О юридической природе постановлений конституционного суда РФ о толковании конституции РФ


Скачать 128.61 Kb.
НазваниеО юридической природе постановлений конституционного суда РФ о толковании конституции РФ
Дата публикации22.06.2013
Размер128.61 Kb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Право > Документы
"Конституционное и муниципальное право", 2007, N 11
О ЮРИДИЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ ПОСТАНОВЛЕНИЙ

КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ О ТОЛКОВАНИИ КОНСТИТУЦИИ РФ
В.А. ПЕТРУШЕВ
Петрушев В.А., доцент кафедры теории и истории государства и права Иркутского юридического института (филиала) Российской правовой академии Министерства юстиции РФ, кандидат юридических наук.
В соответствии с ч. 5 ст. 125 Конституции РФ Конституционный Суд РФ по запросам Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, органов законодательной власти субъектов РФ дает толкование Конституции РФ. Официальный характер постановлений Конституционного Суда РФ о толковании Конституции РФ, их обязательность очевидны, а поэтому не вызывают никаких сомнений. Однако спорным остается вопрос о юридической природе этих постановлений. Для одних авторов данные постановления являются источниками права, другие же считают их только интерпретационными актами.

Исследователи, признающие постановления Конституционного Суда РФ о толковании Конституции РФ (как, впрочем, и все иные его постановления) источниками права, фактически исходят из того, что эти постановления могут изменять конституционные нормы. Тем самым они признают данный Суд не только судебным, но и правотворческим органом. При этом только ими неодинаково оценивается юридическая сила его постановлений. Одни ученые отводят Конституционному Суду роль "суперзаконодателя", считая, что содержащиеся в его постановлениях положения по своей юридической силе сопоставимы с положениями Конституции <1> или, во всяком случае, "приближаются к уровню самой Конституции" <2>. Другие ученые высказывают более умеренное суждение, признавая его "вторым законодателем", а его акты "вторичными источниками права", содержащими "квазинормы", "вторичные нормы права", "нормы о нормах" <3>.

--------------------------------

<1> См., например: Бойцова Л.В. Конституционная юстиция: теория интерпретации и демократический процесс // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1997. N 2. С. 4; Эбзеев Б.С. Толкование Конституции Конституционным Судом Российской Федерации: теоретические и практические проблемы // Государство и право. 1998. N 5. С. 12; Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. N 12. С. 5.

<2> Авакьян С.А. Нормативное значение решений конституционных судов // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2004. N 4. С. 35.

<3> См., например: Сивицкий В.А., Терюкова Е.Ю. Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источники конституционного права РФ // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1997. N 3. С. 75; Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика. М., 1998. С. 52.
Нужно отметить, что возможность корректировки им конституционных положений допускает и сам Конституционный Суд РФ. В ряде своих постановлений данный Суд, по сути дела, выступил в качестве не только судебного органа конституционного контроля, но и правотворческого органа. Так, в своем Постановлении по делу о толковании отдельных положений ст. 125, 126 и 127 Конституции РФ <4> он фактически разграничил компетенцию в области нормоконтроля между собой и другими судами РФ. В таком же качестве проявил себя Конституционный Суд и признав в своих постановлениях наличие у Президента РФ так называемых скрытых полномочий. В одном из них, в частности, он признал, что Президент РФ вправе приостанавливать деятельность Генерального прокурора РФ <5>, а в другом признал полномочие Президента РФ издавать указы по вопросам, требующим законодательного регулирования <6>.

--------------------------------

<4> См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 г. N 19-П по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 25. Ст. 3004.

<5> См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1999 г. N 17-П по спору о компетенции между Советом Федерации и Президентом Российской Федерации относительно принадлежности полномочия по изданию акта о временном отстранении Генерального прокурора Российской Федерации от должности в связи с возбуждением в отношении его уголовного дела // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 51. Ст. 6364.

<6> См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30 апреля 1996 г. N 11-П по делу о проверке конституционности пункта 2 Указа Президента Российской Федерации от 3 октября 1994 г. N 1969 "О мерах по укреплению единой системы исполнительной власти в Российской Федерации" и пункта 2.3 Положения о главе администрации края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа Российской Федерации, утвержденного названным Указом" // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 19. Ст. 2320.
Сторонники рассматриваемой нами точки зрения называют следующие основные причины, обусловливающие, по их мнению, необходимость осуществления Конституционным Судом РФ правотворческой функции:

а) абстрактность конституционных положений;

б) потребность нового прочтения Конституции в связи с изменяющейся социально-политической обстановкой;

в) многозначность конституционных формулировок;

г) наличие коллизий между положениями Конституции;

д) наличие в Конституции пробелов.

Ни одна из этих причин не ведет, как представляется, к необходимости осуществления Конституционным Судом РФ правотворческой функции.

Что касается абстрактности конституционных положений, то абстрактность характерна для любых правовых предписаний, и текст Конституции РФ не является в этом отношении каким-то особым текстом. Абстракция - это, как известно, "мысленное отвлечение, обособление от тех или иных сторон, свойств или связей предметов и явлений, для выделения существенных их признаков" <7>. Мысленное отвлечение в конституционных формулировках иногда действительно достигает такой большой степени, что бывает неясно, охватываются ими или нет те или иные случаи. Тогда и возникает необходимость в толковании Конституционным Судом РФ соответствующих конституционных положений. Причем его задача заключается лишь в том, чтобы с помощью различных приемов толкования отыскать в тексте Конституции на первый взгляд невидимые элементы конституционных норм, которые на самом деле в той или иной форме находят в нем свое закрепление. И здесь деятельность данного Суда ничем не отличается от деятельности иных высших судов РФ, осуществляющих официальное нормативное толкование права.

--------------------------------

<7> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. М., 1999. С. 15 - 16.
Довод, что Конституционный Суд РФ может выступать как правотворческий орган по причине изменяющейся социально-политической обстановки, требующей нового прочтения текста Конституции, тоже представляется неубедительным. В современной юридической науке подобные воззрения находят свое отражение в теориях толкования конституции. Так, в американской юриспруденции известен "свободный" метод толкования Конституции США, который допускает возможность выхода интерпретатора за рамки действительного содержания ее текста и намерений законодателя <8>. В российской же юридической науке существует теория "судебного активизма", согласно которой Конституция "содержит в концентрированной форме огромные супериндивидуальные неявные знания, подлежащие выявлению Конституционным Судом с учетом изменений социальной среды" <9>. Выражая свое отношение к данным теориям, необходимо сказать, что они представляются нам не бесспорными. По нашему убеждению, смысл конституционных положений не может зависеть от реалий времени их интерпретации.

--------------------------------

<8> См.: Лузин В.В. Методы толкования Конституции в деятельности Верховного Суда США // Государство и право. 1997. N 10. С. 92 - 93.

<9> Бойцова Л.В. Указ. соч. С. 3.
Теперь проанализируем суждение о многозначности конституционных формулировок как причине наделения Конституционного Суда РФ правотворческой функцией. Многозначность, или полисемия (от греч. polysemos - многозначный), представляет собой "наличие у единицы языка более чем одного значения" <10>. В области права это ведет иногда к неопределенности содержания его норм. В связи с этим могут возникать затруднения с определением условий реализации соответствующих норм права, лиц, подпадающих под их действие, вытекающих из них прав и обязанностей, юридических последствий невыполнения предусмотренных ими обязанностей.

--------------------------------

<10> Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ф.П. Филин. М., 1979. С. 216.
Что касается природы многозначности текста, то некоторые исследователи возводят ее в ранг своеобразного свойства текста, как, например, это делает В.А. Суслов, который исходит из "двусмысленности (многосмысленности) любого, в том числе и правового, текста как знакового ряда" <11>. Формулировки текста нормативного правового акта, рассуждают они, могут иметь несколько смыслов, а значит, и несколько равноценных вариантов толкования, каждый из которых может быть достаточно обоснованным.

--------------------------------

<11> Суслов В.А. Герменевтика права // Правоведение. 2001. N 5. С. 7.
Двусмысленность правового текста неизбежно влечет за собой, как утверждается в литературе, изменение его смысла в ходе толкования. При этом подчеркивается, что в науке не выработано, да и не может быть выработано, критериев для отграничения толкования как такового от толкования, при котором изменяется нормативное содержание толкуемого текста, поскольку "трудно понять, как может применяться требование о недопустимости изменения смысла закона в случаях, когда закон не обладает четким смыслом" <12>. Данная позиция является, по нашему мнению, ошибочной. Поэтому мы склонны отстаивать суждение о возможности преодоления многозначности текста нормативного правового акта, о наличии в нем только одного объективно существующего правильного смысла, который нужно установить в ходе его толкования, что и должен делать Конституционный Суд РФ при обнаружившейся неопределенности в понимании положений Конституции РФ. Причем у него есть необходимые для этого инструменты. Юридической науке и практике известны правила, с помощью которых успешно преодолевается двусмысленность текстов нормативных правовых актов. Целый свод таких правил содержится в трудах русских дореволюционных юристов <13>.

--------------------------------

<12> Мадьярова А.В. Разъяснения Верховного Суда Российской Федерации в механизме уголовно-правового регулирования. СПб., 2002. С. 159.

<13> См., например: Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов. М., 1997. С. 81 - 95.
Последовательным сторонником именно объективного, а не субъективного подхода к исследованию текста нормативного правового акта был, например, известный русский философ и юрист И.А. Ильин, который очень тонко и убедительно, как нам кажется, обосновал необходимость именно такого отношения к толкуемому тексту. "...Право и закон,- писал он, - имеют свое определенное содержание..." <14>. Отсюда и его суждения, что "каждый из нас, обращаясь к праву и встречаясь с его связующими указаниями, имеет прежде всего задачу выяснить и неискаженно понять это объективное содержание права" <15>, что "обращающийся к праву должен подходить к нему, видя в нем объективное данное содержание, имеющее свой законченный и определенный смысл" <16>, что "этот смысл, ранее кем-то (законодателем?) продуманный и облеченный в слова и фразы, должен быть теперь точно выяснен и неискаженно понят" <17>, что "тому, кто хочет действительно знать положительное право, необходимо понять, что оно прежде всего дается ему в готовом, законченном, установленном виде..." <18>.

--------------------------------

<14> Ильин И.А. О сущности правосознания // Соч. в 2 т. Т. 1. Философия права. Нравственная философия. М., 1993. С. 85.

<15> Там же.

<16> Там же. С. 84.

<17> Там же.

<18> Там же.
Подобные суждения высказывал и венгерский исследователь И. Сабо. "Правовая норма, - по его убеждению, - всегда остается сама собой. Можно лишь вскрыть присущие ей черты, но нельзя что-либо добавить к ней. Поэтому всякое толкование имеет, в сущности, адекватно определенный характер, поскольку оно позволяет установить лишь объективное содержание правовой нормы... В результате толкования мы лишь установили то, что заключено в правовой норме" <19>.

--------------------------------

<19> Сабо И. Социалистическое право. М., 1964. С. 257.
Аргумент о необходимости осуществления Конституционным Судом РФ правотворческой функции в связи с наличием коллизий между положениями Конституции тоже следует признать неубедительным. В общей теории права, на что справедливо обращается внимание в литературе, принято различать "устранение" и "преодоление" коллизий в праве <20>. Устраняются коллизии только путем правотворчества. Преодолеваются же они в ходе правоприменения. Не являясь законотворческим органом, Конституционный Суд, толкуя Конституцию РФ, не может устранять коллизии между конституционными положениями. Он может только на основе коллизионных норм, а также выработанных юридической наукой и практикой правил преодолевать ее противоречия в ходе своей правоприменительной деятельности (например, при разрешении дел о соответствии Конституции РФ федеральных законов и иных нормативных актов). Но данная деятельность уже не является нормотворчеством. Нелишним будет напомнить, что и в самой Конституции содержится коллизионная норма, позволяющая преодолевать обнаружившиеся противоречия между положениями ее первой главы, составляющими основы конституционного строя РФ, и другими главами (ч. 2 ст. 16).

--------------------------------

<20> См.: Ершов В. Признание нормативных правовых актов противоречащими Конституции РФ и федеральным законам: судебная практика // Российская юстиция. 2003. N 5. С. 20.
Аналогичным образом обстоит дело и с наличием в Конституции пробелов как причины осуществления Конституционным Судом РФ правотворческой функции. Пробелы в праве, как известно, представляют собой довольно распространенное явление. Существуют определенные пути их восполнения и преодоления. Восполнять пробелы в праве может только правотворческий орган. Каких-либо оснований для наделения функцией восполнения пробелов в Конституции Конституционного Суда мы не видим. Не стоит же, например, вопрос о наделении Верховного Суда РФ функцией восполнения пробелов уголовного законодательства. Почему же тогда Конституционный Суд РФ должен восполнять пробелы в Конституции РФ? Делать это (как и устранять коллизии в Конституции РФ) управомочено, согласно ст. 136 Основного Закона, только Федеральное Собрание. Конституционный же Суд, как и любой другой суд, может в процессе своей правоприменительной деятельности лишь преодолевать пробелы в Конституции путем применения права по аналогии. Принимаемые им при этом решения не имеют нормативного значения, а являются только актами применения права.

В связи с рассматриваемой нами проблемой нужно отметить, что существует суждение, согласно которому издание актов официального нормативного толкования права вообще не является функцией судебных органов. Так, В.В. Ершов пишет по этому поводу: "Полагаю, что суд, являющийся по своей природе прежде всего правоприменительным органом, призванным рассматривать споры, может иметь право только необязательного толкования нормативных правовых актов лишь для данного конкретного дела (ad hoc), правом же обязательного толкования (разъяснения) могут быть наделены органы, принявшие нормативный правовой акт (аутентичное толкование)" <21>. Данные представления распространяются и на Конституционный Суд РФ. Сомневающиеся в целесообразности наделения Конституционного Суда РФ полномочием давать официальное нормативное толкование Конституции РФ авторы видят в этом угрозу подмены им законодателя. Их оппоненты, возражая им, считают, что такой опасности не существует, поскольку, как утверждают, например, полемизируя с В.О. Лучиным, негативно относящимся к полномочию Конституционного Суда РФ по толкованию Конституции РФ, А.Е. Постников и Т.Я. Хабриева, последний "может внести поправки, могущие свести к минимуму поле праворазъяснительной деятельности Конституционного Суда" <22>.

--------------------------------

<21> Ершов В. Признание нормативных правовых актов противоречащими Конституции РФ и федеральным законам: теория вопроса // Российская юстиция. 2003. N 4. С. 9.

<22> Постников А.Е., Хабриева Т.Я. Рец. на кн.: Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. М., 2002 // Государство и право. 2003. N 1. С. 116.
Не имея ничего против предоставления Конституционному Суду РФ права толковать Конституцию РФ, мы, однако, все же разделяем высказываемую в литературе озабоченность тем, что данный Суд порой выходит за рамки толкуемых норм Конституции <23>, что недопустимо, и присоединяемся к предложению о необходимости законодательного закрепления пределов толкования им конституционных положений <24>.

--------------------------------

<23> См., например: Байтин М.И. О юридической природе решений Конституционного Суда РФ // Государство и право. 2006. N 1. С. 9 - 10.

<24> См.: Поленина С.В. Законодательная техника и судебный прецедент // Проблемы юридической техники / Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2000. С. 53 - 66.
Обратим также внимание на то, что многие авторы преувеличивают, как мы думаем, роль и значение постановлений Конституционного Суда РФ о толковании Конституции РФ. Так, Г.А. Гаджиев утверждает, что "официальное толкование Конституции РФ является юридической монополией Конституционного Суда РФ" <25>. Согласиться с таким утверждением мы не можем, хотя важность постановлений Конституционного Суда РФ о толковании Конституции РФ чрезвычайно велика и именно он выступает в качестве главного официального интерпретатора Основного Закона, Конституция оставляет, как нам кажется, определенную нишу для нормативного толкования Конституции РФ и за Верховным и Высшим Арбитражным судами РФ, наделив их правом давать разъяснения по вопросам судебной практики. Ведь вряд ли возможно давать разъяснения по вопросам судебной практики, не затрагивая при этом норм Конституции. Поэтому эти суды могут и должны разъяснять нижестоящим судам содержание конституционных норм, если существует неопределенность в их понимании и как следствие этого - неединообразное толкование данных норм судами в процессе своей правоприменительной деятельности. Разумеется, они управомочены давать разъяснения конституционных норм только по вопросам своего ведения.

--------------------------------

<25> Гаджиев Г.А. Конституционный принцип самостоятельности судебной власти в Российской Федерации (на основе решений Конституционного Суда РФ 2000 - 2002 годов) // Журнал российского права. 2003. N 1. С. 13.
Учитывая сказанное, мы считаем ошибочной позицию Конституционного Суда РФ, высказавшего в упомянутом выше Постановлении по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции РФ свое несогласие с некоторыми положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" <26> и признавшего недопустимым толкование Верховным Судом РФ конституционных норм в своих разъяснениях по вопросам судебной практики.

--------------------------------

<26> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 1.
В заключение подчеркнем, что постановления Конституционного Суда РФ о толковании Конституции РФ являются только актами ее официального нормативного толкования. Следовательно, они не являются источниками права. В тех же случаях, когда Конституционный Суд РФ создает какие-либо новые конституционные положения, он выходит за рамки своих полномочий и вторгается в прерогативы законодательной власти, что недопустимо.

Похожие:

О юридической природе постановлений конституционного суда РФ о толковании конституции РФ iconВопросы к экзамену Понятие уголовного судопроизводства (уголовного процесса) и его назначение
Источники уголовно-процессуального права. Значение постановлений Конституционного Суда рф, Пленума Верховного Суда рф, приказов,...
О юридической природе постановлений конституционного суда РФ о толковании конституции РФ iconS : Судьи Конституционного Суда рф, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ
Избираются на должность Государственной Думой из кандидатов, представленных Президентом РФ
О юридической природе постановлений конституционного суда РФ о толковании конституции РФ iconКонституционный суд российской федерации определение от 5 ноября...
По делу о толковании статьи 81 (часть 3) и пункта 3 раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции Российской...
О юридической природе постановлений конституционного суда РФ о толковании конституции РФ iconОб исполнении постановлений европейского суда по правам
Конечно же, такое высказывание несколько удивило, но, быть может, именно в этом высказывании и содержится ответ, почему в России...
О юридической природе постановлений конституционного суда РФ о толковании конституции РФ iconУчебник для вузов
Бондарь Н. С. судья Конституционного Суда рф, доктор юридических наук, профессор
О юридической природе постановлений конституционного суда РФ о толковании конституции РФ iconПринципы защиты гражданских прав
Роль Постановлений Пленума Верховного Суда РФ в определении процессуальных особенностей рассмотрения отдельных категорий гражданских...
О юридической природе постановлений конституционного суда РФ о толковании конституции РФ iconЗаконность (ст. 15 Конституции рф); идеологическое многообразие (ст. 13 Конституции рф)
Согласно ст. 11 Конституции РФ государственную власть в России осуществляют Президент рф, Федеральное Собрание рф, Правительство...
О юридической природе постановлений конституционного суда РФ о толковании конституции РФ iconРасписание занятий
Уголовно-процессуальное доказывание (Горевой Е. Д.) // Антикоррупционное законодательство (Метушевская Т. И.) // Гражданские процессуальные...
О юридической природе постановлений конституционного суда РФ о толковании конституции РФ iconЗаконные и незаконные
Правовая гносеология может быть: 1 лигистской; 2 естестсвенной; 3 либертатно-юридической; 4 юридической; 5 либертатной
О юридической природе постановлений конституционного суда РФ о толковании конституции РФ iconЗакон от 21. 11. 2011 n 324-фз "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации"
Федеральный закон от 21. 11. 2011 n 324-фз "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации"Статья 20. Категории граждан,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница