Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек


НазваниеСколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек
страница2/48
Дата публикации24.05.2013
Размер4.52 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48
- Не совсем так, как я хочу, Томми, - его голос до омерзения сладок, расползается по сознанию, как вязкая нуга. – Дай мне ключ от его комнаты, я сам хочу вывести это чудо.
- Ты совсем с ума сошел, да?! Нет, я сказал! Скажи спасибо уже за то, что я вообще согласился на это. Если хоть кто-то из его лечащего персонала узнает об этом, у меня отнимут право опеки, это ты понимаешь?!
- А разве не этого ты хочешь? – вкрадчиво спрашивает Алан, и я даже замираю от неожиданности. – Подумай, Том… Признайся сам себе! Ты не хочешь освободиться от этого, раз и навсегда? Представь только…никакого Билла, никаких хлопот. Красота…
- Он…он мой брат! – неуверенно произношу я. – Я не могу вот так…
- О Боже, Каулитц, перестань ломаться и давай сюда ключ. Ты еще более мягкотелый, чем я думал!
И, прежде чем я успеваю хоть что-то понять и ответить ему, Алан молниеносно выхватывает из моей подрагивающей ладони маленький ключик от твоей двери, и, едко улыбнувшись, взбегает по лестнице. К тебе…
В душу забирается столь надоевший мне страх. Я пресытился им сполна! Я постоянно чего-то боюсь…и всегда мои опасения так или иначе связанны именно с тобой. Кто может сказать, что Алану придет в голову? Зная этого человека, я уверен, что сегодняшний вечер может обернуться для меня вовсе не тем, чем я хотел. Господи, ну зачем я затеял все это?! Захотел свободы? Разве это свобода, когда против твоей воли у тебя забирают ключ, чтобы вывести полоумного брата в люди… Но с другой стороны…мне ведь хотелось хоть на одни день почувствовать себя человеком, ощутить сполна вкус настоящей жизни! И сделать это так, чтобы твоя фигура не маячила на горизонте…так почему сейчас я только и думаю о том, как закончится выходка Алана? Надоело!
Беру стакан с новой порцией алкоголя, и, стараясь не кидать обеспокоенного взгляда на темнеющую лестницу, с размаху усаживаюсь на омерзительно мягкий диван. Всегда его ненавидел…все тело мгновенно утопает в этой ужасной мебели и тебе кажется, будто ты упал в море вязкой карамели, которая затягивает тебя в свои обманчиво сладкие глубины…терпеть не могу сладкое.
Ко мне уже успела прильнуть какая-то девица с короткими волосами, и теперь я небрежно приобнимаю ее за талию, ощущая ладонью красивый изгиб. Она что-то рассказывает мне и улыбается, ласково проводит тонкими пальчиками по моей напряженной груди. Не могу расслабиться…никак. Не выходит… Черт бы тебя побрал, Алан, где ты?! Где Билл…
- Тада-да-дам!!!
Резко поднимаю голову на торжествующий вопль сверху и окаменеваю. Каким-то совершенно онемевшим уголком мгновенно заледеневшего сознания ощущаю, как вокруг все замерло. Не слышно звуков…только испуганно-восхищенная тишина. И множество жадных взглядов, обращенных на самый верх лестницы, туда, где с ликующим видом улыбается Алан, крепко держа тебя за боязливо ссутуленные плечи.
Почему-то хочется вскочить, подбежать к тебе, взять за влажную ладонь и отвести обратно в тихую крепость твоей комнаты, туда, где нет этих настороженных, ждущих взглядов. Да, ты тяготишь меня…но наверное я слишком привык к этой тяжести. Наверное, она стала частью меня…и я боюсь. Я не хочу, чтобы тебя видели…никто, кроме меня, не смеет считать мою копию убогой. Никто. Но я не могу сдвинуться с места…на меня будто накинули сотканную из тяжелейшего металла сеть, и теперь она сдавливает, тянет вниз и не дает пошевелить пальцами. Я прикован к месту твоим безразлично-напуганным взглядом, который судорожно обводит собравшуюся толпу и останавливается на мне. И тут ты улыбаешься… Зачем, Билл? Почему ты снова рад тому, кто душою ненавидит тебя и желает свободы от наивности твоих глаз? Я просто не могу понять…а ты просто не в силах объяснить. Замкнутый круг…все это. Жизнь наша. И этот день… Все ненатурально. Неискренно. Ни ты, дрожащий и неуверенно стоящий на обозрении всех моих знакомых, ни Алан, который с пугающим меня блеском осматривает тебя, ни те люди, шепот которых я начинаю слышать сквозь стены моего необъяснимого ошеломления.
- Господа!! Минуточку внимания!! – кричит Алан, а ты в ужасе прижимаешь руки к ушам и быстро-быстро шевелишь губами, очевидно проговаривая очередную, неслышную мне рифму. – Представляю вам еще одного виновника торжества, ради которого вы тут пьете и загаживаете дом! Оторвитесь от стаканов и смотрите сюда! Единственный и неповторимый, полоумный и безобидный, Билл! С рук не кормить, а то еще откусит вам что-нибудь…
Каждое его слово отзывается уколом совести внутри и жалобным, непонимающим выражением твоего бледного лица. Все вокруг взрываются оглушительным хохотом, от которого у меня по сердцу бегут мурашки. Ты лишь беспомощно осматриваешь это ржущее стадо и нервно хватаешься пальцами за белую майку. Да он переодел тебя…
- О, Томми, не знала, что у тебя есть брат, - доносится до меня женский голос. – Зайчик, ты что, прятал его от нас, а?
- Скройся с глаз, - грубо кидаю я, и тянусь за новой порцией виски или чего там еще…
Все равно, что пить…абсолютно безразлично, что сейчас потечет в мое нутро. Пускай это будет яд…хочу, чтобы он обволакивал меня, разъедая каждый миллиметр кожи. Чтобы я сошел с ума…и жил с абсолютной пустотой, как и ты. Чтобы мог отвечать на твою бессмысленную улыбку. Чтобы в моих глазах всегда стояло такое же непонимание, что плещется сейчас в твоих. Проклинаю… Билл, не смотри на меня так. Сегодня моя власть над нашей жизнью прилегла отдохнуть и ее нельзя будить. Прошу…попробуй побыть нормальным один день. Всего один. Чтобы не быть осмеянным…пожалей хотя бы меня, потому что мы неразрывно связанны. Избавь от насмешек и злословий…дай нам свободу.
Ну что тебе стоит??..


Вот уже час сижу и наблюдаю за тем, как безумными кадрами пролетает мой день рождения. Развалившись в кресле и отгородившись ото всех толстой пеленой сигаретного дыма и бутылкой коньяка, я сонно наблюдаю за происходящим в моем доме. Среди всех, одинаково пестрых и чужих мне силуэтов, я различаю твой. Он расположен в самом центре этого сборища. После того, как Алан спустил тебя с лестницы, ты был подхвачен десятком цепких рук и великодушно усажен на ненавистный мне диван. Все мгновенно столпились возле тебя…скрутили твое спокойствие крепким узлом, и вот теперь ты сидишь, жалко сжавшись в худенький комочек, и с каким-то вялым интересом поглядываешь на лица вокруг. И при этом почти каждую минуту не забываешь бросать взгляд на меня. В нем читается отчаяние…ты будто молишь меня защитить, спрятать тебя от всех этих людей. Но я обездвижен. Сегодня ты сам по себе, ясно?..
Они все что-то говорят тебе, громко смеются, но ты сидишь, плотно сжав губы и упрямо не произнося ни звука. Что это с тобой? Неужели ты настолько деградировал, что разучился говорить? Хотя бы рифмами…теперь ты будешь молчалив?..
- Том, твой брат не хочет с нами разговаривать! – наигранно капризно тянет Алан, и я невольно морщусь от его противного голоса. – Ну ты хоть открой нам секрет, как его можно расшевелить?
- Отвянь, Ал, - хрипло отвечаю я. – Ты сам все это затеял, мучайся теперь. Сегодня полномочия ручной няньки я передаю тебе.
- Нее, брат, мы так не договаривались! – смеется он, подходит ко мне, забирает из рук полупустую бутылку и тянет внутрь толпы. – Сегодня твой праздник, ты должен развлекать гостей. Что-то скучно у тебя…я думал, хоть твой дебил нас повеселит, а он молчит, как пень. Не днюха, а тоска какая-то!
- Чего ты хочешь от меня?!
- Заставь его говорить, - улыбается он и все одобрительно свистят. – Давай же, мы хотим послушать, что он умеет говорить…
- Ничего интересного.
- Да брось, ты же мне рассказывал, что он у тебя стихоплет прирожденный…
- Ал, мне надоело это все. Сейчас я отведу его обратно в комнату, а ты сам работай клоуном и развлекай тут всех. Мой брат не аттракцион.
- Ммм, нехорошо обижать гостей, - сокрушенно качает он головой, а народ вокруг ухмыляется. Что-то подташнивает меня от всего этого… - Мы же пришли тебя поздравить, а ты вот так. Нехорошо, Томми. Мы все-таки твои друзья, помнишь?
- Ты отстанешь от меня, если Билл заговорит? – признаться честно, мне просто это надоело…отвязаться от него и скорее отвести тебя обратно, подальше от них, хочу лишь этого… - Пообещай, что да, тогда я покажу и после уведу его отсюда.
- По рукам!
Радостные, почти торжествующие крики вокруг и всеобщее предвкушение оседает у меня на сердце, как только я чувствую на себе твой взгляд. Медленно, почти боясь увидеть в твоих глазах нечто новое, непривычное, оборачиваюсь. Ты смотришь на меня без улыбки, которая обычно всегда освещает твое лицо. Нет…ее просто нет. Она затерялась в немом отчаянии твоих кофейных глаз. Сейчас они почти черные и широко раскрытые. Ты не смотришь…ты прожигаешь. Я нервно сглатываю и слышу, как уходит внутрь моя слюна, как она течет по горлу и срывается вниз. Будто в огромном вакууме…нет ничего и никого. Кроме меня и тебя.
- Том, не тяни время, а то у твоего брательника такое выражение лица, будто он сейчас в штаны наделает, - тянет Ал. – Давай же, мы все ждем.
- Ублюдок, - бурчу я себе под нос.
Меня награждают самодовольной усмешкой, которая звучит как-то зловеще, даже пугающе. Обстановка не та…все не то. Должно быть по-другому, я это знаю, чувствую! И ты…не должен быть здесь, Билл.
- Билл, - тихонько произношу я и осторожно сажусь перед тобой на корточки, складывая руки на твоих острых коленях, крепко прижатых друг к другу. Ты как-то неровно вздыхаешь и нелепо улыбаешься, обнажая белоснежные зубы. Как кинозвезда…ослепительно. Словно солнце ударило в глаз своим ярким лучом… Смотрю заворожено на твою улыбку и почти забываю обо всем. В реальность меня возвращает нежное прикосновение твоих холодных ладоней. Ты кладешь их на мои руки, словно подбадривая говорить дальше. Почему ты такой холодный…я не замечал раньше.
- Боже мой, Билл, да ты ледяной… - произвольно вырывается у меня и я спешно беру твои ручки в свои, поглаживая пальцами нежную кожу. Толика тепла…возьми ее, Билл. Сейчас я разрешаю.
- Разницы нет, не один я такой, - шелестишь ты, но твой мягкий шепот раздается в моих ушах неистовым громом. Ты ведь разумные вещи говоришь, Билл…
- Опа!!! Вы слышали?! – вздрагиваю и случайно вцепляюсь тебе в руку, от чего ты тихо ойкаешь. – Идиот заговорил! Томми, требуем продолжения!
- Да, Том, покажи нам, что он еще может!
- А если он тут поэму сочинит???
- Ха-ха-ха, скрывать такой талант от нас!
Меня грубо отталкивают от тебя, и я даже не успеваю понять, что произошло, лишь чувствую неприятную ноющую боль в районе бедра. Твои холодные руки до сих пор ощущаются на моей коже, мне даже кажется, что этот мороз пробирается в каждый закоулок моего тела. Удивительно, но меня начинает бить озноб.
Полулежу на полу, в абсолютно нелепой позе, и беспомощно наблюдаю за тем, как эти жадные до зрелищ люди вновь окружили тебя. Сквозь щелочку между чьими-то телами я могу видеть твои испуганные глаза, в которых читается абсолютно детская растерянность. Прости, Билл, я не могу тебе ничем помочь…иначе эти люди будут презирать меня. Я не могу лишиться из-за тебя всего на этом свете! Ты и так отнял слишком многое, позволь хотя бы эти крохи оставить себе... Не смотри на меня, Билл. Не нужно, я не помогу.
Я сделал все, что мог.
Или нет?..
С превеликим трудом поднимаюсь с пола, игнорируя какие-то цветные пятна в глазах и сильное головокружение. Черт, зачем я вообще выпил столько…неужто не мог обойтись без этой дряни?

Окидываю мутным взглядом комнату и понимаю, что этот день был ошибкой. Что с самого начала я не должен был устраивать всего этого. И все эти люди, и ты, сидящий сейчас в центре этого кричащего и хохочущего безумия, все это – неверное последствие моей вспыльчивости. Почему я не мог просто успокоиться, глубоко вздохнуть и провести этот день как всегда? Накормить тебя, почитать очередную бессмысленную сказку со счастливым концом, сводить в туалет, дежуря возле двери и прислушиваясь к каждому звуку. Зачем нужно все это, то, что происходит сейчас? Я думал, что это позволит мне почувствовать себя человеком…поможет стать счастливым хотя бы на несколько часов. Людям свойственно жестоко ошибаться…а я ведь тоже…всего лишь человек.
И ты всего лишь мой ненормальный брат.
- Томми, ты как, нормально себя чувствуешь?
Оборачиваюсь на приторный голос Алана и с немым вопросом смотрю ему в смеющиеся глаза. Ему ведь нравится все, что здесь происходит…ему плевать, как это может отразиться на моем брате. Да и мне должно быть так же…должно же?!
- Я замечательно, - небрежно бросаю ему в лицо и выхватываю из его рук наполненный чем-то стакан. Выпиваю одним махом и кидаю куда-то в сторону. – Ну что, Ал, добился своего? Доволен?
- Нуу…не совсем, но по крайней мере это лучше, чем ничего. Стало веселее. Посмотри на этих людей, Том. Они твои друзья. И они благодарны тебе за то, что ты предоставил им такое развлечение. Видишь, как они счастливы? Как смеются…разве это не прекрасно. Оказывается, и твоему идиоту можно найти достойное применение – народ развлекать.
- Он живой человек…черт возьми, он мой брат!
- Брось эту пластинку, а! – недовольно сводит тонкие, наверняка выщипанные брови, и затыкает мне рот уже прикуренной сигаретой. – Не ты ли мне пел, что мечтаешь избавиться от него? Что он надоел тебе? Билл тормозит твою жизнь…а я вношу в нее немного движения. И ты мне за это должен быть благодарен.
- Скажи своим дружкам, чтобы ничего с ним не делали, - прошу я, бросая беспокойный взгляд на то, как какая-то блондиночка целует тебя в лоб, отчего на твоем бледном лице мгновенно рисуется ошеломление. Черт…
- Ничего противозаконного, Том, - расслабленно тянет Алан. – Он им нравится. Хорошая куколка. Как видишь, и со скучным идиотом можно неплохо провести время.
- Твою мать, Алан, молись, чтобы я не пожалел об этом…
Но Боже мой, кому я это говорю? Безразличному к чужим переживаниям человеку, который лишь самодовольно ухмыляется и присоединяется к своим накачанным пивом и всякой дурью «друзьям», рвущим моего брата на части. Я даже не могу объяснить, каково мне видеть все это. Да, должно что-то дергать внутри, как несколько минут назад, когда я обжегся о холод твоих хрупких рук, наверное, должен тикать в душе какой-то механизм, напоминающий об абсурдности всего происходящего… Но смотря на то, как ты тщетно пытаешься увернуться от чужих прикосновений, вяло размахивая руками и кривя напуганное лицо, я лишь безразлично сминаю в руке тлеющую сигарету. Опять все мое существо наполняется этим странным, но таким уже привычным чувством. Когда безразлично. И хочется наблюдать за твоими страданиями. Или наоборот – сбежать прочь, чтобы твои глаза не впивались меня, как молящие о спасении иглы. Это невыносимо – смотреть на тебя, Билл. Невыносимо просто быть рядом.
- Том, а твой брат умеет целоваться? – кричит, посмеиваясь, какая-то девка, не помню ее имени. Да разве это и важно, как ее зовут??
- А ты проверь, - ехидно отвечаю я, и опрокидываю в себя добрую порцию виски. Жжет…
Девица только дарит мне вульгарную, совершенно отвратительную улыбку, от которой у меня возникает желание добежать до туалета и просто вывернуться наизнанку. А потом эта кукла присасывается к твоему слегка приоткрытому рту и единственное, что остается в поле моего зрения – это твой шокированный взгляд.
Что же я творю…надо очнуться!
Но…не могу.
Стою и даже с каким-то упоением наблюдаю за тем, как твое обмякшее тело исследуется ее проворными руками. Как она цепляется длинными ногтями за твою футболку, продолжая глубокий поцелуй. Может я и выпил немного больше, чем нужно, но черт возьми…мне это даже нравится. Ты сейчас такой беспомощный…как всегда тупой и ничего не понимающий. А я ведь властен остановить все это…я знаю, что такое обращение приносит тебе вред. Что может травмировать тебя еще больше и тогда шансы на выздоровление станут нулевыми. Но ведь это бред… Нет никаких шансов, все это глупые байки. Поэтому пошел ты к черту, идиот.
Одобрительные крики, всеобщее наслаждение…все это вязким теплом разливается у меня по телу. Это все мои друзья…они меня любят. Алан не такой уж и плохой…он меня тоже любит.
- Ребята, я вас всех люблю!!! – совершенно заплетающимся языком воплю я. Кто-то оборачивается на меня и ржет, кто-то продолжает жадно наблюдать за твоими мучениями. Но мне настолько все равно…
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48

Похожие:

Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconУбита молодая женщина одна из двух сестер-близнецов. Полиция быстро...
Убита молодая женщина – одна из двух сестер-близнецов. Полиция быстро выходит на след преступника, но никаких объяснений кровавому...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconНаталия Терентьева Куда улетают ангелы Наталия Терентьева куда улетают ангелы
Выгляни в окно. Видишь, вон там, под деревом, стоит босая женщина с ребенком? Это мы с Варей к тебе пришли
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconВ переходе возле станции метро сидит женщина неопределенного возраста
Я ходил мимо женщины около месяца. Я догадывался, кому уходят деньги, жертвуемые многочисленными прохожими. Уж сколько говорено,...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconПлейер в карман, наушники в руки и на носочках крадусь к двери. Если...
Мы знаем каждую трещинку, каждый изгиб этой дороги. Знаем когда и сколько раз ударяли мячом по заборам соседей. Сколько мы втихаря,...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconAnnotation Жители селения, пожираемые жадностью, трусостью и страхом....

Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconЭтот альбом поможет тебе чётко и правильно произносить звук
Посмотри на страницу Поставь пальчик на нарисованный в правом углу самолёт. Самолёт летит очень высоко, он как будто издаёт звук
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconБогатая Женщина Ким кииосаки богатая Руководство по инвестированию для женщин rich woman
Говорят, что за каждым преуспевающим мужчиной стоит сильная женщина. В моем случае это действитель­но так. Я бы никогда не достиг...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconБогатая Женщина Ким кииосаки богатая Руководство по инвестированию для женщин rich woman
Говорят, что за каждым преуспевающим мужчиной стоит сильная женщина. В моем случае это действитель­но так. Я бы никогда не достиг...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconВоитель света пролог
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, промолвила женщина
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconЛето перед закатом
На пороге дома, скрестив на груди руки, стояла женщина и как будто чего-то ждала
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница