Комедия положений, разворачивающаяся в академическом межкультурном пространстве, такая же яркая, как и первый роман Смит "Белые зубы". В доме Белси, в Бостоне


НазваниеКомедия положений, разворачивающаяся в академическом межкультурном пространстве, такая же яркая, как и первый роман Смит "Белые зубы". В доме Белси, в Бостоне
страница5/63
Дата публикации01.11.2013
Размер5.66 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Спорт > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   63
— Я… С кем я говорю?

— Это дом семьи Кипе. А вы кто?

— А, ну да, сын.

— Что-что? Кто вы?

— Э… Видишь ли, мне нужно… Так неловко… Я отец Джерома и…

— А, хорошо, я сейчас его позову.

— Нет-нет-нет, подожди минутку!

— Да все нормально. Он сейчас ужинает, но я могу его позвать.

— Не надо! Видишь ли, я не хочу, чтобы… Вообще - то, я прямо сейчас прилетел из Бостона. Мы только что узнали, ну, ты понимаешь…

— О'кей, — ответ прозвучал так уклончиво, что Говард ничего толком не понял.

— В общем, — Говард сглотнул комок в горле, — мне бы хотелось сначала перекинуться словечком с кем - нибудь из ваших. А уже потом как следует поговорить с Джеромом. Он ведь нам путем не объяснил… И очевидно… Я уверен, что твой отец…

— Отец тоже сейчас ужинает. Хотите, я…

— Нет! Нет, нет, нет, нет, то есть я хотел сказать, он не захочет… Нет. Нет, нет. Я просто… Дурацкая, конечно, история, дело всего-навсего в том, что… — начал Говард и не смог вспомнить, в чем, собственно, дело.

На том конце провода кашлянули.

— Послушайте, я не пойму — вам позвать Джерома?

— Вообще-то я тут недалеко, — выпалил Говард.

— Простите?

— Да. Говорю из автомата. Я не слишком хорошо знаю этот район и… у меня нет карты. Не мог бы ты… прийти за мной? Я несколько… Я только заблужусь, если пойду сам… Топографический кретинизм… Я стою прямо возле станции метро.

— Понятно. Тут легко добраться, я вам объясню, как идти.

— Если бы ты за мной заскочил, это было бы очень кстати. Уже темнеет, а я точно сверну где-нибудь не в том месте и…

Говард заискивающе замолчал.

— Понимаешь, мне всего лишь хочется кое о чем вас спросить — до встречи с Джеромом.

— Ладно, — наконец сказал голос, уже раздраженно. — Пальто только надену, хорошо? Наверху у станции Квинз-парк, да?

— Квинз?.. Нет, я, эээ… О Боже, я вышел на станции Килберн — неправильно? Я думал, вы живете в Килберне.

— Не совсем. Мы живем посредине между двумя станциями, ближе к Квинз-парку. Послушайте, просто… Я приду за вами, не волнуйтесь. Килберн, линия Джубили, да?

— Да, именно так. Очень любезно с твоей стороны, спасибо. Это Майкл?

— Да. Майк. А вас зовут?..

— Белси, Говард Белси. Джеромов…

— Да. Хорошо, тогда стойте там, профессор. Я буду минут через семь.

Возле будки околачивался нахальный белый парень: лицо одутловатое и три разрозненных пятна — на носу, щеке и подбородке. Говард открыл дверь с подходящей случаю примирительной улыбкой, однако, парень пренебрег подходящими случаю старомодными приличиями: со словами «Давно пора, черт драный!» он сунулся навстречу, так что обоим было не выйти, не войти. Говард покраснел. Нагрубил, толкнул плечом не он, а стыдно ему — но почему? Более того, это был не просто стыд, это была физическая капитуляция: в двадцать, тридцать, даже сорок лет Говард нахамил бы в ответ либо предложил наглецу выйти, но сейчас, в пятьдесят шесть, — увольте. Опасаясь обострения конфликта (Чего уставился?), Говард набрал из кармана необходимые три фунта и направился к близлежащей кабинке экспресс-фото. Нагнувшись, раздвинул миниатюрную оранжевую занавеску, словно на входе в крошечный гарем. Сел на стул, кулаки на коленях, голова опущена. Подняв глаза, он увидел свое отражение в грязном плексигласе: лицо на фоне большого красного круга. Первая вспышка сработала неожиданно: Говард нагнулся за оброненными перчатками, при звуке ожившего механизма поспешно стал выпрямляться и, когда камера сделала снимок, как раз поднимал голову, волосы упали налицо и закрыли правый глаз. Вид получился испуганный, побитый. Перед вторым кадром он вскинул подбородок и попытался посмотреть в камеру с вызовом, как это сделал бы тот, давешний, парень, — результат вышел еще невразумительнее. Потом получилась совершенно невозможная улыбка, в обычной жизни Говард так не скалился. За первой невозможной улыбкой последовали другие такие же: печальная, искренняя, сконфуженная, почти исповедальная — такая часто появляется у мужчин под занавес жизни. Говард сдался. Он дождался, когда тот парень вышел из телефонной будки и убрался восвояси. После чего поднял перчатки с пола и покинул свой закуток.

Голые деревья шеренгой стояли вдоль шоссе, простирая вверх обрубленные ветви. Говард подошел и прислонился к одному из них, стараясь не наступить на островок грязи вокруг ствола. Отсюда проглядывались оба конца улицы и выход из метро. Подняв через несколько минут голову, он увидел, как из-за угла соседней улицы вышел, кажется, тот человек, которого он ждал. На взгляд Говарда (а он считал, что на такие вещи глаз у него наметанный), человек был африканского происхождения. В его коже присутствовал характерный охряной оттенок, особенно заметный на скулах и на лбу, где кожа туго натянута. На нем были кожаные перчатки, длинное серое пальто и искусно повязанный темно-синий кашемировый шарф. Плюс очки в тонкой золотой оправе. Примечательна была обувь: очень грязные кроссовки, дешевые, на плоской подошве, Леви такие ни за что бы не надел. Подойдя к станции метро, он замедлил шаг и стал изучать горстку людей, поджидающих своих знакомых. Говард думал, что Майкл Кипе тоже с легкостью его узнает, однако пришлось самому сделать шаг навстречу и протянуть руку.

— Майкл? Говард. Привет. Вот спасибо, что пришел, я не был…

— Нашли без проблем? — чрезвычайно лаконично бросил тот, кивнув в сторону станции.

Говард не понял, к чему относится вопрос, и глупо осклабился. Майкл был существенно выше него, что было непривычно и неприятно. И вдобавок широкоплечий. Правда, в отличие от первокурсников с его семинаров, у которых мускулы начинаются прямо с шеи и тело имеет вид трапеции, Майкл выглядел элегантно. Наследственное. Он из тех людей, подумал Говард, которые воплощают собой какое-нибудь качество, в данном случае — аристократичность. Говард не слишком доверял таким «людям одного качества» — как книгам с броскими обложками.

— Нам сюда, — сказал Майкл и устремился вперед, но Говард удержал его за плечо.

— Мне еще надо забрать вот это, на новый паспорт. — Фотографии выпали в лоток, и включился обдув.

Говард протянул руку за снимками, но теперь Майкл остановил его.

— Постойте, пусть просохнут, а то размажутся.

И они застыли на месте, наблюдая за тем, как колышется от ветра фотобумага. Говарда молчание вполне устраивало, но неожиданно для себя он услышал собственный голос, с потягом произнесший:

— Ита-а-ак…

Что он хотел сказать вслед за этим «итак»? Говард и сам не знал. Майкл с кислым видом вопросительно повернулся к нему.

— Итак, — повторил Говард, — чем ты занимаешься, Майк, Майкл?

— Работаю специалистом но оценке рисков в инвестиционной компании.

Подобно многим людям науки, Говард был совершенно оторван от реальности. Мог назвать три десятка идеологических течений в общественных науках, но не имел ни малейшего представления, кто такой инженер - программист.

— Понятно… Это очень… Работа в городе или?..

— В городе. Недалеко от Святого Павла.

— Но живешь с родителями.

— Приезжаю на выходные. Церковная служба, воскресный обед. Дела семейные.

— Живешь поблизости или?..

— В Камдене, прямо возле…

— О, я знаю Камден, в былые времена любил там слегка покуролесить. А знаешь, там есть…

— Кажется, ваши фотографии готовы, — Майкл вынул снимки из лотка, помахал ими в воздухе, подул. — Первые три не годятся, — не чинясь, заметил он. — Сейчас с этим строго. Самая удачная, наверное, последняя.

Он протянул фотографии Говарду, тот не глядя сунул их в карман. Видать, этот союз ему еще противнее, чем мне, подумал Говард. Даже не удосуживается проявлять вежливость.

Они зашагали по направлению к улице, откуда пришел Майкл. Даже от его поступи веяло каким-то безнадежным отсутствием чувства юмора: каждый шаг был преисполнен достоинства и выверен, словно молодой человек хотел доказать полицейскому свою способность пройти по прямой белой линии. Минуту, потом еще две они шли, не нарушая молчания. Мимо тянулись сплошные дома, без единого вкрапления чего-нибудь полезного: магазина, кинотеатра, прачечной самообслуживания. С обеих сторон — ряды стиснутых соседями однообразных викторианских громадин, незамужних тетушек английской архитектуры, музеев буржуазной викторианы…Это был старый «конек» Говарда. Он тоже рос в одном из таких домов. А вырвавшись из семьи, пустился в радикальные эксперименты с жилищным пространством: коммуны, сквоты. Но появились дети, собственная семья, и подобные варианты отпали за негодностью. Он предпочитал не вспоминать о том, как отчаянно и долго жаждал заполучить тещин дом: мы забываем то, что приятнее забыть. Говард считал себя человеком, который в силу обстоятельств загнан в жизненное пространство, противное ему с личной, политической и эстетической точек зрения, а все в угоду семье. В числе многих прочих угод.

Они свернули на улицу, которая явно пострадала в войну от бомбежек. Построенные в середине века уродливые здания с фасадами «под Тюдоров» и дорожки из разнокалиберных камней. Со стен хвостами больших дачных котов свисает пампасная трава.

— А здесь мило, — сказал Говард, поражаясь своей потребности говорить в точности противоположное тому, что думаешь, хотя за язык никто не тянет.

— Да. Вы живете в Бостоне?

— Поблизости. Рядом с Веллингтоном, гуманитарным заведением, в котором я преподаю. Здесь, наверное, о таком и не слыхали, — притворно поскромничал Говард.

Из всех вузов, в которых он работал, Веллингтон был самым престижным; никогда еще Говард не подбирался так близко к Лиге Плюща4.

— Джером учится в нем?

— Нет-нет. В нем учится его сестра, Зора. А Джером — в университете Брауна. Сдается мне, это гораздо более здравое решение, — сказал Говард, хотя в действительности это решение его тогда сильно задело. — Выпорхнуть на свободу, оторваться от маминой юбки и так далее.

— Не обязательно.

— Вот как?

— Я пошел в тот же вуз, где преподавал отец, единственно потому, что считаю: здорово, когда родных людей связывают тесные узы.

Вся напыщенность молодого человека, как показалось Говарду, сосредотачивалась в его челюсти: он двигал и двигал ею на протяжении всего пути, словно пережевывая мысль о людях-неудачниках.

— Совершенно верно, — Говард почувствовал, что переборщил. — Просто мы с Джеромом не… Мы по - разному смотрим на мир и… Вы с твоим отцом, должно быть, более близкие друзья, вы больше способны к… В общем, не знаю.

— Мы очень близкие друзья.

— Что ж, — сдержался Говард, — вам повезло.

— Тут главное — стараться, — увлеченно сказал Майкл; похоже, тема его расшевелила. — Надо, так сказать, прикладывать усилия. И потом, моя мать всегда сидела дома, а это совсем другое дело, как мне кажется. Материнский пример и все такое. Забота, воспитание. Так сказать, карибский идеал, только многие о нем забывают.

— Верно, — сказал Говард и следующие две улицы (они миновали вафельный рожок индуистского храма и шли вдоль проспекта кошмарных бунгало) представлял, что долбит этого юного субъекта головой о дерево.

На улицах уже зажглись фонари. Впереди замаячил Квинз-парк, о котором говорил Майкл. Он был совершенно не похож на сумрачные королевские парки в центре города. Просто островок зелени с яркой освещенной викторианской эстрадой посредине.

— Майкл, можно мне кое-что сказать?

Тот не ответил.

— Послушай, я никоим образом не хотел оскорбить никого из твоих родных, к тому же, я вижу, что в целом мы сходимся в мнениях… Тогда к чему споры? Лучше нам всем собраться и вместе подумать о… В общем, о том, как, какими доводами убедить этих двоих, ну, ты понимаешь, что это абсолютно безумная идея, — по-моему, сейчас это главное, не так ли?

— Послушайте, вы, — отрывисто сказал Майкл, ускоряя шаг, — я не интеллектуал. И никогда не обсуждаю своего отца. Я всепрощающий христианин, и что бы там ни происходило между ним и вами, это не меняет нашего отношения к Джерому. Он славный малый, вот что главное, и не о чем тут толковать.

— Да, конечно, конечно, разумеется, никто и не спорит. Я просто говорю и, надеюсь, твой отец учтет, что Джером, на самом-то деле, слишком юн и эмоционально незрел, он не тянет на свой возраст и совершенно неопытен, причем вы, скорее всего, даже не представляете насколько…

— Простите, я туплю: вы о чем?

Говард глубоко, притворно вздохнул.

— По-моему, они оба слишком, слишком молоды для брака, Майкл. Вот и все, в двух словах. Не сказать, что я старомоден, но, на мой взгляд, по всем меркам…

— Брака? — Майкл замер на ходу и поправил очки на переносице. — Кто женится? О чем речь?

— Джером. На Виктории. Прости… Я думал, что…

Челюсть Майкла приняла непривычное для себя положение.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   63

Похожие:

Комедия положений, разворачивающаяся в академическом межкультурном пространстве, такая же яркая, как и первый роман Смит \"Белые зубы\". В доме Белси, в Бостоне iconМаша Трауб Руками не трогать
Самые интересные и удивительные истории происходят в замкнутом пространстве. Стоит нескольким людям оказаться в одном помещении –...
Комедия положений, разворачивающаяся в академическом межкультурном пространстве, такая же яркая, как и первый роман Смит \"Белые зубы\". В доме Белси, в Бостоне iconAnnotation
...
Комедия положений, разворачивающаяся в академическом межкультурном пространстве, такая же яркая, как и первый роман Смит \"Белые зубы\". В доме Белси, в Бостоне iconСомерсет Федоровна Моэм Узорный покров
Знаменитый роман Моэма «Узорный покров» – полная трагизма история любви, разворачивающаяся в небольшом городке в Китае, куда приезжают...
Комедия положений, разворачивающаяся в академическом межкультурном пространстве, такая же яркая, как и первый роман Смит \"Белые зубы\". В доме Белси, в Бостоне iconЖенщине 56-ти лет изготавливается частичный съёмный пластиночный...
Объективно: зубы интактные, устойчивые. Прикус ортогнатический. При проверке конструкции протеза в полости рта между естественными...
Комедия положений, разворачивающаяся в академическом межкультурном пространстве, такая же яркая, как и первый роман Смит \"Белые зубы\". В доме Белси, в Бостоне icon«Кафка на пляже»: Эксмо; Москва; 2005 isbn 5 699 10938 2
Кровь свежая, еще не засохла. Довольно много. Я наклонил голову и понюхал пятно. Никакого запаха. Брызги крови – совсем немного –...
Комедия положений, разворачивающаяся в академическом межкультурном пространстве, такая же яркая, как и первый роман Смит \"Белые зубы\". В доме Белси, в Бостоне iconЭжен Ионеско Лысая певица Действующие лица: Мистер Смит Юрий Малахов...
На нем английские очки, у него седые английские усики. Рядом в английском же кресле миссис Смит, англичанка, штопает английские носки....
Комедия положений, разворачивающаяся в академическом межкультурном пространстве, такая же яркая, как и первый роман Смит \"Белые зубы\". В доме Белси, в Бостоне iconДенис Фонвизин Недоросль Комедия в пяти действиях
Комедия написана в 1781 году. Впервые представлена в театре 24 сентября 1782 года. Первое издание «Недоросля» вышло в 1783 году
Комедия положений, разворачивающаяся в академическом межкультурном пространстве, такая же яркая, как и первый роман Смит \"Белые зубы\". В доме Белси, в Бостоне iconДоминик Смит Прекрасное разнообразие Доминик Смит Прекрасное разнообразие Посвящается Эмили 1
Меня не было девяносто секунд, а вернувшись, я провел две недели в коме. Когда я пытаюсь воскресить в памяти краткий миг окончания...
Комедия положений, разворачивающаяся в академическом межкультурном пространстве, такая же яркая, как и первый роман Смит \"Белые зубы\". В доме Белси, в Бостоне iconСергей Сухинов Фея Изумрудного Города Серия: Изумрудный город 8 Иллюстрации из pdf от a888t
Более полувека прошло со времени первого путешествия Элли Смит в Волшебную страну. И вот когда на склоне лет Элли, уже старушка,...
Комедия положений, разворачивающаяся в академическом межкультурном пространстве, такая же яркая, как и первый роман Смит \"Белые зубы\". В доме Белси, в Бостоне iconВалка Роман «Салка Валка»
Роман «Салка Валка» впервые был опубликован в 1931-32 гг. Это был первый эпический роман Халлдора Лакснесса, в котором с беспощадным...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница