Загадка Розето «Местные жители умирали от старости. Вот так вот»


НазваниеЗагадка Розето «Местные жители умирали от старости. Вот так вот»
страница8/14
Дата публикации30.10.2013
Размер2.57 Mb.
ТипРеферат
vb2.userdocs.ru > Спорт > Реферат
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14
часть населения, вещи, которые — с коммерческой точки зрения — будут

одинаково хорошо покупать и большие, и маленькие, и городские, и

сельские магазины. С помощью Реджины — она всегда отличалась

безупречным вкусом и дальновидностью — я разработал несколько

образцов. Выставляя их перед старыми клиентами и друзьями, я делал

упор на одни и те же моменты: моя одежда сэкономит женщинам массу

времени и сил, материалы и качество пошива не хуже, а, может быть,

даже и лучше, чем у вещей, которые они шьют собственноручно, цена

более чем приемлема».

Один случай навел Боргенихта на мысль о том, что его един-

ственный шанс обойти крупные фирмы — это убедить розничных

продавцов работать с ним напрямую, исключив посредников. Он

условился о встрече с мистером Бингхемом из Lawrence and Company,

«высоким сухопарым седобородым янки с холодным взглядом голубых

глаз». И вот они встретились — иммигрант из польской провинции с

усталыми глазами, с трудом связывающий английские слова, и

высокомерный янки. Боргенихт объяснил, что хочет купить 40 рулонов

кашемира. Бингхем никогда раньше не работал с представителями

мелких фирм, тем более таких, как лавчонка на Шериф-стрит.

— Вы чересчур самоуверенны, если явились ко мне и просите о

таком одолжении! — загремел Бингхем. Но в конце концов все-таки

согласился.

Все 18 часов рабочего дня Боргенихт постигал азы современной

экономики. Учился проводить маркетинговые исследования. Осваивал

производство. Практиковался в ведении переговоров с высокоМерными

янки. Старался отследить новомодные тенденции.

Ирландские и итальянские иммигранты, приехавшие в Нью-Йорк в

тот же период, не обладали таким преимуществом. У них не было

навыков, пригодных для городской экономики. Эти люди нанимались на

поденную работу, прислугой, строителями, другими словами, могли

проработать 30 лет, но так и не освоить ни маркетинг, ни производство,

ни искусство ведения переговоров с янки, контролирующими весь мир.

А вот как складывалась судьба мексиканцев, эмигрировавших в

Калифорнию в 1900-1920-х гг. и работавших на фруктовых и овощных

плантациях крупных фермеров. Они просто сменили жизнь феодального

крестьянина в Мексике на жизнь феодального крестьянина в

Калифорнии. «Условия в швейной индустрии были ничуть не лучше, —

пишет Сойер дальше. — Но здесь ты, по крайней мере, был в курсе всего

происходящего. Если же ты работал на плантациях Калифорнии, то

понятия не имел, что происходит с овощами и фруктами после того, как

их погрузят в машины. Если ты работал в маленьком магазине одежды,

то получал жалкие гроши, вкалывал в поте лица много часов подряд в

ужасных условиях, зато мог наблюдать за действиями преуспевающих

людей и набираться опыта для открытия собственного магазина».

После работы Боргенихт приходил домой к детям выжатый как

лимон. Но зато он был жив. И был сам себе хозяином. Он нес

ответственность за собственные решения и выбор. Ему приходилось

несладко: его бизнес требовал постоянной работы мысли и вообра-

жения. Зато вложенные усилия были напрямую связаны с вознаграж-

дением: чем дольше они с Реджиной сидели ночью над фартуками, тем

больше денег выручали на следующий день. Именно эти три элемента —

независимость, сложность и взаимосвязь усилий и награды — отличают

работу, которая приносит удовлетворение. Ведь по большому счету

удовольствие нам доставляет не размер заработной платы, а ощущение

реализованности. Если бы я предложил вам $150 ООО в год за то, чтобы

каждый день до конца жизни сортировать почту, вы бы согласились?

Подозреваю, что нет. Такая работа не подразумевает ни независимости,

ни сложности, ни тем более взаимосвязи между затраченными усилиями

и полученной оплатой.

Работу, которая отвечает всем этим трем требованиям, психологи

называют содержательной. Содержателен труд учителя. Содержателен

труд врача. Вся прелесть швейной индустрии, какие бы жесткие правила

в ней ни царили, состояла в том, что она позволяла таким людям, как

Боргенихты, едва сошедшим с корабля в чужой стране, найти для себя

содержательное занятие. Она приносила ощутимые плоды: многие

иммигранты, связавшие себя со швейной индустрией, сколотили

немалые состояния. Но гораздо важнее то, как это повлияло на детей,

выросших в семьях, где проповедовался содержательный труд. Можете

себе представить, каково было наблюдать за взлетом Реджины и Луиса

Боргенихтов глазами их детей? На примере родителей эти дети усвоили

то, что почти столетие спустя понял Алекс Уильяме, — важнейшую

заповедь для тех, кто стремится достичь вершин в своей профессии,

например в медицине или юриспруденции: если упорно трудиться и не

отступать, найти верное применение уму и воображению — весь мир

будет у твоих ног.



11

В 1982 г. аспирантка кафедры социологии по имени Луиза Фаркас

посещала дома престарелых и пансионы в Нью-Йорке и Майами-Бич.

Они искала людей, подобных Боргенихтам, а если точнее, детей таких

людей, как Боргенихты, — тех, кто прибыл в Нью-Йорк на волне

еврейской иммиграции в конце XIX столетия. После бесед с каждым из

этих людей она составляла семейное древо, отображая род деятельности

родителей, детей, внуков и в некоторых случаях правнуков.

Вот ее описание «объекта № 18»:

«Русский портной прибывает в Америку, устраивается на пото-

гонную работу на швейной фабрике, получает гроши. Затем начинает

забирать недошитую одежду домой и заканчивает ее вместе с женой и

старшими детьми. Он работает ночами напролет ради повышения

зарплаты. Впоследствии он продает пошитую одежду на улицах Нью-

Йорка, собирает небольшой капитал и вместе с сыновьями открывает

собственное дело — мастерскую по пошиву мужской одежды. Они

предлагают более качественные вещи, и спрос на них быстро растет.

Русский портной и его сыновья становятся производителями мужских

костюмов и поставляют свою продукцию в несколько магазинов мужской

одежды… Отец и сыновья процветают… Их дети получают хорошее

образование и работают по специальности».

А вот еще один пример. Кожевник, покинувший Польшу в конце

XIX в.



Описания семейных древ, воссозданных Фаркас, занимают мно-

жество страниц, и каждое следующее древо похоже на предыдущее.

Вывод очевиден: евреи, ставшие врачами и адвокатами, осваивали эти

профессии не вопреки своему происхождению, а благодаря ему.

Преуспевание евреев традиционно принято объяснять их об-

разованностью и принадлежностью к интеллектуальной культуре. Они

издавна считались «книжной нацией». В этом объяснении определенно

есть доля истины. Но в юридические школы поступали не только дети

раввинов,

но

и

дети

простых

портных.

И

в

достижении

профессионального успеха их решающим преимуществом была не

интеллектуальная дисциплина, являющаяся результатом штудирования

Талмуда, а практический интеллект и смекалка. А те рождались из

наблюдений за отцом, продающим фартуки на Хестер-стрит. Тед

Фридман, известный в 1970-1980-х гг. процессуальный адвокат,

вспоминает, как в детстве ходил с матерью на концерты в Карнеги-Холл.

Они были бедны и жили на самой окраине Бронкса. Как же они покупали

билеты? «Там работала билетерша по имени Мэри, — объясняет

Фридман. — Мы давали ей деньги. Мэри получала свои двадцать пять

центов и разрешала нам без билета постоять на балконе второго яруса.

Карнеги-Холл об этом не было известно. Все оставалось между нами и

Мэри. Путь туда был неблизкий, но раз или два и месяц мы обязательно

выбирались на концерты» ^ 1 . [ 1Вданном случае отмахнуться от

культурного аргумента — принадлежности евреевк«книжной нации»,

придающей огромное значение образованию, — несомненно, нельзя.

Швейная индустрия воздала по заслугам сообразительности матери

^ Фридмана. Но на что она употребила эту сообразительность?

Онасталаводить детей в Карнеги-Холл, целенаправленно выбирая те



сферы познания, которые оптимальным образом подготовят детей к

будущим профессиям.]

Мать Фридмана была русской иммигранткой и с трудом объяснялась

по-английски. Но в пятнадцать лет она начала работать швеей, а

впоследствии стала видным профсоюзным организатором и усвоила, что

благодаря силе убеждения и инициативности можно сводить детей в

Карнеги-Холл. Для будущего адвоката лучшего урока и придумать

нельзя. Швейная индустрия — своего рода учебный лагерь для

представителей многих профессий. Чем занимался отец Роберта

Оппенгеймера? Был производителем одежды, как и Луис Боргенихт.

Этажом выше углового офиса Флома располагается офис Барри

Гарфинкеля, который проработал в Skadden чуть меньше Флома и

многие годы возглавлял отдел судопроизводства. Чем занималась мать

Гарфинкеля? Она была модисткой и мастерила дома шляпки. Какую

профессию выбрали два сына Луиса и Реджины Боргенихтов? Поступили

на юридический факультет, а их девять внуков стали адвокатами и

врачами.

Ниже представлено самое примечательное семейное древо из

исследования Фаркас. Это еврейская семья из Румынии. У себя на

родине она владела маленьким бакалейным магазином, а по приезде в

Нью-Йорк открыла такой же магазин в Нижнем Ист-Сайде на Манхэттене.

Изящный ответ на вопрос о происхождении Джо Флома.

12

Десятью кварталами севернее головного офиса Skadden, в центре

Манхэттена расположен офис главного конкурента Джо Флома,

юридической фирмы, признанной одной из лучших в мире.

Она занимает роскошное офисное здание, известное как «Блэк-

рок». Попасть туда можно только чудом. В отличие от других крупных

нью-йоркских юридических фирм, имеющих десятки филиалов во всех

главных столицах мира, эта фирма имеет один-единственный офис. Она

отказывается от большей половины дел и не берет почасовую оплату, а

просто называет стоимость услуги. Взявшись за защиту в деле о

поглощении сети розничных магазинов Kmart, фирма выставила счет на

$20 ООО ООО за двухнедельную работу. И Kmart с радостью его

оплатила. Если ее адвокаты не перехитрят вас, то обойдут, приложив

больше усилий, а если уж не обойдут в работе, то выиграют за счет

обыкновенного запугивания. За последние два десятилетия ни одна

другая фирма во всем мире не получала таких прибылей, как эта. На

стене кабинета

Джо Флома рядом с фотографиями, где он запечатлен с Джорджем

Бушем и Биллом Клинтоном, висит его фотография с управляющим

партнером этой компании.

Достичь таких высот в профессии юриста может лишь тот, кто

обладает умом, амбициозностью и трудолюбием, и четыре человека,

стоявшие у истоков компании, вне всяких сомнений соответствовали

этому описанию. Но нам известно гораздо больше, не так ли? Успех —

это не случайность. Он порождается предсказуемой и результативной

совокупностью обстоятельств и возможностей, и на данном этапе —

после знакомства с историями жизни Билла Джоя, Билла Гейтса,

профессиональных хоккеистов, гениев, Джо Флома, семьи Джанклоу и

семьи Боргенихтов — вычислить происхождение идеальных юристов

можно без малейшего труда.

Все они родились в период демографического кризиса, в их

распоряжении были лучшие нью-йоркские школы и максимально

благоприятная обстановка на рынке труда. Все они, разумеется, были

евреями, поэтому, на их счастье, по причине происхождения им был

закрыт доступ в консервативные юридические фирмы. Их родители

нашли содержательную работу в швейной индустрии и смогли привить

детям

ощущение

правомочности.

Они

поступили

в

хорошие

университеты, пусть и не первоклассные. Им не нужно было быть

самыми умными студентами, достаточно было быть просто умными.

Мы можем провести и более подробный анализ. У нью-йоркских

юристов-евреев есть свое идеальное время рождения, точно так же, как

у «баронов разбойников» XIX в. и у компьютерных магнатов. Это

приблизительно 1930 г., поскольку в 1975 г., в начале революции в

юриспруденции, этим людям должно было быть около сорока лет. И пока

адвокаты из фирм «белых ботинок» бесцельно проводили время за

ланчем да попивали мартини в Принстонском клубе, они 15 лет

оттачивали свои навыки в поглощениях в своем собственном Гамбурге.

Если ты хочешь стать великим адвокатом в Нью-Йорке, быть

аутсайдером полезно, как полезно иметь родителей, занимающихся

содержательной работой, а еще полезнее родиться в начале 1930-х гг. И

если к изобретательности и целеустремленности прилагаются еще и все

три названных преимущества, такое сочетание обречено на успех. Это

все равно, что хоккеисту родиться 1 января.

Компания, о которой идет речь, — это Wachtell, Lipton, Rosen &

Katz. Первый партнер, Герберт Уочтелл, родился в 1931 г. Его детство

прошло в Бронксе, в общежитии Объединенного профсоюза работников

швейной промышленности, которое находилось напротив парка Ван

Кортланда. Его родители были евреями-иммигрантами с Украины. Его

отец вместе с братьями занимался производством женского нижнего

белья. Они работали на шестом этаже здания, которое сегодня считается

шикарным жилым домом, на пересечении Бродвея и Спринг-стрит в

Сохо. В 1940-х гг. Герберт Уочтелл посещал государственную школу,

затем поступил в Городской колледж в Манхэттене, а после этого на

юридический факультет Нью-Йоркского университета.

Второй партнер, Мартин Липтон, родился в 1931 г. Его отец ра-

ботал страховым агентом. Мартин посещал государственную школу в

Нью-Джерси, поступил в Пенсильванский университет, а затем на

юридический факультет Нью-Йоркского университета.

Третий партнер, Леонард Розен, родился в 1930 г. Рос в бедной

семье, в Бронксе, возле стадиона «Янки». Его родителями были евреи-

иммигранты с Украины. Отец работал гладильщиком в манхэттенском

Швейном квартале. В 1940-х гг. он учился в государственной школе,

затем поступил в Городской колледж в Северном Манхэттене и после

этого на юридический факультет Нью-Йоркского университета.

Четвертый партнер, Джордж Кац, родился в 1931 г. Он вырос в

Бронксе, семья жила в маленькой квартирке на нервом этаже. Его

родители были детьми иммигрантов из Восточной Европы. Отец продавал

страховые полисы, дед, живший через несколько кварталов, был

портным и работал на дому. Джордж окончил государственную школу,

поступил в Городской колледж в Северном

Манхэттене, а затем на юридический факультет Нью-Йоркского

университета.

Представьте, что любой из этих четверых, выпускник юридического

факультета, сидит в роскошной приемной Mudge Rose рядом с

голубоглазым блондином с «правильным» происхождением. Мы все

поставили бы на блондина. И просчитались бы, потому что Кацы,

Розены, Липтоны, Уочтеллы и Фломы обладали тем, чем не обладали

голубоглазые блондины. Их мир — культура, поколение н семейная

история — наградил их уникальной возможностью.

ЧАСТЬ II

Наследие

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

Похожие:

Загадка Розето «Местные жители умирали от старости. Вот так вот» iconГде-то сейчас за окошком вот-так ! Где-то вот так!!!! Скоро всем...

Загадка Розето «Местные жители умирали от старости. Вот так вот» iconДоктороу Билли Батгейт часть первая первая глава
Я был очарован и восхищен той силой и грубостью, которую он олицетворял так, как никто другой! О, эта угроза в его глазах, могущая...
Загадка Розето «Местные жители умирали от старости. Вот так вот» iconАлексей Ефимов Требуется Темный Властелин
Все нужно делать самому, вот и крутись как знаешь. Зато врагов вокруг – пруд пруди. Уже в очередь выстроились. Так что приходится...
Загадка Розето «Местные жители умирали от старости. Вот так вот» iconМолодые львы
На засыпанных снегом улицах нарядно одетые люди – туристы и местные жители обменивались при встречах приветливыми улыбками. Белые...
Загадка Розето «Местные жители умирали от старости. Вот так вот» iconТони Моррисон Самые синие глаза Тем, кто дал мне жизнь
Вот папа. Он большой и сильный. Папа, поиграй с Джейн. Папа улыбается. Улыбайся, папа, улыбайся. Вот собака. Собака лает. Хочешь...
Загадка Розето «Местные жители умирали от старости. Вот так вот» iconПаоло Бачигалупи «Заводная»
Нет, не надо мне мангостан. – Андерсон тянет руку и показывает пальцем. – Вот, вот это. Ко полламаи ни кхап. С красной шкуркой, с...
Загадка Розето «Местные жители умирали от старости. Вот так вот» iconАнника счастлива в браке, они с мужем идеальная пара, предмет зависти...
Анники появляется новый коллега, элегантный и обходительный Рикард. И задерганная мать семейства вдруг снова ощущает собственную...
Загадка Розето «Местные жители умирали от старости. Вот так вот» icon-
Сейди и шестнадцатилетнюю бебиситтершу Реджи. А старший детектив-инспектор Луиза Монро озабочена другой пропажей — еще не зная, что...
Загадка Розето «Местные жители умирали от старости. Вот так вот» iconВыписывал вчера, после того как доблестно сражаясь с вайфаем в местном...
Вот прямо сейчас мы уже пережили хер ваще знает как Мюнхен-Рим и сидим в вайфайной зоне отеля в ожидании заселения. Надо, наверное,...
Загадка Розето «Местные жители умирали от старости. Вот так вот» iconЖюль Верн Завещание чудака
Печальная, угрюмая пятница 3-го апреля. Но жители как будто забыли, что по городу тянется траурная процессия… Повсюду раздаются веселые...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница