Грин Грэм Конец одного романа


НазваниеГрин Грэм Конец одного романа
страница9/21
Дата публикации30.10.2013
Размер1.89 Mb.
ТипКнига
vb2.userdocs.ru > Военное дело > Книга
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   21
- Земляничного?

- Ванильного,-- ответил он, и прибавил: -- Пожалуйста. Вторую порцию он ел осторожно, облизывал ложку, словно удалял отпечатки пальцев. Я взял его за руку, и мы пошли на Седар-роуд как отец с сыном. "Ни у меня, ни у Сары нет детей,-- думал я.-- Разве семья, дети, тихая, скучная жизнь не лучше вороватой похоти, и ревности, и этих доносов?"

Я нашел звонок верхней квартиры и сказал мальчику:

- Помни, тебе худо.

- Если они мне дадут мороженое...-- начал он. Паркис научил его прикидывать заранее.

- Не дадут.

Видимо, двери открыла мисс Смитт, женщина средних лет с седыми тусклыми волосами, как на благотворительных базарах. Я спросил:

- Мистер Уилсон тут живет?

- Нет. Простите, вы, наверное...

- Вы часом не знаете, он не на первом этаже?

- Здесь никакого Уилсона нет.

- О Господи! -- сказал я.-- Тащил мальчика в такую даль, ему худо... На мальчика я взглянуть не решался, но мисс Смитт смотрела так, что

я знал: тихо и верно он исполняет свою роль. Мистер Сэвидж был бы рад

принять его в свою команду.

- Пускай зайдет посидит,-- сказала она.

- Спасибо вам большое.

Думал я о том, часто ли Сара входила в эту тесную переднюю. Я был у X. Наверное, коричневая шляпа на вешалке принадлежала ему. Его пальцы -- те пальцы, которыми он трогал Сару,-- каждый день поворачивали эту ручку, открывали дверь, за которой желтым пламенем горел газ, лампы под розовыми абажурами светили сквозь снежно-серый сумрак, стоял диван в ситцевом чехле.

- Дать вашему сыну воды? -- спросила мисс Смитт.

- Спасибо вам большое.

Я вспомнил, что уже говорил это.

- Может, апельсинового соку?

- Не беспокойтесь.

- Соку,-- твердо сказал мальчик, подумал и прибавил: -- Пожалуйста.

Она вышла. Мы остались одни, и я на него взглянул. Он скрючился на диване и в самом деле выглядел плохо. Если бы он не подмигнул мне, я бы подумал, что... Мисс Смитт принесла сок, я сказал:

- А где спасибо, Артур?

- Его зовут Артур?

- Артур Джеймс.

- Какое старинное имя!

- У нас старомодная семья. Его мать обожала Теннисона.

- Она?..

- Да, ее нет.

Мисс Смитт с состраданием посмотрела на мальчика.

- Наверное, он очень утешает вас.

- И беспокоит,-- сказал я. Мне становилось стыдно -- она всему верила. Зачем я пришел? Этого Х я навряд ли увижу, и стану ли я счастливей, если встречусь с ним лицом к лицу? Я изменил тактику.

- Надо мне представиться,-- сказал я.-- Бриджес.

- Смитт.

- Мне кажется, я вас где-то видел.

- Навряд ли. У меня память на лица.

- Может быть, на Коммон?

- Да, я там бываю с братом.

- Не Джон ли Смитт?

- Нет, Ричард. Как мальчику, лучше?

- Хуже,-- сказал Паркис-младший.

- Температуру измерить не хотите?

- А можно мне еще соку?

- Это ведь не повредит? -- сказала она.-- Бедный мальчик. Наверное, простудился.

- Мы и так вас замучили.

- Брат никогда не простил бы, если бы я вас не пригласила. Он очень любит детей.

- Он дома?

- Вот-вот придет.

- С работы?

- Вообще-то он работает по воскресеньям...

- Священник? -- не без ехидства спросил я и с удивлением услышал:

- Не совсем.

Какая-то озабоченность разделила нас, словно занавес, и за ним осталась мисс Смитт со своими домашними делами. Тут входная дверь открылась и вошел X. В полумраке передней он показался мне красивым, как актер (такие люди часто смотрятся в зеркало), и пошловатым. Я подумал, печально, совсем без злорадства: "Какой же у нее плохой вкус..." Смитт вошел в круг света; на щеке его, как знак отличия, багровели огромные пятна. Я был к нему несправедлив, навряд ли он смотрелся в зеркало.

Мисс Смитт сказала:

- Мой брат Ричард. Мистер Бриджес. У мистера Бриджеса сыну плохо. Я их пригласила зайти.

Он пожал мне руку, глядя на мальчика. Рука была сухая, горячая.

- Вашего сына я видел,-- сказал он.

- На Коммон?

- Вполне возможно.

Он был слишком властен для этой комнаты, он не подходил к ситцу. Интересно, сестра тут и сидит, когда они в другой комнате, или ее куда-нибудь отсылают?

Ну вот, я его увидел. Оставаться было незачем... Но возникли новые вопросы. Где они познакомились? Кто заговорил первым? Что она в нем нашла? Как давно, как часто они друг с другом? Я знал наизусть ее слова "...только начинаю любить, но мне надо отдать все и всех, кроме тебя", и смотрел на пятна, и думал, что защиты нет -- у горбуна, у калеки есть то, что приводит в действие любовь.

- Зачем вы сюда пришли? -- вдруг спросил он.

- Я говорил мисс Смитт, мой знакомый, Уилсон...

- Я не помню вас, но помню вашего сына. Он протянул и убрал руку, словно хотел коснуться мальчика. Глаза у него были какие-то отрешенно-ласковые.

- Не бойтесь меня,-- сказал он.-- Я привык, что сюда ходят. Поверьте, я хочу помочь вам.

Мисс Смитт объяснила:

- Люди часто робеют.

Я уже совершенно ничего не понимал.

- Один мой знакомый, Уилсон...

- Вы знаете, что я знаю, что никакого Уилсона нет.

- Если вы мне дадите книгу, я найду его адрес.

- Садитесь,-- сказал он, невесело глядя на мальчика:

- Да я пойду. Артуру получше, а Уилсон... Я ничего не понимал, мне было не по себе.

- Идите, если хотите, а мальчика оставьте тут... на полчасика, хорошо? Я бы с ним поговорил.

Мне пришло в голову, что он узнал его и хочет допросить.

- Что ж говорить с ним? Спрашивайте меня.

Всякий раз, как он поворачивался чистой щекой, я злился, увидев больную -- затихал и ничему не верил, как не верил, что здесь, рядом с этим ситцем, рядом с мисс Смитт, может существовать вожделение. Но отчаяние всегда найдет слова, и оно спросило: "А что, если это не вожделение, а любовь?"

- Мы слишком взрослые,-- сказал он.-- Его учителя и священники только начали портить ложью.

- Ни черта не понимаю,-- сказал я и быстро прибавил: -- Простите, мисс Смитт.

- Вот, вот! -- сказал он.-- Помянули черта. Могли бы сказать: "О Господи!"

Я решил, что он шокирован. Может быть, он нонконформист-священник, она же сказала: работает по воскресеньям. Как странно, однако, что Сара связалась с таким! Она как будто стала не так важна, ведь роман ее -анекдот какой-то, и над ней можно посмеяться где-нибудь в гостях. На секунду я от нее освободился. Мальчик сказал:

- Мне плохо. Можно еще соку попить?

- Нет, надо его уводить,-- сказал я.-- Спасибо вам большое.-- Я старался не терять пятен из виду.-- Простите, если я вас обидел. Я не хотел. Понимаете, я не разделяю ваших религиозных взглядов...

Он удивленно посмотрел на меня.

- Каких взглядов? Я ни во что не верю.

- Мне показалось...

- Я ненавижу эти ловушки. Простите, я захожу слишком далеко, но иногда я боюсь, что даже пустые, условные слова напомнят -- скажем,

"спасибо". Если бы я был уверен, что для моего внука слово "Бог" как слово на суахили!

- У вас есть внук?

- У меня нет детей,-- мрачно сказал он.-- Я вам завидую. Великий долг, великая ответственность!

- О чем вы хотели его спросить?

- Я хотел, чтобы он чувствовал себя как дома. Он ведь может вернуться. Столько всякого надо сказать ребенку... Как возник мир. И о смерти. Вообще, освободить от всей лжи, которой заражают в школе.

- За полчаса не успеешь.

- Семя посеять можно. Я коварно сказал:

- Да, как в Евангелии.

- Ах, и я отравлен, сам знаю.

- Люди и правда приходят к вам?

- Вы и не представляете,-- сказала мисс Смитт.-- Людям так нужна надежда.

- Надежда?

- Да,-- сказал Смитт.-- Разве вы не видите, что было бы, если бы все узнали, что есть только вот это, здешнее? Ни загробных воздаяний, ни мук, ни блаженства. -- Когда та щека не была видна, лицо его становилось каким-то возвышенным. -- Мы создали бы рай на земле.

- Сперва надо многое объяснить,-- сказал я.

- Показать вам мои книги?

- У нас самая лучшая атеистическая библиотека на весь южный Лондон,-пояснила мисс Смитт.

- Меня обращать не надо. Я и сам ни во что не верю. Разве что иногда...

- Это самое опасное.

- Странно то, что именно тогда я надеюсь.

- Гордость притворяется надеждой. Или себялюбие. -- Нет, навряд ли. Это накатывает внезапно, без причин. Услышишь запах...

- А! -- сказал Смитт.-- Строение цветка, часы, часовщик... Знаю этот довод. Он устарел. Швениген опроверг его двадцать пять лет назад. Сейчас я докажу вам...

- Потом. Мне надо отвести домой мальчика.

Он снова протянул и убрал руку, словно отвергнутый любовник. Я вдруг подумал, сколько умирающих прогоняло его. Мне захотелось тоже дать ему надежду, но он повернулся, и я увидел только наглое, актерское лицо. Он больше нравился мне жалким, нелепым, старомодным. Теперь в моде Айер, Рассел, но я сомневался, много ли в его библиотеке логических позитивистов. Он любил воителей, а не разумных.

В дверях я сказал его чистой щеке:

- Вас надо познакомить с моей приятельницей, миссис Майлз. Она как раз интересуется... -- и остановился. Выстрел попал в цель. Пятна побагровели (он быстро отвернулся), и я услышал голос мисс Смитт:

- О Господи!

Да, я причинил ему боль -- но и себе. Теперь я жалел, что не промазал. На улице мальчика вырвало в канаву. Я

стоял рядом и думал: "Неужели он ее потерял? Неужели этому нет конца? Что ж мне, искать Y?"

Паркие сказал:

-Это было совсем просто, сэр. Пришло столько народу, миссис Майлз думала, я из его сослуживцев, а он -- что я из ее друзей.

- Хорошо там было? -- спросил я, вспомнив снова, как я в первый раз был у них и как целовала она кого-то в передней.

- Прекрасный прием, сэр, только миссис Майлз немножко не по себе. Очень сильно кашляет.

Я слушал с удовольствием -- быть может, хоть тут не целовались и не обнимались. Он положил мне на стол пакет и гордо сказал:

- Служанка говорила мне, как к ней пройти. Если бы меня заметили, я бы спросил, где туалет. Вот, из стола взял, наверное, она в тот день писала. Может, она и не все напишет -- осторожность, сэр, но я с дневниками работал, в них всегда что-нибудь найдешь. Выдумывают свой шифр, его разобрать нетрудно. Или что-то пропускают, догадаться тоже легко.-- Пока он говорил, я развернул дневник и открыл.-- Такие уж мы люди, сэр,-- если ведешь дневник, хочешь все запомнить. А то зачем его вести?

- Вы его читали? -- спросил я.

- Раскрыл, сэр, проверил. Сразу понял, что она не из осторожных.

- Он не за этот год,-- сказал я,-- за позапрошлый. Он на секунду опешил.

- Мне подойдет,-- сказал я.

- Да, сэр, он сгодится... если считать уликой все измены. Дневник она вела в большой счетной книге, знакомые смелые буквы не
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   21

Похожие:

Грин Грэм Конец одного романа iconГрэм Грин часть первая1 2 часть вторая1 2 3 часть третья1 2 3 часть...

Грин Грэм Конец одного романа iconГрэм Грин Тихий американец
Я не люблю тревог: тогда проснется воля, а действовать опаснее всего; я трепещу при мысли Стать фальшивым, сердечную обиду нанести...
Грин Грэм Конец одного романа iconАлександр Грин Бегущая по волнам
Судьба таинственной незнакомки взволновала искателя приключений Гарвея, героя романа Александра Грина «Бегущая по волнам». Это стало...
Грин Грэм Конец одного романа iconАлександр Степанович Грин Дорога в никуда Александр Степанович Грин...
Чтобы зритель не перепутал времен года, под каждой картиной стояла надпись, сделанная черными наклейными буквами, внизу рам
Грин Грэм Конец одного романа iconКнига 1 Аннотация в книгу вошли первый и второй тома романа «Война и мир»
В книгу вошли первый и второй тома романа «Война и мир» – одного из самых знаменитых произведений литературы XIX века
Грин Грэм Конец одного романа iconКнига 2 Аннотация в книгу вошли третий и четвертый тома романа «Война и мир»
В книгу вошли третий и четвертый тома романа «Война и мир» – одного из самых знаменитых произведений литературы XIX века
Грин Грэм Конец одного романа iconПрактическое занятие №15 Проблематика романа Ф. М. Достоевского
Преступление как сюжетная основа романа. Принципиальное жанровое отличие "Преступления и наказания" от традиционного авантюрно-уголовного...
Грин Грэм Конец одного романа iconГрэм Джойс Безмолвная земля Грэм Джойс Безмолвная земля Спасительнице Сью помни
Колючий горный воздух отдавал привкусом сосновой смолы. Глубоко вдохнув, Зоя задержала дыхание, смакуя бодрящий холодок. Горная вершина...
Грин Грэм Конец одного романа iconГрэм Джойс Индиго Грэм Джойс Индиго Посвящается бесподобным Тэм и Джо Тэнси
Белый греко-римский свадебный торт здания клиники Сан-Каллисто высился посреди обширного парка милях в пятнадцати к западу от Рима....
Грин Грэм Конец одного романа iconАлександр Степанович Грин Блистающий мир Александр Степанович Грин Блистающий мир «Это там…»
Даже потускнел знаменитый силач-жонглер Мирэй, бросавший в воздух фейерверк светящихся гирь. Короче говоря, цирк «Солейль» обещал...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница