Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек


НазваниеСколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек
страница5/48
Дата публикации24.05.2013
Размер4.52 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48
Я разлагаюсь душевно…я чувствую, как по моему сердцу ползают черви, как жадно вгрызаются в пульсирующую плоть. Еще никогда я не чувствовал себя так…хочется вырваться из собственной кожи, кажущейся такой грязной, порочной, оскверненной чужими липкими от пролитого алкоголя руками. Сколько человек поимело меня за это время? Скольких я подложил под себя? Я не так хотел, это совсем не то, я ошибся…
Корчась от болевых ощущений, медленно сползаю с кровати, игнорируя насмешливый взгляд Алана. Взгляд сам натыкается на полнейший бедлам – результат нашего отдыха. Я уже сбился со счету - сколько дней я живу вот так?
- Кстати, пока ты валялся тут без сознания, мне пришлось подрабатывать твоим личным секретарем! – несется мне в спину назойливый голос. – Тебе звонила какая-то баба, она сначала подумала, что это ты взял трубку…
- Мама… - тихо шепчу я под нос, чувствуя, как на спине выступает холодная испарина. Она же ничего не знает! Понятия не имеет о том, что я уже неделю живу без тебя, что я загадил свой собственный дом и потерял право заботиться о собственном брате… Как же я скажу ей обо всем?..
Ничего не отвечаю Алану и на ватных ногах бреду в сторону кухни. Ужасно хочется пить…голова трещит так, что перед глазами время от времени начинают мельтешить яркие пятна, и я останавливаюсь, держась рукой за стену и переводя дух. Чувствую себя восьмидесятилетним стариком… Дыхание сбивается, в теле неимоверная слабость, а легкая тошнота уже стала привычным делом. То ли это, чего я желал? Я хотел свободы и полноценной жизни…а получил жалкие лохмотья мечты. Какая свобода? О чем речь? Разве же это свобода…я превращаюсь в безнадежного алкоголика, который целыми днями только и делает, что пьет, трахает баб, лижется со смазливыми мальчиками и глотает «таблетки счастья». Конечно, мне это нравится – все же такая новизна, я не знал этого прежде…но нужно хотя бы чуток притормозить. Иначе меня просто не станет.
На кухне царит точно такой же беспорядок, как и в других комнатах. Половина посуды перебита, пол щеголяет множеством сигаретных окурков и каких-то бумажек. Повсюду один мусор, от которого у меня уже начинает рябить в глазах. Я все уберу…позже…обязательно уберу. Нет, я лучше заставлю Алана вылизывать каждый миллиметр моего дома, все-таки это его дружки испоганили мне добрую половину жилища. Вот зрелище-то будет!
Выпиваю залпом литровую бутылку минералки и чувствую себя совершенно обновленным. Хорошо-то как…
Топаю в прихожую, легким движением руки хватаю куртку Алана и почти уже твердой походкой направляюсь к себе в комнату. Чутье меня не подвело – Алан сидит там, вальяжно расположившись на моей кровати, лениво смотрит какую-то бессмыслицу по телевизору и курит, небрежно стряхивая пепел прямо на ковер. Мною мгновенно овладевает злость от такой наглости, поэтому я без слов швыряю ему куртку и становлюсь в выжидательную позу, терпеливо скрестив руки на голой груди.
- Том, ты чего, совсем упился?? – возмущается Алан и скидывает с головы куртку. – Ты чего творишь, укурок??
- Пошел на хер из моего дома, - спокойно говорю я.
- Ты че плетешь, убогий??! – выщипанные брови ползут вверх, а сигарета летит в горшок с декоративной пальмой. – Может, тебе напомнить, кто тебе помог отвлечься от нудной жизни с братцем-идиотом?? Забыл уже, да?
- Я сказал, пошел на хер из моего дома. По пути купи пожрать чего-нибудь и возвращайся, я безумно голоден, а твоя свора опустошила мой холодильник.
- Ты не пугай так, ага? – облегченно выдыхает и поднимается с кровати, натягивая куртку. – Я уж было подумал, что ты посмеешь выгнать меня.
-Обязательно выгоню, ты только еды мне принеси сначала, а потом можешь катиться, - усмехаюсь.
Дарит мне ответную усмешку и ленивой походочкой выплывает из комнаты. Окидываю еще раз критичным взглядом мою несчастную кровать и выхожу следом за ним. Парень неспешно натягивает ботинки.
- Да, чуть не забыл…
Возвращаюсь на кухню, хватаю пару мешком с мусором и иду обратно. Вручаю мешки Алану, и с довольным видом произношу:
- Выкинешь по дороге.
- С*ка ты, Том, - беззлобно кидает мне и выходит из дома.
Тяжело вздыхаю. Да…мое физическое состояние сейчас оставляет желать лучшего, но это ничего, все пройдет. А сейчас нужно хотя бы немного прибраться в этом свинарнике, который я называю домом.


Следующие несколько часов я разгребал бардак в своем жилище. Обливаясь потом, перетаскивал сдвинутую кем-то мебель на свои места, ползал в одних трусах по полу и усердно тер загаженный пол, счищая следы пролитого алкоголя и чьей-то рвоты. Сказать, что было противно все это делать – не сказать ничего. Чувствовал себя как половая тряпка, которая послушно скользила по полу, поддаваясь моим рукам и протирая каждый миллиметр.
Приведя дом в более или менее божеский вид, отправился в ванную счищать с башки кровь. Дреды были нещадно запачканы, спутаны и выглядели, мягко говоря, отвратительно. Неприятный запах запекшейся крови шлейфом следовал за мной, и время от времени меня снова начинало мутить.

Сейчас устало сижу прямо на вымытом полу и жду Алана, задумчиво вертя в руках телефон. Я должен, я просто обязан позвонить матери, но, черт возьми – как же я боюсь это делать. Солгать ей и сказать, что с тобой все в порядке, я только что сводил тебя в туалет и накормил? Что сейчас ты мирно спишь, свернувшись в компактный клубок и самозабвенно посапывая в подушку со свежей наволочкой… Закрываю глаза и представляю эту картину. Так было каждый день. И я так к этому привык…и сейчас совершенно не понимаю, что происходит со мной: то ли я каким-то уголком сознания хочу вернуть это, то ли желаю отречься от того времени навсегда…

Черт! С каких пор я вообще думаю о таком?! Я же всегда тебя ненавидел…да я и сейчас не испытываю к тебе особой симпатии, вот только что-то новое появилось во мне…необъяснимая тоска, которая слегка ноет в груди. Может, все дело в том, что мы близнецы??

Мысль бьет слишком резко, и я даже слегка теряюсь. А ведь впервые в своей жизни я на такой долгий срок остался без тебя. Это удивительно осознавать, но даже учитывая то, что ты всегда был сумасшедшим братом, которого я на дух не переносил, мы все равно шли рука об руку. Помню, очень давно…еще когда нам было по шесть лет и я не осознавал, что мой такой похожий на меня братик – дебил, мне нравилось проводить с тобой время. Меня очень веселило то, что ты почти все время улыбался, и мои губы тоже сами по себе растягивались в искренних детских улыбках. А то, что на мои вопросы и предложения поиграть ты отвечал стихами, не раздражало, как сейчас, а лишь забавляло… Да, тогда все было намного проще. Тогда я был ребенком и не знал, каково это – видеть на лице уже взрослого брата все ту же улыбку шестилетнего мальчишки.

Раздумья мои прерывает противный пиликающий звук, и я не сразу осознаю, что это телефон надрывается в моей руке. Почему-то не решаюсь ответить…по телу пробегает ехидный холодок. Да, я боюсь, что это мать…я не готов сказать ей, все как есть. А лгать я попросту не умею… Ладно. Хрен со всем.
Несмело нажимаю на кнопку приема и подношу трубку к уху, прокручивая в голове всевозможные варианты объяснений. Как назло, придумать ничего не удается.
- Да?.. – мой слегка неуверенный голос, от которого я недовольно морщусь.
- Томас? – взрослый мужской голос…не пойму, кто это.
- Он самый, кому понадобился?
- Да, вежливости у вас хватает, - усмехается. – Не узнали меня? Доктор Сандерс, лечащий врач вашего брата, Билла Каулитца.
Сердце взволнованно подпрыгивает, на мгновение зависает в груди без движения, а потом начинает долбиться в ребра с утроенным усердием. Шумно сглатываю.
- Какие-то проблемы? – стараюсь говорить сдержанно, но голос предательски дрожит, выдавая меня. – Зачем вы мне звоните, герр Сандерс?
- У меня новость, не думаю, что приятная для вас. Честно говоря, мне самому не доставляет удовольствия говорить вам об этом…
- Вы можете не тянуть?! Говорите сразу.
- Боюсь, что вам придется забрать вашего брата.
Чтооо?! Забрать тебя?! Снова?!
- Ка…что произошло?! – еле выдавливаю из себя.
- Я думаю, вам лучше приехать в нашу клинику и поговорить со мной с глазу на глаз. И поторопитесь, пожалуйста, у меня очень много дел, я не намерен тратить свое время.
Выдает мне такие известия и отключается. Недоуменно отношу трубку от уха и смотрю на нее, как на восьмое чудо света. Неужели мне снова придется вернуться к однообразным будням радом с тобой?..
И, признаться честно, я не могу сейчас сказать, что чувствую. Рад или расстроен…я просто слишком ошеломлен. Билл…ты возвращаешься?..


***

Я всегда неловко чувствовал себя в больницах. И сейчас, осторожно шагая по идеально чистому больничному полу, выложенному однотонной плиткой, я немного виновато оглядываюсь по сторонам, останавливая свой взгляд на редких больных, ползающих по коридорам. Сумасшедшие люди…сколько же их тут! Бедный медперсонал…как они терпят все это? Как не сходят с ума сами? Как смотрят в эти глаза, наполненные загадочной пустотой?
Паршивое чувство…не знаю, почему, но внутри появляется ощущение, похожее на вину. Будто я – причина их ненормальности…бред какой, правда? А вот спросите меня, почему в голове крутятся такие нелепые мысли, и я лишь неопределенно пожму плечами в ответ.
Странно…но рядом с тобой такого чувства почти никогда не возникало…
Ловлю себя на том, что неосознанно заглядываю в каждую палату в надежде зацепиться за знакомые черты. Ничего похожего на тебя…наверное, ты в другой части клиники.
Сандерс встречает меня с крайне недовольным видом, наспех окидывает пронзительными голубыми глазами небрежный рэперский прикид, и жестом приказывает следовать за собой. Порой меня бесит эта ходячая престарелость…дурацкая у него привычка – мало что объяснять, интриговать, давить на нервы. Вот и сейчас. Ну что, разве ему сложно хотя бы объяснить причину, по которой они решили вернуть мне тебя? Разве это займет много времени? Тяжко вздыхаю и бреду за спиной в белом помятом халате, немного напряженно придерживаясь руками за края футболки.
Мимо мелькают однообразные двери. Молоденькая и невероятно худая медсестра ведет по коридору мужчину со странной желтоватой кожей. Ежусь от вида этого человека. Раскрытый рот, бегающие по сторонам глаза и пальцы, постоянно переплетающиеся друг с другом. Он будто кого-то выискивает взглядом. Эта парочка проходит мимо меня, и псих случайно задевает мою руку.
Дальше следует просто нечеловеческий крик, от которого я подскакиваю на месте и сам чуть не теряю рассудок. Псих начинает биться в истерике, что-то несвязно орать, пытается накинуться на меня, но тощие руки медсестры крепко сдерживают его. На крики прибегает парочка санитаров внушительных размеров, за одно мгновение скручивают взбунтовавшегося пациента, и утаскивают его, орущего, прочь. Ужас какой…смотрю во все глаза на происходящее. Ощущения как в кошмарном сне.
- Такое у нас часто бывает, не удивляйтесь, - ко мне подходит Сандерс, от которого я отстал. – Наши пациенты непредсказуемы, порой ты не знаешь, как они могут отреагировать на твое следующее действие, слово. С ними нужно быть очень аккуратным, каждый шаг нужно продумывать.
- Да уж, я вообще не понимаю, как вы с ними работаете, - потирая руку, которой коснулся псих, говорю я. – Тут и самому спятить недолго.
Сандерс лишь неопределенно усмехается и идет дальше. Лучше не буду от него отставать, кто знает, какой еще псих мне может попасться по пути?
Пройдя очень длинный коридор и сделав два поворота, на которых я доблестно поскользнулся, мы останавливаемся возле светлой деревянной двери. Я буквально кожей чувствую, что за ней – ты…я не могу этого описать. От этой двери исходит что-то такое, отчего у меня спирает дыхание и появляется знакомое ощущение размытого страха. Так всегда бывает, когда ты находишься в непосредственной близости от меня.
- Он тут? – киваю на дверь.
- Да, это палата вашего брата. Прежде чем позволить вам зайти внутрь, хочу ввести несколько правил.
Какие еще правила?! Этот докторишка явно забывается! Хочу ему возразить, но тот останавливает мои попытки одним лишь взглядом. Черт...ненавижу эти голубые глаза. Ненавижу.
- Выслушайте меня, Томас. В тот день вы очень крупно ошиблись и дали мне понять, каково ваше истинное отношение к брату. Хочу сказать, что отныне я буду следить за вами. Если у вас нет хотя бы элементарной жалости к Биллу, значит, вы способны на что угодно в отношениях с ним. То, что вы запросто можете издеваться над этим человеком – это я уже понял.
- Ни хрена вы не поняли… - рычу сквозь зубы.
- Не перебивайте. Я могу спокойно вас засудить за небрежное обращение с человеком, страдающим психическим заболеванием. Но делать этого не буду, потому что все же для этого парня вы что-то значите…
- Это вы сейчас о чем?
- Вы полагаете, что я позвал вас просто так? Томас, я говорю вам честно: я не испытываю к вам симпатии. И не считаю, что вы имеете право ухаживать за таким человеком, как Билл. Однако оставить его здесь тоже не могу, как бы не хотел… Знаете, он отказывается от пищи. И совсем не спит. Наш персонал не может ничего с этим сделать, парень элементарно не встает со своей кровати. Тяжело видеть его таким… Очевидно, ваш близнец очень привязан к вам, несмотря на ваше к нему отношение. Собственно, именно поэтому я решил вернуть его вам. Я просто боюсь за этого мальчика.
Как будто камнем по голове приложили. Билл, ты действительно ничего не ел все эти дни?.. Что я тебя значу, человек? Я ведь всегда издевался над тобой, презирал, всячески старался избегать…а ты всегда улыбался. Черт. Черт. Черт!!!
- Том, все нормально? – мысли разрезаются голосом дока. – Вы какой-то бледный…
- Не, все хорошо, - встряхиваю раненой головой. – Просто…похмелье.
- Похмелье? – вскидывает брови. – Неудивительно…что ж. Ладно, мы отвлеклись от темы. Так вот, Томас. Отныне вы привыкаете к нормальному, человеческому обращению с вашим близнецом. В конце концов – он ваш брат! Вспоминайте это хотя бы изредка. Теперь вы будете должны выводить его на прогулки, хотя бы раз в два дня, но чтобы Билл видел свет и дышал свежим воздухом. Ему это необходимо. Никаких вечеринок, пьяных толп и спиртного! Даже не курите при нем, у парня слабый организм…и пожалуйста, накормите его поплотнее. Он тает на глазах…
Находясь в какой-то прострации, автоматически киваю, даже не смотря на доктора. Мысли где-то не здесь, не в этом месте и времени…мысли глубоко в прошлом. Там, где застыл твой громкий крик…


Зима 2001-го года.

В тот день навалило очень много снега. Наша мать недовольно смотрела на густой рой снежинок, летящих за окном – она никогда не любила зиму. Тем более в тот день в ее планы вовсе не входило мотаться по городу, будучи покрытой белым сугробом. У нее была намечена встреча с каким-то очень уж важным человеком. Если честно, мне было все равно, куда она собиралась уйти. Я мысленно радовался тому, что она свалит на весь день, и предвкушал несколько часов полной свободы. Ну, почти полной.
Когда за мамой захлопнулась дверь, я, еще пару минут назад изображавший из себя самого примерного ребенка на свете, подпрыгнул с громким ликующим воплем и понесся к телефону звонить своим двум закадычным дружкам – Максу и Лени. Ты как всегда сидел в своей комнате и не издавал ни звука.
Ребята прискакали очень быстро и сразу же отправились опустошать мой холодильник. Вот такая у них была привычка – первым делом идти на кухню и грабить наши запасы провизии. Мама всегда ругала меня за это… Но разве можно не простить такую мелочь любимому сыночку? Я всегда умело пользовался ее любовью. Наверное, поэтому спустя много лет она переписала дом на меня и со спокойной душой уехала в Штаты к своему новому мужу.
Я зашел на кухню и в меня сразу же полетел бутерброд с ветчиной и сыром, густо политый кетчупом. Я удва успел перехватить его и облегченно выдохнул, когда мои пальцы поймали бутер в паре сантиметров от белой стены. Вот за испорченные обои меня убили бы…
- Парни, давайте аккуратней, ок? – лениво протянул я.
- Не парься, брателло, мы сама аккуратность, - хихикнул Лени. – Кстати, у тебя есть что выпить?
- Неа, ма попрятала весь алкоголь после того раза, - расстроено вздохнул я. – Боюсь, в этот раз вам придется довольствоваться лимонадом.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48

Похожие:

Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconУбита молодая женщина одна из двух сестер-близнецов. Полиция быстро...
Убита молодая женщина – одна из двух сестер-близнецов. Полиция быстро выходит на след преступника, но никаких объяснений кровавому...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconНаталия Терентьева Куда улетают ангелы Наталия Терентьева куда улетают ангелы
Выгляни в окно. Видишь, вон там, под деревом, стоит босая женщина с ребенком? Это мы с Варей к тебе пришли
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconВ переходе возле станции метро сидит женщина неопределенного возраста
Я ходил мимо женщины около месяца. Я догадывался, кому уходят деньги, жертвуемые многочисленными прохожими. Уж сколько говорено,...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconПлейер в карман, наушники в руки и на носочках крадусь к двери. Если...
Мы знаем каждую трещинку, каждый изгиб этой дороги. Знаем когда и сколько раз ударяли мячом по заборам соседей. Сколько мы втихаря,...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconAnnotation Жители селения, пожираемые жадностью, трусостью и страхом....

Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconЭтот альбом поможет тебе чётко и правильно произносить звук
Посмотри на страницу Поставь пальчик на нарисованный в правом углу самолёт. Самолёт летит очень высоко, он как будто издаёт звук
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconБогатая Женщина Ким кииосаки богатая Руководство по инвестированию для женщин rich woman
Говорят, что за каждым преуспевающим мужчиной стоит сильная женщина. В моем случае это действитель­но так. Я бы никогда не достиг...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconБогатая Женщина Ким кииосаки богатая Руководство по инвестированию для женщин rich woman
Говорят, что за каждым преуспевающим мужчиной стоит сильная женщина. В моем случае это действитель­но так. Я бы никогда не достиг...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconВоитель света пролог
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, промолвила женщина
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconЛето перед закатом
На пороге дома, скрестив на груди руки, стояла женщина и как будто чего-то ждала
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница