Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по направлению 521000 психология^


НазваниеУчебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по направлению 521000 психология^
страница27/44
Дата публикации11.02.2014
Размер6.45 Mb.
ТипУчебное пособие
vb2.userdocs.ru > Психология > Учебное пособие
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   44

Существует несколько особенностей, которые в глазах ре­бенка отличают эффективно работающего терапевта от других взрослых, и наиболее существенной из них является способ­ность быть рядом целиком, которую мы называем способностью присутствия. Муштакас и Шейлок (1955) на основании своих наблюдений за поведением игрового терапевта пришли к выво­ду, что для них наиболее важным было присутствие, т,е, взаимо­действие с ребенком путем наблюдения> слушания и высказы­ваний, подтверждающих принятие ребенка. В отношениях многих детей со взрослыми такой феномен, как присутствие, возника­ет редко. За детьми наблюдают при отсветах телевизора или выс­лушивают их под прикрытием вечерней газеты; них обращают внимание только в том случае, если они набедокурили.

Одна из наиболее ярких иллюстраций отсутствия представ­лена в фильме «День, который пел и плакал» (The Day that sang and cried, 1970), Фильм начинается с того, что мальчик, проснувшийся однажды летним утром, выскакивает из по­стели и бежит на кухню завтракать. В доме стоит пугающая тишина иэ поставив на стол молоко и пшеничные хлопья, мальчик тянется к магнитофону, стоящему посреди стола, и включает кнопку. С магнитофонной пленки звучит голос:

«С добрым утром, Джон, Хорошо поспал? Не забудь утром вынести мусор. Сегодня папа уехал в Нью-Йорк — он вернет­ся через пару дней. Вечером я вернусь попозже, потому что после работы мне надо забежать в магазин. Да, папа сказал, что тебе нужно.. >

307

Эффективный игровой терапевт — не магнитофонная плен­ка. Этот взрослый не преподносит ребенку жизнь в аккуратной упаковке. Вместо этого он внимательно наблюдает и поощряет не только и фу ребенка, но и его желания, потребности и чув­ства. Терапевт понимает, что умение быть радом с ребенком тре­бует гораздо больше, чем физическое присутствие; что умение быть рядом — это поистине форма искусства, делающая опыт игровой терапии действительно уникальным для ребенка.

Своеобразие игрового терапевта усиливается еще и тем, что он активно прислушивается не только к словам ребенка, но и к тому, что ребенок пытается сообщить ему с помощью собствен­ной деятельности. Терапевт понимает, что выбор той или иной игрушки, та или иная организация игры являются частью общих усилий ребенка по налаживанию общения. Ребенок полностью овладевает вниманием терапевта, В отличие от других взрослых, которые слишком заняты и слишком озабочены удовлетворени­ем собственных потребностей, терапевт не торопится, он стре­мится понять потребности ребенка и действительно хочет его слушать. Собственно говоря, в продолжение всего времени, ко­торое они проводят вместе, слушание и понимание являются наипервейшими задачами терапевта.

Личностные характеристики

Соображения, излагаемые ниже, могут прозвучать как опи­сание недостижимого идеала личности. Тем менее, нет ничего предосудительного в том, чтобы пытаться описать личност­ные характеристики, которые позволяют помочь росту и раз­витию ребенка методами, благоприятными для самого ребен­ка. Развитие таких личностных черт едва ли не столь же важно, как и непрерывный, нескончаемый процесс стремления к тому, чтобы включить эти параметры в собственную жизнь и систему отношений с ребенком.

Эффективный игровой терапевт достаточно объективен, что­бы позволить ребенку быть самостоятельной личностью, и дос­таточно гибок, чтобы принять любые неожиданности и адапти­роваться к ним; его установка состоит в том, чтобы охотно воспринимать все новое. Она основана на бескомпромиссном отказе опт навязывания детям конформистского поведения. Для терапевта лицо ребенка и его опыт являются безусловной цен­ностью* Такое отношение характеризуется пониманием детей, интересом и любовью к ним, заботой о них.

308

^ ПРОСТОЕ ПРАВИЛО

Чувства терапевта по отношению

к ребенку гораздо важнее,

чем знания о нем

Терапевту нет необходимости оценивать ребенка и судить о нем или о том, что ребенок сделал, а чего не сделал. Неже­лание судить и оценивать произрастает из того» что терапевт на собственном опыте понимает, как это замечательно, когда тебя не оценивают и не судят.

Терапевт должен быть открытым, а не замкнутым. Откры­тость к миру ребенка — это базовая предпосылка для работы игрового терапевта. Отношение к детям и суждение о них осно­вывается прежде всего на их личностных достоинствах: в своих суждениях терапевт прежде всего опирается на то, что он видит перед собой, а не на предварительную информацию о ребенке. Нет никакой необходимости извращать значение услышанного, поскольку терапевт относительно свободен от угроз и тревоги, и, таким образом, открыт для принятия ребенка таким, какой он есть или какой он будет. Терапевт умеет отключаться от мира собственной реальности и вчувствоваться в реальность ребенка. Такая открытость позволяет терапевту максимально полно и точно воспринять значения, транслируемые детьми вербально, невер­бально и в процессе игры.

Эффективный игровой терапевт чрезвычайно терпелив к двойственности положений, и это помогает ему войти в мир переживаний ребенка* следуя за ним, позволяя ребенку быть, инициатором деятельности, темы, направления и испыты­вать удовлетворение от того> что терапевт поощряет его пове­дение и передает ему полноту ответственности. Поскольку ребенок находится в процессе непрерывного становления, игровой терапевт должен проецировать будущее на свои от­ношения к ребенку, не ограничивая его никакими установка­ми или вербальными реакциями, касающимися прошлого. Те­рапевт все время пытается попасть в ногу с ребенком, и поэтому ему нет необходимости что-либо выяснять о том, что произошло вчера, или на прошлой неделе, или в прошлом месяце, или год назад, если только ребенок сам не отправля­ется в прошлое. Тогда терапевт охотно последует за ним, Тера-

309

певт никогда не упоминает о прошлых сеансах, поскольку ребенок находится уже в другой временной точке, В случае еженедельных приемов между сеансами проходит целая не­деля, когда ребенок растет, развивается, изменяется, Сле­довательно, терапевту опять надо попасть в ту точку, где ребенок находится в момент приема. Такая направленность не толкает ребенка в будущее насильно, но представляет собой установку на восприятие его в непрерывном процессе развития.

Эффективному игровому терапевту необходимо личное му­жество для того, чтобы признавать ошибки, иногда позволить себе быть уязвимым, обнаруживать неточности собственного восприятия. Личное мужество требуется также и для того, чтобы позволить себе риск спонтанной реакции на творческое само­выражение ребенка в каждый определенный момент. Для того чтобы осмелиться быть чувствительным к эмоциональным пе­реживаниям и чувствам ребенка, необходимо личное муже­ство и открытость, позволяющие пойти на риск и поделиться собственным «Я», доверяя и не защищаясь от него- Личное мужество, основанное на внутреннем доверии, может потре­боваться и тогда, когда ребенок проверяет границы мира от­ношений, угрожая запустить в терапевта деревянным куби­ком или выстрелить в него дротиком из ружья. Терапевт, который с трудом идет на риск, может в других ситуациях реагировать неподобающим образом, наказывая ребенка или угрожая ему*

<...> Такие параметры, как естественность, теплое отно­шение, забота, принятие и сензитивное понимание <..> мо­гут в дальнейшем описываться как способность к любви и состраданию.

Хелен Келлер1 (1954) в своей автобиографии рассказыва­ет, как велико значение любящего, сострадательного челове­ка для поддержки в непрерывно изменяющейся жизни.

«Было время, когда я познала такие глубины, где не было надежды и все было покрыто тьмой. Потом пришла любовь и выпустила мою душу на свободу. Было время, когда я трепе­тала и билась о стену, которая окружала меня. В жизни моей не было ни прошлого, ни будущего, а смерть была моим

1 Хелен Келлер — слепоглухая от рождения. После интен­сивной терапии она освоила письменную речь и написала книгу «Дневник самой счастливой», (Прим. ред. первоисточника.)

310

единственным желанием. Но из рук другого человека высколь­знуло тихое слово и упало в мои сжимающие пустоту руки, и сердце мое переполнилось жаждой жизни. Я не знаю, что оз­начает тьма, но я научилась из нее выбираться* (с.57).

Эффективный игровой терапевт личностно защищен и зна­чит признает и принимает личностные ограничения, и при этом у него не возникает ощущение, что это угрожает его профессиональной состоятельности. Некоторые игровые те­рапевты считают, что обязаны помочь всем детям. Опасаясь, что их сочтут несостоятельными, они часто продолжают ра­ботать с детьми, далеко переходя те границы, где они способны помочь ребенку, или работают с ребенком, эмоциональные трудности которого выходят за пределы психотерапевтичес­кой помощи. Понимание того, когда следует отступить, явля­ется безусловным требованием к терапевту.

Дети получают удовольствие. Им нравится играть и делать открытия. Они громко хохочут, когда что-то покажется им смешным. Игровой терапевт должен обладать чувством юмора и уметь увидеть смешное в том, что кажется смешным ребен­ку. Но смеяться над ребенком никогда не следует.

Самопонимание терапевта

Специалисты по игровой терапии считают, что независимо от того, с какой возрастной группой приходится работать, любому терапевту необходимо понять свой внутренний мир, разобраться в собственных мотивах, потребностях, белых пят­нах, колебаниях, противоречиях, выделить зоны эмоциональ­ных проблем и свои сильные стороны. Терапевту не следует думать, что он может упаковать свои ценности и потребности и хранить их отдельно от собственных отношений с детьми* Терапевт не робот, а реально существующая личность. А как известно, ценности и потребности являются частью личности и тем самым становятся частью отношений. Следовательно, вопрос заключается не в том, включена ли личность терапев­та в систему отношений, а скорее в том, насколько она в нее включена. Ответственность терапевта состоит в том, чтобы активно прорабатывать собственную личность, что поможет ему разобраться в самом себе, с тем, чтобы свести к миниму­му возможное воздействие на ребенка своих мотивов и потреб­ностей. Процессу самопонимания способствует обращение за помощью к другому терапевту, и для более близкого знаком-

ства с самим собой ему желательно самому пройти психоте­рапию (индивидуально или в группе). Другим источником са­моисследования является супервизорство или консультации, которые позволяют терапевту, по его собственному желанию, разобраться в своих мотивах и желаниях. Поскольку самопоз­нание — это процесс, а не единичный акт, терапевту полезно заниматься этим на всем протяжении профессиональной дея­тельности.

Процесс самопознания можно сделать более эффектив­ным, если попытаться ответить на следующие вопросы:

Каким моим потребностям отвечает игровая терапия?

Насколько сильна потребность у меня быть необходимым?

Нравится ли мне этот ребенок?

Хочется ли мне быть с ним вместе?

Каким образом мои чувства и установки влияют на ребенка?

Как воспринимает меня ребенок?

Терапевт, который ничего не знает о собственных нуждах и ценностях, эмоциональных факторах, тревогах и ожидани­ях, возможно, не сумеет разглядеть эти особенности и у детей. Терапевт не может оставить свои личные проблемы за поро­гом игровой комнаты> где его ждет ребенок. Следовательно, эти проблемы становятся частью системы отношений и раз­вивающегося терапевтического процесса.

Наиболее мощный источник построения отношений, кото­рый психолог привносит и игровую терапию — это собствен­ное «Я*, Умения и методы, конечно, полезны, но величайшим достоянием терапевта является использование собственной личности. Как бы ни были важны умения и навыки, они просто недостаточны для того, чтобы стать эффективным терапевтом. Терапевт должен быть таким человеком, который с уважени­ем относится к чувственно-эмпирическому миру ребенка, который счастлив находиться рядом с детьми и воспринима­ет их мир как реально существующий. Хотя обучение и ис­пользование терапевтических процедур чрезвычайно важны, первостепенное значение имеют человеческие качества тера­певта. Личность терапевта более важна, чем любые его знания и умения. Терапевт должен быть таким человеком, с которым ребенок будет чувствовать себя в безопасности; настолько в безопасности, что сможет исследовать окружающую реаль­ность; настолько в безопасности, что рискнет быть самим со­бой. Он должен быть человеком, который покажется детям небезразличным и заслуживающим доверия. Если такой чело-

312

век окажется рядом, у детей возникнет стимул для дальней-шего личностного роста.

Самопринятие терапевта

Та разновидность игровой терапии, которая центрирована на ребенке, выполняет терапевтическую функцию не только по отношению к ребенку, но и к самому терапевту. В ней создается установка на принятие себя и ребенка и глубокую непоколеби­мую веру в способность ребенка отвечать за себя и управлять собственной деятельностью, В результате постоянных упражне­ний он приходит к более приемлемым формам поведения. При такой установке на признание ребенка уважается детское право на выбор и признается способность ребенка сделать такой вы­бор, который удовлетворял бы ребенка и был полностью прием­лемым для общества. Следовательно, для терапевта значимой целью является создание у ребенка чувства безопасности, когда он может меняться или не меняться, поскольку только в том случае, если ребенок чувствует, что ему вовсе не обязательно меняться, возможны подлинные изменения. Терапевт должен стремиться создать такую атмосферу, в которой ребенок чувст­вует, что он свободен быть таким, каков он в данный момент — в тот момент разделенного с терапевтом знания о себе и друг о друге. Испытывая глубокое чувство уважения к ребенку, тера­певт отдает ему полное, глубокое и безраздельное внимание.

Такая самоотдача означает, что терапевт чрезвычайно чув­ствителен к личным переживаниям и чувствам, которые можно идентифицировать с ребенком; при этом терапевт различает те чувства, которые являются отражением его собственных чувств, возникающих у него самого в сходных ситуациях. Те­рапевту надо остерегаться проекции на ребенка собственных эмоциональных реакций и потребностей. Таким образом, иг­ровой терапевт должен постоянно заниматься самоисследова­нием и самопринятием. Процесс самоисследования благотво­рен для терапевта так же, как и для ребенка, и необходим для самопринятия. Процесс самопринятия часто начинается у иг­рового терапевта после того, как он испытает такое принятие в процессе обучения. Приведем письменное свидетельство одного из студентов-старшекурсников.

«Я чувствую, что игровая терапия — благодарная деятель­ность, поскольку я помогаю ребенку принять самого себя. Зна­чительная часть такого вознаграждения возникает оттого, что

313

мне удается устранить мои собственные потребности с пути ребенка, Я считаю, что если человек умеет контролировать свои потребности, он не только признается в своих собствен­ных чувствах, но и принимает их, и тем самым принимает себя самого. Мой процесс самопринятия начался на этом за­нятии. Я смогла действовать ответственно и сумела не допустить собственные чувства на игровую сессию. Разумеется, процесс принятия собственного «Я» длится всю жизнь, но, Боже! — какое замечательное мне выпало начало! Теперь мне хочется перенести обретенную в работе с ребенком веру в себя на другие сферы моей жизни. Спасибо за то, что вы меня прини­маете».

Другая студентка писала: «Получая обратную связь во вре­мя супервизорами практики, я смогла в большей степени быть собой, следовать за собственными интуитивными реак­циями. Это важно. Мне это необходимо. По мере того, как я все больше расслаблялась и включалась в переживания ребен­ка, мне это все больше и больше нравилось*.

Игровой терапевт верит в природу детей, считает, что уни­версальной особенностью детей является их стремление рас­крыться и уважает это стремление, уникальное для каждого ребенка. Внутренняя динамика этого стремления может по­давляться или пресекаться, но при благоприятных условиях оно может возрождаться. Вера терапевта в рост и изменения ребенка возникает не из статичного интеллектуального реше­ния, но в значительной мере определяется процессом пере­живания собственного непрерывного развития и познания самого себя в системе отношений и в жизненном опыте. Такое самопонимание и сопровождающее его самопринятие дает те­рапевту возможность терпеливо ожидать возникновения собст­венного «Я» у ребенка* Он терпим к проявлениям проекции «Я* ребенка, потому что охотно принимает и прощает себе собственное несовершенство. Поэтому и от ребенка не требу­ется совершенства.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   44

Похожие:

Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по направлению 521000 психология^ iconУчебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального...
Учебное пособие предназначено для аспирантов и студентов высших учебных заведений, а также психологов, социологов, педагогов и всех,...
Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по направлению 521000 психология^ iconУчебное пособие Для студентов дефектологических факультетов высших...
Без изучения психологии детей, имеющих недостатки разви­тия, педагогическое образование нельзя считать полноценным. Зна­ние данной...
Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по направлению 521000 психология^ iconМорозов А. В. М71 История психологии: Учебное пособие для вузов
Книга предназначена прежде всего студентам, аспирантам и преподавателям психологических факультетов высших учебных заведений при...
Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по направлению 521000 психология^ iconФ. Е. Василюк методологический анализ в психологии
Рекомендовано Советом по психологии умо по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших...
Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по направлению 521000 психология^ iconУчебник написан в соответствии с программой подготовки психологов...
Учебник предназначен для преподавателей, аспирантов и студентов факультетов психологии и высших педагогических учебных заведений
Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по направлению 521000 психология^ iconУмо по классическому университетскому образованию в качестве учебного...
Л86 Лекции по общей психологии / А. Р. Лурия. – Спб.: Питер, 2004. – 320 с: ил. – (Серия «Мастера психологии»)
Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по направлению 521000 психология^ iconУчебное пособие посвящено основным вопросам теории и методологии...
Для психологов, психофизиологов, педагогов, а также студентов факультетов психологии и педагогических учебных заведений
Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по направлению 521000 психология^ iconУчебное пособие представляет собой полный курс лекций по оператив-ной...
...
Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по направлению 521000 психология^ iconУчебное пособие для студентов педагогических учебных заведений
Педагогика. Учебное пособие для студентов педаго гических вузов и педагогических колледжей / Под ред. П. И. Пидкасистого. М: Педагогическое...
Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по направлению 521000 психология^ iconМетодические рекомендации к семинарским занятиям и самостоятельной...
Учебное пособие предназначено для содействия студентам в их подготовке к семинарским занятиям по курсу «Философия»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница