Зощенко М. М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести // Сост и вступ статья Ю. В. Томашевского


НазваниеЗощенко М. М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести // Сост и вступ статья Ю. В. Томашевского
страница15/20
Дата публикации24.05.2013
Размер2.67 Mb.
ТипСтатья
vb2.userdocs.ru > Медицина > Статья
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

увлекательная. Дело приходится иметь со станками, моторами, валами, пасами.

Но я работаю машинально. Не знаю, чем объяснить. Стоит мне только положить и

заштановать в станок болванку и пустить станок на самоход, как мной

овладевает какая-то одеревенелость, тупость. Кажется, что все надоело, и все

люди, окружающие меня, кажутся какими-то механическими истуканами, заводными

куклами.

Вне заводской моя жизнь делается еще хуже, она начинает мне еще больше

надоедать. Прихожу домой - не с кем слово молвить, сестра утром учится в

институте, вечером работает, брат живет отдельно. Далеко. Подруг у меня

очень мало. Есть масса знакомых, но что толку в них. Ведь нет у меня

искреннего друга, с которым я бы могла делиться чувствами. А самой все

переносить - очень и очень тяжело. Быть одинокой и никем не понятой и не

иметь возможности поговорить с живой человеческой душой, которая отзывчиво

отнеслась бы к моим тяжелым чувствам,- лучше умереть. Я временами думаю о

смерти. Я часто выдвигаю ящик письменного стола и вынимаю браунинг,

подаренный мне за "героический подвиг", глажу его холодный блестящий ствол.

Мысли о смерти часто меня навещают, но какая-то невообразимая сила

заставляет меня отказаться от этой мысли.

Тов. Зощенко! Я лишь теперь задам вам вопрос, на который с нетерпением

буду ждать вашего ответа. Скажите мне (если знаете), почему сейчас, в 1931

году, когда Советское государство окрепло, все люди живы, резвы, все жаждут

жить, увлечены интересной работой, ударничеством, соцсоревнованием, темпами

строительства,- я не могу, физически не могу чувствовать этот пульс жизни

страны. Мне кажется, что все заглохло, а только далекими отголосками

раздаются удары пульса.

Вы, т. Зощенко, себе представить не можете, до каких зеленых чертиков

мне все надоело. Прихожу домой и сажусь писать свои "откровенные мысли", а

когда их потом читаю, меня начинает тошнить, оттого что каждый день пишу

одно и то же.

А ведь иначе не могу. У меня одна тема: "Надоело все до смерти", "С

жизнью покончить-самое благое дело". Но никак не могу приставить дуло

револьвера к виску. Как только это сделаю, во мне пробуждается жажда жизни,

которая сейчас же исчезает, как только спущу руку с оружием.

Вы скажете: "Нет силы воли". Вы правы, бесконечно правы. У меня была

сила воли. Была. Не знаю, где я ее потеряла. Возможно, что эта сила погибла

от всех моих переживаний.

Тов. Зощенко! У меня к вам просьба. Большая просьба. Ответьте мне. Что

мне делать? Как мне выбраться из этого воображаемого болота, в котором я

захлебываюсь? Ведь это болото гораздо хуже топкого.

Сама я не имею сил выбраться. Помогите мне. Прошу. Ответа жду с

нетерпением".

Я написал этой женщине подробное письмо, написал, что ее состояние есть

болезненное состояние и что никаких других причин и оснований нету (тем

более в 23 года) для того, чтобы чувствовать скуку жизни и пресыщение.

И посоветовал ей устроиться в дом отдыха или в санаторию хотя бы на

месяц. В дальнейшем же, после отдыха, посоветовал изменить сколько возможно

образ ее жизни, говоря, что ее замкнутая и одинокая жизнь, вне общественных

интересов, несомненно, снова приведет ее к упадку, даже если она поправится.

Спустя, кажется, пять месяцев я снова получил от этой женщины письмо.

Это письмо было более радостно и даже отчасти восторженно. Она писала, что

недавно вернулась из отпуска и что только теперь поняла сущность своих

упадочных мыслей - они происходили действительно от переутомления и нервной

болезни. И что врачи действительно подтвердили ее болезнь, написав в

путевке: неврастения.

Вот об этой болезни, вернее - об излечении этой болезни автор и желает

сказать несколько слов. Быть может, я ошибусь тут в каких-нибудь тонкостях и

наименованиях, но общая картина будет правильной.

Основная причина неврастении - это переутомление, вернее -

перераздражение мозга. Это перераздражение может произойти по многим и

разнообразным причинам. Однако все причины имеют одинаковую сущность. Они

создают то психическое противоречие, тот душевный конфликт, при котором мозг

как бы не находит покоя, непрестанно думая об одном и том же.

Другими словами: непрестанно думая об одной и той же вещи, о вещи чаще

всего тягостного характера, человек способен заболеть неврастенией. Ибо,

думая непрестанно, мозг не находит отдыха и, переутомляясь, начинает

работать неправильно, создавая этим неправильную работу внутренних органов и

самоотравление организма.

Человек способен заболеть неврастенией в одинаковой степени как от

мыслей высокого значения, так и от мыслей мелких, незначительных и даже в

другой раз вздорных.

Человек может перераздражить свой мозг, думая и непрестанно беспокоясь,

ну, скажем, о личной своей судьбе или о судьбе близкого человека, или даже,

скажем, о своей комнате, которой он не доволен.

Вот пример заболевания от причин, казалось бы, не способных привести к

неврастении.

Влюбленный человек, постоянно думая о любимой женщине, нередко

заболевает неврастенией - он худеет, теряет аппетит, делается

раздражительным и даже начинает думать о смерти. Такие примеры заболеваний

мы во множестве находим в литературе и иногда в жизни. Казалось бы, такое

счастливое состояние, как влюбленность (иной раз даже взаимная), не должно

привести к заболеванию.

Однако заболевание происходит нередко, и причина этого как раз и

кроется в постоянных мыслях, в постоянных воспоминаниях о любимом человеке.

Причем эти воспоминания и мысли не выводят мозг из постоянной работы и,

значит, не дают возможности создать отдых. Стало быть, неврастения - это

есть прежде всего утомление, вернее - перераздражение мозга, это есть

неправильная работа мозга, а также и последствия этой неправильной работы.

И вся суть избавления от неврастении состоит, повторяю, в том, чтобы

дать отдых мозгу. Однако это сделать не всегда легко, а иногда и чрезвычайно

трудно.

При сравнительно здоровой, нормальной психике излечение приходит само

по себе при условии более или менее продолжительного отдыха и перемены

обстановки. В этом случае вовсе не требуется, а иногда даже и вредно

анализировать и разбирать свою болезнь.

При сложной психике, не совсем здоровой и не совсем нормальной,

исцеление не приходит само по себе. И только потому, что больной не умеет

создать себе отдых. А создать себе отдых он не может, так как не может и не

умеет освободиться от тягостных мыслей и воспоминаний. Больной может часами

лежать, может вести самый строгий режим, но мысли и воспоминания не выводят

мозг из постоянной работы и из постоянного беспокойства. Причем нередко эти

мысли, в силу болезненного состояния, слишком высоко переоцениваются, и,

стало быть, избавление от них затрудняется.

Как же избавиться от этих воспоминаний? Как сделать, чтобы воспоминания

перестали тревожить человека? Это сделать можно.

Эти мысли и воспоминания физическим путем убрать нельзя. Их можно

убрать лишь единственным способом - дать им иную оценку.

Есть такая замечательная фраза, сказанная Марком Аврелием:

"Измени свое мнение о тех вещах, которые тебя огорчают, и ты будешь в

полной безопасности от них".

Что это значит? Это значит, что любую вещь, любое обстоятельство мы

можем оценить по своему усмотрению и что нет какой-то абсолютной цены для

каждой вещи.

Причем такая новая, облегчающая оценка создается не путем, что ли,

самовнушения, это создается прежде всего логическим рассуждением. Больной

говорит себе: "Меня тревожит эта мысль. Но я болен. Я сейчас не имею

возможности оценивать это обстоятельство так высоко, как я его обычно

оценивал. Я оценю его ниже либо временно вовсе с ним не посчитаюсь".

И если это сделано сердечно, то есть если человек действительно с

чувством, а не только формально подумал об этом,- избавление от тревожных

мыслей приходит с необычайной простотой. А освободившись от тревожных

воспоминаний, больной тем самым создает себе отдых и, отдохнув, приводит в

порядок весь организм, истощенный неправильной работой.

Эту картину избавления от неврастении я нарисовал, так сказать, в общих

и грубых чертах, не вдаваясь в некоторые подробности и в некоторые

осложненности этой болезни. Нездоровая психика столь разнообразна. что

врачу, вероятно, приходится всякий раз сообразоваться с индивидуальными

особенностями больного.

Но в общих чертах общий принцип заболевания и общий принцип излечения

мне кажется правильным на все случаи.

Конечно, только лечить болезни недостаточно, надо уметь также и

предупреждать их. И если лечение в данном случае состоит в умелом отдыхе, то

и предупреждение этой болезни также состоит в правильном и разумном отдыхе.

Создавать себе правильный отдых - это большое искусство.

Ленину принадлежит замечательная фраза: "Кто не умеет отдыхать, тот не

умеет работать".

Для здорового человека умение отдыхать состоит в правильном и разумном

отвлечении от работы. Другими словами, для отдыха необходимо создать иные

реакции, чем те, которые были в условиях работы. В этом смысле, мне кажется,

у нас были допущены изрядные ошибки.

К счастью, сейчас это меняется, но год или два назад эти ошибки

чрезвычайно ощущались. Создавалось такое положение, что абсолютно все -

театр, журналы, кино и даже цирк - все давалось под одним и тем же углом.

Все говорило о двух-трех революционных темах. Такая целеустремленность,

несомненно правильная, привела на практике к некоторым извращениям.

Появились приспособленческие произведения, которые, так сказать, били в одну

точку, не затрагивая ничего другого и не давая разумного развлечения. И это,

в сущности, не давало отдыха.

Х (к стр. 132)

Тут, как мы видим, организм как бы работает вслепую. То есть, скажем,

такое случайное отправление отрицательного свойства, как икота, при

известных обстоятельствах может быть зафиксировано организмом как нечто

правильное и нормальное. В силу инерции, в силу привычки производить

одинаковые действия эта отрицательная, то есть ненужная, работа организма

продолжается. Она получает как бы права гражданства, а налицо - картина

заболевания.

В сущности, неважно, почему именно возникла икота. Тут важен принцип.

Она могла возникнуть не только от центральных причин или от центральных

заболеваний. Она могла возникнуть от чисто случайного, непроизвольного

сокращения грудобрюшной преграды. Но в дальнейшем нервная система, регулируя

и заведуя всеми процессами, "не разобралась", если можно так сказать, в

ненужности этого явления и в силу, вероятно, некоторого своего истощения не

убрала, а, напротив того, зафиксировала как нечто правильное и нужное.

Если это так, если нашему организму свойственна привычка даже к

отрицательным явлениям, если случайно возникший неправильный процесс может

продолжаться даже в столь открытом виде, то сколько же мелких, незаметных и

глубоко скрытых неправильностей бывает в нашей сложной машине, тех

неправильностей, которые, повторяясь, создают заболевание. Тут же неважно

отметить, какое заболевание они создают - функциональное или органическое.

Все функциональные расстройства в силу постоянной привычки к неправильности

могут создать механическое повреждение в том или ином органе. Стало быть,

все дело и тут заключается в умелом руководстве и в умении перебивать

неправильную, ложную привычку.

Тут необходимо сказать о чрезвычайном свойстве организма - о привычке и

о той инерции, которая создается этой привычкой.

Всем известно, что при нормальном здоровье организм имеет свойство

работать с необычайной точностью, почти как машина. То есть человек нередко

просыпается утром не только в определенный час, но даже в определенную

минуту. Человек хочет есть именно в те часы, когда он привык. Кишечник

ежедневно опорожняется в определенные часы, с точностью до минуты.

Это значит, что организм склонен работать, как машина, как хронометр,

то есть организм имеет свойство приобретать точные привычки и неуклонно им

следовать. Всякие изменения привычек влекут за собой изменения в организме и

подчас даже расстройство работы органов, не освоившихся с новыми

распоряжениями.

Поэтому при болезненном состоянии почти всегда благодетельно изменить

распорядок. То есть необходимо поставить организм в новые условия, для того

чтобы создать в нем новую и более выгодную инерцию.

Медицина знает это обстоятельство. И, скажем, больному туберкулезом

велит изменить образ жизни, то есть бросить прежние привычки и навыки,

приведшие легкие к заболеванию.

Теперь возникает другой случай. Организм работает хорошо.

Следовательно, нет надобности менять привычки. Напротив того, этим привычкам

надо неуклонно следовать.

Вероятно, Кант это имел в виду. Кант, как мы говорили, приравнял свой

организм почти к хронометру. Установив правильную работу в своем организме,

Кант создал инерцию и, как машина, продолжал жить, стараясь чем-либо не

сдвинуть себя с ранее установленных привычек.

Мы говорили, что жители Кенигсберга проверяли по нем свои часы. В

течение 30 лет Кант не отходил от своих привычек. Это был поразительный

опыт, который закончилсяпобедой. Но тут крылась и ошибка, которая создавала

из человека некоторое подобие машины для работы.

Возможно, конечно, что великий философ и стремился сделать из себя

отличную машину для думанья, однако и тут можно усмотреть некоторую

неправильность, которая привела Канта, правда в глубокой старости, к

психической болезни.

Можно создать любую привычку для тела, но нельзя забывать, что при

частой повторности психика как бы усиливает эту привычку и доводит ее до

крайности.

Обжора десять лет назад всегда в значительной степени меньший обжора,

чем это сейчас. Человек, привыкший оберегать свое здоровье, через десять лет

приобретает как бы манию к этому.

Кант через 20 лет приобрел все свойства маньяка. Но, как бы там ни

было, опыт Канта удался, и при всей крайности опыт все же был правильный -
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

Похожие:

Зощенко М. М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести // Сост и вступ статья Ю. В. Томашевского iconПисьма. 1910 1943
Немирович-Данченко В. И. Избранные письма: в 2 т. М.: Искусство, 1979. Т. 2: 1910 – 1943 / Сост. В. Я. Виленкин, комм. Н. Р. Балатовой,...
Зощенко М. М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести // Сост и вступ статья Ю. В. Томашевского iconЗ. фрейд психология бессознательного
Ф86 Психология бессознательного: Сб произведений / Сост,, науч ред,, авт вступ ст. М. Г. Ярошевский.— М.: Просвеще­ние 1990.— 448...
Зощенко М. М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести // Сост и вступ статья Ю. В. Томашевского iconДафна дю Морье Прощай, молодость
«Прощай, молодость» — один из ранних романов английской писательницы. Это трогательное, пронизанное искренним сочувствием повествование...
Зощенко М. М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести // Сост и вступ статья Ю. В. Томашевского iconМаксим Горький Дети солнца Горький Максим Дети солнца сцены действующие лица
На шкафе белеет чей-то бюст. У окна налево большой круглый стол; перед ним сидит Протасов, перелистывает какую-то брошюру и смотрит,...
Зощенко М. М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести // Сост и вступ статья Ю. В. Томашевского iconИван Алексеевич Бунин Легкое дыхание
Бунинскую музыку прозаического письма не спутаешь ни с какой другой, в ней живут краски, звуки, запахи… Бунин не пиcал романов. Но...
Зощенко М. М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести // Сост и вступ статья Ю. В. Томашевского iconСвятитель Николай Сербский Миссионерские письма По благословению...
Перед вами сборник писем одного из известнейших епископов, проповедников и мыслителей Сербской Церкви – Николая Велимировича
Зощенко М. М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести // Сост и вступ статья Ю. В. Томашевского iconБел Кауфман Вверх по лестнице, ведущей вниз
Вверх по лестнице, ведущей вниз». Роман о школьниках и их учителях, детях и взрослых, о тех, кто идет против системы. Книга начинается...
Зощенко М. М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести // Сост и вступ статья Ю. В. Томашевского iconБел Кауфман Вверх по лестнице, ведущей вниз
Вверх по лестнице, ведущей вниз». Роман о школьниках и их учителях, детях и взрослых, о тех, кто идет против системы. Книга начинается...
Зощенко М. М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести // Сост и вступ статья Ю. В. Томашевского iconХудожественная литература
Текст] = Suomalainen matkakumppani : русско-финский разговорник / [сост. К. Васильев]. Санкт-Петербург : Авалонъ : Азбука, 2011....
Зощенко М. М. Письма к писателю. Возвращенная молодость. Перед восходом солнца: Повести // Сост и вступ статья Ю. В. Томашевского iconХудожественная литература
Текст] : [полезная информация о стране, краткий грамматический очерк испанского языка] / сост. Е. И. Лазарева. Москва : Астрель :...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница