Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность


НазваниеАбрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность
страница25/43
Дата публикации02.11.2013
Размер5.75 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Психология > Документы
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   43
^

ГЛАВА 13. Креативность у самоактуализирующихся людей 35



Впервые мне довелось изменить свои представления о креативности 15 лет назад, когда я занялся исследованием людей явно здоровых, высокоразвитых и зрелых, т. е. самоактуализирующихся. С тех пор мне часто приходилось корректировать свои взгляды, и, вероятно, это произойдет еще не раз. Вашему вниманию предлагается отчет о моих наблюдениях, который будет небезынтересен не только в силу затронутой в нем темы, но и благодаря тому, что параллельно менялись мои представления о сущности и задачах психологии.

^

Исходные концепции



Мне пришлось отказаться от стереотипных представлений о том, что здоровье, гений, талант и продуктивность – тождественные понятия. Значительная доля наших подопечных, людей вполне здоровых и обладающих особой креативностью, о которой я скажу ниже, нельзя назвать продуктивными в обычном смысле этого слова. Нельзя также считать их гениями или людьми с выдающимися талантами. Среди них нет поэтов, композиторов, изобретателей, художников или известных ученых. Кроме того, как известно, многие из бесспорно гениальных представителей человечества не могут считаться психологически здоровыми людьми, например Вагнер, Ван Гог или Байрон. Во всяком случае, среди них были как психически здоровые, так и неуравновешенные люди. Я довольно давно пришел к убеждению, что выдающийся талант не определяется складом характера и психическим здоровьем индивида и что нам вообще мало известно о его происхождении. Так, музыкальная и математическая одаренность, по – видимому, во многом определяются наследственностью, их труднее развить в процессе обучения. Ясно, что здоровье и специфическая одаренность – вещи независимые, возможно, лишь отчасти связанные между собой, а возможно, и вообще не связанные. На современном этапе следует признать, что психологии почти ничего не известно о специфических талантах, достигающих уровня гениальности. Я не стану углубляться в эту тему, поскольку мое внимание больше привлекает креативность совсем иного рода, которая распространена гораздо шире, присуща каждому человеку и соотносится с психическим здоровьем. Кроме того, оказалось, что я, подобно большинству людей, соотносил креативность с продуктивностью и бессознательно ограничивал креативность несколькими традиционными сферами человеческой деятельности. В частности, я полагал, что всякий художник, поэт, композитор живет творческой жизнью. Креативными в моем понимании могли быть ученые – теоретики, художники, изобретатели, писатели. И больше никто. В моем понимании креативность – прерогатива определенных профессий.

^

Новые подходы



Эти представления были полностью разрушены моими подопечными. Например, одна женщина, не получившая никакого образования и материально необеспеченная, не имела никаких общепринятых творческих достижений. В то же время она превосходно готовила, была замечательной матерью и женой, умело вела хозяйство. При минимуме затрат ее дом всегда выглядел великолепно. Она прекрасно умела принимать гостей. Ее блюда впору было подавать на стол коронованным особам. У нее был безупречный вкус по части выбора мебели и столовых приборов. Чего бы ни касались ее руки, все обновлялось, поражало оригинальностью и великолепием. Мне пришлось назвать ее креативной. Такие люди, как эта женщина, убедили меня в том, что первосортный суп лучше второсортной картины, а приготовление пищи, воспитание детей или ведение домашнего хозяйства может быть креативным процессом, в то время как поэзия может не быть таковым.

Другая моя подопечная посвятила себя тому, что можно назвать социальной работой в широком смысле слова, включая перевязку ран, помощь обездоленным, причем не только конкретными делами, но и в организационном плане. Одним из ее «созданий» стала организация, которая помогает большему числу людей, чем было бы по силам одной этой женщине.

Еще один мой подопечный, врач – психиатр, «чистый» клиницист, никогда не написавший ни единой статьи, не создавший ни одной теории, с энтузиазмом относился к своей повседневной работе, помогая людям обрести себя. Этот человек обращался с каждым пациентом так, словно тот был единственным в мире; он не использовал профессионального жаргона, не демонстрировал ожиданий или предрассудков, вел себя невинно и наивно, но с величайшей мудростью в духе даосизма. Каждый пациент был для него уникальным, его проблема была неповторима, поэтому и решение ее должно было быть весьма специфичным. Его величайшее профессиональное мастерство, в том числе при работе с особенно тяжелыми случаями, подтверждает его «креативный» (не стереотипный или ортодоксальный) подход к своему делу. Другой человек позволил мне понять, что строительный бизнес также открывает возможности для творчества. От молодого спортсмена я узнал, что искусная подножка также может быть эстетичной и являться своего рода продуктом творчества, как, например, сонет. Иными словами, я научился употреблять слово «креативный» (а также слово «эстетичный») не только применительно к продуктам, но и к людям, занятиям, процессам и отношениям. Кроме того, я стал использовать слово «креативный» для характеристики многих продуктов помимо общепринятых продуктов творчества типа поэм, теорий, романов, экспериментов или картин, которыми я ранее ограничивал употребление этого слова.

^

Креативность самоактуализации



Как следствие, я счел необходимым разграничить «креативность таланта» и «креативность самоактуализации», причем последняя распространена гораздо более широко и имеет более тесную связь с личностью, проявляясь в повседневной жизни не только в великих и очевидных продуктах творчества, но также многочисленными другими способами, например в своеобразном чувстве юмора, склонности что – либо делать творчески, например преподавать, и т. д.

Восприятие


Зачастую оказывается, что существенной составляющей креативности самоактуализации является особая восприимчивость, как у ребенка в сказке про голого короля. (Это противоречит оценке креативности по результатам деятельности.) Люди с такой восприимчивостью способны видеть новое, свежее, конкретное, специфическое не менее хорошо, чем абстрактное или классифицированное. Соответственно, они гораздо более живут в реальном мире природы, чем в условном мире концепций, ожиданий, абстракций, убеждений и стереотипов, который обычные люди склонны смешивать с реальным миром. Это свойство точно отражено в роджеров – ском выражении «открытость переживаниям».

Самовыражение


Все мои подопечные сравнительно спонтанны и экспрессивны. Они способны вести себя более естественно и раскованно; складывается впечатление, что они меньше склонны критиковать себя, поэтому держатся свободнее. Эта способность выражать свои мысли и побуждения, не опасаясь насмешек со стороны, весьма существенна для креативности самоактуализации. Роджерс охарактеризовал этот аспект психологического здоровья великолепным словосочетанием: «полноценно функционирующая личность».

«Вторая наивность»


Согласно другому наблюдению, креативность самоактуализирующихся людей во многом сродни креативности всех счастливых и не испытывающих беспокойства детей. Она проявляется спонтанно, без всяких усилий, невинно, легко, без привязки к стереотипам и клише. И вновь складывается впечатление, что ее источником является «невинная» свобода восприятия и «невинная», ничем не ограниченная спонтанность и экспрессивность. Практически каждый ребенок воспринимает окружающую действительность более свободно, не ограничивая себя ожиданиями чего – то конкретного. И почти каждый ребенок способен сочинить песенку или стихотворение, придумать танец или нарисовать картину, принять участие в незапланированной, неподготовленной игре.

Мои подопечные креативны именно в таком понимании, т. е. они подобны детям. Чтобы избежать недоразумений, скажу, что это вовсе не дети (это взрослые люди в возрасте от 50 до 70 лет). Лучше сказать, что они сохранили или вновь обрели как минимум два аспекта детскости; в частности, они «открыты переживаниям», т. е. не склонны навешивать ярлыки, а также спонтанны и экспрессивны. Конечно, это свойство выражено у них в гораздо меньшей степени, чем у детей. Если дети изначально наивны, то мои подопечные обрели «вторую наивность», как определил это качество Сантайана. Невинность их восприятия и экспрессивности сочетается с изощренностью ума.

Во всяком случае, складывается впечатление, что мы имеем дело с фундаментальной особенностью, универсальной и наследуемой, с потенциалом, который имеется у всех или почти всех людей от рождения и который, как правило, утрачивается или подавляется по мере приобщения человека к культурным нормам.

^ Влечение к неизведанному


Мои подопечные отличаются от обычных людей еще одним своим качеством, которое способствует проявлению креативности. Самоактуализнрующиеся люди сравнительно мало опасаются неизвестности, таинственности, загадочности; можно сказать, что неизведанное притягивает их: они с удовольствием вступают на незнакомую землю. Здесь я хотел бы процитировать одну свою запись: «Эти люди не склонны пренебрегать неизвестностью или отрицать ее, бежать от нее; у них также нет привычки убеждать себя в том, что все непознанное давно и хорошо известно и заниматься его структурированием. Они не испытывают пристрастия к знакомым, хорошо известным вещам, а их стремление к истине не имеет ничего общего с гипертрофированной потребностью в порядке, определенности и безопасности, как у описанных Гольдштейном пациентов с повреждениями мозга (Goldstein, 1939) или лиц, страдающих обсессивно – компульсивным неврозом. Здоровые люди вполне способны, когда к тому располагает обстановка, хорошо чувствовать себя в хаосе, демонстрировать нерешительность, сомнения, неопределенность (все это время от времени крайне необходимо в науке, искусстве и обычной жизни)».

Таким образом, сомнения в сочетании с откладыванием принятия решения, столь неприятные для большинства людей, для некоторых могут знаменовать не психологический спад, а, наоборот, подъем.

^

Разрешение противоречий



В течение многих лет мне не удавалось объяснить одно мое наблюдение. Только теперь я пришел к определенным умозаключениям. Речь идет о гак называемом разрешении противоречий у самоактуализирующихся людей. Говоря коротко, я стал иначе относиться ко многим противоречиям, которые у психологов принято считать само собой разумеющимися. Например, мне никак не удавалось решить, эгоистичны или альтруистичны мои подопечные. Обратите внимание, как естественно прозвучал здесь союз «или». Очевидно, чем больше одного, тем меньше другого, и наоборот. Однако под напором фактов мне пришлось отказаться от аристотелевской логики. Мои подопечные были чрезвычайно эгоистичны в одном смысле и не менее альтруистичны в другом. И эти два качества сосуществовали в них не как противоположности, а как разумное динамическое единство, наподобие того, что описывал Фромм в своей классической статье о любви к себе; это был здоровый эгоизм. Мои подопечные весьма искусно умудрились примирить эти противоположности, дав основание полагать, что противопоставление эгоизма и альтруизма само по себе – признак невысокого уровня развития личности. Кроме того, я наблюдал, как разрешались и другие противоречия: так, дихотомия познание – воля превратилась в познание, «структурированное» волей; сходное изменение претерпела дихотомия разум – интуиция. Долг, обязанность превратились в удовольствие. Границы между работой и игрой стали весьма расплывчатыми. Можно ли противопоставлять альтруизму эгоистичный гедонизм, если альтруизм стал приносить удовлетворение? Наиболее зрелые из известных мне людей были в то же время чрезвычайно ребячливы. Людям с сильно развитым Я и яркой индивидуальностью могли быть также свойственны эго – трансцендентность и центрирование на проблеме.

Нечто подобное делает в процессе своей работы художник. Он способен поместить рядом несовместимые краски, противоречивые формы, разного рода диссонансы и трансформировать их в единую картину. Нечто подобное делает и ученый, объединяя не согласующиеся между собой факты, после чего становится очевидным, что это звенья одной цепи. То же самое можно сказать о государственном деятеле, целителе, философе, родителе, любовнике или изобретателе. Все они выполняют интегрирующую функцию, обладая способностью создать единство из разрозненных и противоположных явлений.

Мы говорим о способности к интеграции, в том числе внутри самого человека, а также о способности интегрировать все, чем бы этот человек ни занимался. В той мере, в какой креативность является конструктивной, объединяющей и интегрирующей, она зависит от внутренней интеграции человека.

^

Отсутствие страха



Пытаясь понять, в чем причина креативности моих подопечных, я пришел к выводу, что многое связано с относительным отсутствием страха. Они определенно меньше приобщены к культурным нормам; а это значит, что они меньше боятся того, что скажут, чего потребуют или над чем будут смеяться окружающие. Именно это принятие глубин своего Я делает восприятие действительности незамутненным, а поведение спонтанным (менее подверженным контролю, менее запланированным). Эти люди меньше опасаются собственных мыслей, даже грязных, глупых или безумных. Они меньше опасаются вызвать смех и неодобрение окружающих. Они могут позволить себе отдаться во власть эмоций. Обычные люди с невротическими проявлениями, напротив, окружены стеной страха, по большей части находящегося в них самих. Они строго контролируют свое поведение, подавляют чувства. Они недовольны глубинами своего Я и полагают, что окружающие придерживаются того же мнения.

В результате я пришел к выводу, что креативность моих подопечных – побочный продукт их цельности и интегрированное™, что подразумевает самопринятие.

Война, происходящая между внутренней сущностью и сдерживающими и контролирующими ее силами внутри обычных людей, не характерна для цельных самоактуализирующихся личностей. Как следствие, у них остается больше сил на радости жизни и проявление креативности. Они тратят меньше времени и энергии, чтобы защитить себя от себя самих.

^

Пиковые переживания



Одно из недавних исследований, посвященное «пиковым переживаниям», позволило уточнить и обогатить ранее сделанные выводы. Я опросил многих людей (не только здоровых), чтобы выяснить, какие переживания в их жизни были наиболее захватывающими. Поначалу это была попытка создать единую теорию когнитивных изменений, которые описаны в специальной литературе, посвященной переживаниям творчества, эстетическим переживаниям, любовным переживаниям, переживаниям инсайта, оргазма, мистическим переживаниям. Для всех этих явлений я использовал один общий термин «пиковое переживание». По моему мнению, все эти переживания сходным образом меняют человека и его мировосприятие. Я был поражен, обнаружив, что все эти изменения, по – видимому, часто сопровождают уже описанную мной самоактуализацию или, во всяком случае, способствуют обретению человеком внутренней цельности.

Так и оказалось. Однако, к сожалению, и в этом случае мне пришлось отказаться от некоторых удобных и привычных убеждений. Во – первых, мне пришлось признать значимость конституциональных различий в духе Шелдона, о которой говорил также Чарльз Моррис. Разные типы людей испытывают пиковые переживания в разных ситуациях. Однако независимо от этого эти переживания описываются сходным образом. Уверяю вас, я был крайне удивлен, услышав от одной женщины описание родов примерно в тех же словах, в которых Буке говорил о космическом сознании, Хаксли обобщал мистические переживания во всех культурах и эпохах, Жизелин описывал творческий процесс, а Сузуки рассказывал о медитативных переживаниях дзэн. Я понял, что существует множество разных типов креативности, так же как и типов здоровья и т. п.

Вместе с тем основной вывод по этой теме состоит в том, что существенный аспект пиковых переживаний – внутренняя цельность личности, а следовательно, гармония между человеком и окружающим миром. В этих состояниях человек становится цельным; противоположности и расхождения на время уходят; внутренняя война приостанавливается, в ней нет победителей и побежденных. В таком состоянии человек гораздо сильнее открыт переживаниям, гораздо более спонтанен, он полноценно функционирует; все это, как мы уже знаем, – важнейшие особенности креативности, связанной с самоактуализацией.
Одним из аспектов пиковых переживаний является полная, хотя и кратковременная утрата страха, тревоги, контроля, защиты, отказ от проволочек и сдерживания. Страх распада, страх попадания во власть инстинктов, страх смерти и болезни, страх следования пагубным страстям исчезает или, по крайней мере, становится преодолимым. Это состояние также способствует обострению восприятия, ранее искаженного страхом. Можно подумать, что это восторг, наслаждение или самовыражение в чистом виде. Однако все это имеет место в действительности, поэтому мы можем говорить о слиянии фрейдистских «принципа удовольствия» и «принципа реальности».
Отметим, что все эти страхи коренятся в глубинах нашего Я. По – видимому, в процессе пиковых переживаний мы принимаем глубинные слои своего Я вместо того, чтобы опасаться их и пытаться контролировать.
Однако не только мир, но и сам человек становится более цельным и внутренне согласованным. Иначе говоря, он становится самим собой, неповторимым и уникальным. Благодаря этому без всяких усилий проявляется его спонтанность и экспрессивность. Все силы человека объединены и скоординированы лучше, чем обычно. Все удается ему с гораздо меньшими усилиями и напряжением. Практически полностью уходят сомнения и самокритика, взамен появляется спонтанность и скоординирован – ность, организм функционирует так же эффективно, как у животного, более не раздираемый внутренними конфликтами, колебаниями; огромный приток энергии позволяет ощутить себя виртуозом, способным легко справиться с любыми делами. В такие моменты возможности человека чрезвычайно велики, а впоследствии он неожиданно для себя может обнаружить, что обрел новые навыки, что обострилась его восприимчивость, возросла креативность. Все дается ему столь легко, что вызывает лишь радость и смех. Ему удается сделать то, что ранее представлялось невозможным.

Говоря коротко, человек становится более цельным и единым, более уникальным, живым и спонтанным, он начинает более эффективно выражать себя; ему свойственны отвага и сила (ведь страхи и сомнения остались позади), эго – трансцендентность и бескорыстие.
Поскольку практически все из опрошенных смогли припомнить подобные переживания, я пришел к выводу, что многие люди, а возможно и большинство, способны к временной интеграции, даже самоактуализации, а следовательно, и к проявлению связанной с ней креативности. (Конечно, не следует забывать о малом количестве опрошенных и случайном характере моей выборки.)

^

Уровни креативности



Классическая теория Фрейда не подходит для наших целей, к тому же имеющиеся у нас данные частично с ней не согласуются. В значительной мере эта теория представляет собой психологию Ид, занимавшуюся исследованием инстинктивных влечений и сопровождающих их процессов; основная диалектика Фрейда относится к взаимодействию влечений и механизмов защиты от них. Однако для понимания источников креативности (а также игры, любви, энтузиазма, юмора, воображения и фантазии) важны не столько подавленные влечения, сколько так называемые первичные процессы, которые относятся скорее к познавательной, чем к волевой сфере. Переключив внимание на этот аспект глубинной психологии человека, мы начинаем видеть много сходства между психоаналитической Эго – пси – хологией (Крис, Милнер, Эренцвейг), юнгианской психологией и американской психологией развития и Я – концепцией.

Нормальная адаптация среднестатистического здравомыслящего человека предполагает последовательный отказ от глубин человеческой природы, как на когнитивном, так и на конативном уровне. Чтобы хорошо приспособиться к реальному миру, личность должна быть расщеплена. Это означает, что человек должен повернуться спиной к части самого себя, чтобы избежать опасности. Однако, сделав это, он много потеряет, поскольку эти глубины – источник радости, способности играть, любить, смеяться и, что наиболее важно для нас, быть креативным. Защищая себя от того ада, который находится в нем самом, человек закрывает себе путь на небеса. В крайней форме проявления мы сталкиваемся с синдромом навязчивых состояний; человек становится напряженным, ригидным, настороженным, теряет способность играть, любить, делать глупости, проявлять ребячливость и доверчивость. Его воображение, интуиция, эмоциональность сильно искажаются.

^ Первичный уровень


Цели психоанализа как психотерапии заключаются в интеграции личности. Психоанализ ориентируется на исцеление путем инсайта, в результате чего подавленные влечения достигнут сознания или предсознания. Основываясь на результатах изучения глубинных источников креативности, мы и здесь можем отметить некоторые изменения. Наше отношение к первичным процессам несколько отличается от отношения к неприемлемым желаниям. Наиболее важное отличие, как мне кажется, состоит в том, что первичные процессы куда менее опасны, чем запретные влечения. Чаще всего они не вытесняются и не подвергаются цензуре, а просто забываются, как это показал Шехтель (Schachtel, 1959), или же подавляются каким – то иным способом: необходимость адаптации к суровой реальности требует отнюдь не поэтичности или игры, а целенаправленных прагматичных усилий. Иначе говоря, в обществе изобилия сопротивление первичным мыслительным процессам гораздо слабее. Как мне кажется, процессы обучения, которые мало влияют на вытеснение влечений, помогают принять и интегрировать первичные процессы в сознательную и предсознательную жизнь. В принципе, обучение живописи, поэзии, танцу позволяет многого достичь в этом направлении. Большую роль играет также обучение в динамической психологии; например, в своей работе «Клиническое интервью» Дейч и Мэрфи (Deutch & Murphy, 1967) также оперируют понятиями первичных процессов. Удивительная книга Марион Милнер «Об отсутствии способности к рисованию» (Milner, 1967) прекрасно подтверждает мою мысль.

Тип креативности, о котором идет речь, – своего рода импровизация, подобная джазу или детским рисункам, а вовсе не целенаправленная работа или процесс создания «выдающегося» произведения искусства.

^ Вторичный уровень


Во – первых, выдающиеся достижения прежде всего предполагают выдающийся талант, который, как выяснилось, никак не связан с моей концепцией. Во – вторых, выдающиеся достижения предполагают не только озарение, вдохновение, пиковые переживания, но также и тяжелый труд, длительное обучение, самокритику, стремление к совершенству. Иными словами, на смену спонтанности приходит произвольность; на смену полному принятию приходит критика; на смену интуиции приходит тщательное обдумывание; на смену смелости приходит осторожность; на смену фантазии и воображению приходит испытание реальностью. У человека возникают вопросы: «Хорошо ли это?», «Поймут ли меня? Достаточно ли устойчива эта структура? Насколько это логично? Как это проявится в жизни? Смогу ли я это доказать?»

Далее следуют сравнения, суждения, оценки, хладнокровные размышления, отборы, отказы.

Если можно так выразиться, вторичные процессы теперь начинают преобладать над первичными, Аполлон побеждает Диониса, мужское начало перевешивает женское. Вынужденная пассивность и восприимчивость вдохновения или пикового переживания уступают место активности, контролю и упорному труду. Пиковое переживание охватывает человека; однако сам человек создает великое творение. Можно сказать, что женский этап развития сменяется мужским.

Строго говоря, я ограничился исследованием только первого этапа, который представлял собой спонтанное самовыражение цельного человека или преходящее объединение всех его разрозненных частей. Этот этап возможен только в том случае, если человеку доступны глубины его существа, если он не испытывает страха перед своими первичными мыслительными процессами.

^ Интегрированная креативность


Я буду называть первичной креативностью то, что вытекает из первичного процесса и связано с ним в большей мере, чем со вторичными процессами. Креативность, основанную преимущественно на вторичных процессах, я буду называть вторичной креативностью. Благодаря этому вторичному типу в мире произведено множество сооружений и изделий: мосты, дома, новые автомобили; даже многие научные эксперименты и литературные труды в значительной мере построены на разработке идей других людей. Здесь имеют место различия того же порядка, что различия между первопроходцем и поселенцем. Ту креативность, которая использует оба типа процессов в правильной последовательности, я буду называть «интегрированной креативностью». Благодаря интегрированной креативности появляются великие произведения искусства, философии и науки.

Главный вывод из всего сказанного, на мой взгляд, заключается в том, что необходимо подчеркнуть роль интеграции (или внутренней цельности, единства) в теории креативности. Разрешение дихотомии, ее перерастание в единство способствует ликвидации внутреннего раскола в человеке и делает его цельным. Из – за этих внутренних расколов возникает своего рода война, когда отдельные части человека противостоят друг другу. В любом случае, если речь идет о креативности, связанной с самоактуализацией, то она больше связана с объединением первичных и вторичных процессов, нежели с проработкой вытесненных влечений. Вполне вероятно, однако, что защитные механизмы, направленные против запретных желаний и влечений, также подавляют первичные процессы, без разбора изолируя от сознания внутренние глубины. Вместе с тем подобная неразборчивость в принципе ничем не обусловлена.

^

Креативность и самоактуализация



Подводя итоги, следует отметить, что связанная с самоактуализацией креативность затрагивает скорее саму личность, нежели ее достижения, т. е. эти достижения вторичны по отношению к самоактуализирующейся личности. Необходимо указать на характерологические свойства, в частности смелость, свободу, спонтанность, цельность, принятие себя, ясность ума, которые делают принципиально возможной генерализованную креативность, затрагивающую все сферы жизни и проявляющуюся в креативной личности, креативных установках или креативном функционировании. Надо отметить экспрессивную или бытийную сущность этой связанной с самоактуализацией креативности (в отличие от креативности, связанной с решением проблем или производством продуктов). Креативность самоактуализации подобна радиоактивности, она пронизывает всю жизнь индивида, независимо от проблем, подобно тому, как доброжелательный человек излучает приветливость без всякого умысла, не осознавая этого. Такая креативность подобна солнечному свету; она распространяется на все то, что может расти и растет, но ее часть расходуется на камни и другие предметы, которые не способны к росту.

Подводя итоги, я должен признать, что предпринял попытку разрушить общепринятые концепции креативности, не предложив взамен стройной выверенной теории. Креативность самоактуализации с трудом поддается определению, потому что иногда ее синонимом представляется здоровье, как, например, полагает Мустакас. Поскольку самоактуализация или здоровье должны быть определены как переход к высшим проявлениям человечности или как бытие личности, становится очевидным, что креативность самоактуализации – важнейший аспект подлинной человечности.

1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   43

Похожие:

Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconЛичность, право и гос-во вопрос: 1-личность права человека и гражданина
Личность-это устойчивая система социально значимых свойств человека,которая характеризует индивида,как члена общества
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconС. А. Шапиро мотивация и стимулирование персонала
Ш23 Мотивация и стимулирование персонала/С. А. Шапиро. М.: ГроссМедиа, 2005. 224 с. Isbn 5-476-00097-6
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconН. А. Бердяев рассматривал личность, в отличие от индивида, как духовную...
Как образ и подобие Бога человек является личностью. Личность следует отличать от индивида. Личность есть категория духовно-религиозная,...
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconТема : Личность как объект педагогической деятельности
Педагогическая сущность понятий «человек» и «личность». Соотношение этих понятий в процессе онтогенеза
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность icon66. Мотивация и эффективность деят-ти

Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconМалькольм Стэнли Брэдбери Историческая личность ocr busya
«Малькольм Брэдбери «Историческая личность», серия «Мастера. Современная проза»»: аст; Москва; 2002
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconМалькольм Стэнли Брэдбери Историческая личность ocr busya
«Малькольм Брэдбери «Историческая личность», серия «Мастера. Современная проза»»: аст; Москва; 2002
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность icon2. Соотношение понятий индивид, личность, индивидуальность, субъект
Человек — самое непостижимое явление из всего существующего в мире и наиболее интересный предмет для себя самого. В отечественной...
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconИерархия потребностей А. Маслоу
Потребности рассматриваются как осознанное отсутствие чего-либо, вызывающее побуждение к действию. Потребности подразделяются на...
Абрахам Маслоу Мотивация и личность Мотивация и личность iconЖурналист: личность и профессионал (Психология идентичности) (Научное издание)
Сосновская А. М. Журналист: личность и профессионал (психология идентичности). Спб.: Роза мира, 2005. 206 с
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница