустился на скамью и спросил вина. Принеся заказ, хозяин извинился достаточно громко, чтобы слышали все окружающие, за поведение некоей личности, сидевшей в другом конце длинного узкого зала: человек этот что-то рассказывал и не только никому не давал слова вымолвить, но, казалось, от каждого требовал внимания к своей необычной истории. — Это боцман с работорговца, что стоит во внешней гавани, сквайр, — сообщил достойный служитель Бахуса 22, — человек, немало дней проведший в море и навидавшийся таких чудес, что их хватило бы на толстенную книгу. Его прозвали Старик Борей 23, хотя настоящее имя его Джек Найтингейл. По вкусу ли вашей милости мой тодди 24? Незнакомец только причмокнул и слегка поклонился в ответ, но до напитка едва дотронулся и тут же поставил стакан на стол. Затем он повернулся к рассказчику, который разглагольствовал так рьяно, что, пользуясь местным выражением, его тоже можно было бы назвать «оратором дня». Человек этот был ростом более шести футов; огромные бакенбарды закрывали нижнюю половину его мрачного лица, которую некогда чуть-чуть не рассекла еще на две части плохо залеченная рана, оставившая после себя большой шрам; руки и ноги были такие же огромные, как и вся фигура, и это особенно резко бросалось в глаза благодаря матросскому платью. Но особенно примечательным делала моряка свисавшая с его шеи серебряная дудка на потемневшей серебряной цепочке. Не обратив, по всей видимости, никакого внимания на появление гостя, принадлежащего к значительно более изысканному обществу, чем обычные его слушатели, этот сын океана продолжал свое повествование голосом, который природа, казалось, нарочно дала ему в насмешку над его благозвучным именем 25. Голос его так походил на глухое мычание быка, что, не привыкнув к нему, трудно было понимать столь странно произносимые слова. — Ну так вот, — продолжал он, выбрасывая вперед мускулистую руку и ткнув большим пальцем куда-то в сторону горизонта, — гвинейский берег был, скажем, вон там, а ветер, понимаете, дул с берега, как кошка фырчит, — словно тот старик, что нам, морякам, на потребу держит ветры в большом бурдюке и то вынимает втулку, то опять накрепко ввинчивает ее в горлышко этого самого бурдюка. Ты знаешь, что такое бурдюк, братец? С этим внезапным вопросом он обратился к уже известному читателю зеваке-фермеру, который стоял тут же, держа под мышкой полученный от портного костюм: он задержался, чтобы пополнить рассказом боцмана запас занятных историй, заготовленный им для развлечения односельчан. Все кругом загоготали, потешаясь над развесившим уши Пардоном. Найтингейл же многозначительно подмигнул кое-кому из приятелей и воспользовался случаем, чтобы «чуточку освежиться» (это изящное выражение означало, что он проглотил добрую пинту разбавленного водою рома), после чего продолжал назидательным тоном: — Может, наступит время, когда и тебе придется изведать, что такое крепкий береговой ветер, коли ты выпустишь из рук руль добропорядочности. Шея, братец, дана человеку, чтобы держать голову над водой, а не для того, чтобы вытягивать ее, словно плохо прилаженный юферс. А потому, когда тебя несет на мель искушения, вычисляй своевременно курс да поглубже опускай лот совести. Дожевав свой табак, он горделиво, словно исполнив некий нравственный долг, огляделся по сторонам и продолжал: — Итак, вон там была земля, а ветер дул с юго-востока, а может быть, с юго-юго-востока. Он то несся на нее, словно кит в шквалистой волне, то полоскал паруса, как будто добрая штука парусины стоит не дороже, чем доброе слово богача. Не нравилась мне эта погода — слишком она была неустойчива для спокойной вахты. Пошел я к корме, чтобы в нужную минуту оказаться на месте и выложить свое мнение, будто его у меня спросят. Скажу вам, братишки, что я так разумею насчет благочестия и вежливости: не многого стоит человек, если он не знает правил обхождения. А потому — всем известно — я никогда не лезу со своей ложкой за капитанский стол, пока меня не пригласят, по той простой причине, что моя койка на носу, а капитанская — на корме. Я не говорю, на каком конце судна помещается настоящий человек: на этот счет мнения бывают разные, хотя все понимающие люди между собой согласны. Но, во всяком случае, я пошел к корме, чтобы выложить свое мнение, будто его у меня спросят, и очень скоро все и вправду так случилось, как я предполагал. «Мистер Найтингейл, — сказал капитан, а он у нас человек обходительный и всегда по-благородному ведет себя на палубе и вообще, когда рядом кто-нибудь из команды. — Мистер Найтингейл, что вы думаете об этой клочковатой туче на северо-западе? » — «Что ж, сэр, — говорю я смело, ибо никогда не затрудняюсь ответом, когда со мной обращаются как следует, — что ж, сэр, конечно, ваша честь лучше меня понимает дело (это, конечно, была чушь, ведь годами и опытом он передо мной совершенный цыпленок, но я никогда не бросаю против ветра золу с углями), что ж, — говорю, — сэр, мое мнение — убрать все три марселя и закрепить кливер. Торопиться нам некуда по той простой причине, что завтра Африка будет на том же самом месте, что и сегодня. Ну, а чтобы судно не трепало, если поднимется шквал, для этого у нас есть грот… ». — Вы должны были убрать и грот, — раздался откуда-то сзади голос, такой же безапелляционный, как у говорливого боцмана, но несколько менее грубый. — Что за невежда сказал это? — спросил Найтингейл с яростью, мгновенно пробудившейся в нем от столь резкого и дерзновенного вмешательства. — Человек, не раз огибавший Африку от мыса Бон до Доброй Надежды и умеющий отличить шквал от радуги, — ответил Дик Фид энергично, несмотря на свой малый рост, расталкивая могучими плечами толпу и протискиваясь к взбешенному противнику. — Да, братец ты мой, кто бы я там ни был, невежда или мудрец, я-то уж никогда не посоветовал бы своему капитану оставлять столько задних парусов, когда, похоже, вот-вот налетит шквал. В ответ на столь решительно высказанное утверждение, которое присутствующие нашли слишком дерзким, со всех сторон послышался громкий ропот. Ободренный явным всеобщим сочувствием, Найтингейл не замедлил ответить и притом без всякой кротости. Затем последовал оглушительный концерт: высокие, резкие голоса собравшихся в таверне создавали некий звуковой фон, а решительные и энергичные утверждения, выражения и прочие высказывания двух главных спорщиков выделялись на этом фоне низкими, глубокими басовыми тонами. Некоторое время стоял такой шум, что спорящих было не расслышать. Появились также явные признаки того, что для разрешения спора Фид и боцман намереваются перейти от слов к действиям. Пользуясь всеобщей неразберихой, Фид прорвался к великану противнику и привел свой крепко слаженный корпус в боевое положение. Уже заходили взад и вперед четыре мускулистые ручищи, бугрясь, словно стволы индийского тростника, узлами мышц, суставов и сухожилий и грозя гибелью всему, что осмелится им противостоять. Однако нестройный гул наконец затих, и стало возможно разобрать, что именно говорят друг другу оба спорщика. И вот, словно удовлетворившись тем, что они могут положиться на силу своего красноречия, оба постепенно умеряли свой пыл, видимо склоняясь к тому, чтобы по-прежнему защищать свои позиции лишь с помощью языка. — Ты, брат, добрый моряк, — сказал Найтингейл, снова усаживаясь на место. — И, если бы слово было то же самое, что дело, не сомневаюсь, судно слушалось бы тебя, как малое дитя. Но я-то видел, как целые эскадры двух— и трехпалубников, и притом под всеми флагами, — кроме разве флагов ваших мохоков 26, ибо их судов, признаюсь, я никогда не встречал, — тихонечко, словно стаи белых чаек, полоскались под зарифленными парусами 27, и потому знаю, что надо делать, чтобы судно не трепало и все переборки на нем остались целы. — А я считаю, что нельзя класть судно в дрейф под задними четырехугольными парусами. Распусти, если хочешь, штаговые — вреда не будет. Но ни один моряк, если он хоть немного знает свое дело, не поймает ветра между грот-мачтой и подветренными вантами. Да что там, ведь всё это — слова вроде грома, что грохочет себе в небесах, а никого не ударит. Давайте спросим кого-нибудь еще, кто побывал на море и знает морскую жизнь и флот не меньше нашего. — Если бы самый старший адмирал флота его величества был здесь, он бы сразу сказал, кто из нас прав, а кто нет. Так вот, братишки, если есть среди вас человек, кому посчастливилось получить морское воспитание, пусть скажет свое слово, чтобы правда тут не затерялась, словно свайка, упавшая между брас-блоком и реем. — Есть такой человек! — вскричал Фид; он протянул руку, схватил за шиворот Сципиона и бесцеремонно втащил его на середину круга, образованного толпой, которая обступила обоих спорщиков. — Вот самый подходящий человек. Во всяком случае, против меня у него на один рейс больше — ведь он родился в Африке. Ну, отвечай, Сцип, да погромче, словно ты кричишь, когда ветер дует в лицо: под какими парусами ты положил бы в дрейф судно у берегов твоей родины, если бы была опасность внезапного шквала? — Я бы не клал его в дрейф, — ответил негр. — Я бы пустил его на фордевинд 28. — Ладно, парень, но на случай шквала прижал бы ты его гротами или пустил двигаться посвободнее под одним фоком? — Да это же каждый дурак понимает! — проворчал Сципион, которому явно надоел этот допрос. — Как можно ставить грот, если вы хотите, чтобы судно шло устойчивей по курсу? Сами посудите, мистер Дик. — Джентльмены, — промолвил Найтингейл, оглядевшись по сторонам с видом оскорбленного достоинства, — скажите по чести, слыханное ли это дело таким неприличным манером выволакивать вперед негра, чтобы он тут высказывался прямо в лицо белому? Этот призыв к предрассудкам собравшихся встречен был всеобщим одобрительным гулом. У Сципиона, который готов был отстаивать свою профессиональную точку зрения перед любым противником, не хватило мужества противиться столь явным признакам неудовольствия, вызванного его появлением. Не выразив ни малейшего негодования, не сказав ни слова в свою защиту, он скрестил руки и вышел из таверны с покорностью человека, слишком привыкшего к смирению, чтобы возмущаться. Однако Дик Фид, неожиданно лишившийся поддержки негра, отнесся к бегству своего товарища не столь спокойно. Он громко потребовал его возвращения, но, видя, что все напрасно, набил себе рот табаком и последовал за африканцем, изрыгая проклятья и поминутно оглядываясь на своего противника. По его мнению, заявил Фид, если с парня содрать его черную кожу, окажется, что он-то и есть настоящий белый. Триумф боцмана был полный, и он отнюдь не скрывал своего торжества. — Джентльмены, — обратился он еще более самоуверенным тоном к окружавшей его толпе, — вы и сами видите, правда — словно судно, что идет с наветра с лиселями по обе стороны, оставляя за собой чистую, прямую кильватерную струю. Я не терплю хвастовства и не знаю, кто этот парень, что вовремя убрался от позора, но одно я должен сказать: от Бостона до Вест-Индии не найти человека, который бы лучше меня знал, как вести судно по курсу или как положить его в дрейф, лишь бы… Но тут зычный голос Найтингейла вдруг ослабел, а взгляд его, словно по волшебству, приковался к острым глазам незнакомца в зеленом, чье лицо возникло вдруг среди грубых физиономий собравшегося в таверне люда. — Может быть, — произнес боцман, так и не закончив начатой фразы, настолько он растерялся, неожиданно встретившись с таким строгим взглядом, — может быть, вот тот джентльмен тоже понимает в морском деле и разрешит наш спор? — В университетах морской науке не обучают, — с живостью ответил незнакомец, — но, исходя из того немногого, что мне известно, должен признаться — я бы стал удирать по ветру… Последнее слово незнакомец произнес с ударением, словно желая подчеркнуть намек, после чего, бросив на стол деньги, тотчас же вышел, и поле битвы осталось за Найтингейлом. После краткой паузы боцман продолжал рассказ, хотя заметно было, что то ли от усталости или по какой-либо другой причине голос его звучал не так решительно, как раньше. Он быстро закончил свою историю, допил грог и, шатаясь, поплелся на берег, куда вскоре прибыла шлюпка, чтобы доставить его на корабль, за которым в течение всего этого времени простак Хоумспан не переставал наблюдать с особым тщанием. Между тем незнакомец в зеленом продолжал свою прогулку по главной улице города, а Фид пустился вдогонку за растерявшимся Сципионом, ворча и отпуская на ходу не слишком лестные замечания насчет мореходных познаний боцмана. Вскоре он нагнал негра и принялся изливать свое раздражение, ругательски ругая приятеля. Незнакомец шел за ними, то ли забавляясь своеобразными взаимоотношениями двух друзей, то ли увлекаемый собственной причудой. Отойдя от моря, они поднялись на холм, а незнакомец так от них отстал, что даже потерял их из виду за поворотом улицы или, вернее, дороги, ибо теперь они оставили позади уже и городские предместья. Юрист, как он назвал себя, сперва подумал, что совсем потерял из виду достойных друзей, но, прибавив шагу, с радостью убедился, что они сидят под изгородью. Оба закусывали тем немногим, что нашлось в мешочке у белого, который по-братски поделился со своим спутником. Негр сидел почти рядом с белым — в доказательство того, что между ними снова мир, и все-таки чуть-чуть позади — из почтения к цвету его кожи. Подойдя к ним поближе, незнакомец заметил: — Вы так усердно опустошаете свой мешок, ребята, что вашему третьему товарищу, пожалуй, придется лечь без ужина. — Кто там подает голос? — спросил Дик, поднимая глаза от кости, которую грыз с такой жадностью, что был похож на большую дворнягу. — Я только хотел напомнить вам, что у вас есть еще один спутник, — учтиво ответил незнакомец. — Хочешь пожевать, братишка? — спросил матрос, усмотревший в словах незнакомца намек, и с обычной у моряков щедростью протянул ему свой мешочек. — Вы опять меня не поняли: на пристани с вами был еще один товарищ. — Да, да, он вон там, в открытом море, обследует маячок, который стоит в довольно-таки неудачном месте, если только его поставили не затем, чтобы показывать фарватер вашим воловьим упряжкам и торговому люду с материка. Вон там, джентльмен, вон там, где вы видите груду камней. Незнакомец посмотрел туда, куда указывал матрос, и увидел упомянутого молодого моряка неподалеку, у подножия сильно разрушенной временем, полуразвалившейся башни. Бросив матросам несколько мелких монет, он пожелал им приятного ужина и перебрался через изгородь с явным намерением тоже осмотреть развалины. — Этот парень не жалеет своих медяков, — сказал Дик, переставая жевать, чтобы получше разглядеть незнакомца, — но раз они все равно не прорастут там, где он их посеял, ты можешь сунуть их мне в карман, Сцип. Человек он щедрый и не страдает робостью. Впрочем, все эти законники получают деньги от самого черта, и, когда в кармане у них мелеет, они знают, что это ненадолго. Предоставим негру собрать деньги и вручить их, словно так и должно быть, тому, кто хотя и не являлся его господином, но готов был весьма охотно и во всякое время проявлять над ним власть, и последуем за незнакомцем к старинному строению. Правда, сами по себе развалины эти вряд ли могли привлечь внимание человека, который, судя по его словам, часто имел возможность обозревать гораздо более замечательные памятники былых времен на другом берегу Атлантики. Небольшая круглая башня на грубо сложенных столбах, соединенных арками, была, возможно, построена в младенческие годы страны, чтобы служить опорным пунктом, хотя гораздо вероятнее, что назначение ее было не таким уж воинственным. Более чем через полвека после описываемого нами времени это строеньице, примечательное своей формой, степенью разрушенности и материалом, из которого оно было сложено, внезапно стало предметом исследований и споров со стороны ученейшей породы людей — американских любителей старины. Пока рыцари, подвизающиеся в области искусства и отечественных древностей, доблестно ломали копья вокруг разрушающихся стен, люди, менее ученые и менее увлекающиеся, наблюдали за пылкими бойцами с удивлением, которое они проявили бы, увидев, как прославленный рыцарь Ла Манчи с копьем устремляется против других мельниц, столь блистательно описанных бессмертным Сервантесом 29. Дойдя до подножия башни, незнакомец в зеленом громко хлопнул себя хлыстиком по сапогу, словно желая привлечь внимание молодого моряка, совершенно поглощенного своими мыслями, и в то же время преспокойно начал разговор, как будто все время был его спутником, а не вторгшимся непрошенно чужаком. — Эта штука была бы очень мила, если бы стояла где-нибудь на лесной просеке, увитая плющом, — сказал он, — но прошу прощения: джентльмены вашей профессии имеют мало отношения к рощам и развалившимся стенам. Вон башни, на которые вам, вероятно, приятно смотреть, — и он указал на мачты судна, стоявшего на рейде, — а единственные руины, которые вас интересуют — наверно, обломки разбитого корабля. — Вы, видно, хорошо знаете наши вкусы, — холодно ответил моряк. — Значит, это у меня врожденное: я ведь никогда близко не общался с людьми в морской форме и от них ничего подобного узнать не мог. Похоже, что и сейчас мне не слишком везет! Будем откровенны, друг мой, и поговорим по душам. Чем привлекла вас эта груда камней, почему ради нее вы так надолго отвели взгляд от того прекрасного и благородного судна? — Разве удивительно, что моряк без места рассматривает судно, которое ему нравится? Может быть, он намерен проситься туда на службу. — Со стороны капитана было бы величайшей глупостью отказаться от услуг такого отличного парня! Но вы, кажется, слишком хорошо изучили морское дело, чтобы удовольствоваться второразрядной койкой. — Койкой! — повторил моряк, вновь пристально и с каким-то странным выражением взглянув на незнакомца в зеленом. — Койкой. Ведь вы, моряки, кажется, этим словом обозначаете «положение», «состояние», не правда ли? Мы, юристы, плохо знаем морские словечки, но думаю, что в данном случае я не ошибся. Как ваше авторитетное мнение? — Слово это действительно еще не стало архаичным, и могу сказать, что как метафора оно может быть употреблено в том смысле, какой вы ему придали. — «Архаичным», — повторил незнакомец в зеленом, в свою очередь бросив на моряка понимающий взгляд. — Это что, какой-нибудь морской термин? Может быть, под метафорой вы подразумеваете марсель, а «архаичный» значит «оснащенный»? Молодой моряк рассмеялся. Эта шутка, казалось, сломала лед, и в дальнейшем разговоре он уже не был так сух и сдержан. — Вы бывали в море, — сказал он. — Это так же ясно, как то, что я учился в школе. А раз уж нам обоим в этом повезло, мы можем проявить взаимное великодушие и перестать говорить загадками. Ну вот, как вы думаете, каково было назначение этих развалин в лучшие времена? — Чтобы судить об этом, — ответил незнакомец, — осмотрим их повнимательней. Давайте поднимемся. С этими словами юрист поднялся по шаткой лестнице и через открытый люк проник на второй этаж, расположенный как раз над верхними краями арок. Спутник его сперва помедлил, но, увидев, что тот дожидается на верху лестницы и весьма предупредительно обращает его внимание на одну непадежную ступеньку, бросился вперед и поднялся с проворством и уверенностью человека своей профессии. — Вот мы и здесь! — воскликнул незнакомец в зеленом, оглядывая голые стены, сложенные из мелких камней такой неправильной формы, что все строение казалось как-то особенно непрочным. — Что ж, в качестве палубы, как вы бы сказали, тут добрые дубовые доски, а вместо кровли небо. Но вернемся на землю… Простите, я позабыл, как, вы сказали, вас зовут? — Это смотря по обстоятельствам. В разных случаях меня звали по-разному. Впрочем, если вы будете звать меня Уайлдер, я охотно буду отзываться. — Уайлдер! Отличное имя, хотя, осмелюсь сказать, оно подошло бы вам, если бы звучало и просто Уайлд 30. Вы, молодые моряки, вообще отличаетесь некоторой неуравновешенностью. Сколько нежных сердец вздыхает из-за ваших заблуждений, в то время как вы бороздите — кажется, это так называется? — соленые воды океана! — Обо мне мало кто вздыхает, — задумчиво ответил Уайлдер, которого начинал уже раздражать этот своеобразный допрос под видом легкой беседы. — Давайте же осматривать башню. Как по-вашему, для чего она служила? — Для чего она служит сейчас вполне ясно, да и прежнее ее назначение тоже нетрудно угадать. Сейчас она укрывает двух человек с легким сердцем и, кажется, столь же легкой головой, не обремененной житейской мудростью. А прежде в ней хранилось зерно и, без сомнения, проживали маленькие четвероногие зверьки с лапками такими же легкими, как наши головы и сердца. Одним словом, это была мельница. — Некоторые считают, что это была крепость. — Гм! При случае башня могла служить и этой цели. — ответил незнакомец в зеленом, бросая вокруг быстрый и проницательный взгляд. — И все же это была мельница, как ни заманчиво считать, что это было нечто более благородное. Расположена на самом ветру, стоит на столбах, чтобы затруднить доступ грызунам, весь внешний вид, самый характер постройки — все это доказывает, что я прав. Да, в свое время здесь было довольно шума и треска, ручаюсь вам. Но тс-с! Шум и сейчас не утих! Осторожно приблизившись к одному из небольших отверстий, некогда служивших окнами, он тихонько просунул в него голову. Понаблюдав с минуту, он отодвинулся и сделал предостерегающий знак внимательно следившему за ним Уайлдеру. Тот прислушался, и вскоре причина этой предосторожности разъяснилась. Невдалеке послышался серебристый женский голосок. Затем, когда говорившие приблизились, их голоса раздались уже у самого подножия башни. По какому-то молчаливому согласию Уайлдер и юрист выбрали себе наиболее удобные места, и в течение всего того времени, что вновь пришедшие находились у развалин, наши герои, сами оставаясь невидимыми, — к сожалению, нам приходится упрекнуть в этом двух таких важных действующих лиц нашего рассказа, — разглядывали их и подслушивали не только внимательно, но и с удовольствием. Глава IV Они меня совсем с ума сведут. Шекспир, Гамлет Компания, находившаяся внизу, состояла из четырех женщин. Одна — дама довольно преклонных лет, другая — чуть старше среднего возраста, третья — на самом пороге того, что именуется «жизнью». Четвертая была молодая негритянка, лет двадцати пяти. Разумеется, в стране, где происходит действие, и в то время, к которому оно относится, негритянка могла быть лишь скромной, хотя, может быть, и пользующейся полным доверием служанкой. — Теперь, дитя мое, когда я дала тебе все необходимые советы, — были первые слова пожилой дамы, долетевшие до слушателей, — переменим эту тему на более приятную. Передай своему отцу, что я по-прежнему полна к нему самой глубокой привязанности, и напомни ему его обещание прислать тебя ко мне еще раз, прежде чем мы расстанемся навсегда. Слова эти были обращены к самой юной из женщин и, по всей видимости, приняты с той же нежностью, с тем же искренним чувством, с каким были сказаны. Та, к кому они относились, подняла глаза, в которых поблескивали невольные слезы, и отвечала негромким мелодичным голосом. — Тебе незачем напоминать мне об этом обещании, милая тетя, я ведь сама хочу приехать. Я даже буду всячески упрашивать отца приехать сюда со мной весною. — Наша славная Уиллис поможет нам в этом, — ответила тетка, с улыбкой кивнув третьей женщине ласково и вместе с тем чуть церемонно, как требовала великосветская повадка того времени в обращении высшего к низшему. — Своей долгой и верной службой она заработала себе право иметь некоторое влияние на генерала Грейсона. — Она имеет все права, какие может дать любящее сердце! — горячо воскликнула племянница, и в этом душевном порыве сказалось ее желание смягчить формальную учтивость тетки. — Ей мой отец ни в чем не откажет. — А миссис Уиллис обещает действовать в наших интересах? — спросила тетка, не позволяя горячности племянницы сбить ее с того тона, который считала приличным. — С таким союзником мы будем непобедимы. — Воздух здесь, на острове, чистый и очень полезен моей воспитаннице. Не говоря уже обо всем прочем, одного этого достаточно, чтобы я сделала то немногое, что от меня зависит. Миссис Уиллис говорила с достоинством и, пожалуй, о некоторой долей сдержанности, отличавшей разговоры между богатой, высокородной теткой и наемной, зависимой воспитательницей наследницы ее брата. При всем том она держала себя вполне дружелюбно, а голос у нее был такой же мягкий и женственный, как и у ее воспитанницы. — Значит, можно считать, что битва выиграна, как говаривал контр-адмирал, мой покойный муж. Адмирал де Лэси, моя милая миссис Уиллис, с юных лет придерживался одного правила, которым руководствовался затем всю жизнь и которое в немалой степени содействовало его доброй славе: чтобы в чем-либо преуспеть, надо только твердо верить, что добьешься успеха. Правило благородное и укрепляющее душевные силы: оно и не преминуло дать те блестящие результаты, о которых можно и не упоминать, настолько они общеизвестны. В знак согласия миссис Уиллис склонила голову, как бы отдавая должное славе покойного адмирала, но не сочла нужным сказать что-либо в ответ. И, видимо, решив покончить с этим вопросом, она уже без малейшей натянутости обратилась к своей воспитаннице: — Джертред, милая, тебе ведь приятно будет вернуться на этот прелестный остров, к бодрящему морскому ветру? — И к моей тете! — вскричала Джертред. — Как бы я хотела убедить папу, чтобы он продал свое имение в Каролине и переселился сюда, на Север! — Богатому землевладельцу не так легко расстаться со своим имением, как тебе кажется, дитя мое, — возразила миссис де Лэси, — Как бы я ни хотела, чтобы мой брат принял такое решение, я никогда не позволила бы себе уговаривать его. К тому же, если бы наша семья и решилась еще на какую-нибудь крупную перемену в жизни, то нам следовало бы попросту возвратиться на старую родину. Вот уже целое столетие минуло с тех пор, как Грейсоны переехали в колонии из-за недовольства английским правительством. Прадед мой, сэр Эверард, поссорился со своим вторым сыном, и тогда мой дед поселился в Каролине. Но с тех пор прошло много времени, раздоры давно позабыты, и я частенько подумываю, что мы с братом могли бы возвратиться в дом наших предков. Многое, разумеется, зависит от того, как мы распорядимся своим главным сокровищем по эту сторону океана! Закончив свою речь, добросердечная, хотя, пожалуй, несколько самодовольная дама взглянула на девушку, которая и внимания не обратила на то, что в последних словах тетки речь шла о ней. Как всегда, когда ее тетка угощала гувернантку семейными воспоминаниями, Джертред отвернулась, и теперь ее лицо, пылавшее румянцем здоровья и, быть может, стыда за тетку, овевал прохладный вечерний ветерок. Как только миссис де Лэси умолкла, девушка быстро повернулась к своим спутницам, указала на возносящиеся над крышами домов мачты красивого корабля, стоявшего на якоре в порту, и вскричала, радуясь поводу хоть как-то переменить тему разговора: — И эта мрачная темница должна быть нашим домом целый месяц, миссис Уиллис! — Путешествие кажется вам таким долгим только потому, что вы очень уж не любите море. Переезд отсюда до Каролины часю совершался гораздо скорее. — Я вполне могу это подтвердить, — вставила вдова адмирала, не способная отвлечься от мыслей, которые, раз возникнув, уже не могли изменить свое течение. — Ведь мой покойный высокочтимый и доблестный супруг провел однажды эскадру своего царственного повелителя от одного конца американских владений его величества до другого в срок более короткий, чем тот, что назвала моя племянница. Правда, они, может быть, старались идти как можно скорее, преследуя врагов короля и родины, но, во всяком случае, это доказывает, что переезд может занять не больше месяца. — Страшнее всего этот ужасный Хенлопен, где с одной стороны песчаные отмели и обломки разбитых судов, а с другой — течение, которое называется Гольфом! — вскричала Джертред; при этом она побледнела и стала еще прелестнее, ибо неумение скрыть свою робость часто делает юную и красивую девушку еще привлекательней. — Если бы не Хенлопен с его шквалами, мелями и пучинами, я бы думала только о радостной встрече с отцом. Миссис Уиллис, никогда не поощрявшая в своей воспитаннице этих проявлений вполне естественной слабости, какими бы милыми они ни казались посторонним, довольно строго повернулась к молодой девушке и, намереваясь раз и навсегда покончить с ее страхами, заметила коротко и твердо: — Если бы все опасности, которых ты боишься, в самом деле существовали, то корабли не совершали бы этот путь ежедневно, ежечасно и вполне благополучно. А вам, сударыня, часто случалось плыть по морю из Каролины вместе с адмиралом де Лэси? — Никогда, — поспешно и несколько сухо ответила вдова. — Здоровье не позволяло мне совершать морские путешествия. Но, конечно, Уиллис, мне, как супруге и вдове морского офицера, не подобает быть невежественной в мореходном деле. Думаю, что во всей Британской империи найдется не много дам, которые бы лучше меня понимали, как надо управлять судном и даже эскадрой, в особенности эскадрой. Эти познания я получила самым естественным образом, будучи подругой жизни офицера, которому выпало на долю быть флотоводцем. Полагаю, что вам-то это дело совершенно незнакомо. Неумирающие горестные воспоминания, по-видимому, наложили печать кроткой грусти на спокойное и полное достоинства лицо миссис Уиллис, но теперь оно на мгновение затуманилось скорбью. Поколебавшись, словно ей хотелось переменить разговор, она ответила: — Я немного знаю море. В жизни мне пришлось совершить немало морских путешествий, и иногда опасных. — Но вы были простой пассажиркой. Из всех женщин только мы, жены моряков, можем претендовать на подлинное знание этой благородной профессии. Есть ли на свете, — вскричала вдова морехода, охваченная профессиональной гордостью, — что-нибудь прекраснее корабля, разрезающего грудью волны! Корабля, что бороздит кормой открытое море и оставляет под баксами пену, по которой следующие сзади суда узнают дорогу 31. Не знаю, милая Уиллис, понятно ли вам то, что я говорю, но для моего наметанного глаза нет образа более возвышенного и прекрасного! Едва заметная улыбка тронула губы гувернантки. В этот момент из верхнего помещения башни донесся приглушенный смех. — Вы ничего не слышали? — испуганно спросила Джертред. — На мельнице еще остались крысы, — спокойно ответила миссис Уиллис. — Мельница! Ну зачем вы, миссис Уиллис, упорно называете эти живописные руины мельницей? — Как бы ни страдало от этого их очарование в твоих юных глазах, я вынуждена называть их мельницей. — Не так уж много руин в нашей стране, дорогая моя наставница, — со смехом ответила девушка, хотя огонек в ее глазах доказывал, что она готова вполне серьезно отстаивать свое мнение, — чтобы мы имели право лишать их того, чем они могут быть для нас интересны. — Тем лучше для страны! Развалины в стране — словно признаки дряхлости в человеке: они лишь грустные свидетельства излишеств и страстей, ускоривших беспощадную работу времени. Эти колонии, милая Джертред, похожи на тебя своей юностью, свежестью и даже своей невинностью. Будем надеяться, что и им и тебе суждена долгая, плодотворная и счастливая жизнь. — Благодарю вас и за себя и за страну, но все же я никак не могу признать, что эти живописные развалины — всего-навсего мельница. — Чем бы они ни были, они уже давно стоят на этом месте и, судя по всему, простоят еще немало времени, чего нельзя сказать о нашей темнице, как ты назвала то прекрасное судно, на котором нам предстоит плыть. Если мои глаза меня не обманывают, сударыня, — обратилась она к адмиралыпе, — его мачты медленно колеблются вон там, выше уровня городских труб. — Вы правы, Уиллис. Матросы, видимо, буксируют его во внешнюю гавань и там основательно укрепят на якорях, пока не настанет время развернуть паруса и выйти утром в море. Это самый обычный маневр, и адмирал так хорошо растолковал мне его, что я без труда смогла бы руководить им, если бы это подобало моему полу. — Во всяком случае, он напоминает нам, что мы-то сами еще не закончили своих приготовлений. Как ни прелестно это местечко, Джертред, сейчас мы должны покинуть его по меньшей мере на несколько месяцев. — Да, — продолжала миссис де Лэси, медленно идя вслед за гувернанткой, которая уже вышла из-под свода башни, — целые флоты часто буксировались и ставились на якоря в ожидании попутного ветра и прилива. Лишь те женщины ведают опасности океана, кто был связан теснейшими узами с моряками, достигшими высокого ранга по службе. И никто, кроме них, не способен по-настоящему ощутить все величие этой облагораживающей профессии. Восхитительное зрелище — корабль, разрезающий волны своей кормой и оставляющий кильватерный след на ровной глади моря, словно боевой конь, рвущийся вперед. Ответ миссис Уиллис уже не долетел до подслушивающих. Джертред последовала за своими спутницами, но, отойдя на несколько шагов от башни, она остановилась и еще раз на прощание взглянула на полуразвалившиеся стены. Около минуты царило глубокое молчание. — В этой груде камней, Кассандра, — обратилась Джертред к чернокожей девушке, которая шла рядом с ней, — есть что-то особенное, и мне очень хотелось бы, чтобы это была не просто мельница. — Там крысы, — ответила простодушная негритянка. — Вы слышали, что сказала миссис Уиллис? Джертред повернулась к своей служанке, рассмеялась и потрепала ее по черной щеке белоснежными пальчиками, как будто журя за то, что та хотела разрушить красивую иллюзию, которая была ей так дорога; затем она быстро сбежала с холма, догоняя тетку и гувернантку, словно юная, радостная Аталанта 32. Двое молодых людей, по странной случайности подслушивавшие в башне этот разговор, глядели из своих окошек до тех пор, пока легкая фигурка девушки в развевающемся на бегу платье не исчезла из виду. Тут они повернулись друг к другу, и некоторое время каждый пытливо глядел в глаза другого, словно стараясь прочесть его мысли. — Я готов поклясться под присягой перед самим лордом-канцлером, — воскликнул внезапно юрист, — что эта башня никогда не была мельницей. — Быстро же вы отказались от своего мнения? — Я собираюсь стать судьей, и потому меня можно убедить разумными доводами. Тут выступал очень красноречивый адвокат, и я осознал свое заблуждение. — А между тем в башне есть крысы. — Сухопутные или водяные? — быстро спросил джентльмен в зеленом, окидывая моряка испытующим взглядом, которым он так умел приводить в смущение собеседника. — Думаю, что и те и другие, — последовал колкий ответ, — но первые — наверняка: разве что джентльменов в мантиях слишком жестоко ославила молва. Юрист рассмеялся. Дерзкий выпад по адресу его ученой и уважаемой профессии, по-видимому, ни в малейшей степени не рассердил его. — В вас, моряках, столько наивной и забавной искренности, — сказал он, — что ей-богу же вы просто неотразимы! Я восторженный поклонник вашей благородной профессии и немножко знаком с морской терминологией. Может ли быть, например, зрелище прекраснее гордого корабля, рассекающего волны кормой и оставляющего кильватерный след, подобно резвому боевому коню на всем скаку? — И пену под баксами в качестве маяка для следующих за ним судов. И, словно их чрезвычайно забавляла игра поэтическими образами достойной адмиральской вдовы, оба разразились таким хохотом, что старые развалины задрожали, как в те дни, когда еще вертелись здесь деревянные крылья. Первым успокоился юрист, ибо молодой моряк веселился гораздо более непосредственно и самозабвенно. — Но это почва, скользкая для всех, кроме вдовы моряка, — заметил юрист, перестав смеяться так же внезапно, как начал. — Молоденькая, та, что не одобряет мельниц, — просто прелесть! Похоже, что она приходится племянницей знатоку мореходства. Юный моряк, в свою очередь, перестал смеяться, словно внезапно ощутив, как нехорошо делать предметом веселья столь близкую родственницу прекрасного видения, представшего перед его взором. Но каковы бы ни были его тайные помыслы, он только ответил: — Она сама это объявила. — Скажите, — произнес юрист и подошел поближе к собеседнику, словно хотел поделиться с ним важной тайной, — вам не показалось, что у той, кого они именовали миссис Уиллис, голос звучит как-то особенно проникновенно и трогательно? — А вы это заметили? — Он звучал для меня, как голос оракула, таинственный шепот провидения, слова самой истины. Какой удивительный, проникающий в душу голос! — Признаюсь, и на меня он произвел впечатление, но такое странное, что его и не выразишь словами. — Словно наваждение какое-то! — ответил юрист, прохаживаясь взад и вперед по тесному помещению. На лице его веселье и ирония сменились сосредоточенной задумчивостью. Собеседник, видимо, не склонен был прерывать его размышления: он стоял, прислонившись головой к стене, занятый своими мыслями. Наконец юрист стряхнул с себя задумчивость с той поражающей внезапностью, которая, видимо, была ему вообще так свойственна, подошел к окошку и, указав Уайлдеру на судно во внешней гавани, коротко спросил: — Вы не потеряли интерес вон к тому судну? — Нисколько. На такое судно приятно смотреть моряку. — Не хотите ли попытаться проникнуть на него? — В такой час? И один? Я ведь не знаю ни капитана, ни кого-либо из команды. — Можно выбрать и другое время, а моряка всегда радушно встретят его товарищи по профессии. — Эти работорговцы не очень-то охотно принимают гостей. У них есть оружие, и они умеют держать чужаков на расстоянии. — Разве у моряков нет пароля, по которому узнается собрат? Каких-нибудь фраз вроде «разрезать волны кормой» или других многозначительных выражений вроде тех, что мы сейчас слышали? Уайлдер, в свою очередь, пристально взглянул на собеседника, видимо, обдумывая, как отвечать на его настойчивые вопросы. — Почему вы меня об этом спрашиваете? — холодно спросил он. — Потому что я убежден в том, что нерешительность не завоюет корабля так же, как «никогда робкое сердце не завоюет красавицу». Вы сказали, что ищете места. Будь я адмиралом, я бы назначил вас своим флаг-капитаном. Когда нам в суде нужно вынести постановление, мы предварительно нащупываем почву. Но, может быть, я, совершенно незнакомый вам человек, говорю слишком свободно? Во всяком случае, не забывайте, что, хотя это совет юриста, он вам дается бесплатно. — И ввиду столь необычайной бескорыстности заслуживает большего доверия? — Об этом уж вы сами судите, — ответил незнакомец в зеленом, с большой осторожностью ставя ногу на лестницу и начиная спускаться, так что вскоре моряку оставалась видна только его голова. — Ну, теперь я в буквальном смысле слова рассекаю волны кормой, — добавил он, так как спускался, пятясь задом; ему, видимо, доставило большое удовольствие сделать ударение на этих словах. — Прощайте, друг мой! Если мы больше не встретимся, советую вам никогда не забывать о крысах ньюпортских развалин. С этими словами он исчез из виду, и мгновение спустя его тонкая фигура виднелась уже внизу. Тут он повернулся и самым хладнокровным образом изо всех сил толкнул лестницу ногой, так что это единственное приспособление для спуска свалилось на землю. Затем, взглянув на изумленного Уайлдера, он небрежно кивнул ему, еще раз попрощался и быстрым шагом вышел из-под арки. — Странный, чтобы не сказать наглый, поступок! — проворчал Уайлдер, который таким образом оказался в башне пленником. Убедившись, что он не сможет прыгнуть в люк, не повредив себе ног, молодой моряк бросился к окошку, чтобы пристыдить предателя или удостовериться, что тот всерьез бросил его на произвол судьбы. Но юрист был уже так далеко, что ничего не смог бы услышать. Уайлдер остался на месте, не зная, что ему предпринять. Пока происходили все описанные выше сцены, Фид с негром прилежно уничтожали содержимое своего мешка, сидя под забором, где мы их оставили. Фид уже насытился, к нему вернулась страсть всех поучать, и в ту самую минуту, когда Уайлдер оказался один в башне, Дик прилежно наставлял негра в деликатном вопросе о том, как вести себя в смешанном обществе. — Так вот, Гвинея, — сказал он в заключение, — для того чтобы в обществе иметь руль на ветре, никогда нельзя бросать все к черту и выходить из спора кормой вперед, как ты нынче поступил. По моему разумению, этот господинчик Найтингейл много храбрее в баре, чем па палубе в шквал. И, если бы ты, видя, что в споре я становлюсь на траверз 33 к его носу, держал руль к ветру так, чтобы ударить в его корму, мы бы взяли его в такой оборот, что парень совсем осрамился бы в глазах слушателей… Кто это там вопит? Какой повар закалывает соседскую свинью? — Господи! Мистер Фид, — вскричал негр, — это мистер Гарри! Он высунул голову из пушечного порта там, в маяке, и голосит, словно матрос в шлюпке с вынутой втулкой! — Ну-ну, уж он-то сам сумеет поставить брамсель или бомкливер! У этого парня, когда он начинает голосить, глотка как французский рожок! И какого черта он скликает людей к этой истрепанной ветрами развалине? Во всяком случае, если ему приходится одному управляться со своей посудиной, он один и виноват: начал сражение без барабанного боя и даже не собрал своих людей. Однако сообразив, в каком положении оказался их товарищ, Дик с негром поспешили к башне и вскоре приблизились к ней настолько, что могли разобрать его слова. Кратко и четко, как подобает морскому офицеру, отдающему команду, Уайлдер велел им поднять лестницу. Оказавшись на свободе, он поспешно спросил, не заметили ли они, в каком направлении скрылся незнакомец в зеленом. — Вы имеете в виду того парня в сапогах, что старался там, на пристани, просунуть свое весло в чужую уключину? — Того самого. — Он пошел круто к ветру, пока не обогнул вон тот сарай, потом переменил галс и направился к юго-востоку, в открытое море, и, думаю, поставил на реях все свои лиселя, так как шел чертовски быстро. — За мной! — крикнул Уайлдер, устремившись по указанному Фидом направлению и не слушая больше его объяснений. Но поиски оказались напрасны. Хотя они расспрашивали всех и каждого даже после захода солнца, никто не мог им сказать, куда девался незнакомец в зеленом. Кое-кто видел его и обратил внимание на его необычный костюм и дерзкий, проницательный взгляд. Но, по всем данным, он исчез из города таким же странным и загадочным образом, как появился. Глава V Нет, вы посмотрите, какой храбрец! Ну, я сейчас с тобой по-свойски поговорю! Шекспир, Кориолан Жители Ньюпорта рано отходили ко сну. Они в высшей степени отличались той умеренностью и рассудительностью, какие и в наши дни свойственны населению Новой Англии. К десяти часам в городе не осталось ни одного дома, где дверь не была бы заперта на ночь. Хозяин «Ржавого якоря», как назывался кабачок, где Фид и Найтингейл едва не дошли до рукопашной, закрыл свои двери точно в восемь. Для него это было своего рода искуплением: пока он спал, уменьшалась тяжесть мелких грешков, которые он мог совершить в течение дня. И действительно, можно считать общим правилом, что те, кому труднее других сохранить свое доброе имя в глазах поборников трезвости и умеренности, с особенной непреклонностью отказываются от соблазнов мирской суеты в тех случаях, когда того требует обычай. В свое время всех крайне возмущало, что в доме у адмиральской вдовы свет горел гораздо позже того часа, когда, по обычаю, его полагалось тушить. Эта славная дама была повинна и еще кое в каких мелочах, вызывавших неодобрительное шушуканье некоторых посещающих ее особ женского пола. Обычно адмиральша по вечерам не работала, зато в субботу вечером все могли видеть, что она, принадлежащая к епископальной церкви, сидит за рукоделием. Впрочем, славная дама делала это нарочно, стараясь таким способом подчеркнуть свою приверженность к вере в том, что вечер воскресенья и есть вечер «дня субботнего». По правде сказать, между нею и женой городского священника велась по этому поводу своего рода молчаливая война. К счастью, особой враждебности при этом заметно не было. Жена священника довольствовалась тем, что в воскресенье вечером, приходя в гости к вдове, приносила с собой рукоделие и временами прерывала беседу, усердно работая иглой в течение пяти-шести минут. А единственная мера предосторожности, принимаемая миссис де Лэси против такого нечестия, состояла в том, что она перелистывала в это время молитвенник, видимо, заменявший ей святую воду, с помощью которой дьявола держат на расстоянии, какое церковь считает спасительным для верующих. Как бы то ни было, около десяти часов вечера того дня, когда начинается наш рассказ, в Ньюпорте стояла такая тишина, словно в городе не было ни души. Ночных сторожей там вообще не бывало по той простой причине, что в колониях тогда не существовало профессиональных воров. Поэтому, когда Уайлдер и его два спутника вышли из своего убежища на пустынные улицы, было так тихо, словно на них никогда не ступала человеческая нога. Не видно было ни единого огонька. Однако наши искатели приключений, видимо, хорошо знали, куда идти, ибо не стали стучаться к кому-либо из заспанных трактирщиков и просить приюта, а весьма уверенно направились к берегу. Уайлдер шел впереди, за ним следовал Фид, а Сципион, спокойный и покорный, как обычно, замыкал шествие. На самом берегу они обнаружили несколько небольших шлюпок, привязанных к сваям ближайшей пристани. Уайлдер дал своим спутникам какое-то поручение и направился к месту, удобному для спуска. Вскоре в берег одновременно врезались носами две шлюпки, одну вел негр, другую — Фид. — Это еще зачем? — спросил Уайлдер. — Разве одной недостаточно? Вы, наверно, ошиблись? — Никакой тут нет ошибки, — ответил Фид, опустив весло в воду и приглаживая волосы пятернею, видимо, весьма довольный собой. — Все так же ясно, как солнце в ясный день и при тихой погоде. Гвинея в шлюпке, которую вы наняли, но, по-моему, вы плохо выбрали. А так как мое правило «лучше поздно, чем никогда», я осмотрел все здешние посудины, и если перед вами не самый быстроходный и прочный ялик 34 из всех, что там стояли, значит, я в этом деле ничего не смыслю. А ведь очутись здесь наш приходской священник, он бы сказал вам, что папаша мой был лодочный мастер. Да, да, он даже побожился бы, — конечно, если бы вы ему за это хорошо заплатили. — Слушай, парень, — гневно воскликнул Уайлдер, — ты когда-нибудь доведешь меня до того, что я вышвырну тебя на берег. Отведи лодку на прежнее место и привяжи, да не хуже, чем раньше. — Вышвырнуть меня на берег означало бы одним ударом перерубить все наши тали 35, мистер Гарри, — невозмутимо возразил Фид. — Не очень-то сладко придется и вам и Сципиону, если с вами не будет меня. Разве мы плохо держались на воде, с тех пор как плаваем вместе? — Да, неплохо! Но иногда приходится разрывать даже двадцатилетнюю дружбу. — Прошу прощения, мистер Гарри, но будь я проклят, если поверю в это. Вот Гвинея — всего-навсего негр и, значит, не слишком подходящий собутыльник для белого человека, но знаете, я двадцать четыре года любуюсь на его черную рожу, мои глаза привыкли к этому цвету, и теперь он меня устраивает не хуже любого другого. К тому же в море, да еще в темную ночь, разницу и не разглядишь. Вы, мистер Гарри, мне еще не надоели, и из-за какой-либо ерунды мы с вами не разойдемся. — Тогда откажитесь от своей привычки брать то, что тебе не принадлежит. — Ни от чего я не откажусь. Ни один человек в мире не скажет про меня, что я сошел с палубы, пока на бимсах 36 остается хоть одна доска. И разве я могу отказаться от своих прав? Да и что случилось? Из-за чего созывают всю команду поглазеть, как наказывают старого матроса? Вы дали бездельнику рыбаку, который никогда не побывал в более глубокой воде, чем та, где можно закинуть его удочку, дали ему, говорю я, блестящую монетку только за то, что ненадолго воспользуетесь его шлюпкой ночью или, может быть, захватите и утро. Ну, а что делает Дик? Он говорит про себя: «Это слишком много», и высматривает среди рыбачьих лодок такую, что стоит этих денег. Деньги можно проесть, а еще лучше — пропить. Поэтому их нельзя выбрасывать за борт, как золу из камбуза. Готов держать пари, что у владельцев этого ялика и той шлюпки матери — двоюродные сестры и что ваш доллар пойдет на табак и выпивку для всей семьи. Словом, никого я не обидел и ничего дурного не сделал. Уайлдер досадливо отмахнулся и, чтобы дать Фиду время выполнить приказание, медленно двинулся вдоль берега. Фид никогда не спорил против ясного и точного приказа, хотя и не прочь был иногда помешкать с исполнением. Поэтому он возвратил уведенную им лодку на место, однако дал себе волю и немного поворчал. Когда справедливость была восстановлена, Уайлдер сел в лодку, приведенную негром, и, видя, что его спутники уже сидят на веслах, велел им грести через гавань, но производить как можно меньше шума. — Той ночью, когда я вез вас в Луисбург на разведку, — сказал Фид, засовывая левую руку эа пазуху, а правой налегая на легкое весло так сильно, что лодочка быстро скользила по воде, — мы обвязали не только весла, но даже языки. Когда действительно надо заткнуть гребцам рот, я слова не скажу против этого. Но я из тех, кто считает, что язык нам дан, чтобы говорить, так же, как море — чтобы на нем жить, и потому всегда поддерживаю разумный разговор в трезвой компании… Гвинея, черт тебя побери, куда ты тянешь лодку? Остров же там, а ты гребешь прямо на церковь! — Навались на весла! — прервал его Уайлдер. — Идите вдоль судна. Они как раз проплывали мимо корабля, который отошел от пристани на якорную стоянку и на котором, как подслушал молодой моряк, миссис Уиллис с прелестной Джертред должны были отправиться в далекую Каролину. Пока шлюпка скользила вдоль судна, Уайлдер при тусклом свете звезд окинул его взором опытного моряка. От его наблюдательности не ускользнуло ничто: ни корпус, ни мачты, ни оснастка. Когда же они миновали корабль и все слилось в темную бесформенную массу, он оперся подбородком о борт лодки и задумался. На этот раз Фид не стал прерывать его размышления, ибо полагал, что они касались морских дел, которые в его глазах носили священный характер. Сципион, как всегда, молчал. Так прошло несколько минут. Наконец Уайлдер внезапно очнулся и отрывисто произнес: — Большое судно! Его не так просто догнать. — Это уж как придется, — с готовностью отозвался Фид. — Если он поставит паруса и ветер будет попутный, даже королевский крейсер измотается, прежде чем сблизится с ним настолько, чтобы можно было забросить абордажные крючья, но, если бы его затерло, когда он идет круто по ветру, я бы взялся напасть на него с наветренной стороны. — Друзья, — прервал Уайлдер, — теперь вам пора узнать кое-что насчет моих планов. Больше двадцати лет мы служили вместе и, можно сказать, были однокашниками. Я был еще совсем ребенком, Фид, когда ты привел меня к своему капитану, и ты не только спас мне жизнь, но и помог стать офицером. — Да, да, мистер Гарри, вы были тогда не очень-то объемистым грузом и не нуждались в капитанской койке, вам хватало и короткого гамака. — Я у тебя в большом долгу, Фид, за твое благородство и, должен добавить, за твою неизменную преданность мне с тех пор. — Это верно, я твердо гнул свою линию, мистер Гарри, и не отпускал своих крючьев, хоть вы частенько грозились списать меня на берег. Что до Гвинеи, то для этого парня с вами всегда хорошая погода, какой бы ни дул ветер; а вот между нами легко поднимается шквал, вы и сами это видели из нашего небольшого спора насчет лодки… — Хватит об этом, — прервал Уайлдер, видимо, сильно взволнованный горестными воспоминаниями о далеком прошлом. — Вы оба знаете, что нас разлучит только смерть, если, конечно, вы сейчас сами не пожелаете расстаться со мной. Знайте же, что я решился на одно отчаянное предприятие, которое легко может погубить и меня и всех, кто станет мне сопутствовать. Мне не хочется расставаться с вами, друзья, ибо разлука может оказаться вечной, но в то же время вы должны знать опасности, которые вас ожидают. — А по суше еще много придется ходить? — напрямик спросил Фид. — Нет. Все дело, каково бы оно ни было, придется делать на море. — Тогда доставайте свои корабельные книги и найдите место, где нарисовать два скрещенных якоря — знак, который заменяет все буквы двух слов «Ричард Фид». — Но все же, когда ты узнаешь… — А мне знать ни к чему, мистер Гарри. Разве мало я с вами плавал, когда мы узнавали маршрут после того, как распечатывали конверт с приказом? Неужели теперь я изменю долгу и не доверю вам свой старый остов? А ты, Гвинея, что скажешь? Плывешь с нами? Или высадить тебя на берег, вон там, на низком мысу, и оставить сводить знакомство с ракушками? — Мне и с вами хорошо, — пробормотал негр, как всегда всем довольный. — Да, да. Гвинея — он вроде как баркас каботажников: все время тащится в вашем кильватере, мистер Гарри. А я вот частенько выхожу на траверз вашему клюзу 37 или врезаюсь носом вам в корму. Во всяком случае, оба мы, как видите, плывем с вами и всеми условиями вполне довольны. А теперь скажите нам, что нужно делать, и никаких больше разговоров. — Не забывайте: я вас предупреждал, — ответил Уайлдер. Он понимал, что преданность его спутников беспредельна и ни в каком поощрении не нуждается, и по длительному и суровому опыту знал, как слепо он может полагаться на их верность, несмотря на те или иные слабости, присущие таким людям, как они. — Помните, о чем я вам говорил. А теперь гребите к судну, что стоит на рейде. Фид с негром быстро исполнили приказание, и шлюпка понеслась по волнам между островком и берегом, который по сравнению с ним казался материком. Приблизившись к кораблю, гребцы стали работать веслами слабее, а затем и вовсе их положили: Уайлдер предпочитал, чтобы шлюпку медленно несло течением к судну, ибо он хотел хорошенько осмотреть его, прежде чем взойти на борт. — Вам не кажется, что на нем абордажные сетки 38 подтянуты к снастям? — спросил он, понизив голос, чтобы его не слышали на судне, и с большим интересом дожидаясь ответа. — По-моему, да, — ответил Фид. — У работорговцев совесть всегда немножко нечиста, и они не очень-то смелы, разве что когда охотятся за каким-нибудь молодым негром на побережье Конго. Ну, а в такую ночь, при береговом ветре и ясном небе, столько же шансов на то, что сюда заглянет французский корабль, сколько на то, что меня назначат лордом, адмиралтейства, а это, очевидно, произойдет не скоро — король пока еще не слишком хорошо осведомлен о моих заслугах. — Но эти ребята, несомненно, готовы устроить весьма теплую встречу любому, кто захотел бы взять их на абордаж! — продолжал Уайлдер, привыкший к цветистым сравнениям, которыми Фид любил пересыпать свою речь. Нелегко захватить судно, так хорошо подготовленное к бою, если только команда его состоит из настоящих людей. — Могу поручиться, что очередная вахта в полном составе дремлет там сейчас прямо у пушек, а с кат-балки 39 и гакаборта 40 все отлично просматривается. Однажды на «Гебе» сидел я с подветренной стороны на ноке 41 рея и вот вижу, с юго-запада движется на нас из открытого моря парус… — Тс-с! На палубе зашевелились! — Ясно, зашевелились: кок рубит плашку и, наверно, капитан потребовал ночной колпак 42. Но тут голос Фида был заглушен зычным окликом с корабля, похожим на рев морского чудовища, внезапно высунувшего голову из воды. Впрочем, наши искатели приключений сразу сообразили, что это всего лишь обычный способ окликать любую шлюпку. Уайлдер встал во весь рост и ответил. — Это еще кто? — раздался тот же странный голос. — На нашем судне никто так не отвечает. Где вы? — У вашего бакборта 43, ближе к носу, в тени. — А что вы там делаете, у меня под носом? — Разрезаю волны кормой, — ответил после минутного колебания Уайлдер. — Что это за дурень к нам дрейфует? — проворчал тот, кю их окликнул. — А ну-ка, давай сюда мушкет, и посмотрим, нельзя ли добиться от него ответа поучтивей. — Отставить! — донесся из какой-то отдаленной части судна спокойный, повелительный голос. — Все в порядке. Пусть они подойдут. Человек на носу корабля велел им подойти, и разговор прекратился. Только теперь Уайлдер обнаружил, что оклик относился к другой лодке, которая была еще далеко, и что он слишком поторопился ответить. Но, сообразив, что отступать уже поздно, и действуя соответственно ранее принятому решению, он велел своим спутникам повиноваться. — «Разрезаю волны кормой» — уж конечно, не самый учтивый ответ на оклик, — пробормотал Фид, опуская весло в воду. — Они обиделись, и этого за борт не выбросишь. Впрочем, мистер Гарри, если они пожелают затеять из-за этого ссору, дайте им хорошенько сдачи и рассчитывайте на нас. Ответа на эти ободряющие слова не последовало, ибо лодка была уже всего в нескольких футах от судна. Уайлдер поднялся на палубу среди глубокого и, как ему показалось, зловещего молчания. Ночь была темная, но звезды, мерцавшие в небе, светили достаточно ярко, чтобы зоркий глаз моряка мог различать предметы. Очутившись на палубе, наш молодой искатель приключений бросил но сторонам быстрый испытующий взгляд, как будто этот беглый осмотр мог разрешить все его сомнения. Человек невежественный в морском деле поразился бы, в каком порядке над темной массой корпуса вздымались к небу высокие мачты с как бы висящим в воздухе такелажем, чьи темные линии перекрещивались одна с другой так, что их весьма осмысленное переплетение могло показаться путаницей и неразберихой. Но все эти знакомые Уайлдеру предметы не привлекали сейчас его внимания. Он бросил быстрый взгляд вокруг себя. За исключением одного человека, закутанного в широкий морской плащ, по-видимому офицера, на палубе не было ни души. С каждой стороны ее выступали грозные батареи, установленные в прекрасном и внушительном порядке. Но нигде не было и намека на множество людей, всегда заполняющих палубу вооруженного корабля и необходимых при орудиях. Разумеется, в такой час большая часть команды должна была находиться по койкам, но ведь на вахте всегда полагается оставлять столько людей, сколько требуется для безопасности судна. Поэтому, увидев перед собой только одного человека, наш искатель приключений ощутил всю неловкость своего положения и необходимость как-то объясниться. — Вы, наверно, удивлены, сэр, — сказал он, — что я избрал для своего посещения столь поздний час? — Да, вас ждали раньше, — был короткий ответ. — Ждали? — Да, ждали. Разве я не видел, как вы с двумя своими товарищами, что сидят сейчас в лодке, целых полдня рассматривали нас с пристаней и даже со старой башни на холме. О чем говорит такое любопытство, как не о намерении попасть сюда? — Удивительно! — вскричал Уанлдер, несколько даже встревоженный. — Так вы знали мои намерения? — Послушайте, дружище, — прервал его собеседник, негромко рассмеявшись, — судя по одежде и всему вашему виду, вы моряк. Что ж вы думаете, на нашем судне нет подзорных труб или мы не умеем ими пользоваться? — У вас, наверно, есть причина так пристально следить за тем, что делают незнакомые вам люди на берегу? — Гм! А может, мы ждем груз. Но я полагаю, вы прибыли сюда в такой поздний час не для того, чтобы посмотреть нашу декларацию судового груза? Вы хотите видеть капитана? — А разве не его я вижу? — Где? — быстро спросил тот, встрепенувшись и тем самым обнаруживая свой почтительный страх перед начальником. — Перед собой. — Перед вами? Нет, в нашем списочном составе я пока не занимаю такой высокой должности, хотя когда-нибудь, может, придет и мое время. Скажите-ка, приятель, вы, когда плыли к нам, прошли под кормой вон того судна, что дрейфует по течению? — Конечно. Как видите, оно как раз на моем курсе. — Судно, видимо, в отличном состоянии и хорошо снабжено всем необходимым. Говорят, оно готово к отплытию. — Похоже, что так. Паруса наготове, и осадка у него такая, будто оно полностью нагружено. — Чем? — быстро спросил собеседник. — Думаю, тем, что указано в его декларации. Но вы-то как будто еще не грузились? Если вам предстоит грузиться в этом порту, вы выйдете в море не раньше чем через несколько дней. — Гм! Не думаю, чтобы мы надолго задержались после того, как отплывет наш сосед, — суховатым тоном заметил тот. Затем, словно испугавшись, что проговорился, он быстро добавил: — Вы же знаете, у нас, работорговцев, на борту нет почти никакого груза, кроме ручных кандалов да нескольких бочонков риса. А остальной наш балласт состоит из пушек да ядер, которыми их заряжают. — А разве такое тяжелое вооружение — обычное дело? — Может быть, да, а может быть, и нет. Правду сказать, на побережье закон не многого стоит, и сила зачастую нужнее, чем право. Наверно, наши хозяева и решили, что, если на борту окажется достаточно орудий и снаряженья, хуже от этого не будет. — Тогда следовало бы дать вам и людей, которые умеют с ними обращаться. — Об этом они, очевидно, позабыли. Эти слова почти заглушил тот же зычный голос, что окликал лодку Уайлдера. Над волнами снова прокатился мощный рев, означавший: — Кто идет? Последовал быстрый и короткий ответ по всем морским правилам, но произнесенный осторожно и негромко. Человека, с которым Уайлдер вел столь двусмысленную беседу, видимо, смутила эта внезапная помеха, и он несколько растерялся, не зная, как ему дальше себя вейти. Он сделал было движение, словно желая отвести посетителя в каюту, однако плеск весел послышался у самого борта, возвещая, что теперь уже поздно. Велев своему собеседнику не двигаться с места, человек устремился к шкафуту 44, чтобы встретить вновь прибывших. Таким образом, Уайлдер внезапно очутился в полном одиночестве. Это дало ему возможность возобновить свои наблюдения и разглядеть только что подплывших людей. Из шлюпки на палубу в глубоком молчании поднялись пять или шесть атлетически сложенных матросов. Они о чем-то пошептались с офицером, очевидно, что-то доложив ему и получив от него какой-то приказ. Затем с грот-мачты спустили трос и конец его бросили в лодку. Через минуту груз, который надо было поднять на палубу, закачался в воздухе, затем его медленно опустили, осторожно подтянули к борту и наконец благополучно положили на палубу. Во время всей этой процедуры, которая сама по себе является вполне обычным делом на судне, стоящем на якоре в порту, Уайлдер изо всех сил напрягал зрение. Темная масса, поднятая из лодки, вырисовывалась на более светлом фоне неба, и она показалась ему похожей на человеческое тело. Теперь вокруг нее столпились моряки. Началась какая-то суета, послышался долгий приглушенный разговор, потом матросы подняли груз — или тело — и исчезли вместе с ним за мачтами, шлюпками и пушками, загромождавшими носовую часть судна. Происшествие это весьма заинтересовало Уайлдера, но не настолько, чтобы он не заметил добрую дюжину каких-то предметов, которые внезапно выступили из-за реев и других особенно темных частей корабля. Это могли быть качающиеся блоки, но в то же время они сильно смахивали на человеческие головы, тем более что появлялись и исчезали как-то уж очень одновременно. По правде сказать, наш искатель приключений нисколько не сомневался в том, что именно любопытство заставило высунуться из укрытий все эти головы. Впрочем, ему не довелось долго размышлять об этих незначительных обстоятельствах, так как вскоре к нему вновь подошел его собеседник. — Вы, наверно, сами знаете, как трудно собирать матросов с берега, когда судно готовится к отплытию, — заметил он. — Но здесь, как я вижу, их поднимают наверх довольно несложным способом, — ответил Уайлдер. — Ах, это вы насчет парня на канате! У вас, приятель, неплохое зрение, раз вы на таком расстоянии отличаете складной нож от свайки. Но парень этот буянил… То есть он не то чтобы буйный — он просто пьян в стельку и буянил. И по-видимому, вполне удовлетворенный своим юмором и тем, что ему удалось дать такое простое объяснение, офицер захихикал, совершенно довольный собой. — Но вы все время на палубе, — быстро добавил он, — а капитан ждет вас у себя в каюте. Пойдемте, я вас отведу. — Постойте, — возразил Уайлдер. — Не лучше ли сперва доложить обо мне? — Да он и так знает, что вы здесь. У нас тут до его ушей все доходит задолго до того, как попадает в шканечный журнал. Уайлдер ничего больше не ответил, выказав, однако, полную готовность отправиться к капитану. Офицер подвел его к переборке, отделявшей капитанскую каюту от шканцев, и, указав на дверь, шепнул: — Постучите два раза и, если он ответит, входите. Уайлдер сделал то, что ему сказали. Он постучал, но его либо не услышали, либо не пожелали ответить. Тогда он постучал снова и услышал: «Войдите! ». Молодой моряк, обуреваемый разнообразными чувствами, которые найдут себе исход в дальнейшем нашем рассказе, открыл дверь и очутился лицом к лицу с незнакомцем в зеленом, залитым светом яркой лампы. Глава VI Простейший план: Взять тех, кто власть имеет, И тех держать, кто сможет. Вордсворт Помещение, куда вошел наш искатель приключений, довольно хорошо обрисовывало характер своего владельца. По форме и размерам это была обычная каюта, но обстановка и убранство ее являли странную смесь роскоши и воинственности. Висячая лампа была из массивного серебра, сама форма ее и отделка указывали на то, что в свое время она освещала некое более священное убежище. Массивные канделябры из того же драгоценного металла и тоже служившие в свое время церковной утварью стояли на внушительного вида столе красного дерева, все еще не потускневшем, хотя ему и было добрых полсотни лет. Резные ножки с упорами в виде позолоченных звериных лап явно говорили о том, что стол первоначально предназначался отнюдь не для корабельной каюты. Вдоль транца 45 стояло ложе, покрытое вышитым бархатным одеялом, а у переборки напротив — тахта, обитая голубым шелком и заваленная грудой подушек; очевидно, даже Азия принесла свою дань любящему удобства и роскошь владельцу капитанской каюты. Кроме этих бросающихся в глаза предметов обстановки, были там зеркала, серебряная и золотая посуда и даже портьеры, причем все эти вещи были самого различного стиля. Словом, странный их владелец, по-видимому, руководствовался в их выборе только собственным вкусом и думал скорее о великолепии каждого предмета, чем о полезных его свойствах или соответствии со всем окружающим. На фоне этого богатства и пышности грозные орудия войны выделялись особенно резко. В каюте находились четыре пушки, привлекшие к себе внимание Уайлдера своими размерами. Опытный моряк с первого взгляда сообразил, что их расположение в каюте позволяет в любой момент воспользоваться ими и что довольно пяти минут, чтобы очистить помещение от пышного хлама и превратить его в грозную и хорошо защищенную батарею. Пистолеты, сабли, полупики, абордажные топоры и другое мелкое оружие моряков было развешено и разложено в каюте с таким расчетом, чтобы служить своего рода воинственным украшением и находиться постоянно под рукой. Вокруг мачты составлены были мушкеты, а мощные деревянные подпоры по обеим сторонам двери достаточно ясно показывали, что переборку легко можно превратить в баррикаду. Все устройство каюты свидетельствовало о том, что она считалась подлинной цитаделью судна. Подтверждалось это и тем, что в ней имелся люк, сообщавшийся с помещением младших офицеров и ведший прямо в крюйт-камеру 46. Такое расположение корабельных помещений, несколько отличавшееся от того, к которому привык Уайлдер, сразу же бросилось ему в глаза, хотя у него и не было времени строить догадки относительно смысла и назначения всего увиденного. Когда незнакомец в зеленом (ибо одет он был так же, как в первую свою встречу с читателем) встал при входе посетителя, на лице его отразилось скрытое удовлетворение, может быть, несколько смешанное с иронией. Некоторое время оба глядели друг на друга, не произнося ни слова; наконец мнимый юрист счел, что пора прервать неловкое молчание. — Какое счастливое обстоятельство побудило вас оказать этому судну честь вашим посещением? — спросил он. — Думается, я могу ответить, что получил приглашение от самого капитана, — ответил Уайлдер таким же твердым и спокойным тоном, как и его собеседник. — А разве он показал вам свой патент, когда выдал себя за капитана? Говорят, на море командиру любого судна полагается иметь документы, подтверждающие его звание. — А как насчет этого смотрят в университетах? — Похоже, что я могу сбросить с себя адвокатскую мантию и взять в руки свайку! — с улыбкой ответил хозяин каюты. — В нашем с вами деле — впрочем, вы, кажется, предпочитаете слово «профессия» — есть нечто такое, что позволяет опознать друг друга. Да, мистер Уайлдер, — с достоинством добавил он, садясь и жестом предлагая гостю сделать то же самое, — я, как и вы, всю свою жизнь был моряком и — счастлив сообщить это вам — командую этим доблестным судном. — Тогда вы должны согласиться, что я не вторгся к вам без приглашения. — Охотно соглашаюсь. Мое судно понравилось вам. Я же со своей стороны готов заверить вас, что впечатление, которое вы произвели на меня, заставляет меня сожалеть, что мы не познакомились с вами раньше. Вы хотите поступить на службу? — Да. Стыдно бездельничать в такое неспокойное время. — Отлично. Мир, где мы с вами живем, мистер Уайлдер, устроен странно. Одни считают себя в опасности, если под ними что-либо менее основательное, чем terra firma 47, другие счастливы, если могут вверить свою судьбу морю. Опять же, одни полагают, что человек должен обo всем молить бога, а другие без лишних слов сами берут те блага, просить о которых им недосуг или нет охоты. Вы, несомненно, сочли благоразумным разузнать, чем мы, собственно, занимаемся, прежде чем явились сюда наниматься. — Ньюпортские горожане утверждают, что вы работорговец. — Деревенские сплетники никогда не ошибаются! Если на земле когда-либо существовали колдуны, то первым из их коварного племени был деревенский трактирщик, вторым — деревенский врач, а третьим — деревенский поп. Право на четвертое место могли бы оспаривать цирюльник и портной… Родерик! При этом последнем слове, которым капитан сам так бесцеремонно прервал свою речь, он легонько ударил в китайский гонг, свисавший с одного из бимсов потолка так, чтобы до него нетрудно было достать рукой. — Эй, Родерик, ты уснул? На шканцах имелись две офицерские каюты. Дверь одной из них открылась, и перед капитаном вытянулся в ожидании резвый мальчик. — Шлюпка возвратилась? Ответ был утвердительный. — Все в порядке? — Генерал у себя в каюте, сэр, и может ответить вам лучше, чем я. — Ну, так пусть генерал явится и доложит мне об исходе дела. Любопытство Уайлдера было до того возбуждено, что он даже затаил дыхание, чтобы не отвлекать собеседника, которым внезапно овладела задумчивость. Мальчик скользнул в люк с проворством змеи или, вернее, лисицы, прячущейся в нору, и в каюте воцарилась глубокая тишина. Капитан сидел, подперев голову рукой и словно позабыв о присутствии постороннего. Молчание могло бы продлиться очень долго, если бы его не прервало появление третьего человека. Прямая, словно застывшая фигура медленно выросла в узком отверстии люка, совсем как театральный призрак на сцене. Высунувшись до пояса, человек остановился, и к капитану повернулось лицо, выражавшее глубокое почтение. — Явился по вашему приказанию, — произнес глухой голос, причем губы говорившего почти не шевельнулись. Уайлдер вздрогнул от неожиданности. Впрочем, облик стоявшего в люке человека был настолько примечателен, что изумил бы любого зрителя. Человеку этому было лет пятьдесят, судя по его огрубевшим и словно задубившимся на морской службе чертам; лицо было красное, на щеках проступали весьма характерные сетки тонких жилок, удивительно напоминающие извивы виноградной лозы и, видимо, не зря служащие основанием для поговорки «Доброе вино само за себя говорит». Череп был лысый, но над каждым ухом виднелись клочки седоватых напомаженных и по-военному взбитых волос. Длинную шею обвивал черный галстук, плечи, руки и все туловище свидетельствовали о том, что человек этот высокого роста. Он закутан был в плащ, явно служивший чем-то вроде маскарадного домино, несмотря на свой довольно строгий покрой. Когда человек заговорил, капитан поднял голову и воскликнул, словно изумившись его появлению: — Ах, генерал! Вы уже на своем посту? Ну, были на берегу? — Да. — Нашли то место? И того человека? — И то и другое. — Что же вы сделали? — Выполнил приказ. — Отлично! Вы не офицер, а просто образец исполнительности, и я всегда об этом помню. Он кричал? — Мы заткнули ему рот кляпом. — Упрощенный способ пресекать жалобы. Все сделано так, как следовало, генерал. И, как всегда, вы заслужили полное мое одобрение. — Тогда вознаградите меня. — Чем же? У вас и без того самый высокий ранг, какой я в состоянии дать. После него — уже только дворянское звание. — Вот еще! Мои люди выглядят не лучше разных там ополченцев. Их надо одеть. — Оденем, и так, что даже гвардейцы его величества будут обмундированы хуже. Спокойной почи, генерал. Фигура опустилась в люк и исчезла точно призрак, совершенно так же, как появилась. Уайлдер снова остался наедине с капитаном. Тот, казалось, только сейчас сообразил, что странная беседа произошла при человеке, почти ему неизвестном и, вероятно, ожидающем каких-либо объяснений. — Мой друг, что сейчас был здесь, — произнес он высокомерно и в то же время нравоучительно, — командует отрядом, который на судне более регулярном назывался бы «морской пехотой». Он начал как младший офицер, но благодаря своим заслугам поднялся до своей нынешней высокой должности. Вы чувствуете, как сильно от него пахнет казармой? — Во всяком случае, больше, чем морем. Но разве работорговцы всегда имеют такое основательное военное снаряжение? Вы ведь вооружены до зубов. — Прежде чем мы обсудим нашу сделку, вы узнаете о нас побольше, — с улыбкой ответил капитан. Затем он открыл ящичек, стоявший на столе, вынул оттуда свиток пергамента, невозмутимо протянул его Уайлдеру и, быстро окинув молодого человека испытующим взглядом своих беспокойных глаз, произнес: — Можете убедиться, что у нас имеются охранные грамоты и что нам дано право, занимаясь нашим мирным делом, сражаться наравне с королевскими кораблями. — Но это же патент на бриг! — Верно, верно! Я дал вам не ту бумагу. Думаю, что вот эта окажется именно той. — Да, это подлинный патент на славное судно «Семь сестер». Но ведь у вас больше десяти пушек, а эти орудия здесь, в каюте, не четырех-, а девятидюймовые. — Вы так придирчивы, словно из нас двоих вы — судейский, а я — легкомысленный моряк. Полагаю, вы слышали о такой вещи, как расширение патента? — продолжал капитан, небрежно бросив пергамент на кучку других документов. Затем, встав со своего кресла, он принялся быстро расхаживать взад и вперед по каюте. — Нет нужды говорить вам, мистер Уайлдер, что мы ведем весьма смелую игру. Некоторые считают ее незаконной. Но, поскольку я не искушен в богословских спорах, этого вопроса мы касаться не станем. Вы явились сюда, хорошо зная чего хотите? — Я ищу места. — Не сомневаюсь, что вы обдумали и уже решили, на каком судне готовы пуститься в плавание. Чтобы не терять времени и говорить начистоту, как подобает двум честным морякам, я сразу же признаюсь, что мне нужен такой человек, как вы. Смелый и опытный моряк, постарше вас, но — скажу с уверенностью — не более достойный, еще месяц назад занимал офицерскую каюту на бак-борте, но он — увы! — пошел на корм рыбам. — Утонул? — Что вы! Нет. Он погиб в бою с королевским судном. — С королевским судном? Неужто вы расширили свой патент настолько, что сочли возможным вступить в сражение с кораблем его величества? — Разве, кроме Георга Второго, нет других королей? Может быть, тот корабль плавал под белым флагом 48, может быть, под датским. Во всяком случае, офицер, о котором я говорю, был доблестным человеком, и койка его сейчас так же пуста, как в тот день, когда мы сняли с нее его тело и бросили в море. Он-то уж мог бы принять командование в случае, если бы меня сразил злой рок. Мне было бы спокойнее умирать, если бы я был уверен, что это благородное судно попадет в руки человека, который сумеет должным образом им воспользоваться. — Но ведь стрясись такая беда, владельцы судна сами назначили бы вам преемника. — Владельцы — люди весьма благоразумные, — ответил капитан, снова бросив на своего гостя испытующий взгляд, заставивший Уайлдера опустить глаза. — Они редко беспокоят меня придирками или приказаниями. — Они к вам снисходительны! Но я вижу здесь, среди корабельного хлама, немало различных флагов. Вероятно, вам разрешают пользоваться любым из них по своему усмотрению? При этом вопросе многозначительные и понимающие взгляды собеседников скрестились. Капитан вынул из полуоткрытого ящика один флаг, привлекший внимание гостя, и, развернув его во всю ширину, сказал: — Как видите, это лилии Франции. Герб с претензиями на незапятнанность — неплохая эмблема, достойная безукоризненных французов. Тем не менее он несколько загрязнился от долгого употребления. Вот расчетливый голландец — просто, солидно, дешево. Я не очень люблю их флаг: если корабль, идущий под ним, представляет собой ценность, владельцы не очень-то склонны отдавать его. Вот флаг чванливых гамбуржцев. Они владеют всего одним богатым городом и хвалятся этим, выставляя напоказ его башни. О прочих своих богатствах они в этой аллегории предпочитают мудро умалчивать. А вот полумесяцы турков, нации лунатиков, воображающей себя наследницей царства небесного. Пускай себе наслаждаются этим сознанием: они редко ищут благословения небес в открытом море. А это — африканцы, мелкие спутники, вращающиеся вокруг турецкой луны. Я мало общался с этими господами: они редко возят ценный груз. Ага, вот кого я люблю — пышный испанец! Желтое поле напоминает о сокровищах его рудников. А корона? Можно подумать, она и впрямь отлита из золота — так и хочется протянуть руку и схватить ее. А вот и более скромный, но все же богатый португалец. Я всегда считал, что в такие вот роскошные безделушки — я имею в виду распятие, которое, как видите, висит в благочестивом соседстве с дверью моей каюты, — вставлены настоящие бразильские алмазы. Уайлдер обернулся и взглянул на драгоценную эмблему, действительно висевшую на переборке в нескольких дюймах от указанного места. Удовлетворив свое любопытство, он опять было принялся рассматривать флаги, как вдруг почувствовал на себе еще один из тех испытующих взглядов, которыми капитан старался украдкой прочесть мысли, отражавшиеся на лицах его собеседников. Возможно, он и сейчас пытался выяснить, какое впечатление производит на гостя вся эта обильная выставка. Как бы то ни было, Уайлдер не мог сдержать улыбку: ему пришло в голову, что каюта была убрана таким образом нарочно, в предвидении его прихода и в расчете на то, что пышность убранства окажет на него благоприятное воздействие. Капитан заметил эту улыбку и, может быть, неправильно истолковал ее; во всяком случае, именно эти верные или неверные догадки побудили его продолжать ироническое описание флагов еще более живо и весело, чем прежде. — Эти двуглавые чудища — сухопутные птицы и редко отваживаются вылетать в открытый океан, — продолжал он. — Они не для меня 49. Вот мужественный, доблестный датчанин, вот упорный швед, а это мелкота, — произнес он, быстро проведя рукой по более тонким валикам, аккуратно лежавшим на отведенных им местах, — хоть она тоже развевает по ветру свои тряпки подобно великим державам. Вот роскошный неаполитанец… Ах, вот наконец и ключи от царства небесного! Флаг самый подходящий, чтобы умереть под ним. Однажды под этим самым лоскутком я сцепился врукопашную с тяжело вооруженным алжирским корсаром… — Как, вы решились сражаться под знаменем церкви? — Исключительно из благочестия. Я представил себе, как изумится варвариец, обнаружив, что мы отнюдь не возносим к небу молитвы. Не успели мы дать по нему один-два залпа, как он стал клясться, что сам аллах предопределил ему сдаться. Когда я обрушился на него с наветренной стороны, мусульманин, наверно, решил, что его атакует весь святой конклав 50 и что близок конец Магомета и всех его потомков. Признаюсь, я сам спровоцировал столкновение, показав ему эти мирные ключи, — он ведь по тупости своей полагал, что они открывают добрую половину несгораемых шкафов христианского мира. — И вы отпустили его, когда он признал свою ошибку? — Да, с должным напутствием. Мы обменялись кое-какими товарами и расстались. Я оставил его курить трубку в бурном море с форстеньгой за бортом, с бизань-мачтой под кормой и шестью-семью пробоинами в подводной части, куда все время вливалось ровно столько воды, сколько ее откачивали. Он был на верном пути к тому, чтобы обрести свою долю райского блаженства. Но так предопределил аллах, и он был доволен! — А это что за флаги? О них вы не упомянули. Их много, и они богато расшиты. — Это флаги Англии. Они, подобно ей самой, аристократично пестры, как ее партии, и не лишены юмора. Здесь есть тряпье для всех рангов и положений, как будто люди не сделаны из одного теста и подданные одного королевства не могут плавать под одним флагом. Вот флаг лорда главного адмирала, вот святой Георгий, вот красное поле, вот голубое — на любой случай или для любой прихоти. Вот полосы матери Индии 51 и даже сам королевский штандарт 52! — Королевский штандарт! — Почему нет? Ведь говорят же, что капитан — самодержец на своем корабле. Да, это штандарт короля, и более того — мы поднимали его, когда встретились с адмиралом. — То есть как? — вскричал молодой человек с ужасом, который испытывает священнослужитель при виде святотатства. — Поднимать королевский штандарт перед адмиральским судном! Все мы знаем, как трудно, даже опасно выкинуть ради забавы хотя бы простой вымпел в виду королевского крейсера… — Люблю подразнить этих негодяев! — прервал его капитан с приглушенным, но горьким смехом. — В этом есть какое-то особое удовольствие. Они не раз пытались наказать меня за это, но всегда безуспешно — силенок не хватало. Но вы-то понимаете, как приятно сводить счеты с законом, выставив напоказ это широкое полотнище… Больше говорить не стоит. — А каким из всех этих флагов вы чаще всего пользуетесь? — спросил Уайлдер после краткого, но глубокого раздумья. — В этом отношении я прихотлив, как пятнадцатилетняя девчонка в выборе лент. Иногда я меняю по дюжине флагов в день. Немало достойных купцов, придя в порт, рассказывали чистую правду то о голландце, то о датчанине, с которым они перемолвились словечком в открытом море. В дни сражений у меня на этот счет тоже бывают всякие причуды. Но особенно я люблю один флаг. — Какой же? Капитан положил руку на один из свернутых флагов и на минуту замер. Он смотрел на своего гостя так пристально и напряженно, что, казалось, читал в самых глубинах его души. Затем он развернул перед юношей ровное кроваво-красное полотнище без вышивки, без всяких украшений и торжественно произнес: — Вот он. — Но ведь это пиратский флаг! — Да. И он мне больше по вкусу, чем мрачное черное поле с черепами и прочей ребяческой чепухой. Этот флаг не угрожает, он просто говорит: «Купить меня можно только такой ценой». Мистер Уайлдер, — добавил он, оставив иронически-шутливый тон, в котором вел предшествующий разговор, и в голосе его зазвучали властные нотки, — мы понимаем друг друга. Пора каждому из нас плавать под собственным флагом. Нужно ли говорить вам, кто я? — Полагаю, что не нужно, — сказал Уайлдер. — Если я верно толкую все эти явные приметы, передо мною… — … Красный Корсар, — докончил его собеседник, заметив, что Уайлдер не решается произнести эти страшные слова. — Да, это так, и я надеюсь, что наш разговор — начало прочной и долгой дружбы. Сам не понимаю, почему с момента нашей первой встречи меня влечет к вам какое-то неизъяснимое, но сильное чувство. Может быть, я ощутил пустоту, которую мое положение создает вокруг меня. Как бы то ни было, я принимаю вас от всего сердца и с распростертыми объятиями. Хотя все, что предшествовало этому открытому объяснению, доказывало, что Уайлдер и раньше имел некоторое представление о характере корабля, на который он так смело явился, молодой моряк не без смущения выслушал признание собеседника. Слава этого знаменитого пирата, его дерзновенность и щедрость, так часто сочетавшиеся с жестокостью, его неизменное презрение к смерти — все это, вероятно, теснилось в уме нашего искателя приключений и заставляло его колебаться. Он готовился принять важное решение, а всем нам свойственны колебания на серьезных жизненных поворотах, даже если повороты эти отнюдь не неожиданны. — Вы не ошиблись ни насчет моих намерений, ни насчет моих подозрений, — произнес он наконец, — ибо должен признаться, я искал именно ваш корабль. Я согласен служить у вас. С этой минуты вы можете назначить меня на любую должность, к какой я, по вашему мнению, более всего подхожу. — Вы будете моим первым помощником. Утром это будет объявлено всей команде, и, если окажется, что я в вас не ошибся, вы станете моим преемником в случае моей смерти. Может быть, вас поразит, что я так внезапно проникся к вам доверием. Пожалуй, это и впрямь немного странно. Но ведь мы не можем набирать людей с барабанным боем на улицах английских городов, как вербовщики королевского флота. И если я сколько-нибудь понимаю людей, то мне сдается, что, беззаветно доверившись вашей честности, я одним этим укрепил в вас расположение ко мне. — Вы правы! — вскричал Уайлдер с внезапным порывом. Корсар спокойно улыбнулся и продолжал: — У молодых людей вашего возраста зачастую душа нараспашку. Но, оставив даже в стороне мою к вам симпатию, должен сказать, дабы вы не потеряли веры в осмотрительность вашего командира, что мы с вами уже встречались раньше. Мне стало известно о вашем намерении разыскать меня и предложить мне свои услуги. — Это невозможно! — вскричал Уайлдер. — Ни один человек… — … не может быть вполне уверен, что его тайные помыслы никем не разгаданы, — перебил Корсар, — если у него такое открытое лицо, как у вас. Только сутки назад вы находились в добром городе Бостоне. — Охотно признаю, но… — Сейчас вы признаете и все остальное. Вы проявили слишком сильное любопытство, расспрашивая олуха, который заявил, что мы отобрали у него паруса и провиант. Лживый негодяй! Пусть не попадается мне вторично, не то получит такой урок, что сразу научится быть честнее. Неужели он воображает, что такая жалкая добыча могла бы заставить меня развернуть паруса хоть на дюйм или спустить в море шлюпку? — Значит, все это неправда? — спросил Уайлдер, не скрывая изумления. — Правда? Да разве я таков, как меня расписывают? Приглядитесь-ка получше к чудовищу, чтобы от вас ничто не ускользнуло, — ответил Корсар со сдавленным смехом, в котором презрение к клевете старалось заглушить уязвленную гордость. — Где рога, где копыта? Потяните-ка носом воздух — разве здесь пахнет серой? .. Но довольно об этом. Я узнал, что вы наводили о нас справки, и мне понравилось ваше лицо. Словом, я решил вас изучить. Действовал я довольно осторожно, но все-таки подошел к вам настолько близко, что достиг своей цели. Вы понравились мне, Уайлдер, и, надеюсь, вы ответите мне взаимностью. Новоиспеченный пират ответил поклоном на любезные слова начальника и промолчал, видимо, не зная, что сказать. Затем, словно желая поскорее положить конец разговору, он быстро произнес: — Теперь, когда мы договорились, я не стану вам больше докучать и уеду на ночь, а утром возвращусь и приступлю к своим новым обязанностям. — Уедете? ! — воскликнул Корсар, резко останавливаясь и устремив испытующий взгляд на молодого человека. — Мои офицеры обычно не оставляют корабль в такой поздний час! Моряк должен любить свое судно и ночевать на берегу только в случае крайней нужды. — Давайте объяснимся до конца, — быстро возразил Уайлдер. — Если я должен быть рабом и нужен вам как добавочный болт или заклепка на обшивке, тогда сделке нашей конец. — Гм! Ваш пыл, сэр, нравится мне больше, чем ваше благоразумие. Я человек привязчивый и не люблю даже самой короткой разлуки с друзьями. Чего вам недостает на судне? Я не стану говорить о низменных предметах, которыми удовлетворяются простейшие потребности. Но вас научили ценить творения человеческого разума — здесь много книг. У вас изысканный вкус — здесь кругом красивые вещи. Вы бедны — здесь богатство. — Все это ничто без свободы, — последовал холодный ответ. — А какой свободы вы хотите? Надеюсь, молодой человек, вы не обманете так скоро мое доверие. Мы ведь познакомились совсем недавно, и я, может быть, слишком опрометчиво открылся вам. — Я должен вернуться на берег хотя бы для того, чтобы знать, что мне доверяют, что я не пленник, — твердо сказал Уайлдер. — Все, что вы говорите, либо свидетельствует о благородстве чувств, либо прикрывает величайшую подлость, — произнес Корсар после минутного размышления. — Решаюсь поверить в первое. Обещайте мне, что, находясь в Ныопорте, вы ни одной живой душе не скажете, что представляет собой мой корабль. — Могу поклясться! — с горячностью прервал Уайлдер. — На этом кресте, на этом усыпанном алмазами кресте! — с саркастическим смехом подхватил Корсар. — Нет, сэр, — добавил он с горделивой улыбкой, презрительно отбросив от себя драгоценную вещь, — клясться подобает людям, которым нужны законы, чтобы заставить их выполнять обещанное. Мне же нужно только ясное и недвусмысленное слово джентльмена. — Тогда я прямо и недвусмысленно заявляю: находясь в Ныопорте, я никому не открою, что представляет собой этот корабль, если вы сами не пожелаете или не прикажете мне сделать это. Более того… — Больше ничего не нужно. Будем скупы на обещания и не станем тратить лишние слова. Возможно, наступит такое время, когда вам без всякого ущерба для меня окажется выгоднее не быть связанным обещаниями. Через час вас доставят на берег. Час этот необходим для того, чтобы вы ознакомились с условиями службы и украсили своей подписью мои документы. Родерик, — добавил он, снова слегка ударив в гонг, — ты мне нужен, мальчик. Тот же ловкий паренек, что явился на зов в первый раз, поднялся по ступенькам нижней каюты и доложил о своем прибытии. — Родерик, — сказал Корсар, — вот мой будущий помощник: следовательно, он твой начальник и мой друг. Не хотите ли перекусить чего-нибудь, сэр? На свете немного найдется вещей, нужных человеку, которых не мог бы принести Родерик. — Благодарю, я ничего не хочу. — Тогда будьте добры следовать за мальчиком. Он проводит вас в кают-компанию и ознакомит с нашим уставом. Через час вы все это усвоите, и я к вам зайду. Посвети хорошенько на лестнице, мальчик. Впрочем, вы, сэр, умеете, кажется, спускаться и без помощи лестницы, не то я не имел бы сейчас удовольствия находиться в вашем обществе. При этих словах Корсар лукаво улыбнулся; однако тот, над кем он подшутил в башне, ничем не показал, что воспоминание о неприятном положении, в котором он там очутился, доставило ему удовольствие. Заметив, что лицо Уайлдера, готового следовать за мальчиком, стоявшим у люка со свечой в руке, не выражает особенной радости, Корсар сделал шаг по направлению к нему и быстро сказал любезным тоном хорошо воспитанного человека: — Мистер Уайлдер, я должен извиниться за то, что поступил с вами на первый взгляд грубо, когда мы расставались на холме. Хотя я и полагал, что вы станете моим, я не был совершенно уверен в своем приобретении. Вы скоро поймете, как необходимо бывает такому человеку, как я, избавиться в нужную минуту от собеседника. Уайлдер повернулся к нему с выражением, в котором не было теперь даже тени неудовольствия, и знаком попросил его не говорить больше об этом. — Конечно, очутиться в таком положении было довольно неприятно, но я признаю справедливость ваших слов. Я и сам, наверно, поступил бы так же, если бы у меня хватило сообразительности. — У доброго человека, что мелет в ньюпортской развалине свое зерно, дела, наверно, идут плохо, раз крысы оставляют его мельницу! — крикнул Корсар вдогонку Уайлдеру, уже спускавшемуся вслед за мальчиком, и приветливо махнул рукой. На этот раз Уайлдер ответил чистосердечным веселым смехом. Затем он скрылся из виду, и в каюте остался только тот, кто еще так недавно находился в ней совсем один. Глава VII Р о м е о. Когда такого в мире нет закона, Чтобы тебя богатым сделал он, - Брось нищету, нарушь закон: бери. А п т е к а р ь. Не воля соглашается, а бедность. Шекспир, Ромео и Джульетта Когда Уайлдер исчез, Корсар остановился и несколько минут не двигался с места. Лицо его озарилось торжествующей улыбкой — он наслаждался своим успехом. Но, хотя на этом умном лице отражалась полная удовлетворенность, выражение его отнюдь не было ни грубым, ни самодовольным. Корсар улыбался, как человек, с плеч которого внезапно свалилась тяжкая забота, но который не способен хищно радоваться тому, что теперь он может с выгодой для себя воспользоваться услугами ближнего. Пожалуй, внимательный наблюдатель уловил бы тень сострадания в этой светлой улыбке и переменчивом блеске то вспыхивающих, то темнеющих глаз. Впрочем, это выражение скоро исчезло, и весь облик Корсара вновь обрел беспечность и невозмутимость, которыми он большей частью отличался в часы досуга. Выждав, пока Родерик проводит Уайлдера в нижнюю каюту и даст ему для ознакомления корабельный устав, капитан еще раз ударил в гонг и снова вызвал, своего юного слугу. Однако мальчику пришлось подойти к хозяину совсем близко и трижды напомнить ему о своем присутствии, прежде чем тот обратил на него внимание. — Родерик, — произнес Корсар после длительного молчания, — ты здесь? — Здесь, — ответил тихий, печальный голос. — Ты дал ему устав? — Дал. — Он читает? — Читает. — Хорошо. Мне надо поговорить с генералом. А тебе пора отдохнуть. Доброй ночи. Вызови генерала ко мне на совещание и спокойной ночи, мой Родерик. Мальчик наклонил голову, но не помчался с обычной живостью выполнять поручение, а на минуту задержался у кресла своего господина; но, так и не поймав его взгляда, он неохотно спустился по лестнице в нижнюю каюту и в ту ночь больше не приходил. Не стоит описывать вторичное появление генерала. Оно мало чем отличалось от его первого entree 53, за исключением того, что на этот раз показалась вся его фигура, прямая и высокая. Словно хорошо отрегулированный автомат, он отдал по-военному честь своему начальнику, пододвинул себе стул и после тщательных приготовлений молча уселся. Корсар наконец обратил внимание на генерала, ибо ответил на его приветствие любезным кивком, не сочтя, впрочем, необходимым прерывать из-за его прихода свои размышления. Однако в конце концов он внезапно повернулся к нему и коротко сказал: — Генерал, кампания еще не окончена. — А что нужно делать? Сражение выиграно, враг в плену. — Да, ваша роль в этом деле сыграна, но мою еще надо доиграть. Видели вы молодого человека в нижней каюте? — Видел. — Как он вам понравился с виду? — С виду он моряк. — Вы хотите сказать, что он вам не понравился? — Я люблю дисциплину. — Я очень ошибаюсь в людях, если он не понравится вам на палубе. Но оставим это. Я хочу просить вас об услуге. — Об услуге? Нынче уже поздновато. — Неужели я сказал «об услуге»? Нужно выполнить служебный долг. — Жду ваших приказаний. — Нам необходимо проявлять величайшую осторожность. Вы ведь знаете… — Жду ваших приказаний, — повторил генерал. Корсар сжал губы, подавил улыбку и полуласково, полуповелительно продолжал: — В лодке, приставшей к кораблю, вы найдете двух матросов. Один из них белый, другой негр. Велите поднять этих людей на корабль в один из носовых кубриков и напоить допьяна. — Слушаюсь, — ответил тот, кого здесь прозвали генералом, поднимаясь с места и широкими шагами направляясь к двери. — Постойте, — задержал его Корсар. — Кому вы это поручите? — Найтингейлу — у него голова почти такая же крепкая, как у меня. — Он сейчас далеко. Я послал его на берег разыскивать безработных моряков, которым пришлась бы по вкусу служба у нас на корабле, и обнаружил его в таверне, где он, распустив язык, краснобайствовал, словно адвокат, сорвавший гонорар с обеих враждующих сторон. К тому же за выпивкой он поругался с одним из этих самых людей, и здесь у них может дойти до кулаков. — Тогда я сделаю это сам. Меня как раз ждет мой «ночной колпак»; придется только подвязать его покрепче, чем обычно. Корсар, по-видимому, вполне довольный этим заверением, дружески кивнул в ответ и, так как вояка уже собирался уходить, снова задержал его: — Еще одно, генерал. Речь идет о вашем пленнике. — Его тоже надо напоить? — Ни в коем случае. Велите привести его сюда. Генерал что-то буркнул в ответ и вышел из каюты. «Я проявил слабость, — размышлял между тем Корсар, снова начав расхаживать взад и вперед по каюте, — слишком легко доверившись открытому лицу и юношеской восторженности; но либо я сильно ошибаюсь, либо у этого мальчика есть причины считать, что весь мир ему отвратителен, и быть готовым на любую романтическую авантюру. Но обмануться в нем сейчас было бы катастрофой, поэтому теперь я буду осторожен, предельно осторожен. Он необыкновенно привязан к этим двум матросам. Хотел бы я знать его историю! Но все в свое время. Оба они должны остаться у нас заложниками — порукой его возвращения и верности. Если он окажется двуличным, — что ж, они моряки, а в нашем суровом ремесле гибнет немало людей. Хорошо придумано! Таким образом, щепетильность этого гордеца — если только он, как мне хочется верить, настоящий человек — не будет задета ни малейшим подозрением о коварном умысле с нашей стороны». Пока капитан был погружен в свои мысли, в каюту незаметно вошли два матроса и, неслышно усадив на стул некое человеческое существо, безмолвно удалились. Корсар опешил от неожиданности, не сразу сообразив, в чем дело; а тот, другой, просто оцепенел от изумления и страха. Наконец по лицу капитана скользнула тонкая насмешливая улыбка, и он отрывисто произнес: — Приветствую вас, сэр Гектор Хоумспан! Глаза совершенно ошеломленного портного — ибо в сети Корсара попался уже знакомый читателю болтун — блуждали по сторонам, повсюду встречая причудливое смешение роскоши и воинственности, но после каждого жадного взгляда, брошенного на эти драгоценные предметы, неизменно задерживались на стоящей перед пленником фигуре и словно впивались в нее. — Я говорю, приветствую вас, сэр Гектор Хоумспан! — Да простит господь бог прегрешения несчастного отца семи малых ребятишек! — выдавил из себя портной. — Немногим можно поживиться у неутомимого честного труженика, который от восхода до заката корпит над работой. — Что за недостойные речи в устах дворянина, сэр Гектор! — прервал его Корсар, взяв хлыст, небрежно брошенный на стол, и принимаясь слегка похлопывать им портного по плечу, словно разыгрывал волшебника, что одним своим прикосновением снимает колдовские чары. — Выше голову, честный и верный слуга короля! Теперь-то счастье наконец начнет вам улыбаться: всего несколько часов назад вы жаловались, что с этого корабля к вам не ходят заказчики, а сейчас вам предстоит одевать всю его команду, — Ах, высокочтимый, великодушный Корсар! — быстро заговорил Хоумспан: вместе с сознанием к нему вернулась и велеречивость. — Я ведь совсем обеднел и обнищал. Жизнь моя протекала в трудах и испытаниях. Пять кровопролитных и жестоких войн… — Хватит! Я же сказал, что счастье как раз начало вам улыбаться. Одежда необходима джентльменам нашей профессии не меньше, чем приходскому священнику. За каждый стежок вы получите соответствующее вознаграждение. Смотрите! — добавил он, нажав на пружину потайного ящика, который открылся и явил глазам груду золота, где беспорядочно смешались монеты чуть ли не всех христианских государств. — У нас хватит денег, чтобы заплатить тем, кто нам верно служит. Внезапное появление перед глазами портного этой груды золота, неизмеримо превосходившей не только то, что он когда-либо видел, но и все, что способен был вообразить, произвело на него должное впечатление. Насладившись этим зрелищем, он перевел взгляд на достойного зависти обладателя такого сокровища и спросил голосом, звучавшим все тверже, по мере того как портной обретал былую самоуверенность: — А что же я должен буду делать, могущественный мореход, чтобы получить хоть крупицу этих богатств? — То же, что вы ежедневно делаете на берегу: кроить и шить. Может быть, иногда пригодится и ваш талант маскарадного костюмера. — Ах, маскарадные костюмы — греховные и нечестивые выдумки дьявола, вовлекающего людей в грех и гнусную мирскую суету! Но, достойнейший моряк, остается еще моя неутешная супруга Дезайр. Хоть она уже немолода и весьма бранчлива, она все же законная подруга моих дней и мать многочисленного потомства. — Супруга ваша не будет испытывать нужды. Наше судно — прибежище злополучных мужей. Мужчины, у которых не хватает сил командовать у себя дома, находят здесь приют. Вы будете седьмым, кто обрел покой, укрывшись на этом судне. Семьи наших людей получают поддержку различными путями, известными только нам, и, таким образом, все довольны. И это еще не последнее из моих благодеяний. — Похвальное и праведное дело, высокочтимый капитан. Я надеюсь, что и Дезайр со своим потомством не будет оставлена на произвол судьбы. Всякий работник достоин вознагражденья, и если, по воле рока и обстоятельств, я буду вынужден работать на вас, то, надеюсь, добрая женщина со своими детками попользуется от ваших щедрот. — Я уже сказал — о них не позабудут. — Может быть, справедливый джентльмен, если вы уделите мне в качестве аванса малую толику этого золота, то супруга моя будет меньше тревожиться, не станет так усердно разузнавать о моей участи и воспрянет духом. Я ведь хорошо знаю нрав моей Дезайр и не сомневаюсь, что, пока перед глазами ее стоит призрак нужды, она станет вопить на весь Ньюпорт. Хотя Корсар, в противоположность своему пленнику, отнюдь не опасался, что язык Дезайр нарушит мир и согласие на его корабле, он был настроен снисходительно. Снова нажав пружину, он взял горсть золотых монет и, протянув ее Хоумспану, спросил: — Хотите наняться на корабль и принести присягу? Тогда деньги ваши. — Господь да не введет нас во искушение и да избавит нас от лукавого! — воскликнул портной. — Героический Корсар, я страшусь правосудия. Наскочи на вас королевский крейсер, разразись ли буря, что выбросит вас на берег, — будет, пожалуй, опасно оказаться слишком тесно связанным с вашей командой. Мелкие же услуги которые я буду оказывать вам по принуждению, останутся незамеченными, на что я смиренно уповаю, как надеюсь и на ваше великодушие, благородный и высокочтимый капитан, — не позабудьте о них при разделе ваших будущих доходов. — Ох уж эта портновская привычка — присваивает себе обрезки! — пробормотал Корсар и, легко повернувшись на каблуках, с таким раздражением ударил в гонг, что резкий звук разнесся по всему кораблю. Из разных дверей каюты появилось несколько матросов, и один из них спросил, что прикажет капитан. — Уведите его на койку! — резко бросил Корсар. Хоумспана живо стащили со стула — то ли со страху, то ли из расчета он, казалось, не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой — и поволокли к двери, сообщавшейся со шканцами. — Постойте! — крикнул он бесцеремонным носильщикам, когда они волокли его из каюты. — Дайте мне сказать еще одно слово. Благородный и честный мятежник, хоть я и не соглашаюсь служить вам, но и не отказываюсь недостойным и неучтивым образом, ибо жестокое искушение терзает меня. Мы можем заключить договор, который будет выгоден обеим сторонам и не нанесет никакого ущерба закону. Я хотел бы, могущественный командир, незапятнанным пронести свое имя до могилы, а равно и окончить дни свои не раньше уготованного мне срока; ибо, выйдя с честью, здравым и невредимым, из пяти жестоких, кровопролитных войн… — Убрать его! Хоумспан исчез, словно по мановению волшебного жезла, и Корсар снова остался один. Долгое время никто не прерывал его размышлений. На корабле царила глубокая тишина — свидетельство неумолимо строгой дисциплины. Если бы в этой каюте сидел сейчас не моряк, ему могло бы показаться, что он находится в церкви, настолько приглушенно и смутно доносился сюда ритм жизни, а ведь корабль был полон людей «без совести и чести». Правда, порой долетали резкие, грубые выкрики, когда какой-нибудь пьяница затягивал матросскую песню. Впрочем, и эти звуки слышались все реже и реже, а затем и вовсе прекратились. Наконец Корсар услышал, как кто-то дергает за ручку двери, и его приятель генерал вновь появился в каюте. Походка, выражение лица да и весь вид этого вояки не оставляли сомнений в том, что если данное ему недавно поручение выполнено успешно, то он приложил к этому немалые усилия и сам основательно пострадал. Корсар сразу же поднялся с места и потребовал рапорта. — Белый до того пьян, что и лежа должен держаться за мачту, а негр либо обманщик, либо голова у него железная. — Надеюсь, вы не слишком скоро сложили оружие? — Отступление произошло ни на минуту раньше, чем было нужно, но с таким же успехом можно бить по утесу! Корсар пристально посмотрел на генерала, чтобы убедиться, в каком состоянии находится его подчиненный. — Хорошо. А теперь время разойтись на ночь. Генерал старательно вытянулся и повернулся лицом к столь часто упоминавшемуся нами люку. Затем, сделав над собой отчаянное усилие, он попытался дойти до него своей обычной военной поступью. Капитан не сделал никаких замечаний насчет того, что генерала явно пошатывало, и этот ревностный служака решил, что спускается по лестнице с полным достоинством, тем более что его внутреннее «я» пребывало отнюдь не в том состоянии, когда оно способно обнаружить мелкие промахи, которые допускает его телесная оболочка. Корсар взглянул на часы и, дав генералу время отступить в строгом боевом порядке, сам начал легкими шагами спускаться вниз. Нижние помещения корабля, хотя и убранные далеко не так роскошно, как верхняя каюта, были все же заботливо обставлены и располагали всяческими удобствами. В самой задней части судна находилось несколько кают для прислуги, сообщавшихся с офицерской столовой или, выражаясь по-морскому, кают-компанией. По обе ее стороны размещались офицерские каюты — так торжественно именовались спальные помещения тех, кому подобала честь пребывать на шканцах 54. За кают— компанией, поближе к носовой части, шли каюты младших офицеров, а непосредственно против них размещался отряд, которым командовал человек, прозванный генералом: это подразделение как бы служило барьером между начальниками и разнузданной массой матросов. Такое расположение помещений мало отличалось от устройства, принятого на военных кораблях того же типа, что судно Корсара. Но Уайлдер не преминул заметить, что переборки, отделявшие каюты от кубрика и других помещений для команды, были гораздо солиднее обычного и что тут же находилась небольшая гаубица, предназначенная, в случае необходимости, для «внутреннего употребления», как выражаются медики. Двери отличались необычайной прочностью, а приспособления, устроенные для того, чтобы забаррикадировать их, были рассчитаны скорее на возможность военного столкновения, нежели на защиту мелкого имущества от мелких посягательств. Переборки, бимсы и карленгсы были увешаны тщательно прикрепленными к ним мушкетами, пистолетами, кортиками и полупиками, причем в таком количестве, что было совершенно ясно — они находятся тут не только для красоты. Словом, офицеры здесь несомненно чувствовали, что и их собственная безопасность, и покорность их буйной команды зависят как от влияния на нее командиров, так и от их способности оказать ей дружное сопротивление, а это ввиду относительной малочисленности командного состава обязывало проявлять должную осмотрительность и не пренебрегать никакими предосторожностями. В кают-компании Корсар нашел своего только что завербованного помощника, занятого, по всей видимости, изучением устава той службы, на которую он поступил. Направившись к нему, Корсар произнес откровенным, ободряющим и даже доверительным тоном: — Надеюсь, мистер Уайлдер, вы находите наш устав достаточно строгим? — Да, в строгости недостатка нет. Хорошо, если он исполняется так же строго, — ответил тот, вставая при появлении начальника. — Таких суровых правил я не встречал даже… — Даже где, сэр? — спросил Корсар, заметив, что его собеседник осекся. — Я хотел сказать — даже на службе его величества, — ответил Уайлдер, слегка покраснев. — Не знаю, что такое с вашей точки зрения служба на королевском флоте — порок или рекомендация. — Конечно, второе. Я лично думаю так, ибо научился морскому делу там же. — На каком корабле? — с интересом спросил его Уайлдер. — На разных, — последовал холодный ответ. — Но, если говорить о суровости нашего корабельного устава, то вы скоро поймете, что при отсутствии на берегу судебных учреждений, к которым мы могли бы прибегнуть, а на море — братских крейсеров, готовых оказать помощь в нужную минуту, командир неизбежно должен быть облечен немалой властью. Вы убедитесь, что моя — достаточно обширна. — Пожалуй, даже неограниченна, — сказал Уайлдер с улыбкой, почти иронической. — Надеюсь, у вас не будет повода сказать, что я ею злоупотребляю, — ответил Корсар, не заметив или не показав виду, что уловил выражение лица собеседника. — Но вам нора отправляться на берег. Молодой человек поблагодарил его учтивым поклоном и сказал, что готов ехать. По дороге в свою каюту капитан выразил сожаление, что поздний час и необходимость соблюдать инкогнито корабля лишают его возможности подобающим образом обставить отъезд на берег офицера, занимающего такой высокий пост. — Впрочем, у вас есть шлюпка, а ваши здоровые парни живо доставят вас на мыс. Кстати, эти двое поступают ко мне вместе с вами? — Они не оставляли меня с детства и, вероятно, не пожелают оставить и теперь. — Какая необычная связь между столь непохожими людьми! — заметил Корсар. Он испытующе взглянул на Уайлдера, но тотчас же отвел взгляд, заметив, что тот понял, с каким интересом он ждет ответа. — Это верно, — спокойно ответил Уайлдер. — Но ведь мы все моряки, и потому разница не так уж велика, как может показаться на первый взгляд. Сейчас я схожу за ними и, кстати, сообщу, что теперь они будут служить под вашим началом. Корсар подождал, пока Уайлдер не ушел, а затем последовал за ним на палубу с самым невозмутимым видом, словно вышел подышать свежим ночным воздухом. Погода не изменилась, ночь была темная, но теплая. На палубе по-прежнему царила тишина, и среди неясных предметов, которые, как отлично знал Уайлдер, относились к обычному корабельному снаряжению, не было, за одним только исключением, ни единой живой души. Исключение составлял тот самый человек, что первым встретил нашего искателя приключений и все еще продолжал расхаживать взад и вперед по шканцам, кутаясь в морской плащ. К нему и обратился молодой человек, заявив о своем намерении временно покинуть корабль. Тот выслушал Уайлдера с почтением, свидетельствовавшим о том, что его положение на корабле уже известно, однако дал понять, что не выпустит его без разрешения самого Корсара. — Вы знаете, сэр, что никто, какое бы положение он ни занимал, не может покинуть корабль в такой час без приказа капитана, — прозвучал решительный ответ. — Конечно, но приказ уже отдан капитаном, и я передаю его вам. Я отправлюсь в своей шлюпке. Но тут вахтенный заметил, что разговор их хорошо слышит некто, в ком он сразу узнал капитана, и немного помедлил, чтобы убедиться, что Уайлдер говорит правду. Видя, что капитан не подает никакого знака, он указал Уайлдеру место, где находилась его шлюпка. — Но моих людей в ней нет! — с удивлением воскликнул Уайлдер, уже собиравшийся спуститься по трапу, и сделал шаг назад. — Негодяи убежали? — Нет, сэр, они не убежали, и это вовсе не негодяи. Они на корабле, и их надо разыскать. Офицер снова помедлил, чтобы увидеть, какое впечатление произведут эти слова на человека, который продолжал стоять у одной из мачт. Но, так как оттуда и теперь не было дано никакого знака, он понял, что надо повиноваться, сказал, что отыщет обоих матросов, и ушел к носовой части судна, оставив Уайлдера, как тот полагал, одного на шканцах. Впрочем, его заблуждение скоро рассеялось. Корсар спокойно подошел к нему и заговорил о своем корабле, чтобы отвлечь мысли нового помощника, который торопливым шагом расхаживал по палубе, явно начиная впадать в тревожное раздумье. — Великолепное у меня судно, мистер Уайлдер! — сказал капитан. — Идет так, что брызги никогда не залетают за грот-мачту. Как раз то, что надо моряку: послушное и быстрое. Я назвал его «Дельфином» за легкость, с какой оно разрезает воду, и еще, пожалуй, за способность быстро менять окраску. Всякий корабль должен носить какое-то имя, а я терпеть не могу все эти кровожадные названия вроде «Огнемечущий» или «Истребитель». — Вам повезло с этим судном. Его построили по вашему заказу? — Почти всякое судно водоизмещением не менее шестисот тонн могло бы служить моим целям, — улыбнулся в ответ Корсар, словно желая подбодрить своего нового офицера и показать ему, как много он приобретет, подружившись с командиром «Дельфина». — Корабль этот был поначалу построен для его королевского величества и предназначался не то в дар алжирцам, не то для их обуздания. Но… но он, как видите, переменил владельца, и ему выпала несколько иная доля. Каким образом и почему это случилось, неважно. Сейчас мы не станем об этом распространяться. Думаю, что от этой перемены судно только выиграло. Я некоторое время держал его в порту, на нем были произведены кое-какие улучшения, и теперь оно отлично приспособлено для плавания. — Значит, вы иногда решаетесь заходить в порты? — На досуге вы можете заглянуть в записи моего личного журнала, — уклончиво ответил Корсар. — Возможно, они представят для вас интерес. Надеюсь, мистер Уайлдер, вы нашли «Дельфина» в таком состоянии, что моряку за него краснеть не приходится? — Его красота и образцовый порядок сразу бросились мне в глаза: оттого-то я и постарался разузнать о нем как можно обстоятельнее. — Вы быстро заметили, что он держится на одном якоре! — засмеялся в ответ капитан. — Но поверьте, я никогда ничем не рискую без достаточных оснований — даже потерей якорей и тросов. Такой солидной батарее, как моя, было бы не особенно трудно принудить к молчанию здешний, с позволения сказать, форт. Но в этом случае нас могло бы задеть какое-нибудь шальное ядро, так что я предпочитаю быть готовым к отплытию в любую минуту. — Должно быть, не очень-то весело сражаться, когда не можешь спустить флаг, что бы ни случилось, — сказал Уайлдер, не столько высказывая свое мнение, сколько просто размышляя вслух. — Под нами всегда есть морское дно, — прозвучал лаконичный ответ. — Но, скажу откровенно, я люблю мое судно и очень забочусь о его хорошем состоянии… Мы ежедневно осматриваем мачты, стеньги, реи и все прочее, ибо часто случается, что храбрость надо умерять осторожностью. — А как и где вы производите ремонт после бури или сражения? — Гм! Так или иначе ухитряемся его производить. Он замолчал, и Уайлдер, заметив, что доверяют ему еще не до конца, прекратил расспросы. Вскоре вернулся офицер в сопровождении одного лишь негра, и тот в нескольких словах объяснил, в каком состоянии находится Фид. Это не только раздосадовало, но и глубоко уязвило Уайлдера. Однако он принялся с такой искренностью и простодушием извиняться перед Корсаром за поведение своих матросов, что тот легко убедился, как далек молодой человек от каких бы то ни было подозрений насчет злого умысла со стороны капитана. — Вы ведь хорошо знаете моряков, сэр, — сказал он, — и не сочтете преступлением проступок бедного малого. На рее, у снастей нет лучшего матроса, чем Дик Фид, но не могу отрицать, что он чересчур старается быть хорошим собутыльником. — Хорошо, что остался хоть один, чтобы доставить вас на берег, — небрежно ответил Корсар. — Я и сам отлично доведу ялик: мне не хотелось бы разделять друзей. С вашего разрешения, негр тоже останется ночевать на корабле. — Как вам угодно. После последней схватки у нас нет недостатка в пустых койках. Уайлдер велел негру вернуться к товарищу и позаботиться о нем, пока тот не придет в себя. Сципион, у которого в голове тоже мутилось, охотно повиновался. Затем молодой человек попрощался с Корсаром и офицером и спустился в лодку. Сильно оттолкнувшись от темного корпуса фрегата, он опытным глазом моряка с удовольствием окинул его безупречную оснастку, а затем снова перевел взгляд на темную массу корпуса. У самого бушприта четко вырисовывался стройный силуэт человека, видимо, следившего за всеми движениями Уайлдера, и, хотя ночь была беззвездной, новый помощник узнал в том, кто с таким интересом наблюдал за его отплытием, самого Корсара. Глава VIII … Кто тот синьор? К о р м и л и ц а. Сын и наследник старого Тиберио. Д ж у л ь е т т а. А тот за ним, тот, кто не танцевал? К о р м и л и ц а. Не знаю я… Шекспир, Ромео и Джульетта Едва солнце поднялось из вод, среди которых раскинулись голубые острова Массачусетса, как жители Ньюпорта стали отпирать двери и окна и готовиться к своим дневным делам, как свойственно людям, мудро использовавшим положенное для отдыха время. Там и сям открывались несложные запоры и замки, там и сям слышались взаимные утренние приветствия и любезные расспросы о простуде дочки или ревматизме старой бабушки. Хозяин «Ржавого якоря», весьма рьяно заботившийся о том, чтобы его заведение нельзя было упрекнуть в чрезмерно поздних пиршествах, открыл свою дверь одним из первых, дабы не упустить ни одного случайного гостя, который захотел бы согреться после сырой ночи при помощи какого-либо подкрепляющего средства. Средство это было чрезвычайно широко распространено в британских колониях в то время и носило разнообразные названия — «горькая», «прохладительная», «утренний стаканчик», «развей туман» и тому подобное, — в зависимости от того, что больше подходило к характеру данной местности. Кипучая деятельность трактирщика не осталась без награды: в течение первого получаса приток посетителей в его гавань не ослабевал. Не утратил он надежды на дальнейший прилив и после того, как первая волна начала спадать. Впрочем, убедившись, что посетители понемногу расходятся по своим делам, он вышел из-за стойки и остановился у входной двери, засунув руки в карманы и словно втайне наслаждаясь позвякиванием в них новых обитателей. Какой-то неизвестный, не зашедший в трактир вместе с другими и поэтому не принявший участия в обычных возлияниях, стоял несколько поодаль; он заложил руку за борт куртки и, по всей видимости, был гораздо больше занят своими размышлениями, чем деловыми успехами трактирщика. Внезапно он уловил устремленный на него многозначительный взгляд кабатчика, который сразу сообразил, что ни один человек, должным образом подкрепившийся с раннего утра, не может казаться столь задумчивым, когда его еще не одолевают дневные заботы; из этого трактирщик сделал вывод, что, сведя с этим человеком знакомство, можно извлечь некоторый барыш. — Приятный сегодня ветерок, друг мой: сразу разгоняет ночную сырость, — сказал он, втягивая носом сладостное укрепляющее дыхание ясного октябрьского утра. — Вот этим расчищающим легкие воздухом и славится наш остров; потому-то он и есть самое здоровое место на земле да и самое красивое, это всем известно. Вы, верно, не здешний? — Да, только недавно приехал, — последовал ответ. — Судя по одежде, вы моряк? И ищете службу, как я полагаю? — продолжал трактирщик, ухмыльнувшись собственной проницательности. — Здесь бывает немало таких, как вы. Но, хотя Ньюпорт местечко бойкое, нельзя рассчитывать, что так сразу и найдешь подходящее судно. А вы попытали счастья в столице Бейской колонии? — Я выехал из Бостона только позавчера. — Как! У гордых обитателей этого города не нашлось для вас судна? Да, болтать они мастера и товар лицом показать умеют. Но, между прочим, понимающие люди скажут вам, что в Наррангасетской бухте вскоре будет не меньше кораблей, чем в Массачусетской. Вон видите тот прекрасный бриг 55? Через неделю он отплывает за ромом и сахаром. А вон корабль, который вошел в бухту только вчера на закате. Знатное судно, и каюты на нем как княжеские покои. Оно выйдет в море с первым же благоприятным ветром, и, думается мне, хорошему моряку самое время туда наняться. А там, на рейде, стоит работорговец, если за свое жалованье вы согласны возить черномазых. — Значит, то судно, что стоит в бухте, выйдет в море с первым попутным ветром? — спросил незнакомец. — Это уж как пить дать. Моя жена — двоюродная сестра жены таможенника, и мне доподлинно известно, что все бумаги готовы, задержка только из-за ветра. Вы ведь и сами понимаете, приятель, многие матросы — мои должники, а времена сейчас трудные, и честному человеку приходится соблюдать свои интересы. Да, это он и есть, «Королевская Каролина», известное судно. Оно каждый год совершает регулярный рейс между колониями и Бристолем и заходит к нам на пути туда и обратно, кое-что разгружает у нас, берет топливо и воду, а затем уходит домой, то есть в Каролину. — Скажите, пожалуйста, сэр, а боевое вооружение у него хорошее? . — продолжал незнакомец; теперь вид у него был не столь задумчивый, ибо разговор явно начал его занимать. — Это-то да, на нем есть несколько хороших бульдогов, и они могут славно залаять в защиту его прав и поддержать честь его величества, благослови его бог… Джуди! Эй, Джуди! — закричал он молодой негритянке, которая выбирала щепки на растопку из кучи опилок и обрубков с верфи. — Беги что есть духу к соседу Хоумспану и постучи в окошко его спальни: он что-то заспался. Необычное это дело — уже пробило семь, а портной не идет за стаканом горькой, чтобы промочить пересохшую за ночь глотку. Пока девушка выполняла приказание хозяина, разговор ненадолго замер. Но стук в окно вызвал только пронзительные крики Дезайр, проникавшие сквозь тонкие дощатые стены убогого жилья, словно сквозь сито. Затем окно открылось, и в нем показалось раздраженное лицо: достойная хозяйка дома выглянула на свежий утренний воздух. — Еще что? — кричала оскорбленная супруга, которая вообразила, что это кутила муж возвращается после ночи, проведенной вне дома, и осмеливается прерывать ее сон. — Мало того, что ты на всю ночь убежал от семейного ложа и стола, — ты еще нарушаешь покой семи благословенных деток, не говоря уж об их матери! Ах, Гектор, Гектор, какой пример подаешь ты неустойчивой молодежи и каким уроком будет твое поведение для других вертопрахов! — А ну, дай-ка мне сюда черную книгу, — сказал трактирщик жене, которая, заслышав громкие жалобы Дезайр, тоже подошла к окну. — Кажется, эта женщина говорила что-то насчет отъезда портного через два дня. Если у него такие намерения, то порядочным людям надо посмотреть, сколько за ним записано. Ай-ай, клянусь жизнью, Кезия, ты допустила, чтобы этот хромой нищий задолжал нам семнадцать шиллингов, шесть пенсов и притом за такую мелочь, как утренние стаканчики и ночные колпаки! — Напрасно ты горячишься, друг мой. Он ведь сшил костюмчик для школы нашему мальчугану и нашел… — Ладно, хозяйка, — прервал ее муж, возвращая книгу и сделав ей знак удалиться. — Надеюсь, в свое время все уладится. Чем меньше шума мы будем поднимать насчет прегрешений соседа, тем меньше станут говорить о наших собственных. Он достойный и трудолюбивый мастер, сэр, — продолжал трактирщик, обращаясь— к незнакомцу, — но солнышко никогда не заглядывает в его окно, хотя, бог свидетель, стекло там не такое уж толстое. — И все же только на основании таких пустячных признаков, как причитания его жены, вы думаете, что этот человек бежал? — Что ж, такая беда случалась с людьми и почище пего! — ответил трактирщик, с задумчивым видом складывая руки и переплетая пальцы на своем круглом животе. — Нам, содержателям гостиниц, известны, можно сказать, тайные мысли и дела всех людей, ибо человек больше всего склонен открывать свое сердце после того, как завернет к нам. Мы кое-что знаем насчет наших соседей. Если бы сосед Хоумспан умел умиротворять свою подруженьку так же ловко, как он кладет на должное место стежок, такого, может, и не случилось бы, но… Не выпьете ли чего-нибудь, сэр? — Глоток, и самого лучшего, что есть. — Так вот, я и говорю, — продолжал трактирщик, подавая гостю стакан, — если бы наш портной мог своим утюгом разгладить женский характер, как он разглаживает одежду, а потом, когда дело сделано, закусить этим же утюгом, как гусем, что висит у меня за стойкой… Может быть, вам угодно будет и пообедать у нас, сэр? — Этого я еще не знаю, — ответил незнакомец, платя за питье, которое он едва пригубил. — Все зависит от того, какие сведения я соберу о судах, стоящих здесь в порту. — В таком случае, сэр, разрешите мне — с полным бескорыстием, как вы понимаете, — посоветовать вам поселиться в этом доме на все то время, что вы задержитесь в нашем городе. Моряки по большей части собираются у меня, и могу поручиться: ни один человек не скажет вам о том, что вас интересует, больше, чем хозяин «Ржавого якоря». — Значит, вы советуете мне обратиться к капитану cудна, стоящего в бухте? Оно действительно выходит в море так скоро, как вы говорили? — С первым же попутным ветром. Я знаю всю историю этого судна — с той минуты, когда начали собирать его киль, до той, когда он бросил якорь там, где вы его сейчас видите. Между прочим, пассажиркой на нем будет богатая наследница с Юга, красавица дочка генерала Грейсона. Она и ее воспитательница — кажется, это называется «гувернантка», — некая миссис Уиллис, ждут сигнала к отплытию вон там, в доме госпожи де Лэси, вдовы контрадмирала де Лэси и родной сестры генерала, а значит, насколько я понимаю, тетушки молодой девицы. Многие считают, что к ней перейдет и теткино состояние; и, стало быть, тот, кто возьмет мисс Грейсон в жены, будет не только счастливчиком, но и богачом. Незнакомец, сохранявший в течение всего предшествующего разговора довольно равнодушный вид, сейчас проявил явный интерес, который мог быть вызван в нем предметом разговора — юной девицей на выданье. Дождавшись, пока трактирщик договорит свою речь и переведет дыхание, незнакомец неожиданно спросил: — И вы говорите, вон то здание на холме и есть дом миссис де Лэси? — Разве я так сказал? Когда я говорил «вон там», я имел в виду — в полумиле отсюда. Она живет в доме, вполне подходящем для такой важной дамы, а не в тесном домишке вроде тех, что понастроены здесь, вокруг нас. Этот дом легко узнать по хорошеньким занавескам и ветвистым деревьям, которыми он обсажен. Ручаюсь, во всей Европе не найдешь такой тенистой живой изгороди, как деревья у дома госпожи де Лэси. — Весьма возможно, — пробормотал незнакомец, не проявляя такого провинциального восхищения, как трактирщик, и снова погружаясь в задумчивость. Он прекратил разговор на эту тему, сделав какое-то пустое замечание, а затем повторил, что ему, по-видимому, еще придется сюда вернуться, и решительным шагом удалился по направлению к дому миссис де Лэси. Разговор был так резко оборван, что наблюдательный трактирщик, вероятно, нашел бы, над чем призадуматься, если бы как раз в эту минуту не отвлекла его внимание Дезайр, выскочившая из дома, чтобы особенно яркими красками расписать характер своего многогрешного супруга. Читатель, наверно, уже догадывается, что незнакомец, беседовавший с трактирщиком, ему, то есть читателю, небезызвестен. Действительно, это был не кто иной, как Уайлдер. Занятый осуществлением своих тайных планов, молодой моряк решил уйти с поля словесного боя и, направляясь к предместьям, стал подниматься на холм, на склоне которого раскинулся город. Нужный ему дом нетрудно было узнать среди десятка других таких же строений по «тенистой живой изгороди», как назвал трактирщик, употребляя свойственное колонистам выражение, несколько действительно мощных вязов, что росли в дворике у парадной двери. Однако, желая убедиться, что он не ошибается, Уайлдер проверил свои догадки, расспросив прохожих, а затем задумчиво продолжал путь. Из задумчивости он был выведен звуком приближавшихся голосов. Один из них вызвал в его крови непонятное ему самому волнение. Воспользовавшись неровностями почвы, он, никем не замеченный, вскочил на небольшой бугор и, укрывшись за утлом невысокой ограды, очутился совсем близко от говоривших. Ограда эта окружала сад и двор усадьбы, которая, как он сейчас убедился, принадлежала миссис де Лэси. Невдалеке от дороги стояла летняя беседка, еще несколько недель назад утопавшая в зелени и цветах. Она была расположена на высоком месте, и с нее открывался вид на весь город, на порт, на острова к востоку, на острова к западу и на бескрайний нростор океана к югу. Теперь листва уже облетела, и центр беседки был хорошо видеь сквозь толстые столбы, которые поддерживали ее небольшой купол. Здесь Уайлдер обнаружил ту же маленькую компанию, чей разговор он невольно подслушал накануне, когда прятался вместе с Корсаром в верхнем этаже старой мельницы. Хотя адмиральща и миссис Уиллис были на переднем плане, ближе к нему, и беседовали с кем-то находившимся, как и он сам, на улице, взгляд молодого моряка вскоре отыскал — несколько позади — гораздо более привлекательное для него цветущее личико Джертред. Однако наблюдения Уайлдера вскоре прервал ответ невидимого собеседника трех дам. Повернув голову туда, откуда доносился голос, он разглядел бодрого еще старика, сидевшего на камне у самой дороги; видимо, отдыхая после ходьбы, тот отвечал на вопросы, которые задавались ему из беседки. Голова у него была седая, а рука, сжимавшая длинную трость, порой дрожала, но одежда, вся повадка и голос говорившего достаточно ясно показывали, что это старый моряк. — Видит бог, сударыня, — сказал он уже надтреснутым голосом, в котором, однако, еще звучали глубокие тона, свойственные людям его профессии, — нам, старым морским волкам, незачем перед выходом в море заглядывать в календарь, чтобы узнать, с какой стороны подует ветер, — нам достаточно, чтоб вышел приказ поднимать паруса да чтоб капитан попрощался со своей женушкой. — Ах, то же самое всегда говорил мой бедный адмирал! — воскликнула миссис де Лэси, которой явно доставляло удовольствие беседовать с бывалым моряком. — Так значит, вы, друг мой, полагаете, что, если корабль, готов к отплытию, он должен выходить в море, дует ли ветер… — Здесь очень кстати появился еще один моряк. Пусть и он даст нам совет, — поспешно прервала ее Джертред, словно желая помешать тетке закончить каким-нибудь слишком категорическим утверждением спор, только что возникший между нею и миссис Уиллис. — Возможно, он окажется хорошим третейским судьей. — Верно, — сказала гувернантка. — Скажите, сэр, что вы думаете о нынешней погоде? Подходит она для выхода в море или нет? Молодой человек неохотно отвел глаза от зарумянившейся Джертред, которая, стараясь поскорее обратить на него всеобщее внимание, сперва невольно вышла вперед, а теперь опять робко отодвинулась вглубь беседки, словно раскаиваясь в своей смелости. Он перевел глаза на женщину, задавшую вопрос, и смотрел на нее так долго и пристально, что та сочла нужным спросить еще раз, полагая, что молодой моряк не вполне понял ее. — На погоду полагаться нельзя, сударыня, — прозвучал его несколько запоздалый ответ. — Это твердо знает всякий моряк, если ему хоть немного пошла впрок его морская служба. Голос Уайлдера звучал так мягко и благозвучно и вместе с тем так мужественно, что дамы, словно сговорившись, стали внимательно его слушать. Благоприятному впечатлению содействовал и подтянутый, аккуратный вид молодого человека: строгую одежду моряка он носил с таким удивительным изяществом и даже благородством, что само собой напрашивалось предположение, не имеет ли он права притязать на более высокое общественное положение, чем то, какое занимает сейчас. Миссис де Лэси наклонила голову с видом, которому она постаралась придать учтивость, может быть, больше из самоуважения, чем из внимания к собеседнику, и возобновила разговор. — Эти дамы, — сказала она, — собираются отплыть вон на том корабле в Каролину, и мы обсуждаем вопрос, откуда в ближайшее время подует ветер. Но мне думается, сэр, что для такого корабля не так уж важно, будет ветер попутный или нет. — Согласен с вами, — ответил Уайлдер. — На мой взгляд, от этого корабля не приходится ожидать ничего хорошего, каков бы ни был ветер. — Однако он считается очень быстроходным… Да что там считается! Мы и сами хорошо знаем это: ведь он пришел из Англии в колонии за семь недель — невероятно короткий срок! Но моряки, как и мы, жалкие обитатели суши, имеют, видимо, свои пристрастия и предрассудки. Так что вы уж простите меня, но я спрошу и у этого достойного ветерана, какого он мнения на этот счет. Что вы скажете, друг мой, о мореходных качествах вон того корабля, с такими высокими бом-брам-стеньгами и необыкновенно округлыми марсами? Губы Уайлдера дрогнули, но он сдержал улыбку и не сказал ни слова. Старик же поднялся и стал разглядывать корабль с таким видом, словно отлично понимал не слишком грамотные разглагольствования адмиральской вдовы. — Судно во внутренней бухте, сударыня, — ответил он, закончив осмотр, — если вы имеете в виду именно его, — такое судно, на которое моряку приятно посмотреть. Готов поклясться, что это отличный и вполне надежный корабль. Что же до плавания, то, может быть, он чудес и не наделает, но, во всяком случае, это прочная посудина, или я плохо разбираюсь в том, что делается на синем море, и в тех, кто на нем живет. — Подумать только, какая разница во мнениях! — вскричала миссис де Лэси. — Во всяком случае, я рада, что вы считаете его надежным. Конечно, моряки любят быстроходные суда. Полагаю, сэр, вы не станете оспаривать, что он, по крайней мере, надежен. — Именно это я и отрицаю, — прозвучал краткий ответ Уайлдера. — Удивительно! Этот человек — опытный моряк, а он, по-видимому, думает иначе. — Может быть, он в свое время видел и больше моего, сударыня, но боюсь, что сейчас он видит хуже меня. Отсюда до судна так далеко, что судить о его качествах трудно. А я видел его на близком расстоянии. — Значит, сэр, вы и впрямь считаете, что есть опасность? — раздался мягкий голос Джертред, тревога которой пересилила робость. — Да, считаю. Будь у меня мать или сестра, — выразительно продолжал Уайлдер, приподнимая шапку и кланяясь обратившейся к нему красавице, — я бы не сразу решился отправлять ее на этом судне. Даю вам честное слово, сударыня, я считаю, что ни один корабль, который этой осенью выйдет из здешних гаваней, не подвергается такой опасности, как этот… — Это странно, — заметила миссис Уиллис. — Нам говорили об этом судне совсем другое. Может быть, люди преувеличивали, но нас уверяли, что оно считается на редкость удобным и надежным. Могу я спросить, сэр, какие у вас причины для такого мнения? — Оснований вполне достаточно. Управлять им трудно: мачты слишком тонкие, корма очень тяжела, борта отвесные, как церковные стены, а осадка недостаточна. К тому же он не несет переднего паруса, и на кормовую часть придется весь напор ветра, которого он, вернее всего, не выдержит. Наступит день, когда он кормой пойдет ко дну 56. Уайлдер говорил все это весьма решительным тоном, вещая, словно оракул, и слушательницы внимали ему с молчаливой верой и смиренной покорностью людей несведущих и преисполненных почтения к тем, кто посвящен в тайны какой-либо важной профессии. Никто из них не представлял себе особенно ясно, о чем говорил моряк, но сами его слова означали опасность и смерть. Впрочем, миссис де Лэси решила, что в качестве вдовы адмирала она должна показать, как хорошо она понимает, о чем идет речь. — Да, это очень серьезные недостатки! — важно согласилась она. — Непонятно, как мой агент мог о них не упомянуть. А нет ли у этого корабля и других внушающих тревогу недостатков, которые бросались бы вам в глаза даже на таком расстоянии? — Их немало. Вы видите, что его брам-стеньги закрепляются со стороны кормы и ни один из верхних парусов не развевается. Вдобавок, сударыня, вся прочность такой важной части судна, как бушприт, зависит у него от ватерштагов и ватервулингов. — Верно, верно! — воскликнула миссис де Лэси с ужасом, словно человек, хорошо разбирающийся в морском деле. — Я как-то не обратила внимания на эти дефекты, но теперь, когда вы их перечислили, все ясно увидела. Самый преступный недосмотр! А главное — как можно допустить, чтобы прочность бушприта зависела от ватерштагов и ватервулингов! Нет, право же, миссис Уиллис, я не потерплю, чтобы моя племянница отправилась на таком судне! Пока Уайлдер говорил, невозмутимый взор миссис Уиллис был словно прикован к его лицу. Теперь она с той же невозмутимостью перевела его на вдовствующую одмиральшу. — Может быть, опасность несколько преувеличена, — заметила она. — Давайте спросим и у того старого моряка, что он об этом думает. Вы, друг мой, тоже считаете, что опасно плыть в такое время года в Каролину на том судне? — Господи боже ты мой, сударыня, — усмехнулся в ответ седовласый моряк. — Если уж это недостатки и препятствия, то какие-то совсем новомодные. В мое время о таких вещах никто и не слыхивал. Признаюсь, я, старый дурак, не понял и половины того, о чем говорил молодой джентльмен. — Вы, наверно, давно уже не плавали, — холодно заметил Уайлдер. — Последний мой рейс был лет пять-шесть назад, первый — уже с полсотни. — Значит, по-вашему, нет причин опасаться? — снова спросила миссис Уиллис. — Я уже стар и слаб, сударыня, но, если бы капитан этого судна взял меня на службу, я бы считал это для себя удачей. — В нужде пойдешь на все, — шепнула миссис де Лэси своим спутницам, и ее многозначительный взгляд показал, как невысоко ставит она мнение старика. — Я склонна разделить взгляды молодого моряка: они подкреплены основательными доводами. Из вежливости по отношению к старой даме миссис Уиллис на некоторое время умолкла, затем снова начала задавать вопросы, обратившись к молодому человеку: — Как же вы объясняете такое разногласие между двумя моряками, которые, казалось бы, должны были придерживаться одного мнения? — По-моему, на этот вопрос могла бы ответить одна хорошо известная пословица, — с улыбкой произнес молодой человек, — но надо также учесть наше с ним различное положение на морской службе и развитие кораблестроения. — Это верно. И все же мне думается, что изменения, которые могли произойти за какие-нибудь шесть лет в таком древнем искусстве, как мореходное, не так уж велики. — Простите, сударыня, но, чтобы их знать, нужна непрерывная морская практика. Я же смею утверждать, что этот старый матрос не имеет понятия о том, как заставить корабль разрезать волны кормой в случае, если на нем распущены все паруса. — Невероятно! — вскричала адмиральша. — Даже самый юный и неискушенный моряк не может не оценить красоту подобного зрелища! — Да, да, — возразил старик с обиженным видом: даже если не все в мореходном искусстве было ему знакомо, он не собирался в этом сознаваться. — Немало великолепных судов проделывали такое на моих глазах, и, как говорит миледи, это было прекрасное и величественное зрелище. Уайлдер пришел в полное замешательство. Он прикусил губу как человек, которого крайнее невежество или необыкновенная хитрость другого поставили в тупик, но самодовольство миссис де Лэси избавило его от необходимости отвечать. — Правда, было бы просто удивительно, — сказала она, — если бы на человека, поседевшего на морской службе, ни разу не произвело впечатление столь благородное зрелище. Но все же, почтенный моряк, вы, по-видимому, проглядели вопиющие недостатки того корабля, которые этот… этот джентльмен только что так правильно заметил. — Я не считаю их недостатками, сударыня. Именно так оснащал свое судно мой ныне покойный доблестный и славный начальник. И я с гордостью скажу, что на флоте его величества никогда не служил лучший мореход и более достойный человек. — Ах, значит, и вы были на королевской службе! А как звали вашего любимого командира? — Все, кто хорошо его знал, прозвали его Хорошая Погода, потому что с ним у нас всегда было тихое море и благоприятный ветер. А на берегу он был известен как доблестный и победоносный контр-адмирал де Лэси. — Значит, мой покойный супруг, всеми почитаемый искусный моряк, оснащал свои корабли именно так? — спросила вдова с дрожью в голосе, которая яснее слов показывала, какое глубокое и подлинное волнение, какая удовлетворенная гордость переполняли ее душу в этот миг. Старый матрос не без труда поднялся с камня, пристально посмотрел на вдову того, кого он только что назвал, и с низким поклоном ответил: — Если я имею честь видеть перед собой супругу моего адмирала, то это радость для моих старых глаз. Шестнадцать лет я служил на его флагманском судне и еще пять на других судах его эскадры. Осмелюсь спросить, не слыхивали ли вы, сударыня, о старшине гротмарсовых Бобе Бланте? — Конечно, конечно! Мой муж любил рассказывать о тех, кто служил ему верой и правдой. — Вечная ему память, упокой, господи, его душу! Он был добрый начальник и никогда не забывал друга, кем бы тот ни служил — простым матросом или офицером. Адмирал был друг своим людям! — Вот благодарный человек! — произнесла миссис де Лэси, смахивая слезу. — И не сомневаюсь, он отлично разбирается в морских судах. Значит, вы совершенно уверены, достойный друг, что мой покойный высокочтимый супруг приказывал оснащать все свои корабли так же, как оснащен тот, о котором мы говорим? — Совершенно уверен, сударыня. Ведь я сам, собственными своими руками, принимал участие в оснастке его судов. — И в отношении ватерштагов? — И в отношении ватервулингов, миледи. Будь адмирал жив и находись он здесь, он назвал бы то судно вполне надежным и отлично оснащенным, ручаюсь вам в этом. Миссис де Лэси решительно повернулась к Уайлдеру и с достоинством произнесла: — У меня, значит, кое-что выпало из памяти, да это и неудивительно — ведь того, кто учил меня мореходному делу, больше нет в живых и обучение продолжать некому. Мы очень обязаны вам, сэр, за высказанное вами мнение, но вынуждены считать, что вы преувеличили опасность. — Клянусь честью, сударыня, — прервал ее Уайлдер, прижав руку к сердцу и подчеркивая каждое свое слово, — я говорю от всей души. Я и сейчас утверждаю, что, по моему мнению, отправиться на этом судне значило бы подвергнуться величайшей опасности; и уверяю вас, что говорить это меня побуждает отнюдь не вражда к его капитану, владельцу или вообще к кому-либо имеющему к нему отношение. — Мы не сомневаемся в вашей искренности, сэр. Мы только считаем, что вы немного ошиблись, — ответила адмиральша с сочувственной и, как она полагала, снисходительной улыбкой. — Во всяком случае, мы благодарны вам за добрые намерения. Пойдемте, достойный ветеран, мы с вами еще не расстаемся. Постучите в дверь моего дома, вам откроют, и мы еще поговорим обо всех этих делах. И, холодно поклонившись Уайлдеру, она направилась через сад к дому. Ее спутницы последовали за ней. Миссис де Лэси выступала горделиво, с полным сознанием своего превосходства; миссис Уиллнс шагала медленно, словно погруженная в размышления; бок о бок с нею шла Джертред, но лица ее не было видно под широкополой шляпой. Уайлдеру все же показалось, что он уловил быстрый взгляд, украдкой брошенный ею на человека, который вызвал в ее сердце сильное волнение, хотя бы оно и было всего лишь чувством тревоги. Он не двигался с места, пока они не скрылись за кустами; затем повернулся, чтобы излить свою досаду на собрата-моряка, но увидел, что тот не стал терять времени и уже вошел в ворота усадьбы, несомненно предвкушая хорошую награду за свою удачную лесть. Глава IX Сюда бежал он, прыгнув через стену Шекспир, Ромео и Джульетта Уайлдер покинул поле битвы побежденным. Случайность или, как он считал, угодничество старого моряка свели на нет его маленькую хитрость, и теперь у него не оставалось ни малейшей надежды осуществить свой замысел. Обманутый в своих ожиданиях и крайне раздосадованный, он возвращался в город медленным шагом. Меж тем настал обычный трудовой день, и со всех концов порта послышался привычный шум. Большое судно во внутренней гавани раньше других обнаружило все признаки деятельности, предшествующей отплытию. Как только Уайлдер это заметил, он, казалось, окончательно стряхнул с себя задумчивость и с особенным вниманием стал продолжать наблюдение. Он увидел матросов, которые поднимались по вантам с некоторой ленцой, представлявшей резкий контраст с их кипучей энергией в минуты, когда требуется быстрота: на темных массивных реях то здесь, то там возникали человеческие фигуры. Через несколько минут один из передних парусов, плотным свертком лежавший на рее, упал с него и повис изящными небрежными складками. Наблюдательный Уайлдер отлично знал, что на торговых судах это было сигналом ставить паруса. Прошло еще несколько минут — и нижние углы этого паруса были подтянуты к соответствующим концам расположенного под ними рея. А затем тяжелый рей медленно подняли вдоль мачты, и он потянул за собой развертывающиеся складки паруса, покуда тот не натянулся до отказа и не предстал глазам как широкое снежно-белое полотнище. Легкие порывы ветерка ударяли в эту растянутую простыню, затем снова затихали: парус то надувался, то опадал, — видно было, что пока ветер не имеет над ним силы. В этот момент прекратились и все прочие приготовления к отплытию, словно моряки, вызвав ветер, ожидали теперь, как он отзовется на их призыв. Тот, кто так внимательно наблюдал за этими явными признаками давно ожидаемого отплытия, вполне естественно перевел взгляд на судно, стоявшее на рейде, чтобы проследить, какое впечатление произведет там этот не оставляющий сомнений сигнал. Но даже самый пытливый и зоркий наблюдатель не заметил бы, что второй корабль хоть как-то откликнулся на него. Пока на купце производились только что описанные маневры, корсар стоял на якоре, ничем не обнаруживая, что в его черном безжизненном корпусе скрывается хоть одна живая душа. Но Уайлдер среди этого кажущегося сонного спокойствия усмотрел немало признаков готовности к выходу в море, заметных только моряку. Канат, вместо того чтобы свободно спускаться к воде длинной дугой, был натянут до предела. Все шлюпки находились на воде. Ни один парус, ни один рей не были сняты для починки или осмотра, которые обычно предпринимаются, когда корабль стоит в безопасном и подходящем для этого порту. Сотни снастей переплетались на фоне синего неба. Словом, хотя судно как будто и не собиралось отплывать, оно на самом деле было готово сняться с якоря или в случае необходимости привести в действие орудия нападения и защиты. Абордажные сетки были, как и накануне, подтянуты к снастям, но эту меру крайней предосторожности легко было объяснить обстоятельствами военного времени, когда корабль мог быть атакован легкими французскими крейсерами, так часто плававшими из Вест-Индии вдоль всего американского побережья, равно как и тем, что он стоял на рейде и не получал никакой защиты от портовых укреплений. Но тому, кто знал, каков этот корабль на самом деле, он мог показаться сейчас хищным зверем, ядовитой змеей, что лежит в притворном оцепенении, поджидая, чтобы жертва беззаботно подошла на достаточно близкое расстояние, и готова прыгнуть на нее или запустить в нее ядовитые зубы. Уайлдер покачал головой с видом человека, отлично понимающего, что означает это предательское спокойствие, и прежним неторопливым шагом вновь направился к городу. Довольно долго он шел, не замечая бега времени, и потерял бы счет еще многим минутам, если бы чье-то легкое прикосновение к его плечу не вывело его из задумчивости. Вздрогнув от неожиданности, он обернулся и понял, что шел слишком медленно: его догнал старый моряк, которого он в последний раз видел там, где сам хотел бы сейчас находиться. — При ваших молодых ногах, сэр, — сказал старик, когда ему удалось обратить на себя внимание Уайлдера, — вы могли бы нестись, как корабль на всех парусах. Однако мои старые ноги догнали вас, и мы настолько сблизились, что можем уже переговариваться без сигнальных флагов. — Ты, наверно, обладаешь таким необыкновенным преимуществом, как умение разрезать волны кормой, — насмешливо ответил Уайлдер. — Если плыть таким невероятным способом, бог знает куда можно уйти. — Я вижу, братишка, ты в обиде на меня за то, что я подхватил твои же рассуждения. Но ведь я, можно сказать, ставил паруса по твоей команде. Или ты ожидал, что такой старый морской волк, как я, невесть сколько раз стоявший на вахте на флагманском корабле, признается в своем невежестве насчет чего-либо касающегося синего моря? Черт побери, мог ли я быть уверен, что среди сотен судов, которые сейчас спускают на воду, нет и такой посудины, что лучше ходит кормой вперед? Говорят, корабль строят в подражание рыбе, а значит, можно выстроить корабль на манер устрицы или краба, — вот он и станет разрезать волны кормой. — Ладно, старик! Думаю, что ты уже получил от адмиральши в награду добрый куш и можешь на целый сезон залечь в дрейф, не заботясь о том, как будут строить корабли. Скажи-ка, ты все время будешь держать курс вниз по этому склону? — Пока не дойду до самого дна. — Тем лучше, так как мое намерение — снова подняться наверх. Ну, как говорится на море, когда между судами кончается разговор, желаю хорошей кварты. Видя, что молодой человек резко повернулся и стал быстро подниматься туда, откуда только что спустился, старый матрос засмеялся. — Да, никогда-то ты не плавал с контр-адмиралом, — сказал он, продолжая спускаться и при этом осторожно выбирая дорогу, как это подобало его возрасту и немощи. — Нет, сколько ни ходи по морю, по-настоящему отшлифуешься только на флагмане, да и то если работаешь на бизани. — Несносный старый подлиза! — проворчал сквозь зубы Уайлдер. — Негодяй видал лучшие дни и теперь пользуется своими знаниями, чтобы провести глупую женщину. Хорошо, что я отделался от этого мошенника! Он, наверно, сделал себе ремесло из вранья, раз теперь ему тяжело работать. Пойду-ка обратно. Путь свободен, и всякое может случиться. Молодой моряк снова поднялся на холм, постаравшись принять вид беззаботно прогуливающегося человека на случай, если бы его возвращение заметили, и долгое время бродил взад и вперед, не спуская глаз с виллы миссис де Лэси, но ему так и не удалось увидеть ее обитателей. В доме нетрудно было заметить приготовления к скорому отъезду: оттуда выносили чемоданы и сундуки, бегали и суетились слуги. Но главные обитатели дома, по-видимому, удалились во внутренние комнаты, вероятно желая, что было вполне естественно, побыть наедине и поговорить перед расставанием. Огорченный и раздосадованный, Уайлдер уже готов был отказаться от бесполезного томительного ожидания, как вдруг из-за стены, к которой он прислонился, до него снова долетели женские голоса. Они приближались, и вскоре его настороженный слух уловил мелодичный голос Джертред. — Но вы мучаете себя без всяких на то причин, — расслышал он, когда беседующие подошли на достаточно близкое расстояние. — Если на вас произвело впечатление то, что утверждал этот… этот человек… — Все, что ты говоришь, милочка, верно, — ответил печальный голос гувернантки. — И все же я настолько слабодушна, что не в состоянии стряхнуть с себя какое-то суеверное предчувствие. Джертред, тебе не хотелось бы еще раз поговорить с этим человеком? — Мне? ! — воскликнула ее воспитанница, словно в испуге. — Почему бы вам или мне захотелось еще раз увидеться с этим человеком? Мы его совсем не знаем, и, кроме того, он низкого звания… Впрочем, может быть, и не низкого, но, во всяком случае, он не очень подходящее общество для… — … для благородных дам, хочешь ты сказать? Но почему ты решила, что по своему положению этот молодой человек много ниже нас с тобой? Девушка снова заговорила, и, по мнению Уайлдера, нежность и мелодичность ее голоса вполне искупали нелестный для него смысл произнесенных слов. — Я, конечно, не так разборчива насчет происхождения и положения, как тетя де Лэси, — со смехом сказала она, — но, дорогая миссис Уиллис, вы же сами учили меня, что воспитание и навыки всегда отражаются на наших взглядах и характере. — Верно, дитя мое. Но должна признаться, я не увидела и не услышала ничего, что дало бы нам основание считать этого молодого человека плохо воспитанным и вульгарным. Напротив, он говорил, как джентльмен, и внешность его производит такое же впечатление. Держит он себя с откровенностью и простотой людей его профессии, но ты же сама знаешь, у нас в колониях и даже в королевстве на морскую службу часто отдают молодежь из лучших семей. — Но то же офицеры, дорогая, а этот… этот человек одет, как простой матрос. — Не совсем. Его одежда и по качеству, и по покрою изящнее, чем обычно. Я знала адмиралов, которые одевались так вне службы. Даже моряки в чинах любят носить морскую одежду без всяких знаков, указывающих на их ранг. — Значит, вы думаете, он офицер и, может быть, даже королевского флота? — Вполне возможно, хотя в порту нет сейчас ни одного военного корабля. Но он вызвал у меня какой-то странный интерес вовсе не по такой пустячной причине. Джертред, девочка моя, в молодости мне довелось часто встречаться с моряками. И когда я теперь вижу моряка, такого юного и с таким мужественным и волевым лицом, меня всегда охватывает волнение… Но тебе это наскучило. Поговорим о другом. — Вовсе нет, дорогая, — поспешно прервала ее Джертред. — Раз вы считаете этого незнакомца джентльменом, значит, нет ничего плохого… то есть ничего неподобающего для нас в том, что мы говорим о нем. Верно ли то, в чем он хотел нас убедить, — что на этом судне, хоть нам и говорили о нем столько хорошего, ехать опасно? — В его поведении была совершенно необъяснимая, странная, почти дикая смесь иронии и заботы о нас! Порой он нес явную бессмыслицу, и в то же время мне казалось, что на это у него есть важная причина. Джертред, ты не так хорошо знаешь морские выражения, как я, и, может быть, даже не подозреваешь, что твоя добрая тетя в своем восхищении профессией, которую она, правда, имеет все основания любить, иногда делает… — Знаю, знаю! Во всяком случае, мне часто так кажется, — прервала девушка тоном, дававшим понять, что ей не доставляет никакого удовольствия распространяться на эту неприятную тему. — И все же со стороны постороннего человека очень нехорошо было подсмеиваться, если он это делал, над такой невинной и даже милой слабостью, если это вообще слабость. — Ты права, — продолжала миссис Уиллис, — и все же он не показался мне легкомысленным насмешником, которому доставляет удовольствие выставлять напоказ чужие промахи. Может быть, ты помнишь, Джертред, что вчера, когда мы были у развалин, миссис де Лэси восхищалась видом корабля под всеми парусами? — Да, да, помню, — с некоторой досадой сказала племянница адмиральши. — Одно из ее выражений было особенно неправильным. Я это знаю, так как хорошо знакома с морскими терминами. — Я так и подумала по выражению вашего лица, — ответила Джертред, — но… — Послушай, детка: нет ничего удивительного, если дама делает пустяковую ошибку, употребляя специальные морские выражения, но странно, когда ту же ошибку повторяет моряк, произнося при этом те же слова; а молодой человек это сделал. И еще более поразительно, что старик ничего не возразил, как будто все было вполне правильно. — Может быть, они прослышали, что миссис де Лэси имеет слабость вдаваться в подобные описания, — тихо заметила Джертред. — Я уверена, что теперь уж, дорогая, вы не станете считать этого незнакомца джентльменом. — Я бы о нем больше и не думала, не будь у меня какого-то непонятного чувства, которое я не могу выразить. Как бы мне хотелось еще раз встретиться с ним! Но тут гувернантку прервал легкий крик, вырвавшийся у ее собеседницы, а в следующий миг предмет их разговора перепрыгнул через стенку вслед за своей тростью, упавшей к ногам Джертред и вызвавшей ее испуг. Извинившись за свое вторжение и подняв трость, Уайлдер не спеша повернулся, чтобы уйти, как будто ничего не произошло. Миссис Уиллис побледнела, губы ее задрожали, но не от испуга, ибо она поспешно и совершенно спокойно сказала: — Подождите минутку, сэр, если вы не торопитесь. Наша новая встреча так удивительна, что я хотела бы ею воспользоваться. Уайлдер поклонился и снова оказался наедине с дамами, которых намеревался покинуть как человек, сознающий, что, получив обратно вещь, попавшую в их сад из-за его мнимой неловкости, он не имеет права дольше навязывать им свое присутствие. Увидев, что ее желание так неожиданно исполнилось, миссис Уиллис некоторое время колебалась, не зная, как приступить к делу. — Я взяла на себя смелость задержать вас, сэр, — сказала она в некотором смущении, — чтобы еще поговорить по поводу высказанного вами мнения о том судне, что готово к выходу в море, как только подует попутный ветер. — Вы имеете в виду «Королевскую Каролину»? — с самым непринужденным видом спросил Уайлдер. — Да, кажется, оно называется так. — Надеюсь, сударыня, ничто из мною сказанного не создаст у вас какого-либо предубеждения против этого судна, — поспешно сказал Уайлдер. — Я готов поручиться, что оно выстроено из отличных материалов, и не сомневаюсь, что командует им человек очень опытный. — И все же вы, не колеблясь, заявили, что считаете путешествие на этом судне гораздо более опасным, чем на любом другом, выходящем в море из любого нашего порта в ближайшие месяцы? — Да, — ответил Уайлдер тоном, не допускавшим никаких сомнений. — Можете вы изложить нам свои доводы? — Если не ошибаюсь, я излагал их даме, с которой имел честь беседовать всего час назад. — Дамы этой, сэр, сейчас здесь нет да и к тому же не ей предстоит плыть на этом корабле. Единственными его пассажирами будем мы — эта юная особа, я и наша служанка. — Я так и понял, — ответил Уайлдер, не спуская глаз с выразительного личика Джертред. — Теперь, когда все ясно, могу я попросить вас еще раз сказать нам, почему вы думаете, что плыть на «Королевской Каролине» рискованно? Встретив пристальный взгляд миссис Уиллис, ожидавшей его ответа, Уайлдер слегка вздрогнул и даже покраснел. — Неужели, сударыня, я должен повторять то, что уже говорил по этому поводу? — пробормотал он. — Нет, конечно, сэр, повторяться незачем. Но я уверена, что у вас есть еще и другие доводы. — Моряку крайне трудно говорить о судах иначе, как языком своей профессии, без сомнения совершенно непонятным для женщин. Вы никогда не бывали в море, сударыня? — Бывала, и очень часто. — Тогда, может быть, есть надежда, что вы меня поймете. Вам должно быть известно, сударыня, что безопасность судна зависит в значительной мере от того, как высоко оно может держать свой правый бок. Моряки называют это «ставить его стоймя». Я уверен, что такой умной женщине, как вы, незачем объяснять, что, если «Каролина» ляжет совсем на бок, это будет величайшим бедствием для всех, кто на ней находится. — Само собой разумеется. Но и на любом другом судне подвергаешься тому же риску. — Конечно, если любое другое судно перевернется. Но я плаваю уже довольно много лет и только один раз столкнулся с таким бедствием. Затем крепление бушприта… — Лучше не крепил ни один кораблестроитель, — раздался позади чей-то голос. Все трое обернулись и увидели неподалеку уже известного нам старого моряка. Тот взобрался на возвышение по ту сторону стены и, опираясь на нее, видел все, что делалось в саду. — Я ходил на берег посмотреть на это судно по просьбе госпожи де Лэси, вдовы моего покойного командира и адмирала, и пусть другие говорят что угодно, а я готов поклясться, что бушприт «Королевской Каролины» укреплен ничуть не хуже, чем на любом другом корабле, плавающем под британским флагом. И это еще не все, что можно сказать в ее пользу. У нее отличный рангоут, а борта не отвеснее, чем стены вон той церкви. Я старый человек, в моем судовом журнале дописывается последняя страница, а потому я никак не могу быть заинтересован ни в каком судне. Но должен сказать, что клеветать на хорошее, крепкое судно так же гнусно и непростительно, как хулить доброго христианина 57. Старик говорил решительно и, очевидно, был охвачен искренним негодованием, что не преминуло произвести впечатление на дам и в то же время заставило Уайлдера — он-то отлично понимал старика — ощутить кое-какие не слишком приятные укоры совести. — Вот видите, сэр, — сказала миссис Уиллис, не дождавшись возражения со стороны молодого человека, — и между двумя одинаково сведущими людьми может возникнуть глубокое разногласие по вопросу, касающемуся их профессии. Кому же мне верить? — Пусть ваш столь ясный разум подскажет вам, какое из двух мнений вернее. Я же повторяю, призывая в свидетели само небо, что ни моя мать, ни моя сестра не отправились бы на «Каролине» с моего согласия. — Ничего не понимаю! — сказала миссис Уиллис так, чтобы слышала ее только Джертред. — Разум подсказывает мне, что этот молодой человек над нами подшучивает, но в то же время он говорит так серьезно и, видимо, так искренне, что я не могу отделаться от впечатления, которое производят на меня его слова. А ты, девочка моя, кому из них двоих ты больше склонна верить? — Вы же знаете, как я невежественна во всех этих вещах, — ответила Джертред, опуская глаза на увядший цветок, лепестки которого она обрывала. — Но на мой взгляд, у этого старого бродяги очень уж самонадеянный и хитрый вид. — Значит, ты считаешь, что молодой человек больше достоин доверия? — Почему же нет, раз вы думаете, что он джентльмен? — Я вовсе не уверена, что ему следует больше верить из-за его более высокого общественного положения. Люди нередко добиваются всяческих преимуществ лишь для того, чтобы злоупотреблять ими. Боюсь, сэр, — продолжала миссис Уиллис, обращаясь к стоявшему в ожидании Уайлдеру, — что, если вы не объяснитесь более откровенно, мы принуждены будем отказать вам в доверии и останемся при старом решении — воспользоваться той возможностью добраться домой, которую предоставляет нам «Королевская Каролина». — Всем сердцем своим, сударыня, я сожалею об этом вашем решении. — Вы еще можете изменить его, объяснив нам все до конца. Уайлдер, казалось, размышлял. Один-два раза губы его даже дрогнули, словно он собирался заговорить. Миссис Уиллис и Джертред с глубочайшим интересом ожидали его ответа, но после долгого колебания ответ этот разочаровал обеих дам. — Мне очень жаль, что я не способен говорить понятней. Это уж просто по неумению. Но я снова утверждаю, что так же ясно вижу опасность, как солнце в полдень. — В таком случае, сэр, мы останемся при своей слепоте, — ответила миссис Уиллис, холодно поклонившись. — Благодарю вас за добрые намерения, но вы не можете порицать нас за то, что мы не согласны следовать столь туманным советам. Мы здесь на правах хозяев и поэтому просим извинения за то, что вынуждены вас оставить. Нам пора ехать. Уайлдер ответил на церемонный поклон миссис Уиллис так же церемонно, но с Джертред Грейсон простился гораздо любезнее и сердечнее, хотя она торопливо присела перед ним в глубоком реверансе. Он не двигался с места, пока обе не скрылись за дверью виллы. Ему даже показалось, что девушка еще раз бросила на него робкий, тревожный взгляд в ту минуту, когда ее тонкая фигурка уже исчезла из виду. Молодой человек оперся рукой о стену и перепрыгнул через нее прямо на дорогу. Когда ноги его коснулись земли, он словно очнулся и заметил, что стоит в нескольких шагах от старого моряка, который дважды так неучтиво спутал все его карты. Тот не дал ему времени выразить свою досаду и заговорил первый. — Ладно, братец, — начал он дружеским и доверительным тоном, качая головой, как человек, готовый признаться, что хотел обмануть собеседника. — Ладно, братец, довольно уж ты шел этим галсом 58, пора бы повернуть на другой. Я сам был молод и знаю, как трудно прогнать дьявола, когда с ним так весело бывает плыть. Но старость приносит расчет, и, когда бедному человеку остается жить уже совсем немного, он начинает подумывать, что надо расходовать себя бережнее, — ну, как на судне берегут воду с наступлением штиля. Разум приходит вместе с сединой, и человеку совсем не вредно бывает пополнить малой его толикой прочие свои запасы. — Я уступил тебе подножие холма, а себе взял вершину в надежде, что больше тебя не увижу, — ответил Уайлдер, не удостаивая своего неприятного собеседника даже взглядом. — Но раз ты предпочитаешь высоты, наслаждайся ими сколько угодно, а я спущусь в город. Но старик заковылял вслед за ним, да таким бодрым шагом, что Уайлдеру, который тоже шагал достаточно быстро, очень трудно было избавиться от него, разве что пуститься бежать самым недостойным образом. Раздосадованный и на самого себя и на своего мучителя, он уже готов был прибегнуть к физической расправе с ним, но сам этот опасный порыв ваставил его овладеть собой: он умерил шаг и продолжал свой путь с твердой решимостью стать выше того раздражения, которое могло вызвать в нем столь ничтожное существо. — Вы все свои паруса поставили, молодой господин, — сказал упрямый старый матрос, по-прежнему державшийся шагах в двух позади него, — так что и мне пришлось распустить все мои, чтобы не слишком от вас отстать. Но сейчас вы, видать, становитесь благоразумнее, и мы можем скрасить нашу дорогу небольшой полезной беседой. Вы едва-едва не убедили старую даму, что отличное судно «Королевская Каролина» чуть ли не сам «Летучий Голландец» 59. — А зачем тебе понадобилось разубеждать ее? — резко спросил Уайлдер. — Ну разве может человек, полвека плававший по морям, спокойно слушать, как отчаянно позорят корабельное дерево да железо? Добрая слава корабля так же дорога сердцу старого морского волка, как добрая слава его жены или зазнобы. — Послушай-ка, друг, я полагаю, тебе, как и всем людям, для жизни надобны еда и питье? — Немного еды и довольно много питья, — хмыкнул в ответ старик. — И, как большинство моряков, ты добываешь и то и другое тяжелой работой, постоянно рискуя жизнью и подвергаясь суровым испытаниям? — Гм! «Трудимся, как лошади, а тратим, как ослы! » — это же сказано про всех нас. — Так вот тебе случай заработать деньги без особого труда, а истратить их ты сможешь, как тебе вздумается. Согласен ли ты поступить на несколько часов ко мне на службу? Вот это тебе в задаток и еще столько же получишь за работу, если добросовестно сделаешь свое дело. Старик протянул руку и взял золотой, который Уайлдер подал ему через плечо, видимо, не считая нужным повернуться лицом к своему новому подчиненному. — Настоящая? — спросил тот, остановившись у придорожного камня, чтобы проверить монету на звон. — Золота чище этого не выпускал ни один монетный двор. Старик невозмутимо сунул деньги в карман, а затем с видом полной готовности на все решительно и грубо спросил: — Какой курятник надо ограбить? — Таких мелких пакостей тебе делать не придется. Нужно сделать одну вещь, тебе, я полагаю, знакомую. Умеешь ты вносить фальшивые записи в корабельный журнал? — Еще бы! И даже присягнуть в случае надобности, что все написанное — святая истина. Я вас понимаю. Вам надоело выкручивать правду, как новый канат, и вы не прочь свалить это дело на меня. — Нечто в этом роде. Ты должен опровергнуть все, что говорил о том судне. А раз ты такой хитрец, что сумел подойти к миссис де Лэси с наветренной стороны, то воспользуйся своим преимуществом и представь все даже в еще худшем свете, чем изобразил я. Ну, а теперь, чтоб я мог судить, чего ты стоишь, ответь-ка мне: ты в самом деле плавал с доблестным контр-адмиралом? — Слово доброго и благочестивого христианина, до вчерашнего дня и слыхом не слыхивал об этом достойном старце. Можете на меня положиться! Я не из тех, что боятся рассказать занятную историю только потому, что им не хватает подробностей! — Это-то мне и нужно. Ну, слушай же… — Погодите, — прервал тот, — на берегу не зря говорится «и у стен бывают уши», а мы, моряки, знаем, что уши есть и у корабельных помп. Видели вы в этом городе одно местечко — таверну «Ржавый якорь»? — Я там был. — Надеюсь, она вам понравилась и вы не против зайти еще раз. Здесь мы расстанемся. Вы, как более легкое судно, держите по ветру и сделайте один-два галса промеж этих домов, пока не выйдете на ветре вон к той церкви. А там уже идите на всех парусах к доброму Джо Джораму: такой удобной стоянки для честного купца нет ни в одной таверне здешних мест. Я же спущусь напрямик, и, учитывая, что ход у нас разный, мы войдем в порт один вслед за другим. — А какой смысл в таком маневрировании? Или ты не можешь разговаривать, не пропустив стаканчик? — Такое даже обидно слышать! Придет время, и вы увидите, какой я трезвенник, когда исполняю поручения. Но ведь если люди увидят, как мы разговариваем на дороге, то я могу лишиться доверия наших дам — ведь вы-то у них не бог весть в какой чести. — В этом, пожалуй, ты прав. Тогда смотри же поторопись. Дамы говорили, что собираются на «Каролину», — значит, нельзя терять ни минуты. — Не бойтесь! Так уж сразу они не выйдут в море, — ответил старик, поднимая над головой раскрытую ладонь, чтобы проверить направление ветра. — Сейчас ветра не хватит и на то, чтобы остудить пылающее личико этой молодой красотки. И можете быть спокойны, покуда хорошенько не подует с моря, сигнала им не дадут. Уайлдер помахал ему рукой и легким шагом двинулся по дороге, раздумывая о поэтической метафоре, которую свежесть и юная прелесть Джертред исторгли даже у такого старого и грубого человека, как его новый союзник. Тот же некоторое время провожал его веселым, несколько насмешливым взглядом, а затем и сам заторопился, чтобы вовремя поспеть к месту встречи. Глава X Предупреди его, чтобы он не произносил непристойных слов. Шекспир, Зимняя сказка Подходя к «Ржавому якорю», Уайлдер заметил в дотоле спокойном городе явные признаки сильнейшего волнения. Больше половины всех женщин и около четверти всех мужчин, проживавших в более или менее близком соседстве с этой знаменитой таверной, собрались у ее двери и внимали некоей особе женского пола, которая ораторствовала таким резким и пронзительным голосом, что любопытные слушатели из задних рядов толпы, старавшиеся не пропустить ни одного слова, никак не могли бы утверждать, что до них, мол, ничего не доходит. Увидев эту суматоху, наш искатель приключений сперва заколебался как человек, лишь недавно пустившийся в дела, подобные тому, в каком он только что согласился принять участие. Он решился продолжать свой путь лишь после того, как заметил своего престарелого сообщника — тот локтями пробивал себе дорогу в толпе с необыкновенным упорством и энергией. Подбодренный его примером, молодой человек сделал несколько шагов, но остановился в стороне от толпы, чтобы в случае надобности иметь возможность ретироваться. — Взываю к тебе, Эрсли Поттер, к тебе, Презервд Грин, и к тебе, Фэйтфул Уонтон, — доносились теперь до него крики Дезайр, которая на миг умолкла, чтобы перевести дыхание, а затем снова подхватила свой горячий призыв к соседям, — и к тебе тоже, Апрайт Крук, и к тебе, Релент Флинт, и к тебе, Уэлси Пур 60. Будьте моими свидетелями и поручителями! Все вместе и каждый в отдельности, вы можете удостоверить, если захотите, что я всегда была любящей, работящей супругой человеку, оставившему меня на произвол судьбы в моем возрасте, с его же многочисленным потомством на руках, которое надо прокормить и воспитать, не говоря уж… — Но с чего вы взяли, — весьма кстати прервал ее хозяин «Ржавого якоря», — что добрый человек сбежал? Вчера был веселый денек, и есть все основания думать, что супруг ваш, как и некоторые другие, которых я мог бы назвать, да только не сделаю такой глупости, был, как говорится, несколько не в себе и теперь немного заспался. Пари держу, что достойный портной вскоре выползет из какого-нибудь амбара такой же свеженький и готовый снова приложиться к горькой, словно после последнего всеобщего увеселения он не промачивал глотку даже холодной водой. За несколько тяжеловесной шуточкой кабатчика последовал негромкий, но дружный смешок, хотя на расстроенном лице Дезайр она не вызвала и тени улыбки; лицо это выражало такую скорбь, словно оно на веки вечные утратило способность улыбаться. — Нет, нет, только не он! — возопила неутешная супруга портного. — Не такой он был человек, чтобы по-хорошему выпить ради торжественного случая вроде победы королевских войск. Ни о чем он не думал, кроме своей работы, из-за этого-то я больше всего и убиваюсь. Столько лет я привыкла рассчитывать на то, что он работает, а теперь, извольте, должна сама выпутываться. Тяжелый это крест для женщины! Но он у меня поплатится, если только в Род-Айленде и на плантациях Провиденса существует закон! Пусть только истечет положенное время, и если после этого он сунет сюда свою мерзкую рожу, так увидит, как и многие бродяги до него, что остался без жены и без угла, где бы он мог преклонить свою поганую голову. Тут она заметила любопытную физиономию старого матроса, уже пробившегося вперед и стоявшего теперь рядом с ней, и внезапно добавила: — Вот здесь незнакомый человек — он только что появился. Скажите-ка, приятель, не повстречался вам по дороге сюда беглый бродяга? — Мне и так нелегко вести посуху свою старую посудину — где же мне было записывать в судовой журнал название и разряд каждого встречного судна? — с полнейшим хладнокровием ответствовал он. — Но вот сейчас вы про это заговорпли, и мне вспомнилось, что как раз к началу утренней вахты я и правда встретился с каким-то малым вон там, в кустарнике между городом и паромом, что перевозит народ с острова на материк. — А как он выглядел? — вскричали, как один, пять-шесть голосов, которые, однако, перекрывал голос Дезайр, подобно тому как первоклассный солист заглушает своими фиоритурами трели всех прочих певцов оперной труппы. — Как выглядел? Ну, руки у него болтались там, где положено по правилам оснастки, а ноги несли его так же, как любого доброго христианина. Правда, теперь я вспоминаю, что одна нога у него была короче, словно уменьшенный шкентель, и что на ходу его сильно кренило. — Это он! — раздался тот же хор голосов. Несколько человек сейчас же вырвались из толпы с намерением броситься вдогонку за преступником и тем самым обеспечить себе уплату по кое-каким счетам несчастного, обесславленного портного. Что же касается Дезайр, не имевшей никаких законно оформленных претензий к своему бродяге мужу и никаких надежд получить от него что-нибудь, то она удовольствовалась тем, что продолжала на месте собирать все сведения о беглеце, какие только могла. Быть может, ее живому воображению уже рисовались все радости свободы, которые сулил ей предполагаемый развод вкупе со сладостной перспективой нового замужества, расцвеченной воспоминаниями о первой любви. Во всяком случае, все это несколько успокоило ее возбужденный дух, и она продолжала свои расспросы довольно прямо и решительно. — А был ли у него вороватый вид? — спросила она, не обращая внимания на то, что ее так внезапно оставили соседи, только сейчас выражавшие самое живое соболезнование. — Был ли у него подлый вид скрывающегося от всех беглеца? — Как выглядело его носовое украшение, точно вам не скажу, — ответил старый моряк, — хотя, в общем, у него был такой вид, точно его довольно долго продержали под сточным желобом с подветренной стороны. Если уж вы спрашиваете моего мнения, то, на мой взгляд, бедняга страдал от… — … от безделья, хотите вы сказать. Да, да, на его беду, в последнее время он очень мало работал. Не приходилось ему думать о деле, вот и полезли в голову всякие зловредные мысли. Он страдал от… — … жены, — выразительно вставил старик. За этим беззастенчивым заявлением последовал всеобщий весьма недвусмысленный хохот по адресу Дезайр. Нисколько не смущаясь столь явной поддержкой, оказанной отважному моряку, сварливая супруга продолжала гнуть свое: — Ах, вы не знаете, сколько я выстрадала и натерпелась за долгие годы жизни с этим человеком! Наверно, по его виду можно было догадаться, что он оставил дома оскорбленную женщину. — По его виду трудно было точно определить, насколько он оскорбил женщину, которую оставил на мертвом якоре, — ответил старый моряк с похвальной осторожностью. — Во всяком случае, было вполне очевидно, что где бы и в каком бы состоянии он ни оставил свою жену, — если, конечно, она ему жена, — он не счел нужным оставить при ней и все ее снаряжение. На шее у него болталась куча всяких женских безделушек — они ему, верно, пришлись больше по вкусу, чем женские объятия. — Что? — в ужасе вскричала Дезайр. — Он посмел еще и обворовать меня! Какие вещи были на нем? Может быть, золотые бусы? — Не поручился бы, что они золотые. — Негодяй! — возопила взбешенная женщина, задыхаясь, словно только что вынырнула из-под воды, где пробыла дольше, чем это дозволено человеческой природе, и начала изо всех сил пробиваться сквозь окружавшую ее толпу, дабы выяснить дома, что из сокровищ, запрятанных в ее тайниках, похищено мужем. — Святотатец, злодей! Обокрасть подругу своего сердца, мать своих детей и… — Полно, полно! — снова прервал ее хозяин «Ржавого якоря» совсем не подходящим к случаю толом. — Никогда я не слыхивал, чтобы этого добряка обвиняли в мошенничестве. Соседи и трусом-то его обзывали неохотно. Старый моряк взглянул прямо в лицо трактирщику, многозначительно подмигнул и промолвил: — Если честный портной не обокрал никого, кроме этой лихой бабы, на счету у него будет не очень-то много уворованного, ибо все золотые бусины, которые были при нем, не оплатили бы ему переправы на пароме. Я мог бы засунуть себе в глаз все золото, что висело у него на шее, и не стал бы от этого хуже видеть… Но нельзя же в самом деле, чтобы такая толпища загораживала вход в добропорядочную таверну, словно это порт, на который наложено эмбарго 61. Потому-то я и отправил эту бабенку обследовать ее ценности, а все прочие бездельники, как видишь, пошли у нее в кильватере 62. Джо Джорам уставился на говорившего, как человек, завороженный некоей таинственной силой. С минуту он безмолвствовал, не спуская с него глаз, а затем внезапно разразился громким, раскатистым хохотом, словно без всякого запоздания оценил проделку, действительно заставившую весь народ перебраться от его дверей к двери исчезнувшего портного. Наконец, помахав в знак приветствия рукой, он вскричал: — Здравствуй, Боб-Деготь, здравствуй, старина! Откуда ты свалился? И какой ветер снова пригнал тебя в Ньюпорт? — Слишком много вопросов, чтобы на них отвечать, стоя на дороге, друг Джорам, да и ответы застревают в непромоченном горле. Когда я получу койку в одной из твоих кают да смогу забросить свой абордажный крюк на кружку джина и хороший кусок доброй родайлендской говядины, тогда задавай сколько хочешь вопросов и получишь на них столько ответов, сколько позволит мой аппетит. — А кто заплатит за музыку, честный Боб? И какой судовой казначей выдаст деньги по твоему чеку? — продолжал трактирщик, пропуская старого моряка в свое заведение с готовностью, явно противоречившей его сомнениям в том, что он будет вознагражден за свое радушие и гостеприимство. — Кто? — прервал его старик, показывая монету, только что полученную им от Уайлдера, и притом так, чтобы ее хорошо рассмотрели немногие еще задержавшиеся у таверны зеваки, словно он хотел доказать, что вполне заслуживает любезного приема. — Кто, как не этот джентльмен? За мои слова поручится само изображение его августейшего величества короля, храни его бог! — Храни его бог! — отозвались некоторые из сидевших в таверне верноподданных. — Храни его бог, — повторил Джорам, открывая дверь в заднюю комнату и пропуская туда своего гостя, — равно как и всех пользующихся его милостью и покровительством! Входи, старина Боб. Сейчас ты подцепишь абордажным крюком половину говяжьей туши. Уайлдер подошел к двери таверны, как только толпа разошлась: он увидел, как два достойных приятеля скрылись во внутреннем помещении, и тотчас же вошел в общий зал. Пока он раздумывал, как ему добраться до своего нового спутника, не привлекая особого внимания, ибо общение между двумя столь различными людьми непременно вызвало бы любопытство окружающих, возвратился хозяин и вывел его из затруднения. Быстро оглянувшись по сторонам, трактирщик остановил взгляд на нашем герое и подошел к нему довольно решительно, хотя и не без колебаний. — Ну как, сэр, удалось вам найти подходящее судно? — спросил он, признав наконец незнакомца, с которым уже беседовал накануне утром. — Рабочих-то рук сейчас больше, чем работы. — Может быть, выйдет и по-другому. На холме я повстречал одного старого моряка, и он… — Гм! — прервал трактирщик, украдкой делая Уайлдеру знак следовать за собой. — Вам, сэр, будет, пожалуй, удобнее завтракать вон в той комнате. Уайлдер последовал за хозяином, но они вышли из общего зала совсем через другую дверь. Молодого человека несколько удивило, что трактирщик напускает на себя такую таинственность. Проведя Уайлдера круговым коридором, тот в глубоком молчании поднялся вместе с ним по внутренней лестнице на чердак. Там он легонько постучал в дверь, и в ответ Уайлдер услышал голос, поразивший нашего искателя приключений, — такой он был глубокий и строгий. Очутившись в низенькой и довольно тесной комнатке, Уайлдер, однако, не увидел там никого, кроме моряка, которого трактирщик только что приветствовал как старого знакомого, назвав его при этом именем, весьма подходящим к его одежде, — Боб-Деготь. Пока Уайлдер оглядывался по сторонам, немало удивленный своим странным положением, хозяин исчез, и он остался наедине со своим союзником. Тот занят был тем, что разрезал на части вышеупомянутую говядину и не без удовольствия поглощал какое-то питье. Не дав вошедшему опомниться, старый моряк жестом указал ему на единственный свободный стул, а сам продолжал прилежно поглощать говядину. — Честный Джо Джорам в приятельских отношениях со своим мясником, — произнес он и одним глотком опорожнил свою кружку. — Говядина у него всегда такая вкусная и ароматная, ни дать ни взять плавник палтуса. Вы ведь бывали в заграничных портах, братишка, или, вернее, однокашник, раз мы сейчас бросим якорь у одной и той же мерки. Конечно, вы бывали в чужих странах? — Часто бывал. Какой бы я иначе был моряк? — Тогда скажите мне по чести, бывали вы в такой стране, где всякая снедь — рыба, мясо, птица, плоды — не хуже, чем в достославной Америке, где мы с вами сейчас ошвартованы и где, полагаю, оба родились? — Ну, верить в такое уж полное наше превосходство во всем — значило бы слишком далеко зайти в любви к родине, — ответил Уайлдер, охотно уклоняясь от главной темы разговора: ему надо было сперва собраться с мыслями и увериться, что никто не подслушивает. — Все полагают, что Англия в этом стоит выше нас. — Кто так считает? Всякие невежественные болтуны. Но я побывал чуть ли не во всех землях и чуть ли не во всех водах, и я скажу вам, что все эти пустые хвастунишки врут. Мы — колонии, друг, колонии! А если колония заявит стране-матери, что превосходит ее в том-то и том-то, это такая же дерзость, как если бы марсовый Джек сказал офицеру, что тот ошибается, хотя бы он и знал наверное, что прав. Я всего лишь бедный человек, мистер… Как прикажете называть вашу честь? — Меня? Мое имя? .. Гаррис. — Я всего лишь бедный человек, мистер Гаррис, а был в свое время вахтенным начальником и провел много ночей на палубе не без того, чтобы поразмыслить о том о сем, хотя, может, и не вдавался при этом в такую философию, как приходский священник на жалованье или адвокат на гонорарах. Позвольте сказать вам, что быть всего-навсего жителем колонии — унылое дело. Это ущемляет человека, принижает его гордость и дух, словом, делает из него все, чего хотелось бы его хозяину. Не стану ничего говорить о плодах, о мясе и о всякой прочей снеди, что доставляют из страны, о которой мы с вами много слышали и знаем, а только укажу вам на солнышко да спрошу: считаете ли вы, что король Георг может заставить его светить на своем острове так, как оно светит здесь, на широких просторах Америки? — Конечно, нет. Но все же ты сам знаешь, и в этом все согласны, что английские товары по качеству превосходят… — Да, да. Колония всегда плавает под ветром своей страны-матери. И все это делает болтовня, друг Гаррис. Слова, слова, слова. Словами человек может самого себя вогнать в жар, может стравить друг с другом матросов одной команды, может превратить вишню в персик и камбалу в кита. Смотрите, вот здесь все наше длинное американское побережье, все наши реки, озера, ручьи, кишащие богатствами, которые могут насытить кого угодно. Но, глядишь, появляются среди нас королевские слуги да начинают говорить о своих палтусах, камбалах и карпах, словно остальных рыб создал не господь, а сам черт без его разрешения устроил так, что они вроде как просочились у него сквозь пальцы. Уайлдер с удивлением посмотрел на старика. Тот, впрочем, продолжал есть с таким видом, словно высказал только самые обыденные вещи. — У тебя больше привязанности к родному краю, чем верноподданнических чувств, приятель, — произнес молодой моряк с некоторой строгостью в голосе. — Ну, уж к рыбам-то у меня таких чувств нет. Надеюсь, о божьих тварях можно говорить без ущерба для ближнего. А что касается правительства, так это веревка, которую человек сам для себя сплетает и… — И что? — спросил Уайлдер, видя, что тот заколебался. — Гм! Словом, я думаю, что человек может и расплести то, что сплел, если ему больше нечего делать. Я, кажется, ничего худого не сказал? — Худо только, что мне приходится напоминать тебе о деле, которое нас с тобой свело. Уж не забыл ли ты так скоро о честно заработанном задатке? Старый матрос отодвинул от себя блюдо с едой, скрестил руки на груди и, посмотрев собеседнику прямо в глаза, спокойно ответил: — Когда мое имя внесено в список команды, на меня твердо можно рассчитывать. Ведь вы плывете под таким же флагом, друг Гаррис? — В противном случае, я был бы бесчестным человеком. Но, прежде чем я сообщу тебе свои планы и пожелания, ты уж прости, я хорошенько обследую вон тот чулан: мне надо убедиться, что мы тут одни. — Вы там не найдете ничего, кроме тряпок и побрякушек женской половины семейства честного Джо. Дверь не бог весть на каком запоре, так что можете туда заглянуть и убедиться собственными глазами. Уайлдер и не ждал разрешения. Пока старик говорил, он открыл дверь и, обнаружив, что в чуланчике действительно нет ничего, кроме предметов, названных его собеседником, повернулся к нему с видом человека, несколько даже разочарованного. — Ты был один, когда я вошел? — спросил он после краткого раздумья. — Был еще честный Джорам да вы. — И больше никого? — Я никого больше не видел, — ответил тот не без некоторого смущения. — А если вы сомневаетесь, давайте все обыщем. Попадись мне только какой-нибудь любопытный, — ему не поздоровится! — Подожди! Ответь-ка на один вопрос: кто крикнул мне «войдите»? Боб-Деготь, довольно живо вскочивший с места, теперь, в свою очередь, на миг словно задумался, а затем громко расхохотался: — А, вижу, мысли у вас дают крен! Если у человека во рту кусок говядины, он не может говорить так, словно его языку открыт весь морской простор, как кораблю, уже целые сутки находящемуся в море. — Значит, это был ты? — Могу присягнуть, — ответил Боб и сел на свое место, как человек, уладивший дело к полному своему удовольствию. — А теперь, друг Гаррис, если вы готовы выложить все, что у вас на уме, я готов вас выслушать. По всей видимости, Уайлдера не слишком удовлетворило объяснение его собеседника, однако он пододвинул себе стул и начал: — После всего, что ты слышал и видел, приятель, мне незачем говорить тебе, что я не особенно желаю, чтобы дама, с которой мы разговаривали сегодня утром, и ее спутница отправились в плавание на «Королевской Каролине». Полагаю, для наших с тобой планов достаточно, что ты об этом знаешь, а причина совершенно не касается твоего поручения. — Старого моряка не нужно учить, как собирать воедино обрывки мыслей, — вскричал Боб со смехом, подмигнув собеседнику, которому эта фамильярность пришлась весьма не по вкусу. — Я провел на море пятьдесят лет и за небо его не приму. — Ты, значит, хочешь сказать, что побуждения мои для тебя не тайна? — И без подзорной трубы ясно, что, когда старики говорят «идите», двое молодых предпочитают оставаться на месте. — Ну, здесь ты ошибаешься: до вчерашнего дня я и в глаза не видел ту, о ком ты говоришь. — Ага, теперь понимаю: владельцы «Каролины» обошлись с вами не так учтиво, как следовало бы, и вы, как человек благодарный, хотите уплатить им небольшой должок. — Может быть, такой способ мести и в твоем вкусе, — серьезным тоном произнес Уайлдер, — но мне он не очень-то по нраву. Кроме того, и хозяева судна и пассажиры для меня совершенно незнакомые люди. — Гм! Так вы, наверно, с судна, что стоит на рейде, и хоть у нас и нет ненависти к врагам, зато вы любите друзей. Мы должны придумать, как уговорить дам ехать на работорговце. — Боже упаси! — «Боже упаси»! Сдается мне, друг Гаррис, вы слишком уж совестливы. Хоть я не могу согласиться с вами насчет всего, что вы наговорили о «Королевской Каролине», но насчет того, другого судна мы с вами, наверно, сойдемся во мнениях. По-моему, это красивое, хорошо построенное судно и на нем даже король мог бы путешествовать с полным удобством. — Не отрицаю. Только оно мне не нравится. — Что ж, я этому рад. И, раз уж мы с вами говорим начистоту, мистер Гаррис, я хотел бы сказать два слова касательно этого самого судна. Я старый морской волк, и меня не так-то легко провести. Не находите ли вы, что в этом корабле есть что-то необычное для честного купца? На якорь он стал не совсем так, как принято, далеко от форта, да и вид у него какой-то сонный, а ведь всякому ясно, что построен он не для ловли устриц или перевозки скота на острова. — Я тоже нахожу, что это красивое и прочное судно. Но в каких неблаговидных делах ты его подозреваешь? Уж не в контрабанде ли? — Гм! Я не уверен, что на таком судне приятно заниматься контрабандой, хотя работа эта, в общем, не скучная. На нем, кажется, отличная батарея, насколько можно видеть отсюда. — Наверно, он еще не надоел своим владельцам и они не хотят, чтоб он попал в руки к французам. — Что ж, может, я и ошибаюсь, но либо с годами у меня ослабело зрение, либо на этом работорговце не все обстоит как должно, даже если документы в порядке и каперское свидетельство выписано по всем правилам. А что ты думаешь насчет этого, честный Джо? Уайлдер с досадой обернулся и увидел трактирщика, вошедшею в комнату так неслышно, что молодой человек его не заметил, ибо все его внимание было приковано к тому, что говорил его собеседник. Изумление, с которым Джорам взглянул на матроса, было таким неподдельным, что вопрос пришлось повторить в еще более определенных выражениях, прежде чем трактирщик сумел на него ответить. — Я спрашиваю тебя, честный Джо, как по-твоему, работорговец на рейде — добропорядочное судно или нет? — Ты просто ошеломить можешь человека, Боб! Задаешь такие неожиданные вопросы и делаешь такие намеки, что я даже с мыслями не могу собраться, чтобы толком тебе ответить, — сказал наконец трактирщик, озираясь вокруг, словно хотел убедиться, чго в комнате пет других слушателей. — Право же, забавно видеть хозяина «Ржавого якоря» в таком смущении! — с полнейшей невозмутимостью заметил старик. — Я у тебя спрашиваю на чистейшем английском языке: не кажется ли тебе, что у этого работорговца не все чисто? — Не все чисто! Бог ты мой, соображай, что болтаешь, Боб! Даже за должность главного адмирала его величества не хотел бы я, чтобы в моем доме говорилось хоть слово, порочащее честного работорговца! Упаси меня господь, чтобы я стал чернить хоть одного верноподданного нашего короля! — Значит, ты, достойный и человеколюбивый Джорам, не видишь ничего подозрительного в эгом судне? — повторил Боб-Деготь, не моргнув и глазом. — Ну, раз уж ты так настойчиво требуешь, чтобы я высказал свое мнение, и принимая во внимание, что ты постоянный мой посетитель и щедро платишь за все, что заказываешь, я, пожалуй, скажу, что, если есть что-нибудь непонятное или даже незаконное в поведении… — Ты идешь так круто к ветру, друг Джорам, — хладнокровно прервал его старик, — что у тебя на палубе все трясется и стучит, в том числе и твои зубы. Подумай и ответь прямо: заметил ты на этом работорговце что-нибудь странное? — Ничего, по совести говорю, ничего, — произнес трактирщик, пыхтя на манер кита, выплывшего на поверхность моря, чтобы набрать воздуху, — хотя я всего лишь недостойный грешник, внимающий проповедям доброго и праведного доктора Догмы, — ровным счетом ничего. — Ничего? Тогда ты глупее, чем я предполагал. И ничего не подозреваешь? — Боже меня сохрани что-либо подозревать! Дьявол преисполняет умы наши сомнениями, но тот, кто им поддается, слаб духом и склонен ко злу. Офицеры и команда этого судна не дураки выпить и притом щедры, как князья. А кроме того, они никогда не забывают перед уходом уплатить по счету, и потому я смело могу сказать, что они порядочные люди. — А я говорю, что они пираты. — Пираты! — повторил Джорам, с подчеркнутым недоверием глядя прямо в лицо насторожившемуся Уайлдеру. — Пират — не просто слово, мистер Роберт, нельзя его швырять в лицо человеку, коли у тебя нет достаточных оснований, чтобы опровергнуть обвинение в клевете, если такое дело вынесут на суд двенадцати совестливых присяжных. Но ты, наверно, понимаешь, что и перед кем говоришь. — Отлично понимаю. Ну, а теперь, поскольку у тебя на этот счет нет никакого настоящего мнения, поди, пожалуйста, и… — Все, что прикажешь! — вскричал Джорам в восторге от возможности переменить разговор. — … и спроси своих гостей в нижнем зале, не хотят ли они выпить, — продолжал старик, указывая трактирщику на дверь с видом человека, уверенного в том, что его не ослушаются. Как только дверь за хозяином закрылась, Боб повернулся к Уайлдеру. — Вы, кажется, так же поражены моими словами, как и неверующий Джо? — спросил он. — Подозрения твои — дело серьезное: их надо основательно подкрепить, прежде чем повторять. А о каком пирате идет слух у этих берегов? — Поговаривают о знаменитом Красном Корсаре, — ответил старик, понизив голос и беспокойно оглядевшись по сторонам, словно считал, что даже произносить это грозное имя надо с осторожностью. — Но ведь считается, что он плавает преимущественно в Карибском море. — Он такой человек, что всегда может появиться в любом месте. Король хорошо заплатит тому, кто отдаст этого злодея в руки правосудия. — Это легче сказать, чем сделать, — задумчиво произнес Уайлдер. — Может быть, и так. Я уже старая посудина и могу только указать дорогу, но не вести. Но вы — судно, только что сошедшее с верфи, оснастка у вас новая, а на подводной части корпуса нет ракушек и водорослей. Почему бы вам не разбогатеть, выдав этих негодяев королевским властям? Это означало бы отдать черту то, что он все равно получит рано или поздно. Уайлдер вздрогнул и отвернулся от собеседника, словно ему пришлась не по вкусу его манера выражаться, но, понимая, что молчать нельзя, спросил: — Какие у тебя основания считать, что твои подозрения правильны? И, если они и правильны, как ты можешь осуществить свой план, раз поблизости нет военных кораблей? — Я не могу присягнуть, что прав. Но если мы взяли неверный галс, то выправиться можно, только выяснив, в чем ошибка. Что же до способов осуществить мой план, то, признаюсь, их легче просто назвать, чем провести в жизнь. — Ладно, ладно, все это пустая болтовня, фантазии твоей седой головы, — холодно бросил Уайлдер. — И чем меньше ты будешь об этом говорить, тем лучше. Между прочим, мы забыли о нашем деле. Сдается мне, мистер Роберт, что ты все время подаешь фальшивые световые сигналы, чтобы увильнуть от дела, за которое тебе уже наполовину заплачено. Старый моряк слушал Уайлдера с явным удовольствием, что, вероятно, удивило бы молодого человека, если бы тот не встал и не принялся озабоченно расхаживать по тесной комнатке. — Ну что ж, — отозвался старик, пытаясь скрыть свое удовлетворение за обычным хитроватым выражением лица, — я старый фантазер и частенько воображаю, будто плыву по морю, когда на самом деле накрепко пришвартован к берегу! Думаю, мне скоро придется свести счеты с дьяволом, чтобы он получил свою долю моего несчастного остова, а я остался бы капитаном своего корабля. Теперь я целиком к услугам вашей чести. Уайлдер снова уселся на свое место и принялся подробно рассказывать своему собеседнику, как опровергнуть все им же самим сказанное в пользу судна, готового к выходу в море. Глава XI Несмотря на это, он человек состоятельный… Три тысячи червонцев… Пожалуй, вексель его взять можно. Шекспир, Венецианский купец С течением дня надежды на благоприятный ветер становились все определеннее, а по мере того как он усиливался, появлялись и признаки, говорившие о намерении бристольского купца 63 оставить порт. Шестьдесят лет назад выход в море большого судна был в американском порту событием гораздо более значительным, чем теперь, когда порты принимают и отправляют до двадцати кораблей в день. Хотя добрые обыватели Ньюпорта считали себя жителями одного из главных городов колонии, они еще не были пресыщены зрелищами и потому наблюдали за суетней на борту «Каролины» отнюдь не тем безразличным взглядом, которым с течением времени приучаешься созерцать даже целую маневрирующую эскадру. Поэтому набережные заполнены были не только мальчишками, но и зеваками всех возрастов. Даже многие из наиболее уважаемых и деятельных горожан решились разжать кулак, в котором они держали минуты своего драгоценного времени, и дали этим минутам течь свободно и без счета; впрочем, они были убеждены, что отнюдь не теряют времени, позволив любопытству возобладать над корыстолюбием, и вышли из своих лавок и мастерских, чтобы полюбоваться таким благородным зрелищем, как корабль, снимающийся с якоря. Однако «Каролина» готовилась к отплытию так медленно, что не один ротозей потерял терпение. Многие из более чистой публики уже удалились с набережной, а благородное судно продолжало качаться на якоре от малейшего дуновения ветра, и нос его поворачивался то вправо, то влево, так что оно походило на норовистого скакуна, что рвет узду из рук конюха, яростно грызет удила и нетерпеливо бьет о землю копытом, стремясь помчаться по ипподрому. В непонятной медлительности прошел целый час, после чего в толпе распространился слух, будто одно важное лицо из командного состава корабля серьезно ранено. Но слух этот был уже почти забыт, когда из носового борта «Каролины» блеснул огонь, заклубился и поднялся к небу дым, и тотчас же вслед за тем грянул выстрел. Собравшиеся на берегу зрители оживились, как это обычно бывает перед началом долгожданного события, и теперь уже никто, казалось, не сомневался, что, даже если на корабле что-нибудь и случилось, все же он обязательно выйдет в море. Уайлдер внимательно следил за всем, что происходило на палубе судна, за сигналом к отплытию, за поведением нетерпеливой толпы. Прислонившись к лапе якоря, брошенного за негодностью на небольшой пристани, несколько в стороне от той, где столпилось большинство зрителей, он целый час простоял без движения, не замечая ничего вокруг. Когда раздался пушечный выстрел, он вздрогнул, но отнюдь не от нервного возбуждения, заставившего многих сделать то же самое, — он только поднял голову и торопливо, тревожно обвел глазами улицы, находившиеся в поле его зрения. Затем он тотчас же снова опустил голову, но по его блуждающим глазам и взволнованному выражению лица наблюдатель мог бы понять, что молодой человек с беспокойством ожидает чего-то, что должно вот-вот произойти. Однако минута текла за минутой, и спокойствие постепенно возвращалось к нему; наконец довольная улыбка озарила его черты. Но вдруг посреди всех этих приятных размышлений он услышал голоса и, обернувшись, увидел неподалеку от себя довольно большую группу людей. Уайлдер мгновенно различил среди них миссис Уиллис и Джертред, одетых в дорожные костюмы, что не оставляло никаких сомнений в их скором отъезде. Облако, набежавшее на солнце, не так затемняет поверхность земли, как омрачила лицо Уайлдера эта неожиданная картина. Он слепо верил в успех своей хитрости; хотя она и была шита белыми нитками, он все же рассчитывал, что с ее помощью воздействует на боязливых и доверчивых женщин. И вот все надежды его рушились. Яростно проклиная сквозь зубы своего вероломного сообщника, он постарался укрыться за лапой якоря, не спуская помрачневшего взгляда с «Королевской Каролины». Компания, сопровождавшая путешественниц на берег, была, подобно любой компании, собравшейся на проводы дорогих друзей, невесела и тревожно настроена. Кто-то говорил, но быстро и нетерпеливо, словно стараясь, чтобы разлука, о которой все так сожалели, наступила поскорее; другие молчали, но по лицам их можно было догадаться, что они чувствуют. Уайлдер слышал, как чьи-то голоса высказывали самые горячие пожелания, требовали каких-то обещаний, слышал, как на все это отвечал печальный голос Джертред, но сам упорно не желал бросить хотя бы беглый взгляд на говоривших. В конце концов совсем близко от него послышались шаги, и он на миг посмотрел в ту сторону. Глаза его встретились с глазами миссис Уиллис. Внезапно узнав друг друга, оба вздрогнули; однако к миссис Уиллис сразу же вернулось самообладание. — Вы видите, сэр, — сказала она с самым невозмутимым видом, — высказанных вами опасений оказалось недостаточно, чтобы мы переменили решение. — Я очень хотел бы, сударыня, чтобы вам не пришлось раскаяться в своей смелости. Наступило краткое молчание. Миссис Уиллис погрузилась в невеселые размышления. Оглянувшись, чтобы убедиться, что их никто не подслушивает, она сделала шаг по направлению к юноше и сказала едва слышно: — Еще есть время. Дайте мне хоть намек на какие-либо основания для того, о чем вы говорили, и я стану ждать другого судна. Нелепое предчувствие заставляет меня верить вам, молодой человек, хотя рассудок внушает мне, что вы, по всей вероятности, просто потешаетесь над нашей женской боязливостью. — Потешаюсь! По такому поводу я не стал бы потешаться ни над одной женщиной, а уж над вами и подавно. — Удивительно, совершенно необъяснимо со стороны незнакомого человека! Есть ли у вас хоть один факт, хоть малейший довод, который я могла бы представить друзьям моей юной воспитанницы? — Вам они уже известны! — Тогда, сэр, я против своей воли вынуждена считать, что вы имеете какие-то очень веские причины скрывать свои доводы, — холодно произнесла разочарованная и даже оскорбленная гувернантка. — Ради вас самого я надеюсь, что причины эти благовидные. Благодарю вас за все, если ваши намерения благородны. Если же нет, я вас прощаю. Они расстались с холодностью людей, между которыми нет доверия. Уайлдер вновь отступил за свое укрытие. Он стоял, горделиво выпрямившись, с серьезным и, пожалуй, суровым лицом. Однако он расположился в таком месте, что волей-неволей слышал большую часть того, о чем разговаривала собравшаяся компания. Говорила, как и следовало ожидать, главным образом миссис де Лэси. Она громким голосом давала мудрые советы вперемешку с различными соображениями по специальным вопросам, восхищая всех присутствующих смелостью мыслей, и, конечно, потягаться с ней в этом не могла бы ни одна женщина, которой не выпало на долю исключительное счастье быть доверенным лицом адмирала. Не переводя дыхания расточала она все свои запасы мореходных знаний и бесчисленные увещевания заботиться о здоровье, часто писать, повторить слово в слово то, что она просит передать от нее лично ее брату генералу, не выходить на палубу при сильном ветре, подробно сообщать обо всех необыкновенных вещах, которые, может быть, доведется увидеть во время плавания. — А теперь, дорогая моя племянница, — закончила свою речь вдова контр-адмирала, высказав все то, что говорится в подобных случаях, — теперь, дорогая племянница, вверяю тебя могучему океану и промыслу того, кто еще могущественнее, — его творцу. Забудь все, что ты слышала о недостатках «Королевской Каролины»: мнение престарелого моряка, который плавал с покойным адмиралом, убеждает меня в том, что эти разговоры основаны на недоразумении. («Гнусный предатель! « — пробормотал Уайлдер.) Что, что? — спросила миссис де Лэси и, не получив ответа, продолжала: — По зрелом размышлении я пришла к тому же выводу, что и он. Конечно, полагаться на ватерштаги и ватервулинги при креплении бушприта — недопустимая небрежность, но, как сказал мне мой старый друг, даже этот недочет можно выправить, прибегнув к прибавочным снастям и пушечным найтовам. Я написала записку командиру, — Джертред, милочка, пожалуйста, всегда называй командира этого судна «мистер Никольс», ибо только те, кто получил звание на королевской службе, имеют право называться капитаном: звание капитана очень почетное, к нему надлежит относиться с уважением, оно ведь следующее за флагманом, — так вот, я написала записку командиру насчет бушприта, и он позаботится, чтобы это упущение было исправлено. А теперь, голубка моя, благослови тебя господь! Береги себя, передай отцу мой нежнейший привет и как можно подробнее описывай китов, с которыми вы повстречаетесь. На глазах достойной и добросердечной вдовы выступили слезы, голос ее задрожал почти естественно, и все присутствующие были растроганы. Это несколько скрасило последние минуты прощания. Наконец раздался плеск весел, и шлюпка унесла путешественниц к кораблю. Уайлдер прислушивался к этим столь привычным для него звукам с лихорадочным возбуждением, причину которого и сам не мог себе объяснить; внезапно легкое прикосновение чьей-то руки к его плечу отвлекло молодого человека от неприятных мыслей. Он с удивлением взглянул на того, кто его потревожил: это оказался паренек лет пятнадцати. Лишь всмотревшись внимательнее, молодой моряк понял, что перед ним юный слуга Корсара, уже известный нам под именем Родерика. — Что тебе? — спросил он, несколько оправившись от удивления. — Мне велено вручить вам лично эти приказы, — был ответ. — Приказы? — повторил молодой человек с легкой усмешкой. — Власть, передающую свои распоряжения с таким посыльным, придется уважать. — Эта власть не раз доказала, что ослушаться ее — дело опасное, — серьезно возразил мальчик. — Вот как! В таком случае, сейчас же посмотрим, в чем дело, чтобы не совершить роковой ошибки. Тебе велено дожидаться ответа? Молодой человек сломал печать и, снова подняв глаза, увидел, что посыльный уже исчез. Понимая, что бесполезно преследовать такого легкого и быстроногого бегуна среди лабиринта бревен, загромождавших пристань и прилегающий берег, он развернул письмо и прочел: «Несчастный случай вывел из строя командира „Королевской Каролины“, уже готовой к выходу в море. Отправители груза не решаются доверить судно помощнику, а оно должно отплыть. Я знаю, что оно считается быстроходным. Если у вас есть документы, удостоверяющие вашу добропорядочность и мореходные знания, воспользуйтесь случаем и займите должность, которую вы в конце концов все равно займете. О вас уже упоминали, и заинтересованные лица усердно вас ищут. Если вы получите это письмо вовремя, не теряйте ни минуты и проявите решительность. Не выражайте удивления, если встретите неожиданную поддержку. У меня больше агентов, чем вы думаете, и по вполне понятной причине: золото ведь желтое, хотя я Красный» Подпись, содержание и стиль письма не оставили у Уайлдера ни малейшего сомнения в том, кто его писал. Быстро оглядевшись по сторонам, он вскочил в шлюпку и, прежде чем лодка путешественниц достигла «Каролины», был уже на полпути между нею и берегом. Налегая на весла сильными и умелыми руками, он вскоре очутился на палубе судна и, пробившись сквозь толпу провожающих, которые всегда загромождают отплывающее судно, он пробрался в ту часть его, где собралось несколько человек; по их деловитому виду легко было догадаться, что это и есть люди, более всех заинтересованные в судьбе корабля. Уайлдер даже не успел отдышаться, не то что поразмыслить, на какое отчаянное дело он так внезапно решился. Но теперь, если бы даже он захотел отказаться от задуманного, отступить уже нельзя было, не вызвав опасных подозрений. В один миг он собрался с мыслями и спросил: — Я говорю с владельцами «Каролины»? — Наша фирма зафрахтовала это судно, — ответил степенный, осторожный и хитроватый на вид человек в одежде богатого купца. — Я слышал, что вы нуждаетесь в опытном командире. — Опытные командиры всегда нужны владельцу ценного судна, — ответил купец. — Полагаю, что «Каролина» в этом отношении обеспечена. — Но я слышал, что сейчас срочно нужен человек, способный временно заменить командира. — Если бы оказалось, что командир «Каролины» по какой-либо причине не в состоянии выполнять свои обязанности, такая возможность, конечно, могла бы возникнуть. А вы ищете места? — Я явился предложить себя на вакантную должность. — Было бы благоразумнее, если бы вы сперва удостоверились, что она действительно вакантна. Но раз вы претендуете на командование таким судном, у вас, наверно, имеются доказательства ваших способностей и знаний? — Надеюсь, этих документов будет достаточно, — сказал Уайлдер, подавая своему собеседнику два незапечатанных конверта. Внимательно читая рекомендации, тот время от времени бросал на Уайлдера поверх очков проницательный взгляд, потом опять возвращался к бумагам, явно пытаясь по личному наблюдению убедиться в справедливости того, что читает. — Гм! Рекомендации у вас действительно прекрасные, молодой человек, и вполне достойные доверия, принимая во внимание, что они исходят от двух таких уважаемых и богатых торговых домов, как «Спригс, Боге и Твид», а также «Хэммер и Хэкет». В колониях его величества не найдешь фирмы богаче и солиднее, чем первая. Вторую я также весьма уважаю, хотя завистники говорят, что она ведет слишком широкие операции. — Раз вы о них столь высокого мнения, значит, опираться на их дружеское расположение не слишком уж большая дерзость с моей стороны? — Ничуть, ничуть, мистер… э… о… — и он опять взглянул на письма, — мистер Уайлдер. В делах честное предложение никогда не бывает дерзостью. Не будь предложения и спроса, наши товары никогда не переходили бы из рук в руки, молодой джентльмен… ха-ха-ха! .. и никогда не давали бы нам прибыли! — Я совершенно с вами согласен. Потому разрешите мне повторить мое предложение. — Оно вполне честное и разумное. Но вы не можете требовать, мистер Уайлдер, чтобы мы создали вакансию специально для вас, хотя следует признать, что документы у вас падежные, как подпись самих Спригса, Богса и Твида. — Я полагал, что командир судна серьезно пострадал… — Пострадал, но не серьезно, — прервал его осторожный фрахтователь 64, поглядывая на нескольких владельцев груза и одного-двух праздных свидетелей разговора, которые могли его слышать. — Конечно, пострадал, но не настолько, чтобы оставить корабль. Нет, нет, господа, славное судно «Королевская Каролина» следует своим курсом, как обычно под командованием старого, опытного моряка Николаса Никольса. — В таком случае, сэр, мне очень жаль, что я отнял у вас столь драгоценное сейчас время, — сказал Уайлдер, поклонившись с разочарованным видом и делая шаг назад, словно собрался уходить. — Не спешите, молодой человек, не спешите. Сделку заключить — не парус спустить. Возможно, ваши услуги и понадобятся, хотя, вероятно, и не в ответственной должности командира. Во что вы цените звание капитана? — Звание для меня безразлично, лишь бы мне доверили судно и дали соответственные полномочия. — В высшей степени разумный молодой человек, — пробормотал осторожный купец, — и умеет отличить видимость от сущности! Однако джентльмен вашей профессии и с вашим здравым смыслом должен понимать, что вознаграждение всегда соответствует званию. Если бы в этом деле я выступал от своего имени, все было бы совершенно иначе, но, будучи только агентом, я обязан соблюдать интересы своего доверителя. — Вознаграждение меня не интересует, — сказал Уайлдер с поспешностью, которая могла бы повредить ему, если бы его будущий хозяин не сосредоточил все свои помыслы на том, как бы подешевле нанять молодого человека. (Тут, как и во всех случаях, когда речь шла о сбережении лишнего гроша, купец проявлял самое решительное упорство.) — Я ищу службу. — И вы ее получите. Вы также убедитесь, что мы вовсе не скареды. Конечно, вы не можете рассчитывать на аванс, поскольку рейс продлится не более месяца, ни не добавочное вознаграждение за погрузку, так как все трюмы уже загружены до самых люков, ни на очень большое жалованье, ибо мы берем вас главным образом из любезности к столь достойному молодому человеку и желая воздать честь рекомендации такой уважаемой фирмы, как «Спригс, Богс и Твид». Но вы увидите, что мы щедры исключительно щедры… Постойте-ка, а кто нам докажет, что вы именно то лицо, о котором идет речь в рекомендации? — А разве то, что документы эти у меня, не доказательство? — Этого было бы достаточно в мирное время, когда королевство не страдает от тягот войны. К этим документам следовало бы приложить описание внешних примет, подобно тому как сопроводительное письмо прилагается к корабельному патенту. Поскольку, предоставляя вам должность капитана, мы идем на некоторый риск, вас не удивит, если это отразится на сумме вознаграждения. Мы щедры; я полагаю, ни одна фирма в колониях не платит щедрее нас, но мы также и осмотрительны. — Я уже говорил вам, сэр, что вопрос о вознаграждении не может повлиять на нашу сделку. — Отлично! Очень приятно вести дело на таких великодушных и благородных началах. И все же мне жаль, что письма не снабжены нотариальной печатью или описанием ваших примет. Вот подпись Роберта Твида, я хорошо знаю ее и рад был бы, если бы она стояла под обязательством на десять тысяч фунтов, — разумеется, при наличии солидного поручителя. Однако в данном случае наша неуверенность наносит ущерб вашим материальным интересам, молодой человек, так как нам самим приходится выступать как бы поручителями в том, что вы действительно то лицо, за которое себя выдаете. — Чтобы вы совершенно успокоились на этот счет, мистер Бэйл, — послышался голос из небольшого кружка людей, с заметным интересом следивших за переговорами, — я могу удостоверить — если угодно, даже под присягой — личность этого джентльмена. Изумленный Уайлдер мгновенно обернулся, чтобы поглядеть, кого из знакомых свела с ним судьба столь неожиданным и, может быть, столь неприятным для него образом в этой местности, где, как он надеялся, его никто не знает. К своему величайшему удивлению, он увидел, что то был не кто иной, как хозяин «Ржавого якоря». Честный Джо с самым серьезным и невозмутимым видом ожидал, какое впечатление произведет его свидетельство на колеблющегося негоцианта. — Понимаю. Этот джентльмен останавливался у вас на сутки, и вы можете удостоверить, что он аккуратно платил и благопристойно вел себя. Но мне нужен документ, который можно было бы присовокупить к нашей переписке с владельцами «Каролины» в Англии. — Я не знаю, какого рода свидетельство вы сочли бы для этого достаточным, — все так же невозмутимо ответил трактирщик, с самым невинным видом разводя руками, — но если вам пригодится сделанное под присягой заявление домовладельца, то вы ведь сами должностное лицо и можете хоть сейчас продиктовать мне слова присяги. — Нет, нет! Хоть я и должностное лицо, но присяга была бы сделана не по форме и не имела бы законной силы. Что же, однако, вам известно об этом молодом человеке? — Что он один из лучших моряков в колонии, хоть еще и молод. Может быть, есть моряки более испытанные и опытные, да и, наверно, таких можно найти, но что касается энергии, бдительности, благоразумия — особенно благоразумия, — то равных ему найти трудно. — И вы, значит, совершенно уверены, что этот джентльмен и есть то лицо, о котором говорится в бумагах? Джорам взял документы с тем же поразительным спокойствием, какое хранил с самого начала, и с добросовестнейшим вниманием принялся изучать их. Для этого ему пришлось надеть очки, ибо владелец «Ржавого якоря» был уже в летах, и Уайлдер подумал, что Джо являет собой сейчас пример того, каким добропорядочным человеком может казаться мошенник, если только он сумеет напустить на себя достойный вид. — Все в полном порядке, мистер Бэйл, — продолжал трактирщик, снимая очки и возвращая бумаги. — Здесь только забыли упомянуть о том, как он спас «Лайвли Нэнси» у Гаттераса и как он провел «Пегги и Долли» через Саваннский бар без лоцмана и к тому же при ураганном ветре с северо-востока. Я, как вы знаете, тоже поплавал в молодости и потому, когда услышал об этих делах от других моряков, сразу понял, как это было трудно. Я заинтересован в том, чтобы с этим кораблем все было благополучно, сосед Бэйл (хоть вы богач, а я бедняк, мы все же соседи), повторяю, заинтересован, ибо это судно редко уходит из Ньюпорта, не оставив у меня в кармане звонкой монеты, иначе я не явился бы сюда поглядеть, как оно поднимает якорь. С этими словами трактирщик постарался дать ощутимое доказательство того, что его посещение не осталось без награды: в его кармане забренчало — звук, приятный слуху сребролюбивого купца не менее, чем его собственному. Оба достойных джентльмена засмеялись с полным взаимопониманием людей, извлекших немалую выгоду из «Королевской Каролины». Негоциант знаком отозвал Уайлдера в сторону, и после кратких переговоров условия, на которых нанимался молодой человек, были наконец согласованы. Настоящий капитан останется на судне и в качестве гарантии, и для сохранения репутации «Каролины». Но Уайлдеру откровенно сказали, что несчастный случай, а именно — перелом ноги, с которым сейчас возятся хирурги, — по всей вероятности, заставит его с месяц пролежать, и все это время его обязанности должен будет выполнять наш искатель приключений. Все это заняло еще добрый час, а затем фрахтователь сошел на берег, вполне удовлетворенный благоразумием и бережливостью, с которыми он выполнил свои долг в отношении владельцев корабля. Однако, прежде чем спуститься в шлюпку, он, желая соблюсти и свои собственные интересы, решил воспользоваться случаем и заставить трактирщика законным образом засвидетельствовать под присягой все, что тому было известно об Уайлдере. Честный Джо не скупился на обещания, но теперь, когда все так счастливо обернулось, постарался уклониться от их исполнения, ибо уже не видел никакой необходимости подвергаться излишнему риску. Все хорошенько обдумав, он счел, что обман в данном случае оправдывается полным отсутствием у него каких-либо сведений. Нет нужды описывать суматоху, которая обычно поднимается минут за десять до отхода торгового судна, особенно если, на его счастье — или, вернее, несчастье, — оно взяло пассажиров. Некоторые люди расстаются с отплывающим кораблем так же неохотно, как с любым другим верным источником дохода, и вяло сползают с его бортов, словно раздувшиеся после кровавого пнршества пиявки. Простые матросы, которым приходится прямо-таки разрываться между приказаниями штурмана 65 и прощальными приветствиями родственников и друзей, носятся во все стороны, но только не туда, куда следует, и, может быть, это единственные мгновения в их жизни, когда oни словно забывают, как нужно обращаться со столь привычными для них снастями и канатами. Однако, несмотря на все эти досадные проволочки и обычные неполадки, «Королевская Каролина» избавилась наконец от всех своих посетителей, кроме одного, и Уайлдер смог вкусить радость, понятную только моряку: остаться на свободной от чужих палубе среди дисциплинированной команды. Глава XII Зови команду наверх! Живей за дело, не то налетим на рифы. Шекспир, Буря Все рассказанное выше заняло добрую половину дня. Ветер дул непрерывно, по был еще недостаточно свеж. Тем не менее, едва Уайлдер избавился от праздного любопытства бездельников с берега и суетливых попечений деловитого фрахтователя, он стал осматриваться, желая как можно скорее и полнее использовать ветер. Послав за штурманом, он сообщил ему свои намерения и направился в ту часть палубы, откуда мог лучше всего разглядеть то, чем стал сейчас командовать и где мог обдумать неожиданное и необычайное свое положение. «Королевская Каролина» не напрасно носила столь гордое имя. Это был корабль как раз таких пропорций, которые обеспечивают и удобства и мореходные качества. Из письма Корсара явствовало, что судно славится быстроходностью, и его новый молодой командир с величайшей радостью убедился, что «Каролина» — именно такое судно, какого бы ему хотелось. Дисциплинированная, деятельная и опытная команда, пропорциональный рангоут, легкая парусина, невысокие надстройки обеспечивали все преимущества, каких можно было желать. Повеселевшим взглядом Уайлдер быстро окинул людей и предметы, которыми ему предстояло распоряжаться, и губы его зашевелились, словно он мысленно благодарил судьбу или же просто радовался чему-то, не считая нужным высказаться вслух. К этому времени все матросы по команде штурмана собрались у шпиля 66, чтобы выбрать якорь. — работа, где как нельзя лучше проявлялась сила каждого из них в отдельности и всех вместе. Мускулы их напряглись в согласованном быстром движении, работа сопровождалась певучими восклицаниями, четкими и бодрыми. Словно желая почувствовать свою власть, наш герой тоже возвысил голос, и в крики матросов ворвалось одно из тех ободряющих восклицаний, какими морские офицеры обычно воодушевляют своих людей. Голос капитана звучал громко, смело, повелительно. Матросы вздрогнули, словно горячие скакуны при звуке сигнала, и каждый бросал взгляд назад, словно желая по достоинству оценить нового начальника. Уайлдер улыбнулся, видимо довольный своим успехом, и, повернувшись, чтобы пройтись по шканцам, вдруг снова встретил спокойный, задумчивый, но, разумеется, изумленный взгляд миссис Уиллис. — Вы изволили высказать по поводу этого корабля такое мнение, что я никак не ожидала увидеть вас здесь и в этой ответственной должности, — сказала она с ледяной иронией. — Вам, вероятно, известно, сударыня, о несчастном случае с капитаном? — ответил молодой моряк. — Известно. Я также слыхала, что ему нашли временного заместителя. Но, полагаю, вы, поразмыслив, не найдете странным, что я удивилась, увидев, кто этот заместитель? — Может быть, из наших разговоров вы составили себе неблагоприятное мнение о моих мореходных способностях? Но я надеюсь, что на этот счет вы успокоитесь, так как… — Вы, несомненно, мастер своего дела! Во всяком случае, пустячная опасность, по-видимому, не заставит вас отказаться от возможности проявить свои познания. Скажите, мы будем иметь удовольствие находиться в вашем обществе в течение всего пути или вы оставите нас по выходе из порта? — Мне поручено вести судно до порта назначения. — Значит, можно надеяться, что та опасность, которую вы усматривали или воображали, теперь уменьшилась, иначе вы не согласились бы подвергнуться ей вместе с нами. — Вы ко мне несправедливы, сударыня! — горячо возразил Уайлдер, сам не замечая того, что смотрит на Джертред, которая задумчиво, но внимательно прислушивалась к их разговору. — Я согласился бы подвергнуться любой опасности, чтобы обеспечить спокойствие вам и этой молодой даме. — Надеюсь, эта молодая дама оценит ваше благородство! — И, сменив принужденный тон на более естественный и гораздо более соответствующий ее обычной кроткой задумчивости, миссис Уиллис продолжала: — У вас есть могущественный защитник, молодой человек, — мое необъяснимое желание верить вам, хотя желание это идет вразрез с моим рассудком. Но корабль, наверно, нуждается сейчас в своем командире, и потому я не стану вас задерживать. Мы, несомненно, еще не раз получим возможность оценить ваши достоинства и способность оказать нам услугу. Джертред, дитя мое, обычно считается, что женщины на корабле только мешают, а сейчас вдобавок предстоит сделать особенно сложный маневр. Джертред вздрогнула, покраснела и последовала за гувернанткой на противоположную сторону шканцев, хотя наш искатель приключений и бросил на нее взгляд, не оставлявший сомнении в том, что он-то никак не считает ее присутствие помехой. Дамы устроились в таком месте, что находились в стороне от всех и не мешали работам, происходившим на корабле, но в то же время имели возможность во всех подробностях наблюдать за выполнением маневра. Разочарованный моряк вынужден был прервать разговор, который он с величайшей радостью продолжил бы до тех пор, пока не пришлось бы принять от лоцмана управление кораблем. К тому времени якорь был уже поднят, и матросы деятельно ставили паруса. Уайлдер с лихорадочным возбуждением отдался работе и, сменив офицера, отдававшего приказания, принял на себя непосредственное командование. Паруса один за другим падали с реев, их растягивали и закрепляли, всюду кипела сложная работа, и Уайлдера целиком поглотила редко покидающая моряка забота о своем корабле. К моменту, когда все паруса — от бом-брамселей до самых нижних — были поставлены и судно повернулось носом к выходу из гавани, наш искатель приключений уже почти забыл, что он чужой среди тех, чьим командиром сделался столь необычайным образом. Уайлдер внимательно оглядел каждый рей, каждый парус, — словом, все, от клотика до нижней части корпуса, — затем бросил взгляд за борт, чтобы убедиться, что в воде не осталось даже случайно болтающихся кончиков снастей, которые могли бы замедлить ход судна. И тут он заметил, что с подветренной стороны на буксире держится ялик, а в нем сидит какой-то мальчик; когда весь остов корабля пришел в движение, ялик заплясал на волнах, зыбкий и легкий, как перышко. Догадавшись, что ялик этот с берега, Уайлдер подошел поближе и спросил, чей он. Один из помощников капитана указал на Джорама; достойный трактирщик в эту минуту поднимался на палубу из внутренних помещений корабля, где он сводил счеты с ненадежным или — что в его глазах было то же самое — уходящим в плавание должником. Один вид этого человека напомнил Уайлдеру обо всем, что произошло утром, и о сложности той миссии, которую он на себя взял. Но трактирщик думал только о своих денежных расчетах, и встреча с Уайлдером, по-видимому, не вызвала у него никаких особых чувств. Он подошел к молодому человеку и, назвав его капитаном, пожелал ему доброго пути с обычными изъявлениями вежливости, принятыми у моряков, когда они расстаются при подобных обстоятельствах. — Удачный вы сделали галс, капитан Уайлдер, — сказал он в заключение, — и я надеюсь, что ваш путь будет недолог. К утру вы уже потеряете из виду берег, и, если я хорошо разбираюсь в погоде, ветер будет дуть с востока сильнее, чем, может быть, вам бы хотелось. — А как вы думаете, сколько времени продлится мое плавание? — спросил Уайлдер, понизив голос так, чтобы его мог слышать только трактирщик. Джорам украдкой огляделся по сторонам, и, когда он убедился, что поблизости никого нет, на его лице, обычно выражавшем лишь тупое самодовольство, появилась жестокая, хитрая усмешка, и, приложив палец к носу, он пробормотал: — А ловкую клятву я дал фрахтователю, мистер Уайлдер? — Я действительно не ожидал от вас такой прыти и… — … осведомленности! — добавил владелец «Ржавого якоря», заметив, что его собеседник ищет подходящего слова. — Да, в таких вещах я всегда отличался сообразительностью. Но, когда человек что-нибудь знает наверняка, зря трепать языком просто глупо. — Конечно, осведомленность — великое преимущество. Я полагаю, она доставляет вам немалую выгоду? — Ах, мистер Уайлдер, ну что сталось бы со всеми нами в такие тяжелые времена, если бы мы честно не зарабатывали свои гроши любым способом? Я воспитал своих славных ребятишек, можно сказать, в кредит, но не моя вина будет, если я не оставлю им чего-нибудь, кроме доброго имени. Недаром ведь говорится, что оборотистый шестипенсовик стоит лежачего шиллинга. Но ведь всякий предпочитает человека, который не будет стоять, разинув рот и опустив руки, когда друг нуждается в его добром слове или помощи. Теперь вы будете знать, что такого человека найти можно, — как говорят наши политики, готовые пройти огонь и воду ради своего дела, правое оно или нет. — Весьма достойные принципы, и рано или поздно они прославят вас в этом мире! Но вы забыли ответить на мой вопрос: сколько времени продлится мое плавание? — Да бог с вами, мистер Уайлдер! Мне ли, ничтожному трактирщику, говорить капитану этого гордого корабля, с какой стороны подует ветер! Там, в своей каюте, лежит замечательный человек, достойный командир Никольс; он умел делать со своим судном все, что хотел, — с какой же стати предполагать, что джентльмен с такими хорошими рекомендациями, как ваши, не сделает того же? Я надеюсь услышать, что плавание вы провели отлично и вполне оправдали то доброе слово, которое мне удалось за вас замолвить. Уайлдер в глубине души проклял хитроумие мошенника, с которым он невольно оказался в сговоре: он отлично понимал, что Джорам твердо решил не брать на себя никакой ответственности, кроме самой необходимой, и поэтому ни за что не ответит прямо на его вопрос. Поэтому после минутного размышления молодой человек снова поспешно заговорил: — Вы видите, корабль набирает скорость, и нам сейчас не до шуток. Вы знаете о письме, которое я получил нынче утром? — Бог ты мой! Что я, почтмейстер? Откуда мне знать, какие письма доходят в Ньюпорт, а какие задерживаются! — Прожженный и в то же время трусливый негодяй! — пробормотал молодой моряк. — Но одно-то вы наверняка можете сказать: меня сразу начнут преследовать или там рассчитывают, что я под любым благовидным предлогом задержу судно в открытом море? — Да хранит вас господь, молодой джентльмен! Вот уже поистине странно: человек, только сутки пробывший на берегу, задает такие вопросы человеку, который, можно сказать, последние двадцать пять лет только с берега и видит море. Насколько мне помнится, сэр, вы будете вести судно к югу до тех пор, пока не потеряете из виду острова. А затем уж вам придется делать все расчеты в зависимости от ветра, так чтобы не попасть в Гольфстрим, где, как вы знаете, течение потянет вас в одну сторону, в то время как вам приказано идти в противоположную. — Круче к ветру! Держи круче! — недовольным голосом закричал лоцман матросу у румпеля. — Ни под каким видом нельзя оказаться под ветром у работорговца! Уайлдер и трактирщик вздрогнули, словно оба испытывали тревожное чувство от такого соседства. Уайлдер указал на ялик и промолвил: — Мистер Джорам, если вы не собираетесь выйти с нами в море, вам пора спуститься в ялик. — Да, да, я вижу, вы уже довольно далеко отплыли и пора мне с вами расстаться, как ни приятно мне ваше общество. С этими словами хозяин «Ржавого якоря» перемахнул ва борт, ловко спрыгнул в ялик и крикнул: — Ладно, ребята, добрый вам путь! Крепкого попутного ветра, спокойного плавания, быстрого возвращения! .. Отдай конец! — приказал он, обращаясь к мальчику. Приказ был тотчас выполнен. Ялик, уже не связанный с кораблем, тотчас же отстал от него. Сделав небольшой поворот, он остановился на месте, а мощный корабль прошел мимо, как слон, с чьей спины только что слетела бабочка. С минуту Уайлдер следил за яликом глазами, но вскоре его внимание привлек голос лоцмана с носовой части корабля: — Эй, парень, подними-ка немножко легкие паруса! Подними, говорю тебе! Старайтесь выиграть каждый дюйм, иначе нам не пройти на ветре у работорговца. Держите круче, сор, говорю вам, держите круче! — Работорговец… — пробормотал наш искатель приключений, устремляясь в ту часть корабля, откуда было лучше видно это крупное судно, с которым его связывал теперь двойной интерес. — Да, работорговец! Может быть, и не так-то легко нам будет пройти на ветре у работорговца! Тут, сам того не заметив, он очутился неподалеку от миссис Уиллис и Джертред. Облокотившись о фальшборт шканцев, девушка с интересом и удовольствием, вполне естественным в ее возрасте, смотрела на странное судно, стоявшее на якоре. — Может быть, вы станете смеяться надо мной и скажете, что я взбалмошна и легковерна, дорогая миссис Уиллис, — говорила девушка, даже не подозревая, что Уайлдер подошел к ним, — но я бы хотела, чтобы мы были сейчас не на этой «Королевской Каролине», а плыли по океану вон на том красивом корабле! — Да, корабль действительно красивый! — ответила миссис Уиллис. — Но я не знаю, было бы там безопаснее или удобнее, чем здесь. — Смотрите, как симметрично и в каком порядке натянуты все канаты! Он колышется на воде, словно морская птица! — Если бы ты вдобавок назвала эту птицу, сравнение было бы настоящее морское, — с грустной улыбкой сказала гувернантка. — Ты проявляешь способности, достойные жены моряка! Джертред слегка покраснела и повернулась к гувернантке, чтобы ответить ей в том же шутливом тоне, и тут взгляд ее встретился с устремленными на нее глазами Уайлдера. Девушка еще гуще покраснела и молча постаралась скрыть под широкополой шляпой свое лицо и отражавшееся на нем смущение. — Ты молчишь, дитя мое, словно всерьез подумываешь о браке с моряком, — продолжала миссис Уиллис, но, судя по ее задумчивому и рассеянному виду, она вряд ли знала, что говорит. — Море — стихия чересчур зыбкая для меня, — холодно ответила Джертред. — Скажите, миссис Уиллис, судно, к которому мы приближаемся, — военное? Вид у него воинственный и, пожалуй, даже угрожающий. — Лоцман дважды назвал его работорговцем. — Работорговцем! Как же обманчивы его красота и порядок! Никогда больше не поверю внешности, если красота совместима с таким постыдным делом. — Да, вид его обманчив! — громко произнес Уайлдер, повинуясь неодолимому бессознательному порыву. — Беру на себя смелость сказать, что, как бы ни были прекрасны пропорции и как ни хороша оснастка этого корабля, на всем просторе океана не найти более вероломного судна, чем этот… — … работорговец? — докончила удивленная миссис Уиллис, которая успела обернуться к молодому человеку, прежде чем он закончил фразу. — Работорговец! — повторил он и поклонился, словно в благодарность за подсказанное ему слово. Воцарилось молчание. Миссис Уиллис с минуту пристально вглядывалась в искаженные волнением черты молодого человека, и на лице ее отразилось какое-то странное сложное чувство. Затем она задумчиво опустила глаза и стала смотреть в воду, совершенно поглощенная невеселыми мыслями. Правда, легкая, изящная фигурка Джертред продолжала опираться о фальшборт шканцев, но Уайлдеру уже не удавалось видеть ее лицо, а тем временем шли к своей развязке такие события, что ему вскоре пришлось оторваться даже от столь приятного предмета. Судно уже прошло между небольшим островком и тем местом на берегу, где захватили Хоумспана, и можно было считать, что оно совсем покинуло внутреннюю гавань. Работорговец стоял прямо у него на дороге, и каждый человек на «Каролине» с интересом гадал, удастся ли им пройти с наветренной стороны другого судна. Всем очень этого хотелось, потому что самолюбие моряка требует, чтобы при встрече с другими судами почетная сторона оставалась за ним. Читатель, однако, легко поймет, что нового командира «Каролины» обуревали при этом чувства, не имеющие ничего общего с профессиональным самолюбием или желанием как можно удачнее сманеврировать. Каждым нервом своим Уайлдер ощущал, что, возможно, приближается критический момент. Ведь он совершенно не знал ближайших намерений Корсара, а так как того нельзя было обстрелять из форта, он мог бы легко вцепиться в свою добычу на глазах у всего города и овладеть ею, не считаясь с той ничтожной помощью, какая могла быть оказана «Каролине». Позиция пирата оказалась очень выгодной для нападения. «Каролина» и без того была слабым соперником для мощного пиратского судна, а, не ожидающая нападения и не подготовленная, она представляла собой весьма легкую добычу. Нельзя было также ожидать, что хоть один выстрел береговой батареи достигнет цели, ибо суда уже успели отойти на такое расстояние, что ядра оказались бы слишком слабы, а то и вовсе безвредны. Дерзновенность такого шага вполне соответствовала бы славе этого отчаянного разбойника, и теперь осуществление его, по всей видимости, зависело исключительно от прихоти Корсара. Не приходится удивляться, что наш искатель приключений, находясь во власти этих мыслей и предчувствуя быстрый конец своих новоявленных капитанских полномочий, ожидал развязки с гораздо большим волнением, чем все, кто его окружал. Он подошел к шкафуту и попытался разгадать намерения своих тайных соперников по признакам, знакомым каждому моряку. Но на мнимом работорговце он не заметил ни единого намека на подготовку к отплытию или хотя бы к перемене позиции. Судно стояло на якоре все с тем же глубоким, величавым, но обманчивым спокойствием, которое отличало его в течение всего этого богатого событиями утра. В паутине его оснастки и на длинных вытянутых реях можно было заметить только одного человека — матроса, сидевшего на самом ноке нижнего рея, где он, видимо, что-то чинил. Так как человек этот помещался на наветренной стороне своего судна, то Уайлдеру сразу пришло в голову, что он находится там для того, чтобы в случае надобности забросить на «Каролину» абордажный крюк и сцепить оба корабля. Чтобы предотвратить эту опасность, он тотчас же решил расстроить планы противника. Вызвав лоцмана, Уайлдер сказал ему, что попытка пройти мимо работорговца с его наветренной стороны вряд ли увенчается успехом и что безопаснее будет идти с подветренной. — Не бойтесь, капитан, не бойтесь, — упрямо возразил лоцман, тем ревнивее блюдя полноту своей власти, что она была весьма кратковременной, и проявляя всю зависть узурпатора к законному государю, которого он временно отстранил от престола. — За меня нечего бояться. Я ведь шатался тут взад и вперед чаще, чем вы переплывали океан, и знаю название каждого подводного камня не хуже, чем городской глашатай знает названия ньюпортских улиц… Держи круче к ветру, паренек, веди на самый ветер, мы вполне можем… — Судно все содрогается, сэр. Если мы столкнемся с работорговцем, кто станет платить за повреждения? — Сейчас я отвечаю за все, — упрямо возразил лоцман. — Каждую дырочку, которую я проделаю в ваших парусах, моя жена заштопает иголкой не толще волоса, а руки у нее такие ловкие, словно феи одолжили ей свой наперсток. — Все это очень красивые слова, а пока что судно сносит и оно теряет ход. Не успеете вы закончить свою похвальбу, как оно окажется в кандалах, словно приговоренный к каторге вор… Эй, парень, брасопь 67 паруса, ворочай рей! — Да, да! Держи полнее 68! — подхватил лоцман, который теперь уже не был так уверен в своей правоте, ибо ему стало ясно, что судно держит курс прямо на работорговца. — Держи полный бейдевинд 69, я всегда тебе говорил, полный бейдевинд! Право, не знаю, капитан, но, кажется, мы сможем пройти с подветренной стороны, хотя ветер и изменил направление. Согласитесь, что иначе нам придется лечь на другой галс. Собственно говоря, ветер стал несколько более благоприятным, хотя немного ослабел. Но так как самые неотесанные люди особенно неохотно признают свои ошибки, то и лоцман старался смягчить свою вынужденную уступку такой оговоркой, которая позволила бы ему сохранить в глазах тех, кто его слушал, репутацию человека, способного предвидеть и предусмотреть любое изменение обстановки. — Отворачивай от работорговца! — закричал Уайлдер, сменив увещевания на команду. — Отворачивайте от него, сэр, пока еще есть возможность, не то, клянусь… Он внезапно умолк, ибо взгляд его упал на бледное лицо испуганной Джертред. — Я тоже считаю, что надо это сделать, так как ветер заходит. Держи круче, парень, под корму судна, что стоит на якоре! Забирай ветра сколько можешь! Пусть задерут лиселя. Работорговец выбирает канат верпа как раз поперек нашего курса. Если на плантациях существуют законы, я за такое дело привлеку его капитана к суду! — О чем это он? — пробормотал Уайлдер, живо вспрыгнув на пушку, чтобы лучше видеть. Его помощник указал на подветренную сторону работорговца, где и впрямь по воде хлестал выбираемый канат Наш юный моряк сразу сообразил, в чем дело: Корсар скрытно стоял на шпринге с целью поскорее направить все свои пушки против береговой батареи в случае, если бы пришлось защищаться; а теперь он воспользовался своим выгодным положением, чтобы не дать купцу пройти под ветром. Обстоятельство это вызвало немалое удивление и сотни проклятий у офицеров «Каролины», хотя никто, кроме самого командира, не имел ни малейшего представления об истинной причине того, почему верп был положен поперек их курса. Из всей команды один только лоцман имел причины радоваться. Ведь это он привел судно в такое положение, когда тому одинаково трудно было двинуться в любую сторону. И теперь, если бы в результате труднейшего маневра, который во что бы то ни стало необходимо было выполнить, произошел несчастный случай, у него было бы совершенно достаточное оправдание. — И беззастенчиво же ведут они себя у самого входа в гавань! — пробормотал Уайлдер, когда он увидел все, что мы сейчас описали — Придется провести судно с наветренной стороны, лоцман. Иного выхода у нас с вами нет. — За последствия я не отвечаю и беру в свидетели всех находящихся на борту, — ответил тот, напуская на себя оскорбленный вид, но втайне радуясь, что его как будто принуждают сделать то, на чем сам он только что упорно настаивал. — Если рангоут треснет, а такелаж порвется, тут придется звать на помощь суд… Приводи к ветру, парень, и попытайся сделать полуповорот! Рулевой исполнил приказание. Корабль, ощутив свежий порыв ветра, тяжело привелся к ветру, и паруса за полоскали так, словно взлетела целая стая водяных птиц. Но затем, удержанный рулем, обессилев и потеряв ход, он снова стал спускаться по ветру и боком сближаться с предполагаемым работорговцем, к которому его относил ветер, словно утративший свою силу как раз в ту решающую минуту, когда в нем больше всего нуждались. Положение «Каролины» понятно будет всякому моряку. Она прошла вперед уже настолько, что была на наветренном траверзе работорговца, но слишком близко к нему и поэтому не могла развернуться в его сторону, опасаясь неминуемого столкновения носом к носу. Ветер был неровный — то налетал порывами, то моментами вовсе замирал. В первом случае высокие мачты «Каролины» изящно склонялись в сторону работорговца, словно посылая ему прощальный привет, но, когда ветер ослабевал, судно тяжело выпрямлялось в прежнее положение, ни на фут не продвигаясь вперед. Однако в результате всех этих движений оно все приближалось и приближалось к своему опасному соседу, и под конец даже последнему юнге стало ясно, что двинуться вперед оно сможет лишь при внезапной перемене ветра, тем более что к тому времени отлив кончился. Младшие офицеры «Каролины» не стеснялись в выражениях по адресу болвана, из-за которого они оказались в таком нелепом и унизительном положении, а лоцман старался скрыть свою обиду, подчеркнуто громким голосом выкрикивая бесчисленные приказания. Но раж его вскоре сменился полной растерянностью, и матросы в конце концов вовсе перестали выполнять его неясные и противоречивые распоряжения. Между тем, Уайлдер с самым невозмутимым видом скрестил руки на груди и стал неподалеку от обеих пассажирок. Миссис Уиллис пытливо всматривалась в его лицо, стараясь понять характер и размеры опасности, которой они подвергались, если сближение в совершенно спокойном море двух судов, из коих одно стояло на якоре, а другое еле двигалось, вообще могло быть чревато опасностью. Но в лице этом она прочла суровую решимость и ощутила тревогу, хотя в другое время при подобных обстоятельствах она была бы совершенно спокойна. — Есть у нас причины опасаться чего-нибудь, сэр? — спросила гувернантка, пытаясь скрыть свою тревогу от воспитанницы. — Я ведь говорил вам, сударыня, что «Каролина» окажется несчастливым кораблем. Слова эти сопровождались такой горькой усмешкой, что обе женщины усмотрели в ней недоброе предзнаменование. Джертред прижалась к своей спутнице, в которой она издавна привыкла находить опору. — Но почему команда работорговца не помогает нам благополучно пройти мимо них? — с волнением спросила гувернантка. — Вы правы: почему бы это? Думаю, что мы их довольно скоро увидим! — Вы так говорите, молодой человек, и с таким видом, как будто эта встреча нам чем-то угрожает. — Не отходите от меня, — ответил Уайлдер, сжав губы так, что голос его стал сдавленным. — Что бы ни случилось, держитесь как можно ближе ко мне. — Выноси бизань-гик круто на ветер! — закричал лоцман. — Спускай шлюпки и отбуксируй нос от его верпа… Стянуть кливер-шкот, набить грота-галс! Растерянные матросы стояли как вкопанные, не зная, куда бросаться. Одни кричали, что надо делать то-то и то-то, другие так же зычно возражали. Внезапно раздался спокойный, властный голос: — Молчать на судне! Сказано это было тоном, в котором звучало полное самообладание и который всегда внушает подчиненным доверие к командиру. Уайлдер стоял на голове шпиля, откуда отлично видел все, что творилось кругом. С одного взгляда он оценил положение «Каролины». В данный момент его глаза были с тревожным вниманием устремлены на невольничье судно — он старался понять, насколько можно было довериться царившему на нем предательскому спокойствию и какую пользу смогут принести какие-либо действия «Каролины». Но неподвижный работорговец казался каким-то заколдованным судном. Среди сложного переплетения его снастей не видно было ни одной человеческой фигуры, кроме упоминавшегося матроса; он продолжал заниматься своим делом так, словно «Каролина» находилась по крайней мере в сотне миль от него. Губы Уайлдера дрогнули в усмешке — горькой или довольной, сказать было трудно, — и он громко скомандовал, чтобы заставить присмиревший экипаж действовать побыстрей: — Клади паруса на стеньги на всех мачтах! — Да, — повторил лоцман, — клади все паруса на стеньгу. — Есть ли на воде шлюпка? — спросил наш искатель приключений. Дюжина голосов дала утвердительный ответ. — Спустить в нее лоцмана. — Это противозаконно! — завопил тот. — Запрещаю слушаться кого-нибудь, кроме меня! — Швырнуть его в шлюпку! — повторил Уайлдер. Все так торопливо бросились брасопить реи, что на сопротивление лоцмана никто не обратил внимания. Его живо подхватили два помощника капитана, в воздухе замелькали судорожно болтающиеся руки и ноги, и он очутился в шлюпке, куда его сбросили бесцеремонно, как полено. За ним швырнули фалинь 70, и незадачливый лоцман был предоставлен собственным мыслям. Тем временем команда Уайлдера была выполнена. Только что широкие полотнища парусов трепетали в воздухе или раздувались, теперь они прижимались к своим мачтам, вынуждая судно отступать с неверно избранного пути. Маневр этот требовал величайшего внимания и исключительной точности, но молодой командир оказался во всех отношениях на должной высоте. Голос Уайлдера звучал спокойно и властно. Казалось, будто все судно, как живое существо, сознает, что судьба его теперь в других и гораздо более опытных руках, чем прежде. В течение всего времени, потребовавшегося на то, чтобы сдвинуть «Каролину» с места, внимание Уайлдера раздваивалось между его судном и соседним, чье поведение оставалось необъяснимым: оно пребывало в зловещем безмолвии, ни в одном из многочисленных отверстий, через которые команда военного судна может обозревать морскую даль, нельзя было увидеть наблюдателя или уловить хоть один украдкой брошенный взгляд. Матрос на рее продолжал заниматься своим делом, словно ничто другое его не интересовало. Однако само судно очень медленно, почти совсем незаметно, двигалось, как лениво колышущийся на волнах, дремлющий кит, больше отдаваясь течению, чем повинуясь руке человека. Ничто не ускользнуло от острого взгляда Уайлдера. Он заметил, что, по мере того как «Каролина» отступала, работорговец открывал ей свой борт. Грозные жерла пушек были неизменно направлены на купеческое судно, словно глаза тигра, который, притаившись, следит за каждым движением своей жертвы. Пока оба судна находились так близко друг от друга, залп с пирата мог в любое мгновение разнести в щепы палубу «Каролины». При каждой новой команде, слетавшей с уст нашего искателя приключений, глаза его устремлялись в ту сторону, и он со все возрастающим волнением спрашивал себя, даст ли Корсар экипажу «Каролины» возможность выполнить эту команду. Он отнюдь не был уверен, что и впрямь является единственным командиром «Каролины», пока не увидел, что она избавилась от опасного соседства и благодаря новому расположению парусов вышла на простор, где он мог, наконец, полностью ею распоряжаться. Убедившись, что течение неблагоприятное, а попутного ветра недостаточно, чтобы идти против него, он велел убрать паруса и стать на якорь. Глава XIII Что это такое? Человек или рыба? Шекспир. Буря Теперь «Каролина» стояла на расстоянии одного кабельтова 71 от предполагаемого работорговца. Прогнав лоцмана, Уайлдер принял на себя ответственность, которой моряки обычно стараются избегать: если при выходе из порта с кораблем приключится несчастье, страховка теряет силу, а лицо, ответственное за вывод судна, подвергается наказанию. Из дальнейшего нашего рассказа читатель узнает, в какой мере повлияла на столь смелое решение Уаилдера его уверенность, что закон не имеет над ним власти; но с той минуты, когда Уайлдер принял эту меру, ему пришлось отдать «Каролине» все внимание, которое он раньше делил между нею и двумя своими пассажирками. Теперь, когда судно оказалось в безопасности, хоть и временной, и Уайлдер уже не был весь поглощен тревожным ожиданием внезапного нападения, он обрел возможность вернуться к прежнему своему занятию. Успех трудного маневра озарил лицо его чем-то вроде торжества, и он направился к миссис Уиллис и Джертред уверенной походкой человека, сознающего, что отлично вышел из опасного положения, которое потребовало от него как моряка немалого искусства и способностей. Во всяком случае, такой вывод сделала старшая дама, когда заметила его сияющий взгляд и возбужденный вид, хотя младшая, может быть, судила о его побуждениях более снисходительно. Обе, однако, даже не подозревали истинной причины скрытой радости Уайлдера, ибо в данный момент его одушевляло чувство более благородное, чем они могли вообразить. Какова бы ни была причина его радости, но едва лишь Уайлдер убедился, что «Каролина» мирно покачивается па якоре и что от него лично пока больше ничего не требуется, как он тотчас же стал искать предлога возобновить беседу, которая до того протекала несколько вяло и так часто прерывалась. Миссис Уиллис внимательно разглядывала соседнее судно, по-прежнему безмолвное и неподвижное, и отвела от него взгляд лишь тогда, когда молодой моряк подошел к ней совсем близко. Она заговорила первая. — На том судне какая-то удивительная команда — ее не видно и не слышно! — воскликнула гувернантка, и в голосе ее прозвучало изумление. — Его можно было бы принять за призрак, если бы они вообще существовали! — О, это превосходно построенное и отлично оснащенное судно! — Скажите, я ошиблась или действительно была опасность столкновения? — Некоторая опасность этого действительно была, но сейчас все хорошо. — За что мы должны быть благодарны вашему искусству. Вы так быстро и ловко вывели нас из опасного положения, что это как бы противоречит всем вашим же мрачным предсказаниям. — Я отлично сознаю, что мое поведение могло показаться неблаговидным, но… — … вы считали, что не грех потешиться над робостью трех легковерных женщин, — с улыбкой подхватила миссис Уиллис. — Ну вот, вы позабавились и теперь, пожалуй, даже пожалеете нас за то, что почитается природным несовершенством женского ума. И гувернантка посмотрела на Джертред с таким выражением, будто хотела сказать, что жестоко было бы шутить над тревогой, которую испытывает столь юное и невинное существо. Взор Уайлдера тоже обратился к девушке, и он ответил с самым искренним желанием убедить собеседницу: — Со всей честностью порядочного человека, сударыня, скажу вам, что продолжаю держаться того же мнения, какое уже выражал. — Насчет ватервулингов и брам-стеньг? — Нет, нет, — прервал ее молодой моряк со смехом и в то же время густо краснея, — дело, может быть, совсем не в этом. Но, повторяю, ни матери своей, ни жене, ни сестре я бы не позволил стать пассажиркой «Королевской Каролины». — Ваши взгляд, голос и честное выражение лица странно противоречат вашим словам, молодой человек, и если ваша искренность внушает доверие, то речи ваши не дают даже тени основания для этого. Пожалуй, мне следовало бы стыдиться такой слабости, но должна сознаться, что мне как-то не по себе от загадочного спокойствия, которое как будто навеки снизошло на тот корабль. Может быть, это оттого, что судно невольничье? Но точно ли это работорговец? — Во всяком случае, корабль очень красивый! — вскричала Джертред. — Очень, — согласился Уайлдер. — Там на одной рее все время сидит человек, словно завороженный своей работой, — продолжала миссис Уиллис, задумчиво подпирая рукой подбородок и не спуская глаз с работорговца. — За все то время, что нашим судам угрожало столкновение, этот матрос не бросил в нашу сторону даже беглого взгляда. Он похож на единственного живого человека в уснувшем городе, ибо насколько мы можем судить, около него нет ни единой человеческой души. — Может быть, его товарищи спят, — заметила Джертред. — Спят! В такой день и час моряки не спят! Скажите, мистер Уайлдер, вы, как моряк, должны это знать: разве у команды в обычае спать, когда другое судно находится так близко, что оба корабля, можно сказать, едва не касаются друг друга? — Конечно, нет. — Я так и думала. Ведь я не совсем невежда в делах, касающихся вашей смелой, доблестной и благородной профессии, — продолжала гувернантка. — Как вы думаете, если бы мы столкнулись с работорговцем, его команда отнеслась бы к этому столь же безразлично? — Думаю, что нет. — Во всем этом деланном спокойствии есть нечто наводящее на самые мрачные подозрения. После того как это судно пришло в порт, кто-нибудь из его команды сходил на берег? — Да. — Я слыхала, что летом вблизи побережья видели судно под фальшивым флагом и торговые суда подвергались нападению и грабежу, а пассажиры — насилию. Ходили такие слухи, что знаменитому Корсару надоело совершать свои злодеяния у испанских берегов и что в Карибском море недавно видели судно, которое, как можно предполагать, принадлежит этому отчаянному пирату! Уайлдер не ответил. Глаза его, пристально, но почтительно смотревшие прямо в глаза собеседницы, опустились, и он, казалось, ждал новых расспросов. На минуту гувернантка задумалась. Потом выражение лица ее изменилось — видимо, возникшие у нее подозрения были слишком легковесны, чтобы развивать их без дальнейшего и более основательного подтверждения. — Впрочем, ремесло работорговца само по себе достаточно дурно, а судно это, к сожалению, по всей видимости действительно невольничье, так что незачем приписывать ему что-либо еще более дурное. Но все же я хотела бы знать причину вашего странного убеждения, мистер Уайлдер! — Я не могу дать ему лучшее объяснение, сударыня. Если моя манера выражаться вас не убедила, значит, мне не удалось осуществить свое намерение, но оно, во всяком случае, было вполне искренним. — А ваше присутствие здесь не уменьшило риск? — Уменьшило, но не свело на нет. До сих пор Джертред слушала их безучастно, не вмешиваясь в разговор. Теперь же она порывисто и даже нетерпеливо повернулась к Уайлдеру и, покраснев, спросила его с улыбкой, которая могла бы вызвать на откровенность и более черствого человека: — Вам запрещено сказать больше? Молодой капитан помедлил — вероятно, не столько для того, чтобы выбрать подходящие слова, сколько желая подольше смотреть на дышащее чистосердечием лицо девушки. Его смуглое лицо тоже покраснело, а глаза заблестели от радости. Но тут он вспомнил, что слишком задержался с ответом, и произнес: — Я убежден, что могу смело довериться вам. — Не сомневайтесь, — ответила миссис Уиллис. — Мы вас не предадим ни в коем случае. — Предадите! За себя, сударыня, я ничуть не беспокоюсь. Если вы подозреваете меня в этом, то вы ко мне несправедливы. — Мы не подозреваем вас ни в чем недостойном, — поспешно вмешалась Джертред, — но… мы боимся за самих себя. — Тогда я избавлю вас от тревоги хотя бы ценой… Тут он услышал слова, с которыми один из его помощников обратился к другому и которые заставили его вновь обратить внимание на соседнее судно. — На работорговце вдруг догадались, что он построев не для того, чтобы красоваться под стеклянным колпаком на диво бабам и ребятам! — прокричал первый помощник достаточно громко, чтобы его услышали на баке, где тот, к кому он обращался, был занят каким-то своим делом. — Да, да, — раздался ответ. — Они увидели, что мы движемся, и вспомнили, что и им тоже пора отправляться. Вахта у них на борту — как солнце в Гренландии: полгода на палубе, полгода в кубрике 72. Эта шутка была, как всегда, встречена всеобщим смехом, и матросы принялись отпускать замечания в таком же духе, держась, однако, в присутствии начальства несколько более почтительного тона. Тем временем Уайлдер не спускал глаз с мнимого работорговца. Человек, сидевший на грот-рее, исчез, и теперь на противоположном его конце преспокойно сидел другой матрос: в одной руке он держал конец снасти, видимо, намереваясь продернуть ее куда следовало. С первого же взгляда Уайлдер узнал в нем Фида, который настолько оправился после опьянения, что мог чувствовать себя на этой головокружительной высоте так же уверенно, как на твердой земле. Лицо Уайлдера, еще за миг перед тем разрумянившееся от приятного волнения и сиявшее радостью от зарождавшегося доверия, теперь сразу помрачнело и стало замкнутым. Миссис Уиллис, не упустившая из виду ни малейшей перемены в выражении его лица, возобновила прежний разговор с того самого места, на котором он счел нужным прервать его. — Вы сказали, что избавите нас от тревоги даже ценою… — … жизни своей, сударыня, но не чести. — Джертред, теперь мы можем уйти к себе в каюту, — заметила миссис Уиллис холодным и недовольным тоном, в котором, к разочарованию, примешивалось раздражение человека, считающего, что над ним посмеялись. Джертред, так же как ее гувернантка, смотрела в сторону несколько отчужденным взглядом, но глаза ее сияли и лучились все-таки более мягко и в них было меньше суровости. Проходя мимо безмолвного Уайлдера, обе они сухо кивнули ему, и наш искатель приключений остался на шканцах в полном одиночестве. Пока его команда свертывала канаты в бухту 73 и драила палубу, он, погруженный в задумчивость, стоял, опустив голову, у той части судна, которую добрейшая контр-адмиральская вдова столь странным образом путала с прямо противоположной. Под конец размышления его прервал звук, очень напоминавший всплески легкого весла. Полагая, что это какой-нибудь докучный гость с берега, он поднял голову и устремил за борт недовольный взгляд. Футах в десяти от «Каролины» качалась на волнах лодочка — одна из тех, какими пользуются рыбаки в бухтах и мелководьях американского побережья. Она подплыла так осторожно, что ее не сразу можно было заметить. В ней находился всего один человек. Он сидел спиной к «Каролине» и, казалось, приплыл в эти места по делу, обычному для владельцев подобных лодок. — Ты, приятель, верно, хочешь поймать руль-рыбу, что заплываешь под самую мою корму? — спросил Уайлдер. — В бухте, говорят, полно великолепных окуней и других чешуйчатых джентльменов, и ловить их куда прибыльнее. — Поймать то, что ловишь, всегда прибыльно, — ответил тот, повернув голову, и Уайлдер тотчас же узнал хитрые глаза и насмешливую гримасу Боба Бланта, как назвал себя его неверный союзник. — Ах, вот оно что! Ты, значит, смеешь показываться мне на глаза в местах, где глубина — пять саженей, и это после гнусной проделки, на которую ты решился… — Тс-с, благородный капитан, не шумите! — прервал его Боб, предостерегающе подняв палец, чтобы напомнить Уайлдеру, что их разговор может быть услышан. — Незачем созывать всю команду, чтобы помочь нам договориться. За что же это я впал у вас в немилость, капитан? — Как за что, бездельник! Разве ты не получил деньги, взявшись так расписать дамам это судно, что, как ты сам выразился, они скорее предпочтут заночевать на кладбище, чем сесть на «Каролину»? — Разговор вроде этого у нас как будто и впрямь был, капитан, но вы позабыли одну половину наших условий, а я — другую. Такому опытному мореплавателю, как вы, нечего втолковывать, что целое состоит из двух половин. Неудивительно поэтому, что сделка наша не состоялась! — Как! К вероломству ты еще добавляешь ложь! Каких же своих обязательств я не выполнил? — Каких? — переспросил мнимый рыбак, беззаботно забрасывая удочку, щедро уснащенную, как заметил зоркий взгляд Уайлдера, свинцом, но совершенно лишенную столь существенного приспособления, как крючок. — Каких, капитан? А как же такой пустячок, как вторая гинея? — Она полагалась тебе уже за конченое дело, а не вперед, как та, что я дал раньше. — Ах, вот вы и подсказали мне нужное слово! Я решил, что впереди ждать нечего, и дела не закончил. — Не закончил, негодяй ты этакий! Да ты и вовсе не начинал того, что так пылко клялся довести до конца! — Ну, теперь вы, хозяин, взяли неверный курс: хотите попасть на полюс, а держите на восток. Я самым добросовестным образом выполнил половину обещанного и — сами должны признать — получил половину вознаграждения. — Нелегко тебе будет доказать, что ты сделал хотя бы это. — А ну-ка, заглянем в судовой журнал. Я завербовался подняться на холм до жилья бравой адмиральской вдовы и там внести кое-какие поправки в высказанные мною взгляды, какие именно — нам с вами повторять незачем. — А ты этого не сделал. Ты сделал все шиворот-навыворот — наплел им как раз обратное. — Верно. — Верно, мерзавец! По справедливости тебя следовало бы хорошенько отделать линьками! — Ну вот, целый шквал слов! Если судно пойдет у вас вихляться, как ваши мысли, капитан, ваше плавание на юг окажется не очень-то удачным. Как по-вашему, не проще ли такому старому человеку, как я, немножко соврать, чем карабкаться на такой высокий и крутой холм? По чистой правде говоря, больше половины дела я выполнил, когда предстал пред очи доверчивой вдовицы. А там уж я порешил отказаться от второй половины вознаграждения и принять даяние от другой стороны. — Негодяй! — вскричал Уайлдер, ослепленный яростью. — Теперь тебя не защитит и возраст! Эй, кто там есть? Спустить шлюпку и доставить на борт того старика в лодке! Пусть вопит. Мне с ним надо свести кое-какие счеты, и без шума тут все равно не обойдется. Помощник, отозвавшийся на этот приказ, вскочил на поручни и оттуда увидел добычу, которой ему было велено овладеть. Не прошло и минуты, как он с четырьмя матросами уже огибал в шлюпке нос «Каролины», чтобы выйти на ту сторону, где находилась его цель. Человек, назвавшийся Бобом Блантом, два-три раза взмахнул веслами, и шлюпка его вырвалась на двадцать — тридцать саженей вперед; там он остановился, усмехаясь, словно радовался успеху своей хитрости, нисколько не страшась ее последствий. Но, как только перед ним показалась шлюпка с «Каролины», он всерьез принялся работать своими сильными руками и вскоре убедил зрителей, что поймать его будет не так-то легко. Сначала было неясно, куда направляется беглец, ибо он все время делал внезапные стремительные повороты и круги и сбивал с толку преследователей, ловко и легко маневрируя. Но, устав от этой забавы или, может быть, опасаясь, как бы не иссякли его силы, которые он пускал в ход с таким искусством, он в скором времени устремился по прямой линии к пирату. Теперь началась действительно серьезная, яростная погоня под крики и одобрительные хлопки наблюдавших за ней моряков. Некоторое время исход казался сомнительным; но, хотя корабельная шлюпка несколько отстала, она в конце концов все же начала догонять рыбачью лодку. Однако лодка юркнула под корму работорговца, заслонившись его корпусом от «Каролины». Преследователи тотчас же бросились за ней, и матросы с «Каролины» принялись с громким хохотом лезть на снасти, чтобы получше разглядеть то, что должно было произойти. Но ничего не увидели, кроме воды и — вдалеке — островка с его маленьким укреплением. Через несколько минут команда корабельной шлюпки повернула в обратном направлении, возвращаясь медленно, словно потерпела неудачу. Весь экипаж «Каролины» столпился у борта, чтобы узнать, чем же кончилось приключение: даже обе пассажирки, заслышав шум, вышли из своей каюты на палубу. Но, вместо того чтобы с обычной словоохотливостью моряков ответить на расспросы товарищей, команда шлюпки озадаченно молчала. Офицер поднялся на палубу, не вымолвив ни слова, и тотчас же направился к капитану. — Лодочка оказалась для вас слишком быстроходной, мистер Найтхед, — спокойно заметил Уайлдер, который не сходил с места за все время погони. — Так точно, сэр. Вы знаете этого человека? — Не слишком хорошо. Знаю только, что он негодяй. — Да, уж наверно, раз он из породы чертей. — Не поручусь, что это так, но излишней честностью, которую можно сбросить в море, как балласт, он не страдает. А что с ним произошло? — Такой вопрос легко задать, но не так-то просто ва него ответить. Во-первых, он хоть и седой старик, но лодка его словно по воздуху летела. Мы отстали от него на какую-нибудь минуту, ну на две, а когда очутились у того борта работорговца, — ни лодчонки, ни рыбака! — Он, наверно, обогнул его нос, пока вы обходили корму. — Значит, вы его видели? — Признаюсь, нет. — Не мог он этого сделать, сэр. Мы вырвались так далеко вперед, что имели возможность обозреть оба борта работорговца. К тому же, люди на том судне ничего о нем не знают. — Вы видели его команду? — Только одного человека. Похоже, что там на борту больше никого нет. — А чем он занимался? — Сидел на руслене 74 и как будто дремал. Ленивое это судно, сэр, и, видимо, стоит своим владельцам больше, чем приносит. — Может быть, и так. Ладно. Значит, негодяй ускользнул… Мистер Иринг, с моря как будто начинает дуть ветер. Поставим-ка мы опять наши паруса и будем готовы принять его. Хорошо бы увидеть закат солнца в море! Помощники и вся команда усердно принялись за дело, но, пока снова развертывались и подставлялись ветру паруса, удивленные матросы задали немало недоуменных вопросов своим товарищам на шлюпке и получили немало весьма торжественно звучавших ответов. Между тем, Уайлдер обернулся к миссис Уиллис — она тоже присутствовала при его разговоре с помощником. — Вот видите, сударыня, — сказал он, — путешествие наше начинается не без дурных предзнаменований. — Когда на вас, непостижимый молодой человек, находит ваша странная искренность, я начинаю вам верить и убеждаюсь, что мы поступили неразумно, доверившись океану на этом судне. Но, когда для подкрепления своих слов вы намекаете на какие-то таинственные обстоятельства, это лишь поддерживает во мне решимость плыть на нем дальше. — Людей на шпиль! — закричал Уайлдер, бросив на собеседницу взгляд, который словно говорил: «Раз уж вы так смелы, то не сомневайтесь — вам представится возможность доказать свою смелость». — Людей на шпиль! Испытаем ветер еще раз и выведем судно в открытое море дотемна! Тотчас же раздался стук вставляемых в шпиль вымбовок и протяжное пение матросов, и снова началась трудная работа — подъем тяжелого якоря со дна моря. Через несколько минут «Каролина» освободилась от уз, приковывавших ее к месту. С океана подул свежий ветер, насыщенный соленой влагой. Он налетел на развернутые трепещущие паруса, и судно словно поклонилось желанному гостю. Затем после этого низкого поклона оно плавно поднялось, и послышалась сладостная для моряка музыка — певучий свист ветра в снастях и парусах. Эти долгожданные звуки и свежесть ветра придали сил матросам. Якорь был поднят, поставленные паруса забрали ветер, и не прошло десяти минут, как нос «Каролины» уже пенил волны. Теперь Уайлдер взял на себя задачу провести судно между островами Канноникат и Род. Ответственность была велика, но, на его счастье, фарватер оказался достаточно широким, а ветер перешел на столько румбов к востоку, что теперь представлялась благоприятная возможность сразу взять прямой курс, сделав перед этим несколько галсов. Но такой маневр неизбежно ставил Уайлдера перед необходимостью либо пройти очень близко от Корсара, либо пожертвовать многими благоприятными обстоятельствами. Он не стал колебаться. Когда настало время, он скомандовал поворот оверштаг 75, и нос судна был теперь направлен прямо ко все еще неподвижному и как будто безучастному работорговцу. На этот раз «Каролина» приблизилась к нему более удачно. Ветер не спадал, и команда вела корабль, как искусный наездник правит горячим скакуном. Однако, пока они проходили мимо работорговца, на бристольском судне не было ни одного человека, который не следил бы затаив дыхание за этим маневром. У каждого была на то своя скрытая причина. Матросы все больше дивились на странное судно; гувернантка и ее воспитанница сами не понимали, почему испытывают такое волнение, а что касается Уайлдера, то он слишком хорошо знал, какому риску подвергаются в данном случае все, кроме него самого. Как и раньше, матрос у штурвала собирался было потешить свое морское самолюбие и пройти с наветренной стороны, но, хотя сейчас это спокойно можно было сделать, он получил совсем другую команду. — Проходите у работорговца с подветренной стороны, — повелительно сказал Уайлдер. Вслед за этим молодой капитан подошел к борту и стал внимательно вглядываться в судно, к которому они приближались. «Каролина» горделиво плыла, словно гоня перед собой ветер, но единственным звуком, долетавшим до нее с работорговца, был шелест этого ветра в его снастях. На нем не видно было ни души. Когда оба судна совсем поравнялись, Уайлдер уже подумал, что и тут мнимое невольничье судно не подаст никаких признаков жизни Однако он ошибся. Стройный, подвижный человек в форме морского офицера вскочил на гакаборт и в знак приветствия помахал ему треуголкой. Ветер отбросил назад светлые волосы этого человека, открыл его лицо, и Уайлдер узнал Корсара. — Как вы полагаете, сэр, ветер удержится? — крикнул Корсар, изо всех сил напрягая голос. — Он начинает свежеть и будет устойчивым, — ответил Уайлдер. — Рассудительный моряк своевременно оторвался бы от берега. По-моему, в этом ветре есть определенный вест-индский привкус. — Вы думаете, к югу он будет свежее? — Да. Но, если вы будете держаться круто к ветру, все обойдется благополучно. Теперь «Каролина» уже миновала работорговца и, обогнув его нос, шла к ветру своим курсом. Человек на гакаборте еще раз махнул на прощанье фуражкой и исчез. — Возможно ли, что такой человек торгует живымн людьми? — воскликнула Джертред, когда оба перекликавшихся голоса смолкли. Не получив ответа, она обернулась к своей спутнице. Гувернантка стояла словно завороженная, глаза ее были устремлены в пространство; они не изменили направления и после того, как незнакомец уже скрылся из виду. Джертред взяла ее за руку и повторила вопрос, и тут миссис Уиллис очнулась. Растерянно проведя рукой по лбу, она заставила себя улыбнуться и сказала: — Встреча с кораблем и всякое новое морское путешествие всегда вызывают во мне воспоминания о далеком прошлом, дитя мое. Но человек, что показался наконец на невольничьем судне, право, выглядит не совсем обыкновенным! — Для работорговца и впрямь необыкновенным! Миссис Уиллис на мгновение опустила голову на руку, затем повернулась к Уайлдеру. Молодой моряк стоял рядом и с интересом наблюдал за выражением ее лица. — Скажите, молодой человек, то был командир работорговца? — Да. — Вы его знаете? — Мы встречались. — А зовут его? .. — Командир корабля. Другого имени я не знаю. — Джертред, пойдем в каюту. Когда земля скроется из виду, мистер Уайлдер будет так добр, что известит нас об этом. Молодой капитан поклонился, и дамы удалились. «Каролине» предстояло теперь выйти в открытое море. Уайлдер принял все меры, чтобы это произошло как можно скорее, тем не менее он сотни раз оборачивался, украдкой бросая взгляд на судно, оставшееся позади. Оно все стояло на якоре, такое же красивое и неподвижное. Все старания молодого капитана, а также его большое мореходное искусство привели к тому, что бристольский купец несся по волнам с предельной быстротой. Прошло немного времени, и с обоих бортов уже не видно было земли; лишь сзади в голубоватой дымке еще виднелись острова. Пассажирок пригласили на палубу бросить прощальный взгляд на удаляющиеся берега, офицеры принялись за необходимые измерения. Перед наступлением темноты Уайлдер взобрался на грот-марс с подзорной трубой в руках и долго с тревогой разглядывал гавань, которую только что оставил. Но, когда он спустился, взгляд его и выражение лица стали гораздо спокойнее. На губах играла победная улыбка, слова команды звучали ясно и бодро. Старые матросы смотрели, как их судно разрезает волны, и уверяли, что «Каролина» еще никогда не шла так быстро. Помощники капитана бросили лаг 76, и оба одобрительно кивнули головой — корабль шел необыкновенно быстрым ходом. Словом, все на борту были довольны и веселы, ибо полагали, что плавание началось весьма благоприятно и можно надеяться, что закончится оно быстро и удачно. Затем солнце опустилось в море, на мгновение озарив безграничный простор холодной и мрачной стихии, и над беспредельной гладью океана стала сгущаться ночная мгла. Глава XIV Бывал ли день ужасней и славнее? Шекспир, Макбет Первая ночная вахта не принесла перемен. Уайлдер явился к пассажиркам в отличном настроении и с тем веселым выражением, которое появляется на лице любого морского командира, когда он удачно отошел от берега и судно его счастливо плывет по вольному бездорожью бездонной океанской пучины. Теперь он уже не говорил об опасности путешествия, а, напротив, старался изгладить из памяти обеих дам свои прежние речи, оказывая им бесчисленные знаки внимания. Миссис Уиллис уступила его столь явным усилиям рассеять их опасения, и посторонний наблюдатель, не знавший, что произошло между ними раньше, мог бы подумать, что эта сидящая за вечерним столом компания — просто спокойная и довольная группа путешественников, для которых плавание началось при самых счастливых предзнаменованиях. И все же по временам гувернантка так вопросительно поглядывала на нашего искателя приключений, что ее взгляд и слегка сдвинутые брови выдавали скрытое беспокойство. Она слушала веселые шутки и рассказы молодого моряка со снисходительной, хоть и несколько грустной улыбкой, словно его юношеское воодушевление, скрашенное характерным, подлинно морским юмором, вызывало в ее памяти близкие сердцу, но печальные образы. В оживлении Джертред не было никакой примеси грусти. Ей предстояло вернуться домой, к любимому и любящему отцу, и при каждом свежем порыве ветра она всем существом своим ощущала, что позади осталась еще одна из разделяющих их скучных морских миль. За эти недолгие, но приятные часы молодой человек, столь необычным образом оказавшийся капитаном бристольского купца, предстал девушке в совсем ином свете. Хотя речь его отличалась откровенной мужественностью моряка, она была в то же время не лишена изысканности, свойственной человеку воспитанному. Часто при шутках его Джертред старалась сдержать улыбку, и от этого на щеках девушки появлялись ямочки, словно легкий ветер рябил прозрачную гладь родника; а раза два, когда Уайлдер вставлял в разговор неожиданное и особенно забавное замечание, она заливалась веселым смехом. После часа дружеской беседы на корабле ледяная оболочка, в которую так часто бывают заключены лучшие человеческие чувства, нередко тает быстрее, чем после многих недель вежливых церемоний на суше. Пусть тот, кто в этом сомневается, лучше подвергнет сомнению свою собственную способность к дружескому общению с другими людьми. Нам кажется, что человек, затерянный среди океанской пустыни, яснее понимает, насколько его счастье зависит от других. Он поддается чувствам, над которыми подшучивал в суете и рассеянности безопасной жизни на берегу: его радует и подбодряет симпатия тех, кто находится в таком же положении, как и он. Общность риска создает и общность интересов, из чего бы ни складывались эти интересы. Подлинный философ, может быть, добавит, что каждому путешественнику ясно, насколько обстоятельства и судьба его спутника тождественны с его собственными, и благодаря этому сходству они приобретают цену и в его глазах. Но, даже если это умозаключение правильно, провидение, к счастью, создало многих представителей рода человеческого такими, что это низменное чувство остается скрытым в глубине наших душ; во всяком случае, ни одного из трех человек, проведших вечерние часы за столом на борту «Королевской Каролины», нельзя было причислить к подобным эгоистам. Здесь они, казалось, совершенно забыли, что разговор, положивший начало их знакомству, вызвал между ними натянутость и недоверие; если же о нем и вспоминали, то таинственность всех обстоятельств и участие, которое проявил к ним молодой человек, вызывали еще больший интерес к нему обеих женщин. Пробило восемь склянок 77, и не успели трое собеседников отдать себе отчет, что время уже позднее, как раздался грубый, хриплый голос, созывавший людей на новую вахту. — Начинается вторая ночная вахта, — с улыбкой сказал Уайлдер, заметив, что при этих непонятных ей звуках Джертред вздрогнула, как робкая лань, заслышавшая зов охотничьего рога. — У нас, моряков, голоса не всегда благозвучные, как вы сейчас легко могли судить. Впрочем, здесь, на «Каролине», найдутся уши, для которых этот голос еще менее приятен. — Вы имеете в виду спящих? — спросила миссис Уиллис. — Я имею в виду тех, кто сейчас пойдет на вахту. Для матроса нет ничего слаще сна: это ведь самая непрочная из доступных ему радостей. С другой стороны, для командира нет ничего вероломнее сна. — Но почему для командира сон не так приятен, как для простого матроса? — Потому что даже во сне он отвечает за людей и судно. — Вы молоды для такой ответственности, мистер Уайлдер. — На морской службе все стареют преждевременно. — Так почему бы вам не бросить эту службу? — быстро спросила Джертред. — Бросить! — задумчиво повторил он, пристально глядя на девушку и словно медля с ответом. — Для меня это все равно, что отказаться от воздуха, которым я дышу. — И давно вы так преданы своей профессии? — спросила миссис Уиллис, снова переводя взгляд с простодушного личика своей воспитанницы на молодого человека. — У меня есть подозрение, что я и родился на море. — Подозрение? Но вы же, конечно, знаете, где родились? — Все мы основываем свое знание об этом немаловажном событии на свидетельствах других, — с улыбкой ответил Уайлдер. — Мои первые воспоминания связаны с океаном, и мне даже как-то трудно считать себя сухопутным существом. — Но вам, по крайней мере, повезло с теми, кто опекал вас с детских лет и заботился о вашем воспитании? — О да! — горячо ответил он. Затем, на миг закрыв лицо руками, молодой моряк встал и добавил с грустной улыбкой: — А теперь меня призывают мои последние обязанности за эти сутки. Не хотите ли посмотреть на ночное море? Такой искусный и мужественный моряк, как вы, не может лечь спать, пока не убедится, какова погода. Гувернантка взяла предложенную ей руку, и они, погруженные каждый в свои мысли, молча поднялись по ступенькам. Джертред, как всегда простодушная и веселая, поднялась вслед за ними, и вскоре все трое оказались у подветренного борта шканцев. Ночь была не столько темна, сколько туманна. В небе светила яркая полная луна, но теперь она плыла за пеленой темных туч, слишком густых для того, чтобы их мог пронизать ее отраженный свет. Лишь местами, там, где облачный покров был реже, пробивался беглый луч, озаряя воду, словно неясное мерцание далекого факела. Ветер был свежий и притом восточный; длинные полосы сверкающей пены шли друг за другом, и от них вода казалась даже более светлой, чем небо. Была довольно сильная бортовая качка, и каждый раз, когда судно врезалось в нарастающую волну, кверху взлетал широкий полумесяц пены, словно море прыгало от радости на всем пути корабля. Но, хотя погода была благоприятная, ветер не совсем противный, а небо скорее пасмурное, чем угрожающее, этот неясный (а с точки зрения не моряка, даже неестественный) свет делал весь пейзаж каким-то особенно опустошенным и диким. Выйдя на палубу, Джертред вздрогнула, и у нее вырвалось приглушенное восторженное восклицание. Темные волны вздымались и опадали на горизонте, где главным образом и разливался этот казавшийся сверхъестественным свет, и даже миссис Уиллис глядела на них с ощущением глубокой беспомощности. Но Уайлдер смотрел на все так, словно перед его глазами расстилалось безоблачное небо, — для него в этой картине не было ничего нового, ужасного или чарующего. Совсем иначе вела себя его более юная и восторженная спутница. Когда улеглось первое чувство благоговейного страха, она воскликнула, охваченная пылким восторгом: — Одна такая ночь вознаграждает за целый месяц заключения на корабле! Как вы, должно быть, наслаждаетесь такими картинами, мистер Уайлдер, — ведь вы можете постоянно любоваться ими! — Да, конечно, они могут доставлять удовольствие. Хотел бы я только, чтобы ветер немного переменился. Не нравится мне это небо и затуманенный горизонт да и ветер, который так упорно дует с востока. — Судно идет очень быстрым ходом, — спокойно возразила миссис Уиллис, заметив, что молодой человек говорит не думая, и опасаясь, как бы его слова не испугали ее воспитанницу. — Если мы все время будем идти своим курсом, то можно надеяться на скорый и благополучный конец путешествия. — Конечно! — вскричал Уайлдер, понявший свою неосторожность. — Вы совершенно правы. Мистер Иринг, ветер становится слишком сильным, уберите брамсели. Если этот восточный ветер начнет отклоняться к югу, нам нужно будет выйти как можно дальше в открытое море. Помощник ответил с должным почтением и, в свою очередь оглядев небо и горизонт, пошел отдавать команду. Покуда матросы на реях убирали паруса, женщины отошли в сторону, предоставив молодому капитану без всяких помех заниматься своим делом. Но Уайлдер отнюдь не считал, что судно требует сейчас его особого внимания, и, едва отдав распоряжение, совершенно, казалось, позабыл, что отдал его. Он стоял все на том же месте, где его впервые поразил вид моря и неба, и продолжал внимательно наблюдать за поведением стихий, особенно же за направлением ветра, который хотя и не был штормовым, но все же налетал на паруса резкими внезапными порывами. После долгого наблюдения молодой моряк что-то пробормотал и принялся быстро шагать взад и вперед по палубе. Однако временами он вдруг ненадолго останавливался, снова устремлял взор на ту часть горизонта, откуда налетали порывы ветра, как будто не доверяя погоде, и старался пронизать взглядом ночной мрак, чтобы рассеять какие-то тяжелые сомнения. Наконец он совсем остановился у одного из концов узкой дорожки, по которой ходил взад и вперед. И, когда глаза его уставились вдруг на какую-то очень далекую точку в океане, в части горизонта, совершенно противоположной той, куда он смотрел перед тем, миссис Уиллис и Джертред, стоявшие неподалеку, отчетливо прочли на его лице тревогу. — Есть основания не доверять погоде? — спросила гувернантка, ибо Уайлдер так долго не отрывал глаз от этой точки, что она встревожилась. — При таком ветре, как этот, на подветренной стороне не увидишь указаний на погоду. — На что же вы так пристально смотрите? Уайлдер поднял руку и хотел уже что-то сказать, но передумал. — Мне просто показалось! — пробормотал он и, повернувшись, еще быстрее заходил по палубе. С удивлением и затаенной тревогой следили собеседницы капитана за его необычными и будто бессознательными движениями. Глаза их, обращенные к подветренной стороне, блуждали по простору волнующегося моря, но не видели ничего, кроме вздымающихся валов, увенчанных сверкающими гребнями пены, что делало эту водную пустыню еще более мрачной и грозной. — Мы ничего не видим, — сказала Джертред, когда Уайлдер снова остановился и устремил глаза в пространство. — Смотрите! — ответил он, указывая пальцем. — Разве там ничего нет? — Ничего. — Смотрите в море, туда, где соприкасаются небо и вода, вдоль полосы туманного света, где волны вздымаются, как холмы… Ну вот, они опять опустились, и я вижу, что глаза меня не обманули. Клянусь небом, это судно! — Парус! — раздался голос с грот-мачты. Крик этот прозвучал для нашего искателя приключений словно карканье зловещей птицы. — С какой стороны? — резко спросил он. — С подветренной, сэр! — изо всех сил закричал наблюдатель. — Это судно, идущее в крутой бейдевинд, но в течение целого часа оно было больше похоже на туманное пятно, чем на судно. — Он прав, — пробормотал Уайлдер. — И все же очень странно, что здесь появилось судно. — Но ведь и мы здесь. Почему же это странно? — Почему? — переспросил молодой человек, глядя на миссис Уиллис, но явно не видя ее. — Говорю вам, странно, что он появился здесь. Я предпочел бы, чтоб он был где-нибудь в другом месте или шел на север. — Вы опять ничего не объясняете. Неужели нам все время придется выслушивать от вас зловещие намеки без всяких объяснений? — продолжала гувернантка. — Или вы думаете, что мы совсем уж ничего не способны понять в морском деле. Но ведь вы еще и не попытались нам объяснить, а уже сделали свои выводы. Попробуйте, может быть, мы вас приятно разочаруем. Уайлдер слегка усмехнулся и поклонился, словно показывая, что вполне заслужил упрек; впрочем, он не стал входить ни в какие объяснения, а только снова обратил свой взгляд туда, где, как сообщил наблюдатель, показался странный парус. Женщины смотрели туда же, но снова ничего не увидели. Джертред вслух выразила свою досаду, и молодой человек наконец сжалился над ней. — Вы видите полосу туманного света вон там? — сказал он, снова указывая пальцем в пространство. — Там облака слегка рассеялись, но брызги морской пены заслоняют от нас прояснившееся место. Оснастка корабля выглядит на фоне неба как тончайшая паутина. И все же можно разглядеть все благородные пропорции трехмачтового судна. С помощью его подробных объяснений Джертред под конец разглядела очертания судна, и вскоре ей удалось дать верное направление и взгляду гувернантки. Разобрать нельзя было ничего, кроме этих смутных очертаний, которые Уайлдер так верно сравнил с паутиной. — Да, похоже на корабль! — сказала миссис Уиллис. — Только он очень далеко. — Гм! Жаль, что не еще дальше! Я хотел бы, чтобы он был где угодно, только не здесь. — Но почему же не здесь? Есть у вас причины опасаться, что именно в этом месте нас подстерегает враг? — Нет. И все же не нравится мне его положение. Дай бог, чтобы он шел на север! — Это, верно, какое-нибудь судно из Нью-Йоркскою порта, идущее на острова его величества в Карибское море? — Нет, — сказал Уайлдер, покачав головой. — Ни одно судно из-под высот Нэйвсинка не могло бы оторваться так далеко в море при таком направлении ветра. — Значит, это корабль, идущий туда же из другого места, или судно, плывущее в одну из гаваней средних колоний 78. — Тогда у него был бы слишком несложный маршрут, чтобы он мог заблудиться. Смотрите, он идет круто к ветру. — Может быть, это торговое судно или крейсер из какого-либо названного мною места? — Это невозможно. За последние два дня ветер дул слишком с севера. — Ну, тогда это судно, которое мы просто обогнали и которое, как и мы, вышло из Лонг-Айлендского пролива. — Это наша последняя надежда, — пробормотал Уайлдер. Гувернантка, задававшая все эти вопросы с целью выпытать у капитана «Каролины» сведения, которые тот столь упорно скрывал, теперь исчерпала все, что знала, и принуждена была дожидаться, пока Уайлдер сам наконец заговорит откровенно; в противном случае ей пришлось бы прибегнуть к прямым расспросам, без обиняков. Но сейчас такой возможности не было: Уайлдер был слишком озабочен, чтобы продолжать разговор. Он вызвал к себе вахтенного начальника, и они некоторое время совещались в стороне от всех. Смелый, но не слишком умный моряк, занимавший сейчас второе после Уайлдера место на «Каролине», не усматривал ничего особенного в появлении неизвестного судна в том именно месте, где и сейчас можно было видеть его туманные, как бы воздушные очертания: он без колебаний готов был считать это судно честным купцом, преследовавшим законные коммерческие цели. Но, как будет видно из состоявшегося между ними краткого разговора, начальник его думал иначе. — По-вашему, нет ничего удивительного в том, что он очутился именно здесь? — спросил Уайлдер, после того как оба они по очереди внимательней рассмотрели еле видное судно в превосходную подзорную трубу. — Конечно, для него безопаснее было бы оказаться сейчас мористее, — ответил моряк. — Да и нам самим не вредно было бы находиться на добрую дюжину миль восточнее. Если ветер будет все время дуть с юго-юго-востока, нам следует быть как можно дальше в открытом море. Меня однажды здорово затерло между Гаттерасом и Голф… — Разве вы не видите, что в таком месте не может и не должно быть ни одного судна, если только оно идет не нашим курсом, — прервал его Уайлдер. — Ни одно судно из какой-либо гавани южнее Нью-Йорка не пустится к северу при таком ветре, и ни одно из Йоркской колонии не очутится здесь и не будет держаться на этом галсе, направляясь на восток, если только оно не идет на юг. Честный помощник мыслил обо всем в простоте, но вполне способен был внять рассуждению, которое читатель, может быть, найдет и не совсем ясным: в голове у него имелось нечто вроде карты океанских путей, и он в любой момент мог обратиться к ней, должным образом учитывая и направление ветра, и все румбы 79 компаса. Кроме того, он имел дело с человеком, умевшим ясно растолковать свою мысль, и потому скоро понял, что его молодой начальник, по-видимому, вполне прав. Теперь начал удивляться и он. — В самом деле, непонятно, как это судно очутилось именно здесь! — сказал он. — Да, удивительно! — ответил Уайлдер, но по его рассеянному виду ясно было, что он больше размышлял о чем-то своем, чем слушал собеседника. — Некоторые моряки уверяют, что вот так «Летучий Голландец» часто подплывает к наветренному борту проходящих мимо него судов и гонится за ними, словно стремясь взять их на абордаж. Говорят, не один королевский крейсер поднимал всех наверх от сладкого сна, когда наблюдатели замечали ночью двухпалубное судно с открытыми портами и готовыми к бою батареями. Но это не может быть «Голландец»: если это судно вообще крейсер, то в лучшем случае — большой военный шлюп 80. — Нет — сказал Уайлдер, — это никак не может быть «Голландец». — Огней на нем не видно, да и вообще очертания такие расплывчатые, что и не скажешь, взаправдашнее это судно или нет. Опять же «Голландец» всегда появляется с наветра, а это у нас с подветренной стороны. — Это не «Голландец», — сказал Уайлдер с глубоким вздохом, словно только что очнулся от забытья. — Эй, там, на грот-салинге! Матрос отозвался с салинга обычным образом, и затем последовал короткий разговор, состоявший преимущественно из выкриков. — Давно ты видишь это судно? — Я только что поднялся, сэр. Но матрос, которого я сменил, говорит, что оно там уже больше часа. — А тот, кого ты сменил, уже спустился? Или это он сидит на подветренной стороне топа? — Это Боб Брэйс, сэр. Говорит, ему не спится, и он остался со мной на салинге просто за компанию. — Пошли его вниз. Мне надо с ним поговорить. Пока страдающий бессонницей матрос спускался вниз, оба офицера молчали, погруженные в размышления. — Почему ты не в кубрике? — довольно строго спросил Уайлдер матроса. — Что-то не спится, ваша честь, вот и решил я еще часок посидеть наверху. — У тебя ведь уже была ночная вахта и будет еще одна. Что ж ты так охотно вышел на третью? — Сказать правду, сэр, с той минуты, когда мы подняли якорь, одолели меня всякие смутные мысли насчет нашего плавания. Разговор этот не ускользнул от слуха миссис Уиллис и Джертред. Взволнованные, они невольно подошли поближе. — Ах, и у вас есть сомнения, сэр! — саркастически воскликнул капитан. — Могу я спросить, что же вы здесь увидели и почему не доверяете своему капитану? — Спрос не беда, ваша честь, — ответил матрос, сняв шапку и сжимая ее цепкими, как клещи, руками, — да, я полагаю, и ответ тоже. Нынче утром, когда мы погнались за стариком в лодке, я сидел на веслах, у мне не понравилось, как он от нас ускользнул. И еще скажу: в том судне есть что-то такое, что мне очень уж не по сердцу, и должен признаться, ваша честь, сколько бы я ни качался сегодня в койке, настоящего сна не будет. — Сколько времени прошло с тех пор, как ты обнаружил судно с подветра? — Нельзя даже сказать, чтобы я обнаружил настоящее судно, сэр. Я что-то разглядел как раз перед тем, как пробило семь склянок: всякому, у кого хорошие глаза, оно и сейчас видно так же — не лучше и не хуже. — А где находилось это судно, когда ты впервые увидел его? — На два-три румба ближе к траверзу, чем сейчас, сэр. — Значит, мы от него уходим! — вскричал Уайлдер с радостью, которую не мог скрыть. — Никак нет, ваша честь. Вы забываете, сэр, что с начала вечерней вахты мы держим круче к ветру. — Верно, — ответил молодой командир разочарованным тоном. — Совершенно верно, слишком верно. И оно ничуть не отстало от нас с тех пор, как ты его увидел? — Нет. Оно очень быстроходное, иначе бы ему не нагнать «Королевскую Каролину»: оно может идти гораздо круче к ветру, а всем ясно, что это главный козырь. — Иди к себе в кубрик. Утром мы, может быть, разглядим это судно получше. — И вот что я тебе скажу, сударь мой, — добавил помощник, внимательно слушавший весь этот разговор. — Не развлекай там, в кубрике, народ всякими сказками длиной с якорный канат, а засни, как тебе положено, и не мешай другим людям сделать то же самое… — Мистер Иринг, — сказал Уайлдер, когда матрос с явной неохотой направился вниз, — надо лечь на другой галс… — Так точно, сэр, — ответил помощник, заметив, что его начальник запнулся. — К тому же, как вы говорите, никто не может предсказать, ни сколько будет длиться шторм, ни откуда он нагрянет. — Вот именно! За погоду никак нельзя ручаться. Люди только-только легли. Свистните всех наверх, сэр, пока они еще не уснули, и мы повернем «Каролину» в другую сторону. Помощник тотчас же прокричал хорошо известную команду, по которой отдыхающую вахту вызывают в помощь ее товарищам на палубе. Все было выполнено без промедления и без единого слова, кроме тех, которые счел нужным произнести сам Уайлдер. Теперь судну уже не приходилось с напряжением идти против ветра, и, повинуясь штурвалу, оно начало плавно поднимать нос из волн и подставлять ветру борт. Вместо того чтобы с трудом взбираться на бесконечные водяные холмы, задыхаясь, как путник на тяжкой дороге, оно низринулось в пространство между двумя валами и выпрыгнуло оттуда, словно резвый скакун, взявший подъем и помчавшийся теперь с удвоенной быстротой. На мгновение показалось, будто ветер упал, хотя широкая кайма пены, кипевшей вдоль бортов, достаточно ясно свидетельствовала, что он подгоняет судно, едва касавшееся волн. В следующую секунду высокие мачты начали опять склоняться к западу, и «Каролина» снова ныряла и подскакивала вверх так же яростно, как и раньше. Когда каждый рей и парус закреплены были соответственно новому положению корабля, Уайлдер обернулся в ту сторону, где находилось неизвестное судно. С минуту он разыскивал точку горизонта, где оно должно было предстать его глазам, хоти при таком волнении на море он легко мог ошибиться — ведь ориентиром ему служили лишь близкие предметы. — Судно исчезло! — произнес Иринг голосом, в котором странно сочетались облегчение и неуверенность. — Оно действительно должно было бы находиться вон там, но я его не вижу! — Да, да, сэр. Говорят, именно так возникает и исчезает по ночам судно, что появляется у мыса Доброй Надежды. Некоторые видели его словно в туманном облаке, а кругом тогда стояла самая ясная звездная ночь, какая только может быть в южных широтах… Но это никак не может быть «Голландец» — слишком уж велико расстояние от мыса Доброй Надежды до берегов Северной Америки. — Да вот же оно! И, клянусь небом, оно тоже повернулось! Уайлдер был прав, На светлом фоне горизонта рисовался все тот же затуманенный паутинный узор, напоминая зыбкие тени, какие волшебный фонарь отбрасывает на освещенную плоскость. Но всякому моряку, который хорошо разбирался в линиях, образуемых мачтами корабля в зависимости от его положения, было ясно, что курс судна был внезапно и очень искусно изменен и что теперь оно шло в соответствии с новым курсом «Каролины» — на северо-восток, то есть в открытый океан. Эта новость произвела на всех сильное впечатление, хотя, вероятно, причины у каждого были совершенно различные. — Он тоже переменил галс! — произнес Иринг после долгого молчания голосом, в котором удивление начало уже сменяться страхом. — Давно я плаваю, но никогда не видел, чтобы судно так резко и стремительно поворачивало при таком сильном волнении. — Хорошо построенному и подвижному судну это вполне доступно, особенно если его ведет твердая рука, — сказал Уайлдер. — Ну, у дьявола всегда твердая рука. Для него и более трудное дело — пустяк! — Мистер Иринг, — прервал его Уайлдер, — мы поднимем на «Каролине» столько парусов, сколько можно, и попытаемся перегнать неизвестное судно. Поставьте брамселя. Тугодум помощник, может быть, и возразил бы против подобного приказа, но в спокойном тоне молодого капитана было нечто предупреждавшее, что отваживаться на это не следует. Однако он не ошибался, полагая, что порученное ему дело весьма рискованно. Судно шло сейчас под всеми парусами, хотя в такую погоду это было небезопасно, если учесть, что на горизонте все сгущались угрожающие признаки. Тем не менее помощник повторил команду так же быстро, как она была ему дана. Матросы уже разглядывали неизвестное судно и переговаривались между собой относительно его появления и курса. Они выполнили команду с рвением, которое, может быть, объяснялось невыраженным, но общим для всех желанием поскорее избежать подобного соседства. Быстро один за другим поставлены были все три брамселя, после чего матросы стали пристально вглядываться в туманные очертания с подветренной стороны, желая собственными глазами увидеть, что же даст этот новый маневр. Казалось, не только экипаж «Королевской Каролины», но и она сама понимала необходимость ускорить ход. Под нажимом ветра на широкие полотнища только что добавленных парусов «Каролина» еще глубже зарывалась носом, словно укладываясь на ложе вод, поднявшихся у подветренного борта до самых клюзов. У наветренного же борта обнажились темные доски и полированная медь обшивки, хотя и ее часто захлестывали волны, мутные, яростные и, как обычно, увенчанные гребнями светящейся пены. Каждый раз, когда судно накренялось, удары волн становились все сильнее, и после каждой такой встречи поднималось облако сверкающих брызг, которые либо падали искрящимся каскадом на палубу, либо, как светлый туман, уносились по воле ветра далеко над волнующимся морем. Уайлдер долгое время следил за ходом «Каролины». Брови его были сдвинуты, но в упорном взгляде читалось свойственное моряку ясное понимание обстановки. Один или два раза, когда при яростном столкновении с очередным валом судно внезапно замедляло свой бег, как если бы оно вскарабкивалось на крутую гору, молодой капитан уже открывал рот, словно собираясь скомандовать, чтобы уменьшили парусность, но достаточно ему было взглянуть на туманные очертания другого судна на западном горизонте, как он сразу же менял свое намерение. Словно отчаянный авантюрист, вложивший все свое состояние в слишком смелое предприятие, он, казалось, ждал исхода с надменной, непоколебимой решимостью. — Брам-стеньга изгибается, как хлыст, — прошептал рядом с ним осторожный Иринг. — Пускай, дерева у нас тут хватит, — «Каролина» всегда давала течь после долгой борьбы с ветром при бурном море. — У нас есть помпы. — Правильно, сэр. Но я своим слабым умишком полагаю, что стараться обогнать судно, где капитаном, а может, и вообще хозяином сам дьявол, — дело совершенно бесполезное. — Ничего нельзя сказать, мистер Иринг, пока не попробуешь. — Было у нас такое состязание с «Голландцем». Должен сказать, что мы не только поставили все паруса, — у нас был даже самый что ни на есть попутный ветер. А какой вышел толк? Он все время был тут же, не прибавляя парусов, а мы поставили все добавочные паруса и все равно не смогли обогнать его ни на фут. — «Голландец» никогда не показывается в северных широтах. — Это правда, — ответил Иринг, вынужденный признать, хоть и нехотя, правоту капитана, — но тот, кто пустил этого летучего скитальца плавать у Мыса, может быть, нашел дело таким прибыльным, что послал судно и в наши места. Уайлдер не ответил: возможно, он решил, что достаточно потакал суеверным страхам своего помощника, а может быть, мысли его были настолько поглощены одной заботой, что он не мог говорить о чем-либо ином. Навстречу бристольскому купцу все чаще и чаще вздымались тяжелые валы, мешавшие ему быстро продвигаться вперед, но все же он вскоре прошел целую милю по волнующемуся морю. При каждом своем погружении он разрезал носом массу воды, казавшуюся еще более мощной и бурной, чем прежде, и не раз его содрогающийся корпус почти полностью уходил в волну, взгромоздиться на которую ему было так же трудно, как и пробиться сквозь нее. Матросы с напряженным вниманием следили за движением своего судна. Люди часами не уходили с палубы. Суеверный ужас, так прочно завладевший невежественным сознанием первого помощника, очень скоро захватил весь экипаж до последнего юнги. Даже несчастный случай с их прежним капитаном и неожиданное появление на его месте молодого офицера, который прохаживался теперь взад и вперед по шканцам, сохраняя в такой тревожной обстановке столь странную твердость и спокойствие, — все способствовало тревоге и смятению. Безнаказанная дерзость, с какой «Каролина» несла все свои паруса в таких условиях, только усиливала их волнение и изумление. И не успел еще Уайлдер окончательно решить, какова же скорость его корабля по сравнению со скоростью судна, продолжавшего так странно маячить на горизонте, как он сам оказался предметом самых чудовищных подозрений своего экипажа. Глава XV … Сознайтесь правды ради. Вы призраки иль существа живые? Шекспир, Макбет Величие и мощь океанской пучины невольно возбуждают суеверный трепет перед неведомым, который в большей или меньшей степени гнездится в душе каждого, даже мыслящего человека. Невежественный моряк, блуждающий по бескрайним водным просторам, на каждом шагу поддается соблазну искать помощи в тех или иных благоприятных предзнаменованиях. Некоторым из таких примет можно дать вполне научное объяснение, и на этом основании остаются жить многие другие приметы, порожденные лишь возбужденной и встревоженной фантазией моряка. Выпрыгивают ли из воды дельфины, проплывают ли с деловито-серьезным видом тюлени или тяжеловесный кит, кричат ли морские птицы — все это, подобно приметам гадателей, должно вызывать хорошие или дурные последствия. Весь экипаж «Королевской Каролины» был родом с отдаленного острова. Событий истекшего дня было вполне достаточно, чтобы пробудить суеверие, дремавшее в сознании этих людей. Мы уже говорили, что несчастье, случившееся с их прежним капитаном, и появление на его месте неизвестного им человека усилили в них склонность ко всяческим сомнениям и страхам. Таинственное судно с подветренной стороны появилось весьма некстати для нашего искателя приключений: он еще не успел завоевать доверие экипажа, а тут возникла эта неприятность, грозившая окончательно лишить его такой возможности. Нам только один раз довелось представить читателям моряка, исполнявшего обязанности второго помощника. Имя его — Найтхед — по произношению как бы намекало на сумрачный туман, царивший в его голове 81. О свойствах его ума можно судить по тем немногим соображениям, которые он нашел нужным высказать по поводу исчезновения старого моряка, вызвавшего гнев Уайлдера. Человек этот занимал должность, лишь на одну ступень возвышавшую его над простыми матросами, а потому он по взглядам и привычкам был гораздо ближе к ним, чем Иринг. Власть его была меньше, чем у первого помощника, но зато он пользовался гораздо большим влиянием на матросов, и его мнение принималось ими за непреложную истину. После того как судно повернуло на фордевинд и в течение всего времени, пока Уайлдер, стараясь оторваться от нежеланного соседа, делал все, чтобы оно неслось по волнам как можно быстрее, этот упрямый и суеверный морской волк находился на шкафуте в обществе старших и более опытных матросов и вел с ними беседу об удивительном появлении корабля-призрака и о необычайном способе, каким их новый, неизвестно откуда взявшийся капитан решил проверить мореходные качества «Каролины». Наш рассказ об этом разговоре мы начнем с того момента, когда Найтхед счел возможным отбросить всякие косвенные намеки и прямо перейти к делу. — Слыхивал я от моряков, что плавали побольше нас, — говорил он, — будто дьявол частенько подсылает кого-нибудь из своих помощников на борт добропорядочного купца, чтобы тот привел судно прямо на рифы и мели, а после крушения черт поскорее забирает все причитающиеся ему души погибших. Можем мы сказать, кто хозяин капитанской каюты, если первым в списке команды стоит никому не ведомое имя? — То судно словно в облаке! — вскричал один из матросов; прислушиваясь к рассуждениям офицера, он продолжал наблюдать за таинственным судном с подветренной стороны. — Да, да, я нисколько не удивлюсь, если оно помчится прямо на луну. Говорят, на суше красным курткам 82 стало везти, а теперь вот пора и нам, честным морякам, побороться со шквалом. Я, братцы, дважды огибал Горн на военном корабле, видел светящееся облако, которое никогда не исчезает, и, можно сказать, в руке своей держал огонь святого Эльма 83. Но эти вещи может видеть любой, кто в бурю лазит на рей или плавает в южных широтах. И все-таки я считаю необычным делом, чтобы судно видело свою собственную тень в тумане, как мы сейчас, — вон она опять появилась между бизань-вантами и бакштагом, — или чтобы на купце паруса несли так, что и на военном судне все будет ходить ходуном, словно зубная щетка во рту пассажира, которого основательно потрепала морская болезнь. — А все же этот парень держит судно в руках, — сказал самый старший матрос, следивший за всеми действиями Уайлдера. — Правда, вести его так — чистейшее безумие. Но ведь у него до сих пор не разорвалась ни одна каболка 84. — Каболка! — презрительно повторил помощник. — Да при чем тут каболка, когда тут и якорный канат скоро потеряешь! Имей в виду, старина Билл, дьявол никогда ничего не делает наполовину. Чему быть, того не миновать! И никто не станет уменьшать ход, словно ты спускаешь в шлюпку капитанскую жену, а он сам стоит на палубе и смотрит, чтобы все было как следует. — Мистер Найтхед умеет вести судно во всякую погоду! — сказал другой моряк с подобострастным видом, указывающим, что он во всем полагается на второго помощника. — Никто этого не ценит. Я всякую службу знаю, на всяких судах поплавал — от тендера 85 до двухпалубного крейсера! Немногие могут сказать о себе так, как я, ибо то малое, что я знаю, приобретено не учением, а тяжелым трудом. Но какой толк в знаниях или даже мореходных талантах, когда против тебя колдовство или козни того самого, кого я и называть-то не хочу, потому что незачем без нужды оскорблять джентльмена. Скажу вам только, братцы, что нашему судну сейчас дана такая нагрузка, какой не может допустить да никогда и не допустил бы разумный моряк. Слова эти были встречены одобрительным ропотом если не всех, то, во всяком случае, большинства слушателей. — Давайте спокойно, рассудительно, как подобает просвещенным англичанам, рассмотрим, как обстоит дело, — продолжал помощник, искоса глянув через плечо, чтобы проверить, не стоит ли сейчас рядом с ним тот, кто вызывал в нем столь душеспасительный страх. — Мы все до одного прирожденные островитяне 86, ни у кого здесь нет ни капли чужеземной крови, даже ирландца или шотландца не найдешь. Так разберемся же в самой сути дела со свойственным нам благоразумием. Перво-наперво: честный Николас Никольс срывается с этой вот бочки и ломает себе ногу! Знавал я, братцы, немало случаев, когда люди падали с мачт и реев, а отделывались гораздо легче. Потом является к нам на судно чужак, смахивающий на колониста, — уж лицо-то у него не английское: ясное, открытое, гладкое такое… — Ну, парень он на вид благообразный, — вставил старый матрос. — Вот тут-то и вся чертовщина! Верно, вид у него благообразный. Но не такая благообразность потребна доброму англичанину. Не нравится мне выражение его лица. Не люблю я, когда слишком много выражения у человека, потому что не всегда поймешь, что ему вздумается сделать. Да, а тут еще чужак становится у нас капитаном или вроде как капитаном, а тот, кому следовало бы стоять на мостике и командовать в такую погоду, лежит у себя на койке и не может сам повернуться на другой галс, не то что управлять судном. И никто даже не заметил, как все это случилось. — Но он же договорился с фрахтователем, нанялся по всем правилам, и тот, хитрющий купец, видимо, был очень доволен, что может поручить «Каролину» такому молодцу. — Купец, как и мы, грешные, тоже сделан из обыкновенной персти земной. И, что еще хуже, у купца эта персть редко бывает пропитана соленой водой. Частенько случается, что вот купец снимет очки, закроет счетные книги и шагнет в сторону, чтобы облапошить соседа, а потом возвращается и видит, что вместо того сам себя облапошил. Уж, наверно, мистер Бейл думал, что делает владельцам «Каролины» доброе дело, когда нанимал этого мистера Уайлдера. Но ведь он, верно, и понятия не имел, что судно запродано самому… Добропорядочному моряку полагается уважать своих хозяев, потому я и не стану без надобности называть того, кто, я думаю, приобрел немалые права на это судно путем ли честной покупки или каким иным. — Никогда я не видел, чтобы судно так отлично выводили из трудного положения, как он это сделал нынче утром с «Каролиной». Найтхед разразился не слишком громким, но, как показалось его слушателям, весьма многозначительным смехом. — Когда на судне определенного рода командир, можно ничему не удивляться, — ответил он, снова обретя серьезность. — Что до меня, то я нанялся плыть из Бристоля в Каролины и на Ямайку с заходом в Ньюпорт на пути туда и обратно и могу смело сказать, что не имею желания отправляться куда-либо в иные места. А насчет того, как «Каролина» была выведена из трудного положения, когда находилась вблизи работорговца, — ну, что ж, это было сделано хорошо, слишком даже хорошо для такого молодого моряка. Я и сам не сделал бы лучше. Но что вы скажете, братцы, про старика в рыбачьей лодке? Даже самые старые морские волки не часто видели, чтобы за человеком так гнались и ему удалось так ускользнуть! Слыхал я про одного контрабандиста: за ним без конца охотились катера его величества в Ламанше, а у него под рукой всегда оказывался туман, и он в него нырял, но ни один человек еще не видел, чтобы этот контрабандист из тумана выходил! Может быть, та рыбачья лодка держала связь между берегом и этим контрабандистом — ничего другого не придумаешь. Но, во всяком случае, не хотел бы я работать веслом в этой лодке. — Да, она удивительно ускользнула! — воскликнул старый матрос, чья вера в нашего искателя приключений начала колебаться под напором стольких доводов. — Мне тоже так думается. Впрочем, может быть, другим виднее: ведь я плаваю-то всего-навсего тридцать пять лет. Смотрите, волны вздымаются как-то совсем необычно! Тучи затянули небо, а ведь океан излучает столько света, что грамотный человек мог бы читать! — Я нередко видывал такую погоду. — А кто ее не видел? .. Не часто бывает, чтобы человек, откуда бы он ни явился, первое свое плавание совершал в капитанском звании. Бьюсь об заклад, что он уже не новичок. Я видел небо куда хуже этого и даже воду пострашнее, но такое небо и такая вода никогда не сулили ничего хорошего. В ту ночь, когда я потерпел кораблекрушение в бухте… — Эй, на шкафуте! — закричал Уайлдер. Но молодому капитану пришлось крикнуть еще раз, прежде чем Найтхед, которому надлежало первому подать голос, набрался решимости ответить. — Прикажите поставить фор-бом-брамсель, сэр, — продолжал Уайлдер, услышав положенный ответ. Помощник и его собеседники обменялись взглядами, выражавшими тупое изумление. Многие тревожно покачали головой, прежде чем один из них бросился к снастям с наветренной стороны, чтобы с сомнением в душе влезть наверх и выполнить приказание. В самом деле, отчаянная решимость, с которой, Уайлдер прибавлял парусов, могла вызвать недоверие к его целям или правильности его суждений даже у людей, менее подверженных суеверию, чем те, кем ему пришлось теперь командовать. Ирингу и его более невежественному, а потому более упрямому товарищу было ясно, что их молодой начальник так же стремится ускользнуть от призрачного корабля, неотступно преследовавшего «Каролину», как и они сами. Они не были согласны с ним лишь в способе достижения этой цели; но несогласие это оказалось столь существенным, что оба помощника посовещались между собой, и Иринг, побуждаемый резкими суждениями своего коллеги, подошел к капитану, полный решимости высказать ему их общее мнение со всей прямотой, какой требовали обстоятельства. Но взгляд Уайлдера был так тверд, а выражение лица так невозмутимо, что Иринг решился затронуть опасную тему лишь с большой осторожностью. Прежде чем раскрыть рот, он постоял, следя за тем, как ставят фор-бом-брамсель, и ожидая, к чему это приведет. Но как раз в этот миг «Каролина» с ужасающей силой налетела на огромную волну, поднявшую свой гневно вспененный гребень футов на двенадцать над ее носом, и это придало Ирингу мужества заговорить, ибо молчать далее было явно опасно. — Незаметно, чтобы мы удалялись от того судна, хотя «Каролина» делает все, что может, — начал он, решив выражаться как можно осторожнее. Уайлдер снова бросил взгляд на туманное пятнышко на горизонте, нахмурился и затем поглядел в сторону, откуда дул ветер, словно умоляя его стать еще более бурным, но ничего не ответил. — Команда у нас теперь не может откачивать воду, сэр, — продолжал Иринг, тщетно прождав ответа. — Команда «Каролины» найдет нужным исполнить все, что я найду нужным приказать, мистер Иринг. Уайлдер дал этот запоздалый ответ с таким властным видом, что он произвел желаемое действие. Иринг покорно отступил на шаг назад, делая вид, что поглощен созерцанием окутанного тучами неба. Затем, набравшись смелости, он попытался начать атаку с другого фланга. — Вы твердо уверены, капитан Уайлдер, — спросил он, пытаясь задобрить нашего искателя приключений этим званием, на которое тот, может быть, и не имел настоящих прав, — что в человеческих силах заставить «Королевскую Каролину» уйти от того судна? — Боюсь, что нет, — ответил молодой человек с таким глубоким вздохом, словно из его груди разом вырвались все обуревавшие его сомнения. — Возьмите эту трубу, — Иринг, и скажите мне, под какими парусами оно идет и на каком оно, по-вашему, расстоянии от нас, — продолжал он. Помощник исполнил просьбу Уайлдера. Он смотрел долго и серьезно, потом прикрыл подзорную трубу широкой ладонью и ответил тоном человека, чье убеждение вполне созрело: — Если то судно было построено и оснащено, как всякое другое, то я сказал бы, что оно несет полное корабельное вооружение и идет под нижними парусами, марселями, бизанью и кливером. — Больше у него ничего нет? — Это я готов утверждать, если только мне представится возможность убедиться, что оно во всех отношениях обычное морское судно. — И все же, Иринг, мы со всей своей парусностью ни на фут не опередили его. — Бог ты мой, сэр, — ответил помощник, покачав головой, как человек, убежденный в том, что все усилия ни к чему не приведут, — если даже вы разорвете в клочья все паруса на грот-мачте, это судно не отстанет от нас ни на дюйм до самого рассвета! А утром, конечно, тот, у кого очень хорошее зрение, может быть, и увидит, как оно по плывет в облаках. Впрочем, уж не знаю, на счастье мое или несчастье, мне никогда не доводилось видеть такого рода судна при солнечном свете. — А расстояние? — снова спросил Уайлдер. — Вы еще не сказали, на каком оно от нас расстоянии. — А это уж смотря по тому, как измерять. Оно, может быть, плывет совсем рядом, а может быть, оно там, где мы его сейчас видим, и корпус его уходит за линию горизонта. — Ну, если оно там, где мы его видим? — Во всяком случае, мы видим судно тонн на шестьсот водоизмещением, и, если судить только по тому, что нам кажется, можно, пожалуй, сказать, что оно находится на расстоянии около двух лиг 87 у нас с подветра. — Я тоже так думаю! Шесть миль на ветре — преимущество не такое уж малое в тяжелых обстоятельствах. Клянусь небом, Иринг, я подниму «Каролину» на воздух, но оторвусь от этого судна! — Это было бы возможно, имей она крылья, как у чайки или каравайки, но при том, как обстоит дело, гораздо вероятнее, что мы пойдем ко дну. — Пока она отлично несет все паруса. Вы не знаете, на что может быть способно судно в большой крайности. — Я плавал на нем во всякую погоду, капитан Уайлдер, но… Иринг внезапно умолк. Огромный черный вал поднялся между кораблем и восточной стороной горизонта и покатился вперед, угрожая поглотить все на своем пути. Даже Уайлдер весь сжался, ожидая удара, и тревожно затаил дыхание: в эту минуту он понял, что преступил все пределы благоразумия, заставляя судно с такой быстротой идти против столь тяжелых волн. К счастью, вал разбился в нескольких саженях от «Каролины», захлестнув ее палубы пенистым водопадом. На мгновение вся носовая часть корабля скрылась из виду, словно он вынужден был прорываться сквозь волну, не в силах на нее подняться. Затем «Каролина» медленно вышла из волны, вся покрытая миллионами океанских светлячков, и остановилась, содрогаясь всем своим мощным и крепким корпусом, словно перепуганный конь. Когда же она возобновила свой бег по волнам, то уже не так быстро, и это замедление словно предупреждало тех, кто управлял судном, об их безумии. Иринг молча смотрел на своего командира: он хорошо понимал, что никакие его слова не могли быть убедительнее всего происшедшего. Матросы уже не стеснялись выражать свое неодобрение вслух и высказали немало мрачных пророчеств о последствиях столь безрассудного риска; но Уайлдер словно ничего ие слышал; будучи тверд в своих тайных намерениях, он пошел бы и на гораздо больший риск ради достижения своей цели. Но весьма отчетливый, хотя и приглушенный крик, долетевший до него с кормы, напомнил ему о страхе, который испытывали другие. Быстро повернувшись, он подошел ко все еще дрожавшей Джертред и ее гувернантке: в течение всех этих долгих мучительных часов обе они молчаливо, но с глубоким вниманием наблюдали за малейшим его движением. — «Каролина» так прекрасно выдержала этот удар, что теперь я твердо верю в ее силы, — произнес он ободряющим голосом и выбирая слова, способные успокоить женщин. — Мистер Уайлдер, — ответила гувернантка, — я хорошо знаю грозную стихию, в которой протекает вся ваша жизнь. Не пытайтесь обмануть меня. Я отлично понимаю, что вы увеличиваете скорость сверх всякой меры. Достаточные ли у вас причины для подобной дерзости? — Вполне достаточные, сударыня. — И они, как многие другие причины, тоже останутся навеки сокрытыми от нас или мы, вынужденные делить с вами все последствия, имеем право их узнать? — Поскольку вы так хорошо знакомы с мореходством, — ответил молодой человек с легкой усмешкой, от которой его предыдущие слова показались еще более угрожающими, — мне незачем говорить вам, что на судне, идущем круто к ветру, необходимо нести все паруса. — Во всяком случае, ответьте более прямо хоть на один мой вопрос: достаточно ли благоприятный у нас ветер, чтобы мы могли пройти опасные мели у Гаттераса? — Сомневаюсь. — В таком случае, почему бы нам не вернуться в тот порт, откуда мы вышли? — А вы бы на это согласились? — быстро спросил молодой человек. — Я хочу поскорее к отцу! — воскликнула Джертред так же быстро, как и он; казалось, пылкой девушке едва хватило дыхания, чтобы вымолвить эти немногие слова. — А я, мистер Уайлдер, хочу совсем оставить это судно, — спокойно сказала гувернантка. — Я не прошу вас разъяснять нам ваши таинственные намеки: возвратите нас к нашим друзьям в Ньюпорте, и мы никогда больше не зададим вам никаких вопросов. — Это можно сделать, — пробормотал наш искатель приключений, — можно! При таком ветре нужно всего несколько часов хорошей работы. Мистер Иринг! Увалиться под ветер и выбрать наветренные брасы! Команда была передана подчиненным и, разумеется, исполнена, хотя Найтхед и старые матросы довольно громко ворчали по поводу беспричинных и, по всей видимости, безрассудных перемен в настроении капитана. Уаилдер проявил полнейшее безразличие ко всем этим выражениям неприязни. Если он их слышал, то либо не считал нужным обращать на них внимание, либо, руководствуясь благоразумием, делал вид, что он их не замечает. Между тем «Каролина», подобно птице, утомленной полетом против бури и ищущей иного, более легкого направления, быстро скользила по волнам, то поднимаясь на пенистые гребни, то плавно опускаясь, подгоняемая ветром, который теперь стал попутным. Море вздымало и катило свои валы, но уже в направлении нового курса «Каролины», а так как она шла теперь по ветру, то паруса не угрожали ей опасностью и Уайлдер приказал поставить один за другим лиселя. Заново подхлестнутое судно помчалось по волнам, оставляя за собой пенистый след, который густотой и белизной своей мог поспорить с пенистыми гребнями самых мощных валов. Наш герой снова принялся расхаживать по палубе и внимательно оглядываться по сторонам, чтобы выяснить, чего он достиг своей новой попыткой. Когда судно изменило курс, изменилось и направление неизвестного корабля, который продолжал качаться на горизонте, как уменьшенная и затуманенная тень «Каролины». Однако безошибочный компас поведал настороженному моряку, что неизвестный сохраняет ту же дистанцию, какая была между ними, когда его впервые заметили. Никакие усилия Уайлдера ни на один дюйм не изменили относительного местоположения обоих судов. Прошел еще час, и Уайлдер установил по лагу, что его судно прошло уже три лиги, а незнакомец все продолжал маячить на западе, словно он был лишь уменьшенной тенью «Каролины» на далекой темной полосе облаков. Благодаря тому, что и он изменил курс, его паруса стали заметнее глазу наблюдателя, но никакой другой видимой перемены не произошло. Между тем миссис Уиллис и ее воспитанница удалились в свою каюту. Гувернантка втайне радовалась тому, что вскоре они покинут судно: плавание началось при обстоятельствах настолько зловещих, что они вывели из равновесия даже ее ясный и трезвый рассудок. Джертред ничего не знала об изменении курса. Ее неопытному глазу казалось, что на пустынных океанских просторах не произошло никаких изменений: Уайлдер мог сколько угодно менять курс «Каролины» — все равно его юная и прелестная пассажирка не догадалась бы об этом. Иначе обстояло дело с самим умудренным опытом командиром «Каролины». Для него в этой полуночной дороге не было ничего загадочного и сомнительного. С давних пор глаза его были хорошо знакомы с каждой звездой, поднимающейся над темной волнующейся линией морского горизонта; какой бы порыв заокеанских ветров ни обвевал его пылающие щеки, молодой моряк всегда мог безошибочно назвать ту часть небосклона, откуда исходило это дуновение. Ему понятен был любой наклон носа судна, он мгновенно реагировал на все зигзаги и повороты, которые оно делало, и ему почти не приходилось обращаться к инструментам и приспособлениям, помогающим мореходу решить, какой курс держать и как управлять движениями прекрасного сооружения, покорного его воле. И все же он не мог уяснить себе смысл маневров таинственного судна. Казалось, на нем не столько даже повторяют каждое его приказание, сколько предвосхищают его, и надежды Уайлдера ускользнуть от столь неусыпной бдительности неизменно оказывались обманутыми благодаря такой легкости маневрирования, такому превосходству в управлении парусами, которые даже его трезвому разуму казались проявлением неких сверхъестественных сил. Пока наш искатель приключений поглощен был мрачными мыслями, которых не могли не нагнать на него подобные впечатления, небо и море начали менять свой облик. Светлая полоса, так долго видневшаяся над восточной стороной горизонта, — словно завеса небосвода в этом месте приоткрылась, чтобы пропустить ветер, — внезапно исчезла, и на горизонте стали скопляться тяжелые черные тучи; над водой сгустился плотный туман, сливший воедино небо и море. Но с противоположной стороны, на западе, та же темная завеса приподнялась, и длинная полоса тусклого света разлилась по горизонту на траверзе «Каролины». И в этом зловещем светящемся тумане по-прежнему маячило неизвестное судно, хотя порой казалось, что его еле заметные зыбкие очертания словно тают в воздухе. Глава XVI Опять вы тут? Чего вам надо? Что же, бросить все из-за вас и идти на дно? Вам охота утонуть, что ли? Шекспир, Буря Все эти зловещие предзнаменования не ускользнули от нашего бдительного героя. Едва он заметил странный туман, окутавший таинственное видение, от которого он почти не отрывал глаз, как раздался его громкий, властный, предупреждающий голос: — Приготовиться к урагану! Убрать лиселя! — И не успели его первые слова долететь до матросов, как он скомандовал: — Убрать все паруса, каждый лоскуток от носа до кормы! Веселей за дело, ребята! Этот язык был понятен команде «Каролины», и она особенно радостно встретила распоряжение капитана, так как даже самый последний матрос давно уже считал, что этот неизвестно откуда взявшийся командир весьма беззаботно обращается с «Каролиной», пренебрегая признаками надвигающейся непогоды. Однако матросы недооценивали острый глаз и наблюдательность Уайлдера. Правда, он вел судно со скоростью, какой экипаж еще не знавал, но до сих пор сами факты свидетельствовали в пользу Уайлдера, ибо то, что все считали безрассудной смелостью, не повлекло за собой никаких повреждений. Во всяком случае, в ответ на внезапную команду все судно пришло в движение. Со всех концов его перекликались матросы, стараясь заглушить своими голосами рокот бушующих валов. Уайлдер отдавал приказания со спокойствием, которое направляло общие силы в нужную сторону. Огромные полотнища парусов, казавшиеся легкими облачками в сумрачном грозном небе, вскоре отчаянно затрепетали, подтягиваемые к реям, на которые их быстро укладывали, и через несколько минут единственной движущей силой на «Каролине» остались ее нижние, самые тяжелые и прочные паруса. Для достижения этой цели каждый матрос напрягал все свои силы, повинуясь уверенным, быстрым распоряжениям командира. Затем последовала краткая, настороженная пауза. Все глаза обратились к той стороне горизонта, где появились угрожающие признаки непогоды. Смутные очертания неизвестного судна растворились в мутноватом свете, который постепенно охватывал все море, как расползающийся туман, — полупрозрачный, неестественный и как бы осязаемый. Сам океан, казалось, понимал, что предстоит быстрая и резкая перемена. Волны уже не закипали белоснежными пенистыми гребнями, мрачные громады валов закрывали своими черными головами восточную сторону горизонта, и от них уже не исходило характерное странное излучение. Ветер, еще недавно свежий и порою налетавший с почти штормовой мощью, становился неровным и даже затихал, словно робея перед более грозной силой, собиравшейся у горизонта в направлении близлежащего материка. Затем воцарилась устрашающая, зловещая тишина, блеснула неожиданная вспышка света, словно вырвавшаяся из недр мрачного океана, и над водой прокатился грохот, подобный внезапному удару грома. Моряки изумленно переглянулись и в ужасе застыли на месте, как будто услышали грозное предостережение самого неба. Но их спокойный и более прозорливый командир расценил этот сигнал совсем по-иному. Губы его скривила гордая усмешка уверенного в себе моряка, и он презрительно прошептал: — Уж не думает ли он, будто мы спим? Он уже сам попал в переделку и теперь оповещает о том, что нас ждет! А что же мы, по его мнению, делали с начала ночной вахты? Уайлдер раза два быстро прошелся взад и вперед по шканцам, переводя беглый взгляд с одной стороны горизонта на другую, с черной, почти неподвижной воды — на паруса, с молчаливой и настороженной команды — на смутные очертания реев, которые колыхались над его головой, словно карандаши, чертящие странные рисунки на плотном темном фоне громоздившихся вверху туч. — Убрать нижние паруса! — приказал Уайлдер с красноречивым спокойствием. Потом, еще раз взглянув на угрожающий горизонт, он медленно, но выразительно добавил: — Убрать оба. Все на марсы, к нижним парусам! — закричал он затем. — Убрать их, ребята, да живо! Матросы хорошо понимали, что от них требуется, и, подбодренные тоном своего капитана, горячо принялись за работу. В одно мгновение двадцать темных фигур уже поднимались по вантам с ловкостью обезьян. Еще через минуту широкие, мощные полотнища парусов уже перестали угрожать опасностью, ибо были туго свернуты и основательно закреплены на своих реях; затем наступило новое затишье. «Каролина», уже не подгоняемая ветром, тяжело двигалась по волнам, опадавшим с каждой секундой, как будто взбудораженная стихия принимала в свое широкое лоно на отдых те частицы своего существа, которые еще так недавно бешено плясали на ее поверхности. Вода уныло плескалась о борта судна, а когда оно с трудом выкарабкивалось из пучины на гребни волн, искристым водопадом стекала с палубы в океан. Каждый оттенок неба, каждый всплеск моря, каждое человеческое лицо с печатью сумрачной тревоги на нем подчеркивали напряженность минуты. В этот краткий промежуток вынужденного бездействия и ожидания помощники опять подошли к командиру. — Ужасная ночь, капитан Уайлдер! — произнес Иринг, которому по праву старшинства подобало заговорить первому. — Мне случалось наблюдать, как ветер менялся еще внезапнее. — Правда, сэр, нам удалось вовремя убрать паруса, но такая перемена ветра влечет за собой весьма угрожающие признаки, и их приходится опасаться даже самым старым и опытным морякам! — Да, — подхватил Найтхед хриплым голосом, звучавшим зычно даже среди грозных явлений природы, — да, не по пустякам появляются в море те, кого я и называть не хочу, да еще в такую ночь. Вот в такую же погоду я видел, как «Везувий» пошел ко дну, да так глубоко, что оттуда не долетела бы на вольный воздух ни одна бомба из его мортиры, даже если бы на нем оставались руки, чтобы поджечь фитиль! — Да, и такая же была погода, когда гренландское судно разбилось у Оркнейских островов, — самый что ни на есть мертвый штиль, какой когда-либо бывал на море. — Господа, — сказал Уайлдер, нарочно и, может быть, даже несколько иронически подчеркивая это обращение, — чего вы хотите? В воздухе нет ни малейшего дуновения. На это трудно было бы что-либо возразить. Обоих помощников тайно мучил загадочный суеверный страх, для которого реальные явления этой ночи казались достаточным основанием. Но ни один из них не утратил мужества настолько, чтобы обнаружить свою слабость в момент, когда настоятельно требовалось проявить и самообладание и твердость. Однако владевшее ими чувство выдало себя, хотя и в косвенной, скрытой форме, в ответе Иринга. — Да, судно теперь в полном порядке, — сказал он, — хотя мы сейчас наглядно убедились, что нелегко вести груженое торговое судно по морю так же быстро, как корабль-летун, про который даже и сказать нельзя, кто там стоит у руля, каким курсом он идет и какая у него осадка! — Да, согласился Найтхед, — я сказал бы, что для торгового судна «Каролина» очень быстроходна. Мало есть судов с прямым вооружением, не плавающих под королевским вымпелом 88, которые могли бы перенять у нее ветер на крутом курсе или заставить ее идти у них в кильватере, когда у нее поставлены лиселя. Но в такую погоду и в такой час моряк поневоле задумывается. Поглядите-ка на этот тусклый свет вон там, в направлении берега, что так быстро приближается к нам, и скажите, идет он от берегов Америки или же его распространяет то неизвестное судно, что так долго шло у нас под ветром, а теперь наконец начинает догонять нас, хотя никто здесь не может сказать, как оно это делает и зачем? Одно могу сказать: уж если за мной идет судно, так пусть это будет корабль, где командует капитан, которого я знаю! — Таков ваш вкус, мистер Найтхед, — холодно сказал Уайлдер, — я могу его и не разделять. — Да, да, — заметил более осторожный и дипломатичный Иринг, — в военное время да еще с каперским свидетельством 89 каждый может пожелать, чтобы встречное судно оказалось неизвестным ему: иначе он никогда и не встретится с неприятелем. Но хоть я сам и природный англичанин, а от этого судна предпочел бы скрыться в тумане, поскольку не знаю, ни какой оно национальности, ни куда идет. Ах, капитан Уайлдер, ужасное это зрелище для утренней вахты! Сколько раз видел я, как встает солнце на востоке, и никакой беды не случалось; но плох тот день, когда светает на западе. Я бы с радостью отдал владельцам «Каролины» мое месячное жалованье, хотя и заработал его нелегким трудом, чтобы только узнать, под каким флагом плавает этот неизвестный. — Будь то француз, испанец или хоть сам дьявол, но он приближается! — закричал Уайлдер. Потом, повернувшись к настороженной команде, он крикнул голосом, в котором странная сила и грозное предостережение: — Трави бизань-фал! Тяни ходом фор-марсбрасы! Ходом! Встревоженные матросы отлично понимали смысл этих слов. Все мускулы и нервы напряглись, чтобы выполнить приказ и хорошо подготовиться к надвигающейся буре. Никто не произнес ни слова, но каждый напрягал все свое умение и силы. И в самом деле, нельзя было терять ни мгновения, так что на «Каролине» не было ни одной пары рук, для которой не нашлось бы неотложного дела. Тускло светившийся зловещий туман, уже с четверть часа собиравшийся на северо-западе, летел на них теперь со стремительностью скаковой лошади. Воздух совсем утратил характерный влажный привкус восточного ветра, но между мачтами стал посвистывать легкий ветерок — предвестье надвигающегося шквала. Затем мощный раскатистый рокот прошел по всему океану, и поверхность его сперва покрылась рябью, потом вспучилась и наконец вся растянулась сплошной пеленой белой кипящей пены. В следующее мгновение ураган со всей силой обрушился па бессильную, измученную «Каролину». «Каролина» была судном крепким и отлично державшимся на воде: она стойко перенесла удар, но накренилась под ним так низко, что борт ее оказался почти под водой; затем, словно осознав опасность, испуганное судно подняло свои склонившиеся мачты и снова стало пробиваться вперед наперекор волне. — Держи руль под ветер! Жми под ветер, а не то конец! — закричал Уайлдер среди шума бури. Старый моряк у руля точно выполнил приказ, но тщетно не спускал он глаз с края переднего паруса, чтобы проверить, подчинится ли ему «Каролина». Дважды высокие мачты, словно охваченные головокружением, склонились к горизонту и дважды изящно выпрямились, но затем все же уступили мощному напору ветра, и обессиленное судно отдалось на волю волн. — Спокойно! — сказал Уайлдер, схватив за руку ошеломленного Иринга, когда тот, словно обезумев, ринулся по палубе вверх. — Наш долг — соблюдать хладнокровие. Принесите топор. В мгновение ока помощник повиновался, прыгнув на бизань-руслени, чтобы собственноручно выполнить распоряжение, которое, как он хорошо знал, должно было затем последовать. — Рубить? — спросил он, занеся руки для удара; голос его звучал с силой и твердостью, словно помощник хотел загладить свою минутную растерянность. — Постойте! Судно хоть немного слушается руля? — Ни на дюйм, сэр. — Тогда рубите, — спокойно и отчетливо произнес Уайлдер. Одного удара оказалось достаточно, чтобы совершить эту важную операцию. Перерубленная Ирингом ванта была до предела натянута поддерживаемой ею тяжестью, и потому тотчас же вслед за нею полопались все другие. Теперь мачта и все сложное переплетение такелажа и реев, которые она на себе несла, остались без поддержки, раздался характерный треск, и мачта обрушилась, как дерево, подрубленное у корня. — Судно поднимается? — крикнул Уайлдер. — Немного поднялось, сэр, но новый шквал опять укладывает его. — Рубить? — крикнул Иринг; теперь он был у грот-мачты, к которой бросился, словно тигр на свою добычу. — Рубите! Раздался еще более громкий и грозный треск, — но теперь для этого потребовалось нанести сперва несколько сильных ударов по самой мачте. Морская пучина снова приняла рухнувшую в нее бесформенную массу дерева, снастей, парусов. В то же мгновение «Каролина» поднялась на волну и с трудом двинулась по ветру. — Выпрямляется, выпрямляется, — закричали разом двадцать голосов, которые были немы, пока длилась пауза, решавшая вопрос о жизни и смерти. — Пусть спускается под ветер! — раздался спокойный, властный голос молодого командира. — Очистить палубу от обломков! Рубите, рубите, живей, ребята, — топорами, ножами, рубите все подряд всем, чем угодно! Надежда придала людям энергии, и вскоре ванты и другие снасти, еще связывавшие срубленные мачты с кораблем, были перерезаны. «Каролина» поднялась теперь так высоко, что едва касалась пены, покрывавшей море. Ветер проносился над водной пустыней мощными порывами с такой силой, что, казалось, угрожал поднять судно в воздух. Единственный не убранный еще парус фор-марсель раздувался так, что последняя мачта грозила сломаться и рухнуть. Уайлдер подозвал Иринга, обратил его внимание на опасность и отдал необходимый приказ. — Мачта не выдержит больше этих ужасных толчков, — закончил он, — и если она полетит за борт, то может нанести «Каролине» такой удар, что при скорости, с какой ее швыряет из стороны в сторону, он может оказаться роковым. Надо послать наверх людей, чтобы отрезать парус от рея. — Рей гнется, словно ивовый прутик, — ответил помощник, — а колонна мачты дала трещину. Очень опасно посылать человека наверх, пока свирепствует такой шквал. — Пожалуй, вы правы, — согласился Уайлдер. — Оставайтесь здесь. Если со мной что-нибудь случится, постарайтесь довести судно до какого-либо порта не севернее Мысов Виргинии, но ни в коем случае не пытайтесь достичь Гаттераса при теперешнем состоянии… — Что вы намереваетесь делать, капитан Уайлдер? — прервал его помощник, положив руку на плечо начальника, который уже бросил свою треуголку на палубу и собирался скинуть плащ. — Я хочу отрубить этот марсель, иначе мы потеряем мачту и, может быть, погубим «Каролину». — Это я вижу, сэр. Но слыханное ли дело, чтобы кто-нибудь выполнял за Эдварда Иринга его долг? Ваша обязанность довести судно до Мысов Виргинии, моя — обрубить марсель. Если со мной случится несчастье, — что ж, запишите это в судовой журнал да добавьте два слова о том, как я сделал то, что мне полагалось. Вот самая подходящая эпитафия для моряка. Уайлдер не стал спорить и снова принялся за наблюдения. Между тем Иринг пошел на шкафут, выбрал подходящий топорик и, не сказав ни слова молчаливым, но внимательно наблюдавшим за ним матросам, прыгнул на фок-ванты, где каждая ванта натянута была напором ветра до того, что грозила вот-вот лопнуть. Все на судне отлично понимали, что именно он намеревается делать, и четыре или пять старших матросов, повинуясь тому же гордому сознанию долга, которое заставило помощника взяться за столь опасное дело, прыгнули на выбленки 90, чтобы подняться к небу, готовому, казалось, обрушить на них сотни ураганов. — Прочь с фок-вантов! — закричал Уайлдер в рупор. — Прочь все до одного, кроме помощника! Слова его донеслись до слуха возбужденных и пристыженных моряков, устремившихся за Ирингом, но на этот раз команда не возымела действия. Не прошло и минуты, как все онн были уже на рее, готовые действовать по первому сигналу офицера. Помощник огляделся по сторонам: убедившись, что буря свирепствует не так сильно, он ударил топориком по шкоту, крепящему рею одного из нижних углов растянутого и почти разрывающегося от напряжения паруса. Раздался звук, подобный взрыву, и парус, сорванный порывом ветра, на мгновение поднялся в воздух, раздуваясь перед носом судна, словно его поддерживали крылья. Моряки на рее все еще глядели туда, где, как маленькое облачко, исчез парус, и в этот миг с треском, долетевшим до Уайлдера, лопнула одна из фок-вант — Спускайтесь! — отчаянно закричал он в рупор. — Спускайтесь по бакштагам ради спасения своей жизни, все до одного спускайтесь! Только один из матросов успел воспользоваться этим предупреждением и с быстротой ветра соскользнуть на палубу. Ванта лопалась за вантой, потом раздался роковой треск дерева. Мгновение мачта со всей паутиной снастей словно колебалась, какую сторону горизонта ей вы брать, затем, повинуясь движениям корпуса, с тяжким грохотом рухнула в море. За катастрофой последовало затишье — немое, но красноречивое; сами стихии, казалось, умиротворились после того, что было ими содеяно. Уайлдер бросился к борту судна и отчетливо увидел жертв катастрофы, еще цеплявшихся за свою утлую опору — рухнувшую мачту и реи. Он различил даже, как Иринг на прощанье махнул ему рукой с мужеством моряка, который не только понимает безнадежность своего положения, но и умеет смело принять неизбежное. Затем обломки мачты со всем, что за них цеплялось, поглотил страшный, сверхъестественный туман, обступивший судно со всех сторон и заполнивший все пространство от моря до самых туч. — Скорей спускайте шлюпку! — закричал Уайлдер, даже не подумав, что при таком сокрушительном урагане погибающие не в состоянии плыть, а оставшиеся на борту бессильны оказать им помощь. Но потрясенным и растерянным морякам бесполезно было отдавать эту команду. Никто не шевельнулся, не проявил ни малейшей готовности выполнить приказ. Матросы испуганно оглядывались кругом, и каждый пытался прочесть на мрачных лицах товарищей, как велика, по их мнению, постигшая всех беда. — Поздно… слишком поздно! — прошептал Уайлдер. — Никакое человеческое умение, никакие человеческие усилия их не спасут! — Парус! — крикнул вдруг Найтхед; голос его дрожал от суеверного ужаса. — Пусть проходит, — ответил с горечью молодой капитан. — Будь это настоящее судно, мы обязаны были бы и перед владельцами «Каролины», и перед пассажирками окликнуть его, если бы, конечно, кто-нибудь из нас мог перекричать бурю, — продолжал второй помощник, указывая на нечто, неясно, но уже близко видневшееся сквозь туман. — Окликнуть его? А пассажирки? .. — пробормотал Уайлдер, невольно повторяя его слова. — Нет, все, что угодно, только не окликать его. Видишь ты судно, что так быстро приближается к нам? — строго спросил он наблюдателя, все еще стоявшего, вцепившись в штурвал «Каролины». — Так точно, сэр. — Держись от него подальше. Лево на борт. Может быть, он не заметил нас в темноте — ведь мы сидим в воде почти по самую палубу. Держись от него как можно дальше! Последовал обычный краткий ответ, и затем на несколько мгновений «Каролина» немного отклонилась от пути, по которому шло неизвестное судно. Но, вторично взглянув в его сторону, Уайлдер убедился, что попытка уйти оказалась тщетной. Странное судно (на «Каролине» все до одного уверены были, что это то самое, которое так долго виднелось на северо-западе) проходило сквозь туман с быстротой, почти равнявшейся быстроте ураганного ветра. На нем не видно было ни одного паруса. Каждая мачта, вплоть до тонкой брам-стеньги, стояла на своем месте, благодаря чему судно сохраняло всю свою красоту, но нигде ураганному ветру не подставился даже самый ничтожный клочок парусины. Под его носом вскипал целый водопад пены, различимый даже среди пенящегося кругом океана, и, когда оно подошло достаточно близко, глухой шум взбудораженной им воды можно было сравнить с рокотом водопада. Сперва матросы «Каролины» думали, что их не замечают, и кое-кто отчаянно завопил, что надо зажечь фонари, чтобы все бедствия этой ночи не завершились еще и столкновением. — Они видят нас слишком хорошо, — сказал Уайлдер. — Да, да, — пробормотал Найтхед, — нас, конечно, видят, да притом еще такие глаза, каких не бывает у человека! Моряк смолк. В следующее мгновение таинственное судно очутилось в какой-нибудь сотне футов от них. На борту его не заметно было ни малейшего признака жизни. Если кто-нибудь и смотрел на израненный, истерзанный остров бристольского купца, то смотрел скрытно, прячась во мраке, таком же черном, как буря, которая подгоняла это судно. Уайлдер затаил дыхание, напряженно ожидая, что же сейчас произойдет. Но, не уловив и признаков того, что их заметили, не обнаружив ни одной человеческой фигуры, ни малейшего поползновения остановить стремительный бег незнакомца, он улыбнулся, и губы его быстро зашевелились, словно его радовало, что «Каролину» оставили в беде. Неизвестное судно пронеслось мимо, как темное видение, и еще через минуту очертания его стали тускнеть среди брызг и пены с подветренной стороны. — Он исчезает в тумане! — вскричал Уайлдер, облегченно переведя дух после мучительного ожидания. — Да, в тумане, а может, и в облаках, — ответил Найтхед, упорно не отходивший от Уайлдера и с подозрением и недоверием следивший за каждым движением командира. — В небе он исчез или в море — мне все равно, лишь бы исчез. — Моряки обычно счастливы, если видят парус, когда они находятся на голом остове судна, без всякой оснастки. — Люди часто гибнут оттого, что не понимают своих истинных интересов. Пусть себе уходит! Говорю вам, я бога молю об этом! У него скорость четыре фута против нашего одного, и я просил бы у неба одной только милости: чтобы этот ураган продолжался до восхода солнца. Найтхед вздрогнул и бросил на собеседника взгляд, похожий на молчаливое обвинение. Его суеверному уму казалось богохульством призывать бурю в момент, когда ветер свирепствовал, казалось, с самой неистовой силой. — Верно, буря сейчас жестокая, — сказал он. — Моряку случается целую жизнь прожить, не видя такой бури, но мало знает о море человек, который думает, что там, откуда дует этот ветер, нет ветров еще посильнее. — Пусть же они налетают! — вскричал Уайлдер, яростно сжав кулаки. — Молю небо о ветре! Если у Найтхеда и оставались еще сомнения насчет истинной природы того, кто столь неожиданным образом занял место Николаса Никольса, то теперь они совершенно рассеялись. Он отошел к группе молчаливых, погруженных в невеселые думы матросов с видом человека, у которого создалось некое вполне определенное мнение. Впрочем, Уайлдер не обратил на своего подчиненного ни малейшего внимания. Он продолжал расхаживать взад и вперед по палубе, то устремляя глаза к небу, то бросая частые, тревожные взгляды на затянутый тучами горизонт, а между тем «Королевская Каролина» — обезображенный, оголенный обломок крушения — продолжала свой дрейф, гонимая ветром. Глава XVII Сиди и слушай о конце скитаний. Шекспир, Буря В ту страшную минуту, когда мачта рухнула, увлекая в морскую пучину Иринга и его злополучных товарищей, буря достигла своего апогея. Правда, ветер дул еще долго после этого трагического происшествия, но сила его постепенно убывала. По мере того как стихал шторм, вздувшиеся валы стали опадать, и судно, напрягая все силы, начало медленно двигаться вперед. Призвав на помощь все свое умение и опыт, Уайлдер целых два часа неутомимо сражался со стихией, чтобы разбитая и потрепанная бурей «Каролина» не стала добычей алчущих волн. Молодой капитан оказался, однако, искуснейшим знатоком своего дела и с честью справился с трудной задачей, а когда на далеком горизонте появились первые проблески занимающейся зари, ветер почти совсем уже затих, и море успокоилось. В эти мучительные часы никто из матросов и пальцем не шевельнул, чтобы помочь нашему герою, если не считать двух опытных моряков, которых он, когда началась буря, поставил у руля. Впрочем, Уайлдер не обратил внимания на такую нерадивость, ибо тут все зависело только от его искусства да от усердия тех двоих, кто слушал его команду. Взошедшее солнце озарило картину, ничем не напоминавшую бушующий хаос прошлой ночи. Казалось, в минувшей буре ветры исчерпали всю свою ярость. К концу вахты их порывы значительно ослабели, и вскоре это был всего лишь легкий ветер, а к восходу солнца наступил полный штиль. Час был еще ранний, безоблачное небо обещало ясный, тихий день, и можно было без помехи залечить раны, нанесенные бурей, и заставить судно вновь повиноваться воле человека. — Замерить воду в трюме! Подготовить помпы! — крикнул Уайлдер, заметив, что люди постепенно вылезают из щелей и укромных углов, куда они попрятались прошлой ночью. — Вы слышали команду? — сурово добавил он, видя, что никто не двигается с места. — Подготовить помпы и досуха выкачать воду! Найтхед, к которому обращался Уайлдер, ответил своему командиру злобным взглядом исподлобья и многозначительно переглянулся с товарищами прежде, чем выказать хоть малейшие признаки покорности. — Если кто сумеет колдовством высушить трюм, до половины наполненный водой, то пусть делает это поскорей, — сказал Найтхед, снова бросая угрожающий взгляд в сторону насторожившегося Уайлдера, — ибо только колдуну это под силу. — Обнаружили течь? — быстро спросил молодой командир, и нетерпение, звучавшее в его голосе, показывало, с каким волнением ждет он ответа. — Еще вчера я бы спокойно подписал контракт на любую посудину, что ходит по воде; и, спроси меня капитан, знаю ли я ее повадки, я бы не колеблясь ответил «да», и это так же верно, как то, что меня зовут Френсис Найтхед. Но, видно, море может провести и самого бывалого моряка. — Что вы хотите этим сказать, сэр? — грозно спросил Уайлдер; он только теперь заметил вызывающее поведение своего помощника и злобные взгляды остальных матросов. — Немедленно вооружите помпы и начинайте качать! Найтхед не спеша выполнил первую часть приказа, и через несколько минут все было готово. Однако ни один человек и не подумал взяться за столь необходимую и неотложную работу. Уайлдер, от напряженного внимания которого теперь уже ничто не ускользало, тотчас заметил, что люди повинуются неохотно, да и то только после того, как, назвав двух матросов по именам, он строго приказал им подать остальным пример послушания. Матросы медлили, явно ожидая от Найтхеда сигнала к мятежу. — На этом судне незачем потеть над помпами, — с хриплым смехом заметил Найтхед. Тайный страх боролся в нем с открытой ненавистью. — Прошлой ночью мы тут такого навидались, что никто и глазом не моргнет, если «Каролина» вдруг начнет извергать воду, как кит. — Как прикажете понимать эту непокорность и эти речи? — спросил Уайлдер, твердым шагом подходя к Найтхеду и глядя ему в глаза так решительно и властно, что дерзость помощника как рукой сняло. — Вы, кому в трудную минуту надлежит быть примером для людей, как смеете вы учить их неповиновению? Найтхед на шаг отступил, губы его дрогнули, но с них не сорвалось ни звука. Уайлдер спокойно и строго приказал ему стать к помпе, но тут Найтхед обрел голос и наотрез отказался. В следующую секунду он рухнул па палубу к ногам разъяренного командира, сбитый с ног сокрушительным ударом кулака. Последовало минутное замешательство, и затем вся команда с громким криком кинулась на нашего беззащитного героя — начался открытый бунт. На Уайлдера уже посыпались было удары десятков рук, как вдруг женский крик, раздавшийся со шканцев, остановил нападающих. Это вскрикнула Джертред, и, по счастью, звук ее голоса отрезвил озверевшую толпу грубых, невежественных людей, потерявших всякую власть над собой и способных сейчас на любое преступление. Рассвирепевшая толпа неохотно выпустила Уайлдера и обратилась в сторону той, которая им помешала. В памятные часы прошедшей ночи никто из матросов и не вспомнил о том, что на судне есть пассажирки. А если их облик и возникал перед мысленным взором молодого командира, то лишь в те редкие мгновения, когда он мог отвлечься от бушующей вокруг стихии и вызвать в памяти милые черты. Найтхед иногда упоминал о пассажирках, но так, словно речь шла о каком-то грузе, и судьба их ничуть не волновала этого черствого человека. Поэтому миссис Уиллис и ее питомица все время оставались внизу и не знали о бедствии, которое терпела «Каролина». Лежа на своих койках, они, конечно, слышали завывание ветра и рев бушующих волн, но за привычным шумом шторма не могли расслышать треск мачт и хриплые крики матросов. Минутами, когда судно особенно угрожающе кренилось набок, ужасное подозрение мелькало в голове гувернантки, но, понимая полную свою беспомощность и не желая тревожить ничего не подозревавшую Джертред, она старалась держать себя в руках и беспокойства своего не выдавала. Наступившая затем тишина и относительное спокойствие убедили ее, что все страхи были напрасны, и задолго до рассвета обе погрузились в глубокий, освежающий сон. Утром они проснулись, вместе вышли на палубу и замерли при виде картины разрушения, представшей их взору; и в эту самую минуту произошло давно замышлявшееся нападение на Уайлдера. — Что означает эта ужасная перемена? — повелительно спросила миссис Уиллис. Губы ее дрожали, и, хотя она прекрасно умела владеть собой при любых обстоятельствах, лицо ее покрыла смертельная бледность. Уайлдер был мрачен, как небеса минувшей ночи, глаза его сверкали, и, угрожающим жестом сдерживая своих недругов, он ответил: — Она означает бунт, сударыня, — подлый, вероломный бунт. — Разве бунт ломает мачты и беспомощным обломком швыряет судно на волю волн? — Послушайте вы, мадам! — грубо вмешался Найтхед. — С вами мне нечего стесняться — ведь я знаю, кто вы, и знаю, что на борту «Каролины» вы платные пассажиры. Сегодня ночью я видел небо и море такими, какими никогда не видал их прежде. Одни суда мчались по волнам легкие, как пробки, подгоняемые бешеным ветром, целехонькие до кончиков мачт, а другие кидало волнами, и ветер сбривал с них мачты почище, чем бритва. Нам встречались крейсеры, которыми никто уже не управлял; словом, никому из нас не доводилось еще стоять такую вахту, как прошлой ночью. — Но при чем же тут сцена насилия, свидетелем которой я была? Неужели все беды должны обрушиться на это несчастное судно? Мистер Уайлдер, может быть, вы объясните мне, что здесь происходит? — Во всяком случае, вы не скажете, что я не предостерег вас, — с горечью ответил Уайлдер. — Предостерег! — подхватил Найтхед. — Из-под палки и дьявол станет праведником! Ведь без его приказа ни один бесенок не выйдет в море; но и сатана при всем желании не в силах усмотреть за каждым. И слава богу! А то в наше неспокойное время благополучное плавание было бы такой редкостью, что немногие рискнули бы добывать себе хлеб морским ремеслом. Предостережения! ! Спасибо, уж в них-то недостатка не было… Фрахтователь напрасно оставил без внимания, что капитан Николас Никольс сломал ногу в ту самую минуту, когда поднимали якорь. А если в это время случается несчастье, то уж непременно жди новых бед. А старик в лодке — разве это не было знамением? Я уж не говорю о том, что лоцмана насильно выкинули с корабля: это уж наверняка дурной знак! Но и этого мало: вместо того чтобы покорно склонить голову и мирно стоять на якоре, мы пускаемся в путь и покидаем славную безопасную бухту, да еще в какой день? Именно в пятницу… Что ж тут удивляться тому, что произошло? Удивительно, что я еще жив! А все почему? Да потому, что я верую в то, во что положено веровать, а не слушаю незнакомых моряков и чужих капитанов. И Эдвард Иринг тоже стоял бы сейчас здесь, на палубе, а не покоился на дне морском, если бы следовал моему примеру; ибо хотя он наполовину и был правильный человек, но слишком уж доверчив и подвержен всяким предрассудкам. Этот старательно изложенный символ веры второго помощника хотя и был вполне понятен Уайлдеру, но для слушательниц его остался полной загадкой. Однако Найтхед был не из тех, кто останавливается на полдороге, и не для того он шел так далеко, чтобы отказаться от своих намерений. В нескольких словах он объяснил миссис Уиллис отчаянное положение судна и полную невероятность того, чтобы оно продержалось на воде еще несколько часов, ибо он своими глазами убедился, что трюм наполовину залит водой. — Что ж теперь делать? — спросила гувернантка, с отчаянием взглянув на побледневшую Джертред, внимательно прислушивавшуюся к разговору. — Нет ли поблизости судна, которое может нас подобрать? Неужели мы так и погибнем без всякой помощи? — Сохрани нас бог от неизвестных судов! — угрюмо воскликнул Найтхед. — На корме есть шлюпка, а до земли ходу лиг около сорока к северо-западу; воды и съестных припасов вдоволь, а дюжина сильных рук быстро подведут лодку к Американскому континенту, если, конечно, Америка еще находится там, где мы видали ее вчера под вечер. — Вы хотите покинуть судно? — Да. Честный моряк должен соблюдать интересы владельца, но жизнь дороже денег. — На все воля божия! Но вы ведь не таите зла против этого джентльмена, который — я в этом совершенно уверена, — несмотря на молодость, в трудную минуту командовал судном, как опытный моряк. Найтхед пробормотал что-то себе под нос, но вслух ничего не сказал и отошел в сторону, видимо желая поговорить с матросами, ибо те весьма охотно готовы были поддержать его в любом беззаконном и даже преступном намерении. Прошло несколько томительных минут. Уайлдер ждал молча и держался спокойно, лишь на губах играла презрительная усмешка, словно в эту минуту решалась не его собственная судьба, а, наоборот, все эти люди были в его власти. Когда матросы наконец договорились, Найтхед вышел вперед и объявил их решение. Впрочем, слова были излишни — приговор, вернее, главный его смысл был и так ясен: несколько матросов сразу же принялись спускать на воду спасательную шлюпку, в то время как другие сносили в нее все необходимое. — В шлюпке хватит места для всех христианских душ, — закончил помощник. — Что же до тех, кто полагается на иные силы, то пусть зовут на помощь своих заступников. — Значит ли это, что вы намерены изменить своему долгу и бросить судно на произвол судьбы? — спокойно осведомился Уайлдер. Найтхед злобно, но с затаенным страхом взглянул на своего командира, и в голосе его послышалось торжество: — Ну, уж вам-то шлюпка вовсе ни к чему, раз вы умеете вести судно без матросов. Неизвестно еще, что вы за птица и кто вам помогает; но уж никто не скажет, что вам не оставили никаких средств добраться до берега. Вот баркас 91! — Баркас? Но вы же отлично знаете, что без талей, которые были на грот-мачте, мы даже общими силами не могли бы сдвинуть его с места, иначе его давно бы уже не было. — Что ж, тому, кто снес мачты с «Каролины», ничего не стоит вернуть их обратно, — с усмешкой возразил помощник. — Не пройдет и часа после нашего ухода, как здесь появится плавучий док 92, мачты поставят в степсы 93 и вы преспокойно поплывете дальше. Уайлдер не удостоил его ответом. Он с задумчивым видом шагал взад и вперед по палубе, сохраняя, однако, полное самообладание. Тем временем матросы, спешившие как можно скорее покинуть судно, торопливо заканчивали все необходимые приготовления. Перепуганные и ничего не понимающие пассажирки не успели опомниться, как мимо них пронесли беспомощного капитана и предложили им занять места в шлюпке подле него. Это вывело их из оцепенения — необходимо было немедленно на что-то решаться. Упрашивать матросов было бесполезно; напротив — это могло вызвать новый взрыв злобы против Уайлдера, ибо, делая свое дело, упрямые и невежественные люди бросали на него яростные, полные ненависти взгляды. Гувернантка хотела было обратиться к раненому, но, увидев, как тревожно и испуганно он оглядывается вокруг, как старается закрыть одеялом лицо, искаженное болью и отчаянием, она поняла, что от него им нечего ждать помощи. — Что же нам делать? — спросила она безучастно стоявшего юношу, которому так сочувствовала. — Если бы я знал! — быстро ответил он, окинув поспешным, по внимательным взглядом весь горизонт. — Вполне возможно, что они доберутся до берега, если штиль продлится не менее суток. — А если нет? — Северо-западный или любой другой ветер с суши погубит их. — А «Каролина»? — Если бросить ее на произвол судьбы, она затонет. — В таком случае я попытаюсь умолить эти каменные сердца! Право, не знаю, почему меня так волнует ваша судьба, непонятный вы человек, но я готова многое вынести, лишь бы спасти вас от ужасной участи. — Остановитесь, дорогая сударыня, — сказал Уайлдер, удерживая ее мягким, но решительным движением руки. — Я не могу покинуть судно. — Еще не все потеряно. Можно смягчить самые жестокие натуры, даже невежество можно заставить слушаться голоса разума. Что, если мне удастся… — Для этого надо смягчить одну душу, побудить один разум, одолеть одно предубеждение, но на это у вас не хватит сил. — Чья же это душа, разум, предубеждение? — Мои собственные. — Что вы хотите этим сказать, сэр? Неужели вы так слабы духом, что негодование против этих людей толкает вас на безумный поступок? — Разве я похож на безумца? Чувство, движущее мною, может быть, и ложно, но оно проистекает из моих привычек, убеждений, более того — моих принципов. Честь запрещает мне покидать судно, которым я командую, даже если от него осталась одна доска. — Но что вы можете сделать совсем один? — Ничего, — ответил Уайлдер с грустной улыбкой. — Я должен умереть, чтобы другие после меня так же честно выполняли свой долг. Миссис Уиллис и Джертред с ужасом и состраданием смотрели на его потеплевшие глаза и совершенно спокойное лицо. Гувернантка читала в этом хладнокровии непреклонную решимость, а молодая девушка, содрогаясь при мысли об ожидающей капитана ужасной участи, все же ощущала восторг в юной душе своей и готова была поверить в величие такого самоотречения. Однако ее наставница видела в решимости Уайлдера лишь новые причины для тревоги. Она и прежде не решалась вверить судьбу свою и своей воспитанницы этому сброду, распоряжавшемуся сейчас на судне, но теперь, когда ей грубо приказали поторопиться и сойти к ним в шлюпку, ее недоверие усилилось еще более. — Господи, на что же нам решиться? — воскликнула она. — Скажите что-нибудь, посоветуйте, что нам делать, как вы посоветовали бы вашей матери и сестре. — Если бы на мою долю выпало счастье иметь таких близких и дорогих родственниц, ничто не разлучило бы меня с ними в такую минуту. — Есть ли надежда для тех, кто останется на разбитом судне? — Почти никакой. — А для тех, кто будет в шлюпке? Уайлдер ответил не сразу. Он долго и пытливо вглядывался в ясный, широкий небосвод, туда, где за горизонтом лежала далекая земля. Ни один признак грядущей непогоды не укрылся от его зоркого глаза. — Я мужчина, — с жаром сказал он наконец, — и обязан не только советовать, но и защищать вас; а я не доверяю этой погоде. Нас может заметить проходящее мимо судно, и, по-моему, это ничуть не менее вероятно, чем возможность достичь берега в их шлюпке. — В таком случае мы остаемся, — вдруг сказала Джертред, и впервые со времени их появления на палубе яркая краска залила ее бледные щеки. — Быстрей, быстрей! — нетерпеливо кричал Найтхед. — С каждой минутой света мы теряем неделю жизни, а с каждой секундой штиля — год. Скорее, не то мы уйдем без вас! Миссис Уиллис не отвечала, всем своим видом являя сомнение и нерешительность. Раздался всплеск весел, и в следующую секунду шлюпка, повинуясь усилиям шести пар сильных рук, плавно заскользила по волнам. На палубе воцарилась глубокая тишина, слышно было лишь дыхание покинутых. Зловещие физиономии моряков в шлюпке постепенно тускнели и расплывались вдали, а вскоре и сама шлюпка, все уменьшаясь, превратилась в чуть заметную точку, которая мерно поднималась и опускалась на синих волнах. Трое оставшихся до боли в глазах следили за удалявшейся шлюпкой, и, только когда черная точка совсем исчезла за горизонтом, Уайлдер очнулся от охватившего его оцепенения. Взгляд его упал на спутниц, и он прижал руку ко лбу, словно ужаснувшись ответственности, которую взял на себя, посоветовав им остаться на разбитом судне. Но жгучая тревога сразу же уступила место твердой решимости, которая не раз выручала его в трудные минуты. — Мы остались одни! — сказал он, тяжело переводя дыхание, словно что-то мучительно мешало ему дышать. — Одни! — отозвалась гувернантка, бросая тревожный взгляд на неподвижную, словно мраморное изваяние, питомицу. В лице ее не было ни кровинки. — Надежды больше нет. Уайлдер тоже взглянул на прекрасную немую статую, и взор его был не менее красноречив, чем взгляд той, что воспитывала ее с младенческих лет. Лицо его помрачнело, губы плотно сжались; он старался призвать на помощь весь свой опыт, все смелое воображение. — Есть ли еще надежда? — спросила гувернантка, не сводя глаз с Уайлдера и с тревогой стараясь уловить малейшие изменения в его чертах. Наконец мрачное раздумье рассеялось, и черты эти озарились лучезарной улыбкой, словно яркий солнечный свет пробился сквозь темные тучи. — Да, есть! — твердо сказал он. — Еще не все потеряно. — В таком случае, возблагодарим того, кто правит небом и землею! — благоговейно воскликнула гувернантка, и долго сдерживаемые слезы хлынули из ее глаз. Джертред бросилась на шею своей наставнице, и слезы их смешались. — А теперь, дорогая сударыня, — сказала Джертред, освобождаясь из объятий гувернантки, — доверимся искусству мистера Уайлдера. Он предвидел и предсказал опасность, значит, сможет предусмотреть и наше избавление. — Предвидел и предсказал? — возразила почтенная дама, и в тоне ее сквозило сомнение — она ведь не была столь доверчивой и пылкой, как ее молодая спутница. — Ни один смертный не мог предвидеть эту ужасную катастрофу; и если бы он ее предвидел, то постарался бы избежать. Мистер Уайлдер, не стану обременять вас просьбами разъяснить нам все, да теперь это и бесполезно, но вы не откажетесь поделиться основаниями для ваших надежд? Уайлдер поспешил удовлетворить вполне естественное, хотя и тягостное для него любопытство старшей из женщин. Торопясь использовать часы затишья, бунтовщики оставили на «Каролине» большую по размеру и более надежную из двух шлюпок, ибо отлично знали, что спустить ее на воду будет стоить огромного труда, так как она была установлена в рострах между фок— и грот-мачтами. Эта операция, на которую в обычных условиях понадобилось бы всего несколько минут, теперь требовала напряжения всех сил Уайлдера и обеих женщин и заняла бы слишком много времени, столь драгоценного в это изменчивое и капризное время года. Поэтому Уайлдер предложил снести в крошечное суденышко все необходимое, что можно собрать наспех, затем войти туда самим и ждать страшной минуты, когда судно уйдет под воду. — И это вы называете надеждой? — бледнея, воскликнула миссис Уиллис, когда Уайлдер коротко изложил им свой план. — Я слыхала, что водоворот, который возникает на месте тонущего судна, затягивает в пучину все более мелкие предметы, плавающие поблизости. — Не стану вас обманывать, порой так и случается: но я считаю, что возможность спастись равна вероятности затонуть вместе с «Каролиной». — Это ужасно, — пробормотала гувернантка, — но будь что будет! А нельзя ли ловкостью заменить силу и спустить шлюпку на воду раньше, чем судно начнет тонуть? Уайлдер покачал головой. Он лишь указал на несколько мелких предметов, которые могли им понадобиться, если удастся отойти от судна, и посоветовал без промедления сложить их в шлюпку. И пока все три женщины прилежно выполняли его приказ, Уайлдер спустился в трюм, чтобы взглянуть, как быстро прибывает вода, и рассчитать, сколько у них осталось времени. Результаты осмотра оказались еще более печальными, чем он предполагал. Лишенная мачт «Каролина» так яростно боролась с волнами, что течь в ней открылась во множестве мест, и, по мере того как судно опускалось все ниже и ниже, вода в трюме прибывала с ужасающей быстротой. Молодой моряк, оглядываясь вокруг и видя страшные признаки неминуемой гибели, в отчаянии проклял невежественность и суеверие матросов, заставившие их покинуть судно. Ведь на свете нет такого зла, которое нельзя преодолеть с помощью труда и умения; но, лишенный помощи, он ясно видел бессмысленность любой попытки предотвратить неминуемую катастрофу. С тяжелым сердцем вернулся он на палубу и тотчас же принялся за все необходимые приготовления, в коих заключался последний проблеск надежды. Пока его спутницы делали все, что было им по силам, стараясь заглушить в душе страх перед своей участью, Уайлдер поставил обе мачты баркаса и перенес туда паруса и другие предметы, которые могли бы понадобиться им в случае удачи. В хлопотах два часа пролетели словно единый миг. К концу этого срока все было готово. Тогда Уайлдер обрезал стропы, удерживавшие шлюпку на месте во время движения судна, и теперь баркас стоял в рострах ничем не прикрепленный. Между тем «Каролина» погрузилась уже настолько глубоко, что в любую минуту могла уйти под воду. Приняв эту последнюю меру предосторожности, молодой капитан пригласил своих спутниц занять места в баркасе, ибо развязка могла наступить каждую минуту; Уайлдер слишком хорошо знал, что судно их сейчас подобно рушащейся стене и малейший толчок может оказаться роковым. Яркое солнце заливало бесчисленными лучами пустынную палубу гибнущей «Каролины». Вокруг царила мертвая тишина. Море было спокойно, лишь изредка набегала ленивая волна и, словно нехотя, приподнимала беспомощную, изуродованную громаду, где, как в маленьком ковчеге, с трепетом ждали своей участи четверо путешественников. И все же погружение корабля происходило очень медленно, слишком медленно для тех, кто с нетерпением ждал развязки. В эти долгие часы мучительного ожидания глубокая тишина лишь изредка прерывалась негромкими голосами, в которых звучало доверие и нежность. Точно сговорившись и стремясь щадить чувства друг друга, все избегали упоминать о подстерегавшей их опасности; однако никому не удавалось скрыть жажду жизни и страх перед нависшей угрозой. Так текли минуты, часы, прошел наконец целый день; начало смеркаться, и мир словно медленно сужался вокруг «Каролины», пока не остался один лишь небольшой, окутанный туманом круг. Прошел еще один томительный час, и день сменился ночью, — смерть, казалось, витала над ними, грозя всеми своими ужасами. Вдруг послышался тяжелый всплеск — это на поверхности океана появился огромный кит, а за ним заплескались сотни мелких рыбешек, сопровождавших царя морей. При этих звуках встревоженное, лихорадочное воображение Джертред тотчас нарисовало ей всех чудищ ада, выплывающих из морской пучины: и, хотя Уайлдер пытался уверить ее, что эти привычные для него звуки были скорее глашатаями мира и спокойствия, нежели предвестниками новой опасности, девушка не переставала видеть перед собой таинственные подводные бездны, над которыми, словно на нитях, свисали обитатели глубин, отвратительные и устрашающие. Впрочем, и наш опытный моряк содрогнулся, заметив на темных волнах очертания плавников акулы-людоеда, крадущейся вдоль палубы, — очевидно, ее привлек инстинкт, подсказывающий, что обитатели покинутого корабля очень скоро станут ее жертвами. Наконец выплыла луна, озаряя обманчивым и неверным светом печальную картину разрушения и отчаяния. — Взгляните, — промолвил Уайлдер, когда унылый и тусклый шар появился из-за горизонта, — у нас, по крайней мере, будет свет для нашего рискованного предприятия. — А разве уже скоро? — встрепенулась миссис Уиллис, призывая на помощь все свое мужество. — Да. Шпигаты 94 уже скрылись под водой. Иногда судно держится на поверхности до тех пор, пока не наполнится водой до краев. Если «Каролина» пойдет ко дну, то это случится очень скоро. Его спутницы и сами заметили страшную перемену и словно оцепенели, не в силах произнести ни слова; вновь послышался угрожающий низкий, булькающий звук, и сжатый воздух с шумом вырвался из трюма; часть палубы взлетела вверх, словно в нее выстрелили снизу из пушки. — Держитесь! — задыхаясь от волнения, вскричал Уайлдер. Его голос потонул в реве и рокоте волн. «Каролина» судорожно дернулась, словно издыхающий кит, и, высоко подняв корму, камнем устремилась на дно. Неподвижный баркас поднялся вместе с кораблем и принял почти вертикальное положение. Когда же палуба погрузилась, баркас зарылся в волну почти до бортов и чуть не наполнился водой; однако, легкий и подвижный, он поднялся, выровнялся, корма тяжело осела на воду, и маленькое суденышко скользнуло вперед, словно управляемое рукой человека. И все же, когда вода на месте тонущего судна закружилась в бешеном водовороте, все вокруг, казалось, подчинилось его непреодолимой силе. Баркас рванулся было в пропасть вслед за громадным телом, частью которого он был так долго, но тут же, покачиваясь, выплыл на поверхность; несколько секунд его швыряло и крутило, словно щепку в весеннем ручье, потом океан застонал и вновь затих. Глава XVIII Несчастия такие повседневны: Они знакомы женам моряков, Судовладельцам и негоциантам… Шекспир, Буря — Мы спасены! — сказал Уайлдер, который все эти страшные минуты простоял, прижавшись к мачте и следя за малейшим движением шлюпки. — Пока, по крайней мере, мы спасены, и благодарить за это можем только небо, ибо все мои усилия были бы тщетны. Женщины все еще не могли решиться поднять голову от узлов платья, на которых они сидели. Даже храбрая наставница решилась на это только после того, как ее спутник дважды заверил ее, что опасность миновала. В следующие минуты миссис Уиллис и Джертред возносили хвалу богу за свое чудесное избавление в гораздо более пылких выражениях, чем Уайлдер. Покончив с этим, обе они выпрямились, словно набравшись наконец мужества оглядеться вокруг. Со всех сторон простиралась необозримая водная пустыня, и весь их мир заключался теперь в крошечном, утлом суденышке. Пока под их ногами оставалась палуба судна, пусть тонущего и грозящего увлечь их за собой на дно, между ними и страшной стихией была хоть какая-то преграда; одно мгновение — и эта ненадежная защита выскользнула из-под баркаса и оставила их одних в безбрежном океане. Джертред готова была отдать полжизни за то, чтобы перед ее глазами вновь появился огромный и почти необитаемый континент, который отделяла от них необъятная гладь океана. Но вскоре взволнованные и отчаявшиеся путешественники начали понемногу успокаиваться, и мысли их обратились к тому, чтобы не погибнуть теперь, когда они избежали главной опасности. Уайлдер предвидел это заранее, и прежде чем миссис Уиллис и Джертред пришли в себя, он с помощью перепуганной и без умолку болтавшей Кассандры принялся перекладывать содержимое баркаса таким образом, чтоб он мог двигаться по воде с наименьшим усилием. — При попутном ветре, в хорошо оснащенном баркасе мы можем добраться до земли через сутки! — ободряюще воскликнул он и продолжал: — Для людей в нашем положении нет ничего хуже праздности. Скоро поднимется ветер; надо быть готовыми встретить его. Уайлдер поставил оба паруса и, закрепив их, поместился у руля в ожидании той минуты, когда нужно будет приняться за дело. Минута эта не заставила себя ждать. Вскоре легкие крылья парусов затрепетали, молодой моряк взялся за руль, и послушное суденышко медленно двинулось в неизвестность по неверной водяной дороге. Ветер, насыщенный сыростью ночи, все сильнее надувал паруса. Уайлдер воспользовался этим обстоятельством, чтобы уговорить женщин улечься на матрацы под небольшим тентом из брезента, который он предусмотрительно захватил с корабля. Наступила глубокая ночь, а в положении наших путешественников ничего не изменилось. Ветер все крепчал, баркас двигался вперед и, по расчетам Уайлдера, прошел уже несколько лиг прямо на восток, где лежал узкий и длинный остров, который отделяет воды, омывающие берега штата Коннектикут, от открытого моря. Время от времени он приподнимался и склонялся к тенту, стараясь уловить ровное дыхание тех, кто спал под ним; затем усаживался на свое место. Опытный глаз его неотрывно следил то за небом над головой, то за направлением баркаса по компасу, то за бледным ликом печальной луны. Луна находилась в зените, и Уайлдер с тревогой отметил про себя, что воздух вокруг нее совершенно прозрачен. Он предпочел бы увидеть туманный зловещий ореол, что так часто окружает луну и считается предвестником бури, нежели этот жесткий и сухой воздух, сквозь который ее лучи свободно лились на морские просторы. К тому же исчезла и влажность, что нес с собою ветер, и вместо нее чуткое обоняние моряка уловило всегда благодатный, но сейчас вовсе не желанный запах земли. Все это было признаком того, что вскоре начнет дуть береговой ветер, и Уайлдер с тревогой вглядывался в рваные длинные тучи, собиравшиеся на западном горизонте и подтверждавшие, что в это бурное время года ветер будет дуть во всю мочь. Если Уайлдер и не был вполне уверен в правильности своих предсказаний, то в предрассветные часы все его сомнения рассеялись. Переменчивый ветер снова начал спадать; но не успел он последний раз всколыхнуть трепетавшие паруса, как с запада уже мчались противные встречные ветры. Наш отважный моряк тотчас понял, что теперь-то и начнется настоящая борьба со стихией, и принялся усердно к ней готовиться. Паруса, которые до того наполнял мягкий южный ветер, были полностью зарифлены; наиболее громоздкие предметы, вряд ли нужные людям в их положении, были решительно выброшены за борт. Все это оказалось весьма кстати; очень скоро над волнами стали проноситься первые тяжкие вздохи юго-западного ветра. — Знаю я тебя, — пробормотал Уайлдер, когда первый порыв этого зловещего ветра налетел на паруса и заставил баркас склониться перед его силой. — Знаю я тебя с твоим свежим запахом пресной воды и земли! Ты бы лучше разгулялся на озерах, а не отбрасывал назад усталых моряков и не удлинял и без того долгий их путь своим пронизывающим холодом и яростным упорством. — Вы что-то сказали? — спросила Джертред, высовываясь из-под навеса и поспешно прячась обратно от ледяного дуновения ветра. — Спите, спите, — ответил Уайлдер, ибо в эту минуту ему было вовсе не до разговоров даже с такой милой собеседницей. — Новая опасность? — продолжала она, осторожно выскальзывая из-под навеса, чтобы не потревожить сон гувернантки. — Не бойтесь сказать мне худшее — я дочь солдата. Уайлдер молча указал на зловещие признаки, такие понятные ему самому: — Я чувствую, что ветер стал более холодным, но больше ничего не замечаю. Джертред ему не ответила и вернулась под навес к своей наставнице. Ветер с каждой минутой крепчал и вскоре достиг такой силы, что Уайлдер вынужден был убрать задний парус. Дремавший океан встрепенулся, и к тому времени, как шлюпка шла под одним парусом, ее уже подбрасывало на гребнях растущих волн; они с шумом разбивались о борта баркаса, порывы ветра все сильнее обрушивались на равнину моря. Женщины невольно сели поближе к своему единственному защитнику. Уайлдер мягко, но коротко отвечал на их взволнованные вопросы. Наконец взошло солнце. Оно медленно ползло по неровному краю горизонта, карабкаясь на ясный голубой небосвод, безоблачный и холодный. Уайлдер наблюдал за этими переменами с таким вниманием, что его спутницы ясно понимали, как тяжко их положение. Его, видно, больше тревожило небо, чем бурные, мятущиеся волны, которые словно решились во что бы то ни стало уничтожить их утлое суденышко. Опыт подсказывал моряку, где таится истинная опасность, хотя его неискушенных спутниц более всего пугало море. — Как наши дела? — спросила миссис Уиллис, пытливо вглядываясь в черты капитана, словно пытаясь прочесть в них то, чего не надеялась услышать из его уст. — Пока не переменится ветер, мы, может быть, продержимся на путях судов, курсирующих между большими северными портами; но если ветер перейдет в шторм и море начнет бушевать, то баркас может сбиться с курса. — Значит, выход один — попытаться уйти от шторма? — Тогда нужно идти под ветром. — И куда же мы тогда пойдем? — спросила Джертред, в представлении которой от волнения и страшной картины пустынного, бушующего океана перепутались все направления и расстояния. — Тогда мы будем удаляться от земли, куда нам так важно дойти, — ответил моряк, и в глазах его, устремленных на девушку, было столько сочувствия и бесконечной нежности, что в ее мягком взоре засветились робость и смущение. — Что это там? — воскликнула вдруг Кассандра; она озиралась вокруг своими большими черными глазами, и любопытство ее не мог пересилить даже страх перед опасностью. — Там громадная рыба! — Это шлюпка! — вскричал Уайлдер, вскакивая на банку 95, чтобы хорошенько разглядеть темный предмет, качавшийся на сверкающем гребне волны футах в ста от баркаса. — Эй, на шлюпке! Вы слышите меня? Эй, кто там! Отзовитесь! Ветер с воем мчался по волнам, но он не донес с собой человеческого голоса. А баркас уже упал глубоко вниз, в провал между волнами, и теперь по обе стороны вздымалась такая высокая водяная стена, что больше ничего не было видно. — Боже милосердный! — воскликнула гувернантка. — Неужели это такие же несчастные, как мы? — Если мне не изменяет зрение, это безусловно шлюпка, — сказал Уайлдер. Не успел он произнести последние слова, как волны пронесли темный предмет совсем близко, и мимо них между валами мелькнула перевернутая кверху дном шлюпка. Все тотчас ее узнали. — Их шлюпка наполнилась водой, — сказал Уайлдер. — Она была слишком мала и чересчур перегружена. — Неужели никому не удалось спастись? — еле слышно проговорила миссис Уиллис. — Боюсь, что нет. — Значит, из всех счастливых и беззаботных людей, так недавно покинувших гавань Ньюпорта, остались в живых мы одни? — По-видимому, это так. Наш баркас и его обитатели — все, что осталось от «Королевской Каролины». — И ни одному смертному не дано было предвидеть нашу участь? — продолжала миссис Уиллис, устремив пытливый взгляд на лицо Уайлдера, словно и ее заразило то самое суеверие, которое ускорило гибель несчастных, чьи останки теперь плыли мимо них, качаясь на волнах. — Ни одному. — А опасность, о которой вы так часто говорили, ничего не объясняя, она не имеет отношения к тому, что случилось? — Никакого. — Эта опасность миновала с изменением в нашем положении? — Надеюсь, что да. — Смотрите! — воскликнула Джертред, невольно хватая Уайлдера за руку. — Слава богу! Там вдали что-то движется! — Это судно? — вскричала ее наставница. Но тут коварная волна зеленой стеной поднялась между ними и предметом, который они так жаждали разглядеть; баркас пошел вниз, и дивное видение исчезло из глаз, словно желая подразнить измученных мореплавателей. Впрочем, Уайлдер успел заметить на фоне неба знакомые ему очертания судна. Когда баркас вновь поднялся на гребень волны, моряк убедился, что это и в самом деле судно. Волна набегала за волной, баркас то опускался, то поднимался, и судно то появлялось, то исчезало снова. Однако тому, кто вырос на море и теперь в борьбе со стихией должен был непрестанно призывать на помощь все свое искусство, довольно было и коротких, поспешных взглядов. На расстоянии мили от них двигалось судно, уверенно и легко преодолевая бурные волны, в которых мучительно барахтался баркас. Судно несло всего один парус, который казался лишь маленьким снежным облачком, плывущим по воздуху. Высокие мачты изящно склонялись к косматой груди океана, точно ища спасения от бесконечной качки на поверхности волнующейся стихии. Бывали мгновения, когда длинный и низкий черный корпус судна будто отдыхал, прильнув к гребню волны, и вода, сверкая в солнечных лучах, сбегала с его бортов; но вот и баркас и судно ныряли вниз, и все исчезало, так что нельзя было разглядеть даже кончики самых высоких мачт. Убедившись, что их надежды сбылись, миссис Уиллис и Джертред склонили голову и излили свою благодарность небу в страстной, хотя и молчаливой молитве. Радость Кассандры проявилась гораздо более бурно и несдержанно. Простодушная негритянка смеялась сквозь слезы, громко ликуя, что ее молодая госпожа да и она сама спасены от ужасной гибели. Но в искаженных тревогой чертах Уайлдера они не прочли ни ободрения, ни надежды. — Теперь мы вполне можем надеяться на спасение, — сказала миссис Уиллис, схватив моряка за руку. — И тогда, храбрый и превосходный молодой человек, мы найдем случай доказать, как высоко мы ценим оказанную нам услугу. Уайлдер не стал омрачать этот взрыв радости, но он не сказал ни слова в ответ и ничем не показал, что разделяет эти чувства. — Неужели вас печалит, что мы наконец можем спастись от этих страшных волн? — с удивлением спросила Джертред. — Я бы с радостью отдал жизнь, чтобы защитить вас от малейшей опасности, — возразил молодой моряк, — но… — Сейчас не может быть иных чувств, кроме благодарности, — прервала его гувернантка. — Я не стану слушать ваши холодные рассуждения. Что означает это «но»? — Добраться до судна не так-то легко, как вам представляется, — шторм может помешать нам. По правде говоря, терпящие бедствие часто видят суда, но суда эти не всегда замечают их сигнал. — К счастью, наша судьба не так жестока. Я понимаю, вы не хотите подогревать наши надежды, так как они могут обмануть нас; но я слишком часто подолгу вверялась этим опасным стихиям и убедилась, что тот, кто находится на ветре, может давать сигнал или не давать — это зависит только от него. — Вы правы, мы находимся на ветре, и, будь мы на корабле, я легко подошел бы к этому судну на расстояние человеческого голоса. Оно, конечно, тоже идет близко к ветру, по все же шторм не настолько силен, чтобы заставить такое крепкое судно идти почти без парусов. — Значит, они нас заметили и ждут, когда мы подойдем? — Нет, нет! Слава богу, нас еще не заметили — наш маленький парус совсем сливается с брызгами пены. А если и заметят, то примут наш баркас за чайку или за гребень волны. — И за это вы благодарите бога? — воскликнула Джертред, глядя на встревоженного Уайлдера с изумлением, которое сумела скрыть ее более выдержанная наставница. — Разве я благодарил бога за то, что нас не видят? Наверно, я не так выразился. Это вооруженный пушками корабль. — Вероятно, королевский крейсер! Тем лучше, уж тут-то нас примут с радостью. Дайте же поскорее какой-либо сигнал, а не то они прибавят парусов и уйдут от нас. — Вы забываете, что в этих водах может встретиться и вражеское судно. Что, если это французы? — Я не боюсь благородного врага. Даже пират не откажется предоставить убежище женщинам, попавшим в беду. Наступило глубокое молчание. Уайлдер, напрягая зрение, пытался как можно лучше разглядеть судно; занятие это, видно, не доставляло ему никакого удовольствия. — Мы пойдем вперед, — сказал он наконец, — и так как судно лежит на другом галсе, попробуем занять такое положение, которое даст нам возможность двигаться в любом направлении. На это его спутницы ничего не могли возразить. Миссис Уиллис была поражена непонятной холодностью, с какой молодой моряк встретил надежду на спасение из безвыходного положения, в котором, по его собственному признанию, они очутились; однако она склонна была пытаться сама угадать причину такого поведения, не беспокоя его явно бесполезными расспросами. Джертред же просто удивлялась, хотя, сама не зная почему, готова была думать, что он прав. Одна Кассандра была возмущена. Она громогласно изъявляла свое негодование, доказывая, что нельзя терять ни минуты, и заверяя рассеянно слушавшего ее Уайлдера, что генерал Грейсон будет сильно разгневан, если из-за его упрямства с юной госпожой что-нибудь случится. Высказав это, она оставила нашего моряка поразмыслить о последствиях неудовольствия генерала, которого, по простоте своей, боялась больше, чем гнева монарха. Наконец, рассерженная дерзким безразличием Уайлдера, негритянка позабыла всякое к нему почтение и, ослепленная страхом за ту, кого любила и почитала более всего на свете, схватила шлюпочный крюк, тайком привязала к нему полотняную тряпку, захваченную с затонувшего судна, и, прежде чем спутники успели ей помешать, выставила этот трепещущий флаг над приспущенным парусом. Правда, испуганная яростным взглядом капитана, она быстро убрала свой сигнал; однако, как бы коротко ни было торжество негритянки, оно сыграло свою роль. Тяжелое молчание, так часто являющееся предвестником взрыва гнева, все еще царило на баркасе, когда на борту судна корабля взметнулся дымок и сквозь завывания ветра донесся приглушенный звук артиллерийского залпа, спорящего с ревом бури. — Теперь поздно колебаться, — сказала миссис Уиллис. — Друзья или враги, они нас заметили. Уайлдер не отвечал, продолжая пристально наблюдать за всеми движениями судна. В следующее мгновение оно развернулось и минуты через две двинулось в сторону баркаса. На всех его мачтах прибавили парусов, и судно неслось, взлетая на гребни волн так, словно хотело выскочить из воды. Фонтаны брызг и пены высоко вздымались над морем, рассыпаясь блестящим каскадом по парусам и снастям. — Да, колебаться поздно, — пробормотал наш капитан, не выпуская руля своего суденышка, и баркас, что так долго с трудом продвигался по волнам, стараясь держаться поближе к земле, теперь полетел вперед, оставляя за собой длинный пенный след; не успели женщины окончательно прийти в себя, как баркас уже шел по сравнительно спокойной полосе воды, которая возникает при движении большого судна. Сквозь снасти виднелась фигура человека, который отдавал команду, и вскоре Джертред, миссис Уиллис и их спутники, не без волнений и суеты, но благополучно перебрались на палубу судна. Наконец-то сами они и все их вещи были в безопасности, а покинутый баркас, как ненужная щепка, поплыл по воле волн. Двадцать матросов сновали уже по снастям; парус за парусом расправляли свои крылья. И судно, подгоняемое ветром, понеслось, поставив паруса, по непроторенным дорогам океана, точно быстрое облачко, скользящее в бескрайней выси неба. Глава XIX Я на ноги тебя поставлю, смута, Иди любым путем. Шекспир, Юлий Цезарь При попутном ветре судно идет быстро, и неудивительно, что к концу недели, считая с того дня, когда произошли описанные выше события, мы видим наших путешественников совсем в другой части океана. Нет нужды следовать за корсаром, который более тысячи миль шел извилистым курсом и по вполне понятным причинам старался избегать королевских крейсеров и даже менее опасных встречных судов. Мы приподнимем занавес через неделю, в тот час, когда доблестное судно уже находится в более мягком климате, и если вспомнить о времени года, то и в более спокойных водах. Для Джертред и ее гувернантки все еще оставалось тайной, на какое судно они попали, но нам незачем более скрывать это от читателя. Ровно через семь дней солнце осветило его стройные мачты, трепещущие от ветра паруса и темный корпус ввиду небольших скалистых островов. Если бы не голубая полоска холмов к западу, цвет воды в этом месте подсказал бы моряку, что на дне много рифов и следует остерегаться скрытых опасностей скалистого берега. Ветер стих, а ласкающее капризное движение воздуха, слегка колышущего легкие паруса, было лишь дыханием занимавшегося утра — дыханием столь нежным и мягким, точно сам дремлющий океан стал всего-навсего мирным и безмятежным озером. На судне уже никто не спал. На снастях в различных частях судна виднелось пятьдесят дюжих матросов; некоторые, смеясь, переговаривались с товарищами, ожидавшими приказаний или занятыми несложными обязанностями, какие обычно выполняются в это время. Многие с праздным видом слонялись по палубе, с трудом находя себе занятие. Словом, вид у всех был такой, будто они занялись делом просто от скуки, а вовсе не потому, что это их прямая обязанность. На шканцах, которые почитаются священным местом на любом судне, где соблюдают правила дисциплины, собрались матросы, совсем уж ничем не занятые. Короче говоря, судно, видно, заразилось бездумной праздностью океана и погоды, а эти последние будто сберегали силы на тот случай, когда они им понадобятся. Несколько молодых моряков появились на палубе в будничной морской форме, не похожей ни на одну из существующих форм. Несмотря на мир и покой, царившие вокруг, на поясе каждого красовался короткий кинжал, а когда кто-то из них перегнулся через борт, в складках его куртки мелькнула ручка небольшого пистолета. Впрочем, никаких других тревожных признаков не было заметно, и можно было предположить, что ношение оружия — ее более чем принятый на судне обычай. Два-три мрачных, свирепого вида часовых, не в пример обычным вахтенным одетые и снаряженные наподобие сухопутных пехотинцев, помещались, вопреки морским правилам, на границе, отделяющей шканцы — место обычного пребывания офицеров, — от носовой части палубы; это также указывало на чрезмерную осторожность. Однако матросы взирали на все с полным спокойствием — видно, порядки эти были им давно привычны. Моряк, которого мы уже представили читателю под высоким званием генерала, стоял на палубе, прямой и строгий, как мачта, и критическим взглядом осматривал снаряжение двух своих наемников; он, по-видимому, совершенно не замечал, что происходит вокруг, будто и вправду считал себя только неотъемлемой частью судна. Один лишь человек выделялся из всей остальной массы своим властным видом, который не покидал его даже во время отдыха. Это был Корсар. Он стоял совершенно один, и никому и в голову не приходило подойти близко к тому месту, где он пожелал остановиться. Его зоркие глаза с пристальным вниманием оглядывали каждую мелочь в оснастке судна, и брови озабоченно хмурились, когда взгляд падал на голубой купол неба над его головой. Это дурное настроение временами было так заметно, что даже светлые кудри, выбивавшиеся из-под черного бархатного берета с золотой кистью, не скрашивали его лицо выражением мягкости, присущей ему в минуты покоя. Презирая лицемерие и словно желая подчеркнуть свою власть, он открыто носил пистолеты на кожаном поясе, за который был также заткнут легкий изогнутый ятаган; судя по резьбе на рукоятке, клинок, очевидно, был изготовлен на Востоке — тамошние мастера в то время славились своим искусством. На корме лицом ко всем остальным, но поодаль стояли миссис Уиллис и ее питомица. Вид их ничем не выдавал тревоги, такой естественной для женщин, очутившихся в подобном положении; напротив, гувернантка с надеждой указывала девушке на синюю полоску суши, выступавшую из воды, точно темное, резко очерченное облако, и лицо ее светилось радостной надеждой. Она весело окликнула Уайлдера, и тот в одно мгновение очутился рядом с ними — он уже давно с нетерпением ожидал этого знака, стоя у трапа, который вел на шканцы. — Я говорю Джертред, что вон там — ее дом, — сказала миссис Уиллис, — и что, как только поднимется ветер, можно надеяться, что мы быстро до него доберемся. Но эта кроткая упрямица уверяет, что после всех наших злоключений ни за что этому не поверит, пока не увидит собственными глазами родной дом и отца. Вы часто бывали у этих берегов прежде, мистер Уайлдер? — Да. — Значит, вы знаете название земли, которая виднеется вон там, вдалеке? — Земли? — переспросил моряк, притворяясь удивленным. — Разве видна земля? — Видна ли земля? Да ведь дозорные доложили об этом уже несколько часов назад. — Возможно. Мы, моряки, так устаем после ночной вахты, что часто ничего не слышим. Гувернантка бросила на него испытующий взгляд, словно с разбегу наткнувшись на невидимую преграду. — Неужели радостная, благословенная американская земля настолько потеряла свою прелесть в ваших глазах, что вы приближаетесь к ней с таким унылым видом? Увлеченность людей вашей профессии коварной морской стихией всегда была для меня загадкой. — Неужели моряки и в самом деле любят море такой преданной любовью? — наивно спросила Джертред. — Во всяком случае, нас в этом обвиняют, — ответил Уайлдер, оборачиваясь к девушке и, забыв свою сдержанность, улыбнулся самой широкой улыбкой. — И вполне справедливо? — Боюсь, что да. — Слишком справедливо, — выразительно произнесла миссис Уиллис. — Они любят море больше, чем покой и тишину родного дома. Джертред не продолжала этого разговора, но потупила взор, словно удивляясь, как может человек предпочесть опасности, которые ей самой довелось пережить, тихим радостям домашнего очага. — Меня-то, во всяком случае, нельзя в этом обвинить! — горячо воскликнул Уайлдер. — Корабль всегда был моим единственным домом. — Большая часть и моей жизни прошла на корабле, — продолжала гувернантка, глядя вдаль и словно видя там картины далекого прошлого. — На море знавала я и счастливые и горестные дни, и это судно — не первый королевский крейсер, на который забросила меня судьба. Но морские обычаи, по-видимому, переменились с тех пор, или, быть может, мне изменяет память и из нее изгладились глубокие впечатления тех лет. Вот, например: разве так принято, мистер Уайлдер, чтобы совершенно неизвестному человеку доверили командование на военном корабле? — Разумеется, нет. — И тем не менее с той минуты, как мы, несчастные и беспомощные, ступили на это судно, вы выполняете, если я не ошибаюсь, обязанности первого помощника? Молодой моряк отвел взгляд и, с видимым трудом подбирая слова, ответил: — Офицерское звание всегда вызывает уважение — в этом и причина того, о чем вы говорите. — Значит, вы офицер королевского флота? — На военном судне подчиняются только офицерам королевского флота. Смерть первого помощника оставила вакантной эту должность, и, к счастью, для судна — и, вероятно, для меня, — я оказался здесь и смог занять ее. — Но скажите мне тогда, — продолжала гувернантка, пользуясь случаем полностью рассеять все свои недоумения, — разве принято, чтобы офицеры военного судна появлялись среди своих подчиненных вооруженными, как я наблюдаю здесь? — Такова воля нашего командира. — Этот командир, очевидно, искусный моряк, но его желания и вкусы так же необычны, как и его лицо. Я уверена, что уже встречалась с ним прежде, и не так давно. Миссис Уиллис умолкла. Пока она говорила, взгляд ее ни на миг не отрывался от неподвижной фигуры командира, казалось совсем забывшего в своей глубокой задумчивости об окружающей его толпе матросов, над которыми он имел такую полную и безраздельную власть. Гувернантка внимательно разглядывала его, стараясь не упустить ни малейшей подробности в его внешности. Наконец, она глубоко вздохнула, вспомнив, что спутники ждут, когда она закончит свою мысль. Ничуть не смутившись и зная, что Джертред простит ей обычную рассеянность, она продолжала разговор, снова обернувшись к Уайлдеру: — Давно вы знаете капитана Хейдегера? — Мы встречались прежде. — Судя по фамилии, предки его были немцы. Мне она ничего не говорит, а ведь в былые времена я знала, хотя бы по фамилиям, всех офицеров его ранга. А давно его семья поселилась в Англии? — Этот вопрос вам бы лучше задать ему самому, — отвечал Уайлдер, видя, что к ним приближается предмет их разговора. — А пока, прошу извинить, меня призывают мои обязанности. Уайлдер нехотя отошел, и, если бы у его спутниц мелькнуло хоть малейшее подозрение, они несомненно заметили бы, с каким недоверчивым и настороженным видом молодой моряк наблюдал, как командир судна здоровается с ними. Впрочем, в поведении Корсара не было решительно ничего такого, что могло бы вызвать эту ревнивую настороженность. Напротив, капитан казался рассеянным и ко всему безучастным и здоровался с пассажирками, видимо, по долгу вежливости и гостеприимства, а вовсе не для собственного удовольствия. Правда, тон его был мягок и голос ласков, как легкий ветерок, дувший с островов, видневшихся на горизонте. — Вот зрелище, — сказал он, обращаясь к Джертред и указывая на темневшую низко над водой кромку земли, — что приводит в восторг жителя суши и наполняет ужасом сердце моряка. — Разве морякам так ненавистны места, где живут и радуются жизни миллионы других людей? — с откровенным негодованием спросила Джертред, ясно показывая этим, что и не подозревает, кто перед ней стоит. — Включая и мисс Грейсон, — ответил тот с легким поклоном и улыбнулся, за шутливым тоном скрывая иронию. — После тех опасностей, которым вы подвергались, даже такой убежденный и упрямый морской волк, как я, не удивится вашему отвращению к океану. И все же вы сами видите, что море не лишено прелести. Ни одно озеро в пределах вашего континента не бывает спокойнее на вид, чем воды вокруг нас. Если бы мы находились на несколько градусов южнее, я показал бы вам скалы и горы, заливы и холмы, поросшие зеленью, медлительных китов и неторопливых рыбаков, далекие хижины и паруса вдали, — поверьте, эти картины ласкали бы и ваш женский глаз. — И тем не менее лучшее из того, что вы описываете, связано с землей. А я бы пригласила вас на север и показала бы вам грозные, черные тучи, яростное зеленое море, кораблекрушения и мели; дома, холмы и горы, встающие перед мысленным взором тонущего человека; паруса, выгоревшие на солнце, палящем в тех местах, где живут хищные акулы и отвратительные медузы. Джертред отвечала ему в том же шутливом тоне, но дрожь в голосе показывала, что пережитые ужасы еще свежи в ее памяти. Это не укрылось от внимания Корсара. Стремясь стереть всякое воспоминание, причиняющее девушке боль, он осторожно и искусно направил разговор по другому руслу. — Некоторые люди думают, что на море нет никаких развлечений, — продолжал он. — Однако у нас регулярно бывают балы, и на борту есть подлинные артисты, которые хоть и не умеют выделывать такие замысловатые па, как профессиональные танцоры, но зато способны плясать в шторм и в бурю; а ведь этого не сделает ни один акробат на суше. — Нам, невежественным жителям земли, бал без женщин кажется не слишком веселым развлечением. — Гм! Конечно, присутствие двух-трех дам украсило бы наши балы. Но, кроме того, у нас есть свой театр. Фарс, комедия и трагедия поочередно помогают нам коротать время. Вон тот парень, что разлегся там, точно ленивый змей, греющийся в лучах солнца на ветке дерева, может «реветь для вас так нежно, как воркует голубка» 96. А вон там — приверженец Момуса 97, способный вызвать улыбку на устах монаха, страдающего морской болезнью. Думаю, что лучшей рекомендации не требуется. — Все это звучит очень хорошо, — возразила миссис Уиллис, — но кое-что зависит также от… поэта или художника — как вас лучше назвать? — Я ни то, ни другое, а всего лишь мрачный, хоть и правдивый летописец. Но, как бы то ни было, коли вы сомневаетесь и так мало знаете море… — Извините меня, — прервала его почтенная дама, — наоборот, я знаю его слишком хорошо. Корсар, чей взгляд рассеянно скользил по юному лицу Джертред, не задерживаясь на лице ее спутницы, теперь обратил взор на миссис Уиллис и смотрел на нее так долго, что привел ее в некоторое смущение. — Вы, по-видимому, удивлены, что женщина провела на море так много времени, — сказала миссис Уиллис, полагая, что этим замечанием обратит его внимание на неприличие его поведения. — Если мне не изменяет память, мы говорили о море, — продолжал он, словно внезапно очнувшись от забытья. — Да, конечно, о море, — и я переусердствовал в своих восхвалениях. Я, конечно, сказал вам, что это судно быстрее всякого… — Нет, вы этого не говорили, — смеясь, воскликнула Джертред. — Вы просто изображали церемониймейстера морского бала. — Не хотите ли станцевать менуэт? Не окажете ли вы честь моему судну, украсив его вашей грацией? — Я, сэр? Но с кем же? С одним из джентльменов, которые хорошо держатся на ногах в шторм? — Вы собирались рассеять наши сомнения относительно развлечений моряков, — напомнила гувернантка, бросив укоризненный взгляд на свою питомицу за ее игривый тон. — Да, мне этого захотелось, и я исполню свою прихоть. — Он обернулся к Уайлдеру, который стоял поодаль, но так, чтобы слышать весь разговор: — Дамы сомневаются в нашем умении веселиться, мистер Уайлдер. Прикажите боцману свистать всех наверх и разрешите людям развлекаться. Наш герой поклонился и отправился выполнять приказ. Через несколько секунд в центре судна, подле главного трапа, появился моряк, с которым читатель уже познакомился в баре «Ржавого якоря». Украшенный, как всегда, дудкой на серебряной цепочке, он пришел в сопровождении двух помощников, казавшихся робкими его подражателями. Найтингейл пронзительно свистнул в свою дудку и проревел хриплым басом: — Все гуляй! Мы уже имели случай сравнить звук его голоса с ревом быка и теперь можем только повторить это сравнение. Когда дудка боцмана замолкла, его сигнал по очереди повторили оба помощника. Джертред призыв этот показался невразумительным и грубым, но он произвел весьма приятное впечатление на большинство тех, кто его услышал. Когда в воздухе разнесся первый свисток, все праздные молодые матросы подняли голову, чтобы не пропустить команду; так послушные спаниели настораживают уши, заслышав голос хозяина. Но, как только магическое слово было произнесено, глухой гул голосов сменился дружным криком. В один миг на судне все переменилось, и от былой лености не осталось и следа. Молодые и проворные матросы кинулись вверх по раскачивающимся веревочным лестницам, словно белки, что по сигналу тревоги спешат укрыться в дуплах. Матросы полубака, стрелки, менее опытные, слегка встревоженные палубные и совсем еще зеленые и no-настоящему перепуганные солдаты — все, как один, поспешили на свои места; а наиболее искушенные в шутках и проделках побежали искать средства защиты. В один миг марсы и реи огласились смехом и шутками. Среди всеобщего шума и гама выделялась одна кучка людей; они быстро и деловито собрались вместе, видимо, привыкнув действовать сообща и понимая, что в таких случаях самое важное — сплоченность. Это были вышколенные солдаты генерала; между ними и настоящими матросами существовало нечто вроде интуитивной неприязни, которая нередко проявлялась в яростных и чуть ли не мятежных вспышках. Их было всего около двадцати, и мрачное выражение усатых физиономий яснее слов говорило, что они в любую минуту готовы пустить в ход штыки, торчащие у них за плечами. Генерал вместе с остальными офицерами удалился на ют, чтобы не стеснять своим присутствием веселившихся матросов. На все приготовления ушло минуты две-три. Всевозможные ведра, кадки и бочонки, большинство которых предназначалось для тушения пожара, вмиг были привязаны к канатам и веревкам, свисающим с концов рей, и опущены в море. Невзирая на неуклюжие попытки тех, кто находился внизу, перехватить их, ведра и кадки быстро наполнились водой и были снова подняты на реи. Многим палубным и затянутым в мундиры солдатам пришлось познакомиться с морской стихией гораздо ближе, чем им бы хотелось. Пока шутки разыгрывались только над новичками, марсовые наслаждались в полной мере, но, как только было задето достоинство одного из солдат, вся масса младших офицеров и обитателей полубака грудью встала на его защиту. Ответный удар был нанесен быстро и ловко, что показывало, насколько такие потехи привычны для бывалых моряков. Они притащили пожарный насос, выдвинули его вперед и нацелили на ближайший марс, точно главную батарею, которая дает первый залп. Смеющиеся и весело болтающие марсовые были очень быстро обращены в бегство; некоторые спустились вниз, чтобы оказаться вне пределов действия насоса, другие на головокружительной высоте перебрались по канатам на соседние марсы. Теперь, желая закрепить свой успех, разозленные и торжествующие солдаты принялись дразнить матросов и вызывать их на бой. Человек шесть солдат во главе с капралом, чья напудренная макушка от близкого соприкосновения с ведром воды превратилась в комок теста, попытались влезть на снасти, но для них это оказалось потруднее, чем ворваться в пролом стены осажденной крепости. Другие стрелки и палубные, окрыленные успехом, всячески их подбодряли, а боцман и его помощники, потихоньку посмеиваясь в кулак, время от времени пронзительно свистели и кричали: «Давай, давай! Шевелись! ». Вид новоиспеченных матросов, с великим трудом взбиравшихся по реям, подействовал на спрятавшихся было марсовых примерно так же, как муха на затаившегося в засаде паука, который с нетерпением поджидает, что она вот-вот запутается в его паутине. По выразительным взглядам оставшихся внизу матросы на реях поняли, что над солдатами можно подшучивать сколько душе угодно. Поэтому, как только все солдаты забрались достаточно высоко, человек двадцать марсовых ринулись на свою добычу. Не прошло и полминуты, как смельчаки были схвачены все до единого. Но, поскольку события назревают, мы продолжим наш рассказ в следующей главе. Глава XX Скорей достань себе меч, хотя бы деревянный. Вот уже два дня, как они поднялись. Шекспир, Король Генрих VI Схватка между хозяевами палубы и воинственными защитниками марса была далека от завершения. Язвительные слова зачастую сопровождались ударами, а так как в словесной баталии солдаты и матросы могли помериться силами со своими более ловкими мучителями, то исход боя начал было колебаться. Однако Найтингейл был начеку и своей знаменитой сигнальной дудкой, а то и просто ворчливыми окриками не уставал напоминать сражающимся о том, что следует держаться в рамках благопристойности. Долгий, пронзительный свисток и возглас: «Полегче, вы там! » — до сих пор сдерживали разгоравшиеся страсти, когда шутка слишком больно задевала вспыльчивого солдата или менее горячего, но более мстительного караульного. Но рассеянность предводителя, обычно неустанно следившего за каждым движением своих подчиненных, чуть было не повлекла за собой самые прискорбные последствия. Не успела команда начать грубую потеху, которую мы только что описывали, как мгновенная прихоть, заставившая Корсара ослабить строгую дисциплину, прошла так же внезапно, как появилась. Светлое и радостное расположение духа, какое он выказал во время разговора со своими пленницами или гостьями, исчезло, глаза больше не вспыхивали искорками своенравного и саркастического веселья, которому он любил предаваться; взгляд сделался сосредоточен и угрюм. И, в то время как матросы все поддались шутливому настроению, один Корсар, казалось, оставался безучастным к происходящему. Порой, правда, он следил взором за ловкими молодцами, которые, словно белки, сновали меж снастей, или переводил взгляд на менее проворных защитников палубы, но выражение его лица оставалось рассеянным, и видно было, что зрелище, представлявшееся его глазам, вызывало в душе образы смутные и далекие от действительности. Взгляды, которые он время от времени бросал на миссис Уиллис и на ее прекрасную, увлеченную зрелищем воспитанницу, выдавали глубокое внутреннее волнение. Потеха шла своим чередом; зрелище, порой забавное, вызывавшее улыбку на устах слегка испуганной Джертред, все же отличалось грубостью и несдержанностью. Воды наплескали столько, что по палубам текли настоящие потоки, и брызги не раз долетали до запретной, огороженной части юта 98. Чтобы досадить палубным, которые оказались в невыгодном положении, марсовые пускали в ход все, что попадалось под руку, а те, кто стоял внизу, тоже не оставались в долгу. Эти грубые шутки и проделки свидетельствовали о недопустимой вольности, на мгновение предоставленной этим людям, привыкшим к строгой дисциплине, которая необходима на военном корабле. Среди общего шума и сутолоки раздался вдруг голос, громко выкликавший название судна; он шел, казалось, из глубин океана и доносился через рупор, приставленный к внешнему отверстию клюза. — Кто требует «Дельфина»? — вопросил Уайлдер, убедившись, что командир корабля никак не откликнулся на призыв, словно и не слышал его. — Сам отец Нептун 99 у вас под носом. — Что угодно богу морей? — Он узнал, что в подвластные ему воды проникли чужеземцы, и желает взойти на борт «Дельфина», чтобы спросить у смельчаков, куда они держат путь, да проверить но судовому журналу, что это за люди. — Добро пожаловать! .. Примите старика на борт со стороны носа; столь бывалому моряку не пристало лезть через окно каюты. На этом обмен речами закончился, ибо Уайлдер, которому противна была его шутовская роль, круто повернулся на каблуках и отошел прочь. Вскоре на палубе показался могучего сложения моряк, словно бы действительно вышедший из недр стихии, чье божество он олицетворял. Вместо седых локонов на голове у него красовалась растрепанная мочалка, облитая морской водой; с плеч спускалась охапка водорослей, целые поля которых окружали судно; косматые травы должны были изображать нечто вроде небрежно накинутой мантии; в руке он держал трезубец, сделанный из трех костылей, надетых на древко дротика. Разряженный подобным образом повелитель океана — его роль исполнял командир полубака собственной персоной — с подобающей торжественностью шествовал по палубе в сопровождении целой свиты бородатых нимф и наяд, разодетых столь же причудливо и нелепо. Дойдя до шканцев, где стояла группа офицеров, глава процессии приветственно взмахнул трезубцем и возобновил прерванную речь, а Уайлдер, видя, что мысли командира все еще где-то витают, счел себя обязанным продолжить беседу. — Я вижу, сын мой, что на этот раз ты вошел в море на крепком, прекрасно оснащенном судне, с благородной командой моих сыновей. Давно ли вы покинули землю? — Около восьми дней назад. — Маловато для того, чтобы зеленые новички хлебнули качки. Но я отличу их и в безветренную погоду. При этих словах генерал, с презрительной миной глядевший в сторону, поспешно выпустил из рук бизань-ванты, за которые схватился с единственной целью сохранить равновесие. Нептун улыбнулся и продолжал: — Я не спрашиваю, откуда вы вышли, ибо вокруг лап якорей «Дельфина» еще болтаются обрывки лотов Ньюпорта. Надеюсь, что на борту немного новичков, ибо не более чем за сто миль отсюда идет балтиец, груженный товарами, запах которых щекочет мне ноздри; а посему у меня мало времени для проверки ваших людей и выдачи им документов. — Они все здесь, перед вами. Не мне учить такого искусного морехода, как Нептун, отличать настоящих моряков. — Тогда начнем с этого джентльмена, — продолжал проказливый командир полубака, поворотившись к неподвижно стоявшему генералу. — У него что-то уж слишком сухопутный вид, а посему я желал бы знать, много ли часов прошло с тех пор, как он впервые пустился в плавание. — Сдается мне, что за его спиной немало путешествий, и осмелюсь добавить, что он уже давно уплатил вашему величеству обычную дань. — Не знаю, не знаю. Весьма возможно, но если это и так и он давно служит на флоте, то замечу, что я знавал грамотеев, которые за короткий срок успевали научиться большему. А как насчет этих дам? — Обе не раз ходили в плавание и заслужили право избежать экзамена, — с некоторой поспешностью заявил Уайлдер. — Младшая столь хороша собой, что достойна быть рожденной в моих владениях, — сказал галантный повелитель морей, — но никто не смеет отмалчиваться, когда к нему обращается сам Нептун, а посему, если ваша честь не возражает, я попросил бы, чтобы молодая леди сама ответила за себя. Затем, нимало не заботясь о том, что Уайлдер метнул в его сторону сердитый взгляд, решительный исполнитель роли морского божества обратился прямо к Джертред: — Если это правда, миленькая барышня, что вам не впервой нестись по синим волнам, то, может быть, вы вспомните название судна и подробности вашего первого путешествия? Джертред переменилась в лице. Щеки ее краснели и бледнели с такой же быстротой и внезапностью, как меняется вечернее небо, когда зарницы то гаснут, то вспыхивают, возвращая ему перламутровую прелесть; однако девушка быстро взяла себя в руки и ответила с полным самообладанием: — Если я стану вдаваться в мелкие подробности, это отвлечет вас от более достойных предметов. Вот доказательство, которое убедит вас, что мне не впервой бывать в открытом море. При этих словах золотая монета выскользнула из ее белой руки и упала прямо в протянутую широкую ладонь Нептуна. — Извините, что за многочисленными и сложными обязанностями запамятовал вашу милость, — ответил дерзкий мошенник, пряча в карман подачку и кланяясь с грубой учтивостью. — Загляни я в свои книги прежде, чем взойти на борт, я бы не допустил такой промашки; мне помнится даже, что я велел своему живописцу запечатлеть ваше хорошенькое личико, чтобы показать его дома своей супруге. Парень намалевал неплохой портрет на раковине индийской устрицы; я прикажу снять с него копию и, оправив кораллом, пошлю вашему супругу, когда вы соизволите избрать себе такового. Затем он отвесил еще поклон и, неуклюже шаркнув ногой, оборотился к гувернантке, чтобы продолжить свой допрос. — А вы, сударыня? — спросил он. — Вы в первый раз посещаете мои владения? — Не в первый и даже не в двадцатый. Мне не однажды доводилось встречаться с вашим величеством. — Значит, старая знакомая! В каких же широтах мы познакомились с вами? — Кажется, я имела это удовольствие лет тридцать назад, на экваторе. — Верно, верно! Я частенько бываю там — люблю высматривать индийских и бразильских купцов, плывущих домой. В тот год судов было особенно много, и я не могу похвастать, что ваше лицо мне запомнилось. — Боюсь, что черты его несколько переменились за тридцать лет, — возразила его собеседница с улыбкой хотя и грустной, но исполненной такого достоинства, что ее нельзя было заподозрить в тщеславном сожалении об утраченной красоте. — Я совершала плавание на корабле королевского флота; он был весьма примечателен своими размерами, ибо это был трехпалубный фрегат. Бог морей благосклонно принял еще одну тайком протянутую ему монету, но удача, видимо, подстегнула его алчность, ибо вместо благодарности он явно пожелал увеличить сумму взятки. — Может быть, все, что говорит ваша милость, правда, — возразил он, — но у меня большая семья на руках, да и государственные заботы вынуждают не упускать свои интересы. Корабль тот, конечно, плавал под определенным флагом? — Да. — И флаг этот, как положено, был поднят на утлегаре? — Он был поднят на фор-бом-брам-стеньге, как положено на судне вице-адмирала. — Неплохо сказано для юбки, — пробормотало божество, смутившись, что хитрость его не удалась. — Прошу прощения, но чертовски странно, что я запамятовал этот фрегат. Не напомните ли вы мне что-нибудь примечательное, чтобы освежить мою ослабевшую память? Тень воспоминания набежала на черты миссис Уиллис и стерла деланную улыбку, устремив глаза в одну точку, она, казалось, унеслась мыслями в далекое прошлое. — Как сейчас вижу перед собой лукавую мордашку своенравного мальчугана, — отвечала она, словно думая вслух. — Проказнику было не более восьми лет, но он ловко перехитрил мнимого Нептуна и отплатил за всех, сделав его посмешищем в глазах команды. — Не более восьми лет? — повторил подле нее низкий, звучный голос. — Он был юн годами, но неистощим в проказах, — ответила она, словно пробудившись, и, обернувшись, взглянула прямо в глаза Корсару. — Ну ладно, — заявил бог морей, который счел за лучшее прекратить допрос, коль скоро в него вмешался сам грозный его начальник. — Пожалуй, это похоже на правду. Я еще загляну в свой журнал; если все так, как вы говорите, то счастливого плавания; если же нет, я пошлю вам навстречу противный ветер, а счеты сведу потом, когда разделаюсь с датчанином. С этими словами бог поспешил отойти от офицеров и направился к солдатам, которые держались кучкой, понимая, что в минуту испытания каждому из них может понадобиться дружеская поддержка. Прекрасно зная все подробности их бурной разбойничьей жизни и помня, что ненадежная власть может быть в любую минуту вырвана у него из рук, генерал ткнул пальцем в двух новичков, только что прибывших с суши, и приказал своим клевретам вытащить жертвы вперед, торопясь без помехи устроить жестокую потеху. Но солдаты, раздосадованные общим смехом, твердо решились сопротивляться насилию и отстоять товарищей. Завязался долгий, шумный и злобный спор, в котором обе стороны отстаивали свою правоту. От слов противники не замедлили перейти к военным действиям. И ту самую минуту, когда мир и безопасность на корабле и так висели, можно сказать, на волоске, генерал выбрал для того, чтобы дать выход возмущению, которое клокотало в его груди при виде такого грубого нарушения воинской дисциплины. — Я протестую против этой безобразной, недостойной солдата процедуры! — сказал он, оборотившись к задумавшемуся и ничего не замечавшему командиру судна. — Я полагаю, что сумел внушить своим людям истинное понятие о долге воина. Если не считать естественного и даже полезного наказания линьками, то для солдата нет большего позора, чем подвергнуться такому насилию. И предупреждаю, что каждого, кто тронет моих молодцов, — если, конечно, они не нарушили дисциплину, — ждет хорошая трепка. Так как генерал не счел нужным понизить голос, то слова его были хорошо слышны всем подчиненным и возымели желанное действие. Сокрушительный удар в челюсть, нанесенный сержантом, залил кровью лицо морского бога, тем самым обнаружив его чисто земное происхождение. Вынужденный постоять за себя и доказать свою доблесть, храбрый моряк ответил на неожиданное приветствие с удвоенной силой. Обмен любезностями между столь выдающимися воинами послужил сигналом для открытия всеобщих военных действий. Вопли, которые возвестили начало побоища, привлекли внимание Фида; взглянув вниз и мгновенно поняв, что происходит, он покинул свой пост на рее и с ловкостью обезьяны соскользнул на палубу при помощи бакштага. Его примеру последовали остальные марсовые, и отважные солдаты, без сомнения, были бы раздавлены простым численным превосходством противника; но ожесточившиеся в бою и полные решимости, эти обученные воины, вместо того чтобы искать спасения в бегстве, лишь плотнее сомкнули свои ряды. Засверкали штыки; в свою очередь, стоявшие впереди толпы матросы быстро расхватали полупики. — Стой! Назад! Ни с места! — вскричал Уайлдер, бросаясь в гущу людей и расталкивая их с силой, которая удваивалась при мысли об опасности, грозившей беззащитным женщинам, если бы буйная, обезумевшая от ярости толпа головорезов вышла из повиновения. — Назад! Ни с места, кому жизнь дорога! А вы, сэр, коли считаете себя честным солдатом, обуздайте своих людей. Генерал хоть и был взбешен всем происходящим, однако слишком хорошо понимал, как важно сохранить на судне порядок; поэтому он сразу откликнулся на этот призыв. Его примеру последовали и младшие офицеры, которые отлично знали, что не только покой, но и самая их жизнь целиком зависит от того, удастся ли остановить бурный поток, столь неожиданно прорвавший плотину. Но тут они лишний раз убедились, как трудно сохранить власть, если она не покоится на законной основе. Нептун сбросил маскарадный костюм и при поддержке своих храбрых, задиристых товарищей начал готовиться к схватке, ибо это сулило больше надежд на бессмертную славу, чем роль божества, от исполнения которой он только что отказался. С помощью угроз и увещеваний офицерам до сих пор еще удавалось сдерживать страсти, и все были заняты лишь приготовлениями к бою. Но стоило солдатам взяться за оружие, как в тот же миг матросы, вооружившись пиками и ломами, разделились на два больших отряда и стали по обе стороны грот-мачты. Нашлись даже такие отчаянные головы, что добрались до пушки и повернули ее дулом внутрь судна, чтобы одним выстрелом снести половину шканцев. Короче говоря, страсти разгорались с такой силой, что малейший повод с любой стороны мог вызвать на судне кровавую резню. В те несколько минут, когда нарастали эти зловещие и грозные признаки бунта, человек, который прежде всех должен был заботиться о дисциплине, выказывал необычайное равнодушие и полную безучастность ко всему, что творилось вокруг. Скрестив руки на груди и устремив свой взор на широкую гладь океана, Корсар стоял неподвижно, словно мачта, к которой он прислонился. Он издавна привык к подобным шумным потехам, и в нестройном гуле его рассеянное ухо не улавливало ничего, кроме обычной сумятицы, всегда сопровождающей эти грубые забавы. Офицеры, служившие под его началом, оказались куда более деятельными. Уайлдеру удалось оттеснить назад наиболее ретивых матросов, и, понимая, что медлить нельзя, его помощники поспешно устремились в пустое пространство, которое очистилось между дерущимися. Однако этот первый успех таил серьезную опасность: полагая, что дух мятежа уже усмирен, наш смельчак решил воспользоваться удачей и схватил одного из главных зачинщиков: немедленно двадцать человек бросилось на выручку, и пленника буквально вырвали из его рук. Положение нового лейтенанта становилось довольно плачевным. В толпе раздавались злобные голоса. — Кто это смеет командовать на борту «Дельфина»! Откуда он взялся и как попал сюда? — кричал один. — А ну-ка, — подхватил другой, — спросите его, где бристольский купец, которого он должен был завлечь в наши сети! Чего ради мы без толку болтались на якоре в Ньюпорте и даром потеряли время? Ответом был общий ропот, и уже по одному этому было ясно, что неизвестного офицера ожидала здесь такая же судьба, как и в предыдущем плавании. Обе партии единодушно выступили против его вмешательства, на его голову со всех сторон сыпались оскорбления и угрозы. Нимало не страшась опасности, наш герой отвечал на колкости презрительной улыбкой, предлагая оскорбителям выступить вперед и ответить за свои слова, померившись с ним силой. — Вы только послушайте! — кричали в толпе. — Он разговаривает с нами, как королевский таможенник с контрабандистами! — Пока он на «Дельфине», нам не видать удачи! — В воду его! За борт чужого! В воду! — послышались голоса, и многие поспешили показать, что готовы привести свою угрозу в исполнение. Но в это мгновение из толпы стремительно выскочили два матроса и, словно разъяренные львы, кинулись между Уайлдером и его врагами. Первый из них грудью встретил наступавших матросов и сокрушительным ударом сбил с ног бывшего Нептуна, который повалился, как тряпичная кукла; второй не замедлил последовать примеру товарища. Толпа отступила, ошеломленная расколом в своих рядах, а Фид — это был он — между тем размахивал огромными кулаками, тяжелыми, как пушечные ядра, и в бешенстве вопил: — Ах вы, собаки! Прочь! Неужели вы подло накинетесь все на одного, да еще на офицера! — Назад! — крикнул Уайлдер, бросаясь между своими защитниками и врагами. — Назад, говорю! Я сам справлюсь с мятежными негодяями. — За борт его! За борт их всех, — ревели матросы, — и его холуев вместе с ним! — Неужели вы смолчите и допустите, чтобы на ваших глазах совершилось убийство? — воскликнула миссии Уиллис, выбежав из своего убежища и с горячностью схватив за руку Корсара. Он вздрогнул, как человек, внезапно пробудившийся от сна, и пристально взглянул ей прямо в глаза. — Глядите! — продолжала она, указывая на толпу, бушевавшую внизу, где каждую секунду готова была пролиться кровь. — Глядите, они убивают вашего офицера, и ему неоткуда ждать помощи! Мраморная неподвижность, которую столь долго хранили черты Корсара, исчезла. Он с одного взгляда постиг смысл происходящего, и вся кровь бросилась ему в лицо. Схватившись за веревку, свисавшую с рея над его головой, он оттолкнулся и легко перелетел с юта в самую гущу мятежной толпы. Противники отскочили друг от друга, и внезапная тишина сменила дикий рев, который еще минуту назад способен был заглушить могучий шум водопада. Корсар заговорил, подкрепляя каждое слово резким, надменным движением руки; в тоне его не было заметно перемены: только голос звучал глуше и более угрожающе, чем обычно. Однако каждый звук этого негромкого голоса отчетливо доносился до самых дальних рядов. — Итак, бунт! — сказал он, и в этих словах презрение странно смешивалось с иронией. — Открытый, жестокий, кровавый бунт! Видно, вам жизнь надоела? Кто желает получить урок в назидание прочим? Если есть такой, то ему достаточно только пошевелить рукой или двинуть пальцем. Пусть скажет лишь слово, поглядит мне прямо в глаза, посмеет хоть рот раскрыть… Он остановился, и столь глубоко и необоримо умел он подчинять людей своей воле, что в этой толпе свирепых и разъяренных головорезов не нашлось ни одного смельчака, который бы рискнул бросить ему вызов. Солдаты и матросы стояли неподвижно, укрощенные и покорные, как нашкодившие дети, понимающие, что им не уйти от наказания. Видя, что никто не решается вымолвить слово или хотя бы встретить его твердый горящий взгляд, Корсар продолжал тем же низким, повелительным голосом: — Хорошо. Кажется, вы образумились; и счастье ваше, что вы взялись за ум. Убирайтесь отсюда, слышите? Своим присутствием вы оскверняете шканцы! Ближайшие к нему матросы сделали шаг назад. — Поставьте ружья в козлы. Когда понадобится, я прикажу пустить их в ход. А те наглецы, что без приказания схватились за пики, пусть берегутся, как бы не обжечь пальцы! С дюжину древков одновременно грохнулось о палубу. — Где барабанщик? Пусть подойдет! Вперед с раболепным видом выступило дрожащее от страха существо, которому, видно, лишь инстинкт отчаяния помог отыскать его инструмент. — Бей, да погромче, чтобы я сразу видел, кто у меня под командой — экипаж из добросовестных, дисциплинированных людей или шайка бандитов и убийц, которым нельзя доверять, не продраив 100 их как следует. Первый же взмах палочек дал знать, что барабанщик отбивает сигнал «тревоги». Толпа сразу рассеялась, и преступники молча поплелись на свои места; а орудийный расчет, нацеливший было пушку на палубу, повернул орудие назад с быстротой, которая пригодилась бы им во время боя. В течение всей этой сцены Корсар не проявлял ни раздражения, ни гнева, лишь глубочайшее презрение отражалось на его лице; но он совершенно владел собой, и нельзя было даже на миг вообразить, что он с трудом сохраняет хладнокровие. И теперь, когда команда подчинилась его воле и вернулась к своим обязанностям, он не был упоен этим успехом, точно так же как минуту назад не испугался бури, которая грозила сокрушить его власть. Он внимательно следил, чтобы все выполнялось по форме, как этого требуют морские традиции и польза дела. Офицеры один за другим подходили и докладывали, что их подразделения готовы к бою, как это положено делать, когда на горизонте враг. Перекличка марсовых показала, что все на месте; пушечные ядра и стопоры приготовлены; пороховой склад открыт, оружие вынуто из ящиков; короче говоря, сделаны были приготовления, гораздо более тщательные, чем для обычных учений. — Прикажите опустить реи и закрепить шкоты и фалы, — сказал Корсар первому помощнику, который только что проявил такое же знакомство с военным искусством, как и с морским делом. — Раздайте абордажной партии пики и абордажные топоры, сэр; надо показать людям, что мы не боимся доверить им оружие. Приказ был выполнен в точности, и вслед за тем наступила та глубокая, торжественная тишина, которая превращает корабль, готовый к бою, в зрелище столь внушительное, что оно волнует даже тех, кто с детских лет привык его видеть. Так искусный командир «Дельфина» сумел смирить буйство этой шайки отъявленных головорезов оковами дисциплины. Когда он убедился, что обуздал их мятежный дух и вернул в привычные рамки, объявив чрезвычайное положение, при котором одно непокорное слово и даже просто дерзкий взгляд влекут за собой немедленное наказание, он удалился вместе с Уайлдером и потребовал объяснений. От природы наш герой склонен был к милосердию, но, как истый моряк, считал всякий мятеж тяжким преступлением. Даже если бы из его памяти выветрилось недавнее бегство с обломков бристольского купца, то опыт всей службы на море должен был научить его, что для усмирения мятежников необходима строгая дисциплина, ибо, удаленные от общества, лишенные благотворного влияния женщин, возбуждаемые постоянными раздорами, они легко предаются мятежу и кровопролитию. Хотя Уайлдер не таил на них злобы, он вовсе не собирался смягчать краски в своем рассказе и доложил Корсару обо всем прямым, неприкрашенным языком истины. — Этот народ не удержишь в подчинении проповедями, — возразил тот. — У нас нет ни гауптвахты для преступников, ни желтого флага 101, поднятого напоказ всему флоту, ни судей, которые с умным видом перелистывают толстые книги, чтобы потом заявить: «Повесить его». Мерзавцы знали, что мне было не до них. Один раз им уже удалось превратить мой корабль в живую иллюстрацию к тому месту священного писания, которое напоминает нам, смиренным, что «последние станут первыми, а первые — последними из людей». Пьяная орава человек в двенадцать добралась до запасов спиртного, хватила лишнего и переарестовала всех офицеров — положение, как понимаете, не очень-то приятное. — Как же вам удалось восстановить порядок? — Я пришел к ним совершенно один, добравшись с берега на шлюпке; но мне нужно лишь место, куда поставить ногу да где взмахнуть рукой, и я сумею покорить своей воле тысячи таких, как они. Теперь они хорошо меня знают, и мы почти всегда понимаем друг друга. — Видно, наказание было жестоким. — Всякий получил по заслугам. Вам, наверно, кажется, мистер Уайлдер, что служба здесь идет не совсем по уставу, но через месяц вы привыкнете к нашим порядкам, и сцена, подобная сегодняшней, больше не повторится. Корсар проговорил эти слова с беззаботной веселостью, глядя прямо в глаза новому помощнику, но улыбка его напоминала гримасу. — Ну ладно, — поспешил добавить он, — на этот раз я сам во всем виноват; и потом, коли уж мы хозяева положения, то можем позволить себе роскошь быть милосердными. Кроме того, — тут он обратился в сторону миссис Уиллис и Джертред, которые словно оцепенели, ожидая его решения, — в такую минуту стоит прислушаться к советам прекрасного пола, благо, его представительницы у нас в гостях. Затем Корсар отошел от Уайлдера и, выступив на середину палубы, приказал главным зачинщикам приблизиться. Он обратился к ним, не преминув предостеречь против возможных последствий подобных проступков, и люди с таким почтением слушали его увещевания, словно он был существом высшего порядка. Он говорил, не повышая тона, но каждое слово, произнесенное ровным голосом, было слышно в самых отдаленных уголках палубы; а когда короткая проповедь окончилась, то люди, стоявшие перед ним, казались самим себе уже не просто озорниками, получившими выговор и затем прощенными, но серьезными преступниками, которых собственная совесть казнит так же сурово, как общественное мнение. Между всеми нашелся лишь один, кто, видно, в память старых заслуг осмелился вымолвить слово в свое оправдание. — Что до стычки с солдатами, — сказал он, — то шканцы и правда не место, где сводить счеты, хотя ваша честь отлично знает, что промеж нас нет большой дружбы. Но этот джентльмен, самовольно занявший чужое место… — Мне угодно, чтобы он остался на этом месте, — оборвал его предводитель. — Я один могу судить о его достоинствах. — Извольте, сэр, кто же станет спорить, ежели такова ваша воля. Но нам ничего не сообщили о бристольце, а ведь мы здесь все надежды возлагали на тот корабль. Ваша честь — человек здравомыслящий, и вы не удивитесь, что люди, думавшие захватить вест-индский корабль, не захотят вместо него довольствоваться пустой разбитой посудиной. — Ну, сэр, уж если я пожелаю, то вам придется довольствоваться веслом, румпелем или уключиной. Но довольно об этом. Вы видели, в каком состоянии было его судно! А где тот моряк, который в недобрый час устоял бы перед коварной стихией? Кто уберег «Дельфина» от той самой бури, что похитила нашу добычу? Уж не вы ли? Или его спасло искусство человека, который всегда выручал вас, но в один прекрасный день бросит эту шайку невежд на произвол судьбы и предоставит им самим думать о себе? Мистер Уайлдер предан нам; я в этом уверен, и этого достаточно. Сейчас у меня нет времени убеждать ваши тупые головы, что все шло как должно. Убирайтесь прочь да пришлите ко мне тех двоих, что так благородно вступились за своего офицера. Появился Фид, а вслед за ним вразвалочку и негр; одной рукой он неловко мял шапку, а другую старался спрятать в карман робы. — Молодец парень, ты и твой однокашник… — Вовсе не однокашник, ваша милость, поскольку он черномазый, — вмешался Фид. — Он ест с другими неграми, а вот табачком мы и вправду балуемся из одной жестянки. — Ну — приятель, если это название тебе больше по вкусу. — Да, сэр, порой мы довольно дружны, но холодный ветер нет-нет да пробегает между нами. У Гвинеи чертовски нескладная привычка верховодить, а ваша милость сами знаете, белому не больно-то приятно поворачивать по ветру вслед за негром. Я так ему и говорю: это, мол, не годится. Но вообще-то он добрый малый, сэр; к тому же чистокровный африканец, и потому, я надеюсь, вы простите ему его маленькие слабости. — Будь я даже не склонен к этому, — возразил Корсар, — решительность и энергия, проявленные им нынче, говорят в его пользу. — Это-то да, сэр, он человек решительный, чего не могу сказать о себе. А уж какой моряк! Немногие могут с ним потягаться. Ежели бы ваша милость не сочли за труд пройти вперед и взглянуть на юферс, который он заделал в грот-штаг в недавний штиль… теперь выбрать скабину не труднее, чем стряхнуть грех с совести богача. — Я удовлетворен твоей речью. Его зовут Гвинея? — Называйте его в честь любого пункта африканского побережья; он не очень-то щепетилен, поскольку никогда не был крещен и знать не знает, что такое религия. Его правильное имя Сцип, или Сципион Африканский; его так назвали, наверно, потому, что привезли из той части света. Что касается имени, то здесь он кроток, как овечка; зовите как угодно, только не забудьте позвать к раздаче грога. Во время всего разговора африканец стоял, вращая большими черными глазами, но всячески избегал смотреть на собеседников, видимо, весьма довольный, что испытанный друг изъясняется и за себя и за него. Между тем раздражение Корсара постепенно рассеивалось, лицо его посветлело, и суровость, туманившая взор, сменилась чем-то похожим на любопытство. — Вы давно плаваете вместе? — небрежно спросил он, ни к кому не обращаясь. — Давненько. Вместе и в бурю и в штиль, ваша честь. В равноденствие стукнуло ровно двадцать четыре года, как мистер Гарри свалился на нас как снег на голову, а до того мы уже года три служили на «Громовержце» и на катере обогнули мыс Горн. — Вот как! Целых двадцать четыре года вместе с мистером Уайлдером. Неудивительно, что вам дорога его жизнь. — Дороже короны его величества, нашего короля, — перебил прямодушный моряк. — И вот, сэр, я услыхал, что ребята сговариваются спустить нас за борт, всех троих… Тут решили мы, что пора и нам замолвить за себя словечко; но слова-то не всегда под рукой, так негр и рассудил покамест дать такой ответ, чтобы был не хуже слов. Да, Гвинея не очень-то разговорчив, да я и сам в таких случаях не сразу найдусь; но ведь ваша милость сами видели, мы их застопорили, а значит, вышло не хуже, чем у ученого мичмана из колледжа, который простого языка не разумеет, вот и лезет с латынью. Корсар улыбнулся и поглядел по сторонам, ища глазами нашего героя. Не видя Уайлдера, он чуть было не поддался искушению продолжить свои расспросы, но гордость помешала ему слишком откровенно проявлять любопытство. После минутного раздумья он опомнился и отбросил эту мысль как недостойную. — Ваши заслуги не останутся без награды. Вот деньги, — сказал он, протягивая горсть золотых негру, который стоял ближе, — поделите их как добрые друзья и впредь можете рассчитывать на мое покровительство. Сципион отпрянул назад и ответил, загораживаясь локтем: — Ваша честь, пусть возьмет масса Гарри. — Ваш мистер Гарри не нуждается в деньгах, ему хватит своих. — Сцип тоже не нуждается. — Не обращайте внимания на его неучтивость, сэр, — сказал Фид, преспокойно протягивая руку и отправляя подачку в карман. — Такому опытному моряку, как ваша честь, нет нужды объяснять, что в такой стране, как Гвинея, не больно-то наберешься хороших манер. Но уверяю вас, он благодарен ничуть не меньше, чем если бы ваша милость дали денег вдвое больше… Поклонись его чести, парень, — видишь, кто с тобой водит компанию. Ну, а теперь, когда моя находчивость помогла уладить этот щекотливый вопрос, я, с разрешения вашей чести, пошел на бак. Один новичок там болтается на рее. Парень не создан быть марсовым, сэр, — взгляните, что он творит со своими подпорками. Он так же запросто может связать морским узлом собственные ноги, как я стягиваю концы линя. Корсар знаком отпустил Фида и, повернувшись, столкнулся лицом к лицу с Уайлдером. Глаза их встретились, и легкая краска выдала чувство неловкости, охватившее командира. Мгновенно овладев собой, он произнес несколько шутливых слов по адресу Фида и приказал помощнику давать сигнал отбоя. Пушки откатили назад, убрали концы, заперли пороховой склад, задраили люки, и команда занялась своими повседневными делами; мятежный дух полностью смирился под властным воздействием могучей воли. Теперь и Корсар мог покинуть палубу и оставить корабль на попечение старшего офицера. Глава XXI П е р в ы й р а з б о й н и к. Да ведь эти советы он давал нам из ненависти к человечеству. А до наших тайных занятий ему дела нет. Шекспир, Тимон Афинский Погода оставалась без перемен весь день. Океан дремал, мерно колыхаясь, словно гигантское, гладко отполированное зеркало, и лишь широкая зыбь тяжко вздымала его грудь, напоминая о бурях, вечно бушующих вдали. Корсар больше не показывался на палубе до самого вечера, когда солнце погрузило свое горящее око в воды океана. Довольный одержанной победой, он, казалось, и не думал больше о том, что какой-нибудь смельчак снова попытается ниспровергнуть его власть. Такая уверенность в своей силе не преминула расположить людей в его пользу. Видя, что малейшая небрежность не проходит даром и ни один проступок не остается безнаказанным, матросы уверились, что за ними неустанно наблюдает зоркий глаз и невидимая рука всегда готова покарать или наградить. Неукротимый натиск в решительную минуту и милосердие на вершине власти — такова тактика, с помощью которой этот удивительный человек подавлял не только тайную измену, но и интриги и хитрости открытых врагов. Лишь после начала ночной вахты, в полной тишине, на юте снова появилась его фигура, одиноко шагавшая взад и вперед. Течение отнесло судно так далеко к северу, что крошечная синяя полоска суши давно исчезла за краем океана; куда ни кинешь взор, судно окружала бескрайняя равнина вод. В воздухе не ощущалось ни малейшего дуновения; паруса были спущены, и голый рангоут вырисовывался в вечернем сумраке так резко, точно судно стояло на якоре. Словом, это был тот редкий час полного покоя, которым стихия дарит порой искателей приключений, вручивших свою судьбу неверным и предательским ветрам. Покой убаюкивал даже вахтенных, хотя по долгу службы им полагалось быть настороже; дисциплина и строгий порядок не позволяли им безмятежно спать в гамаках, и они лениво несли вахту, стараясь прилечь меж орудий или отыскать другой укромный уголок и отдохнуть. Там и сям мелькали фигуры офицеров, которые, опершись о фальшборт или прислонившись к пушке подальше от священных границ шканцев, сонно кивали головой в такт лениво покачивающемуся кораблю. Лишь один часовой стоял прямо, и ничто не ускользало от его бдительного взора. Это был Уайлдер, снова возглавлявший вахту. Прошло два часа, а Корсар и его помощник не обменялись еще и единым словом. Они и не искали встречи, — скорее, избегали ее: каждый желал остаться наедине со своими сокровенными мыслями. После долгого, необычного молчания Корсар остановился и пристально посмотрел на безмолвную фигуру, неподвижно стоящую внизу. — Мистер Уайлдер, — произнес он наконец, — воздух здесь свежее и свободен от нечистых испарений. Может быть, вы подниметесь ко мне? Тот повиновался, и они снова молча продолжали ходить, шагая в ногу, по обыкновению моряков, несущих вахту в ночные часы. — Мы пережили беспокойное утро, — продолжал Корсар, невольно выдавая свои мысли и говоря так тихо, что слова его не могли быть услышаны никем, кроме его помощника. — Вам еще никогда не приходилось стоять на краю той страшной пропасти, что зовется мятежом? — Страдает тот, в кого попадает пуля, а не тот, кто только слышит ее свист. — Я вижу, и вам досталось на вашем корабле. Не расстраивайтесь по поводу враждебности этих парней. Мне известны все их сокровенные мысли, и вы скоро в этом убедитесь. — Сказать по правде, зная ваших людей, я бы никогда не мог спать спокойно. Всего несколько часов бесчинства — и корабль может быть захвачен властями, а сами вы попадете… — … в руки палача? А вы разве нет? — быстро спросил Корсар, и в голосе его зазвучали нотки недоверия. — Ухо привыкает и к свисту пуль. Я слишком часто и подолгу смотрел в лицо опасности, чтобы дрожать при виде королевского флага. Да мы обычно и не ходим вдоль этих ненадежных берегов; острова и Испанская равнина куда более безопасны для плавания. — И все же вы осмелились появиться здесь именно теперь, когда после победы у адмирала развязаны руки и он может бросить против вас большие силы… — У меня были для этого причины. Не так-то легко стать только командиром и побороть в себе человека. И если я временно забыл свой долг ради простых человеческих чувств, то пока это никому не повредило. Мне надоело преследовать беспечного испанца или загонять в порты сторожевые катера. Наша жизнь полна бурь, за это я и люблю ее: для меня и мятеж имеет свою прелесть. — Измена претит мне. Перед ней я теряюсь и становлюсь похожим на наглеца, чья смелость исчезает в темноте. Я не отступлю перед лицом врага, в этом вы сами убедились, по спать на пороховом погребе не в моем вкусе. — Это с непривычки. Игра есть игра, какова бы она ни была. Человек равно привыкает и к тайным проискам, и к открытой опасности… Тише! Сколько пробило склянок — шесть или семь? — Семь. Люди еще спят. В свой час они проснутся, как по команде. — Хорошо. Я испугался, не упустили ли мы время. Да, Уайлдер, я люблю опасность. Она не позволяет угаснуть душевным силам и дает выход лучшим сторонам человеческой натуры. Вините в этом необузданность моих страстей, но даже противные ветры таят для меня наслаждение. — А штиль? — Штили милы для мягких натур, они не требуют борьбы. Стихиями нельзя повелевать, но зато с ними можно сражаться. — Неужели вы принялись за трудное ремесло ваше… — «Ваше»? — Я мог бы сказать «наше», так как теперь и сам стал пиратом. — Но вы еще новичок, — продолжал Корсар, мысль которого уже ушла дальше, — и я безмерно счастлив быть вашим духовным отцом. Вы мастер говорить обиняками, не касаясь главного, и, надеюсь, окажетесь способным учеником. — Но не кающимся грешником. — Это неизвестно; у всех есть минуты слабости, когда мы видим жизнь такой, как она описана в книгах, и чувствуем себя грешниками там, где должно наслаждаться. Я ловил вас, как рыбак вываживает форель. Я знал, что могу ошибиться, но, в общем, вы оказались мне верны, хотя впредь мне не хотелось бы, чтобы вы отгоняли дичь от моих сетей. — Когда и как я это делал? Вы же сами сказали… — … что вы прекрасно управляли «Королевской Каролиной» и она потерпела крушение по воле неба? .. Нет, речь идет о более благородной добыче, а не о той, которую может закогтить любой ястреб. Неужели вы столь ненавидите женщин, что готовы запугать благородную даму и прелестную девушку, лишь бы помешать им наслаждаться вашим обществом? — Разве желание спасти женщин от страшной участи, что угрожала им сегодня, — предательство? Ведь, пока власть в ваших руках, надеюсь, ничто не грозит им обеим, даже той, что так прекрасна. — Клянусь небом, Уайлдер, вы правы! Злодейская рука не коснется прелестного ребенка. Скорее я собственной рукой брошу спичку в пороховой погреб, и она взлетит на небеса такой же чистой и светлой, как была оттуда послана к нам. Наш герой жадно внимал этим речам, хотя ему не очень-то понравилось, что Корсар выразил свои благородные мысли чересчур восторженным языком. — Как вы узнали о моем желании помочь им? — спросил он после некоторого молчания, которое оба они не спешили нарушить. — Вы сразу выдали себя. Стоило мне услышать ваши речи, как все стало ясно. — Услышать! Значит, я вам признался, сам того не замечая. Корсар промолчал, и лишь улыбка его дала понять собеседнику, что тот стал жертвой дерзкой и успешной мистификации, что старый матрос Боб Блант был не кто иной, как он сам, собственной персоной. Вот чем объяснялось поведение Джорама и непонятное исчезновение ялика. Уайлдер понял, что попал в искусно расставленные сети, и встревожился. Раздосадованный тем, что его так ловко провели, он некоторое время молча шагал взад и вперед по палубе. — Признаюсь, вы меня перехитрили, — сказал он наконец, — и отныне преклоняюсь перед вами, как перед мастером, у которого можно кое-что перенять, но превзойти которого нельзя. Но кто бы ни был старый матрос, хозяин-то «Ржавого якоря», надеюсь, оставался самим собой? — Славный Джо Джорам! Полезный человек для моряка, попавшего в беду. Верно? А как вам понравился ньюпортский боцман? — Это тоже ваш агент? — Только на один раз. Таким мерзавцам я не верю ни на грош. Но тс-с! .. Вы ничего не слышали? — Кажется, в море упал канат. — Совершенно верно. Сейчас вы убедитесь, что я не спускаю глаз с наших беспокойных джентльменов. Корсар прервал разговор, который начинал всерьез интересовать Уайлдера, легкими шагами подошел к корме и, опершись о перила, сделал вид, что любуется морем. Уайлдер остановился рядом со своим командиром, и слуха его коснулся тихий шорох, похожий на скрип потревоженных канатов. И вскоре помощнику еще раз пришлось убедиться, насколько предводитель превосходит в хитрости и его самого, и всю остальную команду. За кормой, держась за канаты и цепляясь за каждый выступ, с большим трудом и осторожностью двигался человек. Вскоре он уже висел на веревочной лестнице, стараясь разгадать, который из двоих наблюдающих за его передвижением людей ему нужен. — Это ты, Дэвис? — спросил Корсар полушепотом и, желая привлечь внимание Уайлдера, слегка тронул его за плечо. — Ты пробрался незамеченным? — Будьте спокойны, ваша честь. Я перелез через переборку в каюте и выбрался сквозь иллюминатор; вахтенные спят как убитые, словно их вахта в кубрике. — Хорошо. Какие новости? — Господи! Ваша честь, можете послать их в церковь, и самый отъявленный морской волк не посмеет сказать, что он забыл молитвы. — Значит, их настроение улучшилось? — Конечно, сэр. Лишь двое-трое все еще сеют смуту, но они не доверяют друг другу. Ваша честь всегда умеет их пронять, и им никогда вас не одолеть. — Это единственный способ справиться со смутьянами, — пробормотал Корсар так тихо, чтобы его слышал один Уайлдер. — Будь они чуть почестнее, это было бы куда опасней, а так их губит собственная подлость… А какое впечатление произвела моя мягкость? Верно ли я поступил? Или следовало кое-кого наказать? — Так лучше, сэр. Люди знают, что у вас хорошая память, и поговаривают, что теперь надо держать ухо востро, чтобы новыми проступками не увеличить тот счет, который вы и так не забудете. Как всегда, немного задет начальник полубака; на этот раз чуть больше, чем обычно, потому что негр свалил его с ног. — Опасный негодяй! Когда-нибудь я с ним еще посчитаюсь. — Его бы хорошо перевести на шлюпки, сэр; команде без него было бы лучше. — Ладно, ладно, хватит о нем, — нетерпеливо прервал Корсар, как будто ему не хотелось, чтобы новый товарищ сразу слишком глубоко постиг все тайные пружины его правления. — Я им займусь. Если не ошибаюсь, ты сегодня перестарался, парень, и слишком лез вперед во время утренних беспорядков. — Надеюсь, ваша честь помнит, что команде было приказано начать потеху, да и что тут такого, если смыли пудру с одного-двух солдат! — Да, но тебя не остановило вмешательство офицера. Берегись, как бы твоя чересчур естественная игра не вызвала заслуженные аплодисменты. Матрос обещал исправиться и быть осторожнее; затем он исчез, получив в награду золотой и наставление вернуться в кубрик незамеченным. А Корсар с Уайлдером опять стали прохаживаться по мостику, предварительно удостоверившись, что их не подслушивают. Снова наступило долгое, глубокое молчание. — На таком судне, — возобновил разговор Корсар, — хорошие уши так же необходимы, как смелое сердце. Негодяи в кубрике не должны вкушать от древа познания, иначе нам, обитателям кают, несдобровать. — Опасно наше ремесло, — заметил его собеседник, невольно выдавая свои затаенные мысли. Прежде чем ответить, Корсар долго шагал взад и вперед по палубе. Потом он заговорил так тихо и мягко, словно это были увещевания заботливого друга, а не советы человека, издавна связавшего свою судьбу с грубыми, необузданными пиратами. — Вы только начинаете жить, мистер Уайлдер, — сказал он, — у вас есть время выбрать себе дорогу. Вам не пришлось участвовать в том, что люди называют нарушением закона; еще не поздно решить, что вы никогда не станете это делать. Может быть, я эгоистичен в своем желании привлечь вас на свою сторону, но испытайте меня, и вы убедитесь, что собственные интересы при всем моем эгоизме не заполняют все мое существо целиком. Одно ваше слово — и вы свободны. Не останется никакого следа вашего пребывания на моем судне. Там, за полоской угасающего света, совсем недалеко лежит земля; завтра, еще до заката, вы можете ступить на эту землю. — Почему я один, а не мы оба? Если жизнь вне закона не для меня, то она и не для вас. Если бы я смел надеяться… — Что вы хотите сказать? — спокойно спросил Корсар после краткого молчания, поняв, что его собеседник не решается продолжать. — Говорите смело, вас слушает друг. — Коли так, то позвольте мне, как другу, открыть вам свою душу. Вы сказали, что там, на западе, лежит земля. Мы оба вскормлены морем, нам ничего не стоит спустить на воду эту шлюпку и под покровом ночи скрыться от преследователей задолго до того, как наше бегство будет замечено. — И куда же мы направим свой челн? — К берегам Америки; там мы найдем не один укромный уголок, где можно скрыться. — И вы думаете, человек, привыкший жить среди своих приспешников как король, согласится стать нищим в чужом краю? — Но у вас же есть золото! Разве здесь мы не полновластные хозяева? Кто осмелится нам помешать, если мы сами пожелаем отказаться от власти, которой облечены? Не пройдет и половины вахты, как мы будем уже далеко. — Одни! Вы хотите, чтобы мы бежали одни? — Нет, не совсем. Бесчестьем будет, если мы, мужчины, покинем женщин, оставив их в жестоких руках разбойников, от которых бежим. — А не будет ли бесчестьем, если мы, мужчины, покинем тех, кто слепо доверяется нам? Принять ваше предложение — значит стать негодяем. Пусть я давно преступник в глазах света, но стать предателем, изменить себе, нарушить клятву… Никогда! Настанет час, когда те, для кого это судно было целым миром, расстанутся, но мы сделаем это открыто и по доброй воле, как подобает мужчинам. Вы так и не знаете, что привело меня в Бостон, где мы встретились? — Нет, — ответил Уайлдер тоном глубокого разочарования, ибо сладкая надежда на миг заставила биться его сердце. — Я расскажу вам. Один из преданных мне людей попался в лапы законников. Его необходимо было спасти. Я его недолюбливал, но по-своему он был честен и верен мне. Я не мог бросить его в беде, и никто, кроме меня, не сумел бы устроить его побег. Золото и хитрый план сделали свое дело; он снова с нами и воздает хвалу славному предводителю. Неужели я пожертвую добрым именем, которое завоевал с таким риском? — Вы пожертвуете добрым мнением о вас негодяев ради того, чтобы возвыситься в глазах тех, чье одобрение — честь для нас. — Я в этом не уверен. Плохо же вы знаете человеческую натуру, если никогда не слыхивали, что человек гордится даже дурной славой, если она все-таки слава. Кроме того, я не создан для той жизни, которую ведут ваши зависимые колонисты. — Стало быть, вы уроженец Англии? — О нет, сэр, я всего лишь жалкий провинциал, скромный сателлит могущественного солнца. Вы видели мои флаги, мистер Уайлдер; среди них не хватает только одного. О, ежели бы он существовал, этот флаг, — моя гордость, моя слава! Я защищал бы его кровью своего сердца! — Я вас не понимаю. — Вы моряк, и мне нет нужды напоминать вам, сколько славных рек изливается в море с этих берегов, сколько там широких, удобных бухт, сколько белеет парусов, управляемых людьми, впервые увидевшими свет на этих широких и мирных землях. — Я знаю, как богата моя родина! — Боюсь, что нет, — с живостью возразил Корсар. — Ежели бы вы и вам подобные знали ей цену, то флаг, о котором я говорил, реял бы на всех морях и жители нашей страны не отступали бы перед наемниками чужеземного короля. — Не стану притворяться, что не понял вас, ибо мне уже доводилось встречать мечтателей, которые, подобно вам, верят, что это может случиться. — «Может»! Это так же неизбежно, как то, что вечером светило опускается в океан, а вслед за ночью наступает новый день. Когда бы этот флаг развевался на мачте, никто не услыхал бы о Красном Корсаре. — Флот его величества открыт для всех подданных. — Я мог бы служить королю, Уайлдер, но быть слугою слуги для меня невыносимо. Я был воспитан, можно сказать — рожден, на одном из королевских кораблей, но как часто мне с горечью приходилось чувствовать, что мою родину от его трона отделяет океан! Подумайте только, один из командиров осмелился прибавить к имени моей родины эпитет, которым я не смею оскорбить ваш слух. — Надеюсь, вы проучили мерзавца. Корсар взглянул Уайлдеру прямо в глаза и ответил с ужасной улыбкой: — Ему не пришлось повторять оскорбление. Эго можно было смыть только кровью, и он дорого заплатил за свою наглость. — Вы дрались как мужчины, и счастье улыбнулось оскорбленному? — Мы дрались, сэр. Но ведь я осмелился поднять руку на уроженца священных Британских островов. Этого достаточно, мистер Уайлдер. Король превратил вернейшего из своих подданных в разбойника. Но горько же пришлось ему пожалеть об этом… Однако на сегодня хватит. Когда-нибудь я буду, возможно, более откровенен. Спокойной ночи. Уайлдер смотрел, как его собеседник спустился на шканцы; теперь, предоставленный своим мыслям, он должен был в одиночестве стоять вахту, которая, казалось ему, не имела конца. Глава XXII Она в мои глаза Столь неотрывно, пристально смотрела, Что спотыкаться стал ее язык И не вязались меж собою фразы… Шекспир. Двенадцатая ночь В то время как большая часть команды уже спала крепким сном, одни глаза, блестящие, полные тревоги, никак не могли сомкнуться. Когда миссис Уиллис с Джертред взошли на борт, Корсар тотчас уступил им свою каюту. Сюда мы теперь и перенесемся, возобновив нашу повесть с того мгновения, когда беседа, занявшая предыдущую главу, только что началась. Нет нужды подробно описывать чувства наших путешественниц, владевшие ими после бурных событий дня. Сомнения и догадки, возникшие по этому поводу, станут ясны читателю из последующего. Мягкий и ровный свет массивной серебряной лампы, подвешенной к потолку, косо падал на черты задумчивой гувернантки и ярко освещал юное лицо ее подруги. На заднем плане, словно темная тень на картине, выделялся смутный силуэт спящей Кассандры. Наш занавес взвился над этой мирной сценой в ту самую минуту, когда воспитанница пытается прочитать в потупленном взоре наставницы ответ, который язык последней отказывается произнести. — Я говорю, любезная сударыня, что все эти драгоценные безделушки и материал, из которых они сработаны, совершенно необычны для корабля. — И что же ты из этого заключаешь? — Не знаю. Я бы хотела быть в безопасности под крышей родного дома. — Дай-то бог! Молчать долее было бы неразумно. То, чему сегодня мы оказались свидетельницами, Джертред, заронило чудовищные подозрения в мою душу. Лицо молодой девушки побелело от страха, в глазах застыл вопрос. — Мне издавна знакомы порядки на военных кораблях, — продолжала гувернантка (она остановилась лишь затем, чтобы еще раз взвесить основания для своих подозрений), но я нигде не наблюдала обычаев, которые с каждым часом открываю на этом судне. — Каковы же ваши подозрения? Взор, полный страстной материнской тревоги, брошенный в ответ, испугал бы всякого, кто более привык размышлять над порочностью человеческой натуры, нежели чистое существо, кому этот взгляд предназначался; но в душе Джертред этот взгляд вызвал лишь смутное чувство страха. — Почему вы смотрите на меня такими глазами, мать моя! — воскликнула она, наклоняясь и умоляюще касаясь рукой плеча наставницы, как бы желая вывести ее из задумчивости. — Я все объясню. Лучше знать самое худшее, чем обречь тебя на гибель. Я не доверяю этому кораблю и никому, кто на нем плавает. — Никому? — Никому. — На флоте его величества могут встретиться дурные и злонамеренные люди, но нам нечего бояться: ведь если не боязнь бесчестья, то страх наказания будет нам защитой. — Боюсь, что преступные души, собравшиеся здесь, не знают иных законов, кроме собственных страстей, и не признают власти, кроме той, что избрали себе сами. — В таком случае, они пираты! — Они и есть пираты. — Пираты? Все? — Наверное. Там, где один преступник, никто не уйдет от подозрения. — Но, дорогая сударыня, мы же знаем, что среди них есть один, кто наверное невиновен, — ведь он попал сюда вместе с нами при обстоятельствах, когда обмана быть не могло. — Этого я не знаю. Подлость столь многолика, и столь разные люди оказываются подлецами! Боюсь, что в этой каюте собраны единственные, кто может полагать себя честными на этом судне. Джертред потупила взор, и губы ее задрожали от неудержимого волнения и от какого-то чувства, неизъяснимого для нее самой. — Ведь нам известно, откуда взялся наш новый знакомый, — сказала она вполголоса. — Стоит ли зря винить его, даже если подозрения ваши справедливы в отношении других? — Пускай я несправедлива к нему, но будем предполагать худшее. Возьми себя в руки, моя дорогая, сюда идет наш юный слуга; может быть, нам удастся что-нибудь выведать. Миссис Уиллис красноречивым жестом предложила своей воспитаннице овладеть собой и сама быстро придала лицу выражение безмятежности, которое обмануло бы и более опытного человека, нежели мальчик, медленно спускавшийся в каюту. Джертред отвернулась, а ее наставница заговорила с юношей мягким голосом. — Родерик, дитя мое, — начала она, — у тебя уже глаза слипаются. Видно, ты недавно служишь на судне? — Достаточно давно, чтобы не засыпать во время вахты, — холодно отрезал мальчик. — В твои годы лучше быть под крылышком заботливой матери, нежели под началом боцмана. Сколько тебе лет, Родерик? — Я прожил довольно, чтобы стать мудрее и лучше, — ответил он, и тень задумчивости пробежала по его лицу. — Через месяц мне минет двадцать. — Двадцать? Ты смеешься надо мной, шалун! — Разве я сказал двадцать, сударыня? Пятнадцать будет куда ближе к истине. — Это другое дело. И сколько же лет из них ты провел в море? — По правде сказать, только два года, хотя они часто кажутся мне десятью, а порой думается, что прошел всего лишь день. — Ты слишком романтичен, дитя мое. Тебе нравится это ремесло воина? — Воина? — Конечно. Разве те, кто служит на корабле, построенном для войны, не становятся воинами? — О да, безусловно, наше ремесло — война. — И тебе уже довелось видеть ее ужасы? С тех пор как ты служишь, судно побывало в сражениях? — Это судно? — Конечно, это. Разве ты плавал на другом? — Никогда. — Значит, об этом судне и идет речь. Много ли наградных получает экипаж? — Чрезвычайно. Здесь никто не нуждается в деньгах. — Значит, судно и его капитан в чести у команды. Моряк ценит судно и капитана, если жизнь у него привольная. — Да, сударыня, нам здесь привольно живется. И среди нас многие любят и судно и капитана. — А есть ли у тебя мать или близкий друг, которым ты отдаешь заработанные деньги? — Есть ли… Мальчик отвечал на вопросы с таким безразличием, что, пораженная его тоном, она повернула голову и бросила быстрый взгляд на его лицо, желая прочесть его чувства. Но он стоял словно в каком-то оцепенении и смотрел ей прямо в глаза ничего не выражающим взором, словно не сознавал, кого видит перед собой. — Родерик, — продолжала она осторожно, стараясь не спугнуть его малейшим намеком на странность его поведения, — расскажи мне о твоей жизни. Наверно, тебе весело здесь? — Мне очень грустно. — Странно. Юнги обычно весельчаки. Наверно, командир чересчур строг с тобой? Ответа не последовало. — Я так и знала: ваш капитан деспот. — Вы ошибаетесь, я никогда не слышал от него ни одного грубого или неласкового слова. — Значит, он добр и ласков. Ну и счастливец же ты, Родерик! — Это я счастливец, сударыня? — Я, кажется, говорю ясно: счастливец. — О да! Мы все здесь очень счастливы. — Что ж, это хорошо. На корабле, где царит недовольство, живется не сладко. И вы часто заходите в порты, и ты там развлекаешься, на берегу? — Я не стремился бы на берег, сударыня, если бы хоть один человек на борту любил меня. — Разве у тебя нет друзей? А мистер Уайлдер? — Я слишком мало его знаю. Я никогда не видел его до тех пор… — До тех пор? — … пока мы не встретились в Ньюпорте. — В Ньюпорте? — Вы же знаете, мы оба оттуда. — Вот оно что! Теперь я понимаю. Значит, твое знакомство с мистером Уайлдером началось в Ньюпорте? Когда судно стояло вдали от крепости? — Да. Я отвозил ему приказ принять команду над бристольцем. Он лишь накануне поступил на наше судно. — Так недавно! Тогда вы действительно мало знакомы. Но капитан, наверно, хорошо его знает? — Люди надеются, что да, но… — Что ты хотел сказать? — Никто не смеет спрашивать отчета у капитана. Даже я могу только молчать. — Даже ты? ! — воскликнула миссис Уиллис, от изумления теряя всякую сдержанность. Но мальчик был так погружен в свои мысли, что не уловил внезапной перемены. Он так мало замечал, что творится вокруг, что гувернантка без малейшего опасения тронула Джертред за руку, молча кивнув ей на его безучастную фигуру. — А как ты думаешь, Родерик, — возобновила она свои расспросы, — нам он тоже не станет отвечать? Мальчик вздрогнул. На лице его появилось осмысленное выражение, и он быстро взглянул на Джертред. — Она очень красива, — горячо ответил он, — но пусть не слишком надеется на свою красоту. Ни одной женщине не укротить его нрав! — Неужели сердце его столь очерствело? Неужели вопрос, заданный прекрасными устами, останется без ответа? — Послушайте, сударыня, — сказал он с серьезностью столь же поразительной, как и скорбь, звучавшая в ею тихом голосе, — за эти два года я видел больше, чем иному довелось испытать за целую жизнь. Бегите отсюда, даже если вам придется покинуть судно так же, как вы прибыли: на шлюпке, без палубы и без каюты. Здесь не место невинности и красоте. — Слишком поздно, мы уже не можем последовать твоему совету, — горестно сказала миссис Уиллис, взглянув на молчаливо сидящую Джертред. — Но расскажи нам еще что-нибудь об этом удивительном судне. Ведь ты случайно попал сюда? Мальчик потупил очи и молча кивнул головой, видимо, не желая отвечать на вопрос. — Почему «Дельфин» оказался сегодня другого цвета, чем вчера? И почему сегодня и вчера его окраска совсем иная, чем у невольничьего судна, что стояло в ньюпортской гавани? — А почему, — ответил мальчик с горькой, тоскливой улыбкой, — никто не может заглянуть в сокровенные уголки души того, кто один властен совершать эти перемены? О, если бы на этом судне менялась только окраска, я мог бы еще считать себя счастливым! — Значит, ты несчастлив, Родерик? Не попросить ли мне капитана Хайдегера, чтобы он списал тебя на берег? — Я никогда не стану служить никому другому. — Ты жалуешься и тут же цепляешься за свои оковы! — Я не жалуюсь. Гувернантка пристально посмотрела на него. Помолчав, она снова заговорила: — И часто здесь бывают буйные потехи вроде той, что мы видели сегодня? — Нет. Вам нечего их бояться. Тот, кто подчинил их себе, умеет держать их в руках. — Они служат по указу короля? — Какого короля? .. Да, конечно, короля, который не имеет себе равных. — Но они осмелились угрожать жизни мистера Уайлдера. Разве на королевском корабле посмели бы позволить себе такую дерзость? Взгляд, брошенный мальчиком на миссис Уиллис, показал, что ее хитрость не удалась: Родерик понял, что она только притворяется непонимающей, но прекрасно видит, куда она попала; однако он ничего не сказал. — Не кажется ли тебе, Родерик, — продолжала гувернантка, из осторожности решив переменить тему, — не кажется ли тебе, что Кор… что капитан Хайдегер хочет высадить нас в первом же удобном порту? — С тех пор как вы здесь, мы миновали множество портов. — Да, но все — неудобные. А если мы дойдем до гавани, куда ему можно будет зайти? — Таких здесь немного. — И все же, если это случится, он разрешит нам сойти? У нас есть деньги, мы заплатим за беспокойство. — Он равнодушен к деньгам. Когда ни попросишь, он бросает целую горсть. — Какой же ты счастливчик! За золото можно стерпеть и суровый взгляд. — Никогда! — горячо воскликнул мальчик. — Будь у меня целый корабль золота, я отдал бы этот мусор за один его ласковый взгляд. Миссис Уиллис вздрогнула, пораженная и словами и страстностью тона. Встав с места, она приблизилась к юноше и заглянула ему в лицо, освещенное ярким светом лампы. Крупная слеза выкатилась из-под длинных шелковистых ресниц и поползла по щеке, на которой под ее испытующим взглядом сквозь загар медленно пробивалась краска. Острый взгляд гувернантки скользнул вдоль фигурки мальчика и задержался на ногах, маленьких и слишком изящных. На добром лице миссис Уиллис появилось непривычное для нее выражение суровой настороженности; она выпрямилась, и от всей ее фигуры повеяло холодом оскорбленного женского достоинства. — Есть ли у тебя мать, мальчик? — спросила она строго. — Не знаю. Губы его едва шевелились, с трудом произнося слова. — Достаточно, поговорим в другой раз. Отныне каюту будет убирать Кассандра; если ты понадобишься, я ударю в гонг. Голова Родерика упала на грудь. Он весь сжался под суровым, пронизывающим взглядом и выскользнул сквозь люк. Не успел он исчезнуть, как миссис Уиллис обняла Джертред и крепко прижала к груди удивленную, растроганную девушку, как бы желая показать, сколь дорога она ей в эту тяжкую минуту. Гувернантка не успела еще разобраться в вихре чувств, теснившихся в ее душе, как раздался легкий стук в дверь. Она ответила привычной вежливой фразой, и, прежде чем обе женщины успели обменяться хоть словом, в каюту вошел Корсар. Глава XXIII Растроган я Как все другие люди, Я создан не из камня Шекспир. Кориолан Дамы приняли своего гостя не очень приветливо, что вовсе не удивительно, если вспомнить содержание недавней беседы. Джертред вся сжалась, но миссис Уиллис сохраняла полное самообладание и держалась с холодным достоинством. Лишь брошенный на вошедшего настороженный взгляд выдавал ее душевное волнение, словно она стремилась угадать причину его прихода. Лицо самого Корсара было задумчиво, почти сурово. Войдя в освещенную часть каюты, он поклонился и что-то пробормотал, но так тихо и отрывисто, что слушательницы даже не разобрали сдов. Мысли его витали далеко, и в рассеянности он чуть было не опустился на диван без всяких извинений, как человек, который пришел к себе; однако он вовремя спохватился, что нарушает приличия. Улыбаясь, он отвесил еще более низкий поклон, приблизился к столу и, совершенно овладев собой, выразил опасение, что визит его не совсем своевремен и поведение недостаточно учтиво. Это краткое вступление он произнес мелодичным голосом и держал себя так почтительно, словно и впрямь считал неделикатным свое вторжение в каюту судна, где был полновластным хозяином. — Прошу извинить мой приход в столь поздний час, — продолжал он, — но после событий, которых вы была свидетелями, я, как внимательный хозяин, не могу отойти ко сну, не заверив вас снова в полной безопасности. Имею удовольствие сказать вам, что буйный пыл моих людей угас и они мирно спят на койках, как овцы в своем хлеву. — Пока рядом с нами тот, кто так искусно усмирил смутьянов, мы можем надеяться на защиту, — осторожно ответила гувернантка, жестом приглашая его сесть. — Мы целиком полагаемся на ваше благородство и деликатность. — Я не обману этого доверия. Во всяком случае, мятежа вам больше нечего бояться. — Надеюсь, нам не грозят и другие напасти. — Судьба наша вверена бурной и вероломной стихии, — ответил он, опускаясь в кресло. — Вам это хорошо известно, и нет нужды напоминать, что мы, моряки, никогда не знаем, что ждет нас завтра. Нынче я ослабил узду и в какой-то мере сам вызвал этот взрыв; но теперь все уже в прошлом, как шквал или ураган; гладь океана не более спокойна сейчас, чем нрав этих негодяев. — На королевских судах я часто наблюдала эти грубые забавы, но не припомню, чтобы они кончались чем-нибудь, кроме сведения старых счетов да безобидных, хоть и нелепых матросских шуток. — Да. Но тот, кто не боится мелей, рискует в конце концов разбить свое судно. Еслп я отдаю в их распоряжение шканцы, то обычно не спускаю с них глаз во время их забав, но сегодня… — Что же сегодня? — Нептун с его грубыми шутками — не новость для вас, сударыня. — Я встречала это божество в былые времена. — Я так и понял. Это было на экваторе? — Да, и в других местах. — В других местах, — разочарованно повторил он. — Конечно, этот могучий властелин посещает все моря; сотни судов, больших и малых, качаются на волнах под палящим солнцем экватора. Бессмысленно было и думать об этом! — Вы изволили что-то сказать, я не расслышала. Корсар вздрогнул, ибо в рассеянности он скорее прошептал, чем произнес вслух последние слова. Быстро оглянувшись по сторонам, как бы желая увериться, что ничье нескромное ухо не подслушало тайные мысли, которые он редко открывал перед своими приспешниками, оп снова овладел собой и как ни в чем не бывало возобновил разговор. — Я совсем забыл, что ваш пол так же робок, как и прекрасен, — добавил он с улыбкой столь мягкой и пленительной, что гувернантка невольно с тревогой взглянула на свою воспитанницу, — иначе я гораздо раньше заверил бы вас в полной безопасности. — Вы ничуть не опоздали. — А как себя чувствует ваша юная и нежная подруга? — продолжал он, наклоняясь к Джертред, хотя слова его по-прежнему были обращены к гувернантке. — Надеюсь, сны ее не будут потревожены тем, что произошло? — Невинность редко видит плохие сны. — Священная и непостижимая тайна: ничто не нарушает покой невинности! Боже мой, если бы грешники могли укрыться от душевных терзаний! Но в наше время и в том мире, где мы живем, нельзя доверять даже себе. Он умолк, и молчание его было столь продолжительным и глубоким, что миссис Уиллис почувствовала неловкость положения и поспешила возобновить беседу. — А мистер Уайлдер так же склонен проявить милосердие, как и вы? — спросила она. — В таком случае, его терпимость очень похвальна, так как именно на него обрушилась злоба мятежников. — Но вы же видели, у него есть и друзья. С каким самоотречением они встали на его защиту! — Да, меня поразило, что за столь короткий срок он сумел завоевать расположение этих грубых людей. — Двадцать четыре года вовсе не мало. — Так давно тянется их дружба? — Они сами назвали эту цифру. Между юношей и его неотесанными друзьями существует какая-то таинственная связь! Наверно, это не первая услуга, которую они ему оказывают. Миссис Уиллис опечалилась. Она была подготовлена к мысли о том, что Уайлдер — тайный агент Корсара, но в душе надеялась, что связь с морскими разбойниками может быть как-то благоприятно для него объяснена. Ведь, хотя он в равной степени разделял преступную жизнь обитателей этого объявленного вне закона судна, сердце у него было благородное и он не желал, чтобы она и ее юная воспитанница сделались жертвами его сообщников. Теперь ей стали понятны его настойчивые и таинственные предостережения. Да, то, что казалось необъяснимым, становилось все более и более понятным. В чертах лица и во всем облике Корсара она узнала человека, который окликал бристольского купца с борта работорговца; образ этого человека невольно владел ее воображением все время их пребывания на «Дельфине» и был подобен тем смутным воспоминаниям далекого прошлого, что порой тревожат нас. Она поняла теперь, как трудно было Уайлдеру раскрыть ей тайну, ибо он мог потерять не только жизнь, но и их уважение — угроза не менее страшная для того, чья душа еще не совсем закоснела в пороке. Короче говоря, умной женщине стало понятно то, что давно уже известно читателю, хотя она все еще терялась в догадках и мучилась сомнениями, которых не могла ни разрешить, ни выбросить из головы. Обо всем этом она имела время спокойно поразмыслить, так как ее гость или, вернее сказать, хозяин вовсе не расположен был прерывать ее раздумья. — Удивительно, — сказала наконец миссис Уиллис, — что люди столь необразованные способны на такую же преданность, как и те, в натуре которых душевная тонкость сочетается с образованием! — Это и правда достойно удивления, — подхватил Корсар, как бы очнувшись. — Я отдал бы тысячу самых блестящих гиней, когда-либо отчеканенных на монетном дворе Георга Второго, чтобы узнать историю жизни этого юноши. — Значит, он вам незнаком? — стремительно вмешалась Джертред. Корсар обратил к ней рассеянный взор, но постепенно глаза его оживились, и в них появилось такое выражение, что у гувернантки от волнения подкосились ноги и она начала дрожать всем телом. — Кто осмелится сказать, что знает сердце человека? — заявил он, почтительно кланяясь в сторону девушки. — Все мы не знакомы друг другу, пока не научимся читать чужие мысли. — Лишь избранным дано прозревать тайны человеческой души, — сухо заметила гувернантка. — Нужно хорошо знать людей и многое испытать, прежде чем судить о помыслах тех, кто нас окружает. — И все же мир хорош для тех, кто сумеет сделать его веселым, — воскликнул Корсар, внезапно поддавшись свойственной ему смене настроения. — Все легко тому, кто достаточно смел, чтобы следовать своей прихоти. Истинный философ не тот, кто живет долго, но тот, кто умеет пользоваться жизнью. Человек, который умирает в пятьдесят лет, испив полную чашу наслаждений, более счастлив, чем тот, кто скрипит сто лет, влача тяжкие цепи светских условностей и боясь вымолвить лишнее слово, чтобы его не осудили соседи. — Однако есть люди, для которых высшее наслаждение — идти по стезе добродетели. — В устах дамы это звучит мило, — ответил он с таким видом, за которым проницательная гувернантка расслышала нотки сдерживаемой необузданности. Она с радостью избавилась бы от своего гостя, но блеск его глаз и ненатуральная веселость, стоившая ему немалых усилий, удержали ее от риска оскорбить человека, который не знал иных законов, кроме собетвенной прихоти. Поэтому она искусно переменила тему разговора и с мягкой женственностью, исполненной достоинства, указала на музыкальные инструменты, видневшиеся среди сборной мебели каюты. — Тот, чья душа смягчается под влиянием гармонии, чьи чувства живо откликаются на сладостные созвучия, не станет порицать радости невинных душ. Эта флейта и гитара принадлежат вам? — Ужели такие пустяки дают вам основание наделять меня достоинствами, о которых вы говорили! О люди, люди, как вам свойственно ошибаться! Прямодушные всегда принимают кажущееся за сущее. Тогда уж считайте, что я денно и нощно молюсь перед этой блестящей безделушкой, — ответил Корсар, указывая на осыпанное бриллиантами распятие, висевшее подле двери. — Я все же надеюсь, что вы испытываете хотя бы почтение к тому, в чью память мы чтим это распятие. Люди могущественные и счастливые мало думают в своей гордыне об утешении, ниспосылаемом свыше; но тот, кто часто прибегал к его благотворному воздействию, не может не испытывать глубочайшее благоговение. Гувернантка сидела опустив голову, но, произнося эти бесхитростные слова, охваченная глубоким чувством, она подняла глаза и обратила к нему проникновенный взор. Ответный взгляд был столь же серьезен и вдумчив, как и ее собственный. Легким, почти неощутимым движением Корсар коснулся ее руки. — Значит, мы сами повинны в том, что склонны к греху и не имеем сил ему противиться? — Спотыкается лишь тот, кто хочет пройти свой жизненный путь один, без всякой помощи. Не сочтите мой вопрос оскорбительным, но неужели вы никогда не обращаетесь к богу? — Это слово давно не произносится на нашем судне, разве что при сквернословии и богохульной брани, которая теряет остроту, коли выражена простым языком. Но ведь во всяком божестве заключено не более того, чем наделило его воображение человека. — Глупец сказал в своем сердце: «Бога нет», — ответила она голосом столь твердым, что он проник даже в душу того, кто давно свыкся с величием и превратностями своего буйного ремесла. — «Опояшь чресла свои и будь мужчиной, ибо я вопрошаю и жду твоего ответа: где был ты, когда я создавал землю? Ответствуй, понял ли ты меня? » Огненным взором впился Корсар в горевшее воодушевлением лицо гувернантки. Склонив голову набок, он громко сказал, как бы отвечая собственным мыслям: — Все это я не раз слыхал, почему же слова твои волнуют мне грудь, словно я вновь вдыхаю живительный воздух родины! Повтори то, что ты сказала. Умоляю, не меняй ни единого слова, ни одной интонации! Пораженная и даже испуганная его просьбой, миссис Уиллис повиновалась и с жаром повторила слова священного писания. Ее собеседник слушал как зачарованный. Звук ее голоса давно уже замер, и только тогда он перевел дыхание и снова заговорил. — В эти мгновения я словно вновь пережил свою жизнь, — сказал он. — Не знаю почему, но, словно выкованное из стали, сердце мое сейчас бьется неровно. Сударыня, вы своей маленькой рукой сумели укротить того, кто столь часто бросал вызов… Он внезапно смолк: взгляд его случайно упал на руку миссис Уиллис, которой он в запальчивости коснулся, и он уже не мог оторвать взор от этой руки, рассматривая ее, как драгоценную реликвию. Затем он глубоко вздохнул, словно пробудился от сладостных грез, и отвернулся, так и не закончив начатой фразы… — Вам хочется музыки, — воскликнул он беспечно, — вот вам музыка, хотя симфония создается ударами в гонг. И этот своенравный и капризный человек ударил в гонг с такой силой и энергией, словно хотел заглушить ответные слова. Гувернантка была очень уязвлена, видя, что после кратковременного успеха он так легко ускользнул из-под ее влияния; кроме того, ей не понравилась настойчивость, с какой он вновь подчеркнул свою независимость; однако она сумела скрыть разочарование. — Конечно, я ожидала не совсем такой гармонии, — проговорила она, когда затихло мощное гудение, казалось, заполнившее все судно, — да и вряд ли подобные звуки могут убаюкать тех, кто на койках менее опасен, чем на ногах. — Не бойтесь за них. Спящего матроса пушкой не разбудишь, а по первому свистку боцманской дудки он вскакивает как встрепанный. Он так вышколен, что удары гонга для него все равно что пение флейты. Еще удар означал бы пожарную тревогу, а так — это просто музыка, знак, поданный оркестру. Ночь тиха, и мы можем спокойно насладиться нежной мелодией. Едва он умолк, как где-то за стеной каюты раздались тихие аккорды: видно, музыканты собрались заранее, выполняя приказ капитана. Корсар усмехнулся, словно наслаждаясь этим новым доказательством своей почти волшебной власти. Затем он бросился на диван, откинулся и стал слушать. Звуки, возникшие в ночи, мягко и мелодично разливались по волнам, ничем не уступая искусству настоящих музыкантов. Это была печальная и странная мелодия, вероятно, как нельзя более отвечавшая настроению человека, для ушей которого она предназначалась. Но вот напев переменился; гениальный творец хотел, казалось, излить в тихих и пленительных созвучиях всю душу. Расположение духа Корсара менялось вместе с музыкой; и, когда струны зазвучали особенно нежно, он склонил голову, словно пытаясь скрыть слезы. Втайне сами поддавшись чарующей музыке, миссис Уиллис и ее воспитанница с изумлением взирали на этого удивительного, сотканного из противоречий человека, в чьи руки их забросила злая судьба. Старшая из дам была потрясена разноречивостью страстей, которые уживались в душе одного человека и проявлялись в столь многоразличных и коварных формах; вторая же со снисходительностью, свойственной ее возрасту, желала верить, что тот, кому свойственны столь благородные порывы, — скорее жертва обстоятельств, нежели раб своих страстей. — Вся Италия в этих звуках, — произнес Корсар, когда последний аккорд замер в воздухе. — Милая, беспечная, яркая, всепрощающая Италия! Вам никогда не случалось, сударыня, посетить эту страну, столь великую в своем прошлом и столь бессильную в настоящем? Гувернантка ничего не ответила, она лишь низко склонила голову, и ее собеседники подумали, что она все еще находится под обаянием музыки. Наконец, когда музыка стихла, Корсар ударил в гонг. — Родерик, — позвал он, заслышав легкие шаги на лестнице, ведущей в нижнюю каюту, — ты не спишь? Ответ был тих и невнятен, но мальчик, конечно, ответил отрицательно. — Сам Аполлон стоял у колыбели Родерика, сударыня. В его груди таятся звуки, которым дано смягчать даже грубые чувства матроса. Встань у дверей каюты, мой милый, и пусть музыка вторит твоей песне. Мальчик повиновался, и его стройная фигурка укрылась в тени так, чтобы сидящие под лампой не могли разглядеть его лицо. Оркестр заиграл нежную мелодию; вскоре она оборвалась, затем зазвучала снова, но голос не вступал. — Пой, Родерик, пой, без слов нам не дано понимать небесную гармонию. И мальчик запел сильным, красивым контральто, хотя голос его дрожал и грозил сорваться. Слова, насколько можно было их различить, звучали так: За морем западным цветет Прекрасная страна, Благословенный край свобод, Где правит тишина. Багровый диск По вечерам Дарит свои лучи полям, Стремнинам быстрых рек. Он для тебя сияет там, — Ты слышишь, человек? И предзакатною порой Там девушек веселых рой Ведет свой хоровод. В тот нежный час Надежды глас Звучит в тени лесной. — Довольно, мой милый, — нетерпеливо перебил его хозяин. — На вкус матроса от этой песни слишком несет аркадским пастушком. Спой нам о море и его радостях. Ударь по струнам так, чтобы повеселить сердце моряка. Но юноша безмолвствовал; может быть, ему не нравился приказ, а может, он не в силах был его выполнить. — Что с тобой, Родерик? Ужели муза покинула тебя? Или память ослабела? Как видите, ребенок что-то упрямится: он хочет петь лишь о любви и о солнце или не петь вовсе… Играйте громче, ребята, больше жизни, я сам буду петь в честь нашего судна. Оркестр почувствовал настроение своего господина и стройно заиграл бодрое вступление, подготовившее слушателей к песне Корсара. Мягкие, ласкающие интонации, часто проскальзывавшие в его голосе, не обманули слушателей. Этот сильный, глубокий голос был красив и мелодичен. Слова, очевидно, сочинил он сам: они были проникнуты духом его опасного ремесла и говорили о его собственных склонностях и вкусах. «Всем якорь поднимать! « — Дан грозным голосом приказ. Команда принялась за дело, И песня хриплая тотчас Над бурным морем полетела. Пора. Безродные бродяги Подхватывают клич отваги: «Всем якорь поднимать! « На горизонте паруса! Мужайся, правь врагу навстречу, Будь настоящим моряком. Готовясь в роковую сечу, Любимых помяни тайком. Пускай наполнит ветром парус, Пускай волны смирится ярость. На горизонте — паруса! Виктория! Ура! Мы победили, не рыдай Над другом в безутешном горе, На небе ждет героя рай, Его могила — в синем море. Пой веселей. Содвинем кружки В шумливой праздничной пирушке. Виктория! Ура! Он кончил петь и поднялся, не дожидаясь похвал, которые должны были последовать за исполнением; предложив дамам пользоваться услугами оркестра, когда им будет угодно, он пожелал им спокойной ночи и приятных снов и удалился в нижнее помещение, намереваясь, очевидно, тоже лечь спать. Сколько ни были миссис Уиллис и Джертред заинтригованы и даже пленены этой необузданностью страстей, но после его ухода в их душной темнице словно пахнуло свежим воздухом. Гувернантка окинула воспитанницу взглядом, в котором нежность мешалась с беспокойством; но обе молчали, ибо легкий шорох у двери напоминал им, что они еще не одни. — Не хотите ли еще музыки, сударыня? — спросил наконец Родерик, робко выступая из темноты. — Если желаете, я могу убаюкать вас песней, но я не в силах петь, когда он требует веселья, которое мне не по душе. Чело гувернантки потемнело, и она готова была ответить резким отказом, но жалобный тон и униженная поза юноши смягчили ее сердце; нахмуренный лоб разгладился, и лишь во взгляде, сменив материнскую тревогу, засветился укор. — Родерик, — сказала она, — я надеялась, что мы больше не увидим тебя сегодня. — Вы слышали гонг? Он может быть так весел, может распевать свои чудные песни в хорошую минуту, но вы еще не видели, каков он в гневе. — Ужели гнев его столь страшен? — Может быть, я боюсь его больше, чем другие, но для меня нет ничего ужаснее, чем одно его недоброе слово. — Он груб с тобой? — Никогда. — Ты противоречишь себе, Родерик. То он суров, то нет. Разве ты не сказал, что в минуту раздражения он ужасен? — Да, потому что теперь он переменился. Когда-то он вовсе не задумывался и не выходил из себя, но с недавних пор он сам не свой. Миссис Уиллис ничего не ответила. Язык мальчика был ей куда более понятен, чем ее любопытной, но ничего не подозревающей спутнице, ибо в тот момент, когда она сделала мальчику знак удалиться, Джертред выразила желание побольше узнать о жизни и характере Корсара. Но гувернантка повелительным голосом повторила приказание, и юноша медленно, с явной неохотой выскользнул из комнаты. Наконец-то наставница вместе со своей питомицей удалились в спальню и после привычных вечерних молитв заснули сном невинности, уповая на защиту того, кому они молились. Корабельный колокол регулярно отбивал склянки во время ночной вахты, и теперь это был, пожалуй, единственный звук, который раздавался во мраке ночи, нарушая покой, царивший в океане и на судах, что плыли по лону вод. Глава XXIV Но мало кто — один на сотню тысяч — Поведать мог бы о спасенье чудном. Шекспир, Буря В эти минуты обманчивой тишины «Дельфина» можно было бы уподобить дремлющему хищнику. И точно: бездействию пиратов не суждено было длиться долго. С восходом солнца потянул свежий ветер, неся с собой запах суши, и тронул с места дремлющее на волнах судно. Весь этот день, расправив широкие паруса, судно держало курс на юг. Вахта следовала за вахтой, ночь сменила день, а «Дельфин» все шел, не меняя направления. Но вот из моря один за другим начали подниматься голубые острова. Пленницы, ибо таковыми они себя теперь считали, молча провожали глазами проплывавшие мимо зеленые холмы, голые песчаные косы и горы, пока, по расчету гувернантки, они не очутились у берегов Западного архипелага 102. За все это время гостьи не задали ни одного вопроса и ничем не показали, что прекрасно понимают: Корсар вовсе не собирается высаживать их в желанном порту. Джертред плакала, тоскуя по отцу, но делала это втихомолку или на груди у своей наставницы. Уайлдера она избегала, интуитивно чувствуя, что он не тот, кем она его считала, но на людях старалась держаться спокойно и ко всем относилась одинаково ровно. Такое поведение встречало полную поддержку наставницы. С другой стороны, ни сам капитан, ни его помощник не искали встреч с обитательницами кают-компании чаще, чем этого требовала простая вежливость. Первый, словно жалея, что так откровенно проявил изменчивость своего нрава, ушел в себя и не только не искал общения, но избегал близости с кем бы то ни было; что же касается второго, то он отлично видел холодность гувернантки и переменившийся, хоть и все еще сочувственный взор ее воспитанницы. Уайлдер легко догадался о причинах такой перемены. Но, вместо того чтобы оправдываться, он держал себя так же отчужденно, как и они. А это лишний раз доказало бывшим друзьям бесчестность его помыслов, хотя даже миссис Уиллис признавала, что он ведет себя как человек, в чьей душе еще не умолк голос совести. Мы не станем затягивать рассказ, описывая естественные сожаления, охватившие Джертред, когда она пришла к печальному убеждению в его виновности; не будем также описывать нежные мечты, которым она не стыдилась предаваться, — мечты о том, чтобы человек, наделенный столь многими благородными и высокими качествами, понял свои заблуждения и вернулся на ту стезю, для коей, как признавала рассудительная гувернантка, предназначила так богато одарившая его природа. Много дней «Дельфин» спорил с ветрами, не перестававшими дуть в этих водах. Но, вместо того чтобы пробиваться к назначенной гавани, как это делают торговые суда, пиратский корабль внезапно изменил курс и, точно птица, спешащая в гнездо, метнулся в один из многочисленных проливов, разделявших острова архипелага. Им попадались десятки самых различных судов, но они избегали встреч; жизнь научила пиратов быть осторожными в водах, где кишат военные суда. Проскочив узкий пролив, разрывавший цепь Антильских островов, они благополучно вышли в открытое море, которое отделяло Антилы от Испанского моря. Как только пролив остался позади и во все стороны раскинулись широкие просторы океана, команда заметно повеселела. Да и на лице самого Корсара растаяла тень заботы, гнавшая его прочь от людей; исчезла отчужденность, и перед нами вновь появился гордый, своевольный человек, которого мы уже знаем. Матросы вздохнули свободнее, когда избавились от необходимости все время быть начеку, двигаясь сквозь строй крейсеров, заполнявших узкие проливы; веселые голоса и беспечный смех снова зазвучали там, где так долго царили взаимное недоверие и вражда. Однако для гувернантки новый курс «Дельфина» явился лишь источником новых тревог. Пока они шли в виду островов, она могла надеяться, что захватчик ждет только случая отдать их под охрану колониальных властей. Собственные наблюдения убедили ее, что в характере обоих командиров необузданность и беззаконие столь прочно перемешались с задатками добрыми и даже благородными, что ее надежды не могли оказаться пустыми мечтаниями. Даже в рассказах о беззакониях Корсара, несмотря на преувеличения и фантастические подробности, часто упоминались многочисленные примеры подлинно рыцарского благородства. Словом, это был человек, который, объявив себя врагом всего рода человеческого, делал, однако, различие между слабым и сильным и столь же искал удовлетворения в исправлении несправедливостей, нанесенных первому, сколь в унижении гордыни второго. Но сладкие надежды, питаемые этими рассказами, исчезли, как только в морской дали потонул последний из островов архипелага и судно осталось одно в пустынном океане. Как бы стремясь сбросить маску, Корсар приказал убрать паруса и, невзирая на попутный ветер, лег в дрейф. «Дельфин» стоял посреди океана, а офицеры и матросы бездельничали или предавались удовольствиям, каждый по своему вкусу. — Я надеялась, что вам будет угодно разрешить нам высадиться на одном из островов его величества, — сказала миссис Уиллис, впервые заводя об этом речь с тех пор, как укрепились ее сомнения в возможности высадки, и обратившись к мнимому капитану Хайдегеру, который только что отдал приказ лечь в дрейф. — Боюсь, что мы слишком надолго лишили вас вашей каюты. — Трудно найти для нее более достойных обитателей, — последовал учтивый ответ, но от острого взора встревоженной женщины не укрылось, что Корсар держится более уверенно и непринужденно, чем в тот раз, когда она впервые заговорила на эту тему. — Если бы обычай не требовал, чтобы суда ходили под флагом какой-либо страны, на моих мачтах всегда развевались бы знамена прекрасного пола. — Но, коль скоро… — Коль скоро это не так, я вывешиваю знаки, соответствующие моей службе. — За те пятнадцать дней, что я обременяю вас своим присутствием, я еще не имела счастья видеть эти флаги. — Разве? — воскликнул Корсар, бросая на нее острый взгляд, словно пытаясь прочитать ее мысли. — Пусть же эта неопределенность окончится на шестнадцатый день. Эй, кто там на корме! — Ричард Фид собственной персоной! — ответил тот и поспешно добавил, увидев, кто к нему обращается: — Всегда к услугам вашей чести! — А! Это приятель нашего друга, — многозначительно произнес Корсар, обращаясь к миссис Уиллис, которая поняла его намек. — Он будет моим переводчиком. Поди сюда, парень, мне надо услышать от тебя несколько слов. — Хоть тысячу, если угодно вашей чести, — ответил, подходя, Ричард. — Я хоть и не мастер говорить, но если порыться в мозгах, то кое-что всегда взбредет на ум. — Надеюсь, тебе неплохо живется на моем судне? — Не стану кривить душой, ваша честь: лучшей посудины не сыскать. — А курс? Надеюсь, и курс по вкусу настоящему моряку? — Видите ли, сэр, меня не шибко обучали грамоте, прежде чем пустить на заработки, поэтому я редко беру на себя смелость разбираться в приказах капитана. — Но все же у вас есть к кому-нибудь привязанность? — сказала миссис Уиллис, твердо решив узнать больше, чем собирался ей сообщить Корсар. — Не то чтобы я был нечувствителен по природе, миледи, — ответил Фид, отвешивая неуклюжий поклон в знак преклонения перед прекрасным полом, — хоть тумаки и шишки сыпались на меня градом. Я думал, что мы с Кейт Уиффл связаны самым крепким морским узлом, но тут вмешался закон со своими параграфами и судовыми правилами, одним махом расстроил мое счастье и в пух и прах разбил надежды бедной девушки; а мне осталось только грустить в одиночестве. — И после этого случая ты навсегда отказался от брачных уз? — Да, да, с этих самых пор, ваша честь, — подтвердил Фид, бросая на своего командира один из тех хитрых взглядов, в которых лукавство сочеталось со своеобразной честностью. — Это произошло уже после вашего знакомства с мистером Уайлдером? — Раньше, ваша честь, гораздо раньше. Если вспомнить, что в мае будет уже двадцать четыре года, как я пришвартовался к мистеру Гарри, то и выходит, что в те времена я был еще совсем юнцом. А раз у меня самого на руках оказалась вроде как семья, то мне, знаете, и нужды не стало лезть в чужую койку. — Вы сказали, — вмешалась миссис Уиллис, — что познакомились с мистером Уайлдером двадцать четыре года назад? — Познакомились! Боже мой, миледи, много он тогда понимал в знакомствах! Хотя, дай бог ему здоровья, с тех пор ему не раз пришлось вспоминать об этом дне. — Встреча людей столь высоких достоинств должна была стать воистину примечательной, — заметил Корсар. — Она и была достаточно примечательной, ваша честь А коли говорить о достоинствах, то, хотя мистер Гарри всегда преувеличивает мои, я же их просто и в грош не ставлю. — Ну, если двое столь рассудительных людей не сходятся во мнениях, то не берусь решать, кто из них прав. Хотя, наверно, я мог бы вынести более здравое суждение, если бы мне были известны факты. — Ваша честь забывает Гвинею, который думает в точности, как я, и не признает за собой никаких заслуг в этом деле. Но вы правы, сэр, скорость судна можно узнать, только прочитав судовой журнал; если эта леди и вы, ваша честь, желаете узнать, как было дело, то вам стоит только сказать слово, и я выложу все, как на духу. — Пожалуй, это разумное предложение, — заметил Корсар, жестом приглашая свою спутницу последовать за ним в ту часть юта, где они были бы избавлены от любопытных взоров. — Теперь поведай нам свою повесть и можешь быть уверен, что твои заслуги будут оценены совершенно точно и с полной беспристрастностью. Фид без малейшего колебания готов был рассказать все подробности; и к тому времени, как он откашлялся, взял свежую понюшку табаку и приготовился говорить, миссис Уиллис уже поборола свое нежелание интересоваться чужими секретами и, поддавшись непреодолимому любопытству, села в кресло, которое ей предложил ее спутник. — Отец рано отправил меня в море, ваша честь, — начал Фид, когда все приготовления были окончены. — Он, как и я, большую часть жизни провел на воде, а не на суше, хотя, будучи всего-навсего рыбаком, обычно держался у берега, что, в конечном счете, ненамного лучше, чем просто жить на суше. Как бы то ни было, я-то сразу ушел в открытое море и одним прыжком обогнул мыс Горн; это было мое первое плавание, не ближнее путешествие для зеленого новичка! .. Но потом, так как мне было всего восемь лет… — Восемь! Значит, вы рассказываете свою собственную историю! — разочарованно прервала его гувернантка. — Конечно, сударыня; можно было бы потолковать и о более знатных людях, но трудно сыскать человека, который бы лучше умел вооружить или разоружить судно. Мне сдается, вашей светлости не хотелось бы тратить время на историю моих родителей, и, чтобы попасть в самую точку, я начал сразу с того года, когда мне стукнуло восемь, а все, что касается моего рождения, имени и прочих подробностей из судового журнала, я выпустил. — Продолжайте, — возразила она, вынужденная покориться. — Моя голова — точь-в-точь как новое судно перед спуском на воду, — продолжал Фид. — Ежели сразу пойдет без сучка без задоринки, то летит стремглав, как парус, спущенный в штиль; но уж коли где заест, то придется попыхтеть, пока сдвинешь его с места. Так вот, чтобы расшевелить мои мозги и чтоб все шло как по маслу, придется вернуться к началу. Значит, отец мой был рыбаком, и я обогнул мыс Горн. Вот! Теперь я снова поймал нить, без узлов, петлю за петлей, как хорошо свернутый канат. Так вот, обогнул я мыс Горн да года четыре плавал в тех местах — исходил все моря, побывал на всех островах, которые и теперь-то нам не очень знакомы, а тогда и подавно. Потом всю войну прослужил на флоте его величества и заработал три раны и почестей на два костыля. Тогда-то я и столкнулся с Гвинеей — с тем чернокожим, миледи, что вон там сворачивает паруси. — Так, значит, вот когда ты натолкнулся на африканца, — вставил Корсар. — Тут мы и познакомились. И, хоть кожа у него не белее китовой спины, я плевать на это хотел и скажу всем и каждому: после мистера Гарри он самый лучший человек на свете. Что там говорить, ваша чееть, парень упрям, слишком выхваляется своей силой и считает, что ему нет равных в предсказании погоды и в управлении судном. Но ведь он простой чернокожий, а мы знаем, что нельзя слишком строго судить тех, кого не можешь считать ровней. — Да, это было бы совсем бесчеловечно. — Слово в слово, как говаривал, бывало, капеллан с «Брунсвика». Великая вещь образование, ваша честь, ибо от него уже та польза, что оно готовит человека в боцманы и учит прямым курсом вести свое судно на небеса. Так вот, как я уже сказал, мы с Гвинеей лет пять плавали вместе и даже некоторым образом дружили; и настал час, когда в Вест-Индии мы встретились с несчастным, потерпевшим крушение судном. — Каким судном? — Прошу прощения у вашей чести, я никогда не трогаю верхнего рея, пока не уверюсь, что судно не повернет обратно по ветру; и, прежде чем описывать разбитое судно, я должен переворошить свои мысли, чтобы не упустить того, о чем надо упомянуть в первую очередь. Корсар по лицу своей гостьи видел, с какой жадностью она слушает, как волнуется из-за бесконечных отступлений и боится, что кто-нибудь прервет рассказ; он сделал ей знак не мешать честному моряку идти своим путем, ибо понял, что так они скорее всего доберутся до событий, о которых оба горели желанием узнать. — Так вот, как я уже говорил, — продолжал он, — мы с Гвинеей служили тогда марсовыми на «Прозерпине», быстроходном тридцатидвухпушечном фрегате, и на пути от островов к Испанскому морю наткнулись на контрабандиста! Капитан захватил судно и приказал нам доставить его в порт, а ведь он был человек рассудительный, и, значит, так ему самому было приказано. Но из этого все равно ничего не вышло: почти у цели, когда до гавани осталось не более двух дней пути при попутном ветре, на нас обрушился жестокий ураган, и посудина покончила счеты с жизнью и затонула. Это было небольшое суденышко, и, прежде чем заснуть навеки, ему вздумалось опрокинуться набок, и помощник капитана и трое матросов очутились на дне морском; по крайней мере, я так думаю, ибо с тех пор никогда их больше не видал. Вот тут-то Гвинея и сослужил мне добрую службу; ибо хоть мы и раньше делили голод и жажду, но тут, если бы он не прыгнул за борт, то я, как рыба, наглотался бы соленой воды. — Он спас тебя и не дал утонуть вместе с другими? — Не слишком ли сильно сказано, ваша честь? Кто знает, может, меня выручил бы другой счастливый случай. Но, если учесть, что плаваю я точь-в-точь как двойное пушечное ядро, то, пожалуй, я и вправду перед ним в долгу, хотя мы редко говорим об этом деле; а все потому, что не настал еще мой час отплатить ему той же монетой. Так вот, видя, что от контрабандиста толку больше никакого, мы кое-как умудрились спустить шлюпку, прежде чем он окончательно пошел ко дну, и погрузить в нее съестные припасы, чтобы перебиться первое время, и начали изо всех сил грести к земле. Не стану объяснять этой леди, что такое идти на шлюпке, — она только что испытала это на собственном опыте, — скажу только, что если бы не эта шлюпка, на которой нас дней пять болтало, то путешествие миледи не закончилось бы так счастливо. — Я вас не понимаю. — А чего ж тут понимать, ваша честь: когда мы их подобрали, баркас с бристольца держался на воде только благодаря ловкости мистера Гарри. — Но какая же связь между вашим кораблекрушением и спасением мистера Уайлдера? — спросила гувернантка, не в силах более выносить бесконечный рассказ словоохотливого матроса. — Связь весьма простая и вполне естественная, сударыня; вы со мной согласитесь, когда услышите самую трогательную часть моей повести. Так вот, две ночи и день мы с Гвинеей носились по океану, терпели всякую нужду — только в работе не было недостатка — и держали курс на острова; ибо пусть мы и не великие мореходы, но землю чуяли и гребли как бешеные — ведь сами понимаете, в этой гонке ставкой была наша жизнь. И вот настает распрекрасное утро, когда мы вдруг увидели корабль без парусов; если вообще можно так назвать судно, у которого на палубе торчат три голых пенька от мачт и ни одного обрывка каната или клочка флага, чтобы определить его оснастку или национальность. Однако, судя по этим пенькам от мачт, я всегда считал, что это был большой военный корабль, а когда мы подошли ближе и рассмотрели корпус, я твердо сказал, что судно английское. — Вы побывали на борту? — спросил Корсар. — Это не составляло труда, ваша честь, так как весь экипаж, который мог нам помешать, состоял из заморенной собаки. — Значит, на корабле никого не было? — Да, сэр, люди покинули его, а может, их смыло волной во время урагана. Я так толком и не узнал, что произошло. Собака, видно, мешала на палубе, и ее привязали к крюку. Так вот, сэр, находим мы эту собаку, а больше ни души, хотя мы целых полдня шарили по всем углам, чтобы не пропустить ни одной мелочи, которая могла нам пригодиться. Но входы в трюм и кают-компанию все равно были затоплены, так что мы не больно-то надеялись на большую добычу. — Что ж, вы так и уехали? — Постойте, ваша честь. Вот, значит, роемся мы на палубе в обрывках такелажа, а Гвинея вдруг и говорит: «Мистер Дик, мне слышится, будто кто-то стонет там, внизу». А я и сам слышал какие-то жалостные звуки, да подумал, что это души матросов оплакивают свою смерть, и промолчал, чтобы не перепугать суеверного негра; ведь и лучшие из них — только невежественные, суеверные чернокожие, сударыня. Вот я и помалкиваю, пока он сам не заговорит об этом предмете. Тут уж мы оба навострили уши и в самом деле слышим — плачет живая душа. И все же я не сразу уверился, что это не судно стонет, ибо знаете, сударыня, судно, идя ко дну, всегда жалуется, точно живое существо. — Да, да, — подхватила гувернантка, вся дрожа, — я сама слышала эти стоны, и они до самой смерти не изгладятся из моей памяти! — Я так и думал, что вам довелось их слышать, — ну и страшные же стоны! Но судно все качалось на поверхности и вовсе не собиралось тонуть; я и подумал, не попытаться ли попасть внутрь с кормы и посмотреть, не прихлопнуло ли там какого-нибудь беднягу, который не успел выскочить из койки, когда судно перевернулось. И что же, добрая воля и крепкий топор вскоре помогли нам открыть тайну этих стонов. — Вы нашли ребенка? — Вместе с его матерью, сударыня. По счастью, койка была с наветренной стороны, и вода до них не дошла. Но спертый воздух и голод, оказывается, ничуть не лучше, чем соленая влага. Мать испускала последний вздох, когда мы ее нашли; что до мальчонки, то стройный молодец, которого вы видите на той пушке, был тогда в самом жалком состоянии. Немало пришлось нам повозиться, пока он проглотил каплю вина с водой, которая каким-то чудом сохранилась, чтобы помочь ему стать тем, что он есть, — красою и гордостью океана. — А его мать? Она умерла? — Мне жаль, но это так. Бедняжка уже не могла глотать, когда мы нашли ее, да нам и нечего было предложить ей. Так вот, значит, видя, что взять здесь нечего и что через пробитое нами отверстие воздух выходит наружу и судно от этого быстрее погружается, мы сочли за благо покинуть его. И не зря мы спешили — оно сразу пошло ко дну, и мы едва успели оттолкнуться, чтоб не попасть в водоворот. — А как же мальчик — брошенный ребенок? — воскликнула гувернантка с полными слез глазами. — Вы ошибаетесь, сударыня. Мы его вовсе не бросили, а взяли с собой, точно так же, как и другое живое существо, найденное на корабле, да еще горсть риса и завалящий сухарь. Но нам предстоял долгий путь, и, что еще хуже, мы находились в стороне от торговых путей. Все это я высказал на общем совете экипажа, состоявшего из меня и негра, так как мальчик от слабости не мог говорить, да и что он вообще мог сказать о нашем положении? Поэтому я открыл совет и сказал: «Гвинея, нам придется съесть либо эту собаку, либо мальчонку». Тогда Гвинея мне так сказал: «Я вообще могу обойтись без еды; отдай все мальчику, он так мал, ему надо набраться сил». Но мистеру Гарри собака не очень-то пришлась по вкусу, и мы вдвоем быстро покончили с ней. Тут для нас настали голодные деньки; ведь если бы мы не поддерживали паренька, то жизнь, что и так еле теплилась в нем, совсем бы угасла. — И вы кормили мальчика, а сами голодали? — Ну, не совсем, сударыня, мы точили зубы о собачью кожу, хотя не скажу, чтоб это было большое лакомство; зато, раз уж нам не приходилось тратить время на еду, мы живее работали веслами. В конце концов добрались мы до одного из островов, хотя к тому времени, как мы пришвартовались к первой попавшейся кухне, ни я, ни негр не могли похвастать ни силой, ни могучим весом. — А что же ребенок? — Он чувствовал себя прекрасно; доктора потом говорили, что пост не причинил ему вреда. — Вы разыскивали его близких? — Что до этого, сударыня, то, насколько я мог судить, мы остались самыми близкими ему людьми. У нас не было ни карт, ни румбов, которые облегчили бы поиска его семьи. Он называл себя мистером Гарри, а значит — по рождению был джентльменом, в чем легко убедиться, только взглянув на него; больше я ничего не смог добиться ни о семействе, ни об отечестве его; но говорил он по-английски и был подобран на английском корабле; стало быть, он англичанин. — И вы так и не узнали название корабля? — спросил внимательно слушавший Корсар, черты лица которого выдавали живой интерес. — Что до этого, ваша честь, то ведь школ тогда было у нас маловато, а в Африке, сами знаете, тоже учености не наберешься, так что если бы даже название судна не было покрыто водой, то мы изрядно попотели бы, пока прочитали его. Но на палубе нам попалось ведро, которое, по счастливой случайности, застряло среди помп и не было смыто за борт. Так вот, на этом ведре было что-то написано. Чтобы сохранить эти мелкие буковки, я в свободную минуту попросил Гвинею — у него природный дар к татуировке — втереть мне это имя в кожу порохом. Ваша честь, сейчас вы увидите его работу. С этими словами Фид преспокойно снял куртку и обнажил до локтя загорелую руку, на которой отчетливо виднелись синие знаки. Буквы были скопированы грубо, но можно было без труда прочесть слова «Арк из Линнхейвена». — Значит, у вас была хоть зацепка, чтобы найти родных ребенка, — заметил Корсар, прочитав надпись. — Видно, нет, ваша честь; мы взяли ребенка с собой на «Прозерпину», и наш доблестный капитан на всех парусах пустился на розыски его родни. Но никто и слыхом не слыхал про судно, под названием «Арк из Линнхейвена», и через год нам пришлось прекратить поиски. — А ребенок ничего не мог рассказать о своих близких? — спросила гувернантка. — Очень мало, миледи, по той причине, что он почти ничего не знал о себе. Так что в конце концов мы отказались от этой затеи. Я, Гвинея, капитан и вся наша команда сами взялись за воспитание мальчика. Мы с негром обучали его морскому ремеслу и немного хорошим манерам; навигации, мореплаванию и латыни он научился у капитана, который был ему другом до тех пор, пока он не встал на собственные ноги, что произошло значительно позже. — Сколько же времени мистер Уайлдер пробыл на военном корабле? — спросил Корсар небрежным и явно безразличным тоном. — Достаточно долго, ваша милость, чтобы выучить все, чему там обучали, — уклончиво ответил тот. — И дослужился до чина офицера? — Если этого не случилось, то внакладе остался только король… Но что это там виднеется? Похоже, что парус! Или просто чайка хлопает крыльями, прежде чем взлететь? — Парус на горизонте! — закричал с мачты дозорный. — Парус! — одновременно раздалось со всех сторон на мачтах и палубе. Несмотря на дальность расстояния, сверкающий предмет был мгновенно замечен дюжиной зорких глаз. Корсар не мог не откликнуться на общие возгласы, а Фид воспользовался удобным случаем и покинул корму с поспешностью человека, весьма обрадованного неожиданной помехой. Гувернантка тоже встала и в печальной задумчивости удалилась в свою каюту, видимо, желая остаться одна. Глава XXV Они готовятся к морскому бою Шекспир, Атоний и Клеопатра Возглас «Парус!», раздавшийся в пустынных, редко посещаемых водах, где стоял Корсар, заставил все сердца биться сильней. По мнению команды, они напрасно потеряли мною недель из-за бесплодных, пустых мечтаний своего предводителя; они не способны были понять, что бристольского купца вырвал из их рук несчастный случай; в грубых умах запечатлелось лишь одно: что богатая добыча от них ускользнула. Не задумываясь над причинами, они готовы были выместить досаду на ни в чем не повинном офицере, назначенном командовать судном, которое они уже почитали своей добычей. И вот наконец представился случай возместить эту потерю. Неизвестное судно повстречалось им в пустынных водах, где неоткуда ждать помощи, и ничто не могло помешать пиратам спокойно завладеть добычей. Весь экипаж понимал, какая это удача; добрая весть передавалась с марса на реи и с рей на палубу, звенела в устах каждого из пятидесяти матросов, пока радостный крик не проник в самые отдаленные уголки судна. Сам Корсар не скрывал живейшего удовольствия при виде неожиданной добычи. Он прекрасно знал, что лишь удачное предприятие, сулящее большие выгоды, может пресечь нарастающий ропот команды. Он появился среди матросов с просветлевшим лицом, оживленно беседовал то с тем, то с другим, называя их по именам, и терпеливо выслушивал их мнение о появившемся корабле. Показав тем самым, что все прощено и забыто, он пригласил на ют Уайлдера, генерала и старших офицеров, чтобы при помощи полудюжины превосходных подзорных труб произвести более тщательные и точные наблюдения. Долгое время все напряженно всматривались вдаль. Безоблачное небо, свежий умеренный ветер, ровная гладь широких вод — все, казалось, соединилось в не знающем покоя океане, чтобы помочь их наблюдениям и благоприятствовать предприятию, которое с каждой минутой становилось не только возможным, но и неизбежным. — Это корабль! — сказал Корсар, первым прервав наблюдение и опуская трубу. — Это корабль! — как эхо отозвался генерал, и что-то похожее на радость засветилось на его обветренном лице. — Судно с полным корабельным вооружением! — подхватил третий, опуская трубу и отвечая солдату мрачной улыбкой. — Этот высокий рангоут говорит о многом, — заключил их командир. — Там под парусами скрывается крепкий корпус. А вы что ж молчите, мистер Уайлдер? Вы считаете, что это… — … большое судно, — ответил наш герой, чье молчание вовсе не означало, что он с меньшим вниманием следил за парусом. — Если моя труба меня не обманывает, то… — Что, сэр? — … он идет под нижними парусами. — Вы видите то же, что и я. Этот большой корабль несет все, что может нести, идя по ветру с раздернутыми булинями. Он идет в нашу сторону. — Мне тоже так кажется, но… — Какие могут быть «но», сэр? Без сомнения, он идет курсом северо-восток. Если он так любезен, что хочет избавить нас от труда гнаться за ним, то не будем торопиться. Пусть подойдет ближе. Что вы скажете, генерал, каков вид у этого фрегата? — Не такой, как у военных кораблей, но пленительный. Один вид этой бом-брам-стеньги заставляет вспомнить золотые прииски. — А ваше мнение, джентльмены? Вам тоже кажется, что верхние паруса у него, как у галеона? — Весьма возможно, — ответил один из младших офицеров. — Говорят, доны часто ходят этим путем, не желая встречаться с нами, джентльменами, имеющими патент пиратов. — Это большой фрегат! — Тем вероятнее, что он везет благородный груз. Вы еще новичок в нашем веселом ремесле, мистер Уайлдер, и не знаете, что величина корабля — это качество, которое мы высоко ценим. — Мне кажется, незнакомец подает сигналы, — быстро проговорил Уайлдер. — Неужели он нас заметил? Надо хорошо смотреть, чтобы на таком расстоянии увидеть судно, лежащее в дрейфе. Такая бдительность — верный признак того, что у них ценный груз. Наступило молчание, н все подзорные трубы повернулись в сторону неизвестного фрегата. Мнения разделились: одни уверяли, что видят сигналы, другие сомневались. Сам Корсар хранил молчание, неотрывно наблюдая за незнакомцем. — Мы так долго напрягали зрение, что все плывет перед глазами, — сказал он наконец. — А если глаза отказываются мне служить, я обращаюсь к свежему человеку. Подойди-ка сюда, парень, — обратился он к матросу, который был чем-то занят на юте, недалеко от того места, где стояли офицеры. — Поди-ка сюда. Что ты скажешь об этом судне там, на юго-западе? Это оказался Сципион. Его отправили на ют как опытного моряка. Сняв шапку в знак почтения, он положил ее на палубу и стал глядеть в подзорную трубу, закрыв другой глаз рукой. Но не успела труба повернуться в сторону предмета, вызвавшего их любопытство, как он ее опустил и в немом восхищении уставился на Уайлдера. — Ты видел парус? — спросил Корсар. — Масса капитан может хорошо видеть его простым глазом. — Верно. Но что ты скажешь, взглянув в подзорную трубу? — Это фрегат, сэр. — Верно. Куда он идет? — В нашу сторону. — Правильно. Он подает какие-то сигналы? — У него три новых бом-брамселя. — Исправность украшает судно. Ты видишь его флаг? — На нем нет флага, масса капитан. — Мне тоже так показалось. Дальше… Нет, постой! Часто хорошую мысль найдешь там, где не ожидаешь. Как ты думаешь, каков его тоннаж? — Ровно семьсот пятьдесят тонн, масса капитан. — Вот как! Язык вашего негра точен, как наугольник плотника, мистер Уайлдер. Он с такой уверенностью определяет тоннаж судна, корпус которого скрыт за горизонтом, словно он сам — королевский таможенник и только что произвел все официальные обмеры. — Будьте снисходительны к невежеству негра; люди его несчастной расы не очень-то умеют отвечать на вопросы. — Невежество? — переспросил Корсар, по своей привычке быстро переводя взгляд с одного на другого и затем на парус, маячивший на горизонте. — Не очень-то умеет отвечать? Я вижу, что у него нет и тени сомнения в своей правоте. Ты уверен, что точно назвал тоннаж? Сципион, в свою очередь, перевел большие черные глаза с нового командира на давнего хозяина, и на лице его появилась растерянность. Но это длилось всего лишь мгновение. Ему достаточно было одного взгляда на нахмуренное чело Уайлдера, чтобы и ум и уверенность, с какой он говорил о тоннаже судна, сменились выражением такой безнадежной тупости, что даже ценой отчаянных усилий не удалось бы добиться от него проблеска мысли. — Я спрашиваю, разве фрегат не может быть тонн на десяток тяжелее или легче, чем ты сказал? — повторил Корсар, убедившись, что не дождется ответа на первый вопрос. — Он такой, как будет угодно массе капитану, — ответил Сципион. — Мне угодно, чтобы он был в тысячу тонн: богаче будет добыча. — Я думаю, в нем точно тысяча, масса капитан. — А может, это уютное суденышко тонн в триста; если оно гружено золотом, то этого достаточно. — На вид в нем ровно триста тонн. — По-моему, это бриг. — Мне тоже так кажется, масса капитан. — А не шхуна 103 ли это с высокими и легкими парусами? — На шхунах часто есть бом-брам-стеньги, — согласился негр, видно твердо решив поддакивать своему собеседнику. — Может быть, это вообще не парус? Эй, вы там! В таком важном деле стоит спросить мнения и других. Эй, кто там? Пришлите ко мне марсового, по имени Фид. Ваши друзья, мистер Уайлдер, столь умны и преданны вам, что вас не должно удивлять, если я хочу выслушать их мнение. Уайлдер стиснул зубы, а остальные офицеры не могли скрыть изумление, но они слишком хорошо знали капризный нрав своего капитана, а первый помощник счел благоразумным промолчать, чтобы не раздражать готового вспыхнуть капитана. Марсовый не заставил себя ждать, и Корсар возобновил свои расспросы. — Значит, ты вообще сомневаешься, парус ли это? — спросил он. — Это наверняка только мерещится, — повторил упрямый негр. — Слышите, мистер Фид, что говорит ваш дружок негр; он считает, что предмет, который так быстро приближается с подветренной стороны, вовсе не парус. Марсовый не видел причин скрывать свое удивление по поводу столь нелепой ошибки, и выразил его со всей пылкостью, на какую был способен. Затем он скользнул взглядом в сторону паруса, дабы увериться, что ошибки быть не может, и с глубоким возмущением оборотился к Сципиону, желая ценой презрения к невежеству товарища поднять свой престиж в глазах присутствующих. — За что, черт возьми, ты его принял, Гвинея? За церковь, что ли? — Пожалуй, это и есть церковь, — покорно согласился негр. — Помилуй боже чернокожего дурака! Вашей чести известно, что в Африке мораль находится в дьявольски запущенном состоянии; не осуждайте же бедного черномазого за промахи по части религии. Но он опытный моряк и должен отличать бом-брамсель от церковного флюгера. Послушай-ка, Сцип, если у тебя самого нет самолюбия, то хоть ради своих друзей скажи его милости… — Ладно, оставим это, — прервал его Корсар. — Вот тебе подзорная труба и скажи, что ты сам думаешь об этом парусе. Фид галантно повозил ногой, отвесил низкий поклон в знак того, что ценит оказанное доверие, и, положив шапку на палубу, преспокойно и, как он полагал, очень ловко начал приноравливать к глазам подзорную трубу, чтобы лучше рассмотреть желаемый предмет. Он всматривался гора