Акунин Левиафан «Левиафан»


НазваниеАкунин Левиафан «Левиафан»
страница14/28
Дата публикации01.11.2013
Размер2.53 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   28


— Наскоро организованное расследование установило, что лейб-медик в последнее время вел себя странно и якобы даже появлялся в игорных домах соседнего Бадена, причем в обществе некоей веселой молодой особы, по описанию очень похожей на фрейлейн фон Санфон. — Сыщик посерьезнел. — Доктора обнаружили два дня спустя в страсбургской гостинице. Мертвым. Принял смертельную дозу лауданума, оставил записку: «Во всем виноват я один». Явное самоубийство. Кто истинный виновник, было ясно, но поди докажи. Что до табакерки — высочайший подарок, и записочка имеется. А судебный процесс обошелся бы их высочествам себе дороже. Конечно, самое загадочное — как удалось подменить новорожденого принца на негритенка и откуда в краю голубоглазых блондинчиков вообще взялся шоколадный младенец. Правда, по некоторым сведениям, незадолго до описанной истории у Мари Санфон состояла на службе горничная-сенегалка…

— Скажите, к-комиссар, — сказал Фандорин, когда стих хохот (смеялись четверо: лейтенант Ренье, доктор Труффо, профессор Свитчайлд и мадам Клебер). — А что, Мари Санфон так хороша собой? Способна вскружить голову любому мужчине?

— Да ничего особенного в ней нет. Всюду написано, что внешности она самой заурядной, особые приметы отсутствуют. — Гош нагло окинул Клариссу цепким взглядом. — Цвет волос, манеру поведения, акцент, стиль одежды меняет с легкостью. Но, видно, есть в этой женщине что-то особенное. Я по роду службы всякого навидался. Самые что ни на есть роковые разбивательницы сердец редко бывают красавицами. На фотографии увидишь — взгляд не задержится, а встретишь — так искорками по коже и защекочет. Мужчина ведь не на прямой нос и длинные ресницы клюет, он особый запах чует.

— Фи, комиссар, — одернула пошляка Кларисса. — Вы в обществе дам.

— Я в обществе подозреваемых, — очень спокойно парировал Гош. — И вы — одна из них. Почем я знаю, нет ли здесь, за столом, мадемуазель Санфон?

Он так и впился глазами в Клариссино лицо. Это все больше и больше напоминало дурной сон. Стало тяжело дышать.

— Если я п-правильно сосчитал, этой особе сейчас должно быть 29 лет?

Спокойный, даже вяловатый голос Фандорина помог Клариссе взять себя в руки. Она встрепенулась и — не до женского тщеславия — воскликнула:

— Нечего на меня так смотреть, господин сыщик! Вы мне делаете явно незаслуженный комплимент. Я старше вашей авантюристки… почти на десять лет! Да и остальные дамы вряд ли подходят на роль мадемуазель Санфон. Госпожа Клебер слишком молода, а госпожа Труффо, как вам известно, не говорит по-французски!

— Для такой ловкачки, как Мари Санфон, скинуть-накинуть десяток лет — сущий пустяк, — медленно ответил Гош, все так же пристально глядя на Клариссу. — Особенно если куш так велик, а провал пахнет гильотиной. Так вы и вправду не бывали в Париже, мадемуазель Стамп? Где-нибудь в районе рю де Гренель?

Кларисса смертельно побледнела.

— Ну, тут уже вынужден вмешаться я как представитель пароходства «Джаспер-Арто партнершип», — раздраженно прервал полицейского Ренье. — Дамы и господа, заверяю вас, что на наш рейс проходимцам с международной репутацией доступ был закрыт. Компания гарантирует, что на «Левиафане» нет ни шулеров, ни кокоток, ни тем более известных полиции авантюристок. Сами понимаете — первое плавание, особая ответственность. Скандалы нам ни к чему. Мы с капитаном Клиффом лично проверяли и перепроверяли списки пассажиров, в случае необходимости наводили справки. В том числе и у французской полиции, господин комиссар. И я, и капитан готовы поручиться за каждого из присутствующих. Мы не мешаем вам, мсье Гош, выполнять ваш профессиональный долг, однако вы попусту тратите время. И деньги французских налогоплательщиков.

— Ну-ну, — проворчал Гош. — Поживем-увидим.

После чего миссис Труффо, ко всеобщему облегчению, завела разговор о погоде.

Реджинальд Милфорд-Стоукс

апреля 1878 г.

часа 31 минута

В Аравийском море

°06 28" сев. ш. 59°48 14" вост. д.

Моя дорогая и горячо любимая Эмили!

Этот адский ковчег находится во власти сил Зла. Я ощущаю это всей своей измученной душой. Хотя неизвестно, может ли быть душа у такого преступника, как я. Написал и задумался. Я помню, что совершил преступление, страшное преступление, которому нет и не может быть прощения, но, странное дело, совершенно запамятовал, в чем оно, собственно, состоит. И очень не хочется вспоминать.

Ночью, во сне, я помню его очень хорошо — иначе чем объяснить то ужасное состояние, в котором я просыпаюсь каждое утро? Скорей бы уж кончилась наша разлука. У меня такое чувство, что еще немного, и я сойду с ума. Вот было бы некстати.

Дни тянутся мучительно медленно. Я сижу в каюте, смотрю на минутную стрелку хронометра. Она не двигается. На палубе за окном кто-то сказал: «Сегодня десятое апреля», а я не мог взять в толк, что за апрель такой и почему непременно десятое. Отпираю сундучок и вижу, что вчерашнее мое письмо Вам датировано 9 апреля, а позавчерашнее 8-м. Значит, все правильно. Апрель. Десятое.

Вот уже несколько дней я не спускаю глаз с профессора Свитчайлда (если он действительно профессор). Этот человек у нас в «Виндзоре» очень популярен. Он завзятый краснобай и кичится своими познаниями в истории и востоковедении. Что ни день — новые сказки о сокровищах, одна неправдоподобней другой. А у самого неприятные поросячьи глазки. Бегающие. И по временам в них сверкают безумные искорки. Слышали бы Вы, каким сладострастным голосом этот человек рассказывает о драгоценных камнях. Он определенно помешан на всех этих бриллиантах и изумрудах.

Сегодня во время завтрака доктор Труффо вдруг встал, громко хлопнул в ладоши и торжественным голосом объявил, что у миссис Труффо нынче день рождения. Все заахали, заохали, принялись поздравлять именинницу, а доктор публично вручил своей незавидной супруге подарок — на редкость безвкусные топазовые серьги. Какая вульгарность — устраивать спектакль из вручения подарка собственной жене! Однако миссис Труффо, кажется, так не считала. Она необычайно оживилась и выглядела совершенно счастливой, а ее постная физиономия приобрела цвет протертой моркови. Лейтенант сказал: «О, мадам, если б мы знали заранее об этом радостном событии, то непременно приготовили бы вам какой-нибудь сюрприз. Вините свою скромность». Безмозглая именинница зарделась еще пуще и робко пролепетала: «Вы и правда хотели бы сделать мне приятное?» Ответом ей было общее лениво-добродушное мычание. «Тогда, — говорит она, — давайте сыграем в мою любимую игру лото. У нас в семье по воскресеньям и в церковные праздники обязательно доставали карточки и мешок с фишками. О, это так увлекательно! Господа, вы доставите мне огромное удовольствие!» Я впервые слышал, чтобы миссис Труффо разразилась столь пространной речью. В первый миг мне показалось, что она над нами издевается — но нет, докторша говорила вполне серьезно. Деваться нам было некуда. Улизнул только Ренье, которому якобы пора было заступать на вахту. Невежа комиссар тоже предпринял попытку сослаться на какие-то неотложные дела, но все взглянули на него с таким осуждением, что он засопел и остался.

Мистер Труффо сходил за принадлежностями для этой идиотской игры, и началось мучение. Все уныло разложили карточки, с тоской поглядывая на освещенную солнцем палубу. Окна салона были нараспашку, по комнате гулял свежий ветерок, а мы сидели и изображали сцену в детской. «Для интереса», как выразилась окрыленная именинница, создали призовой фонд, куда каждый внес по гинее. Все шансы на победу были у самой ведущей, поскольку она единственная зорко следила за тем, какие выходят номера. Комиссар, кажется, тоже непрочь был сорвать банк, но он плохо понимал детские прибаутки, которыми сыпала миссис Труффо — ради нее на сей раз говорили по-английски.

Жалкие топазовые серьги, которым красная цена десять фунтов, побудили Свитчайлда оседлать его любимого конька. «Превосходный подарок, сэр! — обратился он к доктору. Тот засветился от удовольствия, но следующей фразой Свитчайлд все испортил. — Конечно, топазы нынче дешевы, но кто знает, не подскочит ли на них цена лет этак через сто. Драгоценные камни так непредсказуемы! Они истинное чудо природы, не то что эти скучные металлы, золото и серебро. Металл бездушен и бесформен, его можно переплавить, а каждый камень — неповторимая индивидуальность. Но они даются в руки не всякому. Лишь тому, кто не останавливается ни перед чем и готов идти за их магическим сиянием до самого края земли, а если понадобится, то и далее». Эти высокопарные сентенции сопровождались писком миссис Труффо, выкликавшей номера фишек. Допустим, Свитчайлд говорит: «Я поведаю вам легенду о великом и могучем завоевателе Махмуде Газневи, который был зачарован блеском алмазов и в тисках этих волшебных кристаллов прошел с огнем и мечом пол-Индии». Миссис Труффо: «Одиннадцать, господа. Барабанные палочки!» И так все время.

Впрочем, легенду о Махмуде Газневи я перескажу. Она поможет Вам лучше понять характер рассказчика. Постараюсь передать и своеобразный стиль его речи.

«В лето от рождества Христова (не помню какое), а по мусульманскому летоисчислению (тем более не помню) могучий Газневи узнал, что на полуострове Гуззарат (кажется, так) есть Сумнатское святилище, где хранится огромный идол, которому поклоняются сотни тысяч людей. Идол оберегает пределы той земли от чужеземных нашествий, и всякий, кто преступает границу Гуззарата с мечом в руке, обречен погибнуть. Принадлежит святилище могущественной браминской общине, самой богатой во всей Индии. И еще владеют сумнатские брамины несметным количеством драгоценнных камней. Бесстрашный полководец не испугался власти идола, собрал свое войско и отправился в поход. Он срубил пятьдесят тысяч голов, разрушил пятьдесят крепостей и ворвался в Сумнатский храм. Воины Махмуда осквернили святилище, перевернули его вверх дном, но не нашли клада. Тогда Газневи сам подошел к идолу и с размаху ударил его по медной башке своей боевой палицей. Брамины пали ниц перед победителем и предложили ему миллион серебряных монет, только бы он не касался их бога. Махмуд засмеялся и ударил еще раз. Идол треснул. Брамины завыли пуще прежнего и предложили грозному царю десять миллионов золотых монет. Но вновь поднялась тяжелая палица, ударила в третий раз, истукан раскололся пополам, и на пол храма сияющим потоком хлынули алмазы и самоцветы, спрятанные внутри. И стоимость этого сокровища не поддаваясь исчислению».

Тут мистер Фандорин с несколько смущенным видом объявил, что у него комплект. Все кроме миссис Труффо ужасно обрадовались и хотели разбежаться, но она так упрашивала сыграть еще одну партию, что пришлось остаться. Снова пошло: «Thirty nine — pig and swine! Twenty seven — I'm in heaven![13] и прочая подобная ерунда.

Однако теперь слово взял мистер Фандорин и в свойственной ему мягкой, чуть насмешливой манере тоже рассказал сказку, арабскую, которую он вычитал в некоей старой книге. Привожу Вам эту притчу как запомнил.

Однажды три магрибских купца отправились в глубь Большой Пустыни, ибо стало им известно, что далеко-далеко среди песков, куда не забредают караваны, есть Великое Сокровище, равного которому не видывали смертные. Купцы шли сорок дней, страдая от зноя и усталости, и осталось у них всего по одному верблюду — остальные пали. И вдруг видят впереди большую гору. Приблизились и не верят своим глазам: вся гора сплошь состоит из серебряных слитков. Купцы возблагодарили Аллаха, и один из них, набив мешки серебром, двинулся в обратный путь, остальные же сказали: «Мы пойдем дальше». И шли они еще сорок дней, и от солнца лица их стали черными, а глаза красными. И показалась впереди еще одна гора — золотая. Второй купец воскликнул: «Не зря вынесли мы столько страданий! Хвала Всевышнему!» Он набил мешки золотыми слитками и спросил своего товарища: «Что же ты стоишь?» Третий ответил: «Много ли золота увезешь на одном верблюде?» Второй говорит: «Достаточно, чтобы стать самым богатым человеком в нашем городе». «Мне этого мало, сказал третий. — Я пойду дальше и найду гору из алмазов. А когда вернусь домой, я буду самый богатый человек на всей земле». И пошел он дальше, и путь его продолжался еще сорок дней. Его верблюд лег и больше не встал, но купец не остановился, потому что был упрям и верил в алмазную гору, а всякий знает, что одна пригоршня алмазов дороже, чем гора серебра или холм золота. И увидел третий купец впереди диковинную картину: стоит посреди пустыни, согнувшись в три погибели, человек, держит на плечах алмазный трон, а на троне восседает чудище с черной мордой и горящими глазами. «Как я рад тебе, о почтенный путешественник! — прохрипел согнутый. — Познакомься, это демон алчности Мардуф, и теперь держать его на плечах будешь ты — пока не придет сменить тебя такой же корыстолюбец, как мы с тобой».

На этом месте рассказ прервался, потому что у мистера Фандорина снова образовался комплект, и второй банк тоже имениннице не достался. Через пять секунд за столом осталась одна миссис Труффо — всех остальных как ветром сдуло.

Я все думаю про сказку мистера Фандорина. Она не так проста, как кажется.

Свитчайлд и есть третий купец. Когда я дослушал сказку, меня так и осенило! Да-да, он опасный безумец. В его душе бушует неукротимая страсть уж мне ли не знать, что это такое. Недаром я с самого Адена скольжу за ним незримой тенью.

Я уже писал Вам, драгоценная Эмили, что провел время стоянки в порту с большой пользой. Вы, верно, подумали, что я имел в виду приобретение нового навигационного прибора взамен того, что был похищен. Да, у меня теперь другой секстант, и я опять регулярно проверяю курс корабля, но тут совсем другое. Просто боялся доверить свою тайну бумаге. Не ровен час кто-нибудь прочтет — ведь я со всех сторон окружен врагами. Но ум мой изворотлив, и я придумал славную уловку: с сегодняшнего дня пишу молоком. Чужой человек посмотрит — вроде бы чистый лист бумаги, ничего интересного, а моя догадливая Эмили нагреет листки на абажуре, строчки-то и проступят! Каково придумано, а?

Так вот, об Адене. Еще на пароходе, пока нас не пускали на берег, я обратил внимание на то, что Свитчайлд нервничает, и не просто нервничает, а как бы даже приплясывает на месте от волнения. Началось это вскоре после того, как Фандорин заявил, будто украденный платок лорда Литтлби — ключ к мифическим сокровищам Изумрудного Раджи. Профессор ужасно возбудился, бормотал что-то под нос и все повторял: «Ах, скорей бы на берег». Спрашивается, зачем?

Это я и решил выяснить.

Надвинув на самые глаза черную широкополую шляпу, я двинулся следом за Свитчайлдом. Поначалу все шло просто замечательно — он ни разу не оглянулся, и я беспрепятственно следовал за ним до самой площади, что расположена за домиком таможни. Но здесь меня ждал неприятный сюрприз: Свитчайлд кликнул туземного извозчика и укатил в неизвестном направлении. Коляска ехала довольно медленно, но не мог же я за ней бежать — это было бы мне не к лицу. Конечно, на площади были и другие повозки, я легко мог бы сесть в любую из них, но Вам, Эмили, известно мое непреодолимое отвращение к открытым экипажам. Они — изобретение дьявола. Ездят в них одни безрассудные сорвиголовы. Среди них находятся и такие — я не раз видел это собственными глазами, — кто даже усаживает с собой жен и своих невинных детей. Долго ли до беды? Особенно опасны двуколки, столь популярные у нас в Британии. Кто-то мне рассказывал (сейчас не припомню кто), как один молодой человек, из очень приличной семьи и с положением в обществе, опрометчиво повез кататься в такой вот двуколке свою юную жену, которая к тому же была на восьмом месяце беременности. Разумеется, кончилось плохо: бездельник не справился с лошадьми, они понесли, и коляска перевернулась. Молодому человеку ничего, а у жены начались преждевременные роды. Не удалось спасти ни ее, ни ребенка. А все от чего? От недомыслия. Шли бы себе пешком. Или, скажем, катались бы на лодке. На худой конец, на поезде можно прокатиться, в отдельном купе. В Венеции вот на гондолах катаются. Мы с Вами там были, помните? Помните, как вода лизала ступеньки гостиницы?
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   28

Похожие:

Акунин Левиафан «Левиафан» iconРэй Брэдбери Отныне и вовек
Кэтрин Хепберн в главной роли, а «Левиафан-99» — как радиопьеса, своего рода космический римейк «Моби Дика». and Forever
Акунин Левиафан «Левиафан» iconOutlook желает приятного чтения!
Кэтрин Хепберн в главной роли, а «Левиафан-99» — как радиопьеса, своего рода космический римейк «Моби Дика». and Forever
Акунин Левиафан «Левиафан» iconКвест Пролог «Квест» новый роман из серии «Жанры», в которой Борис...
«Квест» — новый роман из серии «Жанры», в которой Борис Акунин представляет образцы всевозможных видов литературы, как существующих,...
Акунин Левиафан «Левиафан» iconБорис Акунин Сокол и Ласточка
Происшествия из жизни нашего современника Николаса Фандорина, как и в предыдущих романах (“Алтын-Толобас”, “Внеклассное чтение”,...
Акунин Левиафан «Левиафан» iconБорис Акунин Настоящая принцесса и другие сюжеты
Драконе. Россия, которую мы потеряли, и Россия, которая еще не потеряна. Мы ведь не думаем, что история — это прошлое?
Акунин Левиафан «Левиафан» iconБорис Акунин Любовник смерти
«Любовник смерти» (диккенсовский детектив) – десятая книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Акунин Левиафан «Левиафан» iconБорис Акунин Любовница смерти
«Любовница смерти» (декаданский детектив) – девятая книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Акунин Левиафан «Левиафан» iconБорис Акунин Статский советник
«Статский советник» (политический детектив) – седьмая книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Акунин Левиафан «Левиафан» iconБорис Акунин Инь и Ян
«Инь и Ян» – это театральный эксперимент. Один и тот же сюжет изложен в двух версиях, внешне похожих одна на другую, но принадлежащих...
Акунин Левиафан «Левиафан» iconБорис Акунин Азазель Приключения Эраста Фандорина 1
В понедельник 13 мая 1876 года в третьем часу пополудни, в день по-весеннему свежий и по-летнему теплый, в Александровском саду,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница