Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек


НазваниеСколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек
страница12/48
Дата публикации24.05.2013
Размер4.52 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   48
Я пытался быть справедливым и добрым
И мне не казалось не страшным, ни странным,
Что внизу на земле собираются толпы
Пришедших смотреть, как падает ангел.
И в открытые рты наметает ветром
То ли белый снег, то ли сладкую манну,
То ли просто перья, летящие следом
За сорвавшимся вниз, словно падший ангел.
(с) Наутилус Помпилиус

Ты чересчур покорный сегодня. Ни разу не дернулся, пока я помогал застегивать твою темно-синюю курточку с тысячей сложнейших замков. Не издал ни звука, когда я немного грубо оттолкнул твою руку, пытавшуюся взять еще слишком горячий кусок черничного пирога. Я просто не хотел, чтобы ты обжегся, потому и отпихнул тонкую кисть. Ты ничего не сказал, только посмотрел так, что у меня комок среди горла встал, и немного обиженно отодвинулся подальше.
И потом ты не стал есть пирог, когда я положил тебе в тарелку уже поостывший кусок. Ты проигнорировал его, демонстративно выпив стакан зеленого чая. Да, умеешь ты иногда показать, какое же я дерьмо… Браво, Билл.
И снова молчишь. Я понял, что именно таким способом ты выражаешь свою обиду. Просто замолкаешь на некоторое время и все. А меня это с ума сводит, знаешь об этом?.. Я стал зависим от этих незамысловатых рифм, в которых уже научился видеть глубоко затаенный смысл.
Скажи же хоть что-нибудь, Билл.
Но ты лишь задумчиво вглядываешься вдаль, перебирая руками черный шарф, укутавший твою длинную шею. Мы сидим на скамейке центрального парка и молчим. Эта тишина уже давит. Мимо проходят совершенно лишние люди, изредка кидающие взгляды на нас с тобой. Немного напрягаюсь от их внимания. Но мы вроде бы ничем не отличаемся от общей массы – даже ты сейчас похож на совершенно обычного человека. Так что бояться мне нечего. Можно свободно вздохнуть.
Только не выкини что-нибудь, я умоляю…давай сегодня представим, что мы оба разумны? Ну пожалуйста, брат…
Надо тебя как-то растормошить. Ты похож сейчас на каменное изваяние, даже не шевелишься. Я настолько сильно обидел тебя?
Хитро улыбаясь, крадусь пальцами к твоей руке. Ты не реагируешь, продолжая смотреть на горизонт. Ладно-ладно… Указательным пальцем прочерчиваю дорожку по твоему запястью и слегка щекочу раскрытую ладошку. Ты вздрагиваешь и переводишь на меня свой темный взгляд, в котором плещется некое удивление. Да, Билл, я тоже могу лезть к тебе, представь!
- Билл, ну ты что, надулся? – мягко тормошу тебя. – Ну что ты какой…я же хотел как лучше.
- Все хорошо, но немного мне душно, - тихо шелестишь ты, а у меня с сердца падает огромная скала. Ты больше не молчишь…какое же это наслаждение, вновь слышать этот глубокий, красивый голос с легкой хрипотцой. Говори всегда, Билл. Я готов слушать вечно.
- Душно? – вскидываю брови. – В смысле?
Улыбаешься, продолжая теребить свой шарф. Перевожу взгляд на изящные руки, и тут до меня доходит.
- Ааааа, так тебе жарко стало? Ай, черт, сейчас…
Торопливо тянусь к твоей шее и развязываю шарф. Неудивительно, что ты упарился. Сегодня достаточно тепло, а я зачем-то заставил тебя накутаться. Хотя сам сейчас сижу в расстегнутой толстовке и наслаждаюсь легким ветерком, приятно обдувающим расслабленное тело.
Снимаю плотную ткань с тебя и кладу между нами. Сейчас ты так серьезно смотришь на меня, что я теряюсь невольно. Что в этом взгляде? Я не понимаю…а ты не можешь объяснить. Грустно…мне грустно от того, что ты такой. Что не можешь всего мне рассказать, дать почувствовать. Остается только догадываться и с растерянностью пятилетнего мальчика вглядываться в родные, кофейные глаза.
- Не смотри так, чувствую себя идиотом, - смущенно бормочу я.
- И правильно чувствуешь, Каулитц!
Неожиданно громкий смех прорезает мой маленький мирок, и он с прощальным звоном рушится, оставляя после себя призрачную хрустальную пыльцу. От резкого вмешательства в наше уединение ты вздрагиваешь и с силой хватаешь меня за руку, словно пытаясь сказать – уйдите. Оставьте нас, не мешайте. Не троньте. Мое.
Друзья Алана насмешливо окидывают нас одинаково жадными глазами и посмеиваются. Вон тот парень, с которым я тогда целовался…девушка, обидевшаяся на меня за то, что я попросту не захотел ее. Кошмар, оживший за долю секунды. Страх, который умер во мне на время, вновь поднимается на трясущиеся ноги, ползя по стенкам замершей души и заставляя покрываться мурашками. Резко становится холодно…и только твоя рука дарит сейчас тепло. Хорошо от этого ощущения. И…стыдно.


- Ну привет, Том, - выходит вперед белобрысый парень, имени которого я не помню. – Выгуливаешь братца? Не наблюдал раньше за тобой такой привычки!
- Здравствуй, - не своим голосом отвечаю. – Это не моя блажь, так велел его лечащий врач.
- А ты у нас снова что-то типа домашней сиделки, да? – новый взрыв хохота. Господи, как же я ничтожен…
- Посмотрите, как Билли вцепился в него! – взвизгивает девица. – Знаете, они напоминают мне влюбленную парочку, которую застукали на месте преступления! Ребят, у кого-нибудь есть фотик? Жаль упускать такой кадр, смотрите, какие лица у них!
Меня начинает трясти, и я стискиваю зубы, чтобы не завыть от бессилия. Снова возвращается это чувство…я стыжусь тебя, Билл. Я снова начинаю это делать, снова эти взгляды…Боже мой, опять!

Отпусти меня…только сейчас, я прошу, не прикасайся! Это моя смерть…мой позор и крах. Они смеются над нами, Билл, неужели ты не видишь?.. Давай продолжим эту игру для них, ради нас… Иначе эта стая шакалов разорвет нас. Я не хочу быть посмешищем, прости…
Раздраженно скидываю твою руку и встаю со скамейки, стараясь не смотреть на мгновенно вытянувшееся лицо. Прости, Билл. Мне нужно сыграть эту роль. Ты ведь простишь меня, поэт?
Уверенно подхожу к девице, отбираю у нее тлеющую сигарету и нагло затягиваюсь, слегка прищуриваясь и с отвращением ощущая на фильтре липкий блеск для губ. Компания тут же затихает и переглядывается. Они привыкли видеть меня слабым. Привыкли пользоваться тем, что я не могу дать отпор. Привыкли видеть, как я позволяю им измываться над братом. Я – чертова кукла в их руках.
Ничтожество.
- Кстати, а где Алан? – как можно беззаботнее спрашиваю, мысленно дрожа.
- У него дела, передавал тебе привет, - отвечает блондин. – А какого черта ты снова таскаешься с этим придурком?
- Сандерс решил, что его нужно вернуть, - наигранно недовольно тяну я, крича всей душой. Мерзко…
- Да уж, не повезло тебе, - усмехается кто-то сбоку. – Без этого дебила было наверняка легче, да?
- Есть такое. Но ничего, он после больнице стал тише, ведет себя намного послушнее. Мне даже в кайф то, что он выполняет все мои приказы.
- Как дрессированная собака! – ржет девица.
- Да…как собака… - эхом отзываюсь я.
Спиной ощущаю, как впивается в меня твой растерянный взгляд. Мне не нужно оборачиваться, чтобы знать, какое выражение сейчас рисуется на бледном лице. Я более чем уверен, что именно в этот момент ты понимаешь меня на сто процентов. Что слышишь и пропускаешь через себя каждое слово, сжимаясь от несправедливости. Я слаб перед ними…черт, Билл, я не виноват, что мир не привык принимать таких, как ты! Что я не привык быть посмешищем!
Пойми, я прошу. Пойми меня, Поэт.
Докуриваю отобранную сигарету, но даже это не помогает мне унять нервную дрожь. Выкидываю бычок куда-то в сторону и обвожу безумным, отчаянным взглядом этих людей, мнения которых боюсь больше всего на свете. Людей, из-за которых я способен предать собственного брата. Тебя.
- Эх, жаль мне тебя, Каулитц, - наигранно вздыхает блондин и хлопает меня по плечу. – Я бы на твоем месте давно отказался от этого психа и жил бы себе припеваючи.
- Не могу я, - кривлюсь. – Мать выделяет неплохие средства на его содержание, так что мне это весьма на руку. Если откажусь – придется искать работу, вкалывать за ничтожные гроши…нет уж. Лучше потерплю!
- А ты молоток, - щурится. – Я-то думал: на фига ему эта канитель? А у тебя тут все четко продуманно…ну что ж, Каулитц, хвалю. Да, кстати…у нас тут гулянка намечается, сегодня, в шесть. Не желаешь присоединиться?
- Ээээ…
- Будет клево, я обещаю! Возьми с собой братца, если хочешь…в прошлый раз из него вышла неплохая игрушка.
- Я подумаю…
- Ну вот и молодец, - улыбается довольно. – Будем ждать тебя, Том! Запомни: в шесть, у меня. Помнишь ведь, где я живу?
- Вроде…
- Вдвойне молодец. Ну, до встречи!
Каждый подходит ко мне, пожимает на прощание руку и уходит прочь. Как во сне наблюдаю за удаляющимися фигурами, которые пару минут назад заставили меня сломаться. Заставили лгать, предавать тебя и дрожать от страха. Резко усилившийся ветер обдувает мое окаменевшее тело, но я не чувствую холода. Я не чувствую ничего, кроме расползающегося чувства пустоты. И презрения к самому себе.
Я боюсь обернуться. Не хочу видеть в твоих глазах боль, ведь она есть, я знаю, я чувствую это.
И поэтому я просто срываюсь с места и бегу. Бегу как можно дальше от тебя, совершенно позабыв о том, что ты ненормален, что самостоятельно не можешь сделать и шагу без меня. Просто бегу, путаясь в широких штанах и давя в себе крик, который разрывает грудь.
И стараюсь не думать о том, что позади меня остался одиноко сидеть на лавочке молчаливый поэт, снова испытавший на себе приземленную человеческую слабость.


Дробь твоих шагов - куда теперь?
К моим дверям или прочь от дверей?!
Замрет внутри надежды страх,
Здесь с сердцем моим ты уходишь в руках.
(с) Those Days
POV Автор.

Том бежал настолько быстро, что не замечал ничего вокруг. Ни людей, которые недоуменно оборачивались вслед странному парню в широких одеждах, ни машин, тормозивших слишком резко, чтобы не сбить проносившегося мимо со скоростью света рэпера. Бежал, не оглядываясь, пытаясь выкинуть из головы образ хрупкого поэта, которого бросил в многолюдном парке.
Бежал.
Спотыкался и даже пару раз падал, не чувствуя боли, только сдавленно шипел и поднимался, опираясь на разодранные в кровь руки. Ему было неважно, где он находится, он словно обезумел. Облезлый уличный пес набросился на парня с громким рычанием, но Том лишь вяло отмахнулся от него и резко плюхнулся на асфальт в каком-то забытом Богом дворе. Собака удивленно посмотрела на странного человека с растрепанными дредами и тихо ушла прочь, жалостливо взглянув на него.
Тому было мерзко от самого себя, от своего низкого поступка, и он совершенно ничего не мог сделать с липким чувством стыда и ощущения собственного ничтожества, расползавшимися по его нутру. Впервые в жизни ему хотелось рыдать – громко, надрывно. Рыдать так, чтобы выплеснуть наружу всю боль, резко впившуюся в сумасшедше стучащее сердце. Было больно? Да, очень. Настолько больно, что в глазах потемнело, а руки чересчур сильно дрожали, выдавая своего хозяина. Тому повезло, что улица, на которую он попал, была совершенно безлюдна, иначе бы его приняли за наркомана, которого ломало от желания вколоть в себя сладостную дурь.
Где-то в глубине стонущей души Том понимал, что ему нужно вернуться, обнять Билла и увести домой. Защитить это хрупкое существо, которое было совершенно невиновно в его собственных страхах и сомнениях. Но парень не мог подняться на ноги – его тело потеряло силу. Тома сотрясала слишком сильная дрожь, и он ничего не мог с этим поделать. Было страшно. И невероятно холодно.
Он понимал, что заслужил все это. И от этого понимания было вдвойне больнее.
- Зачем все так… - простонал Том, и силой ударил по асфальту.
Он просто не мог вернуться. Был слишком слаб. Слишком подавлен произошедшим.
А еще ему было элементарно стыдно.

POV Том.

Где я сейчас нахожусь? Где ты? Почему мне так пусто, я ведь вовсе не так хотел провести этот день… Я желал подарить тебе счастливые моменты, чтобы окончательно стереть все прошлые ошибки и затмить радостными улыбками горечь прежних поступков. А вместо этого снова прогнулся под тех, кто не стоит даже твоего волоска. Твоего русого, длинного волоска. Как бы я хотел сейчас окунуться в эти пшеничные волосы, вдохнуть их неповторимый запах и забыться. Но я не имею на это права. Прости меня, Билл! Я…я правда не хотел всего этого кошмара. Прости…
Я даже боюсь представить, каково тебе сейчас. Наверное, даже хуже, чем мне – ведь я предал тебя. Вновь. Наверняка ты так и сидишь на этой лавочке и озираешься по сторонам, взглядом пытаясь выискать меня. Хочешь улыбнуться, но вместо этого затравленно вжимаешь голову в плечи и хватаешься руками за одежду. Боже…не хочу представлять это! Слишком больно… Слишком неправильно!
Назад дороги нет. Я совершил ужасную глупость. Я снова поддался страхам.
И я не могу вернуться к тебе сейчас, поэт.
С трудом поднимаю отяжелевшую голову и невидящим взором оглядываюсь по сторонам. Никого. Только я и резко усилившийся ветер, который с немым укором треплет мои волосы.
Позорно сбежал. Как последний слабак.
Ты ничтожество, Томас Каулитц.
Мне безумно, до дрожи в коленях, хочется напиться. Просто надраться до такой степени, чтобы забыть обо всем. Как тогда, во время моей персональной «свободы». Теперь я намеренно хочу потерять память, чтобы навсегда забыть эти кофейные глаза, забыть о том, какая я мразь. Напиться. Вот что мне сейчас нужно.
Чудом поднимаюсь на ноги, едва справляясь со слабостью. Все тело будто ватное, конечности плохо слушаются меня. Кажется, блондин приглашал меня на вечеринку? Что ж, если убивать в себе человека, так до конца.
Даже не отряхивая пыльную одежду, медленно двигаюсь подальше от этого пустынного двора. Дом того парня находится в паре кварталов отсюда, если меня не подводит память. Однажды я был там с Аланом.
Прощай, здравый смысл. Прощай, поэт. Хотя бы на несколько часов позволь мне забыть о тебе. Я снова бросаю тебя, Билл.


POV Автор.

Рикко, которого Том мысленно прозвал блондином, даже не удивился, когда в распахнутую им дверь ввалился совершенно безумный, грязный парень с дредами, в котором сложно было узнать привычного Каулитца. Рикко молча отошел в сторону, пропуская Тома вперед, так же молча закрыл за ним дверь и кивнул в знак приветствия. Язвить ему сейчас не хотелось – он видел, что парень явно не в себе. Потому молча протянул запыхавшемуся Тому стакан, наполненный крепким коктейлем. Тот принял его, обхватив окровавленными пальцами гладкую поверхность. Опрокинул в себя жидкость одним махом и вручил обратно слегка офигевшему от такого Рикко.
- Спасибо, - прохрипел Том и двинулся внутрь уже развеселившейся толпы.
Он проталкивался сквозь танцующие тела и желал только одного: напиться и забыть. Кто-то здоровался с ним, прикасался чужими руками, тянул на себя. Но Том грубо отмахивался от каждого и пару раз даже прикрикнул матом, отчего кто-то назвал его придурком, презрительно фыркнув. Ему было все равно. Его словно выкинуло из реальности. Сейчас он понимал Билла как никогда – все вокруг было до невозможности размыто, ненатурально. Он будто погрузился в огромную ванну с черной водой, вязкой и устрашающей. Это вода окутывала его, лишая воздуха и заставляя хрипло и учащенно дышать. Тому было очень плохо, но он даже радовался этому чувству, потому что понимал – заслужил.
Наконец ноги донесли его до огромного стола, заставленного всевозможной выпивкой. Сейчас это было его единственным спасением от безумия. Том облегченно выдохнул и схватил первую попавшуюся бутылку, даже не посмотрев на этикетку. Просто взял, откупорил и начал жадно пить, проливая приличную часть. Напиток оказался обжигающим, мгновенно дающим по мозгам. Именно то, что нужно было в тот момент.
А потом он выпил еще одну бутылку. И еще. И ему казалось, что этого мало. Поэтому он все вливал и вливал в себя хитрый алкоголь, завладевший его сознанием. Закуривал чужими сигаретами, которые отобрал у проходящего мимо парня со смешной прической.
Он вытеснял выпивкой стенающую внутри боль, но она упорно не желала покидать его, все более настойчиво цепляясь за обливающееся кровью измученное сердце.
И тогда Том разозлился.
- Бл*дь, какая же я с*ка… - обессилено стонал он, сидя прямо на полу и игнорируя снующих мимо людей. – За что, а?? Ну за что… Зачем ты есть в моей жизни, Билл? Зачем я нужен тебе?? Почему так хочется быть с тобой…или же уйти от тебя навсегда! Да, я тварь. Да, сдался! Твою мать…
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   48

Похожие:

Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconУбита молодая женщина одна из двух сестер-близнецов. Полиция быстро...
Убита молодая женщина – одна из двух сестер-близнецов. Полиция быстро выходит на след преступника, но никаких объяснений кровавому...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconНаталия Терентьева Куда улетают ангелы Наталия Терентьева куда улетают ангелы
Выгляни в окно. Видишь, вон там, под деревом, стоит босая женщина с ребенком? Это мы с Варей к тебе пришли
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconВ переходе возле станции метро сидит женщина неопределенного возраста
Я ходил мимо женщины около месяца. Я догадывался, кому уходят деньги, жертвуемые многочисленными прохожими. Уж сколько говорено,...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconПлейер в карман, наушники в руки и на носочках крадусь к двери. Если...
Мы знаем каждую трещинку, каждый изгиб этой дороги. Знаем когда и сколько раз ударяли мячом по заборам соседей. Сколько мы втихаря,...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconAnnotation Жители селения, пожираемые жадностью, трусостью и страхом....

Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconЭтот альбом поможет тебе чётко и правильно произносить звук
Посмотри на страницу Поставь пальчик на нарисованный в правом углу самолёт. Самолёт летит очень высоко, он как будто издаёт звук
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconБогатая Женщина Ким кииосаки богатая Руководство по инвестированию для женщин rich woman
Говорят, что за каждым преуспевающим мужчиной стоит сильная женщина. В моем случае это действитель­но так. Я бы никогда не достиг...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconБогатая Женщина Ким кииосаки богатая Руководство по инвестированию для женщин rich woman
Говорят, что за каждым преуспевающим мужчиной стоит сильная женщина. В моем случае это действитель­но так. Я бы никогда не достиг...
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconВоитель света пролог
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, промолвила женщина
Сколько стоит вон тот самолет? спрашивает у продавца рыжеволосая молодая женщина, держащая за руки двух одинаковых мальчишек iconЛето перед закатом
На пороге дома, скрестив на груди руки, стояла женщина и как будто чего-то ждала
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница