Наиль Измайлов Убыр (Специальный сокращенный вариант для «Книгуру». Полный вариант читайте в книге издательства «Азбука»)


НазваниеНаиль Измайлов Убыр (Специальный сокращенный вариант для «Книгуру». Полный вариант читайте в книге издательства «Азбука»)
страница3/20
Дата публикации27.05.2013
Размер2.55 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Литература > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
— Ты пешком, что ли? — поинтересовался я, чтобы не затягивать паузу.
Папа прищурился и неопределенно улыбнулся.
Не получилось паузу убить. Но мы не сдаемся.
— На работе проблемы? — решился деликатно спросить я.
— В головах проблемы, вот здесь, — сухо сказал папа, тронув пальце темечко, но и от своей головы палец быстро отдернул. Зато продолжил поживее: — На работе нормально, нормально на работе. Надеюсь.
— Здоров, Рустам абзый[8], — сказал дядя Рома из сорок девятой квартиры.
Он вышел из подъезда — и в этом как раз ничего странного не было. Дядя Рома работает на «Оргсинтезе» по плавающему графику, то есть сегодня явно во вторую или третью смену.
— Я здоров как бы, — сказал папа и пожал протянутую ладонь.
После паузы сказал и пожал. Пауза была крохотной, но я заметил. Дядя Рома тоже.
— Серьезный разговор? — спросил он, кивнул мне сочувственно и сказал: — Привет, Наиль.
Я тоже пожал протянутую руку — ну и плечами пожал. Поди пойми, серьезный это разговор или нет.
Папа посмотрел на меня и точно так же пожал плечами. Дразнится, что ли.
Дядя Рома явно решил разрядить обстановку, не спеша вытащил пачку сигарет и взялся, закуривая, рассказывать про последний выезд на рыбалку с пацанами.
Рассказы у него обычно были бесконечными. Поэтому я решил малость отойти, типа чтобы взрослым не мешать, вежливо постоять минутку рядом и свалить домой.
Не хочет говорить, чего случилось и почему не на работе, — не надо. Чужие тайны или там проблемы в голове мне не очень интересны.
Я так и сделал — отошел, постоял, воспитанно откланялся и потопал к подъезду. Но вдруг остановился, поморгал и оглянулся.
Мне показалось, что папа украдкой выпустил изо рта клуб белого дыма.
Папа как раз в этот момент отвернулся, а от головы дяди Ромы дым отваливался пятилитровыми банками — так что мне, наверное, показалось. Останавливаться, чтобы выяснить точно, было неудобно. Но очень хотелось.
Папа не курит.
Папа никогда не курил.
Папа презирает курящих и почти этого не скрывает.
Папа заставил маму бросить курить.
Вот пусть она его и разоблачает — дыхнуть просит, все такое. У нее это на высоком профессиональном уровне получается — на мне летом натренировалась.
Вечером попрошу, подумал я.
Но не попросил.
Мама, оказывается, тоже была дома. Почему-то. Обычно она прибегает к завершению Дилькиной продленки, да и то не всегда. Тогда мне приходится бегать. А теперь вот прибежала — и готовит что-то на кухне, деловито так и масштабно, будто к празднику какому. Над всеми конфорками вода бурлит, столы заставлены продуктами, тарелками и разделочными досками, и по этому многоугольнику мечется мама с тарелками, ножами и скалками наперевес. И бурчит что-то под нос.
Я на всякий случай очень весело с мамой поздоровался, громко и с улыбкой в полголовы. Думаю, если нормально ответит, про папу спрошу, рыкнет — тогда вообще понятно: поцапались они с папой, вот и мучаются теперь.
Мама нормально мне не ответила. Она вообще не ответила, стучала ножом по капусте в том же темпе автоматической винтовки. И волосы с лица убирать не стала, хотя мешали же явно. Тихо бурчала что-то слабомелодичное: то ли «Кол ща, кол ща куру ем», то ли «Culture, culture to I`m».
Поцапались, значит.
Ну, бывает такое, дела семейные. Обидно, конечно. Вот чего им мирно не живется, а?
Я все так же весело и чуть заискивающе поинтересовался, а можно ли чего поесть — например, за пятерку по алгебре. Про пару, которая закрывалась этой пятеркой, я благоразумно умолчал.
Мама не отреагировала. Вообще. Ссыпала капусту в тазик и взялась за зеленую редьку, бормоча — все-таки, кажется, по-татарски, типа «qul can quraem», рука-душа мой курай, бред какой-то. Я ждал, не убирая оскала. Понимал, что идиотски уже смотрится, пусть даже никто и не смотрит — но серьезное лицо делать было еще хуже.
Мама дорубила редьку, подняла доску, чтобы соломку тоже смахнуть в тазик, застыла на полсекунды и почти незаметно мотнула головой в сторону микроволновки. Прическа качнулась, как шторка на сквозняке. Мама очистила доску, грохнула ее на стол и принялась перемешивать шкворчащее мясо на сковороде.
По ходу, это должно было значить «Сам бери, не маленький».
Ну, я такие вещи тоже понимаю. Открыл микроволновку, обнаружил там макароны с тефтелями, взял тарелку, подхватил бесхозную вилку у одного из тазиков, и молча ушел к себе в комнату. Все остывшее, конечно, но не греть же в таких обстоятельствах. Прохлада не сделала тефтели невкусными, или я просто такой голодный был. Поел, немножко успокоился и даже развеселился. Не хватало чаю, но нетушки, на кухню снова не пойду. Я разобрал рюкзак, нацепил наушники и сел за уроки.
Сколько нам задают — это копец. Каникулы через неделю, можно угомониться, нет, каждый день одно и то же: восьмой класс определяющий, многие предметы идут прямо в ЕГЭ и еще в какие-то госаттестации, троечники и серость нам не нужны, больше никто вам потакать не будет — ну и так далее. Прям раньше кто-то кому-то потакал, не переставая.
На последнем упражнении чаю захотелось совсем остро — может, потому, что к мясным и овощным запахам с кухни добавилось что-то с корицей. Я сглотнул и сделал погромче — там как раз играла «Pretty Funeral», восьмая песня дебютника Black Heaven`s Rule. И боковым зрением заметил что-то красное у порога. Чуть покосился — точно, мамина красная кофта. Пришла, стоит, наблюдает. То ли побеседовать хочет, то ли проверяет, уроки я делаю или через сетку с пацанами время теряю. Я нахмурился и сосредоточился на упражнении. Надо будет — по спине щелкнет или еще как-то обратит на себя внимание.
Не обратила.
Я добил алгебру, быстренько покончил с русским и татарским, увяз было в физике — и опять, вытаскивая справочник из стола, краем глаза засек красную кофту почти за спиной — за левым плечом, вернее.
Что за дурацкая манера над душой стоять.
Я хотел было повернуться и осведомиться, ну чего надо уже. И тут наконец понял, что атомная масса не три, а четыре — и значит, все делится поровну и задача, считай, сделана. Быстренько дописал решение — действительно быстренько, еще «Final Slash» не кончилась, а она четыре с половиной минуты идет, захлопнул тетрадь, стащил один наушник и недовольно спросил:
— Ну чего?
Мне не ответили.
Я оглянулся. Кроме меня в комнате никого не было. На кухне, судя по звукам, тоже.
Я стащил второй наушник, встал и прислушался.
Было абсолютно тихо, даже густые ароматы с кухни растекались совсем беззвучно, не доносилось оттуда ни стука, ни шипения с журчанием.
— Мам, — сказал я вполголоса.
Молчание.
Я осторожно вышел из комнаты, осмотрелся еще раз, заглянул на кухню. Она уже была вылизана и по чистому заставлена парадно приготовленными блюдами. Елки-палки, там кроме лагмана, гуляша и картошки по-французски был еще пирог-зебра и два салата, в том числе мой любимый зимний. В самом деле праздник, что ли?
— Мам! — сказал я громче.
Молчание.
Я заглянул в Дилькину комнату и, помедлив, в родительскую спальню. Везде было тихо, прибрано и темно. И явно не было мамы.
За Дилей ушла, понял я, повернулся — и опять краем глаза поймал красное пятно.
Вздрогнул, остановился, медленно развернулся.
Рукав красной кофты торчал между тумбочкой и кроватью.
У нас мама чокнутая насчет чистоты и аккуратности.
Она моет полы три раза в неделю и каждые выходные устраивает генеральную уборку.
Она не кормит ни нас, ни папу, пока мы не заправим постели и не повесим форму или там куртки.
Она устраивает мне выволочку, если я, когда развешиваю выглаженные вещи, напяливаю на одни плечики летнюю и фланелевую рубашки.
И она никогда не оставляет свои вещи где-то, кроме шкафа. Она никогда не бросает их на пол. И уж совсем никогда не перекручивает их как половую тряпку.
Кофта была скомкана и перекручена, будто мама снимала ее неуклюже, одной рукой — а потом, вместо того, чтобы расправить и повесить на плечики, скомкала и запихнула в узкую щель, подальше от глаз.
Я присел на корточки перед кофтой, осторожно протянул к ней руку, увидел, как в полумраке трясутся пальцы, и только тут понял, как испугался.
Я тронул рукав указательным пальцем. По пальцу щелкнула мелкая искра. Я вздрогнул и нечаянно заорал:
— Мама!
— Да, Наиль, — глухо откликнулась мама. — Ты пришел уже? Я все, открылась.
Я вскочил и побежал к ванной, дернул дверь.
Ванная была вся в пару и в цветочных запахах. Мама в халате расчесывалась перед влажно протертым зеркалом.
— Ох, мам, — выпалил я, собираясь заорать, как она меня напугала и вообще.
Но мама, весело глядя на меня в зеркало, сказала:
— А ты давно пришел? Я и не слышала — лежу в ванной, песенки пою. Тухватуллин сегодня всех пораньше отпустил по случаю праздника — мы такую прибыль показали, рекордную. Завтра, говорит, маленький корпоратив устроим, принесите кто что сможет. Ну вот я немножко приготовилась, и нам заодно сделала, взмокла как лошадь, думаю, в ванной поваляюсь. Чуть не заснула, очнулась, на телефон смотрю — батюшки, шестой час, Дильку забирать пора, а я нежусь тут. Хорошо хоть ты пришел. За Дилькой сходишь?
Она, наверное, так и любовалась на меня в зеркало с лукавой улыбкой. А я смотрел куда-то в ноги и видел коврик, мамины тонкие икры и ступни и цветасто-голубые полы халата. Того самого халата, в котором она и бегала по кухне. А с утра она уходила на работу в сером костюме. И ни тогда, ни после красной кофты не надевала. И не стояла у меня за плечом, потому что последние полчаса была в ванной.
С ума я начал сходить, что ли.
Но если это я схожу с ума, почему она говорит, что не видела, как я пришел из школы?
— Мам, — сказал я медленно, — ты меня в самом деле, что ли…
— Наиль, ну время уже, — сказала она с мягким нетерпением. — Папа, кстати, сегодня тоже грозился пораньше подъехать. Звонил давеча, сказал, его сегодня опять в район вывезли, в Лаишево, что ли, зато попробует пораньше вернуться. Так что тащи сестру скорее, есть пора.
— Мам, — повторил я упрямо, — ты меня действительно…
— О! — опять перебила мама. — А вот и папка. Давай пулей.
Входная дверь мягко щелкнула, папа радостно закричал:
— Гости, прочь, хозяин дома! А-а! Какие запахи — я с ума сойду. Вы где, народ?
— Беги-беги, — шепнула мама и, засияв, побежала обниматься с папой.
Я немножко постоял на месте, помотал головой, как собака от мухи, и пошел в прихожую — обуваться и здороваться с отцом. Который, естественно, днем меня не видел, возле подъезда с дядей Ромой не стоял и уж, конечно, не курил.
Дильку правда пора было забирать, Алла Максимовна из ее продленки тетка вредная, опять начнет вопить, что из-за нас одних до ночи сидит. Поэтому я решил выяснить, что происходит, вечером.
Но вечером все были такие веселые и добродушные, так дружно смеялись над папой, который опять насыщался в режиме земленасоса, а он знай кивал, рассказывал ржачные анекдоты и со страшной рожей подбирался к блюдам, отложенным мамой для работы, — что я не решился начать неприятный и дурацкий, честно говоря, разговор.
Отложил на потом.
Потом стало поздно.
4.
Дилька заметила неладное в тот же вечер. Вообще не понимаю, как. Вернее, может, она и раньше заметила. Но именно после этого бравурного ужина поманила меня в ванную, где чистила зубы, и тихонько спросила сквозь белые пузыри:
— А почему мама сердится?
— А когда она сердилась? — не понял я.
По мне, так за ужином мама уж точно не сердилась — и вообще была добра, весела и ослепительно красива. Особенно на фоне папы, который знай заправлялся с обеих рук, лишь изредка вспыхивая шутками или анекдотами. Иногда странными, конечно: допустим, уставился на экран, по которому бегали табуны, — Дилька, как всегда, смотрела канал про животных, — и спросил:
— А что с теликом?
— А что? — ревниво уточнила Дилька, явно заподозрив, что сейчас ее заставят переключить на футбол, бокс или иную передачу без лошадок, хотя, возможно, и с конями.
— Звук есть, изображения нет, точки какие-то, ересь, — пробормотал папа значительно тише, потерял интерес к телевизору и погряз в черпании и глотании.
Мама покосилась на телевизор и вежливо сказала: «Действительно».
Ну, у всех бывают неудачные шутки. Но разве это «сердится»? Поэтому я не понял сразу, о чем Дилька говорит.
Дилька удивленно посмотрела на меня сквозь закрапанные белым стекла, сплюнула в раковину и прошипела:
— Ну, когда про ребеночка говорили, забыл, что ли?
Вспомнил. В самом деле, был такой момент в разговоре — папа перестал жевать и вообще завис, но глазами водил от своей тарелки, опустошенной, к маминой, непочатой. Мы замолчали и опять прыснули — ну смешно это было. Папа еще взглядом поелозил, вдруг голову вскинул и лающим таким голосом спрашивает:
— Беременная, что ли?
Тут мы вообще загоготали. Я хлебом подавился, а Дилька чуть со стула не свалилась, вопя: «Беременная!» Мама смеялась, красиво запрокинув голову. А потом, ага, резко и точно, как курок, вернула голову на место, подняла руку ко рту, который как-то странно растянула, и спросила:
— Кто беременный?
Я тогда решил, что насмешливо спросила, а теперь сообразил, что нет, не насмешливо.
Папа повторил в той же сварливой тональности, сверля глазами точку чуть выше маминого подбородка:
— Ты беременная, что ли?
— Ты меня ни с кем не перепутал? — осведомилась мама.
Любезно так осведомилась.
— Пап, а почему у лошади такие волоски длинные под мордой? — поспешно воскликнула миротворица Диля.
Папа, не отвлекаясь на нее, спросил маму с тупо искренним недоумением:
— С кем перепутал?
Ну вот чего они оба нарываются, с досадой подумал я. А мама улыбнулась и как ребенку объяснила папе:
— Зулька через неделю из Египта возвращается. С ней и перепутал.
— Почему? — спросил папа, сделав лицо совсем уж глупым.
— Потому что Зулька беременная. Она у нас ночевала. И на обратном пути будет ночевать.
Папа тут же кивнул и снова замахал вилкой, как совковой лопатой. Дилька, упорная девушка, защебетала про лошадей. Я вздохнул с болезненным облегчением. Хорошо, что так ловко ушли от ненужной свары, но непонятно, зачем было Зулькину беременность при нас обсуждать. А, вот поэтому я про мамкину сердитость и забыл — сам потому что рассердился.
Зульфия — это наша троюродная сестра, она в Альметьевске живет, нормальная такая девчонка. То есть тетенька уже, конечно, замужем за Равилем (тоже хороший парень). Зулька с Равилем в прошлые выходные улетели из Казани в Шарм эш-Шейх. Никакой беременности я не заметил, честно говоря, — у Равиля живот куда заметнее. Но маме видней — вернее, слышней, они с Зулькой шушукали и хихикали на кухне полночи.
Я смотрел на Дильку и думал, что она права. Было в том кусочке разговора что-то нехорошее. Додумать я не успел. Дверь распахнулась, и мама, сильно нахмурившись, заявила:
— Эт-то что за митинг? Ну-ка живо заканчиваем — и спать.
Дилька громко прополоскала рот и, сильно нахмурившись, замаршировала в свою комнату. Я, сильно нахмурившись, сказал маме:
— Освободите помещение, пожалуйста.
Мама засмеялась, обозвала меня туалетным утенком и подчинилась.
Еще час все было нормально — если считать нормальным уход папы в постель, хотя вообще-то он раньше полуночи не ложится. Иногда бывает — когда переутомился, перебрал или простыл. Не возникло у меня желания выяснять, что было на сей раз. Этот час я потратил на более приятные занятия за компом.
Одно из приятных занятий, боевка с Ренатом и Киром по сетке, было в самом разгаре, когда меня хлестанули по спине. Больно хлестанули.
Я с воем подскочил, сорвал наушники и развернулся вместе с креслом.
За спиной стояла мама — с очень свирепым выражением под упавшими прядями и с вафельным полотенцем в руках. Явно собиралась врезать еще раз.
— За что? — рявкнул я вполголоса, быстро вспоминая, не назихерил ли так, что мне нельзя сидеть за компом и вообще заметно дышать.
Мама резко замахнулась.
Я отъехал куда уж получилось, едва компьютерный столик не сшиб, и заорал в полный голос:
— Мам, ты что?
Мама остановилась на замахе и тихо сказала:
— Не ори, разбудишь всех.
— Ты чего дерешься, что я сделал? — возмущенно воскликнул я.
— Уроки не сделал, — так же тихо продолжила мама.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Наиль Измайлов Убыр (Специальный сокращенный вариант для «Книгуру». Полный вариант читайте в книге издательства «Азбука») icon"План пионера-разрядника"
Комментарии: (16-ти недельный, сокращённый вариант плана Шейко Б. И. для разрядников)
Наиль Измайлов Убыр (Специальный сокращенный вариант для «Книгуру». Полный вариант читайте в книге издательства «Азбука») icon$$$ Выберите правильный вариант вопроса к данному предложению: She is very kind and generous
Выберите правильный вариант. Last weekend I myself and went to my friend
Наиль Измайлов Убыр (Специальный сокращенный вариант для «Книгуру». Полный вариант читайте в книге издательства «Азбука») iconАнкета Уважаемый участник опроса!
Просим Вас ответить на ряд вопросов. Внимательно прочитайте предложенные вопросы. Пометьте каким-либо знаком выбранный вариант ответа...
Наиль Измайлов Убыр (Специальный сокращенный вариант для «Книгуру». Полный вариант читайте в книге издательства «Азбука») iconАнкета Уважаемый участник опроса!
Просим Вас ответить на ряд вопросов. Внимательно прочитайте предложенные вопросы. Пометьте каким-либо знаком выбранный вариант ответа...
Наиль Измайлов Убыр (Специальный сокращенный вариант для «Книгуру». Полный вариант читайте в книге издательства «Азбука») iconЕвгений Петров, Илья Ильф Двенадцать стульев
«почистили» его. Правка продолжалась от издания к изданию еще десять лет. В итоге книга уменьшилась почти на треть. Публикуемый ныне...
Наиль Измайлов Убыр (Специальный сокращенный вариант для «Книгуру». Полный вариант читайте в книге издательства «Азбука») iconЕвгений Петров Илья Ильф Двенадцать стульев Серия: Остап Бендер
«почистили» его. Правка продолжалась от издания к изданию еще десять лет. В итоге книга уменьшилась почти на треть. Публикуемый ныне...
Наиль Измайлов Убыр (Специальный сокращенный вариант для «Книгуру». Полный вариант читайте в книге издательства «Азбука») iconИнструкция для студентов: Выберите один вариант ответа из предложенных

Наиль Измайлов Убыр (Специальный сокращенный вариант для «Книгуру». Полный вариант читайте в книге издательства «Азбука») iconВариант №8 Вопросы для зачета по итогам профучебы
Условием для включения юридического лица в реестр таможенных представителей является (ст. 13)
Наиль Измайлов Убыр (Специальный сокращенный вариант для «Книгуру». Полный вариант читайте в книге издательства «Азбука») iconВариант №4 Вопросы для зачета по итогам профучебы
Вопрос: Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности основывается на
Наиль Измайлов Убыр (Специальный сокращенный вариант для «Книгуру». Полный вариант читайте в книге издательства «Азбука») iconВариант №2 Вопросы для зачета по итогам профучебы
Что не входит в перечень условий, необходимых для включения юридического лица в реестр владельцев складов временного хранения
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница