Голос этой женщины знали и любили десятки тысяч горожан. Пятнадцать лет она вела на радио утреннюю информационно-музыкальную программу «Панорама»


НазваниеГолос этой женщины знали и любили десятки тысяч горожан. Пятнадцать лет она вела на радио утреннюю информационно-музыкальную программу «Панорама»
страница12/12
Дата публикации17.06.2013
Размер1.24 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Журналистика > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Детство было у него горькое. И оттого, что часто мочился в постели, и оттого, что был слабым, тщедушным. Старшие над ним издевались, а воспитатели не могли защитить. Вот, видимо, поэтому рождалась в нем агрессивность, желание доказать всем, что он способен на большее, чем они, его обидчики.

Он вырос. Где-то учился, работал электриком, монтажником, строителем... Каким-то образом оказался в Ленинграде, поступил в редакцию многотиражной заводской газеты. Потом уже попробовал свои силы у нас на радио. Его сразу же заметили, и вскоре Матушевский завоевал свои позиции. У него не было высшего образования, но он был феноменально умен. Его работоспособность поражала. Мне казалось, она похожа на труд ученого, который и во сне что-то думает, вычисляет, решает, с чем-то спорит, не соглашается.

Его можно было застать то за старым «Ундервудом», который работал, как трактор, то в библиотеке, где он что-либо сверял, то за картой мира... Зачем это ему нужно было? С нами, корреспондентами, он тоже немного занимался. Прочитывал наши материалы, говорил: «Это мура, а тут подправь, убери свои красоты, попроще напиши, кому нужны твои разглагольствования? Лучше пусть твой собеседник выскажется. О звуке подумай! Ты зачем сообщаешь, как хорошо играют гусли звончатые, ты их дай послушать». И надо же! Он почти всегда был прав. Мы не обижались, когда он шутливо замечал: «Ну, ты восхваляешь свой объект, как Маркиз де Кюстин». Тут же мы спрашивали, а кто это такой? Он знал многое об этом французе, прочел его книгу о николаевской России.

Позже мне стала проясняться одна сторона его всезнайства. Это касалось музыки. Каждый раз, получив зарплату, он шел в магазин под названием «Мелодия» и покупал очередную пластинку. Оказывается, у него было собрано все, что выпустила «Мелодия»: произведения Чайковского, Мусоргского, Глинки, Бородина... да всех русских композиторов. Он собирал произведения Шостаковича, Прокофьева, хранил даже то, что написал советский композитор Мясковский – его 27 симфоний. Но особенно он любил джаз. И когда Матушевский тратил всю свою получку и отказывался от обеда в столовой, он просил меня идти домой вместе с ним. Говорил, что падет в ноги своей Серафиме и испросит прощенья. Серафима была женщина тихая, кроткая. И вот, что интересно: никогда он не повышал на нее голоса, хотя в редакции нередко не просто кричал на нас, орал во все горло.

– Ты что, не мог в словарь ударений заглянуть, если не знаешь, тебя не научили в твоем университете (он делал особое ударение на слове университет), как произносится слово «прецедент»? А ты сказал «прецендент».

Или однажды он вызвал нас всех и попросил на бумажке написать фамилию писателя Эрнеста Хемингуэя. Мы не понимали – зачем? И один из нас написал «Химингуей». Матушевский заорал:

– Немедленно прочти хотя бы «Старик и море». Ты ведь еще и рыбачишь, оболтус!

Удивительная была у него квартира! Потолки высокие, и он в одной из комнат сделал антресоли. Там было битком набито книгами, и большое место занимала железная дорога. Матушевский сделал ее для сына, но он давно вырос, а Саша дорогу все усовершенствовал. Тут был паровоз, красивые вагончики, они освещались, и там кто-то сидел. При дороге были и полустанки с дежурными, билетные кассы и очередь пассажиров. Все это двигалось по кругу, мелькало, гудело, сверкало – полная иллюзия маленького железнодорожного полустанка со всеми причандалами.

А какую елку он мастерил! Какие игрушки на ней висели – не покупные – придуманные Матушевским. Книги были у него повсюду. В комнатах, коридоре, на кухне и даже в туалете.

На наших летучках Матушевский частенько хвастался своими знаниями, впрочем, он больше всего хотел кого-то уесть, поехидничать, кого-то поставить в тупик и, конечно, чуточку обидеть. Один высоколобый редактор как-то сказал о нем: «Это товар штучный». Я нередко думала – вот мы живем в таких тисках, как ему удается обходить все политические сложности, ведь даже неправильно произнесенные в установленном порядке фамилии тех, кто, допустим, встречал первого секретаря компартии нашего города и области, считалось политической ошибкой. Матушевский мне ответил на этот вопрос кратко: «Я смотрю на нашу страну с закрытыми глазами».

Когда мы стали работать без цензуры, милые девушки не ставили на наших передачах штампики, что все проверено, можно давать в эфир. Матушевский первым начал утреннюю трехчасовую программу «Ленинградская панорама». Радиослушатели сразу же оценили ее независимость и оригинальность. Многие опаздывали на работу, чтобы ее дослушать до конца. Его репортажи были короткими, выверенными, исключительно правдивыми. Я удивлялась – откуда у него берутся эти четкие слова, мысли столь неординарные, образы, эпитеты, метафоры. В его репортажах была особая красота, которую он, в отличие от других сотрудников, никогда не берег. Написал, провел передачу и все – в корзину.

Один из его сюжетов был о том, как попала крыса в бочку с квасом. В городе все об этом с возмущением говорили. Завод временно закрыли. Те, что еще сидели в Смольном, пригрозили: таких откровений не должно быть на радио! Он первым включил в свои передачи джаз, он первым дал людям послушать еврейские мелодии в исполнении сестер Берри. Он пригласил в свою «Панораму» джазового музыканта Давида Голощекина и заказал ему цикл передач. Все, что он делал, было со словами: первый, первая, впервые... Только он об этом и не думал, этим не хвалился.

А как он танцевал! Как умел, где научился? Его тело отзывалось на каждую ноту музыки, как красиво он держался в этом новом ритме. В одном ресторане, где мы отмечали какое-то событие, он танцевал со мной. На меня никто не обратил внимания. Все в зале следили только за его движениями и потом долго аплодировали.

Его боялись там, «наверху», что он может позволить критику в их адрес, что и случалось не однажды. Особенно его ненавидела одна смольнинская дама, и когда он дал (такого еще никто себе не позволял) репортаж об отпевании в церкви дирижера Евгения Мравинского, последовало требование – уволить Матушевского. Его перевели на низшую должность, он был отлучен от эфира.

Он стал, как мяч, из которого выпустили воздух. У него уже не было сил бороться за себя. Стал пить. За что ни брался – ему было не интересно. Когда-то он мне сказал – это была шутка, конечно: «Знаешь, если я умру первым, ты напишешь обо мне некролог, а если, уж извини, ты первая – напишу его я».

Его не стало. Я написала некролог и прочла его по радио. Двенадцать минут были посвящены дорогому мне человеку – Александру Матушевскому. Никто не знает, сколько было пролито слез о человеке, которого и ненавидели, и любили. На его похоронах было очень много народу. Люди шли и шли, и, кажется, не было конца этому потоку. В редакционном ящике писем лежала записка: «Много есть талантливых журналистов, но Матушевский был интересен всем!»
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Похожие:

Голос этой женщины знали и любили десятки тысяч горожан. Пятнадцать лет она вела на радио утреннюю информационно-музыкальную программу «Панорама» iconЛуиз Пенни Что скрывал покойник
Тихую провинциальную жизнь деревушки Три Сосны, что в Квебеке, нарушает убийство бывшей школьной учительницы Джейн Нил. От рождения...
Голос этой женщины знали и любили десятки тысяч горожан. Пятнадцать лет она вела на радио утреннюю информационно-музыкальную программу «Панорама» iconВиза бесплатна для студентов до 21 года!!!
А вавельский холм – особое место еще десятки тысяч лет тому назад первобытные люди искали убежища в пещерах этого известного холма....
Голос этой женщины знали и любили десятки тысяч горожан. Пятнадцать лет она вела на радио утреннюю информационно-музыкальную программу «Панорама» iconВсе, что изменяет нашу жизнь, — не случайность
Она всегда слушалась их и они за это любили ее, не то чтобы она росла в строгости, но была прилежной коалой
Голос этой женщины знали и любили десятки тысяч горожан. Пятнадцать лет она вела на радио утреннюю информационно-музыкальную программу «Панорама» iconТатьяна де Росней
Около десяти тысяч евреев, жителей Франции, томятся в неведении на стадионе «Вель д'Ив». Старики, женщины, дети… Всех их ожидает...
Голос этой женщины знали и любили десятки тысяч горожан. Пятнадцать лет она вела на радио утреннюю информационно-музыкальную программу «Панорама» iconДэвид Новак сео компании Yum!Brands, владельца трех крупнейших ресторанных...
За пятнадцать лет, проведенных у руля Yum!Brands, Дэвид разработал лидерскую программу для менеджеров «Вести людей за собой» и лично...
Голос этой женщины знали и любили десятки тысяч горожан. Пятнадцать лет она вела на радио утреннюю информационно-музыкальную программу «Панорама» iconЛиз Коли Красотка 13
Бесконечные вопросы полицейских и психологов Оказывается, она отсутствовала три года! На ногах — шрамы от оков, на теле — следы насилия,...
Голос этой женщины знали и любили десятки тысяч горожан. Пятнадцать лет она вела на радио утреннюю информационно-музыкальную программу «Панорама» iconУ больной 59 лет, длительно страдавшей фибромиомой матки, 5 лет тому назад
При исследовании удаленной матки женщины 56 лет, патологоанатом обнаружил плотный
Голос этой женщины знали и любили десятки тысяч горожан. Пятнадцать лет она вела на радио утреннюю информационно-музыкальную программу «Панорама» iconКнига дар орла
Однако, она уходит своими корнями в антропологию культуры, потому что много лет назад она была начата как полевые исследования именно...
Голос этой женщины знали и любили десятки тысяч горожан. Пятнадцать лет она вела на радио утреннюю информационно-музыкальную программу «Панорама» iconФрэнсис Бернетт Таинственный сад Фрэнсис Бернетт таинственный сад глава I сирота
Йоркширском поместье дяди, выглядела она прескверно, да и вела себя не очень-то хорошо. Вообразите надменную девочку десяти лет с...
Голос этой женщины знали и любили десятки тысяч горожан. Пятнадцать лет она вела на радио утреннюю информационно-музыкальную программу «Панорама» iconВетеринары и исследователи по всему миру искали лечение от ламинита...
Команда исследователей из Новой Зеландии подвергла один из самых распространенных методов лечения ламинита проверке, используя биомеханическую...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница