Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск


НазваниеБхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск
страница1/25
Дата публикации29.03.2014
Размер3.49 Mb.
ТипКнига
vb2.userdocs.ru > Литература > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25
Бхайравананда

Трикасамарасья Каула
Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны

Минск

Издатель В.П. Ильин 20033
http://advayta-fx.narod.ru/

УДК 294 ББК 86.35 Б 94

Выражаем искреннюю благодарность Савенковой М. за пре­доставленные фотографии.

Бхайравананда
Б 94 Трикасамарасья Каула. Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны - Мн.: Изд. В.П. Ильин, 2003. - 296 с.: ил. 15ВН 985-6365-13-9

Книга Бхайравананды, современного мастера тантрической йоги, посвящена феномену недвойственной тантры, проявленному в уче­нии Трикасамарасья Каулы.

Эта работа панорамно описывает и разъясняет основополагающие принципы пути быстрой Самореализации, доктрины и методики, вы­текающие из них, а также убедительно развеивает ошибочные пред­ставления и предрассудки по отношению к тантрической йоге. Книга интересна своим практическим подходом и предназначена для тех духовно и интеллектуально развитых читателей, кто интересуется тан­трами быстрой трансформации.

УДК 294 ББК 86.35

ISBN 985-6365-13-9
© Бхайравананда, 2003 © Н. В. Соловьева, 2003

Посвящаю эту книгу

Великим Бхайраве и Бхайрави,

которые, манифестировавшие в разных обликах,

наставляли меня на тропе

Ананда Трикасамарасья Каулы


ПРЕДИСЛОВИЕ

к русскому изданию
На сегодняшний день в странах СНГ сложилась парадок­сальная ситуация: на прилавках магазинов духовной книги мож­но найти все, что угодно, — от трактатов по русскому ортодок­сальному христианству до дневников вудуиста, — кроме хоро­ших книг по индийской тантре — мощнейшему, высокоэффек­тивнейшему пути Самореализации, позволяющему достичь за­ветной цели в течение одной человеческой жизни. В книгах, которые печатаются на русском языке под названием «Индий­ская тантра», в основном описываются сексуальные упражне­ния. Понятно, что секс, как и вкусная еда или алкоголь, являет­ся притягательным феноменом для большинства людей, однако к тантре не имеет никакого отношения. Конечно, в тантричес­ком учении сексу уделяется пристальное внимание, но наряду с многочисленными другими явлениями, да еще и в особом кон­тексте, на постижение которого требуются годы. Вычленить же из стогранного бриллианта тантры исключительно сексуальную грань и называть это сутью тантрической практики — не что иное, как спекуляция на людских страстях с целью удовлетво­рения похоти и, возможно, материального обогащения.

На фоне подобной «физиологической» литературы книги А. Авалона, X. Джохари и М. Кханна выглядят жемчужинами. В то же время необходимо отметить, что труды А. Авалона содер­жат достаточное количество неточностей, ибо до него европей­цами не изучались индийские пути трансформации, и сей по­чтенный английский исследователь был пионером в исследова­нии шайва-шактизма. Книги же X. Джохари и М. Кханна в ос­новном либо описывают технические детали тантры, либо по­пулярно рассказывают, что такое тантризм.

Ежегодно на русском языке издается значительное количе­ство хороших книг по тибетской тантре, написанных высоко­реализованными мастерами Ваджраяны или выдающимися учеными. Почему же не публикуются книги такого уровня, посвя щенные индийской тантре? Почему тантрические мастера Ин­дии, в отличие от тибетских лам, не приезжают с лекциями в города России, Украины и Беларуси? К слову сказать, не слыш­но, чтобы они любили посещать и западные страны, да и в са­мой Индии встретить настоящего мастера той или иной тант­рической традиции достаточно сложно. Чтобы разобраться в этом, сравним ситуации с обоими видами тантр — тибетской и индийской. Для начала обратим внимание на разницу между индуизмом и буддизмом в целом.

Индуизм является не чем иным, как расцветшей и сохранив­шейся до наших дней формой язычества: в нем ясно прослежи­ваются все языческие принципы. Процветает многобожие при понимании того, что все многообразие божеств есть разные проявления единой трансцендентальной Реальности. Воззрения и поведение индийцев основаны на архаических мифах и пре­даниях, на древних племенных принципах и законах, за долгие века прошедших трансформацию в связи с изменением созна­ния и условий жизни людей. Буддизм как самостоятельное от­дельное учение возник в индуистской среде гораздо позже и основан не на древних мифах, преданиях и обычаях, а на комп­лексе идей, которые могут быть доказанными логическим пу­тем. Индуизм — это учение, постигаемое с детских лет в про­цессе определенного образа жизни. Буддизм — это учение, по­стигаемое в процессе логического усвоения определенных идей, количество которых достаточно легко поддается исчислению.

Конечно, суть и того, и другого учения может быть постиг­нута полностью только при последующем выходе как за преде­лы мифов и обычаев, так и за пределы идей, однако факт оста­ется фактом: в эту эпоху идеи распространяются в нетрадици­онной для учения среде намного легче, чем весь образ жизни с его неисчислимыми мелкими деталями и привычками. Можно сказать, что в архаические времена образ жизни очень многих племен и народов соответствовал принципам индуизма, буддизм же на первых порах был определенным локализованным учени­ем, возникшим как попытка раздуть угасающий огонь транс­цендентального знания. Впоследствии все переменилось — ког­да условия жизни и способ мышления сильно изменились, мно­гие древние символы стали неактуальными, подлинный смысл ритуалов оказался забытым. В эту пору буддизм, несущий в себе понятные всем народам идеи о сострадании, причине стра­дания и пути избавления от страдания, широко распространил­ся во многих странах, там, где раньше господствовали язычес­кие учения.

Когда люди утрачивают ощущение единства всего и отчетли­во вычленяют себя из окружающего мира, они не могут обхо­диться без логики. Именно поэтому однажды буддизм с его раз­витой логикой распространился очень широко — его адепты без особенных затруднений громили на философских диспутах при­верженцев индуистских учений, выявляя перед слушателями про­тиворечия и логические несоответствия древних систем описа­ния мира, а также обещая всем людям равенство вне зависимо­сти от социального положения. Позже, в процессе полемики с буддизмом, индуизм все же смог манифестировать свои систе­мы идей и их логических доказательств, например учение Три-ки, Адвайта-Веданту и другие философско-логические учения. Опираясь на эти системы, поддерживающие древние символы и мифы, учения и ритуалы, индуизм ярко вспыхнул и вытеснил буддизм со своей территории. Однако и теперь индуизм — это прежде всего учения образов жизни, и постигаются они в ос­новном не через изучение специальных книг, а воспринимают­ся с молоком матери в процессе повседневной, но сакральной жизни.

Неиндийцы часто обижаются на то, что, несмотря на все их старания при изучении текстов и обычаев, индуистское обще­ство никогда не признает их полными единоверцами. Конечно, некоторые учителя и школы делают исключения и признают отдельных западных индуистов как единоверцев. Все это пе­чально, сама Индия терпит от этого ущерб, не имея возможно­сти полной духовной экспансии в другие страны. Однако в по­добном подходе есть и своя рациональность. Если ты не вырос в индуистской семье, как ты усвоишь тысячи важных сакраль­ных мелочей, составляющих путь индуиста? Ведь этим мелочам не только специально не учат, но индуист даже не задумывает­ся об их существовании, воспринимая их как само собой разу­меющееся.

Буддизм же не замыкается в рамках коренного населения традиционно буддийских стран. Конечно, где-нибудь в Буря­тии можно иногда услышать, что бурятский или монгольский буддист «более буддист», чем его русский или белорусский со­брат. Однако официально считается, что всякий, принявший прибежище в Драгоценностях, усвоивший основы учения и живущий согласно определенным принципам, является буддис­том в независимости от того, тибетец он или немец, африканец, американец или русский. Это подтверждает сам Далай-лама.

Конечно, настоящая недвойственная индийская тантра, а также некоторые иные индуистские направления не признают национальные и кастовые различия непреодолимыми препят­ствиями к постижению мудрости древних, однако подобные учения теряются в массе ортодоксально-националистических сект.

Буддизм имеет институт монастырей, служащих одновремен­но и духовными школами и университетами, целительскими центрами и мастерскими ремесел и искусств.

Традиционный же индийский тантрический ашрам представ­ляет, как правило, поселение практиков, разросшееся вокруг дома учителя или возле того или иного священного места.

В Тибете тантризм Ваджраяны на протяжении последних веков был господствующим духовным направлением теократи­ческого государства. В Индии бывали времена, когда тантризм становился господствующим духовным направлением тех или иных королевств или даже империй, однако так было не везде и не всегда. В иных регионах тантрические учения считались не­честивыми и адептов тантры часто принимали за черных магов.

Последние века Индией правили мусульмане, а затем англи­чане. Тантризм не только не поддерживался иностранными вла­дыками, но часто просто был вынужден бороться за свое суще­ствование, становясь незримым для преследователей, замыка­ясь в среде надежных людей.

Буддийская система иерархии при всех своих недостатках позволяет успешно координировать усилия практиков в деле развития и распространения учения. Индуизм фактически не имеет системы иерархии. Это не дает возможности координи­ровать действия больших групп практиков и концентрировать значительные силы на осуществление больших задач, видимых на внешнем плане. Индуистская тантра содержит в себе сотни различных школ, не объединенных жестко и не упорядоченных детальной иерархией. Многое строится на личных взаимоотно­шениях практиков и их учителей.

После вторжения и оккупации Тибета китайскими войска­ми многие тантрические учителя были вынуждены бежать из родной страны. Они были радушно приняты многими западны­ми странами и не остались в долгу, просвещая иностранцев, проводя семинары и ритриты, издавая книги и организуя ду­ховные центры.

Индийским же тантрическим мастерам не пришлось бежать из Индии. Спасаясь от преследований иностранных владык и от прессинга со стороны своих же индуистских ортодоксов, они просто растворились в толпах простых верующих, брахма­нов и садху. Хотя надо заметить, что индийская культура плю­ралистична и веротерпима, поэтому в индийских королевствах и княжествах при всех разногласиях между духовными направле­ниями не наблюдалось таких массовых и жестоких преследова­ний, каким, например во Франции, подвергались протестанты со стороны католиков.

Что касается ситуации с изучением и практикой индийской тантры в восточно-славянских странах, то она еще более не­простая, чем, скажем, в США или Великобритании. Индия ни­когда не была колонией России, как и наоборот. Исторически сложилось так, что среди народов, населяющих Российскую им­перию, не было наций, исповедующих индуизм. Зато существо­вали и существуют поныне буряты, калмыки и тувинцы, испо­ведующие буддизм тибетского толка. Естественно, что у рос­сийских ученых было больше возможностей изучать буддизм, нежели индуизм. Английские же исследователи, а затем и уче­ные других стран столкнулись с индуизмом гораздо раньше. Поз­же, в то время, пока коммунистическая партия СССР боролась с религиями и подавляла как свободу верующих, так и инициа­тиву ученых, западные специалисты не теряли времени даром, изучая тексты и консультируясь с индийскими философами и тантрическими мастерами. Поэтому большинство книг, как хо­роших, так и не очень, по индийскому тантризму было опубли­ковано и продолжает публиковаться на английском языке.

В некоторых странах СНГ есть еще один фактор, мешаю­щий распространению индийского тантризма, — сопротивле­ние этому правительств ряда стран. В наше время эти прави­тельства законными и незаконными методами пытаются «пере­крыть кислород» «нетрадиционным для региона» духовным об­щинам, дабы «спасти национальный дух от тлетворного ино­земного влияния». Мистиков восточных направлений выстав­ляют в прессе то «изуверами», то «шарлатанами», то «агентами враждебных держав». Индуистским духовным организациям, не успевшим зарегистрироваться в годы перестройки, под раз­ными предлогами отказывается в регистрации, запрещается со­бираться вместе на занятия и богослужения, рассказывать лю­дям о своем духовном направлении через средства массовой ин­формации. Милиция взламывает квартиры верующих, прово­дит незаконные обыски, применяет различные виды насилия по отношению к индуистам в целом и шайва-шактам в частности, а также по отношению к буддистам и последователям учения Бон-По. Ориентированные на внутреннее духовное развитие, далекие от политики и бизнеса, многие последователи восточ­ных учений оказываются совершенно беззащитными перед произволом властей.

Однако невзирая на многочисленные препятствия, русско­язычные шайва-шакты, преодолевая огромные трудности, по­стигают мудрость Священного Пути. Энтузиасты самостоятель­но изучают санскрит и английский, за свой счет, порой на пос­ледние сбережения, отправляются в Индию и другие страны, чтобы встретиться с тантрическими мастерами, продвинутыми практиками и выдающимися учеными. Последователи древних учений втайне от органов власти приглашают учителей, прово­дят занятия и богослужения, печатают книги, передают учения другим. Никто и ничто не в силах остановить тех, у кого в сер­дце горит священный огонь духовного подвижничества!

В ближайшие годы русскоязычными шайва-шактами плани­руется издать на родном языке такие замечательные книги по тантрической традиции Бхайравы, как «Устные наставления» Лакшмана Джу, «Виджнянабхайрава тантра» с комментариями Джайдэва Сингха, «Кашмирский Шайвизм» Камалакара Миш-ры и некоторые другие. Данная работа тоже является вкладом в дело возрождения и распространения недвойственных тантр Бхайравы и Бхайрави.

Замечу, что содержание этой книги несколько выходит за рамки индуистской национальной религии. Во-первых, автор намеревается показать в этой работе, что учение недвойствен­ных тантр транснационально и трансрелигиозно. Во-вторых, автор имеет свою точку зрения на то, что считать традицион­ным учением Бхайравы и Бхайрави, процветавшим в некото­рых регионах Азии, а что «неоиндуистской тантрой» и синкре­тизмом. Данная точка зрения кому-то может показаться неор­тодоксальной, но автор придерживается убеждения в том, что она полностью выражает мнение недвойственной тантры по это­му поводу и согласуется с содержанием соответствующих ага-мов, относящихся к данной традиции. В-третьих, задачей авто­ра являлся не столько информативный академический обзор некоего, процветавшего сотни лет назад индийского учения, чьи лучшие дни остались в далеком прошлом, сколько показ фено­мена живой тантры изнутри, с точки зрения современного адеп­та, не обязательно являющегося этническим индусом. При всем этом хочу заметить, что данная работа является, пожалуй, первой книгой русскоязычного автора, в которой описывается суть недвойственной тантры, относящейся к традиции Бхайравы. В настоящие дни и в самой Индии эта мистическая система явля­ется достаточно редкой. Даже в Кашмире, традиционном реги­оне распространения тантр Бхайравы, не так легко найти мис­тиков, сведущих в теории и практике этого пути. Вековые ре­лигиозные преследования со стороны мусульман сделали свое дело и древнее наследие риши Дурвасы, Сомананды и Абхина-вагупты стало уделом очень немногих. Такие же прославленные ветви учения, как Капалика Сампрадайя, практически почти ис­чезли с лица земли. Однако не стоит лишь огорчаться по этому поводу. Данная работа иллюстрируют возрождение Традиции Бхайравы и Бхайрави, причем возрождение, далеко перешаг­нувшее рамки индийского субконтинента. Я надеюсь, что эта книга принесет пользу талантливым мистикам, говорящим по-русски.

ПРЕДИСЛОВИЕ

к американскому изданию

Когда я захожу в магазины духовной книги и проверяю со­держимое раздела «Тантра», меня, как правило, постигает чув­ство разочарования. Глазам предстает огромное количество ли­тературы, посвященной ныо-эйджевскому сексу с восточным оттенком, который невежественные люди принимают за «тант­ра йогу». Какое отношение имеют эти сексуальные инструкции к тантре? Никакого. На полках попадаются книги с популяри-стическим описанием чакр и энергетических каналов, мантр и янтр. Является ли это тантрой? Нет, все это является лишь описанием некоторых технических средств и символов, из изу­чения которых не складывается понимания сути и сердца тант­ры. Гораздо больший интерес вызывают у меня научные труды по тантре, одиноко стоящие среди шеренг всей этой нетантри­ческой литературы. Таких книг мало, они написаны сухим на­учным языком и зачастую в них не освещается явление тантры в целом, а лишь описываются те или иные теоретические фено­мены. Вот и скажите, много ли у современного, эзотерически настроенного человека шансов получить доступ к вечной, бес­смертной Традиции?

Буддийской тантре повезло больше, чем индуистской. Суще­ствуют ваджраянские монастыри и центры, издаются хорошие книги. И в то же время даже в Ваджраяне смысл и понимание некоторых вещей утрачены или известны лишь немногим. К тому же индуистская и буддийская тантрические системы уже в древ­ности пережили свои золотые годы расцвета. Сейчас почти не проводится новых исследований, почти не открывается новых тантрических текстов, откровения от божеств более чем редки. Поэтому между древней тантрой и современной жизнью воз­никла пропасть. А ведь согласно принципу тантры, учение и жизнь должны быть едины.

Мне посчастливилось получать тантрическое учение от Бхай-равы и Бхайрави — несомненных авторитетов тантрической радиции. Их наставления предназначались для людей современ­ной эпохи и переданы были человеку, родившемуся в России — стране, соединяющей Запад и Восток. Поэтому они могут быть восприняты с пользой представителями обеих культур.

Данная книга написана на основании моих предыдущих ра­бот, до сих пор известных лишь моим ученикам. Я не собира­юсь подробно описывать философию и метафизику Учения Бхайравы и Бхайрави. Это уже сделали многие авторы, такие как великий Лакшман Джу Раина, Деба Братта Сен Шарма, Джайдэв Сингх, Камалакар Мишра и другие. Скажем, деление упай на четыре вида я не стану описывать принципиально, ибо не вижу в этом практического смысла. Я ограничусь кратким описанием доктрин, подробно буду останавливаться на практи­ческих деталях садханы, на некоторых важных символах и об­разах, а также на тех доктринах, которые имеют практическое значение, но были мало освещены предыдущими авторами, так как они относятся в основном к устным наставлениям.

В процессе написания книги я старался не перегружать ее санскритской терминологией, однако некоторые важные поня­тия тантрического учения не имеют аналогов на других языках, поэтому основные и незаменимые термины я оставил так, как они есть, разъяснив их главные значения.

Американцам свойственна некоторая конкретность мышле­ния, многие из них стараются найти всему практическое, при­кладное применение. Эта деловитость является хорошей чер­той, если не гипертрофируется в стремление, столкнувшись с каким-либо явлением, немедленно пытаться выжать из него ути­литарную пользу. Многие духовно ориентированные американ­цы, столкнувшись с тантрой, понимают ее как «набор опреде­ленных техник» — мантры, янтры и т.д. Успех в продвижении по пути тантры они увязывают с обретением нужной мантры, янтры и техники. Это не совсем правильный подход. Свеча не будет гореть под водой, крот не полетит по воздуху. Тантри­ческие техники не станут работать, помещенные в заурядное нетантрическое сознание. Чудо преображения не состоится, и духовный искатель обретет лишь разочарование в тантричес­ком учении. Прежде чем приступать к медитативным практи­кам, надо подготовить почву для успеха в них — необходимо глубоко и в деталях понять мир тантры, достичь тождественно­сти с ним. Поэтому многие главы этой книги посвящены тому, на что обычно не обращается внимания, но без чего успех в реализации Великого Совершенства невозможен. Эта книга, подобно палице Бхайравы, уничтожает неверное представле­ние о тантре и помогает обрести ясное понимание ее пути.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Похожие:

Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconТропы Тропы
Тропы (греч. 1гороз — «поворот», «оборот») — обороты речи (образы), основанные на употреблении слов в переносном значении и используемые...
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconРечь. Выразительность русской речи Тропы Тропы
Тропы (греч. Tropos – «поворот», «оборот») – обороты речи (образы), основанные на употреблении слов в переносном значении и используемые...
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск icon7: Стратегия и тактика ведения переговоров
Формировать у студентов положительное, ответственное отношение к повышению своих психологических знаний
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconВересень 2012-2013 н р
Пожежна тактика (Л) Штайн Б. В. Л 101 Пожежна тактика (Л) Штайн Б. В. Л 101 Пожежна тактика (Л) Штайн Б. В. Л 101 Радіаційна безпека...
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconСтратегии и программы Республики Казахстан Стратегии развития Стратегия...
Стратегия развития Республики Казахстан до 2030 года. Стратегия «Казахстан-2030» обозначила долгосрочный путь развития суверенной...
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconАнкета участника медиаполигона «Минск-24»
«Минск-24» – спецпроект журнала «Русский репортер» в жанре тотальной журналистики. Тотальная журналистика – одновременное освещение...
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconАнкета участника медиаполигона «Минск-24»
«Минск-24» – спецпроект журнала «Русский репортер» в жанре тотальной журналистики. Тотальная журналистика – одновременное освещение...
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconПрограмма и рабочий график комплексной межрегиональной учебной практики...
Минск – Шклов Могилев – Рогачев Гомель Речица Мозырь Светлогорск Бобруйск Минск
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск icon220026 Республика Беларусь г. Минск пр. Партизанский дом 56, пом...
Минска (а/с «Дружная»). Транзит по территории рб. Прохождение границы. Ночной переезд во Львов
Бхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск iconО моем деде фронтовом шофере
Новая весна, новое 9 мая – День великой победы в Великой Отечественной Войне. Парады, оркестры, Города в цветах хаки и отблесках...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница