Э. О. Берзин Юго-Восточная Азия в XIII – XVI веках


НазваниеЭ. О. Берзин Юго-Восточная Азия в XIII – XVI веках
страница1/33
Дата публикации15.08.2013
Размер4.88 Mb.
ТипКнига
vb2.userdocs.ru > Право > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ

ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ
Э.О. Берзин
Юго-Восточная Азия

В XIII – XVI веках
ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА»

ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

МОСКВА 1982

Ответственный редактор В. А. ТЮРИН
Книга посвящена одному из наименее изученных периодов доколониальной истории восьми стран региона Юго-Восточной Азии (Бирмы, Таиланда, Лаоса, Кампучии, Вьетнама, Малайи, Индонезии и Филиппин) с XIII по XVI в. Исследование по­строено на широком круге источников.
© Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1982.
___________________________________

OCR и вычитка – Aspar, 2009. Поглавная нумерация сносок заменена сквозной.
ОГЛАВЛЕНИЕ
Вместо введения
Часть I. Кризис ХIII в. и становление государств нового типа
Глава 1. Конец Паганской империи и монголо-китайская агрессия

Глава 2. Первые тайские государства на территории Таиланда

Глава 3. Распад державы Рамы Камхенга. Образование королевства Аютия

Глава 4. Переход от империи к моноэтническому государству в Кам­пучии

Глава 5. Образование лаосского королевства Лансанг

Глава 6. Монголо-китайская агрессия против Вьетнама во второй по­ловине XIII в.

Глава 7. Вьетнам с конца XIII по 60-е годы XIV в.

Глава 8. Вьетнам с 70-х годов XIV в. до начала XV в. Реформы Хо Куи Ли

Глава 9. Малайя в XIII—XIV вв.

Глава 10. Ява в первой четверти XIII в. Переворот Кен Ангрока

Глава 11. Государство Сингасари (1222—1293)

Глава 12. Монголо-китайская агрессия против Индонезии в 1293 г.

Глава 13. Становление государства Маджапахит
Часть II. Расцвет государств эпохи развитого феодализма. XIV—XV вв.
Глава 1. Верхняя Бирма в XIV—начале XV в.

Глава 2. Государство Ава в 1422—1527 гг.

Глава 3. Государство Пегу в XIV— начале XVI в.

Глава 4. Организация сиамского феодального государства во второй половине XIV—XV в.

Глава 5. Внешняя политика и международная торговля Сиама во вто­рой половине XIV—XV в.

Глава 6. Кампучия во второй половине XIV—XV в.

Глава 7. Королевство Лансанг в конце XIV—XV в.

Глава 8. Китайская агрессия против Вьетнама в начале XV в. и осво­бодительная борьба вьетнамского народа

Глава 9. Вьетнам после освобождения от китайского нашествия (1428—1497)

Глава 10. Малаккское государство в первой половине XV в.

Глава 11. Малаккский султанат с середины XV до начала XVI в.

Глава 12. Расцвет империи Маджапахит

Глава 13. Начало упадка Маджапахита и китайская экспансия в Ин­донезии в конце XIV—XV в.
Часть III. Период равновесия сил между странами Юго-Восточной Азии и Западом
Глава 1. Образование единого бирманского государства в XVI в.

Глава 2. Завоевательные войны Бирмы при Байиннауне

Глава 3. Распад Бирманской империи при Нандабайине

Глава 4. Сиам в первой половине XVI в.

Глава 5. Сиам во второй половине XVI в.

Глава 6. Кампучия в последней трети XV—XVI вв.

Глава 7. Кампучия на рубеже XVI—XVII вв. Испано-португаль­ская колониальная авантюра

Глава 8. Королевство Лансанг в XVI в.

Глава 9. Вьетнам в XVI— начале XVII в.

Глава 10. Португальская Малакка и Джохорский султанат в XVI— на­чале XVII в.

Глава 11. Падение Маджапахита и становление мусульманских госу­дарств на Яве во второй половине XV—XVI в.

Глава 12. Филиппины в XIII—XVI вв.

Литература

Список сокращений

Summary
^ ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ
Наше исследование охватывает историю региона между двумя переломными моментами. Начинается этот период падением архаических раннефеодальных государств в результате восста­ний трудящихся масс и вторжений извне. Одновременно с этим происходила смена этих государств феодальными государствами нового, развитого типа (XIII—XIV вв.). Кончается изучаемый период крахом системы внешней торговли стран Юго-Восточной Азии под ударами европейских колонизаторов, повлекшим за собой серьезные структурные изменения внутри этих стран (конец XVI—XVII в.). Его можно условно разделить на три основных этапа: крах старых и складывание новых феодальных государств (XIII—XIV вв.); расцвет феодальных го­сударств нового типа (связанного с развитием товарно-денеж­ных отношений в регионе); борьба государств Юго-Восточной Азии (прямая и косвенная) против первой волны колонизаторов (португальцев и испанцев) и перегруппировка центров торговли и власти в связи с этой борьбой (XVI в.).

В конце XVI—XVII в. с появлением в Юго-Восточной Азии новой волны колонизаторов (голландцев и англичан) и в ре­зультате их деятельности в экономике Юго-Восточной Азии про­изошли необратимые изменения. Она вступила в период позд­него феодализма, в период упадка, положивший начало все большему отставанию этого региона от стран Запада. Но исследование этого периода в силу обширности его проблем должно стать темой отдельной монографии.

Карты, помещенные в книге, составлены Д. В. Деопиком и М. А. Членовым. Дополнения и изменения (см. [61, с. 40, 43, 57, 68]) внесены автором.
Часть I
КРИЗИС XIII в.

^ И СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВ НОВОГО ТИПА
До XII — начала XIII в. преобладающим типом хозяйства во всех странах Юго-Восточной Азии (кроме района Малаккского пролива, где находилось торговое государство Шривиджайя) было натуральное хозяйство.

Однако в XII—XIII вв. эта картина меняется благодаря важным событиям, происшедшим в мировой истории. В резуль­тате крестовых походов Европа получила плацдарм на Ближ­нем Востоке и активно включилась в восточную торговлю. Спрос Европы на пряности уже в XII в. резко оживил торговлю на всем протяжении пути от берегов Средиземного моря до Юго-Восточной Азии. Монгольские завоевания, вновь объединив­шие раздробленный Китай под одной властью, создали новый обширный рынок для товаров Юго-Восточной Азии и товаров Запада, которые реэкспортировались Юго-Восточной Азией в Китай. Юго-Восточная Азия, в свою очередь, в обмен на свои товары стала получать гораздо больше товаров с Дальнего Во­стока, из Южной и Западной Азии.

Повышение спроса на товары повлекло за собой создание в регионе новых торговых центров помимо Шривиджайи, которая в XII в. пришла в упадок в результате неудачных внешних войн. Развитие товарных отношений вызвало у местных фео­далов, как это всегда бывает, обострение жажды прибавоч­ного продукта и вызвало усиление эксплуатации трудящихся масс.

В то же время социальная структура подавляющего числа стран Юго-Восточной Азии в этот период была приспособлена к натуральной экономике. Значительная часть прибавочного продукта, который не могли потребить феодалы, шла на культо­вые нужды. Гигантское храмовое строительство поглощало огромные средства. Содержание многочисленного, могуществен­ного духовенства также очень дорого стоило народу. Прибав­ление к этим тяготам новой нагрузки не могло не вызвать взры­ва народного возмущения, которое смело государства старого типа.

В этой острой борьбе, развернувшейся в XIII в. и продол­жавшейся в части стран еще в XIV в., на стороне крестьян выступили как молодые варварские народы (таи, шаны, лао), вторгшиеся в регион с севера, так и часть мелких местных фео­далов, которые осознали необходимость уничтожения непомерно разбухшего бюрократического аппарата и привилегий духовен­ства, как единственный путь выхода из кризиса.

Борьба за разрушение государств старого типа и создание государств нового типа, как это всегда бывало в средневековье, велась под религиозными лозунгами. Так, на поверхности со­бытий мы видим борьбу буддизма хинаяны против буддизма махаяны в Таиланде, Кампучии, Лаосе, борьбу старых анимисти­ческих культов против буддизма хинаяны в Бирме, борьбу кон­фуцианства против буддизма махаяны во Вьетнаме и, наконец, борьбу синкретической религии буддизм — индуизм против жрецов каждой из этих религий в отдельности в Индонезии.

Социальная борьба XIII—XIV вв. повлекла за собой разру­шение значительной части старой системы феодального насилия и на некоторое время значительно облегчила бремя трудящих­ся. В то же время на развалинах старых государств возникли феодальные государства нового типа, в которых административ­ный аппарат был значительно упрощен, а духовенство лишилось своих огромных доходов. Новые феодальные системы были больше приспособлены к товарным отношениям и оставались жизнеспособными до конца рассматриваемого периода.

Укреплению новых государств Юго-Восточной Азии способствовал также происходивший во второй половине XIII в. подъ­ем освободительной борьбы против монголо-китайской агрес­сии1, которая завершилась полным изгнанием монголо-китайцев.
Глава 1
^ КОНЕЦ ПАГАНСКОЙ ИМПЕРИИ

И МОНГОЛО-КИТАЙСКАЯ АГРЕССИЯ
Первое общебирманское государство Паган, сложившееся в XI в., пало в конце XIII в. под ударами монголо-китайской им­перии Юань. В 1277 г. в Бирму вторглись войска империи Юань под командованием генерала Насреддина. Участником этого похода был великий итальянский путешественник Марко Поло, оставивший его подробное описание [29]. Войска бирман­ского царя Наратхипати (Кансу III — 1254—1287) были наго­лову разбиты. От этого поражения Паган, клонившийся к упад­ку, уже не смог оправиться.


^ Индокитай в начале XIII в.
В 1281 г. юг страны, населенный ионами, восстал против паганской власти. В Мартабане моны под предводительством Вареру убили бирманского губернатора и изгнали бирманские гарнизоны из юго-восточной части страны. Одновременно нача­лось монское восстание в Пегу. Его возглавил перешедший на сторону повстанцев паганский наместник Пегу Тарабья. На за­паде перестал признавать вассальную зависимость от Пагана Аракан. На востоке против Пагана поднялись шанские княже­ства и начали наступление на коренные бирманские земли в центре страны [38, с. 62].

Кансу III тщетно пытался остановить этот распад Паганской империи. В 1283 г. его войскам удалось вновь подчинить часть монского юга. Но в том же году монголо-китайская армия опять вторглась в Паган. В решающем сражении под Каунгсином лучшие части бирманской армии были разгромлены. Кансу III начал было подготовку к обороне Пагана, столицы империи. Он снес сотни пагод, чтобы соорудить из них оборонительные стены. Но потом боевой дух ему изменил и он бежал на юг. Войска империи Юань заняли города северной и центральной части, оказывавшие разрозненное сопротивление. Верхняя Бирма была объявлена китайской провинцией. Кансу III получил позорную кличку Тарокпьимин — царь, который бежал от китайцев [145, с. 68].

Обосновавшись в Бассейне (дельта р. Иравади), Кансу III послал в Китай посольство с изъявлением покорности (1285 г.). Император Хубилай согласился признать его своим вассалом. Ободренный Кансу III решил вернуться в Паган, но по дороге был убит одним из своих сыновей, губернатором Прома, стре­мившимся к короне. Но Хубилай не утвердил его царем. В 1287 г. китайские войска под командованием внука Хубилая Е Су Тимура заняли бирманскую столицу. Этот год принято считать концом Паганского царства. Центральная Бирма была объявлена китайской провинцией Мянчжун (Северная Бирма еще в 1284 г. была превращена в китайскую провинцию Чин-мян) [38, с. 64].

Но китайцам не удалось долго удерживать власть над Бир­мой. Вскоре против них поднялись новые силы сопротивления. Тайскоязычные племена — шаны (большие таи), тайцы (малые таи), лао — во второй половине XIII в. завершили свое движе­ние на юг из южной части нынешней территории Китая и об­разовали ряд молодых варварских княжеств и королевств на севере и в центре Индокитайского полуострова, а также на северо-востоке Индии — в Ассаме. На территории нынешнего Лао­са и Таиланда они вытеснили или ассимилировали живших там ранее кхмеров и монов. Несколько иная обстановка сложилась на территории Бирмы. Шанские племена прочно заняли северо­восточные гористые районы страны (где шаны проживают и в настоящее время), а также значительную часть северо-запада, охватив полукольцом равнинную часть Бирмы. В этих перифе­рийных районах образовалось множество небольших независи­мых шанских княжеств.

Шанам, однако, не удалось поглотить и ассимилировать бир­манское население основного ядра Паганского государства, не­смотря на то, что массовое проникновение шанов в централь­ные районы Бирмы в последние годы Паганской империи (сна­чала, по-видимому, в качестве военных наемников) привело в конечном счете к существенным этническим изменениям в выс­ших слоях правящего класса этой страны. Уже в конце прав­ления Кансу III большая часть власти в Пагане была сосредо­точена в руках трех могущественных феодалов — так называе­мых трех шанских братьев, занимавших посты царских минист­ров [19, с. 75—76]. Во время хаоса, наступившего после падения Паганской империи, братья — Асанкхья, Раджасанкрам и Сихасура — сумели закрепиться в ключевых районах Бирмы, вы­кроив здесь себе удельные княжества. К 1289 г. старший брат стал владетелем Мьинсайна, средний — каруина Меккаи, млад­ший — каруина Пинле. Как отмечает советский историк И. В. Можейко, «История повторялась: тот, кто контролировал каруины (основные хлебородные районы Бирмы. — Э. Б.), стал править Бирмой» [37, с. 67].

Новоявленные шанские феодалы опирались на реальную военную силу в виде боеспособных дружин из своих единопле­менников, которые постоянно пополнялись за счет новых шан­ских переселенцев. В то же время их отношения с коренным бирманским населением не были, как правило, враждебными. Перед лицом общей угрозы со стороны Китайской империи танская верхушка объединилась с низовыми и средними бир­манскими чиновниками, которые также стремились сделать свои условные владения наследственными. Под их совместными ударами развалилась только политическая надстройка ранне-феодальной Бирмы — жестко централизованное Паганское государство. Культурное наследие Пагана было в значитель­ной степени сохранено и усвоено шанской правящей верхуш­кой.

Реальная власть некогда всесильного паганского царя огра­ничилась теперь только крошечным районом вокруг столицы Пагана, где бессильные потомки паганской династии сохраня­ли свою резиденцию вплоть до 1369 г. В конце XIII — в XIV в. ведущей формой феодализма в Бирме стал развитой феода­лизм, что следует считать шагом вперед по пути историческо­го прогресса, несмотря на раздробление страны и частые меж-фебдальные войны.

Исчез громоздкий чиновничий аппарат, пожиравший огром­ную часть прибавочного продукта, прекратилось истощавшее население строительство бесчисленных храмов (в одном только Пагане их было до 5 тыс.), новые мелкие и средние феодалы кё обладали в той конкретной обстановке достаточными сила­ми, чтобы выжимать из крестьянина весь прибавочный про­дукт. Натурализация хозяйства к тому же существенно снизи­ла потребности этих феодалов. Поэтому, несмотря на войну и разруху, положение крестьянства в Бирме явно облегчилось, и это было одной из важных причин успешного отражения монголо-китайской агрессии.

В 1289 г. монголо-китайцы объявили царем родственника Кансу III — Руйнасьяна и сделали его губернатором пров. Мян-чжун [37, с. 66]. «Шанские братья» на первых порах поддержи­вали этого губернатора с царским титулом, так как после его назначения китайские войска были выведены из страны. Это дало возможность передышки и организации сил сопротивле­ния, в частности, позволило подавить тех бирманских феодалов (например, принца Сирираджи), которые считали первоочеред­ной задачей уничтожение господства шанской верхушки [37, с. 65]. Но когда Руйнасьян сам попытался сбросить власть «шанских братьев» и с этой целью в мае 1297 г. отправился за Помощью в Пекин, они свергли его с престола 17 декабря 1297 г. — как только он вернулся из Пекина. Руйнасьян был арестован, отправлен в главную цитадель шанов Мьинсайн и там 10 мая 1299 г. казнен. Однако Асанкхья и его братья пос­ле этого не узурпировали престол. Они объявили королем сына казненного Руйнасьяна — Сохни [37, с. 65]. Это был мудрый по­литический шаг, так как он сглаживал трения между шанами и бирманцами. Царем Бирмы формально оставался коренной бирманец, более того — потомок древней паганской династии. Это безусловно способствовало консолидации сил сопротивле­ния бирманцев и шанов против внешней угрозы, так как Пекин немедленно реагировал на казнь своего ставленника.

В 1300 г. монголо-китайские войска вновь вторглись в Бир­му, везя в обозе новую марионетку — принца Кумаракассапу, брата Сохни. Они легко выбили Сохни из Пагана, но он бежал под защиту «шанских братьев» в Мьинсайн, который в эти годы стал фактической столицей Бирмы. Монголо-китайцы двину­лись на Мьинсайн, но осада этого города не принесла им успе­ха. Китайские летописцы впоследствии ссылались на тяжелые климатические условия Бирмы, якобы мешавшие имперским войскам, но это обычная отговорка неудачливых завоевателей. В сущности, монголо-китайцы не могли удержать даже Паган. Привезенный ими «царь» Кумаракассапа не мог выйти за пре­делы военного лагеря под Мьинсайном, так как вся остальная страна была в руках повстанцев.

После безуспешной трехмесячной осады Мьинсайна китай­ский командующий согласился уйти из Бирмы за умеренный выкуп в 800 таэлей2 золота и 2200 таэлей серебра [145, с. 77], захватив с собой неудачливого претендента, Раздраженный им­ператор казнил генералов, командовавших, этой армией, но больше войск в Бирму не посылал. В 1302 г. официально была упразднена пров. Мянчжун, а в 1303 г. — пров. Чинмян. «Шан­ские братья» от имени Сохни послали в Китай посольство с данью, и Пекин ограничился чисто формальным признанием вассалитета со стороны Бирмы [38, с. 67]. Угроза китайского за­воевания перестала быть серьезным фактором в политической жизни Бирмы вплоть до XVII столетия, хотя на протяжении XIV—XVI вв. Китай продолжал активно вмешиваться в отно­шения между Бирмой и независимыми шанскими княжествами периферии, иногда натравливая их друг на друга, иногда вы­ступая в качестве «миротворца», но всегда с выгодой для себя.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Похожие:

Э. О. Берзин Юго-Восточная Азия в XIII – XVI веках iconЭ. О. Берзин юго-восточная азия и экспансия запада в XVII – начале XVIII века
В монографии освещается переломный момент в истории Юго-Восточной Азии, когда период расцвета стран этого ре­гиона в результате европейской...
Э. О. Берзин Юго-Восточная Азия в XIII – XVI веках iconКнига Пяти Колец
В XV и XVI веках князья, называемые дайме, возвели огромные каменные замки, чтобы защитить себя и свои земли. Вокруг замков стали...
Э. О. Берзин Юго-Восточная Азия в XIII – XVI веках iconВ. О. Ключевский записал в дневнике в 1904 г. (не для публикации,...
До недавнего времени в ходу был термин “вестернизация”. Не буду судить, насколько он правомерен. Если да, то для нашего времени можно...
Э. О. Берзин Юго-Восточная Азия в XIII – XVI веках iconAnnotation Сборник английской эпиграммы в период XVI-XX вв. Редьярд...

Э. О. Берзин Юго-Восточная Азия в XIII – XVI веках iconАктивный раздаточный материал «Философия» фогп 3 кредита 3 семестр...
Эпоха Средневековья обычно условно определяется как время от захвата Рима варварами в 476 г до начала эпохи Возрождения, т е в Италии...
Э. О. Берзин Юго-Восточная Азия в XIII – XVI веках iconБонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация
М.: Наука. Издательская фирма «Восточная литература», 1993.—320 с.: ил. Isbn 5-02-017592-7
Э. О. Берзин Юго-Восточная Азия в XIII – XVI веках iconВопросы к зачету
Особенности общественного и государственного строя в странах Древнего Востока. Восточная деспотия и ее характерные черты
Э. О. Берзин Юго-Восточная Азия в XIII – XVI веках iconВременно кровь вы не можете сдавать, если
Пребывание в эндемичных по малярии странах тропического и субтропического климата (Азия, Африка, Южная и Центральная Америка) более...
Э. О. Берзин Юго-Восточная Азия в XIII – XVI веках iconРасписание 3-ого курса (первая неделя с 5 по 10 сентября)
Восточная Европа в условиях глобализации, лекция, проф. Т. Бауэр (Германия), ауд. П6
Э. О. Берзин Юго-Восточная Азия в XIII – XVI веках iconСписок литературы после 2000 года Абу-л Фазл Аллами Акбар-Наме. Самара, 2003
Алаев Л., Титов Ю. Вахаббиты в Британской Индии // Азия и Африка сегодня. №2001
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница