Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек


НазваниеСколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек
страница16/48
Дата публикации24.05.2013
Размер4.52 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   48
А так хотелось снова взглянуть в глаза поэта…снова услышать эти рифмы.
Я безумно боялся, что своими ударами навсегда лишил Билла таких нужных стихов. Лишил души, которую он вкладывал в эти незамысловатые строчки. Мне до скрипа в зубах хочется найти брата, но ни черта пока не получается.
Тяжелее всего для меня сейчас – это сидеть задницей на ровном месте и разрываться от мыслей, строить в голове ноющей какие-то планы, совершенно не представляя, как осуществить их. Глотаю еще теплый чай и морщусь. Терпеть не могу чай, это пустой напиток… Помню, как брезгливо кривился, когда заваривал тебе эту гадость. С детства ты пристрастился к зеленому чаю, поэтому все последующие годы мне приходилось ублажать тебя именно им. Ты с таким наслаждением припадал губами к кружке с дымящимся напитком, всегда непременно прикрывая глаза и с блаженством на лице вдыхая аромат. Почему тебе так нравилось пить эту гадость? Да тебе вообще много что нравилось из того, что я ненавидел. Сейчас мне начинает казаться, что эта ненависть была вызвана моим отношением к тебе – любая вещь, нравящаяся тебе, мгновенно попадала в список раздражающих меня факторов. Меня бесило в тебе все: привычка улыбаться по утрам, аккуратно оттопыренный в сторону мизинец, когда ты держал чашечку с чаем, бесила манера покорно опускать голову, когда я орал на тебя…а из-за чего я это делал? Просто так…потому что ты вот такой. Брат мой ненормальный…
Сколько же всего я ненавидел. А сейчас я жить не могу без всего, что раньше вызывало лишь отвращение и желание убежать как можно дальше. Всю жизнь бежал, всю жизнь боялся…и распорол два сердца о собственные страхи, от которых теперь тошнит. Тошнит от себя и от тупости жизненной.
Что принесли мне эти дни? А вот ни хера хорошего. Обзванивал сотни участков, клиник и прочего…только в клинику Сандерса я так и не осмелился звонить. Думаю, не стоит объяснять, почему.
К тому же я уверен – окажись ты хоть какой-нибудь волей случая в этой клинике, мне бы уже давно сообщили. Гневный Сандерс не упустил бы такой прекрасной возможности отчитать меня за очередной промах в обращении с тобой. А потом со злорадством сообщил бы о том, что теперь точно можно попрощаться с моим правом опеке… От одной такой мысли холодеет в груди.
Но если не в клинике, ни в одном полицейском участке, нигде вообще ты не был замечен…где ты тогда? Каждый день я просматриваю новости, в которых иногда сообщается о найденных на улице растерянных людях, забывших собственные имена. Пару раз были такие выпуски, где показали немощную старушку, со страхом в водяных глазах смотрящую в камеру, и еще совсем молодого парня, избитого, обобранного какими-то идиотами. Оба ничего не помнили о себе…глядя на них, мне стало страшно: вдруг и тебя так же?.. Схватили, ударили пару раз, кинули наземь и принялись шарить по карманам…но не нашли ничего, кроме синенького носового платочка, который я всегда клал тебе в куртку перед прогулкой.
- Нет, это все мой бред, этого не случилось, нет… - трясу головой, отгоняя прочь назойливые мысли.
На мое спасение, уже порядком поднадоевший мысленный поток прерывается дребезжанием телефона, орущего где-то в неизвестном мне месте. От неожиданности я даже слегка подскакиваю, но спустя пару секунд спохватываюсь и вихрем несусь искать надрывающийся аппарат.
А что, если…?
Как же хочется верить…
Ориентируясь по звуку, влетаю в свою комнату и начинаю шарить по всевозможным местам, с матами расшвыривая и без того беспорядочно лежащие тут и там вещи. Чет, ну где же эта проклятая шарманка?!
Телефон находится под креслом, и я радостно выхватываю его оттуда.
- Да! – выдыхаю в трубку и замираю.
- Бл*дь, Каулитц, где тебя носит! – слыша в динамике недовольного Алана, поражаюсь настолько, что челюсть отпадает сама собой.
- Что тебе нужно? – пытаюсь скрыть разочарование за равнодушием.
- Мне? Мне нужно, нет, мне, бл*дь, необходимо, чтобы ты быстро притащил свою задницу сюда!
- Алан, какого черта, зачем я тебе сейчас?!
- Бл*, Томми, чтобы через двадцать минут и лицезрел твою физиономию у себя дома! И поторопись!


Не имея малейшего представления о том, что же Алан выдумал на этот раз, я собрался за считанные секунды, напялив на себя первую попавшуюся толстовку – все же конец ноября давал о себе знать, одаривая своим пробирающим до костей холодом и частыми дождями. Скороспешно натянув на ноги черные кроссовки, я смерчем вылетел из дома.
Я не знаю, что заставило меня подчиниться крикам Лихтера в трубке и рвануть к нему. Не знаю, просто не могу этого объяснить. Но именно благодаря этому чему-то я сейчас с удивительной скоростью несусь в сторону его дома, успешно перепрыгивая через лужи и стараясь не думать о том, как смешно это выглядит со стороны.
Черт, а что если в его крашенную голову пришла очередная блистательная идея, с помощью которой он хочет в очередной раз приколоться надо мной? Что, если я бегу навстречу своему очередному провалу?..
Да плевать на все…будь, что будет.
Неожиданно мимо меня проносится темный автомобиль и обдает огромной волной из широченной лужи. Грязная воду щедро пропитывает мою одежду, стекает мерзкими каплями по лицу, и я со злобным стоном резко торможу, выплевывая в воздух отборные ругательства и с силой тря глаза, также попавшие под водяную атаку. Что же такое-то, а?!
- Придурок чертов!!! – выкрикиваю вслед мирно поехавшему дальше автомобилю. Тот лишь издевательски сигналит мне в ответ, окончательно выводя из себя. Так и хочется побежать следом за этой грудой металла на колесах и хорошенько вмазать ее водителю.
Такое паршивое ощущение, что все против меня…
Протерев хорошенько несчастные глаза, которые теперь нещадно слезятся, окидываю критичным взглядом свою безбожно загаженную одежду. Мда, вот Алану потеха будет, когда увидит меня…черт. Не хочу смотреть в наглые глаза этого Лихтера. Не хочу видеть там насмешку, которой он столько раз пронзал меня. Не хочу.
Тогда зачем я снова покорно тащусь к его дому, как преданная собака, наплевав на испоганенную одежду и донельзя жалкий вид? Зачем?!
Мысли, внезапно атаковавшие мой измученный мозг, стайкой выпархивают из головы, как только мой взгляд натыкается на такой знакомый дом внушительных размеров. Место обитания Лихтера сложно не заметить – дом настолько огромен, что привлекает внимание каждого проходящего мимо. Заботливые родители не пожалели средств для такого подарка своему сынишке на совершеннолетие… Но удивителен тот факт, что Алан никогда не устраивал шумных гулянок в своей норе. Для этого он умасливал отдельных личностей из своей свиты, в число которых входил и я. Какой же я был идиот…
Уже почти дойдя до крыльца, поскальзываюсь и с громким охом лечу на землю, смачно ударяясь коленкой и еще больше пачкая и без того замаранные джинсы.
- Да твою же мать!
Не сдержав возмущенного вопля, резко вскакиваю на ноги, морщась от боли. Нехило так приложился…
- Каулитц, ты чего орешь-то?
Вздрагиваю от насмешливого голоса и резко вскидываю взгляд на его обладателя. Алан стоит напротив меня с зажатой в зубах сигаретой и засунутой в карман черных брюк рукой. Темная, в тон брюкам, рубашка небрежно распахнута, благодаря чему любой желающий может спокойно лицезреть хорошо сложенное тело Алана. Король, да и только, великодушно вышедший навстречу мне, недостойному холопу. Невольно передергиваюсь от этой мысли.
Бегло окидывает меня внимательным взглядом, от которого мои внутренности съеживаются в сплошной мерзкий ком, и взрывается громким смехом. Ну вот, просто потрясающе – теперь я сполна ощущаю все свое ничтожество. Хочется закрыть ладонями глаза и заткнуть чем-нибудь уши. Сделать хоть что-нибудь, чтобы не видеть этого искаженного смехом лица и не слышать раздирающего сознания, издевательского хохота.
- Хватит ржать, идиот, - рычу я, остервенело отряхивая джинсы. Зачем стараюсь? Все равно бесполезно…
- Ахахах, Томми, ты через окопы что ли ко мне пробирался? Видок у тебя, как у бывалого разведчика! Во блин, Каулитц, умеешь же на ха-ха пробить!
- Да заткнись ты уже! Я просто поскользнулся, ясно? Не фиг ржать надо мной, над собой посмейся!
- Да я, в отличие от некоторых, не щеголяю засранным прикидом и геройски перекошенной рожей! Ох, бл*, вот же шут…
Терпеливо стискиваю зубы, наблюдая за тем, как Алан самозабвенно потешается надо мной. Ну а что я сейчас сделаю?! Зная его, могу с уверенностью сказать – этот подонок не прекратит своего веселья, пока не наржется всласть. Такая уж у моего дружка натура. Дружка, бл*…да уж, всем бы таких дружков.
- Ну ладно, - прерывает внезапно свой смех и уже почти серьезно смотрит на меня. – Заходи уже, хватит топтаться, а то щас навернешься опять, упаси Боже мне это увидеть – и так уже живот болит от смеха…
Дарю ему кривую усмешку и прохожу в открытую массивную дверь, нарочно задевая Алана грязным плечом.
- Эй, ты полегче давай! Вот с*ка, измазал меня своим дерьмом!..
Возмущенно матюгаясь, заходит следом за мной и с силой захлопывает дверь. Ухмыляюсь – все же приятно хоть каким-то образом поднагадить ему. Безумно приятно. Делаю шаг в сторону гостиной, но Алан молниеносно останавливает меня:
- Не-не-не, лапти свои сними, мой стерильный дом не выдержит той тонны грязи, что ты притащил с собой!
Да что он себе позволяет?! Только раскрываю рот, чтобы высказать ему не самые ласковые слова, как в голову приходит разумная мысль: все же я нахожусь в его доме, и он имеет полное право диктовать мне свои порядки. Поэтому мне ничего не остается, как терпеливо вздохнуть, уже наверное сотый раз за этот день прокляв его, и стащить с ног нереально грязные кроссовки.

***
Усадив меня в широкое кресло, обитое черной кожей, Алан принялся скакать по дому, копошась в каких-то шкафчиках и доставая оттуда разнообразные бутыли с алкоголем. Надо же, какое удивительно гостеприимство с его стороны! Словно я – какая-то шибко важная персона, чью задницу он просто обязан укутать в теплый плед. И почему только во всей этой его суете мне видится явный подвох??
- О, нашел! – доносится до меня его ликующий вскрик. – Каулитц, я на что угодно готов поспорить, что такого бухла ты еще не пробовал. Мой папаня привез его из Италии два года назад. Чума, а не выпивка!
С довольной ухмылкой падает на диван возле меня, бережно прижимая к себе слегка запыленную бутылку из темно-зеленого стекла, в которой плещется нечто непонятное и совсем не привлекательное. Недоверчиво слежу за тем, как он разливает это нечто в широкие, граненные стаканы, а затем один протягивает мне.
- Не хочу я твоего бухла, - морщусь, отстраняя его руку со стаканом. – Скажи сразу, чего тебе надо от меня?
- Да не торопись ты так, Томми, - мурлычет Алан. – Я же к тебе со всей душой своей широкой, а ты…ну попробуй, такая вкусняшка, сам потом присосешься к этой бутылке так, что хер я оторву тебя!
- Бл*, Алан, ты меня сюда бухать позвал?! Если да, то я ухожу! Знаешь, сейчас у меня не самый лучший период в жизни, чтобы нажираться вместе с тобой каким-то сомнительным эксклюзивом!
Резко встаю на ноги, мечтая только об одном – свалить как можно скорее из этого дома. Все здесь слишком пропитано неприкрытой фальшью. Она во всем: в загадочно сверкающих глазах Алана, в этой донельзя огромной комнате, в каких-то непонятных картинах на стенах, оклеенных бледно-голубыми обоями. Мне тесно и душно… Такое ощущение, словно я попал в паутину…да-да, Алан всегда напоминал мне паука в определенные моменты. Он мастерски умеет опутывать людей своими елейными словами, умеет убеждать и уговаривать…умеет подчинить себе. А потом толкнуть в спину. Я знаю его…за то время, что я был послушной пешкой в наманикюренных руках этого избалованного жизнью Лихтера, я успел познать сущность его гнилой души.
- Стой-стой! – дергается ко мне и хватает за локоть. – Погоди. Ну чего ты как не родной? Друг ты мне или нет?? Браааат…я тебя не узнаю. На хера ты так ломаешься? Ну выпил бы со мной маленько, поболтали бы…а ты, бл*дь, брезгуешь моим гостеприимством. Ай, нехорошо!
- Брат, говоришь?? – неожиданно для самого себя хватаю его за грудки. – У меня есть только один брат, слышишь?! И зовут его Билл… И я уже больше недели как чертова собака-ищейка пытаюсь вынюхать его след, но ни черта у меня не выходит. А все, бл*, знаешь почему?! Нет, не знаешь?!
Встряхиваю худое тело в своих руках, смотря прямо в глаза тому, кого все это время так по-идиотски боялся. В эти серые, отвечающие мне как всегда наглым взглядом, глаза, глядя в которые раньше, лишался собственной воли. Хочется вытряхнуть из него все то дерьмо, что он прячет под шлифованной, вызывающе глянцевой оболочкой.
Он молчит, словно боясь произнести хоть слово сейчас. Или может быть он просто выжидает, чтобы одной простой фразой ударить в самый центр? Без разницы…сейчас Алан в моих руках.
- Что ж ты язык прикусил, а? – выдыхаю ему прямо в лицо, отчего он брезгливо зажмуривается и слегка отворачивается от меня. – Не можешь найти слов? Так вот слушай…ты можешь меня ненавидеть хоть сто раз. Ты можешь считать меня полным придурком, как это делают твои псевдо-друзья. Но ты больше никогда не испоганишь мне жизнь, понял?! Никогда, Алан, слышишь??
- Ты псих, Каулитц, - спокойно произносит он. – Ты самый настоящий псих, оказывается. Как и твой братец. Оба вы чертовы психи!
- Заткнись! – с силой отшвыриваю его от себя. Алан отлетает на близстоящий диван, не отрывая от меня совершенно спокойного взгляда. – Заткнись, ты понял?.. Не смей…
Резко хватаю сиротливо стоящую на столике бутылку предложенного им напитка, торопливо откупориваю и делаю пару крупных глотков, роняя на пол бурые капли. Алан не дергается, только как-то даже ненормально спокойно следит за мной. Ненавижу…сбивчивое, тяжелое дыхание вырывается из груди какими-то тихо свистящими рваными выдохами. Наверное, со стороны я и правда напоминаю спятившего… Что, Билл, все-таки не смог я убежать от этой заразы? Теперь мы оба безумны, брат?
- Проистерился? – интересуется Алан, когда я швыряю бутылку обратно на стол. – А теперь послушай меня, Томми. Ты мне щас тут полную херню нес, знаешь об этом? Что, брат, крышня таки поехала? Сочувствую…только это не оправдание тебе. Ты забыл, сколько я сделал для тебя. Я тебя из дерьма вытащил! Забыл, как я тебя в люди вывел, показал, что такое настоящая жизнь, а не то подобие, что у тебя было до меня…
- Да неужели?! – взрываюсь я. – Настоящая жизнь, говоришь?! Ух, как круто-то у нас все! После твоей этой жизни у меня забрали брата, почти лишили права опеки! После этой твоей ср*ной жизни я из-за своей же тупости и твоих друзей, как ты их называешь, потерял Билла! Да ты меня не вытащил из дерьма, ты меня в него закопал с особым злорадством!
- Билла он потерял, ну надо же! – театрально всплескивает руками и поднимается с диванчика. – Да тебе хоть раз было дело до него, до твоего Билла? Ты же мне сам в жилетку плакался, что он тебя достал, что ты хочешь от него избавиться! Или нет??? Или мне сон такой красочный приснился, Томми?!
- Закрой свою пасть, Алан!
- Пошел на х*й, Том! Ты сам хотел, чтобы он исчез из твоей жизни, получай! Твоя мечта сбылась, придурок! Или…ой, что это?? У малыша Томми проснулась совесть?? Он раскаялся и решил замолить все свои грехи?? Так иди в монахи, Том! Тебя там примут с распростертыми объятиями!
Из меня вырывается приглушенный рык, прежде чем я подрываюсь вперед и кидаюсь на Алана. Он не успевает среагировать и получает шикарный удар в переносицу. С каким-то ненормальным удовольствием ощущаю хруст под своим кулаком. Бешено стучит тяжелый молот в голове, так же неистово бьется спятившее, вконец измученное сердце, а я лишь с упоением дарю Алану еще один удар, на этот раз куда-то в бок. Глухо стонет и пытается скинуть меня с себя, но все его попытки безуспешны – я вцепился мертвой хваткой. Замутненным от гнева взглядом замечаю, что из его носа обильно вытекает яркая кровь…перевожу взгляд на свои руки – та же багровая жидкость окрасила кожу. Ведь это уже было, но только не кровь этого подонка была на моих руках, а твоя…Господи, все повторяется…
Внезапно Алан, воспользовавшись моей секундной задумчивостью, со всей дури бьет меня в скулу, отчего я даже отлетаю от него, ошеломленно хватаясь рукой за место удара. Вот же с*ка…не знал, что в этом скелете держится такая сила.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   48

Похожие:

Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconУбита молодая женщина одна из двух сестер-близнецов. Полиция быстро...
Убита молодая женщина – одна из двух сестер-близнецов. Полиция быстро выходит на след преступника, но никаких объяснений кровавому...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconНаталия Терентьева Куда улетают ангелы Наталия Терентьева куда улетают ангелы
Выгляни в окно. Видишь, вон там, под деревом, стоит босая женщина с ребенком? Это мы с Варей к тебе пришли
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconВ переходе возле станции метро сидит женщина неопределенного возраста
Я ходил мимо женщины около месяца. Я догадывался, кому уходят деньги, жертвуемые многочисленными прохожими. Уж сколько говорено,...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconПлейер в карман, наушники в руки и на носочках крадусь к двери. Если...
Мы знаем каждую трещинку, каждый изгиб этой дороги. Знаем когда и сколько раз ударяли мячом по заборам соседей. Сколько мы втихаря,...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconAnnotation Жители селения, пожираемые жадностью, трусостью и страхом....

Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconЭтот альбом поможет тебе чётко и правильно произносить звук
Посмотри на страницу Поставь пальчик на нарисованный в правом углу самолёт. Самолёт летит очень высоко, он как будто издаёт звук
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconБогатая Женщина Ким кииосаки богатая Руководство по инвестированию для женщин rich woman
Говорят, что за каждым преуспевающим мужчиной стоит сильная женщина. В моем случае это действитель­но так. Я бы никогда не достиг...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconБогатая Женщина Ким кииосаки богатая Руководство по инвестированию для женщин rich woman
Говорят, что за каждым преуспевающим мужчиной стоит сильная женщина. В моем случае это действитель­но так. Я бы никогда не достиг...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconВоитель света пролог
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, промолвила женщина
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconЛето перед закатом
На пороге дома, скрестив на груди руки, стояла женщина и как будто чего-то ждала
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница