Литература Англии, Ирландии, Франции, Австрии, Германии Учебное пособие по курсу «История зарубежной литературы XX века»


НазваниеЛитература Англии, Ирландии, Франции, Австрии, Германии Учебное пособие по курсу «История зарубежной литературы XX века»
страница3/23
Дата публикации23.05.2013
Размер3.26 Mb.
ТипЛитература
vb2.userdocs.ru > Литература > Литература
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

^ 4. ПОСЛЕ «УЛИССА»

Над своим последним романом «Поминки по Финнегану» Джойс работал семнадцать лет, но завершить его не успел. Печа- тавшиеся отдельные фрагменты были восприняты читателями и критиками, среди которых были такие убежденные сторонники новаций Джойса, как Эзра Паунд, не только с недоумением, но и откровенно отрицательно. В связи с этим Джойс писал: «Призна- юсь, я не могу понять некоторых из моих критиков... Они называ- ют роман непонятным. Они сравнивают его, конечно, с «Улиссом». Однако действие «Улисса» происходит в основном днем, а дейст- вие моего нового произведения происходит ночью. И вполне есте- ственно, что далеко не все так ясно...» «Когда я пишу о ночи, я просто нс могу, я чувствую, что не могу употреблять слова в их обычных связях. Употребленные таким образом, они не выражают все стадии состояния в ночное время — сознание, затем полусоз- нание и затем бессознательное состояние... С наступлением утра, конечно, все снова проясняется... Я возвращу им их английский язык. Я разрушил его не навсегда»'

Джойс задумал свой последний роман как передачу подсозна- ния спящего человека, как попытку передать «бессловесный мир сна». Он искал необходимые ему для этого средства, изобретал язык «сновидений и дремы», не протягивая руки помощи читателю. В одном из своих писем Джойс заметил, что судить о том, что он пишет, смогут через сто лет. Со времени создания «Поминок по Финнегану» прошло уже шестьдесят лет, но и сейчас чтение тек- ста без «ключа» к нему почти невозможно.

Название романа перекликается с известной ирландской бал- ладой о Тиме Финнегане, отличавшемся пристрастием к спиртно- му и удивительной жизнестойкостью. Образ героя народной балла- ды трансформировался в романе Джойса сложным образом. Джой- совский Финнеган — не только жизнелюбивый Тим. Его протипом становится также и легендарный ирландский мудрец Финн Мак- кумхал. Передан поток видений, которые посещают лежащего в забытьи на берегу реки Лиффи Финна Маккумхала. В сознании Фин- на, погруженного в сон, проносится история Ирландии и всего человечества; проходят картины не только прошлого, но настоя-

' Ц(п п<г ЕПтап К. hmiesJovce -N \ . 1W — Р. 559

21

Модернизм Анг.ншская и ирин ^кля .unep.irvpa

щего и будущего. Действующими лицами в условном смысле этого слова становятся обобщенно-символические образы Человека, его жены, их детей и потомков. В реке времени движутся они: наступа- ет XX век и Человек («человек вообще» — так задуман он Джой- сом) предстает перед нами в образе некоего Хамфри Иэрвикера, содержателя трактира; его жена обретает имя Анны Ливии, его сыновья-близнецы названы Шимом и Шоном, дочь— Изабеллои. Но в каждом из них заключена не одна сущность: Иэрвикер — не только трактирщик и отец семейства, он — великан, гора, божест- во, двуединая сущность которого воплощена в его сыновьях. Анна Ливия — это река, изначальная сущность природы. Изабелла — вечно изменяющееся облако. Джойс передает видения и сны своих геро- ев, события, происходящие в настоящем, сопоставляет с прошед- шими, сближая, перекрещивая различные временные пласты. Че- ловек в настоящем таков, каким он был испокон веков. Может меняться его имя, сущность остается неизменной.

Первые переводы произведений Джойса на русский язык поя- вились в конце 20-х и в середине 30-х годов. В последующие годы (вплоть до конца 70-х годов) они не издавались в нашей стране, упоминание его имени в критической литературе звучало в нега- тивном плане. Однако работа над переводами его романов велась. В настоящее время многие стихи, рассказы из сборника «Дублин- цы», романы «Портрет художника в юности» и «Улисс» выходили уже несколько раз.

Джеймс Джойс

^ ДРАМА И ЖИЗНЬ

(Фрагменты)

<...> Необходимо литературу отделять от драмы. В человеческом обществе действуют неизменные законы, которым подчиняются причуды характера и обстоятельства жизни мужчины и женщины. Мир литературы — это сфера частных жизненных коллизий и ха- рактеров, сфера необычайно обширная, — художник-литератор главным образом занимается ею. Драму же в первую очередь инте- ресуют непреходящие законы общества во всей их обнаженности и суровой непредвзятости и только во вторую — разношерстная тол- па, живущая по этим законам. <...>

Под драмой, таким образом, я понимаю взаимодействие стра- стей, вскрывающих истину; драма — это борьба, эволюция, вооб- ще всякое движение, всякое развитие; драма существует прежде,

22

.uciimc Джонс

чем обретает драматическую форму, пне зависимости от этой дра- матической формы; драма обусловлена местом действия, но не под- чинена ему. <...>

Мне думается, что долю истинного драматизма можно отыс- кать даже в самом унылом и монотонном существовании. Все са- мое пошлое, непритязательное, самая мертвичина всего сущего может оказаться пригодной для великои драмы. Непоправимой глупостью было бы вздыхать по доброму старому времени и уто- лять наш голод холодными камнями, единственным, чем распо- лагает старина. Мы должны воспринимать жизнь такой, какой мы ее видим, мужчин и женщин такими, какими всгречаем их в по- вседневности, а не заимствовать их образы из призрачного мира сказаний. Величайшая человеческая комедия, в которой мы все принимаем участие, предоставляет неограниченные возможности для истинного художника, пиши он сегодня, вчера или в незапа- мятные времена. Форма вещей меняется, как меняется земная ко- ра... но бессмертные страсти, непреложные человеческие исти- ны — неизменны, они одинаковы для века героев и для века на- учного. <...>

(1900)

Пер. Е. Гениенои и А. Ливерганта Печатается по: Вопросы литературы. - 1984. — Nt: 4.

Джеймс Джойс

^ ИЗ СБОРНИКА «КАМЕРНАЯ МУЗЫКА»

II

Вечерний сумрак — аметист —

Все глубже и синей, Фонарь мерцает, как светляк,

В густой листве аллей. Старинный слышится рояль.

Звучит мажорный лад;

Над желтизною клавиш вдаль

Ее глаза скользят. Небрежны взмахи рук, а взгляд

Распахнут и лучист;

И вечер в россыпи огней

Горит как аметист.

Пер. Г. Кружкова

23

дасимс Джойс

Модернизм Аипииская и ирландская -штерагур!

V

Слышу запела ты,

Злаговласка' Песня твоя —

Это старая сказка

Книгу оставил я

На половине, Глядя, как пламя

Пляшет в камине.

Книгу захлопнул я,

Вышел из дома, Нежно влекомый

Песней знакомой,

Песней знакомой,

Старою сказкой Где же окно твое,

Златовласка?

Пер Г Кружкова

XXXV

Мне кажегся, я слышу стоны

И грохот вод, Так чайка над немолчным морем

Стремя полет Стихии слышит разъяренной

Водоворот

И днем и ночью монотонный

Я слышу рев, Рыданья бури, ветра стоны

И шум валов — Как чайка, что стремится в море

От берегов

Пер Г Кружкова

XXXVI

Я счышу воиско высаживается на острова Коней, покрытых пеною, плескание словно гром Надменные колесничие, вожжей касаясь едва, В черных доспехах стоя, поехали напролом

Свои боевые кличи в ночи они прокричат Как заслышу вдали вихри хохота их, застону я в спальне Мглу моих снов расколет их пламень спящий Сквозь чад Стучат, стучат по сердцу они, как по наковальне

Зелеными длинными волосами победно трясут Кругом тьма Вышли из моря с гоготом и — вдоль побережья — во тьму Сердце мое, в отчаянье этом нет вовсе ума Любовь, любовь, любовь моя, я один без тебя, почему9

Пер Вяч Вс Иванова

Печатается по кн ^ Поэзия Ирландии — М Художественная литература, 1988

Джеймс Джойс

ЭВЕЛИН

Она сидела у окна, глядя как вечер завоевывает улицу. Головой она прислонилась к занавеске, и в ноздрях у нее стоял запах про- пыленно! о кретона. Она чувствовала усталость

Прохожих было мало Прошел к себе жилец из последнего до- ма, она слышала, как его башмачки простучали по цементному тротуару, потом захрустели по шлаковой дорожке вдоль красных зданий. Когда-то там был пустырь, на котором они играли по вече- рам вместе с другими детьми. Потом какой-то человек из Белфаста купил этот пустырь и настроил гам домов — не таких, как их ма- ленькие темные домишки, а кирпичных, красных, с блестящими крышами Все здешние дети играли раньше на пустыре — Дивай- ны, Уотерсы, Данны, маленький калека Кьоу, она, ее братья и сестры. Правда, Эрнст не играл: он был уже большой Отец посто- янно гонялся за ними по пустырю со своей терновой палкой, но маленький Кьоу всегда глядел в оба и успевал крикнуть, завидев отца. Все-таки тогда жилось хорошо Отец еще кое-как держался;

кроме того, мать была жива. Это было очень давно; теперь и она, и братья, и сестры выросли, мать умерла Тиззи Данн тоже умерла, а Уотерсы вернулись в Англию Все меняется Вот теперь и она скоро уедет, как другие, покинет дом

Дом! Она обвела глазами комнату, разглядывая все те знако- мые вещи, которые сама обметала каждую неделю столько лет под- ряд, всякий раз удивляясь, откуда набирается такая пыль Может

25

Mo.lCpH.IJM. ан]..ГИБКАЯ 11 llp.iai'.iL'Kilil /lUlCpllVpH

быть, больше никогда не придется увидеть эти знакомые вещи, с которыми она никогда не думала расстаться. А ведь за все эти годы ей так и не удалось узнать фамилию священника, пожелтевшая фотография которого висела над разбитой фисгармонией рядом с цветной литографией святой Маргариты- Марии Алакок*. Он был школьным товарищем отца. Показывая фотографию гостям, отец говорил небрежным тоном:

— Он сейчас в Мельбурне.

Она согласилась уехать, покинуть дом. Разумно ли это? Она про- бовала обдумать свое решение со всех сторон. Дома, по крайней -мере у нее есть крыша над головой и кусок хлеба; есть те, с кем она прожила всю жизнь. Конечно, работать приходилось много, и до- ма, и на службе. Что будут говорить в магазине, когда узнают, что она убежала с молодым человеком? Может быть, назовут се дуроч- кой; а на ее место возьмут кого-нибудь по объявлению. Мисс Гэй- вен обрадуется. Она вечно к ней придиралась, особенно когда по- близости кто-нибудь был.

— Мисс Хилл, разве вы не видите, что эти дамы ждут?

— Повеселее, мисс Хилл, сделайте одолжение.

Не очень-то она будет горевать о магазине.

Но в новом доме, в далекой незнакомой стране все пойдет по- другому. Тогда она уже будет замужем — она, Эвелин. Ее будут ува- жать тогда. С ней не будут обращаться так, как обращались с ма- терью. Даже сейчас, несмотря на свои девятнадцать с лишним лет, она часто побаивается грубости отца. Она уверена, что от этого у нее и сердцебиение началось. Пока они подрастали, отец никогда не бил ее так, как он бил Хэрри и Эрнста, потому ч'го она была девочка; но с некоторых пор он начал грозить, говорил, что не бьет ее только ради покойной матери. А защитить ее теперь некому. Эрнст умер, а Хэрри работает по украшению церквей и постоянно в разъездах. Кроме того, непрестанная грызня из-за денег по суббо- там становилась просто невыносимой. Она всегда отдавала весь свой заработок — семь шиллингов, и Хэрри всегда посылал, сколько мог, но получить деньги с отца стоило больших трудов. Он гово- рил, что она транжирка, что она безмозглая, что он не намерен отдавать трудовые деньги на мотовство, и много чего другого гово- рил, потому что по субботам с ним вовсе сладу не было. В конце концов он все-таки давал деньги и спрашивал, собирается ли она покупать провизию к воскресному обеду. Тогда ей приходилось сломя голову бегать по магазинам, проталкиваться сквозь толпу, крепко

* Маргарита-Мария Алакок (1647—1690)— монахиня, учредитель- ница одного из наиболее популярных культов в католической церкви — культа Святого сердца.

26

сжав в руке черный кожаный кошелек, и возрлщатьси ломои со- всем поздно, нагруженной покупками. Тяжело это были — вести хозяйство, следить, чтобы двое младших ребят, осгавленных на ее попечение, вовремя ушли в школу, вовремя поели. Тяжелая рабо- та— тяжелая жизнь, но теперь, когда она решилась уехать, эта жизнь казалась си не такси уж плохой.

Она решилась отправиться вместе с Фрэнком на поиски другой жизни. Фрэнкбыл очень добрый, мужественный, порядочный. Она непременно уедет с ним вечерним пароходом, станет его женой. будет жить с ним в Буэнос-Айресе, где у него дом. дожидающийся се приезда. Как хорошо она помнит свою первую встречу с ним; он жил на главней улице в доме, куда она часто ходила. Казалось, что это было всего несколько недель назад. Он стоял у ворот, кепка съехала у него на затылок, клок волос спускался на бронзовое ли- цо. Потом они познакомились. Каждый вечер он встречал ее у мага- зина и провожал домой. Повел как-то на «Цыганочку»*, и она чув- ствовала такую гордость, сидя рядом с ним на непривычно хоро- ших для нее местах. Он очень любил музыку и сам немного пел. Все знали, что он ухаживает за ней, и, когда Фрэнк пел о девушке, любившей моряка**, она чувствовала приятное смущение. Он про- звал ее в шутку Маковкой. Сначала ей просто льстило, что у нее появился поклонник, потом он стал ей нравиться. Он столько рас- сказывал о далеких странах. Он начал с юнги. служил за фунт в месяц на пароходе линии Алл-Аллен***, ходившем в Канаду. Пе- речислял ей названия разных пароходов, на которых служил, на- звания разных линий. Он плавал когда-то в Магсллановом проливе и рассказывал ей о страшных патагонцах. Теперь, по его словам, он обосновался в Буэнос-Айресе и приехал на родину только в отпуск. Отец, конечно, до всего докопался и запретил ей даже ду- мать о нем.

* Знаю я эту матросню, — сказал он.

Как-то раз отец повздорил с Фрэнком, и после этого ей при- шлось встречаться со своим возлюбленным украдкой.

Вечер на улице сгущался. Белые пятна двух писем, лежавших у нее на коленях, расплылись. Одно было к Хэрри, другое к отцу. Ее любимцем был Эрнст, но Хэрри она тоже любила. Отец заметно постарел за последнее время; ему будет недоставать ее. Иногда он

* Наиболее известная опера ирландского певца и композитора Майк- ла Уильяма Балфа (1808—1870) па сюжет одноименной новеллы Серван- теса.

** «Подружка моряка», песня английского компочи-тора и драматурга Чарльза Дибдина (1745—1814).

*** Морская .расса, соединявшая Англию с Канадой и США.

Молсрш i\i a}ii 1ииск>я и ирпндск1я |итерат\ра

может бы гь очень добрым Нс так давно она больная пролежал! день в постели и он читал ей рассказ о привидениях и поджари вал гренки в оччге А ице как то, когда мачь была жива они езди 1И на пикник и Х iyi Хилл* Она помнила, как отец напялил на ^ебя шляпу матери чтоб посмешить детей

Время шло, а она все сидела у окна, прислонившись головой к занавеске вдыхая запах пропыленного кретона С учицы издалека доносились звуки шарманки Мелодия была знакомая Как стран- но, что шарманка заиграла ее именно в этот вечер, чтобы напом- нить ей про обещание данное матери, — обещание как можно доль ше не бросать дом Она вспомнила последнюю ночь перед смертью матери она снова была в тесной и гемпои комнате по другую сто рону передней а на улице звучала печальная итальянская песенк! Шарманщику велели то1да уйти и дали ему шесть пенсов Она вспом- нила, как отец с самодовочьным видом вошел в комнату больной, говоря

— Проклятые итальянцы' И сюда притащились И жизнь матери, возникшая перед ней, пронзила печалью все ее существо — жизнь полная незаметных жертв и закончившаяся безумием Она задрожала, снова услышав голос матери твердив шеи с тупым упорством «Конец удовольствию — боль' Конец удо- вольствию — боль'> Она вскочила, охваченная ужасом Бежать' На- до бежать' Фрэнк спасет ее Он даст ей жизнь, может быть и лю бовь Она хочет жить Почему она должна быть несчастной9 Она имеет право на счасгье Фрэнк обнимет ее, прижмет к груди Он спасет ее

Она стояла в суетливой толпе на пристани в Норт-Уолл Он держал ее за руку она слышала, как он говорит, без конца расска зывает что то о путешествии На пристани толпитесь солдаты с вещевыми мешками В широкую дверь павильона она увидела сто явшую у самой набережной черную громаду парохода с освещен ными иллюминаторами Она молчала Она чувствовала как поблед нели и похолодели у нее щеки, и, теряясь в своем отчаянии мо лилась, чтобы Бог вразумил ее, оказал ей, в чем ее долг Пароход дал в туман протяжный, заунывный гудок Если она поедет завтра они с фрэнком уже будут в открытом море на пути к Буэнос Аире cv Билеты уже куплены Разве можно о гступать после всего что он для нее сделал9 Отчаяние вызвало у нее приступ тошногы, и она не переставая шевелила губами в молчаливой горячей молитве

Звонок резанул ее по сердцу Она почувствовала kik Фрэнк сжал ей руку

* Неболы.тя ropi на берш дуспннского чалиг-ч

Джеймс. Джойс

— Идем'

Волны всех морей бушевали вокруг ее сердца Он тянет ее в эту пучину, он утопит ее Она вцепилась обеими руками в железные перила

— Идем'

Нет' Нет' Нет' Это немыслимо Ее руки судорожно ухватились за перила И в пучину, поглощающую ее, она кинула вопль отчая- ния

— Эвелин' Эви'

Он бросился за барьер и звал ее за собой Кто то крикнул на него, но он все еще звал Она повернула к нему бледное лицо, безвольно, как беспомощное животное Ее глаза смотрели на него не любя, не прощаясь, не узнавая

Пер Н А Волжинои Печатается по кн Джойс Джеймс Дублинцы — М Известия, 1982
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Похожие:

Литература Англии, Ирландии, Франции, Австрии, Германии Учебное пособие по курсу «История зарубежной литературы XX века» iconV. Рекомендованная литература Список художественных текстов
История зарубежной литературы XVII века / Под ред. М. В. Разумовской. — М.: Высшая школа, 2001
Литература Англии, Ирландии, Франции, Австрии, Германии Учебное пособие по курсу «История зарубежной литературы XX века» iconУчебной и специальной литературы Учебники: История русской советской...
Гордович К. Д. История отечественной литературы ХХ века. Пособие для гуанитарных вузов. Спб., 2000
Литература Англии, Ирландии, Франции, Австрии, Германии Учебное пособие по курсу «История зарубежной литературы XX века» iconВопросы к экзамену История зарубежной литературы
Общая характеристика западноевропейской литературы XVII века. Основные черты, направления, закономерности развития
Литература Англии, Ирландии, Франции, Австрии, Германии Учебное пособие по курсу «История зарубежной литературы XX века» iconПрограмма учебной дисциплины «история зарубежной литературы второй половины ХХ в.»
...
Литература Англии, Ирландии, Франции, Австрии, Германии Учебное пособие по курсу «История зарубежной литературы XX века» iconИстория зарубежной литературы ХIХ века. Ч. 1 М., 1979
Г. фон Клейст. Разбитый кувшиню. Пентесилея. Кэтхен из Гейльбронна. Микаэль Кольхаас
Литература Англии, Ирландии, Франции, Австрии, Германии Учебное пособие по курсу «История зарубежной литературы XX века» iconВопросы к курсу История русской литературы послеоктябрьского периода
Основные художественные системы в литературе первой половины ХХ века. Проблемы периодизации литературы этого времени
Литература Англии, Ирландии, Франции, Австрии, Германии Учебное пособие по курсу «История зарубежной литературы XX века» iconСписок обязательной литературы учебная литература: История русской...
Гаспаров М. Л. Антиномичность поэтики русского модернизма // Гаспаров М. Л. Избранные труды: в 2 т. Т. О стихах. М., 1997. С. 434-455;...
Литература Англии, Ирландии, Франции, Австрии, Германии Учебное пособие по курсу «История зарубежной литературы XX века» iconФгбоу впо «санкт-петербургский государственный университет культуры и искусств»
Теория и история литературы: История зарубежной литературы: конс к экз доц. Кен Л. Н
Литература Англии, Ирландии, Франции, Австрии, Германии Учебное пособие по курсу «История зарубежной литературы XX века» iconУчебное пособие по курсу «Краеведение» для студентов 5 курса биолого-химического
Учебное пособие предназначено студентам 5 курса биолого-химического факультета по курсу «Краеведение». Пособие содержит сведения...
Литература Англии, Ирландии, Франции, Австрии, Германии Учебное пособие по курсу «История зарубежной литературы XX века» iconТемы рефератов по курсу «История зарубежной литературы стран изучаемого языка»
«Великий Гэтсби» и «Американская трагедия»: сопоставительный анализ образов главных героев Фицджеральда и Драйзера
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница