Джулиана Маклейн Цвет небес "Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь "


НазваниеДжулиана Маклейн Цвет небес "Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь "
страница1/28
Дата публикации29.10.2013
Размер2.4 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Медицина > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
love_contemporary

Джулиана Маклейн

Цвет небес

 "Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь..."

Так начинается история Софи Дункан, успешной журналистки, чей идеальный мир рушится после неожиданной болезни дочери и отвратительной измены мужа. Когда кажется, что хуже уже быть не может, машину Софи заносит на обледенелой дороге, и она падает в замерзшее озеро. Там, в холодной темной толще воды, Софи переживает нечто глубокое и потрясающее, нечто, что раскроет тайны её прошлого и научит её, что значит жить и любить по-настоящему.

Софи — персонаж потрясающей искренности, она изливает душу на страницах этой книги и разделяет с читателями потрясающий путь самоосознания, душевного слома и искупления. Её историю нельзя пропустить.

Эта книга еще не издавалась на русском

.0 — создание файла

Цвет небес

Пролог

Как нельзя отполировать драгоценный камень без трения,

так и человека нельзя воспитать без несчастья. 

Донина Рената

Когда человек умирает, в его голове крутится множество мыслей. То, что говорят о жизни, проносящейся перед глазами — истинная правда. Вспоминаются детство и юность, и в мозгу, как бриллиантовые искры, вспыхивают отдельные яркие и живые образы.

В этот короткий миг каким-то образом становится возможным понять всю свою жизнь, словно увидев её на панорамном снимке. Нет иного выбора, кроме как смотреть со стороны на свои решения и достижения — или их недостаток — и решать для себя, сделали ли вы все, что могли.

И налетает легкий приступ паники, желания получить ещё один шанс испытать те прекрасные моменты, оставшиеся недооцененными, или прожить ещё один день с человеком, которого вы не любили так, как он того заслуживал.

Ещё в эти короткие убегающие секунды, когда дух летит по темному тоннелю, думаешь, есть ли там, с другой стороны, небеса, а если есть — что там ждёт. На что они будут похожи? Какого они цвета?

А потом впереди появляется свет, ослепительный свет, который убаюкивает и согревает так, как нельзя описать словами, и все наконец-то становится ясно. Больше не страшно, и становится понятно, что ждёт впереди.

Солнце и дождь

Глава 1

В нашем поразительно сложном мире есть люди, которые живут на первый взгляд чудесной жизнью. Им дарованы природная красота и успешное будущее. Они водят дорогие машины, живут в престижных районах и счастливы в браке с такими же шикарными и великолепными партнерами.

Одним из таких людей была и я. Во всяком случае, именно так меня воспринимали окружающие.

Не то чтобы я не познала свою долю житейских тягот. Мое детство было далеко не идиллическим. Отношения с отцом в лучшем случае были натянутыми, а некоторые определяющие события я бы и вовсе предпочла стереть из памяти. Живое участие в них принимала моя мать, но сейчас говорить об этом я не хочу. Но обещаю рассказать попозже.

Все, что вам нужно знать — долгие годы моя жизнь была совершенной, и я обрела такое счастье, о каком никогда и не мечтала.

Меня зовут Софи. Я выросла в городке Кэмден, штат Мэн, но переехала в Огасту в четырнадцать лет. У меня есть сестра. Её зовут Джен, и мы совсем непохожи. Джен — хрупкая блондинка (пошла в маму), а я — высокая темная шатенка.

Джен всегда была хорошей девочкой. Она хорошо училась в школе и с отличием её окончила. Получила стипендию университета, а теперь живет с мужем Джо, успешным подрядчиком, в Нью-Хэмпшире и трудится социальным работником.

Я же, напротив, не так примерно училась и была трудным ребенком. Я росла взбалмошной и непослушной, и сводила отца с ума своей тягой к приключениям, особенно в подростковом возрасте. В то время как Джен была тихим книжным ребенком, предпочитая сидеть дома по пятницам, я любила веселиться. К старшей школе у меня уже был постоянный парень. Его звали Керк Дункан, и в основном мы проводили время у него дома, потому что его родители развелись и часто отсутствовали.

Прежде чем вы меня осудите, позвольте заверить вас, что Керк был приличным и разумным молодым человеком, довольно зрелым для своего возраста, и я совсем не жалею о проведенных с ним годах. Он стал моей первой любовью, и я знаю, что всегда буду любить его, и не важно, куда забросила нас жизнь.

Нас многое объединяло. Он был музыкантом, играл на гитаре, а мне нравилось писать и рисовать. Наши артистические натуры превосходно дополняли друг друга, и не будь мы так молоды, когда познакомились (мне было всего пятнадцать), то могли бы остаться вместе, пожениться и жить в полном детей домике в пригороде. Но жизнь в этом возрасте непредсказуема. Все повернулось совсем иначе. Когда Керк уехал из Огасты в колледж в Мичигане, а я осталась доучиваться последний год в старшей школе, наши пути разошлись. Мы сохранили дружбу и ещё какое-то время общались, но в конце концов он начал встречаться с другой девушкой, которой пришлись не по душе наши ежемесячные письма друг другу.

Мы оба знали, что пришло время оборвать связь, и так мы и сделали. Долгое время я скучала по нему, ведь он был значительной частью моей жизни, но я понимала, что мы поступили правильно. Каждый раз, когда я хотела позвонить ему, я вовремя останавливалась.

Я отправилась изучать английский и философию в Нью-Йоркский университет, где и познакомилась с Майклом Уитменом. Майкл Уитмен. Само его имя несло определенный смысл[1]…

Он был красив, очарователен и умен — самый прекрасный мужчина из моих знакомых. Стоило ему войти, и я переставала дышать, как и все темпераментные девушки в радиусе пятидесяти метров.

Если бы тогда в свои девятнадцать я узнала, что он станет моим мужем, то не поверила бы. Точно так же, как не поверила бы и в другие необычные события, ожидающие меня в будущем.

Сомневаюсь, что в них поверите и вы, но все равно расскажу вам обо всем.

И уж вы сами решите, реально ли произошедшее.

Глава 2

Майкл совсем не походил на Керка или других знакомых парней из школы. Его родители владели кукурузной фермой в Айове, но он выглядел так, будто воспитывался аристократами в английском поместье и только что сошел с обложки журнала «GQ».

Хорошо одетый и потрясающе красивый — темные волнистые волосы, светло-голубые глаза, атлетическое телосложение, — рядом с ним люди чувствовали себя самыми привлекательными, остроумными и харизматичными на земле И боготворили его не только женщины. Он был своим и в кругу мужчин, близких и верных друзей. Его уважали профессора. Он учился на «отлично», а к выпуску стал старостой. А затем — к своему большому удивлению — получил стипендию юридического факультета Гарварда.

Майкл был голубой мечтой, и хотя время от времени он заговаривал со мной на кампусе, как и со всеми остальными, в основном я восхищалась им издалека.

Не прошло и четырех лет с выпускного, как я устроилась на практику в отделе общественных связей «С.В. Фрейзер», крупного издателя документальной литературы и биографий знаменитостей, и стала предметом зависти всех девушек Манхэттена и не только.

Это случилось шестнадцатого июня 1996 года. Мне было двадцать шесть, и я помогала с организацией книжной презентации, на которую пришёл и Майкл.

Мы увидели друг друга из разных концов комнаты и обменялись кивками. Позже этим же вечером мы поужинали вместе, и он проводил меня домой. Я пригласила его зайти.

Мы всю ночь не спали и просто болтали, сидя на диване и слушая музыку. Поцеловались мы лишь на рассвете.

Это была самая волшебная и романтичная ночь в моей жизни.

А год спустя мы поженились.

Во время медового месяца на Барбадосе Майкл признался мне в том, о чем ранее не решался рассказать никому.

Когда Майклу было двенадцать, его старший брат Дин погиб в результате несчастного случая. Трактор съехал со скользкой обочины, перевернулся и приземлился прямо на Дина, мгновенно задавив его насмерть. Тело обнаружил именно Майкл.

Его голос дрожал, пока он описывал безжизненное тело Дина, прижатое к земле тяжелой машиной.

Я не знала об этом случае, когда мы вместе учились в университете. И не думаю, что кто-нибудь знал. Майкл всегда казался таким сильным и энергичным, словно с ним никогда не случалось ничего плохого.

Как только я узнала об этом, то поняла, что нас объединяет нечто важное: общее переживание, которое надломило нас в невидимых окружающим местах, потому что я потеряла мать, когда мне было четырнадцать.

Я все ещё злилась на неё за то, что она ушла от нас.

Потому что именно так она и поступила. Сделала выбор не в нашу пользу.

Я тоже поделилась своей тайной с Майклом, и мы стали ещё ближе друг другу.

Глава 3

Упомянув ранее, что когда-то моя жизнь была чудом, я говорила именно о том отрезке времени, который начался в день моей свадьбы и продолжался десять волшебных лет.

Мы с Майклом безумно любили друг друга как новобрачные. Он быстро продвигался по службе в юридической фирме, и мы оба знали, что со временем он станет партнером.

У меня тоже всё шло хорошо. Спустя полгода с начала отношений с Майклом мне предложили постоянную работу в отделе общественных связей «С. В. Фрейзер», и при поддержке Майкла я вернулась к своей первой любви — литературе — и начала отправлять рассказы в журналы.

Мы часто ужинали в ресторанах и общались с правильными людьми. Вскоре я оставила работу в сфере общественных связей и начала писать статьи для «Нью-Йоркера».

Все казалось безупречным, и так оно и было. Мы занимались любовью почти каждую ночь. Иногда Майкл приходил с работы с коробкой из магазина «Виктория Сикрет», в которой лежало завернутое в розовую папиросную бумагу кружевное белье, и мы любили друг друга под звуки шоу Леттермана.

В другие дни он приносил ингредиенты для шоколадного мартини, и мы отправлялись на танцы до полуночи.

Мы были так близки, насколько это возможно, и как только я подумала, что лучше уже не будет, случилось потрясающее. Я обнаружила, что беременна.

Казалось, что всё получается без особого труда.

Оглядываясь назад, я иногда думаю, что все это было сном. Я так думаю, потому что однажды я проснулась. Точнее, подскочила в кровати, выплевывая лёгкие.

Но давайте пока не будем об этом. Впереди ещё несколько чудес, о которых нужно рассказать.

Поэтому давайте поговорим о ребенке.

Глава 4

 Материнство — это особенное состояние. Оно одновременно изматывает и восхищает. Пинает под зад, а в следующую секунду заставляет чувствовать себя суперзвездой. Но самое главное — оно учит самоотверженности.

Позвольте мне перефразировать. Материнство скорее не учит, а создает внутри некую беззаветность, овладевающую сердцем сразу же, как только берешь ребенка на руки в первый раз. В этот важный момент бесконечной любви и открытия собственные нужды и желания отходят на второй план. И ничто не кажется таким важным, как благополучие этого красивого ребенка. Ради него можно пожертвовать всем. Даже собственной жизнью. Не задумываясь ни на долю секунды. Два раза Господь не спросит.

Наша прелестная дочка Меган родилась семнадцатого июля 2000 года. Роды протекали сложно. Они длились девятнадцать часов и закончились экстренным кесаревым сечением, но я бы не стала менять ни единой секунды этого дня. Если это потребовалось, чтобы принести Меган в мир, я бы согласилась повторить десять раз подряд.

Следующие пять дней, выздоравливая после операции, я проводила бесчисленные часы в больнице, держа дочку на руках и наблюдая за её движениями и мимикой. Её милое круглое личико и крохотные розовые ножки очаровали меня. Меня сводили с ума её мягкие черные волосики и маленькие глазки, нежные коленки и пухлый животик, миниатюрные пальчики и ноготки. Она была самым совершенным существом из когда-либо мною виденных, и моё сердце сжималось от бесконечной любви с каждым её вскриком или движением ручки.

Я четко помню, как лежала на боку рядом с ней в больнице, положив щеку на сгиб локтя, и верила, что смогу лежать так вечно и мне никогда не наскучит смотреть на неё. В простоте этих минут была истина.

Майкл тоже был всецело пленен нашей дочуркой. Днем он ходил на работу, а ночи проводил с нами в палате на обитом материей стуле.

Когда мы наконец привезли Меган домой, я осознала, что Майкл не только идеальный муж, но и идеальный отец.

Он был совсем не похож на моего отца, всегда державшегося несколько отстраненно. Нет… Майкл менял подгузники и никак не мог насытиться нашей малышкой. Он носил Меган на руках по дому, читал ей книги и пел песенки. Несколько раз в неделю уходил с ней в парк и долго гулял там, чтобы я могла вздремнуть или немного побыть одна, принять душ или приготовить ужин. Я чувствовала себя счастливейшей из женщин.

Позже, когда в возрасте двух лет Меган перестали требоваться подгузники и бутылочка, я начала подумывать о том, чтобы снова начать писать.

Майкл, всегда великодушно оказывающий мне поддержку, предложил каждое воскресенье отвозить Меган в Коннектикут в гости к своей сестре Марджери. И все сложилось наилучшим образом. Марджери обожала проводить с ними время, и эти веселые поездки за город упрочили связь между Майклом и Меган.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Похожие:

Джулиана Маклейн Цвет небес \"Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь \" iconМорис Дрюон Крушение столпов Посвящается Ролану Доржелесу Напоминание об усопших великих родов
Людовика Великого. Незадолго перед тем Лашом закончил диссертацию, посвященную творчеству Жана де Ла Моннери, и в тот день принес...
Джулиана Маклейн Цвет небес \"Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь \" iconКнига Андрея Геласимова автора повести «Фокс Малдер похож на свинью»
Вся его жизнь состоит из забавных приключений и пустяковых неудач. Сложности начинаются, когда Михаил впервые влюбляется по-настоящему:...
Джулиана Маклейн Цвет небес \"Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь \" iconМаша Трауб Вся la vie Маша Трауб Вся la vie Жизнь современной женщины…
Дети, муж, работа, плита, снова дети. Рутина, скука, серые будни. Журналист и писатель Маша Трауб готова показать вам, что это совсем...
Джулиана Маклейн Цвет небес \"Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь \" iconКакие девочки?
Как же я люблю свою жизнь, ты бы знал! Изобилие алкоголя, наркотиков а девочек-то сколько! И при этом вся жизнь впереди!
Джулиана Маклейн Цвет небес \"Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь \" iconДжон Грэй Дети с небес
«Дети – с небес. Искусство позитивного воспитания. Как развить в ребенке дух сотрудничества, отзывчивость и уверенность в себе.»
Джулиана Маклейн Цвет небес \"Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь \" iconДжон Грэй Дети с небес
«Дети — с небес. Искусство позитивного воспитания. Как развить в ребенке дух сотрудничества, отзывчивость и уверенность в себе.»:...
Джулиана Маклейн Цвет небес \"Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь \" iconДи Трачи Регула мистерии исиды посвящается скотту каннингему
Первая среди небожителей, Единый образ всех Богов и Богинь, мановению которой подвластны: небес лазурный свод, моря целительные дуновенья,...
Джулиана Маклейн Цвет небес \"Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь \" iconЭва Хансен Цвет боли. Черный Серия: Цвет боли 2
Яуза, Эксмо; Москва; 2013; isbn 978-5-699-63903-8 Оригинал: Eva Hansen, “Smärtans färg är svart”
Джулиана Маклейн Цвет небес \"Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь \" iconЭва Хансен Цвет боли. Черный Серия: Цвет боли 2
Яуза, Эксмо; Москва; 2013; isbn 978-5-699-63903-8 Оригинал: Eva Hansen, “Smärtans färg är svart”
Джулиана Маклейн Цвет небес \"Вся жизнь проносится перед глазами, когда умираешь \" iconКафка Франц Превращение
Его многочисленные, убого тонкие по сравнению с остальным телом ножки беспомощ-но копошились у него перед глазами
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница