Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность


НазваниеАбрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность
страница26/43
Дата публикации02.11.2013
Размер5.75 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Психология > Документы
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   43
^

ЧАСТЬ IV. Методология гуманитарных наук




ГЛАВА 14. Вопросы новой психологии 36



Формулировка проблемы чаще всего гораздо важнее ее решения, которое может потребовать всего лишь математических или экспериментальных навыков. Чтобы поставить новые вопросы, открыть новые возможности, взглянуть на старые проблемы под новым углом зрения, требуется творческое воображение; этим знаменуется реальный прорыв в науке.

^ Альберт Эйнштейн и Л. Инфелъд.

Эволюция физики, 1938
В настоящее время мы можем говорить о том, что заложены основы новой философии науки. Это позитивная ценностная концепция знания и познания, включающая как холистическое, так и атомистическое, как уникальное, так и повторяющееся, как человеческое, личностное, так и механистическое, как изменчивое, так и. стабильное, как трансцендентное, так и позитивистское. Эта глава представляет собой обзор вопросов, которые вытекают из этого нового подхода к психологии.

Научение



Как люди научаются быть мудрыми, зрелыми, добрыми, как они приобретают хороший вкус, характер, изобретательность, умение приспособиться к новой ситуации, находить истину, распознавать добро, отличать прекрасное, гениальное, иначе говоря, как происходит внутреннее, а не внешнее научение?

Научение вследствие уникальных переживаний, трагедий, семейных отношений, воспитания детей, успеха, триумфа, влюбленности, заболевания, смерти и т. п.

Научение в результате боли, болезни, депрессии, трагедии, неудачи, старости, смерти.

Многое из того, что считается ассоциативным научением, на самом деле является внутренним научением и востребовано реальностью гораздо больше, нежели случайное и относительное.

Что касается самоактуализирующихся людей, то повторение, преемственность, получение случайного вознаграждения становится для них все менее значимым.

По – видимому, обычная реклама не оказывает на них соответствующего воздействия. На них мало влияют случайные ассоциации, престижные предложения, снобистские призывы и простое, бессмысленное повторение. Вероятно, все это дает в их случае скорее негативный эффект, т. е. они скорее не купят рекламируемый товар, чем купят.

Почему же психология обучения больше озабочена средствами (в частности, наградами, степенями, дипломами), чем конечными целями (например, мудростью, пониманием, хорошим вкусом, умением здраво рассуждать)?

Нам мало известно о приобретении эмоциональных установок, вкусов, предпочтений. «Наука сердца» явно не в почете.

Обучение на практике слишком часто заставляет детей приспосабливаться к нуждам взрослых. Более позитивно ориентированное обучение уделяет больше внимания росту и последующей самоактуализации ребенка. Что нам известно о том, как научить детей быть сильными, уважать себя, иметь собственное достоинство, противиться эксплуатации, пропаганде и слепому приобщению к культурным нормам, моде?

Нам мало известно о бесцельном, немотивированном научении, т. е. латентном научении, научении, основанном на внутреннем интересе.

Восприятие



Изучение восприятия по большей части ограничивается изучением ошибок, искажений, иллюзий и т. п. Вертхаймер назвал это исследованием психологической слепоты. Почему бы в это исследование не привнести вопросы интуиции, подсознательного, бессознательного и предсознательного восприятия? Почему бы в рамках восприятия не заняться изучением вопросов приобретения хорошего вкуса? Чувства прекрасного, истины, подлинности? А эстетическое восприятие? Почему одни люди воспринимают прекрасное, а другие – нет? В рамках изучения восприятия можно изучать конструктивную манипуляцию реальностью благодаря надеждам, мечтам, воображению, изобретательности, организации и упорядочиванию.

Немотивированное, бескорыстное, неэгоистичное восприятие. Признательность. Благоговение. Восхищение. Осознание.

Существует множество исследований, посвященных стереотипам, но очень мало научных исследований свежей, кошсретной реальности по Бергсону.

Следует изучать свободно плавающее внимание, о котором говорил Фрейд.

Какие факторы позволяют здоровым людям воспринимать реальность более эффективно, прогнозировать будущее более точно, легче воспринимать людей такими, какие они есть; что позволяет радоваться неизведанному, неструктурированному, двусмысленному и загадочному?

Почему желания и надежды здоровых людей практически не искажают их восприятия?

Чем более здоров человек, тем более взаимосвязаны эти способности. Это говорит о целесообразности проведения комплексного исследования всех сенсорных модальностей, которые формируют синестезию, вместо изучения каждого чувства в отдельности. В целом, сенсорные системы взаимосвязаны с двигательными функциями организма. Эти взаимосвязи требуют дальнейшего изучения. Кроме того, необходимо исследовать объединяющее сознание, познание бытия, озарение, трансперсональное восприятие, когнитивные аспекты мистических переживаний и пиковых переживаний и т. п.

Эмоции



Позитивные эмоции (например, счастье, спокойствие, безмятежность, душевное равновесие, довольство, принятие) изучены недостаточно. Требуют изучения такие эмоции, как сопереживание, сожаление, милосердие.

Природа радости, веселья, игры, спорта недостаточно понята исследователями.

Недостаточно изучены экстаз, душевный подъем, живость, возбуждение, веселость, эйфория, благополучие, мистические переживания, смена убеждений в политике и религии, эмоции, связанные с оргазмом; различия между борьбой, конфликтом, разочарованием, печалью, тревогой, напряжением, чувством вины, стыда и т. д. в случае психических отклонений и у здоровых людей. На здорового человека все эти переживания могут оказывать положительное влияние.

Организующий эффект и другие положительные эффекты эмоций в отличие от дезорганизующих эффектов практически не изучены. При каких обстоятельствах эмоции связаны с повышенной способностью к восприятию, научению, размышлению?

Более подробного изучения ждут эмоциональные аспекты познания, например эмоциональный подъем, которым сопровождается инсайт, успокаивающий эффект понимания, принятие и прощение в результате более глубокого понимания дурного поведения; аффективная сторона любви и дружбы, приносимые ими удовольствие и удовлетворение.

У здоровых людей когнитивные способности, воля и аффект скорее синергетич – ны, чем антагонистичны. Необходимо выяснить, что лежит в основе этого явления, например, нет ли здесь каких – либо особенностей гипоталамо – мозговых связей? Следует установить, например, каким образом эмоциональная и волевая мобилизация способствует познавательному процессу, как познание и воля во взаимодействии влияют на проявление эмоций и т. д. Три этих аспекта психической жизни следует изучать во взаимосвязи, а не по отдельности.

Незаслуженно забыты психологами люди, умеющие ценить жизнь и ее проявления. Простое удовольствие от еды, питья, курения, другие чувственные удовольствия должны обрести свое место в психологии.

Какие влечения лежат в основе конструирования утопий? Надежда? Почему мы придумываем идеи рая, хорошей жизни, лучшего общества?

Что такое восхищение? Благоговение? Удивление?

Что есть вдохновение? Как вдохновить людей на великие свершения? Поставить перед ними более высокие цели?

Почему удовольствие проходит быстрее боли? Можно ли продлить чувство удовольствия, удовлетворения, счастья? Как научиться ценить то, что имеешь, вместо того, чтобы воспринимать это как должное?

Мотивация



Необходимо изучить родительские инстинкты: почему мы любим наших детей, почему люди вообще хотят иметь детей, почему они приносят ради них такие жертвы? Почему жертва в глазах окружающих не представляется жертвой родителям? Почему маленькие дети такие милые?

Возможные предметы исследования: справедливость, равенство, свобода, стремление к свободе и справедливости. Почему люди готовы бороться за свободу, отдавая за нее свою жизнь? Почему без всякой корысти для себя люди приходят на помощь обездоленным, несправедливо обиженным и несчастным?

Человеческие существа в некоторой степени стремятся к своим целям, а не руководствуются слепыми влечениями и инстинктами. Последнее, конечно, тоже имеет место, но далеко не всегда. В действительности обе эти тенденции сосуществуют.

До сих пор мы изучали лишь патологические эффекты фрустрации, пренебрегая ее оздоровляющим действием.

Гомеостаз, равновесие, адаптация, самосохранение, защита и приспособление – концепции негативные, которые следовало бы дополнить позитивными. «Все, по – видимому, направлено на сохранение жизни и мало что на то, чтобы сделать ее стоящей». Пуанкаре утверждал, что его задача не столько в том, чтобы заработать себе на хлеб, сколько в том, чтобы этот хлеб ему не надоел. Если мы дадим определение функциональной психологии как науки о пользе с точки зрения самосохранения, то по аналогии с этим определением метапсихология должна быть охарактеризована как наука, изучающая пользу с точки зрения самосовершенствования.

Пренебрежение высшими потребностями и различиями между высшими и низшими потребностями обрекает людей на разочарование, при котором желания не прекращаются, даже когда потребность удовлетворена. У здорового человека удовлетворение потребности также не ведет к исчезновению желаний; однако после удовлетворения потребности проходит определенный период времени, проведенный в состоянии благодушия, а затем возникают более высокие потребности с более высоким уровнем фрустрации, которые человек стремится удовлетворить с той же силой.

Следует изучать аппетиты, предпочтения и вкусы, а также животные инстинкты, например сильный голод.

Внимания исследователя заслуживает стремление к совершенству, истине, справедливости (можно ли отождествить его с желанием расправить смятую фотографию? Или выполнить несделанное задание? Или с настойчивыми попытками решить нерешенную проблему?), утопизм, стремление улучшить внешний мир, искоренить все ошибки.

Следует учесть недостаточное внимание к познавательным потребностям, например со стороны Фрейда (Aronoff, 1962), а также психологов – теоретиков.

Предметом изучения может стать конатнвная сторона эстетики, эстетические потребности.

Мы недостаточно хорошо понимаем мотивацию жертвы, героя, патриота, бескорыстного человека. Фрейдистское ничего – кроме (nothing – but), попытки свести все сложные проявления личности к чему – то одному не позволяют понять поведение здоровых людей.

Интерес представляет также психология истины и лжи, этики и морали, психология науки, ученого, знания, поиска знаний, влечений, стоящих за поиском знаний, философское влечение, оценка, созерцание, медитация.

Секс обычно обсуждается в таком тоне, словно это чума. Повышенное внимание к связанным с ним опасностям мешает нам видеть, что это, прежде всего, весьма приятное занятие, к тому же обладающее терапевтическим и обучающим потенциалом.

Интеллект



Должны ли мы стремиться дать определение интеллекта в соответствии с его реальными проявлениями или с нашими представлениями о том, каким он должен быть? Коэффициент интеллекта (IQ) не имеет ничего общего с мудростью; это технологическая концепция в чистом виде. Например, у Геринга был высокий коэффициент интеллекта, но в обычном понимании это был глупый и порочный человек. Вряд ли концепция высокого коэффициента интеллекта сама по себе может быть вредной. Проблема состоит в том, что психология, которая ограничивает себя рамками концепции /Q, в результате пренебрегает гораздо более важными явлениями, такими как мудрость, знания, инсайт, понимание, здравый смысл, рассудительность. Конечно, с технологической точки зрения IQ выглядит более предпочтительно, но гуманистов эта концепция крайне раздражает.

Какие факторы положительно влияют на /Q, т. е. на интеллект, здравый смысл, рассудительность? Мы много знаем о том, что плохо сказывается на этих качествах, но почти ничего о том, что оказывает на них положительное воздействие. Возможно, нам удастся разработать психотерапию для повышения интеллекта.

Интерес представляет и возможность разработки организменной концепции интеллекта.

Необходимо также найти ответ на вопрос: в какой мере тесты по определению коэффициента интеллекта связаны со спецификой конкретной культуры?

^

Познание и мышление



Интерес для исследователя представляют многие аспекты. Изменение мнения. Изменение взглядов. Психоаналитический инсайт. Неожиданное понимание. Восприятие принципа. Озарение. Медитация. Бодрствование. Мудрость.

Какова взаимосвязь между хорошим вкусом, высокой моралью, добротой и т. п.?

Важно изучить также характерологические и терапевтические эффекты полного знания.

Достойное место в психологии должны занять исследования креативности и продуктивности. Что касается мышления, то следует уделять больше внимания исследованию новаторских подходов, изобретательности, высказыванию новых идей, а не поиску решений стереотипных задач, чем обычно занимаются психологи при изучении мыслительной деятельности. Поскольку мышление на высшем своем уровне креативно, есть смысл изучать его именно на этом уровне.

Должна быть создана психология науки и ученых, философии и философов.

Мышление у наиболее здоровых людей – если они также отличаются достаточным интеллектом – стимулируется не только насущной проблемой или какого – либо рода беспокойством, прекращаясь с разрешением проблемы. Оно включается спонтанно, принося радость и удовольствие, часто автоматически, так же как, например, печень вырабатывает желчь. Такие люди испытывают удовольствие оттого, что являются мыслящими существами, им нет необходимости заставлять себя обдумывать что – либо.

Мышление далеко не всегда четко направлено, организовано и мотивировано. Фантазия, сновидение, символизм, бессознательное мышление, младенческое, эмоциональное мышление, психоаналитические свободные ассоциации – все эти виды мышления продуктивны по – своему. Здоровые люди часто приходят к выводам и принимают решения при помощи этих техник, которые традиционно считаются противоположностью рациональности, хотя в действительности весьма успешно сочетаются с ней.

Возможные предметы исследования: концепция объективности. Бескорыстие. Пассивная реакция на природу реальности без привнесения в нее элементов личности или своего Я. Познание, центрированное на проблеме, а не на собственном Я. Даосистская объективность, объективность любящего и объективность наблюдателя.

^

Клиническая психология



В целом надо рассматривать как психопатологию любую неспособность достичь самоактуализации. Средний или нормальный человек, как правило, больше напоминает психически больного, хотя его состояние не столь тяжелое.

Цели и задачи психотерапии должны быть сформулированы в позитивном ключе. (Это, конечно же, касается и задач обучения, семьи, медицины, религии и философии.) Надо подчеркнуть терапевтическую значимость положительных жизненных переживаний, например семейных отношений, дружбы, материального достатка.

Клиническая психология – это не анормальная психология. Клиническая психология может заниматься изучением вполне здоровых и счастливых индивидов. Клиническая психология изучает здоровье наравне с болезнью, сильных, смелых и добрых людей наравне со слабыми, трусливыми и жестокими.

Анормальная психология не должна ограничиваться исследованием шизофрении, но также рассматривать такие проявления, как цинизм, авторитаризм, анге – дония, утрата жизненных ценностей, предвзятость, ненависть, жадность, эгоизм и т. п. Это серьезные заболевания с точки зрения их общественной значимости. Старческая деменция, маниакально – депрессивный психоз, обсессивно – компульсивный невроз и подобные патологии – заболевания тяжелые с технологической точки зрения, т. е. в том смысле, что они ограничивают функционирование индивида. Но как все было бы просто, если бы Гитлер, Муссолини или Сталин были явными шизофрениками. Нам следует изучать с позиций позитивной и ориентированной на ценности психологии все те факторы, которые делают людей дурными или ограниченными в смысле общественной значимости. Цинизм, безусловно, гораздо более важная социальная проблема, чем, например, депрессия.

Мы потратили много сил на изучение преступности; почему бы теперь не заняться изучением законопослушного поведения, филантропии, идентификации с обществом, социального сознания?

Помимо изучения благоприятных эффектов положительных жизненных переживаний, таких как заключение брака, успех, воспитание детей, влюбленность, образование и т. д., следует обратить внимание на негативные переживания, в частности на трагедии, а также на болезни, лишения, фрустрацию, конфликты и т. п. Здоровые люди умеют извлекать пользу даже из таких переживаний.

Предметом исследования могут стать проявления интереса (в отличие от скуки). Интерес представляет изучение людей с ярко выраженной жизненной силой, желанием жить, способностью сопротивляться смерти.

Современные знания о динамике личности, здоровье, адаптации основаны почти исключительно на исследованиях больных людей. Исследование здоровых людей не только помогло бы восполнить существующий пробел и получить информацию о психическом здоровье, но и позволило бы лучше понять природу невроза, психоза, психопатии и психопатологии в целом.

Клиническое исследование способностей, навыков, мастерства. Призвание, миссия.

Клиническое исследование проявлений гениальности и таланта. Мы тратим гораздо больше сил и средств на изучение слабоумных, чем людей с высоким интеллектом.

Теория фрустрации обычно воспринимается как хороший пример ущербной психологии. Слишком много теорий воспитания детей рассматривают ребенка в типично фрейдистском духе, как абсолютно консервативное создание, цепляющееся за достигнутое, у которого отсутствует стремление приспосабливаться к новым условиям, расти и развиваться.

На современном этапе развития психологии психодиагностические техники рассчитаны на выявление патологии, а не здоровья. У нас отсутствуют нормативные показатели для оценки креативности, силы человеческого Я, здоровья личности, самоактуализации, сопротивления болезни по тесту Роршаха, ГЛГили MMPI. Большинство анкет основано на модели Вудворта: в них перечислены симптомы заболеваний, при этом хорошим показателем (т. е. признаком здоровья) считается отсутствие положительных ответов.

Поскольку психотерапия оказывает положительное влияние на людей, мы многое теряем, не прибегая к изучению личности пациента после завершения психотерапии.

Интерес представляет также исследование индивидов, склонных и не склонных к пиковым переживаниям.

Зоопсихология



В зоопсихологии акцент всегда делался на чувстве голода и жажды. Почему бы нам не заняться изучением высших потребностей? В действительности мы ничего не знаем о том, есть ли у белой крысы потребности, сходные с нашими высшими потребностями, например с потребностью в любви, красоте, понимании, социальном статусе. Учитывая имеющиеся в распоряжении психологов техники исследования, мы этого так и не узнаем. Необходимо изучать психологию животного, доведенного до отчаяния, например голодающей крысы, загнанной болью или электрошоком в экстремальную ситуацию, настолько сложную, что даже люди нечасто оказываются в подобной. (Подобные исследования проводились с обезьянами, в том числе с человекообразными.)

Исследование понимания и инсайта должно занять подобающее место взамен исследования слепого ассоциативного научения, высокие уровни проявления интеллекта надо исследовать наряду с низкими, более сложные проявления жизнедеятельности наряду с менее сложными; максимальные возможности животных, к сожалению, пока вызывают меньший интерес, чем заурядные.

После того как Хазбенд (Husband, 1929) продемонстрировал, что крыса может ориентироваться в лабиринте не хуже человека, следовало отказаться от лабиринта как от инструмента научения. Мы не сомневаемся в том, что человек обладает лучшими, чем у крысы способностями к научению. Любая техника, которая не может продемонстрировать этого, сродни измерению роста людей, которые стоят, согнувшись, в комнате с низким потолком. При этом мы измеряем высоту потолка, а не людей. Лабиринт – своего рода низкий потолок, не позволяющий оценить способности испытуемых к мышлению и научению, даже если это крысы.

По – видимому, изучение высших животных позволит нам больше узнать о психологии человека.

Следует помнить, что работа с животными автоматически связана с исключением таких чисто человеческих свойств, как способность испытывать стыд, жертвенность, речь, любовь, чувство юмора, сознание, патриотизм, идеалы, символизм, поэтическое, художественное, музыкальное, научное, философское творчество. Психология животных помогает нам понять только те человеческие качества, которые свойственны также человекообразным обезьянам. Бессмысленно с ее помощью изучать те качества человека, которых нет у животных или которыми животные обладают в гораздо большей мере (например, способность к латентному научению).

^

Социальная психология



Социальная психология должна перерасти в нечто большее, чем изучение подражания, предвзятости, ненависти, враждебности. Все это редко встречается у здоровых людей.

Возможные предметы исследования: теория демократии, анархии. Демократические межличностные отношения. Демократический лидер. Власть при демократии и власть демократического лидера над демократами. Мотивации бескорыстного лидера. Нежелание здоровых людей властвовать над другими людьми.

Социальная психология чересчур озабочена концепцией власти у низших животных. Конкуренция изучается с большим интересом, чем сотрудничество, альтруизм, дружеское расположение, бескорыстие.

В современной социальной психологии практически не исследуется свобода и свободные люди.

Как оздоровить культуру? Каковы положительные эффекты девиантности? Нам известно, что культура не может прогрессировать и совершенствоваться без девиантов. Почему никто не занимается их изучением? Почему к ним принято относиться как к патологическим проявлениям? Почему нельзя признать их здоровыми?

Братство и равенство заслуживают не меньшего внимания, чем классовое и кастовое превосходство в социальной сфере. Почему бы не заняться изучением религиозных братств? Союзов потребителей и производителей? Существующими и утопическими коммунами?

Взаимоотношения между культурой и личностью обычно вызывают столь интенсивный интерес, словно культура является основной движущей силой, а ее преобразующая роль абсолютна. Однако более сильные и здоровые люди легко ей противостоят. Приобщение к нормам культуры оказывает воздействие далеко не на всех и только до известных пределов. Более важным представляется исследование свободы от окружения.

При опросах населения социологи исходят из априорного принятия низких возможностей человека, например допущения, что мнение человека диктуется его привычками или эгоизмом. Это действительно так, но только для 99 % нездоровой части популяции. Здоровые люди голосуют, или покупают товары, или приходят к выводам, хотя бы частично основываясь на логике, здравом смысле, справедливости, реальности, даже когда это противоречит их собственным интересам, если понимать их узко и эгоистично.

Почему исследователи традиционно пренебрегают тем фактом, что лидерство при демократии часто представляет собой возможность служить своему народу, а не властвовать над ним? Это тем более странно, что для Америки и других стран мира это явление было важной движущей силой. Не вызывает сомнения тот факт, что Джефферсон пришел к власти не ради власти и не из эгоистичных побуждений, а потому что был готов выполнить работу, которую необходимо было сделать.

Интерес в качестве предмета изучения представляет чувство долга, преданность, обязательства перед обществом, ответственность, социальное сознание; хороший гражданин, честный человек. Мы тратим столько времени на изучение преступников, почему бы, наконец, не заняться и этими вопросами?

Мы мало знаем об участниках общественного движения, борцах за принципы, за справедливость, свободу, равенство, идеалистах.

Не изучены и положительные эффекты предрассудков, непопулярности, де – привации, фрустрации. Психологи прилагают слишком мало усилий для всестороннего изучения патологических явлений, например таких, как предрассудки. Существуют, конечно, положительные последствия отвержения или остракизма. Это особенно ярко проявляется в тех случаях, когда культура явно больна. Остракизм со стороны такого рода культуры – благо для человека, хотя он и причиняет ему боль. Самоактуализирующиеся люди часто добровольно отстраняются от культуры, которую не одобряют.

Нам мало известно о святых, рыцарях, добродетельных людях, героях, бескорыстных лидерах, в отличие от тиранов, преступников и психопатов.

Конвенциальность имеет свои хорошие стороны и положительные последствия. Большой интерес представляет изучение противоположной роли конвенциально – сти в хорошем и дурном обществе. Это касается и некоторых жизненных ценностей среднего класса.

В учебниках по психологии отводится слишком мало места доброте, щедрости, доброжелательности и милосердию.

Мы редко говорим о либералах, подобных Франклину Рузвельту или Томасу Джефферсону, которые вопреки собственным материальным интересам отстаивали справедливость.

Хотя много написано об антисемитизме, расизме и ксенофобии, почему – то не принято говорить о филосемитизме, негрофилии и симпатии к побежденным. Это свидетельствует о том, что мы склонны концентрировать внимание скорее на враждебности, чем на альтруизме или симпатии к обездоленным.

Интерес в качестве предмета изучения представляет честность, чувство справедливости, заботы о других.

Очень хотелось бы найти в учебниках по межличностным отношениям или по социальной психологии результаты исследований, посвященных любви, браку, дружбе и психотерапевтическим отношениям. В настоящее время, однако, к этим вопросам принято относиться несерьезно.

Сопротивление желанию купить что – либо на распродаже, противостояние рекламе, пропаганде, мнению окружающих, сохранение автономии, сопротивление предложениям, подражанию, соображениям престижа весьма характерны для здоровых людей и редко встречаются у обычных. Прикладная социальная психология должна уделять больше внимания изучению признаков здоровья.

Социальная психология должна стряхнуть с себя пережитки так называемого культурного релятивизма, перестать превозносить человеческую пассивность, податливость и бесформенность и принижать автономию, личностный рост и созревание внутренних сил. Ей пристало изучать активных людей, а не только рабов.

Кому, как не психологам и социологам, разрабатывать эмпирические системы человеческих ценностей. Но эта задача порождает множество проблем.

С точки зрения позитивного развития человеческого потенциала психология во время Второй мировой войны потерпела полную неудачу. Психологи свели науку к технологии, разрабатывая то, что давно известно. Опыт войны не привнес практически ничего нового. Этот означает, что психологи и другие ученые уподобились близоруким людям и обращали внимание лишь на победу в войне, а не на достижение мира. Они свели войну к технологической игре, а не к борьбе жизненных ценностей, которой она в действительности была или, во всяком случае, должна была быть. В самой психологии не было ничего такого, что могло бы предотвратить эту ошибку. Не было философии, которая помогла бы отличить науку от технологии, не было теории ценностей, которая позволила бы лучше понять демократически настроенных людей, суть происходившей борьбы и ее ключевые моменты. Психологи увлеклись вопросами о средствах вместо того, чтобы задаться вопросами о целях, а их разработки могли быть с равным успехом использованы как нацистами, так и демократами. Все их усилия нисколько не помогли предотвратить усиление авторитарных тенденций даже в США.

Социальные институты, да и собственно культура, обычно воспринимаются как формирующая, подталкивающая, подавляющая сила, а не вознаграждающая, воспитательная и приносящая счастье. «Что такое культура, набор проблем или набор возможностей?» (A. Meiklejohn). Концепция формирующей культуры является, вероятно, следствием чересчур тесного взаимодействия с патологическими случаями. Более тесное знакомство со здоровыми субъектами позволит представить себе культуру как источник наслаждения.

Личность



Концепция хорошо адаптированной личности или хорошей адаптации служит своего рода «низким потолком» для возможностей развития и роста. Корова, раб, робот также могут быть хорошо адаптированы.

Суперэго ребенка обычно понимается как интроекция страха, наказания, утраты любви, заброшенности и т. д. Исследование детей и взрослых, которые спокойны, уверены в себе, любимы и уважаемы, свидетельствует о возможности существования внутреннего сознания, построенного на идентификации себя с любимым объектом, стремлении доставить удовольствие, сделать других счастливыми, а также на истине, логике, справедливости, праве и долге.

Поведение здорового индивида гораздо меньше подвержено влиянию страха, тревоги, чувства вины, стыда и больше определяется стремлением к истине, логике, справедливости, реальности, красоте, правоте и т. п.

Почему не существует научных трудов, посвященных бескорыстию? Отсутствию зависти? Силе воли? Силе характера? Оптимизму? Дружелюбию? Реализму? Трансцендентности Я? Смелости, отваге? Отсутствию ревности? Искренности? Терпению? Лояльности? Надежности? Ответственности?

Безусловно, наиболее перспективной темой в позитивной психологии представляется исследование психического здоровья (и других видов здоровья, например эстетического здоровья, ценностного здоровья, физического здоровья и т. д.). Однако позитивная психология также должна изучать хорошего человека, человека спокойного и уверенного в себе, с демократическими взглядами, счастливого, невозмутимого, миролюбивого, сопереживающего, щедрого, доброго, созидающего, святого, героического, сильного, гениального, а также других лучших представителей человечества.

Что способствует развитию таких социально желательных качеств, как доброта, общественное сознание, готовность помочь, добрососедство, терпимость, дружелюбие, стремление к справедливости, справедливый гнев?

В нашем распоряжении имеется богатый словарь психопатологических терминов и весьма скромный для характеристики здоровья и трансцендентности.

Депривация и фрустрация могут оказывать и благоприятный эффект. Необходимо провести исследование справедливых и несправедливых наказаний, а также изучить самодисциплину, которая появляется в результате прямого взаимодействия с реальностью, знакомства с ней и наличия обратной связи.

Весьма важным представляется изучение индивидуальности и уникальности (а не индивидуальных различий в классическом понимании). Необходимо создать специальную науку о личности.

Почему люди отличаются друг от друга, вместо того чтобы походить друг на друга (под влиянием культуры, приобщения к культурным нормам)?

Что такое увлеченность? Откуда берутся люди, преданные своему делу, которые идентифицируют себя с эго – трансцендентной причиной или миссией?

Наилучший предмет изучения – довольная, счастливая, спокойная, невозмутимая, миролюбивая личность.

Вкусы, ценности, установки и выбор самоактуализирующихся людей в значительной мере имеют внутреннюю, определенную реальностью основу, а не относительную и внешнюю. Отсюда их стремление к истине, а не лжи, прекрасному, а не уродливому. Эти люди живут в системе стабильных ценностей, а не в населенном роботами мире с полным отсутствием ценностей (в котором имеются только мода, мнение окружающих, подражание, престиж).

Уровень фрустрации и фрустрационная толерантность могут быть очень ярко выражены у самоактуализирующихся людей. То же самое можно сказать об уровне чувства вины, стыда, конфликта.

Отношения детей с родителями обычно изучаются так, как будто они неизбежно представляют собой набор проблем, всего лишь шанс наделать ошибок. Эти отношения прежде всего являются источником удовольствия, хорошей возможностью получить наслаждение. Это утверждение верно даже в отношении подростков, которых слишком часто называют божьим наказанием.


1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   43

Похожие:

Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconЛичность, право и гос-во вопрос: 1-личность права человека и гражданина
Личность-это устойчивая система социально значимых свойств человека,которая характеризует индивида,как члена общества
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconС. А. Шапиро мотивация и стимулирование персонала
Ш23 Мотивация и стимулирование персонала/С. А. Шапиро. М.: ГроссМедиа, 2005. 224 с. Isbn 5-476-00097-6
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconН. А. Бердяев рассматривал личность, в отличие от индивида, как духовную...
Как образ и подобие Бога человек является личностью. Личность следует отличать от индивида. Личность есть категория духовно-религиозная,...
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconТема : Личность как объект педагогической деятельности
Педагогическая сущность понятий «человек» и «личность». Соотношение этих понятий в процессе онтогенеза
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность icon66. Мотивация и эффективность деят-ти

Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconМалькольм Стэнли Брэдбери Историческая личность ocr busya
«Малькольм Брэдбери «Историческая личность», серия «Мастера. Современная проза»»: аст; Москва; 2002
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconМалькольм Стэнли Брэдбери Историческая личность ocr busya
«Малькольм Брэдбери «Историческая личность», серия «Мастера. Современная проза»»: аст; Москва; 2002
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность icon2. Соотношение понятий индивид, личность, индивидуальность, субъект
Человек — самое непостижимое явление из всего существующего в мире и наиболее интересный предмет для себя самого. В отечественной...
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconИерархия потребностей А. Маслоу
Потребности рассматриваются как осознанное отсутствие чего-либо, вызывающее побуждение к действию. Потребности подразделяются на...
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconЖурналист: личность и профессионал (Психология идентичности) (Научное издание)
Сосновская А. М. Журналист: личность и профессионал (психология идентичности). Спб.: Роза мира, 2005. 206 с
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница