Литература


НазваниеЛитература
страница30/36
Дата публикации21.06.2013
Размер5.04 Mb.
ТипЛитература
vb2.userdocs.ru > Литература > Литература
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   36

^ Мой подход. Здесь есть смысл рассматривать определенные данные по годам, поскольку со временем удалось решить многие проблемы.

До 1992 года. Дешифровкой письменности не занимался, но интересовался многими работами, связанными с дешифровками XX века, например, кипрского линейного Б (Майклом Вентрисом) или письменности майя (ленинградцем Ю.В. Кнорозовым).

  1. год. Со статьей Г.С. Гриневича меня знакомит ее научный редактор Леонид Николаевич Рыжков и дарит мне первый номер журнала «Русская мысль».

  2. год. Рыжков меня приглашает на выступление Г.С. Гриневича в «Академии нового мышления», где я задаю ему ряд вопросов. После этого я стараюсь проверить его силлабарий на ряде новых археологических документов. Что-то получается, но в основном нет. Предполагаю, что Гриневич в ряде случаев ошибся. Осенью того же года выходит его монография, в которой, к сожалению, весьма мало нового, а чтение других письменностей на основе славянского силлабария оставляет тяжелое впечатление. Пробую читать новые тексты с некоторыми новыми знаками, о звуковом смысле которых догадываюсь сам. Понимаю, что данное направление исследования потребует заняться им профессионально.

  3. год. Первая большая публикация с иллюстрациями в газете «Аль Коде» (Чудинов 1994-1). Я завел картотеку, куда вписывал надписи, которые копировал из археологических монографий, сборников и журналов, посещая лучшие библиотеки Москвы. К лету 1994 года я прочитал более 500 надписей руницей, и научным результатом стало составление полного силлабария руницы. Летом я впервые прочитал надписи эпохи палеолита, но не поверил себе. Первая трудность состояла в том, что в науке считается, что письменность начинается с эпохи бронзы, и лишь ее зачатки допустимы в неолите. Вторая - в том, что надписи были написаны по-русски. А все славяне, согласно науке, появились не раньше V века н.э. Решил продолжать наблюдение. Кроме того, я испытал удовольствие от того, что теперь стал сам выискивать надписи на археологических памятниках - до этого я считал надписями только то, на что указывали археологи. Я понял, что могу двигаться без поводырей. Однако у этого дела обозначилась и оборотная сторона: археологи могли опротестовать само наличие надписи.

На празднике Дня славянской письменности выступил по радио в программе «Маяк» с сообщением о результатах своих дешифровок. В том же мае выступил на конференции Академии нового мышления с часовым докладом о методике и основных результатах дешифровок. На конференции присутствовали заинтересованные лица, в частности, издатели работ Г.С. Гриневича. Среди них со мной познакомился и В.Г. Родионов.

Весной этого же года по его просьбе - а он являлся главным редактором и издателем журнала «Русская мысль», я направил ему не только статью с одобрением, но и легкой критикой работы Г.С. Гриневича (Чудинов 1994-2). Родионов статью взял, обещал напечатать, однако тянул, ссылаясь на трудности с журналом. Осенью, все еще обещая напечатать данную статью, Родионов попросил написать еще одну, уже без критики Гриневича, а если у меня есть что сказать помимо него, приложить свой силлабарий. Я это выполнил, причем работа над статьей прояснила мне многие положения, на которые я прежде не обращал внимания. Но и вторая статья (Чудинов 1994-3) в печать не пошла. Тем не менее, я регулярно посещал библиотеки, в основном, Историческую, пополняя свою картотеку и получая бесценный опыт дешифровки. Теперь я уже знал в деталях, как это надо делать, и какие выводы из дешифровок представляют интерес.

Кроме того, весь год я трудился над монографией по слоговому письму, которую я закончил осенью (Чудинов 1994-4). В нее я вложил не только свой опыт дешифровщика, но постарался отдельно осветить историю дешифровки руницы, занимаясь детальным рассмотрением удач и неудач моих предшественников. Однако перед выводом на печать в конце осени в моем компьютере поселился вирус, который я попросил удалить фирму-изготовитель компьютера без потери данных. Вместо этого горе-операторы применили форматирование (которое я мог бы без них осуществить дома), которое уничтожило мой годовой труд. Ничего не поделаешь, придется начать сначала. Но введение в эту монографию я успел вывести на печать еще до того, как у меня поселился вирус. Много позже его напечатал в своей книге Л.Н. Рыжков (Чудинов 1994-5).

В декабре читал цикл лекций о рунице в стенах Независимого университета города Тегусигальпы (Гондурас). Решил, что пора организовать аналогичный цикл и в Москве, причем постоянно действующий.

1995 год. В самом начале года, когда я принес очередную статью (Чуди-нов 1995-7), В.Г. Родионов согласился для начала напечатать какую-либо маленькую заметку, поскольку для большого материала у него места нет. Полагая, что заметка пойдет после двух моих статей, я не стал повторять их материал, а сосредоточился только на самой дешифровке (Чудинов 1995-1). Каково же было мое удивление, когда свою заметку я увидел внутри статьи В.Г. Родионова (Родионов 1995), а из статьи я понял, что я - жулик (вот так, ни больше, ни меньше!), поскольку не ссылаюсь на первенство Г.С. Гриневича. Но ведь в предыдущей, так и не опубликованной статье, я как раз и показал, чем мой подход отличается от подхода Г.С. Гриневича. У него я силлабария не заимствовал. Так что сжульничал в данном случае В.Г. Родионов. Разумеется, после этого никаких отношений с данным лицом я не поддерживал. А вскоре журнал переменил тематику с эпиграфической на монархическую, Гриневича печатать перестал, а через какое-то время и вовсе прекратил свое существование по причине нехватки средств.

Весной 1995 года я попытался опубликовать большую статью в журнале «Вопросы языкознания» (Чудинов 1995-2). Достаточно положительную рецензию на нее мне дал академик РАН Ю.С. Степанов, который когда-то был главным редактором этого журнала. Статья получилась большой, поскольку, как я тут впервые для себя понял, доказывать нужно было очень многое. Разумеется, статью после внутреннего рецензирования отклонили. Однако вся процедура подготовки статьи для редакции, а также ее обсуждение оказались крайне полезными. Но тут я понял, что не только в одной статье, но даже в серии статей все проблемы, которые возникают в связи с открытием новой докирилловской славянской письменности, изложить невозможно. Нужна только монография.

От знакомых я узнал, что в украинском природном заповеднике «Каменная могила» его директор Б.Д. Михайлов хочет собрать нечто вроде конференции по петроглифам. К тому времени я прочитал уже несколько десятков надписей из этого заповедника, и потому послал свои тезисы (Чудинов 1995-8). К сожалению, ответа я не получил.

Л.Н. Рыжков обещал мне публикацию повторной монографии через свою «Академию нового мышления», согласившись, как и в случае с Гри-невичем, стать моим научным редактором, и выпустить ее сначала на русском языке, а потом и на английском. Эту рукопись я успел закончить к маю (Чудинов 1995-3), и затем с готовым результатом посещал Академию нового мышления чуть ли не ежедневно, но кроме общих разговоров от Л.Н. Рыжкова ничего не добился. Но благодаря наблюдению за деятельностью сотрудников, я понял, что, к сожалению, в данной Академии просто нет средств. Тогда я решил издать монографию через частное издательство, и за осень рукопись была набрана. Однако затем дела издательства ухудшились, и оно прекратило существование.

А с осени я стал публиковать небольшие заметки в журнале «Вестник МЭГУ». МЭГУ - это Московский экстерный гуманитарный институт, где я тогда работал ректором Академии философии и богословия. Заметки были опубликованы (Чудинов 1995-4, -5). Кроме того, осенью я стал посещать семинары сектора неолита и бронзы Института археологии РАН, где смог выступить с сообщением. Обычно выступления принимаются к сведению, обсуждения бывали там редко. Мое сообщение о древней рунице приняли сдержанно; сказали, что присутствующим незнакома моя методика чтения. Вместе с тем предложили поучаствовать в конференции по археоастрономии на будущий год. А ответственная за конференцию американистка Т.М. Потемкина любезно согласилась дать рецензию на мою монографию. И действительно дала; там был ряд дельных замечаний, хотя основной тон отзыва был отрицательным: я не ее учитель Ю.В. Кнорозов, поэтому не имею права заниматься столь ответственным делом, как дешифровка. Моя методика отлична от его, а потому неверна.

С осени осуществил свое желание и начал читать курс лекций по рунице в Малом зале лектория Политехнического музея. Это - довольно известный лекторий Москвы.

К этому моменту я себя ощущал уже довольно крупным специалистом, знавшим и теорию дешифровки, и почти полную историю дешифровки ру-ницы, и конкретную методику дешифровки, и имевший картотеку примерно на 800 дешифрованных надписей. Кроме того, я продвинулся в методике чтения, поняв, что несимметричный орнамент представляет собой надпись. И продвинулся еще дальше, обнаружив, что складки одежды на некоторых иконках тоже являются надписями. В то же время лица из академической среды, к которым я обращался за рецензией, прежде всего, обнаруживали иной подход по сравнению с тем, который был им известен; из этого тут же делался вывод о его неверности еще до ознакомления с конкретными результатами. Получалось, как в анекдоте - есть два подхода: один академический, другой неверный. Но поскольку с точки зрения сотрудников академических институтов никакой руницы нет, а я настаиваю на ее существовании, стало быть, я ошибаюсь в самой основе. Выслушать меня или прочитать мои работы у большинства времени не было; но у того, кого оно было, результат оказывался тем же: я кругом заблуждаюсь. Меня это не обескураживало - долгое время я занимался методологией науки и знал, что любое новое явление какое-то время не принимается. Кроме того, я понял, что хотя за счет чтения орнамента и складок количество надписей для чтения резко выросло, поводов для неприятия меня специалистами стало много больше. Если раньше не принимались даже явные надписи, то что говорить о тайных!

1996 год. Постепенно помимо «Вестника МЭГУ», где я напечатал еще две статьи (Чудинов 1996-4 и -5), меня начали печатать и в других изданиях. Так, мою заметку опубликовал журнал «Наука и религия» (Чудинов 1996-6). Монографию на мягкой дискете и распечатку в одном экземпляре мне удалось выкупить у директора издательства (Чудинов 1996-3). Киевский археолог Ю.А. Шилов обещал ее издать в издательстве «Синто», где только что была издана его книга «Прародина Ариев» (Шилов 1995). Я ему передал и электронную версию, и распечатку. С тех пор от него не поступило никаких известий, хотя он бывал в Москве. Позже я узнал, что издательство подверглось гонениям и прекратило свое существование; мой единственный набранный экземпляр в электронном и распечатанном виде, таким образом, исчезли (осталась, правда, черновая машинописная рукопись). Я не унывал, поскольку каждый новый вариант обогащался и новыми дешифровками и добавлением каких-то подробностей о моих предшественниках.

Весьма важным было мое выступление на первой конференции по археоастрономии в Институте археологии РАН. Сборник, содержащий две мои статьи, был выпущен заранее, и на конференции я увидел статьи опубликованными (Чудинов 1996-1 и -2). Но на самой конференции мне позволили выступить только с одним сообщением. Как только я сообщил, что читаю надписи палеолита, заволновались не археологи, а приглашенные ими гости из Института востоковедения РАН. И понятно почему: один из китов, на которых покоится интерес к странам древнего Востока, состоит в признании восточного типа письма в эпоху бронзы наиболее ранним в истории человечества. Поэтому Восток считается колыбелью мировой цивилизации. Я-то полагал, что в прениях мне придется отстаивать правильность моих дешифровок. Однако отстаивать мне пришлось совсем иное - право человека палеолита на возможность писать. Хотя в любом учебнике написано, что кроманьонец по всем параметрам соответствует современному человеку, как раз востоковеды, признав за ним возможность художественного творчества (пещерные изображения животных), категорически отрицали его возможность абстрактно мыслить и, соответственно, писать надписи. Получалось, что кроманьонец - инвалид, с гипертрофированным субдоминантным полушарием мозга и недоразвитым доминантным. Ибо за искусство отвечает субдоминантное полушарие, а за науку - доминантное.

Как ни странно, но если до этой конференции я еще сомневался в существовании палеолитической письменности, то полемика с коллегами убедила меня в том, что такая письменность существует. У палеолитического человека для нее имелись все предпосылки, и было бы странным, если бы он их не реализовал.

1997 год. Исполнилось пять лет моей эпиграфической деятельности, а монографии в опубликованном виде еще не было. Зато постепенно увеличивалось количество статей, которые я, работая во многих вузах Москвы, имел возможность опубликовать (Чудинов 1997-1 ...-5; 1997-7 и -8). Одну заметку я поместил у А. Платова в сборнике «Мифы и магия индоевропейцев (Чудинов 1997-6), другую - в Международной академии наук о природе и обществе, действительным членом которой я стал (Чудинов 1997-9). Однако вопрос о статьях необходимо было решать капитально. В это время в некоторые сборники можно было давать статьи, платя стоимость их публикации, чем я и воспользовался; но в 1997 году я только начал эту деятельность. Правда, для того, чтобы публиковать много статей, требовалось найти источник финансирования. И он нашелся - я выиграл грант.

Грант этот был не от Дж. Copeca или каких-то иных заокеанских «друзей», а от родного Министерства образования. Я направил туда вместе с заявкой серию моих дешифровок и через какое-то время получил ДИПЛОМ ПОБЕДИТЕЛЯ. Там было написано: «Министерство общего и профессионального образования Российской Федерации. Уральский государственный университет им. A.M. Горького. Решением Научного совета по проведению Всероссийского конкурса проектов по фундаментальным исследованиям в области гуманитарных наук 1997 года исследовательский проект «Слоговое письмо средневековой Руси», научный руководитель Чудинов Валерий Алексеевич объявляется ПОБЕДИТЕЛЕМ. Научный руководитель конкурса В.Е. Третьяков. Ученый секретарь Б.В. Емельянов. Екатеринбург, 1997».

Это уже было признанием, хотя и не на уровне РАН, но на уровне Минвуза. Теперь я имел средства, как для публикации статей, так и для публикации монографии.

1998 год. Я приступил к осуществлению своей программы публикации множества статей, обзоров и отдельных заметок, и смог опубликовать в 1998 году 48 материалов (Чудинов 1998-1...-48). За предшествующие 5 лет я смог опубликовать только 23 материала. Вышла и моя первая брошюра (Чудинов 1998-3) Кроме того, я приступил к написанию новой монографии, вобравшей в себя новые дешифровки. Летом присутствовал на XII Международном конгрессе славистов в Кракове в составе делегации России. Хотя персонального выступления у меня не было, я имел возможность раздать брошюру заинтересованным исследователям и получил немало полезного материала от них. В личных беседах степень сочувствия международного сообщества идеям руницы оказалась выше, чем в России.

1999 год. Здесь я чуточку сбавил обороты, но, тем не менее, опубликовал 40 материалов (Чудинов 1999-1...-40). За семь лет их, таким образом, набралось уже 111. Грант продолжал действовать, я выступал на многочисленных конференциях в различных вузах Москвы. Вышла еще одна брошюра (Чудинов 1999-1).

На пушкинских чтениях в Софии я выступил с докладом, где показал, что A.C. Пушкин врисовывал в некоторые свои рисунки текст кириллицей. К этому моменту я довольно сносно умел вычленять текст из рисунков, что явилось новым шагом вперед.

В конце года по результатам моей эпиграфической деятельности меня избрали действительным членом (академиком) Российской академии естественных наук. Замечу, что если в начале 90-х годов в эту академию двери были открыты гораздо шире, то теперь, после того, как она была признана на государственном уровне (тогда как членство во многих других никакого государственного признания не получило), уже года два как доступ туда был весьма ограничен. Тем не менее, для меня было сделано исключение. К этому времени я закончил подготовку очередного варианта монографии, причем получилась не одна, а две. Обе они были сданы в надежное издательство, а финансировались средствами из гранта.
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   36

Похожие:

Литература iconПлан лекции Что такое художественная литература. Древнейшие литературные источники
Литература вся совокупность письменных и печатных произведений того или другого народа, эпохи или всего человечества в целом; письменность,...
Литература iconЛитература второй половины ХХ ст.» Французская литература Веркор:...
Список художественных текстов для самостоятельного прочтения по курсу «зарубежная литература второй половины ХХ ст.»
Литература iconНаправления подготовки
Украинский язык и литература; 2 История Украины или Всемирная литература; 3 Иностранный язык
Литература icon«Журнал \"Иностранная литература\" №9/2004»: "Иностранная литература";...
Америки и как нам всем жить в том новом мире, что возник на планете 11 сентября 2001 года
Литература iconЛитература: Аникин Г. В. Эстетика Джона Рескина и английская литература XIX века. М., 1986
Аникст А. А. Оскар Уайльд // Оскар Уайльд. Избранные произведения: в 2 т. М., 1960. Т. 1; или: Оскар Уайльд. Пьесы. М., 1960
Литература iconСписок обязательной литературы учебная литература: История русской...
Гаспаров М. Л. Антиномичность поэтики русского модернизма // Гаспаров М. Л. Избранные труды: в 2 т. Т. О стихах. М., 1997. С. 434-455;...
Литература iconДуглас Коупленд Поколение «Икс» «Иностранная литература, №3»: Иностранная...
Нами руководили силы, заставлявшие нас принимать успокоительные, думать, будто прогулки по магазинам – уже творчество, и считать,...
Литература iconРасписание учебных занятий с 09. 2013 по 05. 01. 2014 на филологическом...
Для магистров первого года обучения направления «зарубежная литература» (2013/2014 уч г.) 1-й семестр
Литература iconХудожественная литература

Литература iconЛитература английский

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница