Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек


НазваниеСколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек
страница3/48
Дата публикации24.05.2013
Размер4.52 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48
Глаза мало что различают, но я все равно с глупой полуулыбкой скольжу ими по людям вокруг. Они пьяны, так же, как и я. У них размытые лица с одинаковыми оскалами…такое ощущение, что вот-вот из противно искривленных ртов фонтаном забрызжет слюна, делая их еще более мерзкими, ужасающими. Бред всякий в башку лезет…
Тут девица с очень громким чмоком отрывается от тебя, и с сияющим видом сообщает мне:
- Томми, у тебя абсолютно безмозглый брат! Он меня всю залил слюнями, это просто ужасно! Но сам факт того, что я поцеловала сумасшедшего…ммм…круто! Будет, что рассказать потомкам!
- А я вам говорил, что с этим идиотом будет весело! – ликующе восклицает Алан. – Том, а ты сопротивлялся! Смотри, по-моему, ему даже понравилось, тебе так не кажется?
Понравилось?.. Тебе понравилось, Билл? Это оттого, что тебе было хорошо, ты сейчас так часто дышишь, будто бы пытаешься втянуть в себя последние капли воздуха, словно перед смертью? Поэтому твои губы дрожат, а руки почти рвут тонкую футболку? Из-за этого твои глаза застыли на мне, превратившись в холодное стекло, в котором я вижу вовсе не удовольствие, а глубоко сокрытое отчаяние… Тебе правда понравилось, Билл?..


Прошло уже около двух часов с тех пор, как я сумел оторваться от твоих глаз и самозабвенно уединиться в углу с симпатичной девочкой, которая буквально схватила меня за грудь и поволокла в темнейший угол этой комнаты. Нетерпеливая особа…целует меня так, будто хочет сожрать, а не подарить ласку. Чувствую себя как-то необычно…сказывается выпитый алкоголь. Пытаюсь ответить ей, но из головы не выходить мысль о том, что надо бы тебя отправить обратно в комнату. Я даже представить боюсь, что они там с тобой делают. Но, судя по весьма довольным крикам, им это очень нравится. А каково тебе сейчас, Билл?? Хочу узнать ответ на этот вопрос. И безумно боюсь.
Поэтому я просто постараюсь забыть…я буду наслаждаться тем, что имею сейчас. Точнее, это что-то уже почти имеет меня, нагло теребя неподатливый ремень и с остервенением всасываясь в мою и без того уже истерзанную шею. Детка, ты оставляешь слишком много следов…
Черт, давай, Том…сосредоточься на ней…тебе ведь приятно. Смотри, какая она соблазнительная…у нее потрясающее тело, разве тебе не хочется оказаться внутри него? Посмотри же…какого черта ничего не получается?!
- Стоп, стоп, - с силой отрываю ее от себя, держа за тонкие запястья. – Погоди, не с таким же напором…
- Тебе разве не нравится? – едва выдыхает и снова тянется к моей ширинке.
- Не знаю… - отвечаю совершенно честно.
- Чтооо?? – ну вот, лучше бы молчал…
Обиженно вырывает свои проворные руки из моих пальцев, гордо поправляет одежду и уходит прочь. Правильно…не нужно сейчас так. Не хочу сейчас никого. Сам себе поражаюсь, но факт остается фактом – эта дешевка не смогла даже самую малость завести меня…
Понятия не имею, что происходит в моей квартире, но это что-то оглушает громкой и совершенно безвкусной музыкой и пьяными выкриками. День рождения проходит весьма странно. Создается такое впечатление, что в этом доме счастлив каждый. Кроме меня. И сколько бы я сейчас не выпил, хотя куда уж больше…еще хоть бокал чего угодно – и меня можно выносить вперед ногами. Даже если я сейчас буду упорно напиваться, до отключки, это все равно не сможет меня избавить от назойливых мыслей. Даже выпивка не способна заглушить это ноющее где-то глубоко внутри чувство, до отвращения напоминающее беспокойство. За кого я волнуюсь? За тебя?! Кто ты такой в моей жизни и что ты сделал для того, чтобы я за тебя переживал? Ты не более чем неудавшаяся копия, которая все портит. Тогда какого черта я должен думать о том, каково тебе сейчас? Избавьте меня от этого наваждения…это не более чем бред.
- Эм... Том?
Оборачиваюсь на слегка неуверенный голос. Взгляд сфокусировать удается не сразу, поэтому первые несколько секунд с наитупейшим выражением лица вглядываюсь в расплывающиеся черты. Вот прорисовывается нос…тонкие губы…не менее тонкие брови…ага…Алан, я тебя узнал!
- Браааат, - довольный собой, тяну я.
- Том, у нас тут небольшая проблемка нарисовалась, - критично оглядывает мое покачивающееся тело. – Там какой-то мужик пришел…говорит, что хочет видеть тебя.
- Мужик? – блин, даже я плохо понимаю, что говорю…язык вообще отказывается работать. – Какой еще мужик, что за бред…не знаю я никаких мужиков, гони его…
- Не знаю я, кто он такой, иди сам разбирайся…но выглядит этот чувак не совсем дружелюбно.
- Бл*, кому я понадобился, ну неужели хоть один день нельзя обойтись без всяких там…
Алан не дослушивает мой пьяный полубред и скрывается в тусующейся толпе, которая, кстати говоря, как-то немного отвлеклась от изучения способностей моего брата. Кстати…Билл, ты где? Я тебя почему-то не вижу…
Тело максимально расслабленно…на нетвердо ступающих ногах пробираюсь сквозь двигающиеся невпопад тела. Улыбаюсь, как идиот…наверное в этот момент я похож на тебя. Убожество какое-то…мгновенно стираю с лица эту гримасу и стараюсь придать своей физиономии наиболее достойный вид. Кажется, на меня не обращают никакого внимания…все пьяны до невозможности…да и я не лучше… Кстати, вы знаете, как это здорово – когда под тобой плавится пол?..
Наконец-то…выбрался из этого танцующего стада…
И сразу же, буквально каждым миллиметром своей разгоряченной кожи чувствую, как что-то странное пробирается внутрь. Что-то очень нехорошее…странные ощущения накатывают ледяной волной, и я с непонятным мне самому страхом поднимаю далеко не трезвые глаза.
То, что я вижу перед собой, заставляет меня почти мгновенно протрезветь и нервно сглотнуть, отмечая, с каким трудом ушел в глубину горла огромный комок. Стою и боюсь пошевелиться…сканируемый молчаливым презрением голубых глаз.
- Здравствуйте, Томас, - тихий голос, но даже сквозь этот невероятный шум я слышу его. Улавливаю каждую нотку, которая чем-то противным оседает на сердце. – С днем рождения вас.
- А что…кхм…то есть, спасибо, - хриплым голосом выдавливаю я.
- Я думаю, вы понимаете, что сейчас вам придется согласиться на разговор со мной. И я не думаю, что он будет приятен, Томас, - брезгливым взглядом окидывает моих наполовину невменяемых гостей. – Кстати, где ваш брат?
Где мой брат? Ха-ха…забавный вопрос, доктор Сандерс. Я бы и сам хотел знать ответ на него. Или наоборот…не хотел бы.
- Я не знаю, - едва различимый, но твердый ответ.
- Не знаете?.. – удивленно поднятые густые брови и внимательный взгляд. – Томас, вы осознаете свои слова? Сколько вы выпили?
- Я вполне вменяем, чтобы понимать смысл того, что говорю, - огрызаюсь. – Я повторюсь: я не знаю, где мой брат. В последний раз я видел его сидящим на том диване.
- Вы…вы додумались показать его этим людям?.. – такое ощущение, что он сейчас задохнется от негодования.
- В конце концов, это и его день рождения…было бы нечестно лишать братца праздника…
- Томас, вы несете бред! Немедленно отыщите брата, вы просто не понимаете, чем все это может обернуться для него!
- А я и не хочу понимать…
Не дает мне договорить и срывается с места. С вялым интересом наблюдаю за тем, как доктор протискивается сквозь молодежь, которой абсолютно плевать на то, что где-то среди этих нехитрых сплетений тел затерялся совсем ничего не понимающий, практически безмозглый человек. Наверное, тебе сейчас страшно, Билл…а что, если тебе хорошо? Как бы там ни было, я не хочу, чтобы ты находился…я знаю, что остатки алкоголя испарятся во мне, как только я снова наткнусь на этот изучающий взгляд. Мне снова станет противно…и, наверное, стыдно. Я не хочу видеть укор в глазах твоего лечащего врача, так внезапно нагрянувшего. Какого черта его вообще сюда принесло?.. Теперь день окончательно испорчен…боюсь, что это не пройдет мне даром.
Доктор Сандерс появляется передо мной через пару минут, гневно сверкая глазами и крепко держа трясущимися от едва сдерживаемой злости руками нечто, отдаленно напоминающее человека. Я смотрю на это, и даже меня начинает пробирать дрожь…
Почти безвольное тело, едва держащееся на слабых, явно дрожащих ногах. Волосы, беспорядочно растрепанные, торчат в разные стороны и придают еще больший эффект сильно запуганного человека. Бледное лицо, почти все в ярких следах губной помады. Местами порванная футболка. Губы плотно сомкнуты, такое ощущение, что они боятся впустить в себя даже воздух. Наверное, тебя терзал не один жадный язык… Поднимаю ошеломленный взгляд дальше и….то…чего я боялся больше всего… Какой-то затуманенный взгляд, который мгновенно впивается в меня с уже привычной мольбой.
И все. Я слышу, как внутри меня рушатся последние стены такой ненадежной брони, как алкоголь.
Стою, слегка пораженный, и уже абсолютно трезвым взглядом оглядываю тебя. Билл, что с тобой делали?..
- Ну что, нравится картина?.. – шипит доктор Сандерс и аккуратнее прижимает трясущегося брата к себе. – Вы довольны праздником, Томас?!
- Герр Сандерс… - начинаю я.
- Поговорим наверху, в более спокойной обстановке, - рычит он. – Хватит с этого создания потрясений. Вы не знаете, на что нарвались, Томас. В ваших интересах по пути до кабинета придумать пять причин, по которым я должен понять и не осудить вас.
Не отрывая застывшего взгляда от тебя, сухо киваю и сглатываю накопившуюся слюну. Вы когда-нибудь заглядывали в глаза человеку, который, кажется, жив только физически? Да, его тело тепло, сердце отстукивает данный ему ритм, а кровь послушно переливается в синих венах, но сам он мертв. Сознательно. И сейчас у меня такое чувство, что ты умер, Билл…настолько зияющее пусто в твоих глазах стало за какую-то долю секунды. Так бывает?.. Это я виноват, да?
Нет же, моей вины здесь нет…ты полоумен, и это все объясняет. Ты можешь быть улыбчивым придурком, который так и излучает необъяснимое счастье. И всего за одно мгновение ты можешь перевоплотиться в пустую куклу, глаза которой не выражают ничего, кроме стеклянного спокойствия. Как сейчас.
И это безумно страшно, черт побери…


- Томас, я вам повторяю в сотый раз: то, что вы сделали, просто не поддается никакому оправданию! На ваших плечах лежит ответственность за этого человека, пусть и не разумного, но все же человека! И к тому же вашего брата, разве хотя бы это не заставляет вас задуматься?!
Тридцать минут. Ровно тридцать минут он надрывает свои голосовые связки и сотрясает своими несдержанными выкриками стены моего кабинета. Я лишь вздыхаю и изредка кидаю на него несмелые взгляды. Доктор, вы пытаетесь пробудить во мне совесть? Знать бы, в какой части меня она живет…и есть ли она там вообще. Порой мне кажется, что эта мерзавка покидает меня. В такие моменты я не испытываю ничего, кроме сосущего безразличия.
Доктор расхаживает по кабинету, нервно поигрывая пальцами. Усмехаюсь. Какой же я подонок, раз смог вывести из себя даже этого вечно невозмутимого престарелого докторишку. Это же ходячий эталон спокойствия. Кто бы мог подумать, что он умеет быть вот таким???
- Томас, вы меня хотя бы слушаете? – останавливается прямо передо мной и требовательно заглядывает в глаза.
- Вас невозможно не услышать, вы кричите так, что у меня закладывает уши, - бурчу я. – Может вовсе необязательно разговаривать на такой громкости?
- С вами невозможно иначе…это же додуматься надо!!! Вывести нездорового брата с хрупкой психикой к этим…нет, это даже не люди, а жалкое отребье нашего общества!
- Подбирайте выражения, док, - рычу я. – Это отребье мои друзья, и я бы не хотел слышать о них такое.
- Друзья?.. – тихо переспрашивает он. – Друзья, Томас?.. А стали бы друзья поддерживать вас в этой жестокости?
- О чем речь?! Я всего лишь познакомил их со своим братом, всего-то!
- Всего лишь познакомили?! – взрывается Сандерс. – Да вы хоть видели, что они с ним сделали?! Ваш брат болен, Том, серьезно болен! Вы не понимаете, что такое обращение может даже убить его! А эти люди практически изнасиловали его! Напоили какой-то дрянью! Может, они ему и наркотики давали?!
- Доктор Сандерс, - раздраженно встаю с кресла. – Я просто хотел хотя бы день почувствовать себя человеком, а не собакой на цепи. Это вы можете понять?
- Вы не имеете права на слабину, Томас. В ваших руках его жизнь.
- Да что вы говорите?! – выплевываю ему в лицо. – А моя жизнь в чьих руках, док?! В руках этого безумца, который не позволяет мне жить нормально, так, как я того заслуживаю, а?! Вы хоть знаете, каково это – жить по расписанию, каждый день следить за ним, видеть всю эту беспомощность?! Я не Господь Бог, чтобы управлять чьей-то жизнью! Я всего лишь хочу жить сам!
Растерянно отшатывается от меня, словно от прокаженного. Я тяжело дышу, давя в себе это уже такое привычное чувство безысходности, которое раскаленным куском железа засело в груди. Никто, никто не может понять…никто не испытывал, не жил вот так! Да разве же это жизнь? Смешно-то как…и горько. Не более чем жалкое существование. По написанному рукой сумасшедшего сценарию.
Злобно смотрю на доктора, который, похоже, потерял способность говорить. Да уж…я и сам себя сейчас боюсь. Я просто устал, черт возьми!
- Так что вы скажете мне на это, док? – уже гораздо тише говорю, с прищуром всматриваясь в его каменное лицо. – Назовете меня бездушным человеком? И наверное вы будете правы. А знаете, почему я такой? Потому что вот то существо с полоумным взглядом, которое сейчас сидит в своей комнате – мой брат. Близнец. А я вынужден просирать свою жизнь только потому, что природа решила прикольнуться и сделать его безумцем. Весело? Я ненавижу его…иногда у меня руки чешутся разбить ему морду. Вы ощущали такое, док? Навряд ли.
- Том… - хрипло начинает он.
- Нет, я вас прошу, не надо меня жалеть, переубеждать или делать что-то типа, - качаю головой и лезу в карман за сигаретами. – Давайте обойдемся без этого.
- Томас…я…я не знаю, что сказать, - опустошенно приземляется на стул и устало трет виски. – Я и представить не мог, что вы…настолько…жестоки. Как можно ненавидеть Билла? Это просто парень, которому не повезло…он не виноват, что он такой. Он просто…болен.
- А я просто устал. Эта его болезнь сжирает нас обоих. Черт, док…я устал. Я сам медленно схожу с ума. Этим все сказано.
Одним резким движением швыряю на стол зажигалку, которая, проехавшись по гладкой поверхности, замирает у самого края. Сейчас хочется тишины…голову сдавливает тисками, мне кажется, что я сейчас просто разорвусь. Не надо на меня давить, молю…я ведь тоже всего лишь человек. И я так же не виноват, что у меня есть такой брат. Господи, как же мне хочется быть свободным…или не быть вовсе.
Так тихо…я даже слышу, как доктор втягивает в себя воздух. Дышит так ровно, размеренно…у меня вот так не выходит. Выдыхаю спертый воздух вперемешку с сигаретным дымом какими-то рваными лоскутами. Угнетающее напряжение…чувствую себя настолько потерянным сейчас, что хочется залезть под стол, как в детстве, скрывшись от сверлящего взгляда Сандерса, и свернуться в компактный клубок. Когда я был ребенком, родители часто находили меня в моем потайном укрытии… Мама только грустно вздыхала, вытаскивая меня в очередной раз из-под стола.
А ведь я забирался туда, чтобы спрятаться от тебя. Ты везде ходил за мной хвостом и улыбался…
Слышу негромкое покашливание доктора позади себя и устало оборачиваюсь. Смотрю на него вопросительным взглядом. Я знаю, что сейчас он вынесет мне приговор.
- Томас, я понимаю вас, - он говорит спокойно, смотря мне прямо в безразличные глаза. – Не каждый способен вынести такую жизнь. Как человек я вас понимаю, да. Но как врач – нет. Мой долг – помочь вашему брату, сделать все возможное для его выздоровления. Вы тоже должны помогать ему…ваша мать доверила вам эту ношу. Все же она была уверена в вас… И я верил в то, что вы будете должной опорой вашему брату. Я ошибся.
Замолкает, выдерживая небольшую паузу. А внутри меня все натянулось одним сплошным канатом нервов…пугает неизвестность…хочу быть свободным…хочу. Боюсь получить эту свободу. Потому что уже привык жить связанным родством с тобой.
Не тяните, доктор…вы убиваете меня своим пронзительным взглядом.
- И…и что дальше?.. – сипло произношу я. – Давайте…скажите мне все.
- Вам стоит отдохнуть. И многое понять. Этот поступок был крайне неосторожным, и я не могу вам его простить.
Да…я знаю, что меня нельзя простить. Конечно, это ведь только подумать! Как я мог так поступить со своим младшим братом?! Именно так вы все думаете… Да. Мне нет прощения только потому, что я сильнее морально. Меня невозможно простить. Потому что на плечах моих улыбчивым камнем висит создание по имени Билл.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48

Похожие:

Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconУбита молодая женщина одна из двух сестер-близнецов. Полиция быстро...
Убита молодая женщина – одна из двух сестер-близнецов. Полиция быстро выходит на след преступника, но никаких объяснений кровавому...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconНаталия Терентьева Куда улетают ангелы Наталия Терентьева куда улетают ангелы
Выгляни в окно. Видишь, вон там, под деревом, стоит босая женщина с ребенком? Это мы с Варей к тебе пришли
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconВ переходе возле станции метро сидит женщина неопределенного возраста
Я ходил мимо женщины около месяца. Я догадывался, кому уходят деньги, жертвуемые многочисленными прохожими. Уж сколько говорено,...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconПлейер в карман, наушники в руки и на носочках крадусь к двери. Если...
Мы знаем каждую трещинку, каждый изгиб этой дороги. Знаем когда и сколько раз ударяли мячом по заборам соседей. Сколько мы втихаря,...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconAnnotation Жители селения, пожираемые жадностью, трусостью и страхом....

Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconЭтот альбом поможет тебе чётко и правильно произносить звук
Посмотри на страницу Поставь пальчик на нарисованный в правом углу самолёт. Самолёт летит очень высоко, он как будто издаёт звук
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconБогатая Женщина Ким кииосаки богатая Руководство по инвестированию для женщин rich woman
Говорят, что за каждым преуспевающим мужчиной стоит сильная женщина. В моем случае это действитель­но так. Я бы никогда не достиг...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconБогатая Женщина Ким кииосаки богатая Руководство по инвестированию для женщин rich woman
Говорят, что за каждым преуспевающим мужчиной стоит сильная женщина. В моем случае это действитель­но так. Я бы никогда не достиг...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconВоитель света пролог
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, промолвила женщина
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconЛето перед закатом
На пороге дома, скрестив на груди руки, стояла женщина и как будто чего-то ждала
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница