Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск


НазваниеБхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск
страница14/25
Дата публикации29.03.2014
Размер3.49 Mb.
ТипКнига
vb2.userdocs.ru > Литература > Книга
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   25

^ Возвращающая Мандала Энергий
Как мы ни стараемся идти к Реальности, пребывать ей, мыс­ли, эмоции и перепады энергий уносят нас вдаль, прочь от на­шей подлинной природы. Тогда мы говорим: «Вот, могучая и коварная сансара опять взяла над нами верх, мы снова ушли от цели, мы опять обмануты. Эх, поистине трюки и ловушки сан-сарной сети неисчерпаемы!». Тантра учит тому, что сансара является врагом только для нетантриков, для тантриков она есть добрая, любящая мать. Однако как это понять, как сделать так, чтобы вместо отвлечения и порабощения дуалистический мир феноменов напоминал нам о нашей природе и возвращал нас к ней, куда бы мы ни пошли, в какую бы сторону ни направи­лись? Для начала нам надо вступить в правильные взаимоотно­шения с нашей Матерью-Шакти, проявляющейся для нас как Майя, творящая сансару. Надо подружиться с Майей и попро­сить ее помочь в нашей садхане. Некоторые считают, что для того чтобы подружиться с Майей, необходимо потворствовать пяти органам чувств. Вдохновленные этой идеей, а также идеей того, что все есть Шива, Брахман, подобные мистики пускают­ся во все тяжкие, предаваясь пьянству, наркомании, похоти и лени, забывая о садхане. Конечно же, подобное понимание вза­имоотношений с Майей ошибочно. Майю-то подобные горе-тан-трики позабавят, а вот себе только навредят. Правильный под­ход состоит в том, чтобы, почитая Майю как проявление Шак-ти, попросить Ее помочь сотворению нами Возвращающей Ман-далы.

Что же такое Возвращающая Мандала, или Мандала Воз­вращающих Энергий? Это можно описать по-разному, однако здесь мы остановимся на одном варианте.

Основой для начертания Мандалы служит Изначальная Ре­альность, материалами для начертания служат энергии и фено­мены сансары. Центральной точкой узора будет переживание своей подлинной природы.

Условно Мандалу можно описать в виде 3 — 5 слоев концен­трических орнаментов, переходящих один в другой, или в виде процесса рисования от замысла до блеска полного воплощения в жизнь. Однако сначала основа для рисования воспринимает­ся не иначе как сансара — холст, испещренный хаосом бесчис­ленных ярких, сияющих мерцающим светом фигур и образов — феноменов сансары.

Как упоминалось раньше, вначале путник получает основ­ные идеи о: 1) своей природе, как внешней, так и глубинной, 2) природе мира, как внешней, так и глубинной, 3) законах ми­роздания. Учителя объясняют стремящемуся основные пункты учения о Самореализации, и человек начинает видеть мир не­сколько по-иному. В связи с некоторым пониманием своей при­роды, природы страданий и наслаждений, некоторым понима­нием закона кармы и законов Самореализации меняется миро­ощущение и поведение живого существа. Понятие о художни­ке, рисовании, холсте и материалах становится более правиль­ным и гармоничным. Этот уровень также можно сравнить с первым черновым карандашным наброском. Если живое суще­ство действительно обрело хорошее понимание, оно принимает пять Драгоценностей жизни и обретает пять Ориентиров, пять Опор, пять Учителей и пять Могуществ. Это можно изобразить в виде пятиугольника или пяти радиальных линий, сходящихся в центре (центром здесь служит пока только идея об Абсолют­ной Самореализации). Однако подобное знание является лишь координатной плоскостью, наброском и не покрывает всей жизни путника, у которого, чем больше он или она изучает, появляет­ся все больше и больше вопросов. Чтобы получить ответы на эти вопросы, путник углубляется в изучение, заполняя пустоты размалеванного сансарой листа бумаги или холста деталями ор­намента. Этими деталями являются знание о тридцати шести таттвах, трех малах, пяти энергиях, девяти видах шактипата, четырех видах упай, трех подходах к Самореализации и т. д. Исходя из имеющегося знания и своих возможностей, путник начинает практиковать те или иные методы. Если же путник идет по пути Ваджраяны, то он изучает элементы Абхидхармы, других буддийских учений и практикует соответствующую сад-хану. Элементы Узора в разных школах различны, да и даже внутри одной и той же школы элементы Узора разных практи­ков будут выглядеть и располагаться несколько отлично, в за­висимости от личности практикующего. Но на этом уровне, когда получены все знания и практикуются соответствующие методы, путник не имеет возможности полностью изменить свое само-и мироощущение и поведение. Многие элементы Учения про­сто принимаются на веру, имеющую свои пределы, или понима­ются интеллектуально, на уровне ума. Иные элементы не пони­маются вовсе. Периодически практика посещают сомнения и перепады уровня интереса к мистической дисциплине. Рефлек­сы же индивидуального психофизического организма по-пре­жнему остаются сильными, практическое видение жизни по-прежнему остается в основном дуалистическим. Страсти и омрачения, как и раньше, волокут живое существо по тропин­кам рабства, ограниченности и страданий. Поэтому мы можем сравнить весь этот нарисованный орнамент с карандашным ри­сунком, нанесенным на размалеванную сансарой плоскость, ри­сунком, уже образующим сеть определенного узора, но тонким и слабым по сравнению с силой размалеванного пестрого про­странства, отвлекающего внимание, пространства, пока еще яв­ляющегося для нас на практике сансарой, а не чем-либо иным. Этот карандашный чертеж указывает нам верное направление в лабиринте, но у него нет силы уничтожить лабиринт. Краски еще не использованы нами в процессе нашей творческой рабо­ты, и на этом уровне путник знает о верном пути и старается следовать его руслу, однако мерцание феноменов сансары по­стоянно отвлекает мистика и уводит его за собой.

Постепенно, помимо философского и метафизического зна­ния, воспринимающегося достаточно абстрактно в сравнении с яркими и живыми реалиями сансары, мистик начинает пости­гать символы, используемые в конкретной традиции. Особен­ность символики такова, что она выглядит внешне как феноме­ны сансары, однако иллюстрирует метафизику и философию учения Самореализации. Например, змея или дерево могут оли­цетворять энергию, Шакти. Камень олицетворяет Шиву и т. д. Разбирая элемент за элементом, смысл иконографических изоб­ражений, мандал, созерцая многочисленные образы, иллюстри­рующие доктрины Учения, мистик размышляет над всем этим, а также получает интуитивное знание о себе, мире и законах этого мира. Параллельно с этим он применяет соответствую­щую, связанную с символами медитацию, что ускоряет весь процесс во много раз. Теперь перед мистиком уже не просто снежинкообразная янтра, состоящая из линий абстрактного узора, но хороший, красочный и яркий рисунок, вписывающий в себя конкретные феномены, легко и безусловно воспринимае­мые в сансаре: точку, треугольник, квадрат, дерево, камень, змею, огонь, лотос, череп, цветок, солнце, луну, звезды, птицу и мно­гое другое. На этом уровне Учение воспринимается лучше и жизнь преображается мощнее. Теперь, когда мы замечаем на плоскости разные фигуры феноменов, нарисованных Майей, некоторые из них мы уже в силах включить в наш освобождаю­щий орнамент. Блуждая по тропам сансары, наталкиваясь на камень, ветвь дерева, собаку, луну, солнце и другие отвлекаю­щие внимание феномены, мистик все чаще и чаще вспоминает об Учении, которое постепенно начинает представать перед его органами чувств на уровне метафизики, философии, этики, а также на интуитивном уровне. Теперь уже жизнь на тропе тан­тры становится легче и естественнее, сансара в определенной степени начинает мешать меньше, а помогать больше и учить яснее. Узор теперь ярок, он привлекает больше внимания. Ри­сунок теперь говорит понятнее, он учит и помогает чаще и эф­фективнее. Однако это все еще рисунок, а не жизнь, в то время как лист или холст сансары, испещренный феноменами, сияю­щими яркими фосфоресцирующими цветами, выглядит реаль­ностью. К тому же некоторые элементы нашего орнамента и их связь с другими элементами понимаются с трудом, некоторые же участки холста по-прежнему остаются незарисованными. На этом уровне успехи все еще достаточно скромны, а сила сансар-ного отвлечения все еще огромна. Наша Мандала Освобожде­ния уже раскрашена, мы даже уже смогли использовать для ее построения фигуры, взятые из мира сансары, но мы использо­вали обычные краски, в то время как Майя разрисовывала свой мир сансары яркими фосфоресцирующими красками. Что зас­тавляет краски жизни светиться? Автоматика наработанных привычек и степень осознавания. Мы имеем стойкое видение реальности как сансары и имеем могучие привычки действо­вать, следуя нашему двойственному восприятию действитель­ности. Мы наработали наше видение и кармические привычки за время многочисленных реинкарнаций, забыв нашу истинную природу. Вот почему рисунки сансары, светясь, бросаются в глаза, словно живые, а Узор освобождения хоть и стал ярок, но особо не светится. Когда, используя возможности, даваемые нарисованной магической мандалой, мистик получает хотя бы кратковременное переживание своей истинной Изначальной Природы, ситуация изменяется. Теперь идею об Абсолютной Реальности, служащую центральной точкой концентрического орнамента, заменяет подлинное переживание. Оно еще слиш­ком кратковременно, чтобы из точки распространиться на все

пространство холста или бумаги, но это уже реальная капля Амриты, Сомы, Великого Шактипата. И капля эта может сде­лать чудеса, преобразуя весь орнамент. Да, огромная сила на­ших тысячелетних кармических привычек делает наш мир сан-сарой, сияющей светом дуальности. Однако нашей изначаль­ной, первичной природой является Самарасья, Запредельное, Абсолют, а значит, на нашей стороне самая мощная сила ми­роздания, находящаяся предельно к нам близко. И свет нашей подлинной природы так ярок, беспредельно мощен и прекра­сен, что фосфоресцирование сансары тускнеет в сравнении с ним. Элементы сансары сами перестраиваются в Узор Манда-лы Освобождения и начинают гореть сияющей силой Самара-сьи, силой Бхавани, которая нераздельна со Своей природой Абсолютного Бхайравы,

Однако до этого еще далеко. Первое переживание истинной нашей природы пока еще подобно сияющей капле среди бес­крайних лабиринтов сансары, начертанных силой Махамайи. Эта капелька пока не может стать океаном, но она является волшебным ключом. Теперь, если нет никаких противопоказа­ний, мы можем приступить к реализации Махайоги-Каулы.

Практикуя на уровне Каула гуру йогу, йогу божества и дру­гие особые практики, мы быстро постигаем подлинную приро­ду всех феноменов сансары, обретаем силу и поддержку бо­жеств. Теперь мы дорисовываем Узор не только идеями или символами, наполненными мощью Пути, но и краской самой Реальности, живым сверкающим Светом Изначального Откро­вения, Этот Свет так глубок, что его чернота, бездонная тьма, поглощают все на свете. И в то же время это беспредельный, не знающий преград, ярчайший ослепляющий свет полноты.

Пока мы не можем рисовать только этой «краской», это не беда. Теперь мы знаем, к чему действительно нам надо стре­миться. Значит, наш путь выпрямляется и становится короче.

Как же мы рисуем дальше? Раньше, когда мы лишь нанесли поверх рисунков сансары разметку узора, цель пути мы обозна­чили центральной точкой. Затем, быстро дойдя до изучения символов, мы дорисовали эту точку как сияющую Звезду, кото­рая в свою очередь позже предстала перед нами в образе ишта-дэвы, да еще в окружении различных божественных манифес­таций. На иштадэву, чей образ нас притягивает и волнует, ме­дитировать интересней и приятней, чем на абстрактную точку, не так ли? Если до переживания на Пути нашей Природы мы либо поклонялись божеству как объекту, либо с разрешения Учителя визуализировали себя в теле божества, чтобы очиститься и обрести силу и видение, то после Переживания мы можем практиковать йогу божества наилучшим и основным способом. Божество возникает из Неописуемого во всем блеске феноме­нов: форм, цветов, а также звуковых и энергетических вибра­ций, но мы продолжаем осознавать истинную природу всех этих цветов, звуков и форм. Затем манифестировавшееся божество растворяется в Неописуемом, в Самарасья Шиватве. Постиг­нув природу тантрического божества, натренировавшись в этой практике, сделав практическое понимание устойчивым, мы мо­жем начинать постигать природу бытовых феноменов санса-ры — природу камня, огня, воды, растений, людей, животных, духов, природу любви, гнева, покоя, смятения, страха, уверен­ности, мудрости, невежества и т. д. Постепенно мы убедимся, что природа всего на свете та же, что и природа божества, а все энергии есть Одна Энергия. Скоро мы начнем видеть Бога, т. е. нашу общую Изначальную Природу, во всем, как внутри себя, так и вовне. Когда наш уровень станет подходящим, мы можем с полным правом использовать техники левой руки, такие как Панчамакара и другие, где применяется то, что на предыдущих этапах являлось опасными ядами, сильно мешающими Саморе­ализации и эффективно толкающими живые существа в миры низших перерождений. С помощью этих практик мы постигаем подлинную природу ядов сансары и преобразуем их в духовные лекарства. Работая с гневом, похотью, тупостью, страхом и ле­нью, мы постигаем природу всех этих омрачений и их истин­ную роль в мире. Также на этом высоком уровне развития мы можем начать практиковать Обратный Поворот, медитацию, в которой мы обращаем направления деятельности органов чувств с привычного режима на режим внутреннего постижения. Что­бы завершить описание процесса действия Возвращающей Ман-далы, для лучшего панорамного понимания рассмотрим весь процесс сначала.

Вначале путник наносит на хаос мерцающих бесконечных лабиринтов сансары линейную разметку Узора Мандалы Воз­вращения, которая представляет собой основные идеи концеп­туальных доктрин Учения. У путника появляется начальная базовая ориентация в мире, но способность живого существа придерживаться этой ориентации в повседневной жизни на этом этапе очень слабая — путь видится призрачным, Учение слабо увязывается с жизнью в окружающем мире, возникает много вопросов.

Далее путник продолжает изучать элементы метафизики, фи­лософии и этики Учения — Узор усложняется новыми прорисо­вывающимися деталями. Ориентация путника повышается, до­рога видится отчетливее, мир понимается яснее, что дает опре­деленные новые возможности. Однако способность следовать этой ориентации, Учению, слишком мала. На этом этапе в по­вседневной жизни мы очень часто забываем Учение и Путь, а когда помним о них — очень часто не в силах использовать свое знание.

Параллельно, постигая символику, иллюстрирующую тайны Учения и содержащую силу, а также одновременно начиная прак­тиковать садхану, путник улучшает понимание и карму, связь с Изначальным усиливается. Идти по Пути становится легче, но в делах повседневной жизни обычно побеждает сансара. Еще более продвинувшись на Пути, а также в изучении идей и сим­волов, мы лучше понимаем Учение и мироздание, чаще вспоми­наем Учение, а стало быть, лучше видим, что и как нам делать. Постепенно наше понимание Учения становится тоньше, виде­ние — яснее. Вырабатываются полезные навыки и привычки. Если раньше мы плавали в океане сансары, не зная ни о том, в чем мы плаваем, ни об Учении, то затем мы обрели знание и начали размышлять и наблюдать за жизнью. Теперь благодаря медитативному опыту и изучению мы видим мир и нашу ситу­ацию в нем полнее и лучше. Еще более продвинувшись на Пути, мы начинаем воспринимать феномены сансары как иллюстра­ции Учения, напоминающие о Пути. Видя кратковременность наслаждения и возвращения страдания, мы вспоминаем о двой­ственности сансары и невозможности достичь удовлетворения в ней. Видя камень, мы вспоминаем об Изначальной Природе — предельно простой и нерушимой. Прогуливаясь по ночному парку, наблюдая яркие звезды, виднеющиеся в просветах меж древесных ветвей и листьев, мы вспоминаем о союзе Земли и Неба, сансары и нирваны, духовного и материального и т. д.

Феномены сансары, ранее отвлекавшие нас и сбивавшие с Пути, начинают напоминать о Пути и даже иногда учить нас. И все же мы очень часто забываем о том, что говорит Учение, и действуем исходя не из его рекомендаций, а из сансарных уста­новок и побуждений. Поэтому наше дело продвигается медлен­но. Также надо сказать, что пока мы знаем о том, что есть наше подлинное «Я» только теоретически, а стало быть, в Пути мо­жем быть направляемы только косвенно — через слова и образы Учения, которые не в силах передать Истину. Поэтому, какими бы яркими ни были краски элементов Учения, их меньше, чем элементов сансары, они теряются в бесчисленных сансарных феноменах, поэтому мы так часто и легко забываем об Учении. Когда, наконец, мы обретаем переживание Самарасьи и убеж­даемся, что это оно, мы теперь яснее понимаем, к чему мы идем и как нам надо идти. Мы видим разницу между словами Учения и его Плодом, понимая, что образы и концепции Учения есть феномены сансары и в то же время освобождающие дары на­шей матери-Майи. Мы вспомнили нашу природу и теперь иног­да спонтанно ухватываем это состояние в некоторых бытовых ситуациях, а также во время определенных медитаций. На этом этапе мы не в силах переживать это состояние часто и длитель­но, действием мощной силы мы вталкиваемся назад, в двой­ственное видение, сансару. На этом уровне мы уже имеем «трех бойцов» на нашей стороне, иногда мы переживаем идеи Уче­ния, иногда образы Учения со смыслом, заложенным в них, иног­да Изначальную Реальность. Помня об Учении, мы чаще посту­паем исходя из Него. Правда, все остальное время мы пережи­ваем уносящую нас от осознания своей истинной природы сан­сару, поэтому по-прежнему подвержены отвлечениям и, как следствие, страданиям. Однако теперь на нашем холсте появи­лись яркие драгоценные элементы переживаний истинной при­роды. Мы начинаем использовать эту «сияющую» краску в на­шем рисунке наряду с продолжением работы над символами и идеями. Мы практикуем с Изначальной Реальностью двояко. Входя в переживание Изначальной Природы всего снова и сно­ва, мы делаем такое переживание более естественным и легко достижимым для нас. С другой стороны, мы пытаемся обнару­жить через переживание эту же самую Изначальную Природу в различных объектах, поначалу в объектах, связанных с Учени­ем, затем в повседневных объектах сансары, включая яды и не­совершенства. Первый способ сравнивается с нанесением, на плоскость новых, светящихся узоров, которые более ярки и живы по сравнению с образными и концептуальными идеями Учения, а также по сравнению с пестрым хаосом иных сансарных фено­менов. Второй способ заставляет также ярко светиться Огнем Совершенства уже существующие элементы Учения и сансары, вписывая их в Узор. Постепенно сложится ситуация, при кото­рой периоды, когда мы отвлеклись и забыли об Учении, сведе­ны практически к нулю. Когда мы отвлеклись от Изначального состояния, мы переживаем идеи и образы Учения. Постепенно живое переживание будет распространяться по холсту все сильнее и сильнее и однажды Сияние зальет собой весь холст. Все станет Одним, но при этом орнамент не исчезнет, а сохранится в качестве прекрасного пульсирующего Узора спонтанных ма­нифестаций Шиватвы. Это и будет реализация Великого Узора Возвращающей Мандалы, реализация, которая есть состояние дживанмукты. Принцип работы Мандалы состоит в том, чтобы постепенно свести на нет отвлечение от Учения, а затем свести на нет отвлечение от переживания Самарасьи. Сама сансара, Махамайя, будет помогать в этом, ибо огромное число возвра­щающих элементов строится из сансарных материалов. Таким образом, для тантрика Майя выступает не в роли врага, а в роли Матери, с кем мы состоим в хороших родственных отно­шениях и кто, любя, поможет нам в нашем деле. Чтобы мистик сумел построить Мандалу, нужно две вещи: сильное стремление в первую очередь к Истине, а не к иным вещам, и синтезирую­щая и интегрирующая способность сознания видеть вещи в их взаимосвязи друг с другом, уметь по нескольким элементам со­ставить представление о всей вещи, знать что, чем, как и когда соединить или разъединить.

Итак, обычных существ Майя постоянно отвлекает от Уче­ния и совершенно заслоняет перед ними их подлинную приро­ду. Тантрику же Майя напоминает об Учении и Подлинной Природе все лучше и эффективнее изо дня в день. Как говорит­ся в Упанишадах: «Тот, кто знает обоих вместе — знание и незнание — переправившись через смерть с помощью незнания, достигает бессмертия с помощью знания». Мандала называется Возвращающей, ибо куда бы мистик ни пошел, сансара посто­янно возвращает его назад, в центр, в Изначальную неконцеп­туальную Реальность.

Конечно, узоры Мандалы разных мистиков отличаются друг от друга. Кто-то получает заветное переживание в самом нача­ле, кто-то в середине Пути, а кто-то лишь в конце; одни легче воспринимают идеи, другие — символы и т. д. Для успеха каж­дый должен найти свой стиль работы, и тогда жизнь будет про­ходить гармонично, нам не в чем будет упрекнуть себя на скло­не лет. Те, кто выбрал путь Каулы, используют для дела все, что попадается под руку, не заявляя, что идеи выше образов и на­оборот. Практики Каулы не путают саттва гуну с настоящей духовностью, используя средства, они не забывают о цели этих средств и не начинают поклоняться им как идолам, затмившим живого Бога. В то же время каула-тантрики почитают Майю и феномены сансары как тайные источники знания и силы и зна ют, с чем, когда и как работать можно, а с чем — нельзя. Почи­тая великих учителей — риши, натхов и сиддхов — каула-садха-ки почитают как учителя кошку, собаку, окурок, найденный на дороге, звезду, одним словом, весь мир. Потому мир и помогает им, делая их Путь быстрым и полным наслаждения.

Все, изложенное в этой главе, можно описать в виде форму­лы возникновения сети рабства и Узора всесовершенства. Там, где есть один (я, субъект), есть и два (не-я, объект), где есть два, есть и три (субъект, объект и взаимоотношения между ними), три же порождает все в мироздании. Таким образом, из Неописуемого создается сеть. Чем больше число феноменов, тем менее сильной и свободной является каждая конкретная едини­ца. Сеть уничтожается следующим образом: с помощью третье­го (процесса познания) первое (я, субъект) реализует осозна­ние единства со вторым (не-я, объектом). Узор же Божествен­ного Великолепия реализуется тогда, когда мы снова нисходим в мир феноменов, образуя его, но не теряя осознавание един­ства Природы всех феноменов.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   25

Похожие:

Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconТропы Тропы
Тропы (греч. 1гороз — «поворот», «оборот») — обороты речи (образы), основанные на употреблении слов в переносном значении и используемые...
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconРечь. Выразительность русской речи Тропы Тропы
Тропы (греч. Tropos – «поворот», «оборот») – обороты речи (образы), основанные на употреблении слов в переносном значении и используемые...
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск icon7: Стратегия и тактика ведения переговоров
Формировать у студентов положительное, ответственное отношение к повышению своих психологических знаний
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconВересень 2012-2013 н р
Пожежна тактика (Л) Штайн Б. В. Л 101 Пожежна тактика (Л) Штайн Б. В. Л 101 Пожежна тактика (Л) Штайн Б. В. Л 101 Радіаційна безпека...
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconСтратегии и программы Республики Казахстан Стратегии развития Стратегия...
Стратегия развития Республики Казахстан до 2030 года. Стратегия «Казахстан-2030» обозначила долгосрочный путь развития суверенной...
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconАнкета участника медиаполигона «Минск-24»
«Минск-24» – спецпроект журнала «Русский репортер» в жанре тотальной журналистики. Тотальная журналистика – одновременное освещение...
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconАнкета участника медиаполигона «Минск-24»
«Минск-24» – спецпроект журнала «Русский репортер» в жанре тотальной журналистики. Тотальная журналистика – одновременное освещение...
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconПрограмма и рабочий график комплексной межрегиональной учебной практики...
Минск – Шклов Могилев – Рогачев Гомель Речица Мозырь Светлогорск Бобруйск Минск
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск icon220026 Республика Беларусь г. Минск пр. Партизанский дом 56, пом...
Минска (а/с «Дружная»). Транзит по территории рб. Прохождение границы. Ночной переезд во Львов
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconО моем деде фронтовом шофере
Новая весна, новое 9 мая – День великой победы в Великой Отечественной Войне. Парады, оркестры, Города в цветах хаки и отблесках...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница