В. В. Гапгашов, А. И. Нарежный


НазваниеВ. В. Гапгашов, А. И. Нарежный
страница2/5
Дата публикации19.07.2013
Размер0.69 Mb.
ТипРеферат
vb2.userdocs.ru > Право > Реферат
1   2   3   4   5

13

достижений мировой цивилизации, которые воспринимались массовым со­знанием как критерии для оценки так называемого реального социализма. Сравнение было не в пользу последнего. Эти тенденции усиливались по ме­ре выявления несостоятельности попыток реанимации командно-адми­нистративной модели социализма на основе стратегии "ускорения" и "перестройки". Уже в 1987 году начался ее пересмотр, поиск утверждения в обществе политических и экономических свобод, которые должны были стать основой его естественного саморазвития и прогресса.

Главной вехой на этом пути стала XIX партконференция, провозгла­сившая введение в СССР альтернативных политических выборов, парла­ментаризма, разделения властей.

Выборы в Верховный Совет СССР летом 1988 г. знаменуют формиро­вание нового политическою климата в стране. Ситуация все больше изме­няется в пользу критиков коммунистической идеологии. Часть представи­телей оппозиции входит в число депутатов, оказывая мощное влияние на позиции партийно-политического руководства, усиливавшее радикализа­цию взглядов "официальных реформаторов". Особенно поразительной бы­ла эволюция М.С.Горбачева: за два года он превратился из коммуниста в социал-демократа и либерала одновременно. В конце 1989 г. в своей обоб­щающей программной статье М.Горбачев впервые признал недооценку К.Марксом возможностей саморазвития капитализма, призвал к использо­ванию опыта социал-демократии, восприняв выдвинутую ею концепцию "демократического социализма", и, самое главное, объявил общечеловече­скими ценностями классические постулаты либерализма: "... К числу таких достижений цивилизации относятся не только простые нормы нравствен­ности и справедливости, но и принципы формального права, т.е. равенство всех перед законом, права и свободы личности, принципы товарного про-

изводства и эквивалентного обмена, основанные на действии закона стои-

мости .

Подобная эволюция получила тогда одобрение и поддержку как сре­ди реформаторов, так и среди широких общественных кругов. Впрочем, не подвергалась сомнению и правомерность определения "социалистические" ко всем новациям, будь то плюрализм, правовое государство либо рынок, что должно было свидетельствовать о социалистической ориентации ре­форматоров./Причем, если в политическом отношении реформаторы начи­нают размежевываться уже на рубеже 1988-1989 гг. то в идеологической ба­зе радикалов вплоть до 1990 г. трудно обнаружить существенные отличия от позиций Горбачева и его единомышленников. )

Либерально-демократические идеалы радикалы также сочетали с де­кларативной приверженностью социалистическому выбору, Политический лидер радикалов Б.Ельцин в декабре 1989 г. на II съезде народных депута­тов СССР заявил о своем понимании реформ, утверждая, что это "путь -тот же социалистический, путь обновления нашего общества". И даже в вы­ступлении на XVIII съезде КПСС Б.Ельцин, но уже в последний раз, выска­зал приверженность "демократическому социализму''.

В- свете изложенного переход радикалов на антикоммунистические позиции буквально в течение нескольких месяцев 1990 г. кажется трудно­объяснимым, так как эта трансформация произошла у людей, которые многие годы были не только членами КПСС, но и руководили ею в течение всей жизнииДаже воспылав страстью к новым идеям, они, казалось бы, должны были учитывать опыт развития либерализма на Западе в XX веке, свидетельствовавший о его последовательной социализации. В силу этого обстоятельства следование этому опыту отнюдь не предполагало столь ка­тегоричного отрицания "социалистического выбора" Л

14
Правда. 26.XI.89 г.

15

i Причины этого следует искать в логике и особенностях политической борьбы в СССР, в частности, в неспособности радикалов "изнутри" взор­вать КПСС. Уничтожить КПСС было возможно только путем ее полной компрометации, следовательно отвергались все ее идеи, включая "социалистический выбор". Столь яростное противостояние обусловило в теоретическом плане поворот радикалов к "чистому либерализму", содер­жавшему огромный заряд отточенного десятилетиями борьбы с советским режимом антикоммунизма.

Многочисленные политические партии, возникшие в 1990 г. и объ­единившиеся на антикоммунистической платформе в движении "Демокра­тическая Россия", использовали наработанные полемические 1гриемы, мощ­ные пласты антикоммунистической риторики, накопленные идеологиче­скими структурами Запада, оказывая огромное воздействие на своих оппо­нентов.

В верности либерализму поклялись социал-демократы (О.Румянцев), Демократическая партия России (Н.Травкин), Республиканская партия Рос­сии, ортодоксальными либералами объявили себя кадеты, христианские демократы и, разумеется, либерально-демократическая партия (В.Жири­новский).

Одна из наиболее активных поборниц чистого либерализма ЛЛияшева так формулировала свою программу: "Когда я размышляю о путях возрождения своей страны, мне ничего не приходит в голову, как пе­ренести опыт немецкого экономического чуда на нашу территорию. Кон­ституировать, как это сделало правительство Аденауэра, экономический либерализм в чрезвычайные сроки, запретить коммунистическую идеоло­гию... Моя надежда теплится на том, что выпущенный на свободу "дух предпринимательства" возродит в стране в волю к жизни, и "протестанскую этику"' ~ ■

СП

со

Если марксистская официальная идеология исповедовала своего рода политический детерминизм, заключавшийся в вере в способность активной части общества "сверху" переделать (воспитать) нового человека и устра­нить пороки общества, то новые идеологи пытались доказать, что устране­ние государства даст возможность заработать рыночным механизмам, спо­собным быстро расставить все по своим естественным местам.

Наряду с верой в чудотворную способность рынка выразители новой идеологии подчеркивали свою приверженность политической демократии, в том числе таким ее атрибутам, как многопартийность, правовое государ­ство, разделение властей. В своем большинстве они отвергали любые фор­мы авторитаризма, например, президентское правление, даже на переход­ный период. Предполагалось, что существует гармония между либерализ­мом и политической демократией.

Августовский путч 1991 г., последовавший запрет КПСС создали весьма благоприятные возможности для новой идеологии. Кадровые пере­становки в Российском руководстве усилили позиции сторонников либера­лизма, а Беловежское соглашение ликвидировало союзный центр и отторг­ло союзные республики, где идеологический настрой был не столь радика­лен, а политический климат значительно более консервативен, чем в Рос­сии. Принципиально новой ситуацией и решено было воспользоваться. К концу 1991 г. Б.Ельцин и его радикальное окружение формируют новое правительство и заявляют о переходе к радикальным экономическим пре-образованиям.

Итак, российский либерализм, осуществив прорыв во властные струк­туры общества получил возможность реализовать свой идеал общественого устройства России, не предвидя какие ухабы ожидают этот идеал на крутых поворотах российской истории.

1 Родина N5. !990. с.8.
16

БИБЛИОТЕКА

ТВЕРСКОГО

ГОСУНИВЕРСИТДТА

1/

1.2 Российский либерализм об идеале общественного устройства России.

Под идеалом общественного устройства понимаются представления основных общественно-политических сил о новом состоянии общества, в котором должны быть "сняты" существующие противоречия, разрушающие наличное его состояние1. Для формирования идеала важную роль играет осмысление ближайшего прошлого, из которого возникло настоящее, пере­ставшее удовлетворять его современников. Таким образом, в идеале обще­ственного устройства возникает некоторое единство представлений о прошлом, настоящем и будущем, причем целостность этим представлениям задают представления о будущем, через призму которых оценивается и прошлое, и настоящее. Итак, как же относятся к недавнему прошлому Рос­сии сторонники либерализма?

Для российских либералов коммунистическое прошлое страны - это зигзаг исторической случайности, вырвавшей Россию из общецивилизани-онного потока, в который она вошла во второй половине XIX века, начав буржуазные реформы. Коммунисты, волею случая оказавшиеся у власти, навязали стране утопический эксперимент, итогом которого стала эконо­мическая и социальная катастрофа. Наиболее отчетливо это понимание выразил А.Ципко. Стремясь подвести некоторые итоги увлеченности Рос­сии марксизмом, он отмечал: "Мы полагали, что связали свою судьбу с единственной, никому не доступной истиной, а как выяснилось, мы довери­лись мечте-призраку, интеллектуальной фантазии, которой не суждено бы­ло никогда воплотиться в кровь и плоть человеческой жизни. Мы полагали, что являемся первопроходцами, ведем за собой все остальное человечество в царство свободы и духовной благодати, а оказалось, что' наша дорога была дорогой в никуда, в тупик..."2.

1 Ильенков Э.В. Философия и культура. М., Политиздат. 1991. с.210.

2 Цинко А.С. Насилие лжи, или как заблудился призрак. М., Молодая гвардия. 1990. с.255.

18

Обращает на себя внимание, что сторонники либерализма не видели в историческом большевизме и его "эксперименте" ничего от исторической органики России, а лишь нечто случайное и чуждое ей по существу. Не стремясь опровергнуть этот подход и не солидаризируясь с ним, тем не ме­нее необходимо констатировать, что такая установка формирует облегчен­ное отношение к реформированию страны, создавая несколько иллюзорное представление о том, что достаточно "выправить" этот "зигзаг" случайно­сти, каким стали 70 с небольшим лет советской власти, и российская птица-тройка лихо покатит по столбовой дороге мировой цивилизации.

Каким же представляли идеологи либерализма оптимальное для Рос­сии общественное устройство?

В экономической сфере - рыночная экономика, в которой доминиру­ют отношения частной собственности, единственной гарантии свободы ин­дивида. Роль государства в регулировании экономических процессов сведе­на к минимуму. Оно выступает гарантом необходимых для свободной предпринимательской деятельности правовых норм, служит инструментом проведения таможенной и валютной политики, осуществляет меры по со­циальной поддержке населения, защите окружающей среды - такой виде­лась роль государства теоретикам партии конституционных демократов, провозгласившей себя наследницей "лучших традиций отечественного ли­берализма".1 Свобода предпринимательской деятельности - так можно вы­разить экономическое кредо либерализма, отразившееся в программах не только кадетов, но и Республиканской, Демократической партий России, Партии экономической свободы. В экономической платформе кадетов утверждалось: "Предпринимательство преобразует производителя в соб­ственника, трудовые усилия - в ресурсы для новых инвестиций, а энергию личного интереса - в энергию экономического роста".2 Этому вторил со­председатель партии экономической свободы К.Боровой: "Если налоги бу-

166.

1 Россия сегодня. Политический портрет. 1985-1990. М., Международные отношения. 1991. с. 161, : Россия сегодня. Политический портрет. 1985-1990. с.165.

19

дут маленькими, а экономика либеральной, если государство не будет уча­ствовать в крупных предприятиях и не будет мощного государственного сектора - получим очень эффективную... экономику".1 Следует отметить, что среди российских либералов особую популярность приобрела праволи-беральная, антикейнсианская экономическая идеология. Государственный сектор в экономике рассматривался ими как "источник коррупции, пита­тельная среда для переплетения государственных и криминальных интере­сов и структур".2 Будущая экономика должна быть жесткой. "Надо будет крутиться и крутиться каждому, крутиться по-страшному", - восклицал К.Боровой.3 В экономике будущей России не должно быть патернализма, социальной благотворительности. Социальная поддержка населения воз­можна и оправдана лишь в условиях переходного периода. Как утверждал К.Боровой: "Новое поколение окажется уже в состоянии вести нормальную либеральную экономику. Нынешнему - надо помочь. Надо помочь ему эле­ментарно выжить. А это значит - следовать чуточку устаревшей и в чем-то не вполне либеральной концепции".4 По сути дела эти взгляды игнориро­вали богатый опыт либерализма, накопленный в XX веке. Неолиберализм или "социальный" либерализм включил в себя осознание того, что эконо­мическая свобода индивида имеет свои границы, определяемые обстоя­тельствами, перед которыми человек оказывается бессилен и посему нуж­дается в общественной поддержке, социальных гарантиях, достойных чело­века условий бытия.

Если в области экономической российские либералы в своем видении будущего колебались между социал-либерализмом и либерализмом, отда­вая в конечном счете свои симпатии последнему, то в сфере политической все партии придерживались ценностей классического либерализма. Партии либеральной ориентации стремились к ограничению объема и сферы влия-

1 Боровой К. Права личности и экономическая свобода. Международная жизнь. 1993. N1.6.107.

2 Там же, с. 112.

3 Там же, с Л14. «Тамже, с. 114.

20

ния государства на жизнь общества и индивида, декларируя необходимость формирования гражданского общества, как противовеса государственному началу. Кадеты, например, провозглашали признание приоритета прав-личности по отношению к правам государства и любых общественных

групп. '

Политическое устройство общества должно зиждеться на принципе конституционализма, предполагающего формирование выборного пред­ставительства, чья законотворческая деятельность строго регулируется конституционными нормами, ориентированными на защиту прав и свобод индивида, а также систему "сдержек и противовесов" во взаимоотношениях законодательной, исполнительной и судебной властей"2.

Таким образом, в России должно возникнуть и гражданское общество и правовое государство, строящие свои отношения на договорной основе, что и обеспечит верховенство закона, являющегося гарантом свободы ав­тономного индивида.

Как известно, в истории России особой сложностью отличалась сфера межнациональных отношений. Идеология либерализма проходила серьез­ное испытание на прочность своих принципов, когда она вторгалась в эти отношения, предлагая свои видения их оптимизации. В отношении к наци­ям, входившим в состав бывшего СССР, все партии либеральной ориента­ции декларировали право наций на самоопределение вплоть до создания независимых государств. Но в отношении судеб этносов России проявля­лась некоторая сдержанность, отражавшая понимание особой органич­ности судеб народов России, соединившихся в живое геополитическое, эко­номическое, социальное тело, разрушение которого будет гибельным для страны. Наиболее радикально настроенные либералы декларировали ло­зунг "каждому национальному образованию столько независимости, сколь­ко оно сможет освоить, - дополнив его: общее у нас - только денежная си-

1 Россия сегодня. Политический портрет. 1985-1990. с.162. 7 Политология. Энциклопедический словарь, с. 154.

21

стема и армия". Таким образом, ни о каком праве на самоопределение вплоть до отделения, как твердой гарантии каждому этносу России речь не шла. Предлагалось заложить в Конституцию Российской Федерации мак­симальную независимость субъектов Федерации, возможность разноуров-невного, в том числе - конфедеративного, участия в Российской Федерации, объединяемой только максимально демократичным Основным законом и Федеративным договором, денежной системой и наличием общих (федеральных) вооруженных сил.

Все программы партий либеральной ориентации провозглашали ра­венство гражданских прав человека вне зависимости от его социального и национального происхождения. Это требование рассматривалось как важ­ное условие сохранения мира в отношениях между нациями. Правовое го­сударство, гарантируя формально-юридическое равенство людей, должно было стать достаточным основанием снятия межнациональной напряжен­ности. И, наконец, программные документы и политические декларации российских либералов предполагали широкое использование принципов культурно-национальной автономии, как одного из средств оптимизации межнациональных отношений.

Таким предстал в 1987-1992 гг. в своих основных чертах либеральный идеал будущего общественного устройства России. Его основные ценности, будучи базовыми для всех партий либеральной ориентации, сопрягались с особыми ценностями, отражавшими специфический подход тех или иных политических сил к будущему устройству российского общества. Так, в частности, можно выделить христианско-демократическую модификацию либерального идеала, представленную в программных документах Христи-анско-демократического союза России, Российского хрисгианско-демокра­тического движения, Российской христианско-демократической партии.1

1 Россия сегодая. Политический портрег. 1985-1990. с. 128-153.

22

Христианские демократы исходили из представлений о том, что чело­век - высшее творение Божие, образ и подобие Бога, "его сотворец и сора-ботник, поставленный царем миру и призванный вести этот мир к преоб­ражению". Опираясь на это основание, Декларация российского христиан­ского демократического движения провозглашала в качестве важнейшей ценности свободу человеческой личности, самоценность каждого человека, приоритет интересов личности над любыми теориями общественного раз­вития.1 В отличие от либерального проекта общественного устройства христианско-демократический идеал содержал, наряду с правовыми ценно­стями, нравственно-этические ценности любви, милосердия, справедли­вости и солидарности, полагая что их утверждение в обществе является важнейшим условием формирования здорового социума. Христианские де­мократы видели будущее России в возрождении христианской духовной культуры и нравственности, "вековых традиций благородства в сочетании с демократическими ценностями... - парламентаризмом, рыночной экономи­кой, свободным трудом и мощными социальными программами".2

Таким образом, признание самоценности человека, защита его прав в традиционных для либерального общества формах: конституционные га­рантии, правовое государство, свобода экономической деятельности -сближали христианских демократов с либералами. Однако нельзя не ви­деть, что между классическим либерализмом и христианско-демократи-ческими представлениями об оптимальном для России типе общественного устройства существовали серьезные расхождения. Они возникли вследствие несогласия христианских демократов с апологией индивидуализма, недо­оценкой, свойственной либералам, отрицательных последствий стихийной борьбы эгоистических интересов, способных разрушить общество. Призна­вая ценность свободы личности, христианские демократы не меньшее зна­чение придавали принципу общественной солидарности, подчеркивая в

1 Россия сегодня. Политический портрет. 1985-1990. с. 138. : Там же, с. 132.
1   2   3   4   5

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница