Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек


НазваниеСколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек
страница30/48
Дата публикации24.05.2013
Размер4.52 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   48
Я идиот, знаю.
- Отклейся от меня хоть на миллиметр, дышать не могу, - сиплым ото сна голосом бормочу я, не открывая глаз. Не хочется сейчас видеть мир. Хочется вообще просто поверить в то, что я – не я, и задница сейчас болит вовсе не моя.
- Ммм, а мне и так удобно, - расслабленно откликается вконец обнаглевший Рикко и невпопад тычется губами мне в щеку, требуя утренней ласки. – Это ты у нас вечно всем недоволен, а я зверюшка неприхотливая, мне все сойдет…
- Слышь, зверюшка, дай поспать немного, а??
- Том…
- И не проси меня сейчас ни о чем, я дрыхнуть хочу. Все, помолчи…
- Да нет же, Том!
- Чего ж тебе надо-то, а?!
- Каулитц, мать твою, глаза открой…
Довольно грязно выматерившись, неохотно разлепляю веки, щурясь от утреннего света, так по-хозяйски разлившегося в моей гостиной. Мрачно смотрю на помятого Рикко, испуганно уставившегося в какую-то неведомую точку позади меня. Тянется к простыне и как-то чересчур стыдливо натягивает ее на себя, скрывая наготу. Это он от меня что ли прячется? Как глупо делать это после ночи, проведенной вместе…
- Ты чего застеснялся-то? – интересуюсь я, с насмешкой наблюдая за ним.
- Дурья башка, обернись…и ох*ей, - цедит он.
Послушно оборачиваюсь.
Совершенно предсказуемо ох*еваю.
На простом деревянном стульчике, скромно сложив руки на коленях, сидит неумытое чудо с нерасчесанными, торчащими в разные стороны длинными волосами. Смотрит на нас с нескрываемым интересом и, надо признаться, неким непониманием. Изучает нас, бл*дь, полностью раздетых и не знающих, как реагировать на такой совершенно неожиданный с утра пораньше визит. Застываю, чувствуя себя предателем.
А что я, собственно, предал?..
- Билл, ты что тут делаешь?! – шиплю я, справившись с шоком. – А ну иди в свою комнату, немедленно! Брысь отсюда, нечего тут высиживать!
Внимательно слушаешь меня, от усердия даже голову набок склоняя, отчего волосы красиво рассыпаются по плечам, словно нарочно, чтобы я проследил за этими шелковистыми прядями и напряженно сглотнул. Рикко справа от меня затаился, лишь до ушей доносится его взволнованное дыхание. Смущен и недоволен, задницей чувствую.
А что насчет меня?
Я лучше промолчу.
- Том, по-моему, он и не думает тебя слушаться, - шепчет Рикко, вцепляясь в меня пальцами.
- Я ему щас дам, не думает он, - рычу я, решительно поднимаясь с дивана, даже не думая при этом прикрыться чем-либо, подобно Рикко. Внезапно меня одолевает такой гнев! Что же это такое получается, а?! Я изо всех сил пытаюсь не думать о тебе, как о предмете своих ненормальных желаний, а ты мешаешь мне! Ты нагло рушишь все плоды моих скудных попыток! Черт возьми, да что за наказание! Почему мне?!
Гордо выпрямляюсь, сверкая своими достоинствами, и с вызовом смотрю на тебя. Мне удалось перенести эту ночь, Билл. А значит, получится и дальше продолжать выкуривать тебя из эпицентра всех своих мыслей и желаний. Вот увидишь, я справлюсь с этим. Ведь труден был только первый шаг.
Следишь за моим приближением со странным блеском в глазах. Беззастенчиво изучаешь мою обнаженную фигуру, останавливая свой карий взгляд глубоких глаз там, куда я сам иногда стесняюсь смотреть. Пытаешься смутить? Не получится у тебя это, поэт! Не выйдет!
- Я вроде бы ясно выразился, - останавливаюсь, оказываясь совсем близко к тебе и смотря сверху вниз. – Какого черта ты вылез в такую рань из своей комнаты?!
- Я ведь такой же, как и ты, - улыбчивая рифма стреляет точно в грудь, и почему-то сразу вся моя уверенность в себе испаряется, пораженная в цель твоим голосом. Вот и все. И сдулся Том. Одной фразы хватило, чтобы разрушить во мне наивное подобие самоуверенности.
- Рикко, иди-ка в ванную, пока мой братишка ее не занял, - кидаю через плечо, не отрывая от тебя молящего взгляда.
- Черт, Том, сейчас только девять!..
- Иди, я сказал!
То ли я это очень убедительно рявкнул, то ли просто Рикко начал слушаться меня во всем, но через десять секунд этого парня уже не было в комнате.
А ты все так же нагло скользишь по мне взглядом. Протягиваешь руку вперед и кладешь мне ее на живот, отчего меня почти подбрасывает. На что я там надеялся, а??.. Думал, проведу одну ночку с Рикко, и все тут же встанет на свои места? Что я перестану желать находиться рядом с тобой каждую секунду и заживу, наконец, нормальной жизнью без мыслей о поцелуях с сумасшедшим братом?..
Забудьте.
Спешно отпрыгиваю от тебя, сбрасывая с себя слишком горячую ладонь. А ты как ни в чем не бывало улыбаешься мне, обнажая немного неровные зубы. Слишком чистая, светлая улыбка. Такой не бывает у людей, давно погрязших в своей лжи, в двуличии. Во всем, что делает нас людьми. Ты же не человек, нет. Ты нечто гораздо большее, раз заставил жаждать тебя даже собственного брата.
- Я без боя не сдамся, понял?!.. – слишком злобно кидаю тебе, сверкая слабой решимостью в глазах.
- Все мы порою такие герои…

***
Все не так уж и плохо, как могло бы быть.
Я по-прежнему живу со своим сумасшедшим братом, ухода за которым еще никто не отменял. У меня все те же обязанности – я бужу его рано утром. Но не осторожно присаживаясь на краешек кровати и мягким голосом зовя его, а скупым, но действенным толчком в плечо. Минимум соприкосновения, так я решил для себя. Я провожаю его, зевающего и все время оборачивающегося на меня, в ванную. Но не придерживая за руку, а только едва касаясь пальцами теплого плеча и подталкивая вперед. Я помогаю ему одеться, сухо объясняя, какие штаны и футболку сегодня следует натянуть на себя. А он все так же покорно слушает, иногда пытаясь подползти ко мне ближе и получить свой паек ласки. Но не получает. А лишь наблюдает за тем, как я, неловко сгорбившись и сжав кулаки, чуть ли не бегом покидаю его комнату.
Комнату, в которую мне с каждым днем все сложнее заходить.
Я все так же упорно пытаюсь справиться с одолевающим меня наваждением, которое не уходит. Оно вгрызлось в меня так сильно, что я не могу найти ответа на вопрос: как прогнать?..
Но я пытаюсь. Изо всех своих ничтожных сил пытаюсь, с каждым днем все больше переходя на сторону Рикко, умножая расстояние между нами с тобой. Пускай ты и не поймешь всего, что я делаю. Пускай ты просто не сможешь понять, почему твой брат теперь ограничивается лишь скупым выполнением своих обязанностей, как раньше, не позволяя себе быть еще кем-то, кроме опекуна. Пускай! Тебе и не нужно всего этого понимать. Ты просто постарайся как-нибудь привыкнуть к тому, что есть сейчас. И не требуй от меня большего, иначе я сорвусь.
Я отталкиваю тебя намеренно. Изо дня в день. В ответ на поредевшие рифмы молчу, хотя так хочется ответить. Я больше не смотрю на то, как ешь. Знаешь, это выше моих сил – наблюдать за тобой, как раньше. Теперь все иначе. Я просто ставлю перед тобой тарелку с едой, как всегда приготовленной с особой тщательностью, молча приношу чай с двумя ложками сахара, как ты любишь. Расставив все это перед тобой, сидящим с опущенным взглядом, я ухожу к Рикко, который всегда ждет моего визита. Он терпеливо относится ко всем моим заботам о тебе, ни разу еще не высказал своего недовольства касательно того, что когда ему хочется провести время со мной, я убегаю давать тебе таблетки или же укладывать спать.
Рикко. Кто он для меня? Парень, временно поселившийся в моем доме из-за личных проблем. Парень, трахающий меня и которого трахаю я. Да, вот так все весело. Я никогда не думал, что буду спать с парнем. Да что я говорю?! Я никогда не думал, что буду это делать ради того, чтобы избавиться от влечения к собственному брату.
- Каулитц, ты снова пытаешься заполучить воспаление легких? – усмехающийся Рикко обнимает меня сзади и обдает промерзшую шею слишком горячим дыханием. Недовольно дергаюсь и подношу к отмершим от холода губам уже вторую сигарету. Надо ли упоминать о том, что курить я стал куда чаще, чем раньше? – Сейчас вообще-то зима, если ты не заметил, так что курение на крыльце без верхней одежды не лучшая идея, я тебе скажу.
- Мне не холодно, - отрезаю я. Ну да, как же…
- Ты ледяной, Том. И ты снова пудришь мне мозг. Ходишь весь загруженный. Иногда мне кажется, что даже во время секса ты не перестаешь о чем-то думать. Вот вроде трахаю тебя, а такое ощущение, что подо мной трупешник бесчувственный лежит. Чего с тобой такое?
- Тебе кажется. Я зимой всегда такой – это время года на меня удручающе действует.
- Ну будем считать, что твой п*здеж я принял за правду…
Мне хочется его оттолкнуть. И вбежать в теплый дом, найти твою комнату, ворваться туда. Упасть с размаху на мягкую кровать, уткнуться лицом в подушки и вот так сдохнуть. Широко раскинув руки и вдохнув твой запах напоследок. Но вместо этого я включаю разум и поворачиваюсь к немного растерянному Рикко, который пытается согреть меня, растирая горячими руками мое безразличное ко всему тело. Смотря прямо в горящие хитрым огнем глаза, нагло усмехаюсь в это ухоженное лицо, а на самом деле хочется в рожу плюнуть.
- Когда ты так на меня смотришь, мне хочется тебя взять грубо и некрасиво, - присасывается к шее. Кривлюсь, пока он не видит. Терпи, Том. Терпи, так надо.
«Когда ты так лобызаешь мою шею, мне хочется вырвать твой язык и преподнести его своему брату в качестве сувенира.»
- Возьмешь еще, - запускаю пальцы в мягкие волосы. – Может быть даже спустя пару часов.
- А почему не сейчас?..
- Потому что сейчас мне нужно напоить брата всякими лекарственными хренотенями, потом вымыть за ним посуду. Затем разобрать ему постель и сводить в душ. Уложить спать. А потом…
- Прочесть сказу на ночь, поцеловать в щечку и пожелать сладких снов. О Боже, Том!
Внутри пробегает неприятный холодок от его слов. Ну вот и первые недовольства. Хах, рано или поздно у него должно было лопнуть терпение.
- Это мои обязанности, детка, - отхожу от него и достаю еще одну сигарету. – Я должен это делать, понимаешь?
- Да все я понимаю, не тупой. Ладно, проехали. Пошли в дом, ты синеешь у меня на глазах. Я не хочу ночью спать с куском льда.
- Иди, я сейчас приду. Докурю и приду. Проследи пока, чтобы Билл съел свой ужин. До последней крошки, понял? А то он что-то стал плохо жрать, меня это беспокоит…
- Понял. Прослежу. Я жду тебя, Том.

В дом возвращаюсь, дрожа всем телом и мечтая о стакане, полном горячего чая. Я заразился этим напитком от тебя, и теперь ни один мой вечер не проходит без порции ароматного напитка.
На кухне меня ожидает весьма забавная картина – Рикко, от души матерясь, ползает по полу и собирает разбитую на осколки тарелку, смешно отставив задницу и мелко перебирая коленками. Улыбка сама расползается по моим губам, однако быстро исчезает, когда я перевожу взгляд немного влево. Сердце резко ухает куда-то вниз. Ты абсолютно нечитаемым, пустым взглядом смотришь прямо перед собой, неестественно выпрямившись и вцепившись пальцами в собственные колени. Лицо бледно настолько, словно тебя измазали штукатуркой. Что? Что такое??? Шокировано дергаюсь к тебе, забывая о своей клятве прикасаться к такому желанному телу как можно меньше. Какие тут могут быть запреты, когда ты сам на себя не похож?!
- Билл, братец, ты чего?! – ошарашено выдыхаю я, хватая тебя за плечи. – Что с тобой такое, что случилось??
Рикко отрывается от своего занятия и переводит на нас ничего не понимающий взгляд, раскрыв рот. В мозг стреляет запоздалая мысль, что такой трепет по отношению к тебе он впервые видит. Ну и что, ну и к черту. Сейчас для меня важно только то, что происходит с моим братом, почему он выглядит, как выползший из могилы мертвец?!
- Поэт, - тихо бормочу я, ласково проводя пальцами по чересчур бледной щеке. Ноль реакции с твоей стороны, и лишь широко раскрытые пустые глаза буравят насквозь. Ты видишь сейчас не меня, и даже не эту кухню. Куда же на этот раз перенесло тебя твое чертово непредсказуемое сознание?!
- Бл*дь, - раздается сзади, и я резко оборачиваюсь, вспоминая, что мы не одни. Удивленный Рикко смотрит на меня во все глаза, и я неожиданно смущаюсь, понимая, что со стороны это все смотрится немного странно – перепуганный до смерти я, с видом наседки трясущийся возле тебя. Мысленно чертыхнувшись, нехотя отдергиваю руку от нежной кожи и отстраняюсь, с беспокойством глядя на тебя, похожего на кусок мела.
- Порезался… - непонятно кому говорит Рикко. – Собирал эти еб*ные осколки и порезался…
- Что с ним?? – не слушая глупые речи блондина, спрашиваю я. – Почему он такой??
- Да мне откуда знать?! – возмущенно отзывается. – Я пришел сюда, как ты и сказал. Проследил, чтобы он всю еду схавал. По голове его погладил за послушничество, а он от меня как дернется, будто бы я его током ударил. И взгляд такой… Я прикола не понял, плечами пожал и кружку его взял, чтобы в раковину бросить. Только спиной повернулся к этому ненормальному, а он как запульнет в меня со всей дури тарелкой! Ладно хоть в голову не попал. Ну я удивился, конечно, оборачиваюсь, а он там принял позу статуи, словно в ступор какой-то впал… Слушай, а часто с ним такое?
- Впервые… - растерянно бормочу я, с беспокойством вглядываясь в бескровное, лишенное даже самых незначительных эмоций лицо. Вдруг ты, словно очнувшись, встряхиваешь черноволосой головой и переводишь более осмысленный взгляд на меня. Замираю, боясь даже вздохнуть – совсем не понимаю, что такое творится… Вглядываешься в мое лицо, ощупывая каждый его сантиметр заметно теплеющими глазами, и, будто бы узнав, солнечно улыбаешься.
- Ну вот видишь, а теперь с ним все в порядке, - ворчит Рик. – Хрен поймешь, что у него на уме. Мдаа…пойду-ка я покурю.
- Иди… - рассеянно бросаю вслед удаляющему парню, не сводя с тебя глаз. Удары взволнованного сердца гулко отдаются в груди, и я с ужасом понимаю, что сижу перед тобой на коленях, отчаянно вцепившись в родные колени и плавясь под уже совсем оттаявшим взглядом. Ну вот, что за черт! Забылся, как последний придурок. Но и сбежать от тебя сейчас не могу – боюсь, что ты снова уйдешь внутрь себя, только в этот раз на более долгий срок.
- Ну и напугал ты меня, - выдыхаю, качая головой. Неожиданно для самого себя дрожащей рукой тянусь к тебе, на некоторое время отодвинув в сторону придуманные правила. Притягиваю такое непонятное во многих моментах создание к себе, закрывая глаза. Ты словно только этого и ждал – моментально приклеиваешься ко мне, с неожиданной силой стискивая руками и прижимаясь своей щекой к моей, немного неаккуратно выбритой. Но похоже, что моя легкая щетина тебя совсем не пугает, ибо ты нежно трешься о мою щеку, улыбаясь. Не вижу твоей улыбки, но чувствую. Отчетливо так ощущаю. Трешься об меня, понимая, что сейчас это дозволено. Пользуешься испугом своего несчастного брата, который ответно сжимает тебя руками.
- Не хочу, чтобы ты окончательно терял связь с разумным миром…не хочу… Пожалуйста, Билл, не надо больше так…ты только держись за меня. Я рядом.
Плевать на то, что позже буду жалеть об этом объятии, которое сейчас всколыхнуло массу всего внутри. Плевать. Я сейчас просто прижмусь к тебе покрепче и от наслаждения немного расплавлюсь. Я ведь знаю – ты разрешишь. Ты мне все разрешаешь.

***


Сейчас я ощущаю себя другим человеком. И вокруг все тоже кажется совершенно иным, искаженным настолько, что я не узнаю своего дома, не узнаю самого себя. Те же комнаты, та же будничная рутина, но все словно в другом измерении. Говорят, что иногда такое случается – человек перестает воспринимать мир так, как это делал всегда. Вроде бы привычные предметы вокруг кажутся чужими, давно прочитанные насквозь люди – новыми. И дело вовсе не в том, что кто-то решил посмеяться над тобой и специально исказил реальность. Дело в тебе. В том, как ты сам воспринимаешь этот мир. И сейчас я понимаю это, как никогда. Просто я стал видеть иначе. Просто я изменил самого себя.
Рикко живет с нами уже почти неделю. Кажется, я даже начал привыкать к постоянному присутствию возле себя этого доброго блондина. Ночи в объятиях этого жарко дышащего парня постепенно становятся привычкой, которую я всеми силами стараюсь принять. Жить становится гораздо проще, когда у тебя под боком кто-то есть – это я уже уяснил. Рик помогает мне ухаживать за тобой, он даже безропотно согласился кормить тебя. Точнее, все это происходит так – я по-прежнему сам готовлю тебе еду, а задачей Рикко является все это добро разложить по чашкам-тарелкам, преподнести тебе и проследить, чтобы съел. Мне отчего-то сложно стало находиться рядом с тобой в такие моменты. Все время кажется, что раскосые карие глаза смотрят с укором…хотя это скорее всего не так.
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   48

Похожие:

Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconУбита молодая женщина одна из двух сестер-близнецов. Полиция быстро...
Убита молодая женщина – одна из двух сестер-близнецов. Полиция быстро выходит на след преступника, но никаких объяснений кровавому...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconНаталия Терентьева Куда улетают ангелы Наталия Терентьева куда улетают ангелы
Выгляни в окно. Видишь, вон там, под деревом, стоит босая женщина с ребенком? Это мы с Варей к тебе пришли
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconВ переходе возле станции метро сидит женщина неопределенного возраста
Я ходил мимо женщины около месяца. Я догадывался, кому уходят деньги, жертвуемые многочисленными прохожими. Уж сколько говорено,...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconПлейер в карман, наушники в руки и на носочках крадусь к двери. Если...
Мы знаем каждую трещинку, каждый изгиб этой дороги. Знаем когда и сколько раз ударяли мячом по заборам соседей. Сколько мы втихаря,...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconAnnotation Жители селения, пожираемые жадностью, трусостью и страхом....

Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconЭтот альбом поможет тебе чётко и правильно произносить звук
Посмотри на страницу Поставь пальчик на нарисованный в правом углу самолёт. Самолёт летит очень высоко, он как будто издаёт звук
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconБогатая Женщина Ким кииосаки богатая Руководство по инвестированию для женщин rich woman
Говорят, что за каждым преуспевающим мужчиной стоит сильная женщина. В моем случае это действитель­но так. Я бы никогда не достиг...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconБогатая Женщина Ким кииосаки богатая Руководство по инвестированию для женщин rich woman
Говорят, что за каждым преуспевающим мужчиной стоит сильная женщина. В моем случае это действитель­но так. Я бы никогда не достиг...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconВоитель света пролог
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, промолвила женщина
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconЛето перед закатом
На пороге дома, скрестив на груди руки, стояла женщина и как будто чего-то ждала
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница