Джон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие


НазваниеДжон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие
страница27/56
Дата публикации01.11.2013
Размер9.9 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Военное дело > Документы
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   56

45
Жюли покосилась на меня, будто спрашивая, продолжаю ли я еще сомневаться в том, что никакая серьезная опасность нам тут не угрожает. Я не выказал несогласия – и не затем только, чтоб ей угодить. Может, вот вот с Муцы донесется голос, выкрикивающий что то по норвежски, или взметнется из сосновой темноты мастерски подделанный огненный столп. Но нет – царила тишина, только сверчки попискивали.

– И больше вы туда не возвращались?

– Порой ничего нет пошлее, чем возвращаться.

– Неужели вас не интересовало, чем кончится эта история?

– Вовсе не интересовало. Настанет день, Николас, и вы откроете для себя нечто неимоверно значительное. – Сарказм в его тоне не чувствовался, но подразумевался. – И поймете, что я имел в виду, когда говорил вам: бывают мгновения, которые обладают столь сильным воздействием на душу, что и подумать страшно о том, что когда нибудь им наступит предел. Для меня время в Сейдварре остановилось навеки. И мне не интересно, что сталось с заимкой. И как поживают ее обитатели. Если еще поживают.

– Но ты сказал, – произнесла Жюли, – что вы с Густавом обещали друг другу переписываться.

– Я и писал ему. А он отвечал. Года два отвечал неукоснительно, примерно раз в три месяца. Но совсем не касался темы, которая вас волнует – сообщал лишь, что все по прежнему. Послания его были целиком посвящены орнитологическим наблюдениям. И читать их становилось все скучнее, ибо я постепенно охладел к типологии природы. Письма приходили реже и реже. Кажется, в 1926 или 27 м он прислал мне рождественскую открытку. С тех пор – молчание. А теперь его уже нет на свете. И Хенрика нет, и Рагны.

– Вы вернулись во Францию – а потом?

– Огненный столп приходил в гости к Хенрику в полночь 17 августа 1922 года. Пожар в Живре ле Дюк вспыхнул в те самые ночь и час.

Жюли, в отличие от меня, взглянула с неприкрытым недоверием. Кончис сидел боком к столу; наши с ней глаза встретились. Скорчила разочарованную мину, потупилась.

– Вы хотите сказать…

– Я ничего не хочу сказать. Между этими событиями не было никакой связи. И быть не могло. Точнее, их связывал я, именно во мне нужно искать смысл их совпадения.

У него пробилась непривычно тщеславная интонация, точно он то и спровоцировал оба события и каким то неведомым способом обеспечил их синхронность. Чувствовалось, что сие совпадение не надо понимать буквально, что он использует его в качестве красивого символа; два рассказанных им эпизода перекликаются по смыслу, и загадка его натуры раскроется перед нами лишь при их внимательном сличении. Точно так же, как в новелле о де Дюкане содержался ключик к самому Кончису, только что поведанная им история как то объясняла недавний сеанс гипноза; реальность, прорывающая ветхую сеть знания, – кажется, так он выразился; во время сеанса я, помнится, испытывал нечто сходное, и это сходство вряд ли чисто случайно. Взаимосвязи знаков, что пронизывают плоть спектакля; нити тайного замысла.

– Дорогая, – отечески обратился он к Жюли, – по моему, тебе пора в постель. – Я посмотрел на часы. Начало двенадцатого. Жюли повела плечом, словно напоминать о режиме с его стороны было бестактно.

– Зачем ты рассказал нам эту историю, Морис? – спросила она.

– Настоящим правит минувшее. Сквозь Бурани просвечивает Сейдварре. Все, что здесь происходит, по каким бы причинам ни происходило, отчасти – нет, целиком – уже случилось в норвежской тайге тридцать лет тому назад.

Он отвечал ей тем же тоном, каким обычно обращался ко мне. Иллюзия, что у Жюли абсолютно другой статус, что она гораздо больше разбирается в сути происходящего, почти развеялась. Похоже, он толкает нас к новому излому, устанавливает новые правила наших отношений. В каком то смысле мы оба стали теперь учениками, профанами. Мне вспомнился излюбленный сюжет викторианских живописцев: брадатый моряк елизаветинец, указуя в просторы вод, разглагольствует перед парой вытаращившихся на него мальчуганов. Мы вновь исподтишка переглянулись; впереди лежала еще одна незнаемая территория. Я ощутил прикосновение ноги; доля секунды, какую длится торопливый поцелуй.

– Что ж. Наверно, мне пора. – Чопорная личина опять легла на ее черты. Все мы поднялись. – Морис, ты так умно и увлекательно рассказывал.

Подалась к нему, чмокнула в щеку. Протянула мне руку. Заговорщически блеснула глазами, быстро сдавила пальцами мою ладонь. Пошла прочь; остановилась.

– Извините. Забыла сложить спички в коробок.

– Ничего страшного.

Мы с Кончисом молча уселись. Вскоре послышался хруст гравия – она шагала в сторону моря. Я улыбнулся прямо в непроницаемое лицо Кончиса. На фоне ясных белков радужка казалась совсем черной – бесконечно внимательный взгляд маски.

– Покажут мне ночью живые картинки?

– А что, эта история в них нуждается?

– Нет. Вы рассказали ее… безупречно.

Отмахнулся от похвалы, обвел рукой вокруг себя: вилла, лес, море.

– Вот она, иллюстрация. Вещи как они есть. В скромных рамках моих владений.

Раньше я бы непременно заспорил с ним. Его владения, не столь уж скромные, пропитаны скорее мистификацией, нежели мистикой; что же до «вещей», то здесь они как раз не те, какими представляются. Кончис – личность, без сомнения, сложная, но от этого не перестает быть хитрющим старым шарлатаном.

– Сегодня вечером состояние пациентки кардинально улучшилось, – небрежно бросил я.

– Наутро она вам покажется еще более вменяемой. Не попадитесь на эту удочку.

– За кого вы меня принимаете!

– Я уже говорил, что завтра скроюсь с глаз долой. Но буде мы так и не увидимся, ждать вас в следующую субботу или не ждать?

– Непременно ждать.

– Хорошо. Ладно. – Встал, словно всего лишь тянул время, потребное, как я предположил, для того, чтобы Жюли успела «исчезнуть».

Я тоже поднялся.

– Спасибо. Еще раз спасибо вам за науку.

Он наклонил голову, точно бывалый импресарио, не принимающий слишком всерьез бесконечные похвалы своему творческому чутью. Мы прошли в дом. На стене спальни мягко мерцали полотна Боннара. На лестнице я решился.

– Я не прочь подышать воздухом, г н Кончис. Сна что то ни в одном глазу. Вниз к Муце и сразу назад.

Я понимал, что, навяжись он мне в попутчики, я не попаду к статуе ровно в полночь; но иначе не обведешь его вокруг пальца и не обеспечишь пути к отступлению. Если нас с Жюли застигнут на месте свидания, совру, что забрел туда случайно. Я ж не скрывал, что иду погулять.

– Как вам будет угодно.

Порывисто пожал мне руку и стал смотреть, как я спускаюсь. Но не успел я добраться до нижней ступеньки, как дверь его комнаты захлопнулась. Он мог шпионить за мной с террасы, так что я старательно захрустел по гравию в сторону лесной дороги к воротам. Однако за ними я не стал сворачивать к Муце, а прошел ярдов пятьдесят вверх по холму и уселся, прислонившись к сосне и не выпуская из виду вход на территорию Бурани. Ночь была темная, безлунная, на всем вокруг тихо бликовал рассеянный звездный свет, и я будто слышал нежнейший звук шерсти, трущейся об эбонитовый стержень.

Сердце стучало как оглашенное, отчасти в преддверии встречи с Жюли, отчасти из за прихотливого чувства, что я плутаю в дальних коридорах самого таинственного на европейской земле лабиринта. Вот я и стал настоящим Тесеем; там, во тьме, ждет Ариадна, а может, ждет и Минотавр.

Я не отрывался от ствола минут пятнадцать; курил, пряча в ладони красный огонек сигареты, вслушиваясь и всматриваясь во мрак. Никто не вошел в ворота; никто не вышел из ворот.

Без пяти двенадцать я проскользнул обратно и, плутая между деревьев, побрел на восток, к оврагу. Шел медленно, то и дело останавливался. У лощины выждал, перебрался на ту сторону и, стараясь не шуметь, устремился вверх по тропинке, ведущей к урочищу Посейдона. Показался грозный силуэт статуи. Скамейка под миндальным деревом пуста. Я застыл у крайнего ствола, окутанный светом звезд, убежденный: вот вот что то произойдет, – и стал высматривать в кромешной тьме чью нибудь фигуру – не голубоглазого ли человека с топором наперевес?

Громкий щелчок. Кто то метнул в статую камешком. Я отступил в сосновую мглу; краем глаза заметил движение чужой руки – и вот уже второй камешек, пляжная галька, летит к моим ногам. В момент броска за деревом выше по холму мелькнуло белое, и я понял, что там – Жюли.

Побежал по крутосклону, споткнулся, встал как вкопанный. Она притаилась в чернильной тени сосны. Я различил белые блузку и брюки, светлые волосы, распахнутые мне навстречу объятия. Еще четыре прыжка – и она стиснула меня руками, мы слились в неистовом поцелуе, в долгом, прерываемом лишь ради глотка воздуха, ради судорожных ползков ладоней по спине, лобзании… вот теперь, думал я, она такая, как есть. Бесхитростная, страстная, ненасытимая. Она не уворачивалась от моих пальцев, приникала ко мне всем телом. Я принялся шептать нежные банальности, но она шлепнула меня по губам. Я удержал ее руку, скользнул губами по предплечью и перебрался на тыльную сторону запястья, поближе к шраму.

Спустя мгновение я отшатнулся, нащупал в кармане коробок, чиркнул спичкой и осветил левую руку девушки. Шрама не было. Я поднял спичку повыше. Глаза, рот, линия подбородка – все как у Жголи. Но это была не Жюли. Морщинки в углах губ, чересчур разбитное выражение глаз, какое то нарочитое нахальство; и, помимо всего прочего, сильный загар. Она было потупилась, но затем снова, прищурившись, взглянула мне прямо в лицо.

– Черт побери. – Я выбросил спичку и зажег вторую. Девушка поспешно задула пламя.

– Николас. – Голос низкий, укоряющий – и чужой.

– Тут, верно, ошибка. Николас – этой мой брат близнец.

– Я еле дождалась полуночи.

– Где она?

Я говорил сердитым тоном и действительно рассердился, но не настолько, как могло показаться. Ситуация слишком явно напоминала пьесы Бомарше, французские комедии времен Реставрации; простаку в них тем хуже приходится, чем больше он выходит из себя.

– Кто?

– Вы позабыли прихватить свой шрам.

– Значит, вы уже догадались, что он накладной?

– И свой голос.

– Это сырость виновата. – Откашлялась.

Я схватил ее за руку и потащил к скамье под миндальным деревом.

– Перестаньте. Где она?

– Не смогла прийти. Эй, поосторожнее!

– Так где же она? – Молчание. – Неудачно вы пошутили, – сказал я.

– А по моему, удачно. Аж голова закружилась. – Уселась, взглянула на меня. – Да и у вас тоже.

– Господи, я ведь думал, что вы… – но тут я прикусил язык. – Вас зовут Джун?

– Да. Если вас зовут Николас.

Я сел рядом, вынул пачку «Папастратос». Она взяла сигарету, и при свете спички я как следует рассмотрел ее лицо. Глаза девушки, куда более серьезные, чем ее тон, тоже внимательно изучали меня.

Ее разительное сходство с сестрой нежданно натолкнуло меня на мрачные размышления. Я только сейчас понял, что и в Жюли есть скрытые черты, для меня вовсе не желательные, попросту излишние. Видно, виной тому была загорелая кожа моей новой знакомой, отпечаток свежей, подвижной жизни, телесного здоровья, чуть округлившего щеки… в нормальных обстоятельствах Жюли выглядела бы точно так же. Я сгорбился, упершись локтями в колени.

– Почему она не смогла прийти?

– Разве вам Морис не объяснил?

Я попытался справиться с чувством, какое испытывает самонадеянный шахматист, вдруг заметивший, что на следующем ходу его ферзя, казавшегося неуязвимым, съедят. В который раз я мысленно вернулся на несколько часов назад – может, старик правду говорил о коварстве больных шизофренией? По настоящему хитрая маньячка не стала бы выплескивать чайные опивки мне в лицо; но маньячка дьявольски хитрая способна наспех сымпровизировать эту сцену – ради финального подмигиванья; да и тайные прикосновения голой ступни, зашифрованный спичками час свидания… он мог заметить все ее знаки, но притвориться, что не замечает.

– Мы вас не виним. Жюли и профессоров обводила вокруг пальца.

– С чего вы взяли, что она обвела меня вокруг пальца?

– Не будете же вы так страстно целоваться с женщиной, если знаете, что она душевнобольная. По крайней мере, надеюсь, что не будете, – добавила она. Я промолчал. – Нет, мы вас правда не виним. Я то знаю, как мастерски она умеет создавать впечатление, что психи все вокруг, кроме нее. Этакая оскорбленная невинность.

Однако, произнося последнюю, самую короткую, фразу, голос ее дрогнул, точно она опасалась, что слегка пережала и я это вот вот обнаружу.

– Благоразумнее уж невинность изображать, чем порочность, как это делаете вы. Долгая пауза.

– Вы мне не верите?

– Вы знаете, что нет. Да и сестра ваша, похоже, мне до сих пор не доверяет.

Она вновь надолго умолкла.

– У нас не получилось выбраться вдвоем. – И, понизив голос, добавила: – И потом, я хотела убедиться.

– В чем убедиться?

– Что вы тот, за кого себя выдаете.

– Я не врал ей.

– Вот и она твердит то же самое. Но чересчур уж убедительно, так что у меня возникли сомнения в ее беспристрастии. Теперь то я начинаю ее понимать. После непосредственного контакта с вами, – сухо добавила она.

– Легко проверить, что я работаю в школе на том берегу.

– Мы знаем, школа там есть. Вы, конечно, не носите с собой удостоверение личности?

– Это просто глупо.

– Гораздо глупее в теперешних условиях то, что я у вас его не требую.

Определенный резон в ее словах был.

– Паспорт я не захватил. Может, греческий вид на жительство сойдет?

– Разрешите взглянуть? Ну, пожалуйста!

Я запустил руку в задний карман, зажег несколько спичек, чтобы она рассмотрела в документе мои имя, адрес и профессию. Наконец она протянула вид на жительство мне.

– Все в порядке?

Она не собиралась шутить.

– Можете поклясться, что вы не его помощник?

– Помощник, но только в том смысле, что Жюли, по его словам, проходит экспериментальный курс лечения от шизофрении. А этому я никогда не верил. Во всяком случае, переставал верить, стоило мне с ней увидеться.

– Вы не были знакомы с Морисом до того, как появились тут месяц назад?

– Ни под каким видом.

– И контрактов с ним не заключали?

Я взглянул на нее.

– А вы, значит, заключали?

– Да. Но там ничего подобного не предусматривалось.

– Помедлила. – Жюли завтра вам все расскажет.

– Я тоже с удовольствием познакомился бы с какими нибудь подлинными документами.

– Ладно. Это справедливое требование. – Бросила сигарету, затушила ее носком туфли. Следующий вопрос застиг меня врасплох. – На острове есть полицейские?

– Сержант и два рядовых. А почему вы спрашиваете?

– Так, из любопытства.

Я глубоко вздохнул.

– Подведем итоги. Сперва вы с ней были призраками. Потом – сумасшедшими. Теперь вот вот угодите в наложницы.

– Иногда я думаю, что это был бы лучший исход. Самый понятный. – И быстро заговорила: – Николас, я в жизни ничего не принимала близко к сердцу, потому то мы, может, и оказались здесь, да это и сейчас в каком то плане одно удовольствие… но, честное слово, мы и правда просто англичанки, которые за два месяца забурились в такие дебри, что… – Она осеклась, и воцарилась тишина.

– Вы разделяете восхищение, с каким Жюли относится к Морису?

Помедлила с ответом; взглянув на нее, я увидел холодную улыбку.

– Подозреваю, мы с вами найдем общий язык.

– Выходит, не разделяете?

Отвела глаза.

– Сестра куда способнее меня, но… элементарного здравого смысла ей недостает. Я то, хоть и не понимаю, что именно тут происходит, чую подвох. А Жюли вроде все на ура принимает.

– Почему вы спросили про полицейских?

– Да потому, что здесь мы как в тюрьме. Тюрьма, конечно, вполне уютная. Ни камер, ни решеток… она ведь вам говорила, он уверяет, что мы в любой момент можем отправиться домой. Вот только мы все время ощущаем какой то надзор или опеку.

– Но сейчас то мы в безопасности?

– Надеюсь. Но скоро мне надо идти.

– Сообщить в полицию ничего не стоит. Было бы желание.

– Это радует.

– Ну, а вы как думаете, что здесь на самом деле происходит?

Кислая улыбка.

– Я у вас о том же хотела спросить.

– На мой взгляд, в психиатрии он что то смыслит.

– Он часами расспрашивает Жюли, когда вы уходите. Что вы говорили, как вели себя, как она вам врала… и тому подобное. Впечатление, его так и подмывает влезть в чужую шкуру – каждую подробность выпытывает.

– И гипнотизирует ее?

– Он нас обеих гипнотизировал – меня всего один раз. Такое немыслимое… вам тоже довелось?

– Да.

– А Жюли – не один. Чтоб тверже выучила роль. Биографию Лилии. А потом – повадки шизофреников, настоящий спецкурс.

– И под гипнозом выспрашивает?

– По правде – нет. Всякий раз печется, чтоб та, кого он не гипнотизирует, присутствовала на сеансе. Я сижу и слушаю, с начала до конца.

– И все таки дело нечисто?

Снова замялась.

– Кое что нас смущает. Момент соглядатайства, что ли. Кажется, он все подсматривает, как вы тут с ней кадритесь. – Взглянула на меня. – Жюли вам рассказывала про сердца трех? – И по лицу моему догадалась, что нет. – Ну, расскажет еще. Завтра.

– Что за сердца трех?

– По первоначальному плану мне тоже полагалось вступить в игру.

– А дальше?

– Пусть она вам расскажет.

– Мы с вами…? – предположил я.

Помедлила.

– Он уже от этого отказался. С учетом того, как все повернулось. Но мы подозреваем, что первоначальный план он вообще не собирался выполнять. И потому непонятно, зачем я то здесь болтаюсь.

– Подлость какая. Мы ж ему не пешки.

– Это ему лучше, чем вам, Николас, известно. Дело не в том, что ему надо поставить нас в тупик. Ему надо, чтоб мы сами его в тупик поставили. – Она улыбнулась и прошептала: – Кстати, я лично так и не решила, радоваться или плакать, что прежний план отменен.

– Позволите передать это вашей сестре?

Усмехнулась, отвела взгляд.

– Вы меня всерьез не принимайте.

– Я уж понял, что не стоит.

Сделала короткую паузу.

– У Жюли был очень тяжелый роман, Николас. Совсем недавно он закончился разрывом. Это одна из причин того, что она уехала из Англии.

– Как я ее понимаю!

– Да, вы должны понимать ее. Но я к тому, что ей и старых мучений достаточно.

– Я не собираюсь ее мучить.

Подалась вперед.

– У нее просто талант – цеплять не тех мужиков. Вас я не имею в виду, я вас почти не знаю. Но последнее ее достижение оптимизма не внушает. – И добавила: – У меня одна мысль: во что бы то ни стало ее уберечь.

– От меня ее беречь не требуется.

– Беда в том, что она всю жизнь ищет поэзии, страсти, отзывчивости – всей этой романтической дребедени. Мой рацион не в пример грубее.

– Проза и пудинг?

– Я не жду, что у красивого мужчины и душа будет красивая.

Она произнесла это с тоскливой горечью, какая пришлась мне по вкусу. Я исподтишка взглянул на ее профиль и на миг вообразил иной спектакль, где их роли схожи, где обе, и темная и светлая, принадлежат мне одному; скабрезные новеллы Возрождения, где девушки меняются местами, пока не наступит рассвет. Я представил, что в будущем, ладно, так и быть, я женюсь на Жюли, но не менее привлекательная и абсолютно не похожая на нее свояченица присутствует в нашей семейной жизни, пусть всего лишь в качестве эффектного контраста. Близнецы – всегда оттенки, соблазны, диффузия двух «я»; тела и души, отражающиеся друг в друге, неразделимые.

– Мне пора, – шепнула она.

– Успокоил я вас?

– Вы были на высоте.

– Можно проводить вас до места, где вы прячетесь?

– Внутрь вам нельзя.

– Хорошо. Но мне тоже не мешает успокоиться. Замялась.

– Только обещайте повернуть назад, как только я попрошу.

– Согласен.

Мы поднялись и направились туда, где высился в свете звезд Посейдон. И лишь поравнявшись со статуей, поняли, что не одни в урочище. Замерли. Ярдах в двадцати пяти, из за кустарника, росшего по нижнему, обращенному к морю краю поляны, выступила белая фигура. Говорили мы слишком тихо, чтобы быть услышанными на таком расстоянии, но все таки растерялись.

– Черт бы его подрал, – прошептала Джун.

– Кто это?

Она схватила меня за руку и потянула назад.

– Наш обожаемый надзиратель. Оставайтесь на месте. Дальше я пойду одна.

Обернувшись, я всмотрелся пристальней: человек в белом халате врача, как бы санитар, на лице – темная маска, черты которой невозможно различить. Джун сжала мне пальцы и уставилась в глаза таким же серьезным взглядом, как ее сестра.

– Я вам верю. И вы нам верьте, прошу вас.

– Что теперь будет?

– Не знаю. Не вступайте в пререкания. Просто возвращайтесь в дом.

Подалась вперед, притянула меня к себе, чмокнула в щеку. И устремилась к белому халату. Выждав, пока она подойдет к нему вплотную, я последовал за ней. Человек молча посторонился, пропуская ее в лесную тьму, но затем опять загородил собою брешь в кустарнике. Вздрогнув куда сильнее, чем в тот миг, когда впервые заметил его, вблизи я понял, что маски на нем нет. Это был негр: крупный, высокий, лет на пять старше меня. Он бесстрастно наблюдал за мной. Меж нами осталось шагов десять. Он выбросил руки в стороны, предостерегая: проход закрыт. Кожа его была светлее, чем у большинства негров, лицо гладкое, внимательные глаза, блестящие, как у зверя, механически фиксировали каждое мое движение. Он стоял грузно, но напряженно, точно атлет или боксер.

– В шакальей маске ты гораздо красивее, – сказал я, остановившись.

Он не шевельнулся. Но из за его плеча возникло лицо Джун, встревоженное, умоляющее.

– Николас! Возвращайтесь в дом. Пожалуйста. – Я вновь уставился на негра. – Он не может говорить. Он немой, – сказала она.

– А я думал, черные евнухи вымерли вместе с Оттоманской империей.

В лице его ничто не дрогнуло, мне почудилось даже, что он не понял моих слов. Но тут он сложил руки на груди и расставил ноги шире. Под халатом виднелась водолазка. Ясно было, что он ожидает моего нападения, и я с трудом удержался, чтобы не броситься на него.

Пусть решает Джун. Я взглянул на нее.

– Вам ничего не угрожает?

– Нет. Пожалуйста, уходите.

– Я подожду у статуи.

Кивнув, она скрылась. Я вернулся к морскому божеству и сел на его естественный пьедестал; зачем то, не знаю зачем, ухватился за бронзовую лодыжку. Негр стоял со скрещенными руками, будто снулый музейный служитель – нет, скорее сабленосец янычар у врат султанова гарема. Я оторвался от лодыжки и закурил, чтобы приструнить бушующий адреналин. Прошла минута, другая. Я вслушивался: не раздадутся ли из тайника голоса сестер, не зарычит ли моторка. Полная тишина. Во мне, кроме мужского достоинства, униженного на глазах красивой девушки, саднило чувство тревоги и вины. Теперь Кончис, несомненно, узнает о нашем тайном свидании. А может, и сюда заявится. Я боялся не столько того, что откроется мое двуличие в идиотской истории с шизофренией, сколько того, что, демонстративно нарушив оговоренные им условия, я буду немедленно выдворен из Бурани. Я поразмыслил, не удастся ли перетянуть негра на свою сторону, убедить его, упросить. Но тот стоял себе во мраке деревьев, дважды неподвластный моей логике – как представитель расы и как персона.

Откуда то с берега донесся свист. С этого момента события развивались стремительно.

Белая фигура заскользила вверх по склону, ко мне. Вскочив, я проговорил: – А ну постой ка. – Однако негр был силен и быстр, точно леопард, выше меня на целых два дюйма. Физиономия сосредоточенная и злая. Самое неприятное, – я здорово струхнул, – что в глазах его светилось яростное безумие; у меня мелькнула догадка – не Хенрика ли Нюгора заменяет тут этот чернокожий? Он с налету смачно плюнул мне в лицо и засадил в грудь растопыренной ладонью. Край скального выступа ударил мне под коленки. Я шмякнулся к ногам Посейдона. Глядя в удаляющуюся спину негра, смахнул харкотину с носа и щек. Хотел было заорать ему вслед, но передумал. Вытащил платок и тщательно протер липкое, опоганенное лицо. Подвернись мне сейчас Кончис, я просто убил бы его.

Но Кончис не подвернулся, и я побрел к воротам, а затем – по тропинке к Муце; прочь от обиталища старика. На пляже содрал с себя одежду и бросился в море; ополоснул лицо соленой водой, отплыл на сто ярдов от берега. Море кишело светящимися водорослями, каждое движение оставляло в воде длинный замысловатый след. Я нырнул, на глубине по тюленьи перевернулся на спину; звезды растекались в водной толще белыми кляксами. Прохладное, остужающее море нежно поглаживало мне пах. Я был волен телом и душою, далеко за пределами досягаемости с берега.

Я давно подозревал, что в рассказе о де Дюкане с его коллекцией автоматов таится скрытый смысл. Именно в такую кунсткамеру Кончис и превращал – по крайней мере, тщился превратить – Бурани, делал себе кукол из живых людей… и я не намерен больше потакать ему в этом. Здравые рассуждения Джун подействовали на меня отрезвляюще. Я – единственный мужчина, на которого они тут могут положиться; в первую очередь им не амуры мои нужны, а помощь и сила. Но я понимал, что врываться в дом и скандалить со стариком бесполезно – тот опять примется лгать напропалую. Как засевшую в пещере тварь, его предстоит выманить чуть подальше на дневной свет и лишь затем скрутить и уничтожить.

На востоке над морем вздымался темный мыс; стоя в воде вертикально и медленно перебирая ногами, я понемногу успокаивался. Схлопотав плевок, я еще дешево отделался; не надо было оскорблять этого типа. Расизм не входит в число моих грехов… точнее, хотелось бы надеяться, что не входит. Правда, теперь старику не удастся сделать вид, будто ничего не случилось; ему волей неволей придется раскрыть еще несколько карт. Посмотрим, какие изменения он внесет в завтрашний сценарий. Меня охватило прежнее нетерпение: пусть все напасти, даже черный Минотавр, обрушатся на меня, коль скоро их так и так не минуешь; коль скоро близок центр лабиринта, где ждет желанная награда.

Я поплыл к берегу, вытерся рубашкой. Натянул брюки и туфли, отправился к вилле. Дом спал. У комнаты Кончиса я замер и прислушался, не смущаясь, что кто то, возможно, тоже прислушивается к моим шагам по ту сторону двери. Ни звука.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   56

Похожие:

Джон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие iconДжон Роберт Фаулз Куколка
В свое последнее крупное произведение автор всемирно известных бестселлеров «Коллекционер», «Волхв», «Любовница французского лейтенанта»,...
Джон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие iconДжон фаулзi II iii IV джон фаулз коллекционер I когда она приезжала...

Джон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие iconДжон Фаулз Любовница французского лейтенанта
«проклятые вопросы» свободы воли и выбора жизненного пути, ответственности и вины, экстремальности критических ситуаций – и, наконец,...
Джон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие iconДжон Фаулз Любовница французского лейтенанта
«проклятые вопросы» свободы воли и выбора жизненного пути, ответственности и вины, экстремальности критических ситуаций – и, наконец,...
Джон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие iconДжон Фаулз любовница французского лейтенанта
«проклятые вопросы» свободы воли и выбора жизненного пути, ответственности и вины, экстремальности критических ситуаций — и, наконец,...
Джон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие iconДжон Фаулз Башня из черного дерева
Хотя в этих его пометках и содержались некоторые указания на внешнее сходство с натурой (одна цветная полоска – поле, другая – освещенная...
Джон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие iconДжон Фаулз Башня из черного дерева
Хотя в этих его пометках и содержались некоторые указания на внешнее сходство с натурой (одна цветная полоска поле, другая освещенная...
Джон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие iconAnnotation Джон фаулз коллекционер
То она ее на грудь перекидывала, то снова на спину. А то вокруг головы укладывала. И пока она не стала гостьей здесь, в моем доме,...
Джон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие iconДжон Фаулз Башня из черного дерева Перевод: К. Чугунова … Et par forez longues et lees
Хотя в этих его пометках и содержались некоторые указания на внешнее сходство с натурой (одна цветная полоска – поле, другая – освещенная...
Джон Фаулз Волхв Джон Фаулз Волхв предисловие iconДжон Фаулз Башня из черного дерева Перевод: К. Чугунова … Et par forez longues et lees
Хотя в этих его пометках и содержались некоторые указания на внешнее сходство с натурой (одна цветная полоска – поле, другая – освещенная...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница