Книга издана с любезного согласия автора и при содействии The Axelrod Agency и Литературного агентства Эндрю Нюрнберга


НазваниеКнига издана с любезного согласия автора и при содействии The Axelrod Agency и Литературного агентства Эндрю Нюрнберга
страница19/19
Дата публикации28.10.2013
Размер2.19 Mb.
ТипКнига
vb2.userdocs.ru > Медицина > Книга
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

– Стыд какой, – пробормотала Вилла.

– Что? – не поняла я.

– Да то, что ты произносишь эту речь перед нами, а не перед маркисами и марксинами, которых мне еще придется убеждать выступить с нами.

– Значит, решено?

– Ты же знаешь, я всегда тебя поддержу, – сказал Туве. – В любом твоем деле.

– Как бы мне ни было противно идти против витра, но – да, я с вами, ваше высочество, – твердо произнес Локи. – Сегодня ночью я буду драться на вашей стороне.

– Я считаю, все-таки есть выход получше, – покачал головой Томас. – Но не знаю какой. А потому я согласен.

– Ваше высочество, вы сами не останетесь здесь? Как мне переубедить вас? – спросил Финн.

– Никак. Исключено. Это моя битва, наша общая битва.

– Ладно, – вздохнул Финн. – Тогда я тоже с вами.

– Отлично. – Я хотела улыбнуться, но лицо точно окаменело.

– У нас есть хотя бы несколько часов до выступления? – спросил Томас.

– Да. Мы выступим после моей коронации.

– Наверное, надо всем изучить план дворца витра, – предложил Локи.

– Безусловно.

– Хорошо. – Локи взглянул на Финна: – Тогда пошли.

Локи, Финн и Томас ушли разрабатывать тактику нападения, Виллу ждала еще более трудная работа – убедить аристократию трилле пойти в бой прямо сегодня. А Туве присоединился ко мне. Ему предстояло стать королем.

Ожидая коронации, мы с ним беседовали о витра, но больше молчали.

Наконец маркис Бэйн начал церемонию. Коронация – это грандиозный праздник, красочное зрелище для всего королевства, но не сейчас. Моя коронация проходила на скорую руку и без гостей. Свидетелем выступил Дункан, в его присутствии Бэйн привел нас к присяге. Несколько простых фраз, подписи на гербовой бумаге – и мы отныне король и королева.

Сразу после этого Туве отправился к матери, чтобы убедить ее присоединиться к нашей ночной атаке. Целительские способности Авроры наверняка понадобятся. Дункан умчался к искателям. Я осталась одна. Подошла к окну. Недавние снегопады сменились оттепелью, почти аномальной для этих мест. В воздухе стоял густой туман. Ветки покрылись толстым слоем инея, словно их завернули в белую бумагу.

– Моя королева! – раздался голос Локи.

Я обернулась и встретила его улыбку.

– Ты первый, кто меня так назвал.

– И как ощущения? Должно быть, еще чувствуешь себя принцессой, вашим высочеством, а?

– Не знаю, – призналась я. – И не уверена, что чувствовала себя хоть когда-либо высочеством.

– Ну, теперь точно придется привыкать, – ухмыльнулся Локи. – Я предсказываю тебе долгое царствование. Долгие, долгие годы к тебе будут обращаться «ваше величество», «ваша милость», «ваше превосходительство», «моя владычица», «моя королева», «моя любовь».

– Последний титул как-то выбивается из официального списка.

– Зачем нам какой-то список. Ведь ты прекрасна, особенно в короне.

– А, да, корона… – Я покраснела и стянула ее с головы. – Совсем про нее забыла.

Комплимент был приятный, но в короне я чувствовала себя как-то нелепо.

– Какая красивая. – Локи взял корону у меня из рук, полюбовался узорами и положил на стол. Потом шагнул ко мне, и мы почти коснулись друг друга.

– Как там ваши занятия? – быстро спросила я. – Все запомнили план дворца?

– Нет.

– Нет?

– Нет, я не буду сейчас об этом, – сказал Локи тихо, но твердо. Обнял меня за талию, и тепло от его ладони чувствовалось даже сквозь толстую мантию. – Все вот-вот полетит к чертям, и мне нужна хоть минутка без деловых разговоров. Давай сделаем вид, что вся эта мутота просто не существует. Подари мне одну минуту, Венди.

– Нет, Локи, нет! – Я помотала головой, но не вырвалась. – Я же сказала – та ночь была единственной и больше ничего не может быть.

– А я тебе сказал, что одной ночи мне мало.

Локи поцеловал меня. Я уже не пыталась сопротивляться, даже обняла его за шею. Мы целовались иначе, чем раньше, не так жадно и страстно. Это были нежные поцелуи. И объятия были нежные – мы знали, что это может быть последний раз. Меня переполняли наслаждение, надежда и обреченность.

Когда мы перестали целоваться, Локи коснулся лбом моего лба и замер. Он дышал прерывисто, будто запыхался. Я погладила его лицо. Гладкая, прохладная кожа. Локи поднял голову, чтобы посмотреть мне в глаза, и я что-то увидела в его взгляде. То, чего раньше не замечала. Что-то очень чистое, неподдельное, и в сердце вдруг словно хлынуло тепло. Тепло моей любви к нему.

Сама не знаю, как это случилось и когда, но я вдруг очень ясно ощутила: я люблю Локи. И чувство к нему сильнее и глубже всех, которые у меня были к кому-то раньше.

– Венди! – Голос Финна вырвал меня из этого чудесного мгновения. – Венди! Что ты делаешь? Ты же замужем! И отнюдь не за этим типом!

– От наших бдительных стражей ничто не укроется, да? – скривился Локи.

– Успокойся, Финн. – Я высвободилась из объятий.

– Нет! – заорал он. – Нет, я не успокоюсь! О чем ты вообще думаешь? Мы вот-вот должны выступить в поход, а ты изменяешь мужу?

– Иногда все не так, как кажется, – сказала я, хотя и понимала, что он прав. Пусть наш с Туве брак решено расторгнуть, но формально я еще его жена. Да и как у главы государства у меня сейчас были куда более неотложные дела, чем поцелуи возлюбленного. – Локи, я хочу поговорить с Финном наедине.

Локи вздохнул и хотел возразить, но я опередила его:

– Локи, пожалуйста.

– Как прикажете, моя королева, – пробормотал он.

Проходя мимо Финна, Локи одарил его насмешливо-проницательным взглядом, но оба ничего не сказали. Обе створки двери закрылись, и мы с Финном остались одни.

– О чем ты думаешь, Венди?

– О том, что вот-вот начнется война. О том, что вчера умерла моя мать. Жизнь очень, очень коротка, и я… я люблю его.

Финн вздрогнул и сморщился, как от боли. Мне тоже было больно – больно видеть его страдание, но Финн должен узнать правду.

– Ты же едва с ним знакома.

– Это так, – согласилась я. – И объяснить ничего не смогу. Однако… что есть – то есть.

– Что есть – то есть! – горько рассмеялся Финн. – Недорого же стоит твоя любовь, если ты ею бросаешься направо и налево. Совсем недавно ты клялась, что твое сердце принадлежит мне, а теперь ты…

– А теперь я замужем за другим, потому что ты не боролся за меня. Я действительно любила тебя, Финн. Ты и сейчас для меня много значишь. Это навсегда. Ты очень добрый и мужественный, и ты так много сделал для меня. Но… ты никогда по-настоящему не хотел быть со мной.

– Это неправда! Ничего в жизни я не желал сильнее, чем быть с тобой! Только это невозможно!

– Вот! Вот оно, Финн. «Это невозможно». «Я не мог». «Мы не можем». «Ты не должна». Ты ни разу не попытался восстать, изменить положение вещей.

– Я… не пытался? Венди, как ты можешь такое говорить?

– Потому что так и есть. Ты не боролся за меня. А я готова была отказаться от всего, чтобы быть с тобой. Но ты ни от чего не стал отказываться. Ты не позволил мне ничем пожертвовать ради тебя.

– Но разве это плохо? Я желал тебе только добра.

– Понимаю, но ведь ты мне не отец, Финн. Ты должен был стать моим… ну, не знаю. Даже моим парнем ты никогда не был. Ты отказывался стать для меня кем-то более важным, пока не увидел, что у меня роман с другим.

– Я только хотел защитить тебя! – настаивал Финн.

– Это ничего не меняет, – вздохнула я. – Я с самого начала боролась с вашими старозаветными порядками, боролась, чтобы сделать жизнь в королевстве лучше – для искателей, для простых трилле. А ты боролся, чтобы все осталось как есть. Тебя устраивает эта нелепая иерархия.

– Да не устраивает она меня!

– Однако ты ничего не делаешь, просто принимаешь все как есть, и с этим я еще могла бы смириться. Но ведь ты хотел, чтобы я тоже так жила, а для меня это невыносимо, Финн. Мне нужно больше. Я хочу больше.

– И ты думаешь, Локи тебе это даст? – спросил он устало.

– Да, – кивнула я.

– А что об этом думает твой муж?

– Пока точно не знаю, я еще с ним не говорила. Неизвестно же, сколько Туве на самом деле знает о нас с Локи. Но мы с Туве решили оформить развод, когда кончится война.

– Ты уходишь от него к Локи? – Финн был уязвлен в самое сердце.

– Нет, это Туве уходит от меня. Он хочет разделить свою жизнь с человеком, которого он по-настоящему полюбит, и этот человек не я.

Финн разом как-то обмяк. Провел рукой по волосам, и я вдруг осознала с болью, что уже никогда не коснусь этих темных волос. Что бы ни было между нами, оно кончилось. Ушло. Финн больше не мой.

– Прости меня, – тихо сказал он.

– Что? – Мне показалось, будто я ослышалась.

– Ты права, Венди, прости меня. – Он встретился со мной взглядом, в глазах было смятение. – Я никогда за тебя не боролся. Я только поддерживал стену, которая разделяла нас с тобой. И… я очень жалею об этом. Всегда буду жалеть.

– Мне самой очень жаль… – Я прикусила губу, чтобы не расплакаться.

– Но зато… зато он тебя любит.

– Кто?

– Локи. – С какой горечью он произнес это имя! – Сперва я думал, он морочит тебе голову, но в последнее время я много с ним общался. Я слышал, как он говорит о тебе. Он… действительно тебя любит… В общем, Венди… я смогу это пережить. А сейчас, если ты позволишь, я пойду готовиться к выступлению.

– Финн… – я не хотела так заканчивать этот разговор.

– Мы поговорим потом, если хочешь, но сейчас есть куда более важное дело.

Финн был прав. То, что нам предстояло, куда важнее, чем любовь. Бывшая и нынешняя.

Двадцать три. Время

За всю долгую дорогу мы едва обменялись парой слов. Я ехала с Туве, Локи, Дунканом и Виллой, и сгустившийся в машине страх можно было почти что потрогать. Я по-прежнему не понимала, правильно ли мы поступаем. Речи я толкала убежденно, да, – но ведь только потому, что ничего лучше не смогла придумать.

Перед отъездом я обсудила тактику с командирами отрядов. Локи сказал, что эффективнее разбить армию на несколько мобильных отрядов, которые проникнут во дворец с разных сторон.

Наша армия состояла из двух сотен искателей, беженцев из Услинны и около трех дюжин маркисов и марксин. Даже марксина Лоран присоединилась к нам. Я пообещала себе быть с ней приветливее, если мы вернемся во Фьонинг. Если вернемся. Даже некоторые манксы вызвались воевать. Ризу и Рианнон я велела срочно эвакуироваться. Мэтт наотрез отказался уезжать из Фьонинга. Он рвался с нами, и мне с трудом удалось убедить его, что он будет только отвлекать нас с Виллой.

Вилла возглавит отряд из двадцати искателей и двух маркисов. Они должны проникнуть на кухню через ворота для поставщиков, Локи предупредил, что скорее всего в кухне будут торчать гоблины, они большие любители ночного перекуса. Вилла собиралась устроить грандиозный вихрь из котлов, кастрюль, сковородок, ложек и ножей. А один из маркисов мог управлять водой, так что в их планах значилось затопление дворца.

Финн и Томас поведут каждый свой отряд, но задачи у них схожие. Попасть во дворец им надо через подземелье, где когда-то был заточен Локи. Он бежал оттуда через подвальный туннель, который примыкал к его камере. Туннель протянулся под всем дворцом бесконечным запутанным лабиринтом, по которому Финн и Томас со своими отрядами смогут пробраться в разные концы дворца, отвлекая на себя гоблинов.

Туве взял на себя самую опасную часть операции. Ему предстоит вломиться в парадную дверь с отрядом из пятидесяти искателей. Главная цель – создать как можно больше шуму и привлечь к себе внимание гоблинов. Пока они будут наседать на Туве, остальные отряды проникнут во дворец.

Дункан просился в отряд к Туве, но я разрешила ему идти только с Виллой. У ее отряда больше всего шансов выжить. Хотя кто знает – опасностей во дворце точно хватит на всех…

Главная задача Локи состояла в том, чтобы провести меня к Орену. Потом он присоединится к отряду Туве. Локи был совсем не в восторге от своей миссии, но понимал, что деваться некуда. Убить Орена могла только я, и я должна сделать это одна.

Во всей истории трилле не сказано ни слова о нападениях, как бы наш народ ни провоцировали. Нападение – единственное, чего Орен вряд ли ожидает от нас, и это преимущество может стать решающим.

Локи лучше всех знал дорогу, поэтому он вел нашу машину, остальная колонна следовала за ней. Караван «кадиллаков» направлялся ко дворцу витра. Когда мы подъезжали, Локи выключил фары, и все машины за нами сделали то же самое. Мы встали у подножия холма, как можно ближе к дворцу, но так, чтобы нас не заметили.

– Венди, ты твердо решила? – тихо спросил меня Локи, когда мы вышли из машины.

– Да. А ты?

– У меня твердости меньше, чем хотелось бы, – признался он.

– Главное, отведи меня к Орену.

Я повернулась посмотреть на армию трилле. Финн уже вел своих вверх по холму. Локи подробно разобрал карту с командирами отрядов, но у нас не хватило времени, чтобы показать ее всем бойцам.

– Все знают, что им делать? – спросила я, глядя поочередно на Виллу, Туве и Дункана.

– Ага, все будет хорошо. – Вилла сжала мой локоть. – Главное, сама будь поосторожнее.

– Мы их порвем, Венди. – Дункан нервно улыбнулся.

– Ты там не лезь в герои! – приказала я. – Думай головой.

– Береги ее, – сказал Туве Локи.

– Буду, – кивнул тот.

Пора было расходиться. Вилла, Дункан и Туве побежали к своим отрядам, а мы с Локи должны были идти в другую сторону, к дальнему концу дворца. Там имелся забытый вход, через который мы проникнем на территорию витра, минуя стражу.

Мы пробирались между деревьями, проваливаясь в снег и вздрагивая от каждого хруста под ногами. Наконец мы обогнули дворец, и Локи указал на маленькую деревянную дверцу в глухой стене, едва ли не полностью заросшей диким виноградом. Локи раздвинул бурые и сухие ветви, с трудом открыл дверь и скользнул внутрь. Я за ним. Впереди был узкий, слабо освещенный коридор. Красный ворсистый ковер приглушал звук шагов. Мы крались по безлюдным коридорам, спускались и поднимались по узким лестницам. Внезапно издалека донесся грохот и крики. Бой начался.

Что-то ударило в стену рядом со мной, и по ней поползла трещина.

– Локи! Что там, с другой стороны?

– Парадный холл. – Он взял меня за руку и посмотрел в глаза. – Если хочешь добраться до короля, нам надо бежать. Он сейчас все услышит.

Я кивнула, и мы помчались. Перед глазами мелькали стены и повороты, и вот перед нами узкая винтовая лестница. До того узкая, что подниматься надо было почти боком.

Локи толкнул дверь, которой оканчивалась лестница, и я сразу поняла, где мы. Прямо напротив – вход в покои Орена. На дубовых дверях вырезаны виноградные лозы, феи и тролли. Какая-то сложная мифологическая сцена. В коридоре было тихо, какофония битвы сюда долетала едва-едва. Но вдруг раздался душераздирающий крик. Я узнала голос Туве. И весь дворец будто вздрогнул.

– Уходи! – яростно шепнула я.

– Венди, я не оставлю тебя одну с этим чудовищем.

– Я справлюсь, Локи. – Я положила ладонь ему на грудь и посмотрела прямо в глаза: – Ты нужен им там, внизу. Я сама справлюсь с Ореном.

– Нет, Венди.

– Локи, уходи. Ты должен помочь им. Ты очень сильный, ты необходим там. – Черта с два это его убедит! – Локи, я сейчас сама спущу тебя с лестницы, даже если это истощит мои силы… Я не хочу этого, но если придется…

Во взгляде Локи было одно лишь отчаяние – я понимала, как ему тяжело меня оставлять. Но и со мной ему нельзя. Я хотела оградить его от опасности, по крайней мере, от опасности оказаться лицом к лицу с Ореном.

– Локи, я справлюсь, – повторила я. – Я для этого родилась.

Очень неохотно, но он уступил, коротко и крепко поцеловав меня в губы.

– Помогу им, а потом вернусь за тобой.

– Иди.

Локи кивнул и бесшумно скользнул вниз по лестнице. Я сделала глубокий вдох. Повернулась к резным дверям. Еще несколько шагов – и я убью собственного отца.

Двадцать четыре. Начало конца

Я рывком распахнула двери. Сама не знаю, что я ожидала увидеть, но только не это. Орен не спал, он сидел на троне, одетый в черные шелковые брюки и длинную мантию, из-под которой проглядывал обнаженный торс. Видимо, только что проснулся. Поза небрежно-расслабленная, нога закинута на ногу, ладонь одной руки лежит на колене. На пальцах тускло поблескивают массивные серебряные кольца. В другой руке – бокал с красным вином.

Мой взгляд просканировал комнату в поисках мечей, о которых рассказывал Локи. Хотя подданных Орена мог прикончить любой металл, сам он пользовался специальным набором платиновых мечей с бриллиантами. Казнил только ими, чтобы «быть уверенным в качестве работы».

– Дитя мое. – Орен улыбнулся, и от этой улыбки волосы у меня чуть не встали дыбом. – Ты пришла домой.

– Мой дом не здесь, – сухо сказала я.

А вот и мечи, бриллиантовые рукояти блестят на фоне темно-красной стены. Вид оружия чуть-чуть прибавил мне уверенности.

– Похоже, ты и гостей привела.

Орен неторопливо повращал бокал, любуясь рубиновыми переливами вина.

– Ай-ай-ай! Следовало подождать, пока уедут родители, а уж потом закатывать вечеринку.

– Это не вечеринка. – Его шутовской тон действовал мне на нервы. – Ты прекрасно знаешь, зачем я пришла.

– Я знаю, что ты нафантазировала о цели своего визита, – уточнил он. Одним быстрым глотком допил вино, встал и небрежно отбросил бокал. Во все стороны брызнули осколки хрусталя. – Однако на твоем месте я бы хорошенько подумал.

– О чем?

– О своих планах. – Орен медленно принялся обходить меня по кругу в своей обычной манере. – У тебя еще есть время вернуться к условию, о котором мы с тобой договорились. Еще есть время спасти себя и своих друзей. Только времени этого все меньше и меньше. Я никогда не отличался терпеливостью. Не будь ты моей дочерью, тебя уже не было бы в живых. Я позволил тебе больше, чем кому-то еще. Пора бы уже выказать благодарность.

– Благодарность? За то, что ты меня похитил? Перебил моих подданных? За то, что ты хочешь захватить мое королевство?

– За то, что я еще дарую тебе жизнь. – Его резкий голос раздался прямо за спиной.

Как ему удалось подобраться так близко? И почему я этого не заметила?

– То же самое могу сказать тебе. – Я удивилась твердости собственного голоса. – До сих пор я оставляла тебя в живых, готова оставить и впредь. Если ты прекратишь воевать с нами. Дашь нам жить спокойно. Отпустишь нас. Навсегда.

– С чего бы это? – И Орен рассмеялся.

– Если ты этого не сделаешь, у меня не останется выбора. Я убью тебя.

Орен стоял уже прямо передо мной.

– Ты забыла наш договор? – Он криво улыбнулся, глаза налились темнотой. – Ты забыла, на что согласилась, пообещав мне свое королевство?

– Нет, не забыла.

– Ах, не забыла. Ты всего лишь решила нарушить свое слово, так? – Он еще шире улыбнулся. – Даже зная, чего это будет стоить?

– Ничего это не будет стоить, – твердо сказала я. – Я тебя раздавлю.

– Может быть, может быть… – Он словно бы размышлял над такой перспективой. – Но сначала сама потеряешь все.

– Это и есть твой ответ?

– То есть ты спрашиваешь, не откажусь ли я от того, что мне нужно, чтобы вы со своими друзьями жили долго и счастливо? – снисходительно поинтересовался он и тут же неуловимо, но явственно переменился. Лицо стало холодным и жестким, каждое слово засочилось злобой: – Я сам буду жить долго и счастливо и ни на йоту не уступлю обнаглевшей соплячке вроде тебя.

– Значит, у меня нет выбора.

Я сконцентрировала все силы, сосредоточившись на том, что так долго отрабатывала во время тренировок. Протянула к Орену обе руки ладонями наружу и стала давить на него всем своим существом. Я знала, что не смогу его прикончить таким образом, но очень надеялась обездвижить, чтобы подобраться к нему с мечом.

Волосы его взметнулись вверх, мантия развевалась, точно от сильного ветра, но и только. Я использовала весь свой ресурс, в затылке уже началось жужжание, сперва раздражающее, потом болезненное. А Орен даже на дюйм не сдвинулся. Только шире улыбнулся.

– Это все, на что ты способна? – Он расхохотался, запрокинув голову, и мрачное эхо рассыпалось по комнате. – Ха, я тебя сильно переоценил.

Я давила, давила изо всех сил и не желала проигрывать, хотя боль в затылке стала мучительной. Все в комнате – книги, стулья, канделябры – поднялось в воздух и кружило, будто подхваченные торнадо, но Орен спокойно стоял.

Что-то теплое, липкое потекло по губам. Кровь из носа.

– Ах, дорогая моя принцесса, – сладко протянул Орен, – вы переутомились. Не могу смотреть, как вы мучаетесь. Сейчас я избавлю вас от страданий.

Он шагнул вперед. Удар был такой мощный, что я пролетела через комнату и врезалась в стену. Предметы, порхавшие в воздухе, посыпались на пол.

Локи рассказывал о необычайной силе Орена, но только сейчас я осознала, какова она. Меня будто огрели чугунным шаром, каким рушат старые дома. Отчаянно болел бок. Наверное, ребра сломаны. Нога тоже, видимо, сломана, хорошо хоть шея цела.

– Я очень не хотел поступать с тобой так, – сказал Орен уже без издевательской улыбки. – Но я предупреждал, что будет, если ты пойдешь против меня.

Мне наконец удалось сесть, привалившись к стене. Орен навис надо мной, и я напряглась в ожидании нового удара. Но вместо этого он вдруг отошел к дверям и распахнул их.

– Приведите его! – крикнул он кому-то.

Оставив двери открытыми, вернулся ко мне. Опустился на корточки.

– Я тебя предупреждал, девочка. Я тебе дал возможность перейти на мою сторону. Я хотел, чтобы ты была со мной, а не против меня.

– Лучше умереть, чем служить тебе, – сказала я.

– Вижу. – Он протянул руку, чтобы вытереть кровь у меня со лба, но я дернула головой, и боль обожгла все тело. – Что ж, для тебя найдутся и хорошие новости – ты умрешь не одна.

Орен встал, и в комнату втащили Локи. Конвоировали его Кира и незнакомый мне витра – огромный детина. Локи они тащили как мешок, держа за обе руки и волоча по ковру ноги. Голова его свесилась на грудь, с виска капала кровь.

– Нет! – закричала я, и Локи поднял голову, услышав мой голос. По его взгляду мне стало ясно, что жизнь в нем едва теплится.

– Прости меня, Венди, – прохрипел он. – Я старался.

– Нет! – крикнула я еще раз и невероятным усилием поднялась. Тело не слушалось, боль была адская, но я не обращала на нее внимания. – Не трогай его. Я сделаю все, что ты скажешь.

Орен покачал головой:

– Поздно. Я тебе обещал, что ты увидишь его смерть. А я человек слова.

– Пожалуйста, Орен, ну пожалуйста, – умоляла я. Мне удалось доковылять до кресла и схватиться за него, иначе я бы упала. – Я все сделаю, все что угодно.

– Извини, дочка.

Орен подошел к стене, где висели два длинных меча – единственные вещи в комнате, оказавшиеся неподвластными моему торнадо. Орен снял один из мечей, и сверкнувшие на рукояти бриллианты скрылись под его широкой ладонью. Я попробовала остановить его с помощью дара. Вытянула руку, и все легкие предметы в комнате закачались. Кира поморщилась, но на Орене не шевельнулся ни один волосок.

– Локи уже знаком с этим лезвием, – сказал король, любуясь блеском металла. – Вот им его и прикончим.

– Орен, пожалуйста, прошу тебя! – Я уронила руку. – Я выполню все твои приказы. Все, что хочешь.

– Повторяю: поздно.

Кира и второй витра подняли Локи повыше. Из груди его вырвался хрип. У меня по лицу покатились слезы… и я ничего не придумала. Совсем ничего. Мои способности оказались бессильны против короля. Я слишком слаба. И потерпела сокрушительное поражение.

Глядя мне в глаза, Орен поднял меч и быстрым движением вонзил лезвие Локи прямо в сердце.

Двадцать пять. Судьба

Кира и детина отпустили Локи, и он упал. Они разом схватились за головы, стиснули виски. Я не понимала, что происходит. Я чувствовала лишь одно – невероятную боль, меня точно разорвали пополам. Словно Орен вырвал из моей груди сердце и все мое существо обратилось в пульсирующий сгусток боли и гнева. И откуда-то из самой глубины, о существовании которой я и не ведала, огненной пеленой поднималась тьма. Все вокруг было как в тумане.

Орен вдруг зажмурился, принялся тереть лоб, и я вспомнила. Сильный страх или гнев всегда пробуждали во мне особую силу. Однажды я обратила ее против Туве, когда он пытался разбудить меня, в другой раз против Элоры, пусть и в малой степени, – когда она пытала Локи. Когда меня захлестывали ярость, боль, страх, я невольно посылала мощный разрушительный заряд в чужой мозг. Прежде это длилось лишь краткие мгновения, однако сейчас все было иначе. Но ведь я никогда и не испытывала такую боль и такой гнев.

Осознав, что происходит, я сконцентрировала всю ярость, всю свою черную злость в узкий луч и направила его в Орена. Король пошатнулся, отступил, закрутил головой, будто ослепленный. Боли я уже не чувствовала, вся она ушла в энергию. Я медленно приближалась к Орену, шаг за шагом преодолевая разделяющее нас расстояние. Все так же сжимая голову, Орен рухнул на колени, заскулил, что-то закричал, но я не понимала ни слова. Кира и витра-громила корчились на полу, Кира пронзительно вопила.

Я шагнула к Локи, приказав себе не смотреть на него, приказав не думать о его смерти, и выдернула меч у него из груди. Еще несколько шагов к Орену. Стоя на коленях и опустив голову, он раскачивался из стороны в сторону. Я подняла меч, чуть отклонилась назад, изготовившись опустить лезвие на шею Орена.

И вдруг разобрала, как он скулит:

– Хватит! Умоляю! Убери эту боль!

– Сейчас я избавлю тебя от страданий, – пробормотала я, помедлила и уронила тяжелый меч прямо ему на шею.

Я зажмурилась, даже отворотила в сторону лицо, чтобы не видеть ничего, но услышала глухой стук упавшей головы. Открыла глаза, ошалело огляделась, все еще крепко сжимая меч. Туман медленно исчезал, боль снова терзала тело. Я едва стояла на ногах. Кира и второй витра уже не корчились, они испуганно смотрели на меня.

– Идите вниз, – прохрипела я. – Сообщите, что король убит.

Не произнеся ни слова, они с трудом поднялись и заковыляли к двери. Через миг я осталась наедине с Локи.

Меч со стуком выпал из моих рук, и я, преодолевая сопротивление истерзанного тела, приблизилась к Локи. Опустилась подле него, положила его голову к себе на колени. Он был весь залит кровью, я прижала ладонь к ране на груди в нелепой попытке загнать обратно вытекающую жизнь.

– Локи, не надо, пожалуйста, не надо, – бормотала я. – Не уходи, останься со мной, не уходи… Прошу тебя… Я люблю тебя! Не бросай меня, Локи!

Он не шевелился. Я целовала его лицо и плакала, плакала, плакала. А потом плач перешел в тоскливый вой.

– Боже, я опоздала! – раздался вдруг голос.

В дверях стояла Сара. Она смотрела на мертвого короля, на своего мужа-монстра.

Локи когда-то спас Саре жизнь, и у нее дар целительства. Это единственный шанс спасти Локи.

– Помогите! – закричала я. – Помогите, прошу! Вы должны спасти его!

– Я… – Сара подбежала к нам, опустилась на колени. – Не знаю, смогу ли я что-то сделать. Может, он уже…

– Прошу вас! Вы должны попытаться!

– У вас еще осталось хоть немного энергии? – спросила Сара.

– Не знаю.

– И все-таки постарайтесь мне помочь. – Сара положила свою ладонь поверх моей, которая зажимала страшную дыру в груди Локи. – Сконцентрируйтесь. Мне нужна вся ваша сила.

Я кивнула и закрыла глаза, чтобы сосредоточиться на ней и на Локи. Сквозь мою ладонь потекло тепло, началось легкое покалывание – знакомое ощущение, точно такое же я испытывала, когда меня саму исцеляли. Но сейчас было что-то еще. Я почувствовала эту силу у себя в крови, она струилась по венам и артериям, выплескивалась наружу. С пальцев точно стекала горячая влага.

И тут я услышала! Локи вздохнул, и я открыла глаза. Он снова дышал! Слезы покатились по моим щекам, но на этот раз слезы облегчения. Сарина ладонь все еще лежала поверх моей, только выглядела она теперь сухой и морщинистой. В волосах у Сары появилась седина, лицо постарело и осунулось. Она отдала огромную часть своей жизненной силы, чтобы спасти Локи.

– Локи! – прошептала я.

– Эй, принцесса! То есть королева… – Он удивленно смотрел на меня снизу вверх. – Что с тобой случилось?

– Ничего. – Я покачала головой, счастливо улыбаясь. – Уже ничего страшного.

– А это? – Он коснулся пряди моих волос. Локон был седой. – Я тут прикорнул ненадолго, а ты вдруг поседела?

– Прикорнул! – рассмеялась я сквозь всхлипы. – Ты что, совсем ничего не помнишь?

Локи нахмурился, какое-то время молчал, затем глаза его потемнели.

– Я вспомнил. – Он погладил меня по щеке. – Я вспомнил, что я люблю тебя.

Я наклонилась, чтобы поцеловать его в губы, и Локи обнял меня.

Сара была слишком истощена, чтобы заврачевать мои переломы, зато Локи стал как новенький. Он подхватил меня на руки и вынес из покоев Орена. Сара брела следом за нами.

Кира выполнила мой приказ, сообщила о смерти короля, и почти все витра бросились врассыпную. Немногие оставшиеся при нашем появлении склонились перед Сарой. Теперь она стала их королевой, их правящим монархом, и первый ее приказ был – прекратить бойню.

Не все трилле выжили. Были погибшие, но, к счастью, жертв оказалось немного. У Дункана была сломана рука, но боец из него оказался гораздо лучше, чем я полагала. Финн был контужен, но жизни его ничто не угрожало. Туве не пострадал, а Вилла явно гордилась своими боевыми царапинами.

Несмотря на потери и разрушения, я была по-настоящему счастлива. Мы сделали то, что казалось всем невозможным. Мы освободили трилле и витра от тирании Орена. Отныне мы были свободны.

Эпилог

Четыре месяца спустя

Первые недели после сражения выдались нелегкими. Я залечивала свои переломы и вывихи. В помощи Авроры и Сары нуждалось так много народу, что я отказалась от врачевания. Выздоравливала старым добрым способом – лежа в постели. Но поправлялась я быстро – ведь во мне течет кровь витра. У моей неподвижности имелись и плюсы. Например, Локи, не отходивший от меня и исполнявший каждую прихоть.

Как только я смогла встать на ноги, мы торжественно похоронили Элору Все королевство вышло проводить ее в последний путь. К моему удивлению, приехали даже король и королева канин и королева омте. Это была не только дань уважения Элоре, но и благодарность за победу над витра. Орен больше всего жаждал заграбастать королевство трилле, но затем на очереди были и другие владения троллей. До похорон, когда улицы затопило людское море, я не вполне понимала, чему именно мы положили конец.

Потеря Элоры помогла мне осознать, сколь сильна и всепоглощающа материнская любовь. Как бы Ким, моя приемная мать, ни относилась ко мне, теперь я понимала, что ее ненависть была лишь обратной стороной ее любви к сыну, которого она даже не видела. Мэтт свозил Риза к Ким в психиатрическую больницу. Сам Мэтт тоже старается восстановить отношения с ней. Одно его желание навестить Ким – уже огромный шаг. Риз хочет осенью поступить в колледж, расположенный возле больницы, и как можно чаще видеться с матерью. По словам Мэтта, Ким сейчас чувствует себя заметно лучше. Возможно, настанет день, когда ее выпустят из клиники.

Но сам Мэтт вернулся во Фьонинг. Он считает, что его дом отныне здесь, и я ему благодарна. Конечно, я теперь взрослая, более того, я теперь королева, но долгая разлука с братом наверняка далась бы мне тяжело.

В Услинне вовсю ведутся восстановительные работы. И большую роль в них играет Мэтт. Он наконец-то нашел применение своим способностям и знаниям. Он разработал несколько замечательных проектов, которые понравились всем без исключениям трилле, а я порадовалась и за Мэтта, и тому, что трилле смогли убедиться в полезности манксов.

Яростная борьба с предрассудками отныне моя главная задача, хотя я и понимаю, что еще много воды утечет, прежде чем жениться или выходить замуж по любви станет обычным делом, будь ты трилле, мансклиг или искатель. Однако мы на верном пути. Уверена, что не за горами тот день, когда трилле узаконят смешанные браки. Вилла надеется, что это случится скорее раньше, чем позже, а потому уже вовсю подыскивает свадебное платье. Впрочем, она его всю жизнь подыскивает, лет с восьми. Вилла теперь очень важная фигура в нашем королевстве. Пока я залечивала раны и не покидала своих покоев, именно Вилла взвалила на себя большую часть повседневной дворцовой рутины. Впоследствии ее опыт мне снова пригодился – я не переживала, что оставлю королевство без присмотра, отправляясь в свадебное путешествие.

С Туве мы развелись накануне похорон Элоры. Он настоял на этом – заявил, что наши с Локи ауры его слепят. Кстати, во время развода Туве был куда веселее, чем на нашей свадьбе. Я назначила его канцлером, и лучшего канцлера наше королевство, думаю, не знало. Он умен, проницателен и предан долгу как никто. А недавно в Туве произошли очевидные перемены. Я-то сразу поняла, что у него с кем-то роман, хотя Туве и молчит на этот счет. Надеюсь, он будет не слишком долго скрытничать и откроется мне.

Томас уехал почти сразу после победы над витра – присоединился к семье, которая живет теперь в другом племени. Вряд ли он когда-нибудь вернется. А Финн занял отцовский пост, теперь он командир искателей и гвардейцев. Мне до сих пор немного неловко, когда я встречаюсь с Финном. Моя любовь к нему осталась в прошлом, как и всякая первая любовь, но безразличия к нему я тоже не чувствую. Финн стал не только моей первой любовью, но и моим проводником в удивительный мир трилле. И во многом благодаря ему я стала королевой. И хотя поначалу он держался со мной холодно и отстраненно, но теперь лед между нами потихоньку тает. Надеюсь, настанет день, когда мы сможем назвать друг друга добрыми друзьями. Однажды я увидела, как он заигрывает с красоткой из Услинны, и приготовилась к уколу ревности, но его не последовало. Я просто обрадовалась, что Финн оживает. Я желаю ему лишь счастья, которое сама не сумела подарить.

А Локи… Локи после сражения находился при мне неотлучно, но наши отношения больше не заходили так далеко, как в ту памятную ночь. Я не желала прятаться и таиться, ждала, когда мы сможем официально объявить себя мужем и женой. И вот две недели назад, в волшебном саду, под вечно цветущими деревьями мы сыграли скромную свадьбу, совсем не похожую на первое мое бракосочетание. На ней присутствовали лишь наши самые близкие друзья. Была там и тетя Мэгги, заявившая, что она счастливейшая тетушка на свете. Однако самое грандиозное отличие заключалось в том, что я выходила замуж не из чувства долга, а по любви.

Тетя Мэгги погостила у нас пару недель, и мы чудесно провели время. Конечно, у нее в голове так и не уложилось целиком все происходящее, но Риз ей сразу понравился. Они так подружились, что в последние дни перед свадьбой он ее полностью узурпировал, позволив нам с Локи побыть наедине.

А вот времени мне по-прежнему катастрофически не хватает. Ночи стали такими короткими, и солнце встает слишком рано. И мы с Локи с такой неохотой встаем. Но сегодня все иначе, сегодня особенный день.

Локи раздвинул шторы, яркий солнечный свет залил комнату. Я зажмурилась и уткнулась в подушку.

– Венди! – Он сел рядом со мной. – Венди, уже утро!

– Знаю, но как же я не хочу, чтобы оно наступало! – Я открыла глаза и посмотрела на мужа. Локи улыбался, хотя глаза были грустные. – Не надо было тебе разрешать соглашаться на это.

– Разрешает она мне, как же! – Локи надменно вскинул подбородок. – Я король! И никто не смеет мне приказывать.

– Так и быть, оставлю тебе эту сладкую иллюзию, – пробормотала я, и он рассмеялся.

– А если серьезно, моя любовь, ты собираешься встать и проводить меня? – Локи поцеловал мою ладонь. – Не вставай, конечно, если не хочешь. Я понимаю, как трудно тебе приходится теперь по утрам.

– Нет. Если уж ты меня покидаешь, я хочу хотя бы как следует попрощаться, – вздохнула я. – Только пообещай вернуться побыстрее.

– Обещаю, моя королева! Ничто в этом мире не разлучит нас.

Я выбралась из постели и шмыгнула в ванную. Приведя себя в порядок, прошла в гардеробную. Нам предстояла нешуточная церемония, так что платье должно быть нарядное, даже корону придется надеть. Обычно я избегаю водружать на себя корону, с этим артефактом на голове кажусь сама себе идиоткой, но на официальных церемониях деваться некуда.

– Как ты сегодня себя чувствуешь? – спросил уже полностью одетый Локи, наблюдая, как я влезаю в любимое платье цвета темного изумруда.

– Если не считать печали из-за твоего отъезда, все хорошо. Помоги, пожалуйста. – Я повернулась к нему спиной.

– Слушай, тебе пора завести фрейлину. – Локи неловко потянул вверх язычок молнии. – Это же невозможно надеть!

– Вот для чего нужны мужья, дорогой, – засмеялась я. Молния наконец поддалась, но я-то хорошо понимала, почему платья стало так трудно застегивать.

Локи погладил мой обтянутый атласом живот и прошептал:

– Скоро нам придется всем рассказать.

– Да, – вздохнула я. – Только после твоего возращения. Я не хочу одна разбираться со всеми их пересудами и расспросами. Так что у тебя лишний повод поспешить домой!

– Как будто меня надо уговаривать. – Он подул на мой седой локон, упорно не желавший укладываться в прическу.

Когда Локи поцеловал меня, прижав к себе, дыхание привычно перехватило и ноги ослабли. Я думала, эта девичья восторженность со временем исчезнет, но всякий раз, когда муж обнимал меня, я чувствовала эту удивительную сладкую слабость.

Наконец мы спустились в тронный зал. Нас уже ждала Сара, здесь же находились командир искателей Финн и канцлер Туве. Сара приехала накануне, чтобы вернуться в королевство витра вместе с Локи.

Мы с Локи сели на трон и стали ждать, пока соберутся все участники церемонии. Вчера вечером мы с маркисом Бэйном составили речь, которую мне надо произнести. Объединение королевств – эпохальное событие, и все-таки существовала официальная процедура, которой надо было следовать.

Когда все собрались, я поднялась, Локи и Сара встали по обе стороны от меня. Выдержав паузу, я заговорила, стараясь произносить все слова четко и прочувствованно – в точности как учил маркис Бэйн. В середине речи я немножко сбилась, но главное изложила: мы объединяем королевство витра и королевство трилле в единое королевство, клянемся жить в мире и трудиться рука об руку во благо наших народов.

Частью нашего договора было возвращение Локи к витра, чтобы помочь им восстановить мирную жизнь. После того как я убила короля Орена, общество витра пришло в упадок. Сара изо всех сил старалась сохранить государство, но если оставить все как есть, оно вскоре распадется на мелкие части.

– Если вы оба согласны работать вместе в мире и при взаимном уважении, я объявляю этот союз состоявшимся, – завершила я церемонию.

– Благодарю вас. – Сара подобрала юбки и изящно присела.

– Благодарю вас. – Локи учтиво кивнул со своей фирменной усмешкой.

– Ты ведь уезжаешь на две недели, не больше? – не удержалась я от вопроса.

– Не больше, – подтвердил Локи.

– Венди, я обещаю не задерживать его дольше необходимого, – сказала Сара.

Я без особой радости отпускала Локи к витра, тем более с Сарой, но ведь именно Сара спасла ему жизнь. И для всех будет лучше, если витра станут нашими союзниками, а не врагами.

Локи крепко поцеловал меня, хотя протокол поцелуи точно не предписывал. Король и королева на публике не должны выказывать никаких чувств, но Локи нарушал это правило сплошь и рядом. Если честно, я не очень старалась призывать его к порядку.

– Приезжай поскорее, – прошептала я.

Локи направился к выходу, и я снова ощутила это странное порхание в животе. Но теперь это была не тоска, не страх и даже не любовь, это была новая жизнь. Я прижала ладонь к животу, отзываясь на этот всплеск. Та единственная ночь, которую мы с Локи провели вместе, когда я была замужем за Туве, преподнесла нам маленький сюрприз. Я сообщила новость Локи почти месяц назад, и хотя мы в первый миг растерялись, но радость быстро пересилила страх. Нам предстояло стать первыми родителями. Первыми настоящими родителями в королевском роду трилле. Потому что мой ребенок никогда не будет подкидышем.

Я понимаю, что подкидыши не исчезнут в одночасье. В нашем обществе должны произойти очень значительные перемены, прежде чем эта традиция отомрет навсегда. Для этого мы и будем жить и работать – я и Локи, Вилла, Туве и даже Финн. Мы хотим превратить королевство трилле в прекрасную и мирную страну. И клянусь, я сделаю все, чтобы хоть немного улучшить этот мир, – нравится это кому-то или нет. А иначе и не стоило становиться королевой.

See more books in http://www.e-reading-lib.com


- -
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

Похожие:

Книга издана с любезного согласия автора и при содействии The Axelrod Agency и Литературного агентства Эндрю Нюрнберга iconДжесс Уолтер Великолепные руины
Книга издана с согласия HarperCollins Publishers и при содействии Литературного агентства Эндрю Нюрнберга
Книга издана с любезного согласия автора и при содействии The Axelrod Agency и Литературного агентства Эндрю Нюрнберга iconДжослин Джексон Три пятнадцать Посвящается Анджеле и Дженни, живущим на краю света
Это издание осуществлено с согласия Grand Central Publishing, New York, usa и при любезном содействии Литературного агентства Эндрю...
Книга издана с любезного согласия автора и при содействии The Axelrod Agency и Литературного агентства Эндрю Нюрнберга iconИгра Эндера Джефри, который заставляет меня помнить, как юны и как...
Публикуется с разрешения автора и его литературного агента Barbara Bova Literary Agency (сша) при содействии Агентства Александра...
Книга издана с любезного согласия автора и при содействии The Axelrod Agency и Литературного агентства Эндрю Нюрнберга iconСоздатель и руководитель агентства «Agency» (c 2009 года)
Тьютор факультета (фдио) Дополнительного и Инновационного образования (Faculty of Additional and Innovative Education) Пермской Государственной...
Книга издана с любезного согласия автора и при содействии The Axelrod Agency и Литературного агентства Эндрю Нюрнберга iconКнига издана при участии Общественно-просветительской организации «Исламский Конгресс России»
Если понравилась книга пошли sms пятерым друзьям с адресом сайта xadis ru пусть тоже скачают эту книгу или поставь ссылку на коком...
Книга издана с любезного согласия автора и при содействии The Axelrod Agency и Литературного агентства Эндрю Нюрнберга iconКнига не является продолжением «Болтливого сфинкса»
...
Книга издана с любезного согласия автора и при содействии The Axelrod Agency и Литературного агентства Эндрю Нюрнберга iconКнига Януша Леона Вишневского, автора поразительных международных...
Польше или в Новом Свете, — герои опять, по выражению автора, «убеждены в святости любви, в праве испытывать ее и готовы при ее появле...
Книга издана с любезного согласия автора и при содействии The Axelrod Agency и Литературного агентства Эндрю Нюрнберга iconКнига Януша Леона Вишневского, автора поразительных международных...
Польше или в Новом Свете, — герои опять, по выражению автора, «убеждены в святости любви, в праве испытывать ее и готовы при ее появлении...
Книга издана с любезного согласия автора и при содействии The Axelrod Agency и Литературного агентства Эндрю Нюрнберга iconPollyanna
Поллианна впервые издана в 1912 году. Давно нет в живых ее автора известной американской писательницы Элинор Портер (1868-1920),...
Книга издана с любезного согласия автора и при содействии The Axelrod Agency и Литературного агентства Эндрю Нюрнберга iconКонтрольная работа по истории русского литературного языка
Учебно-методическое пособие предназначено для студентов IV-V курсов заочного отделения филологического факультета и должно служить...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница