Татьяна Соломатина Психоз


НазваниеТатьяна Соломатина Психоз
страница27/42
Дата публикации26.10.2013
Размер3.83 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Литература > Документы
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   42


– Смеётесь надо мной? Я и не плачу. Я никогда не плачу.

– Нисколько. Серьёзен, как никогда. Ладно, не плачете. Это у вас из глаз рассол течёт, – он промокнул Сашкины щёки рукавом своей футболки.

– Да, действительно слёзы, – она посмотрела не небольшие пятнышки на ткани. – Странно. Наверное, от… духоты.

– А теперь, Александра, мы медленно спустимся с горы… Куда вы хотите направить стопы? Чтобы… проветриться?

– Мне всё равно. Лишь бы не к следующему подъезду.

– Завтра у нас что? Завтра у нас воскресенье. И значит, мы можем гулять всю ночь.

– Вы всё-таки бабник, да?

Она почувствовала, что безумно нравится ему, и потому гадости можно говорить совершенно безнаказанно. Во всяком случае – пока. Плакать она не умеет, а гадости – о, тут она мастер, не нуждающийся в маргаритках и прочей чепухе! Браво!

– Вы мне тоже безумно нравитесь, правда, – Сашка раскраснелась. – Простите за «бабника».

– Не прощу! – он взял её за руку. – Пошли, чемпион по рукопашному ехидству и классической детской злобе. Утопи свой чёрный пояс в мутной луже твоих страхов. Я всё про тебя знаю! – и потащил за собой в густую августовскую ночь.

У порога ворох рук,

На пороге крупно буквы:

^ ДАЛЬШЕ СТРАШНО – ДАЛЬШЕ ЖУТКО.

За порогом цветы прелестные,

В стороне улыбка за занавескою,

Над порогом дух печали,

А под ним отчаяния,

Называемые смертью нами

И являющиеся страхом.

Порог на крыльце деревянного дома.

Дом стоит на опушке старого леса.

Лес живёт на клочке земли,

Который плавает в большой луже

Из ваших снов.

И все они круглые и летят в вечность,

Описывая сложную траекторию

Вокруг ладони того,

Кто всё про них знает.

Восьмая глава

Сашка пустилась во все тяжкие поиска съёмной квартиры. Для начала отреферировала «частные» объявления в Интернете. То, что было похоже на сколько-нибудь приемлемое жильё, – стоило как тот самый личный самолёт. Или, как минимум, его дозаправка в воздухе.

О самом крохотном и самом загаженном уголке «в центре» тут же пришлось забыть. И о райских кущах «квартиры-студии» тоже.

«Так вот как называется моё нынешнее узилище! Просто Вова срубил бы нехило бабла на голом месте, сдавай он этот «скворечник» с «перепланировкой, евроремонтом, стеклопакетами, итальянской мебелью, встроенной техникой, прекрасным видом на водоём в экологически чистом районе». У них тут всё, что не Капотня, – уже экологически чисто, ага. Даже если учесть отдалённость от метро – всё равно бы жирно вышло… Ты всё время думаешь о деньгах, Санечка!.. Естественно, человек всё время думает именно о том, чего у него нет. Были бы у тебя деньги – милости просим, хоть особняк в центре: «Уютный островок светлого дворянского быта в самом центре современного стремительного мегаполиса». Какие идиоты пишут эти объявления? Стремительный мегаполис гудел стропилами быта…»

Пара писем. Пара звонков и…

– Я не понимаю, за что я должна давать вам деньги сейчас?.. Договор обслуживания?.. Мне не нужно обслуживание. Мне нужна квартира. Смотрим. Устраивает – я плачу комиссионные. Разве вы не так работаете?..

«Приехал из Америки на зелёном венике. Веник поломался, а я здесь остался. Лохотрон 2001 нач-чинает свою работу!»

Промучившись пару дней, Сашка вызвала Зинку Грабовскую на тактический перекур. Придётся слить немного информации для освежения сплетен о себе, любимой. Зинка знает всё. Наверняка у неё есть знакомый маклер. Она не москвичка и снимает квартиру – вполне приличную, кстати, – Сашка бывала у неё в гостях. Совершенно непонятно, как она умудряется это делать на зарплату, которая ничуть не больше Сашкиной, если не меньше, – стройным блондинкам с длинными ногами приплачивают ещё и за внешность, чтобы там ни кричали феминистки; красота, она тоже своего рода IT-технология, особенно при обсуждении совместных проектов со взрослыми богатыми дядями, – но Зинка живёт без соседки. Сама. На окраине. Но сама. Но плохо одевается. Но сама. И не очень вкусно – зато много – ест. Но сама. И помада у неё гадкая. И бижутерия дешёвая. Но сама. И ещё приём на дому ведёт нелицензированный для совсем уже каких-то дур и впаривает им в куцый мозг совсем уж какую-то дурь. На форуме каком-то зарегистрировалась, пару текстов про самооценку девочек в песочницах написала – и девочки повалили засранный кобелями песочек на Зинку стряхивать за никакой результат, зато по цене, сильно отличной от Иркиной. Что лучше? Одна соболья накидка от… или пара сотен самопальных хламид из облезлого кроля? Это кому как: Ирке – Иркино, Зинке – Зинкино. По девочке и песочек. Но всё – сама. И трубы в Зинкиной съёмной квартире мхом не покрыты. И даже душевая кабинка есть. Хлипкая, китайская, но есть.

– Зина, мне нужно снять квартиру, – сразу заявила Сашка о намерениях. У Грабовской азартно заблестели глаза.

– Что, с просто Вовой всё? А этот твой, на чёрном джипе? Мы их с девчонками даже назвали «белый» и «чёрный». Чтобы не путать. При заключении пари: «Кто сегодня за Ларионовой приедет – «белый» или «чёрный»?» – захихикала коллега.

«Ну, всё, понеслось говно по трубам! Послать бы, да… Да ты психолог. Грабовская, кстати, тоже. Но бабьё – всегда бабьё!»

– Зин, мне нужно снять квартиру, – повторила Сашка, изобразив на лице «пионерское»: «Мне так плохо, а ты ещё смеёшься! Друг называется!»

– Да-да, конечно! – тут же «включилась» Зинка и надела «комсомольскую» сочувственно-деловую маску. – Есть проверенная тётка. Агент. Все мои московские пристанища найдены через неё. Ни разу не подвела, не обманула и комиссионные божеские. Да и те – пополам с хозяевами. Я сегодня созвонюсь, отрекомендую. Так лучше. Просто «от Грабовской» многие звонят…

На Зинку в этом вопросе можно было положиться. Основа основ нейролингвистического программирования – житейская «скамеечка» женской премудрости. Всё остальное, включая рекламные и «политические технологии», – придумали потом. Будучи пользователем-практиком, теорию Зинка не любила.

[… – «Моделирование стратегии через вторую позицию восприятия!» Всё! Уноси готовенького зомби. Смотрят тебе в рот и ждут реинкарнации в Заратустру. Перекатывают от левого кармана к правому и мнят себя гениями-переговорщиками!

– Зинка, ну нельзя так не уважать тех, кто несёт нам золотые яички.

– За что их уважать-то? Нести, чтобы перекатывать?! Я же всё-таки умная женщина, не смотри, что не стройная и совсем даже не блондинка. Люди, заслуживающие моего уважения, готовят, а не конспектируют рецепт омлета: «НЛП основывается на том, что сознание, тело и язык индивидуума определяют картину его мировосприятия. И это восприятие, а следовательно, и поведение – меняется в ходе жизни по мере обретения человеком нового опыта. Также восприятие можно изменить намеренно с помощью реструктуризации личного опыта посредством различных техник». Уважаемые мною люди не пишут под диктовку, а делом занимаются. Что ты хихикаешь?

– Ты каждый раз после этих семинаров так злишься, как в первый раз. Я уже давно тексты проговариваю «на автомате». Тут – улыбнуться. Здесь – пошутить. На втором получасе – испуганно вскрикнуть. С этим – грозно нахмурить бровки. Той сказать что-нибудь вроде: «Учитывая, что НЛП – это мета-методика – эпистемология – оно уже само по себе имеет смысл!» В конце дня – каждого похвалить. Несите дневник. Пятёрка. Уже завтра вы почувствуете, как гибкость вашей поведенческой модели догоняет личностный рост!.. Вот видишь, и ты уже хихикаешь.

– Так смешно же!

– Это точно. Я уговорила нашего генерального на прошлом тренинге личностного роста имени нашего высокооплачиваемого художественного свиста вместе с сертификатом вручать каждому лопату. Он мне – зачем, мол? А глазки бегают. «Затем, – говорю, – чтобы на деле постигали применение модели вычитания, которая есть не что иное, как удаление из стратегии элементов, не имеющих функционального значения!» И это ничтожество, но ничтожество, надо признать, умное и временами даже остроумное, шутку моего чёрного юмора оценил – подарочные лопаты заказал. Со слоганом: «Постигни модель вычитания!» Мне, правда, мог бы и премию выписать…

– Применяли?

– Принимали! Торжественно, как пионерский галстук. Во всю ширь методологии. Ни один не улыбнулся, вудуисты хреновы!

– Ты, Ларионова, кого хочешь разведёшь, когда тебе от этого ни холодно ни жарко! – уже вовсю веселилась Зинка. – Пусть спасибо скажут, что ты им половники с дырочками в ручке для бирки со слоганом не втюхала! «От тюрьмы и от сумы…» Ну, пипец!]

Спустя час перезвонила тётка-агент «от Грабовской».

«Зинка на тропе востребованности! Учись, Санечка!»

В результате телефонных переговоров было решено сегодня же вечером смотреть уютную квартирку «всего» за…

– Это потому что срочно! Не опаздывайте! – строго сказала агент.

– У них всегда всё срочно. Не придавай этому никакого значения, – напутствовала Зина. – Крути носом. Щупай трубы. Сомневайся. Потенциальный съёмщик смотрит на хозяев, как на говно.

– А разве не наоборот?

– И наоборот. Это такая игра. Они делают вид, что таких, как ты, – двести в очереди. Ты делаешь вид, что таких, как они – миллион. Это как покер – кто кого переблефует.

– А нельзя честно? Например: «Мне совсем не нравится ваша дыра, но у меня нет другого выхода! И денег, кстати, тоже. Поэтому я могу вам заплатить столько-то и ни копейкой больше!»

– Да, кстати, не забудь: с оплатой коммунальных услуг или без – это важно. Торгуйся с пеной у рта. В Турции на рынке была? Вот так и тут. Уходи. Пусть догоняют. Но не перебарщивай – вдруг у них артрит!

– Может, со мной сходишь?

– Прости, дорогая, сегодня не могу.

Вечером Сашка около получаса ждала тётку-агента в каких-то немыслимых лабиринтах ларьков, подземных переходов и автобусных остановок. Настолько немыслимых, что Москвой это было сложно назвать. После – они вместе ещё около часа ждали «порядочную» хозяйку. Успев скурить пачку сигарет на двоих и обсудить все аспекты нелёгкого агентского бытия. Со слов тётки выходило, что работает она, в общем-то, из любви к таким, как Сашка, а вовсе не за деньги. Потому что это – не деньги. Но если Сашка захочет купить приличную квартиру или дом, то пусть обращается к ней. Вот как раз сейчас буквально даром отдают «один особнячок» на Новой Риге. Потому что «срочно»…

– На почку поменяют?

– Что? – не поняла увлёкшаяся тётка.

– Могу предложить почку за «горящую путёвку» в особняк. Больше нечего.

Та рассмеялась.

– Простите.

– Да, ладно… У каждого своя профессиональная деформация.

– Это точно.

«Спаси, Боже, и сохрани от синдрома коммивояжера с полной шляпой некондиционных кроликов! Сотрудники «канадской компании» последний раз приветствуют вас!»

Анонсированное как «однокомнатная квартира в отличном состоянии, с мебелью» жилище оказалось классическим сараем, в котором даже не удосужились помыть полы. Если в комнате ещё просто клубились «лохматые шарики», то проход по кухонному покрытию – криво брошенному куску никаким образом не закреплённого линолеума – напоминал передвижения по растёкшемуся битуму. Обувь прилипала и отдиралась от поверхности с характерным треском. Под линолеумом зловеще хрустело.

– Чуть запылилось: как прабабушке сорок дней справили, так тут ни разу не были. Немного приберёте, половички постелите из Икеи – и шик, блеск, красота! – уверенно ворковала хозяйка. Тётка-агент согласно трусила головой, мол, чего сомневаешься, Ларионова, – натуральный Версаль!

«Чуть запылилось?! Пылилось, видимо, с девяти до сорока. На «праздновании» которых вы «помыли» полы кофе, чаем и лимонадом. Для пущего эффекта!»

– Тут краник чуть поломан, так вы его плоскогубцами. Ну, или поменяйте. В туалете крышка слегка открутилась, а так всё удобно и даже полочка есть, – перед Сашкой открыли дверь в совмещённый санузел.

«Слегка открученная» крышка никогда не знала ни тряпки, ни моющих средств. Сама ванна вдохновила бы только Дали, падкого до скотологических миазмов, но никак не Галу. «Мебелью» назывались перекошенные кухонные тумбочки и стол, родного брата которого ещё живой Сашкин папа снёс на помойку году эдак в восьмидесятом. Обустройство «залы» было не менее помпезным: продавленный диван, насмерть зассаный покойной прабабушкой, упокой, Господи, её душу. Перекошенный шкаф, натуралистично до ужаса похожий на обрюзгшего пьяницу с подбитым глазом и воспалением тройничного нерва, намертво застыл в пространстве. Шевельни – и всё. Рухнет в придорожную канаву.

– У него слегка дверца перекошена, а ящички вы пока не открывайте – там всякое барахло бабкино, мы ещё не разобрали. А так-то он – ого-го! Из цельного дерева, а не из дощечек, как щас. Проветрите и пользуйтесь на здоровье! – хозяйка подошла к шкафу, протянула было руку, но он самопроизвольно издал такой глухой рык, похожий на упоминание какой-то матери, что она невольно отпрыгнула.

– 
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   42

Похожие:

Татьяна Соломатина Психоз iconНика Муратова Полина Гёльц Оганес Диланян Виктория Нани Алмат Малатов...

Татьяна Соломатина Психоз iconТатьяна Соломатина Большая собака, или «Эклектичная живописная вавилонская повесть о зарытом»
Большая собака" – новая книга Татьяны Соломатиной, автора уже известного читателю "врачебного романа" "Приемный покой" и сборника...
Татьяна Соломатина Психоз iconОганес Диланян Виктория Нани Алмат Малатов Татьяна Соломатина Сергей...
А именно с человеческой сущностью работают медики. Задумывая этот сборник, я хотел не только продолжить традицию медицинской прозы,...
Татьяна Соломатина Психоз iconТатьяна Соломатина Папа
С тех пор вся моя жизнь наперекосяк!» Или что-нибудь в этом роде, не менее «трагическое». Целый пласт субкультуры – винить отцов...
Татьяна Соломатина Психоз iconТатьяна Соломатина Вишнёвая смола
Идёшь на море в прекрасном настроении – а там вода холодная! Но мир без людей не говорит: «Тебе что, холодной воды морю жалко?!»...
Татьяна Соломатина Психоз icon4 leverage – средство для достижения цели; 5 crowd – давить, толкать,...

Татьяна Соломатина Психоз iconТатьяна Толстая Кысь Аз
«Кысь» – литературное открытие последних лет. За этот роман Татьяна Толстая была удостоена премии «Триумф»
Татьяна Соломатина Психоз iconРоберт Блох Психоз[1] 10 этой книги посвящается Гарри Альшулеру,[2] сделавшему 90 работы. 1
В библиотеке трилогия представлена тремя отдельными книгами, каждая из которых содержит вышеупомянутые приложения
Татьяна Соломатина Психоз iconТатьяна Андреевна Огородникова Очаг вины, или Любовь, диагноз и ошибка одного нейрофизиолога
Название: Очаг вины, или Любовь, диагноз и ошибка одного нейрофизиологаАвтор: Татьяна Огородникова Год издания: 2011Издательство:...
Татьяна Соломатина Психоз iconНикольская О. Ребенок с аутизмом в обычной школе / Ольга Никольская,...
Ребенок с аутизмом в обычной школе / Ольга Никольская, Татьяна Фомина, Светлана Цыпотан. М.: Чистые пруды, 2006. 32 с. Библио­течка...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница