Pollyanna


НазваниеPollyanna
страница2/17
Дата публикации04.01.2014
Размер2.91 Mb.
ТипКнига
vb2.userdocs.ru > Литература > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
часть Женской помощи хотела купить мне черное платье и шляпу, а другая часть

решила истратить эти деньги на красный ковер для церкви, а миссис Уайт

сказала, что, может, так будет и лучше. Мне, говорит, не нравятся дети в

черном платье. То есть, ей не дети не нравятся, а когда их одевают в черную

одежду.

Поллианна перевела дух. Воспользовавшись паузой, Нэнси успела вставить:

-- Ну, по-моему, цвет платья не имеет значения.

-- Я рада, что вы на это смотрите точь-в-точь как я, -- сказала

Поллианна, и горло ее снова перехватил спазм. -- Конечно, -- грустно

добавила она, -- в черной одежде мне было бы гораздо труднее радоваться...

-- Радоваться?! -- воскликнула Нэнси. Слова Поллианны настолько

поразили ее, что она даже не дала ей договорить.

-- Ну да, радоваться, -- невозмутимо продолжала Поллианна, -- я ведь

рада, что мой папа сейчас в раю. Он ведь теперь с мамой и остальными детьми.

Он сам мне говорил, что я должна радоваться. Но мне все равно очень трудно

радоваться. Даже несмотря на красное платье. Ведь мне он так нужен! У мамы и

у других детей там есть Бог и ангелы, а у меня никого не осталось, кроме

Женской помощи. Но теперь-то я уверена, что мне будет легче. Ведь теперь у

меня есть вы, тетя Полли! Я так рада, что у меня есть вы!

Тут сочувствие, с которым Нэнси внимала маленькому несчастному

существу, сменилось ужасом.

-- Милая Поллианна! Ты ошибаешься! Я не твоя тетя Полли. Я всего лишь

Нэнси.

-- Вы -- не тетя Полли? -- растерянно прошептала девочка.

-- Нет, я Нэнси. Никогда не "думала, что меня можно спутать с твоей

тетей. Между нами ничего общего-то нет.

Тимоти тихонько прыснул в кулак, но Нэнси эта история очень расстроила,

и ей было не до шуток.

-- Но тогда кто же вы? -- спросила Поллианна. -- Вы совсем не похожи ни

на кого из Женской помощи.

Тимоти больше не мог сдерживаться и громко расхохотался.

-- Я Нэнси. Служанка мисс Полли. Я делаю всю работу по дому, кроме

стирки и глажки крупных вещей. Это по части миссис Дерджин.

-- А вообще-то тетя Полли есть? -- с тревогой спросила девочка.

-- О, тут тебе не следует сомневаться, -- заверил ее Тимоти. -- Еще как

есть! Поллианна тут же успокоилась.

-- Ну, тогда все в порядке, -- весело сказала она.

С минуту они ехали в тишине. Затем Поллианна заговорила вновь:

-- А вообще-то я рада, что она не приехала меня встречать. Потому что

так бы я ее уже узнала, а сейчас я еще ее не знаю. И потом, теперь у меня

есть вы.

Нэнси покраснела. Тимоти тут же повернулся к ней.

-- Ну и тонкий же комплимент отпустила тебе юная леди! -- воскликнул он

и улыбнулся. -- Я бы на твоем месте сказал ей спасибо. Что же ты молчишь,

Нэнси?

-- Просто я думала о мисс Полли, -- ответила вконец смущенная Нэнси.

-- Я тоже о ней думаю, -- весело подхватила Поллианна. -- Мне так

интересно! Знаете, ведь она моя единственная тетя, а я так долго вообще не

знала, что она у меня есть. А потом папа рассказал мне о ней. Он сказал, что

она живет в красивом доме на вершине холма.

-- Правильно, -- ответила Нэнси. -- Погляди. Видишь, вон там большой

белый дом с зелеными ставнями?

-- Ой, какой хорошенький! И вокруг него столько деревьев и травы! Я

никогда еще не видела столько зелени сразу! Нэнси, а моя тетя Полли богатая?

-- спросила Поллианна.

-- Да, мисс.

-- Ой, я так рада! Наверное, это так здорово, когда много денег! У нас

ни разу не было много денег! И ни у кого из знакомых -- тоже. Вот только у

Уайтов. Они довольно богатые. У них в каждой комнате по ковру, а по

воскресеньям они едят мороженое. А у тети Полли бывает по воскресеньям

мороженое?

Нэнси отрицательно покачала головой. Она попробовала вообразить, как

тетя Полли ест по воскресеньям мороженое, и ее начал разбирать смех. Губы ее

задрожали, и они с Тимоти обменялись лукавыми взглядами.

-- Нет, мисс, твоя тетя, наверное, не любит мороженого. Я, во всяком

случае, ни разу не видела ничего подобного у нее на столе.

У Поллианны лицо вытянулось от удивления.

-- Ой, она не любит? Жалко! Не представляю, как можно не любить

мороженого? Но зато я могу радоваться, что теперь у меня не будет болеть

живот. Я у миссис Уайт съедала столько мороженого, что у меня потом часто

болел живот. А ковры у тети Полли есть?

-- Ковры есть, -- подтвердила Нэнси.

-- В каждой комнате?

-- Ну, почти в каждой, -- ответила Нэнси и внезапно нахмурилась. Она

вспомнила о маленькой комнате на чердаке, где уж точно не было ковра.

-- Ой, я так рада! -- воскликнула Поллианна. -- Я так люблю ковры. У

нас их не было. Только два совсем маленьких. Они попали к нам из

благотворительных пожертвований. На одном было полно чернильных пятен. А у

миссис Уайт на стенах еще висели картины. Такие красивые картины! На них

были маленькие девочки на коленях, и котенок, и ягнята, и лев. Конечно, они

были не все вместе, а по отдельности. Это в Библии говорится, что лев и

ягнята когда-нибудь будут вместе, но на картинах миссис Уайт все пока по

отдельности. По-моему, красивые картины просто невозможно не любить, правда?

-- Я... я не знаю, -- ответила Нэнси, и голос ее дрогнул.

-- А я очень люблю картины, -- продолжала девочка. -- У нас дома картин

не было, потому что среди пожертвований они попадаются очень редко. Только

однажды нам достались две. Но одна оказалась такой хорошей, что папа продал

ее и купил мне ботинки. А другая была такая дряхлая, что рама сразу

развалилась на части, не успели даже на стену повесить. Я так плакала... А

теперь я даже рада, что у нас не было красивых вещей. Потому что теперь мне

будут больше нравиться те, которые есть у тети Полли. Ведь я к ним не успела

привыкнуть. Это, знаете, все равно что новые разноцветные ленточки, которые

находишь в пожертвованиях после того, как жертвовали одни выцветшие. Ой, это

просто потрясающе красивый дом! -- резко переменила она тему, ибо именно в

этот момент Тимоти свернул к Дому на холме.

Когда они, наконец, остановились, и Тимоти принялся отвязывать чемодан,

Нэнси подошла к нему и тихо шепнула:

-- Ты теперь даже и заикаться не смей, что уволишься отсюда, Тимоти

Дерджин. Я, во всяком случае, не уволюсь отсюда, даже если мне кто-нибудь

пообещает платить в два раза больше.

-- Увольняться? Да ни за что на свете! -- пылко шепнул молодой человек

и весело засмеялся. -- Теперь меня отсюда и силой не вытянешь. С этой

девочкой тут станет веселее, чем в кино.

-- Тебе бы только веселиться! -- возмутилась Нэнси. -- А я вот думаю,

бедняжке нелегко придется, как только она заживет вместе с тетушкой. Боюсь,

ей не обойтись без надежного защитника. А раз так, уж я защищу ее, -- твердо

сказала она.

Потом она подошла к Поллианне и, взяв ее за руку, решительно зашагала

вверх по широкой лестнице.
^ 4. МАЛЕНЬКАЯ КОМНАТА НА ЧЕРДАКЕ

Увидев племянницу, мисс Полли не вскочила с кресла и не бросилась ей

навстречу. И все-таки надо отдать ей должное: стоило Нэнси и девочке

показаться в дверях гостиной, как она милостиво подняла глаза от книги и

даже протянула Поллианне руку, каждый палец которой сейчас выглядел так

значительно, словно воплощал собой "очень развитое чувство долга".

-- Ну, как добралась, Поллианна? Я...

Больше мисс Полли ничего не успела сказать, ибо Поллианна пулей

пронеслась через всю комнату и плюхнулась на ее жесткие и не привыкшие к

такому обращению колени.

-- Ой, тетя Полли, тетя Полли! Прямо не знаю, до чего я рада, что вы

разрешили мне приехать и жить у вас, -- всхлипывая, говорила она. -- Вы даже

представить себе не можете, как это здорово! Ведь теперь у меня есть вы и

Нэнси, а после смерти папы у меня осталась только Женская помощь!

-- Вполне верю тебе, хотя и не имею чести знать эту Женскую помощь, --

сухо заметила мисс Полли, пытаясь высвободиться из цепких объятий

племянницы.

-- Нэнси, ты мне больше не нужна сейчас, -- продолжала она, смерив

служанку ледяным взглядом. -- А тебя, Поллианна, прошу вести себя, как

принято. Встань, пожалуйста, я даже не успела тебя как следует разглядеть.

Издав нервный смешок, Поллианна тут же вскочила на ноги.

-- Ну да, да, вы же меня никогда не видели, тетя, -- затараторила она,

-- но во мне нет ничего особенного. Лицо у меня все в веснушках... Ой, мне

ведь нужно объяснить вам еще про клетчатое платье, и про черный верх. Я уже

рассказала Нэнси, как папа сказал...

-- Да, да, дорогая, -- перебила ее тетя Полли. -- Для меня не имеет

значения, что сказал твой отец. Полагаю, у тебя есть чемодан?

-- Ну, конечно, тетя Полли. У меня прекрасный чемодан. Мне подарила его

Женская помощь. Правда, он почти пустой, а моих вещей там совсем мало.

Понимаете, среди последних пожертвований почти не было одежды для девочек.

Но в чемодане есть папины книги. Миссис Уайт решила, что я должна взять их с

собой. Мой папа...

-- Поллианна, -- снова перебила ее мисс

Полли, и голос ее прозвучал резче прежнего. -- Я думаю, что будет

лучше, если ты сразу поймешь: я не хочу, чтобы ты говорила при мне о своем

отце. Прошу тебя впредь этого не делать. Девочка судорожно вздохнула.

-- Но, тетя Полли, значит вы хотите... хотите...

-- Сейчас мы поднимемся в твою комнату, -- воспользовалась паузой мисс

Полли. -- Полагаю, твой чемодан уже там. Я еще перед отъездом велела Тимоти,

чтобы он сразу поднял твой багаж, если он вообще у тебя окажется. Иди за

мной, Поллианна.

Поллианна послушно засеменила вслед за тетей. Она едва сдерживалась,

чтобы не разрыдаться, и в глазах ее стояли слезы. Однако секунду спустя она

уже вновь гордо подняла голову. "Все-таки я рада, что тетя запретила

говорить о папе, -- подумала она. -- Наверное, мне самой будет легче, если я

перестану о нем говорить. Может быть, тетя потому и запретила мне?" Убедив

себя таким образом, что тетя Полли печется только о ее благе, Поллианна

смахнула слезы и принялась с любопытством оглядываться вокруг.

Они поднимались по лестнице на второй этаж. Тетя Полли шла впереди, и

ее величественную поступь сопровождало шуршание шелковой юбки. Вдали, за

тетей Полли виднелась раскрытая дверь, и Поллианна успела заметить светлые

ковровые дорожки на полу и обитую атласом мебель. Ковер на ступеньках

пружинил под ногами Поллианны, мягкостью и цветом он напоминал лесной мох,

на стенах висели картины в массивных золоченых рамах, а ослепительный

солнечный свет струился сквозь кружевные занавески.

-- Ой, тетя Полли, тетя Полли! -- восторженно прошептала девочка. --

Какой же у вас удивительный дом! Наверное, вы очень рады, что вы такая

богатая.

-- Поллианна! -- возмущенно воскликнула тетя, резко оборачиваясь к

племяннице. -- Ты просто ужасаешь меня! Как тебе такое только в голову

пришло?

-- Но что я такого сказала? -- спросила девочка, которой и впрямь было

невдомек, что оскорбительного нашла тетя в ее словах. -- Разве вы не рады,

тетя Полли?

-- Разумеется нет, Поллианна. Надеюсь, я никогда не впаду в грех

гордыни до такой степени. Как я могу гордиться тем, что дал мне Бог? И

запомни, моя дорогая, самое последнее дело гордиться богатством, -- с

постным видом заявила почтенная леди.

Затем она отвернулась и продолжила путь. Они миновали холл и подошли к

двери, которая выходила на другую лестницу. Мисс Полли еще раз похвалила

себя за разумное решение. Первоначально она определила племянницу на чердак

из двух соображений: ей хотелось по возможности отдалиться от общества

ребенка и, одновременно, уберечь богатую обстановку: уж она-то была

наслышана, как плохо обращаются дети с хорошими вещами. Но после того, как

Поллианна проявила интерес к роскоши, мисс Полли решила, что она права

вдвойне, и аскетическая обстановка скромного жилища на чердаке "убережет

девочку от пагубного тщеславия".

Как ни старалась Поллианна не отстать от тети, ее огромные голубые

глаза все же успевали отметить множество восхитительных подробностей, и дом

ей нравился все больше и больше. Она с замиранием сердца ждала, за какой из

этих дверей окажется ее собственная комната. Она уже почти представляла ее

себе -- полную ковров, картин, с красивыми занавесками на окнах. Комнату,

которая будет принадлежать только ей! И вот, наконец, тетя Полли,

остановилась перед дверью.

За дверью оказалась еще одна лестница. Но, к некоторому разочарованию

Поллианны, тут не было ничего интересного. Они поднимались вдоль совершенно

голых стен. Лестница вывела их на сумеречную площадку, по углам которой

крыша смыкалась с полом. Там виднелись бесчисленные сундуки и коробки.

Воздух тут стоял такой спертый, что Поллианна инстинктивно задрала

голову повыше. Пройдя несколько шагов, тетя отворила еще одну дверь.

-- Вот твоя комната, Поллианна, -- сказала она. -- И чемодан твой уже

здесь. Ключ у тебя с собой?

Поллианна, не сводя с тети испуганных глаз, молча кивнула. Тетя

нахмурилась:

-- Когда я что-то спрашиваю, Поллианна, я бы хотела, чтобы ты отвечала

мне вслух, а не просто кивала головой.

-- Хорошо, тетя Полли. Ключ у меня с собой.

-- Вот теперь другое дело, моя дорогая. Я думаю, тут ты найдешь все,

что тебе потребуется, -- добавила она, с удовольствием окинув взглядом

чистые полотенца на вешалке и полный кувшин на умывальнике. -- Я пришлю

Нэнси. Она поможет тебе разобрать вещи. Ужин в шесть часов, -- закончила

мисс Полли, и, выйдя из комнаты, спустилась вниз.

Какое-то время Поллианна стояла на месте и не сводила глаз с двери, за

которой скрылась тетя Полли. Затем она окинула внимательным взглядом голые

стены, пол и окна. Потом она увидела маленький чемодан, который совсем

недавно стоял в ее комнате на Дальнем Западе.

Она подошла к нему и, опустившись на колени, закрыла лицо руками. В

этой позе и застала ее Нэнси, которая пришла несколько минут спустя.

-- Ах ты бедненькая моя овечка, -- запричитала она, опускаясь на колени

возле девочки и чемодана. -- Так я и думала, что она доведет тебя до слез.

Поллианна подняла на нее заплаканные глаза и покачала головой:

-- Нет, Нэнси. Это все я сама. Я все-таки ужасно недобрая и нехорошая.

-- Поллианна всхлипнула. -- Я... я просто никак не хочу поверить, что папа

больше нужен Господу и ангелам, чем мне.

-- Совсем он им не нужен, -- безапелляционно заявила Нэнси.

-- Ой, Нэнси, нельзя так говорить! -- испуганно воскликнула Поллианна;

услышав кощунственные речи служанки, она даже плакать перестала.

Нэнси ответила ей смущенной улыбкой и с силой потерла глаза.

-- Да ладно тебе, -- примирительно проговорила она, -- я ведь не имела

в виду ничего плохого. -- Давай-ка сюда ключ от чемодана, и мы быстренько

разберем вещи.

Все еще продолжая всхлипывать, Поллианна вытащила из сумки ключ.

-- Да там и вещей почти нет, -- смущенно пробормотала она.

-- Тем быстрее мы с этим управимся.

Лицо Поллианны вдруг озарила улыбка.

-- Ой, а я сразу и не подумала, -- уже гораздо веселее сказала она. --

Верно, нам не придется долго возиться с разборкой. Значит, я могу

радоваться, что у меня так мало вещей.

Услышав это, Нэнси просто остолбенела. Сначала она не знала, что и

сказать. Потом, едва ворочая языком, произнесла: -- Ну... в общем... ты,

верно, права. Затем она решительно принялась распаковывать чемодан

Поллианны. Со свойственной ей ловкостью она быстро извлекла на поверхность

книги, штопанное белье и несколько убогих платьев. Поллианна уже совсем

успокоилась, и улыбка не сходила с ее лица. Она принялась порхать по

комнате, развесила платья, сложила книги на столе и убрала белье в ящики

комода.

-- Теперь я вижу. Это просто отличная комната! -- сказала она. - Вам

тоже так кажется, Нэнси?

Но Нэнси ничего не ответила. Сунув голову в чемодан, она всем своим

видом старалась показать, что слишком поглощена разборкой. Поллианна с

тоской глядела на голую стену в том месте, где следовало висеть зеркалу.

-- Нет, конечно, я даже рада, что тут нет зеркала, -- спустя мгновение

успокоилась она. -- Теперь я не буду то и дело расстраиваться из-за своих

веснушек.

Нэнси издала какой-то странный звук, но стоило Поллианне обернуться,

как она снова уткнулась в чемодан. Поллианна подошла к одному из окон и,

поглядев на улицу, громко захлопала в ладоши.

-- Ой, Нэнси! Я и не заметила сразу. Какие же отсюда видны

замечательные деревья, и дома, и такой красивый шпиль на церкви, и река

блестит, как серебро! Нэнси! Я и не думала, что из моей комнаты такой

красивый вид! Я так рада, что тетя поселила меня здесь. Теперь мне

действительно не нужны никакие картины!

И тут Нэнси вдруг разрыдалась.

-- Нэнси! Нэнси! Что с вами? -- бросилась утешать ее Поллианна.

Внезапно ее словно осенило, и она испуганно прошептала: -- Наверно, это была

ваша комната?

-- Моя комната? -- ошеломленно переспросила Нэнси. -- Если ты не ангел,

-- превозмогая душившие ее слезы добавила она, -- и если ты не спустилась к

нам прямо с небес, и если некоторые злыдни не начнут есть землю, если... О,

Боже, это она мне звонит!

Завершив свою проникновенную речь таким невразумительным образом, Нэнси

выскочила за дверь и с грохотом понеслась вниз по лестнице. Оставшись одна,

Поллианна снова подошла к окну и принялась любоваться тем, что она ухе

называла "своей картиной". Вдоволь налюбовавшись, она почувствовала, что

просто умирает от духоты, и повернула задвижку окна. К ее радости, задвижка

легко подалась. Она толкнула вверх раму и столь же легко подняла окно*.

* Имеются в виду "американские окна", которые распространены в США; они
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница