История метода и современная практика


НазваниеИстория метода и современная практика
страница36/37
Дата публикации17.06.2013
Размер4.67 Mb.
ТипРеферат
vb2.userdocs.ru > Журналистика > Реферат
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37

5

 

Без всяких комментариев расскажем еще одну историю. 28 августа прошлого года в 10 часов и 31 минуту из села Потоки Таращанского района Киевской области некто позвонил домой Алене Притуле. Разговор длился не больше минуты, после чего абонент из Поток практически сразу позвонил по похожему номеру – на Бессарабский рынок. Позже с этого телефона в Потоках на Бессарабский рынок звонили неоднократно. Алене с этого номера больше не звонили ни разу. Обычная, в общем, ситуация – человек ошибся номером.

От дома в Потоках, где установлен этот телефон, до места, где впоследствии обнаружили обезглавленное тело, километра три. Этот дом расположен на окраине того самого таращанского леса.

4 октября прошлого года Гонгадзе уже вовсю искали – с момента его исчезновения прошло более двух недель. В тот день в 10 часов 48 минут утра произошло еще одно странное событие. Некто позвонил на работу Алене Притуле (в офис «Украинской правды») из приемной Моторного завода, расположенного в Тараще. В 10 часов 49 минут (ровно через минуту!) этот человек перезвонил по похожему киевскому номеру, после чего еще пару раз в течение месяца этим номером воспользовался. Похоже, человек опять ошибся номером.

От Моторного завода до места обнаружения трупа всего несколько минут езды на автомобиле.

Чтобы блюдце секретов было совсем полным, добавим, что как раз в те два дня, когда сотрудники чешского консульства оформляли визу для не всеми признанного героя Украины Миколы Мельниченко, из приемной таращанского Моторного завода некто звонил в Чехию. Через три дня после этих звонков Мельниченко с семьей выехал в Чехию.

 

6

 

Миколу Мельниченко характеризуют как человека скромного, в чем-то закомплексованного и неразговорчивого. Говорят, Николай Иванович увлекался всякими манипуляциями с диктофонами и пару раз даже приносил своему начальнику тайно записанные разговоры своих коллег. Еще говорят, будто Мельниченко был неплохим техническим специалистом, но страдал от неразвитой коммуникабельности, от неумения, если можно так выразиться, преподносить себя. Отсюда – плохие перспективы карьерного роста и, может быть, даже, что-то похожее на комплекс неполноценности. Таким, напомним, сотрудники правоохранительных органов Украины описали нам этого человека. Таким, с их слов, он был до конца июля 2000 года, в начале августа Микола Иванович вернулся из отпуска, который он провел вместе с членами своей семьи в Крыму.

После возвращения из Крыма в поведении Мельниченко что-то изменилось. В его словах появилась патриотическая риторика, чего никогда раньше коллеги не замечали. Кроме того, возрос материальный уровень жизни офицера. В начале сентября он обзавелся собственным сотовым телефоном, зарегистрированным по анонимной карте, а как-то раз вынул из сейфа вполне увесистую пачку стодолларовых купюр и продемонстрировал ее коллегам. Некоторые странности появились и в работе нашего героя.

В обязанности майора Мельниченко входило техническое обследование кабинета президента Кучмы на предмет обнаружения там средств несанкционированного доступа. В каждом таком обследовании обязательно принимают участие четыре человека, в том числе сотрудник службы технической защиты информации, коим был Мельниченко. Мельниченко осуществлял проверку при помощи сканера металлоискателя.

По словам общавшихся с нами сотрудников правоохранительных органов, Мельниченко периодически стал задерживаться в кабинете президента Кучмы после проведения плановых обследований. Теперь можно допускать, что в это время он менял источник питания или носитель информации в диктофоне. Мельниченко утверждает, что делал записи на цифровой диктофон, спрятанный под диваном.

Несколько раз Микола Иванович даже просил своих коллег поменяться с ним сменами, чтобы попасть в кабинет президента именно в нужный момент. Иногда наш герой сразу после осмотра президентского кабинета под каким-нибудь благовидным предлогом отпрашивался у своего начальника на час-полтора.

Все изложенное позволяет сделать лишь одно предположение: ориентировочно в июле 2000 года майора Мельниченко кто-то завербовал. Кто и при каких обстоятельствах – мы, наверное не узнаем никогда. Так же о том, когда конкретно Мельниченко начал производить записи в кабинете президента, мы можем судить лишь с его слов, то есть, не можем судить вовсе, потому как Мельниченко избегает говорить об этом сколько-нибудь конкретно. Если верить, что это происходило не менее года и общий объем записей превышает 300 часов, значит произошедшая в июле вербовка позволила ее организаторам реализовать все то, что пан майор наработал.

С помощью знакомого офицера СБУ Мельниченко оформил себе загранпаспорт без указания подлинного места своей работы и 16 октября написал рапорт об увольнении, ссылаясь на семейные обстоятельства и предложение работы в некой инофирме. Заметим, что офицеры украинских спецслужб, намеревающиеся отправиться за рубеж, обязаны согласовать этот вопрос с начальством.

4 ноября Микола Иванович уволился из Службы государственной охраны, 21 ноября он обратился в консульство Чехии с просьбой о получении визы, получил ее, и 26 ноября благополучно покинул Украину. Через два дня, когда депутат Рады Александр Мороз обнародовал содержание некоторых аудиозаписей, в Киеве разгорелся кассетный скандал.

Если верить Александру Морозу, Мельниченко сам впервые вышел на него 10–15 октября, позвонив по телефону правительственной связи. Сперва депутат отказался от встречи, но Мельниченко перезвонил через несколько дней и сказал, что дело касается пропавшего журналиста.

Мороз рассказывает, что офицер принес ему цифровой диктофон с чипом, содержавшим запись разговоров одного дня президента, в том числе эпизод с «разбором» Гонгадзе. Бывший спикер парламента и кандидат в президенты не усомнился в подлинности, услышав хорошо знакомые ему голоса.

Александр Мороз берет на себя все контакты с Мельниченко, обеспечение его отъезда за рубеж и говорит, что даже его коллеги узнали обо всем за десять минут до пресс-конференции 28 ноября. По его словам, он отговорил майора от решимости остаться в Украине и принять участие в расследовании.

Мы не ставим под сомнение эти сведенья, но обращаем внимание на то, что Мельниченко заранее начал подготовку к отъезду. Кроме того, мы имеем неподтвержденную информацию, согласно которой майор общался с помощниками Мороза еще до того, как состоялась его встреча с самим депутатом. Общение шло по сотовому телефону, которым обзавелся Мельниченко. Наконец, у нас есть свидетельства о том, что существование записей не было секретом для ряда зарубежных организаций еще в октябре.

И еще. По некоторым сведеньям Мельниченко и Мороз могли быть знакомы задолго до октября 2000 года. С тех пор, как Мороз был спикером парламента и его кабинет также подлежал техконтролю.

Многие наблюдатели полагают, что рассказы про диктофон под диваном – отвлекающий маневр, а производство записей требовало хорошей организации и более совершенных устройств для съема информации. Возможно, Мельниченко в этой истории – лишь фигура легализации. Отметим и еще одну деталь: если Мельниченко действительно предупреждал Гонгадзе, значит, по мере производства записей, он должен был заниматься их расшифровкой. Этот процесс весьма трудоемкий, и, скорее всего, у майора были помощники в его увлечении.

 

7

 

Руководители правоохранительных органов Украины не раз заявляли, что идут по следу убийц.

Например, согласно информации, обнародованной в Киеве летом 2001 года, с журналистом расправились некие представители криминального мира, Циклоп с Матросом убили Гонгадзе в результате случайной ссоры. Вскоре якобы были убиты и сами бандиты.

Вероятно, чисто теоретически, Матрос с Циклопом могли бы разобраться с кем-то на бытовой почве. Но никто не будет прятать труп, ставший следствием уличной разборки, отделять от тела голову, которая так и не найдена. Наконец, слишком скоропостижна и своевременна оказалась кончина обидчиков журналиста.

Списать эту историю хотя бы на «конкретных пацанов», с которых уже нечего спросить, было весьма соблазнительно – слишком дорого стоил скандал, разгоревшийся после исчезновения Гонгадзе, официальному Киеву, а реальные следственные действия так и не дали какого-либо существенного результата.

Справедливости ради надо сказать, что в неофициальных беседах наши источники в силовых структурах Украины откровенно говорили, что «Это полная туфта, но мы вынуждены делать вид, что работаем. Списываем на мертвых».

Мы проверяли эту версию, и нашли Матроса. Живым и невредимым. Генпрокуратура Украины вынуждена была отказаться от своей версии.

 

8

 

«Дело Гонгадзе» – тот редкий случай, когда речь идет о действительно политическом убийстве – политическом, как по замыслу, так и по последствиям.

Строить версии – в целом, занятие бесполезное, потому что жизнь часто оказывается сложнее даже самых изощренных схем. И все же, рискнем высказать несколько соображений.

Проще всего было бы предположить, что с Гонгадзе расправились по заданию злопамятного Кучмы. Возможно, в верхах и были такие планы. Но в процесс вмешалась, как сейчас принято говорит, третья сила.

Скорее всего, в июле-августе 2000 года о наличии записей прослушек узнали третьи, которые перехватив инициативу грамотно воспользовались ситуацией. Не исключено, что узнали они об этом от самого Гонгадзе – лично или через общих знакомых, или от Мельниченко, независимо от того – делал он записи сам, или выступил в качестве фигуры легализации результатов «прослушки» кабинета президента.

Кому это было выгодно – Москве, Вашингтону (две весьма популярные в Украине версии), противникам Кучмы или местным олигархическим структурам, нанесшим таким образом удар по руководителям силовых ведомств, – эти выводы каждый может сделать сам, проанализировав изменения во внешней политики Украины и расстановку сил внутри страны за последние месяцы. Но, так или иначе, финал этой истории еще не наступил.

в начало

 

◄◄ к содержанию ►►

Информацию, полученную от Малыша относительно посредников и заказчиков убийства, мы пока не публикуем, поскольку она не подтверждена юридически. Но она заархивирована, и после того, как мы получим документальные доказательства, мы сможем ее использовать.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

 

В 1999–2002 годах сотрудники Агентства журналистских расследований провели в различных регионах России и странах бывшего Советского Союза более двадцати семинаров по методике журналистского расследования. В них приняли участие около пятисот журналистов. И очень часто мы сталкивались с такой реакцией: ваши методики очень интересны, но мало применимы в местных условиях. Причин для пессимизма предостаточно: слабая материальная база, отсутствие юридической поддержки, сильное давление чиновников, недостаток времени, опасения за свою жизнь... Совокупность этих факторов является, вне сомнений, мощным сдерживающим элементом развития метода журналистского расследования в нашей стране. В попытке преодолеть эти трудности, и было в свое время создано наше агентство. Время показало: такая форма организации вполне жизнеспособна. Однако мы не питаем иллюзий, что это единственно правильный путь и предложенные нами схемы совершенны. Зачастую, увы, нам приходилось учиться на своих ошибках, но мы до сих пор не знаем ответов на многие вопросы, которые задаем сами себе.

Например, верно ли мы поступили, когда передали Александра Малыша сотрудникам правоохранительных органов? «Вы, как журналисты, не имели на это права», – говорили некоторые наши коллеги. Может быть, они и правы. Но были бы правы мы, если бы он, оставаясь на свободе, стал соучастником других заказных убийств?

Этические нормы и правила нельзя искусственно привнести в нашу профессию. Их предстоит осознать и выработать сообща. Также как абсолютно очевидно, что для плодотворного развития метода журналистского расследования необходимо объединение усилий всех заинтересованных лиц и организаций. В Соединенных Штатах, например, к этому пришли еще двадцать пять лет назад, когда несколько маститых журналистов-расследователей создали организацию IRE (Investigative Reporters & Editors), объединившую журналистов и редакторов, специализирующихся в области журналистских расследований. История становления этой организации поучительна. Ровно через год после ее создания, в 1976-м в Аризоне был убит один из основателей IRE корреспондент газеты «Аризона репортер» («Arizona Reporter») Джон Боллс. Какие действия предприняла новая общественная организация? Один из лидеров IRE, известнейший в США журналист-расследователь, лауреат Пулитцеровской премии Роберт Грин сформулировал задачу так: «Реакция IRE должна уподобиться страхованию жизни всех журналистов. Нужно, чтобы все поняли: нельзя убить разоблачительную статью, убив журналиста». Роберт Грин не призывал проводить акции возмездия. Он предложил членам молодой организации съехаться в Аризону и провести там расследования случаев коррупции и торговли привилегиями в масштабах, которые не под силу журналисту-одиночке. Одним из условий должно было стать приглашение от средств массовой информации штата. Получив такое приглашение, в Аризоне высадился десант из 40 журналистов из различных изданий Америки. Они провели там полгода. Серия репортажей, опубликованных в десятках СМИ, вызвала широчайший резонанс по всей стране и заставила полицию штата значительно активизировать деятельность по пресечению фактов политической коррупции. Из шести исков, возбужденных против IRE после этой акции, ни один не был проигран, несмотря на то, что в судах Штатов принято в этих случаях брать сторону истцов.

Вскоре IRE вошла в состав университета штата Миссури, а число ее членов, благодаря разъяснительной работе организаторов, стало быстро расти. Сегодня в IRE состоят около 3 тысяч профессионалов из разных стран, организация проводит конференции, региональные и тематические семинары. Ею создана богатейшая база данных на все случаи жизни, которой за небольшую плату легко может воспользоваться любой журналист. IRE располагает коллекцией журналистских расследований, выпускает ежеквартальный журнал и ежегодник «100 лучших расследований», который является настоящим кладезем идей для журналистов.

Нечто подобное, но только с учетом отечественной специфики задумали создать и российские журналисты. Ассоциация журналистов-расследователей, над учреждением которой сегодня работают многие заинтересованные организации, будет защищать права и свободы специалистов в этой области, помогать им преодолевать барьеры на пути сбора и распространения информации.

 

Ассоциация призвана решить следующие задачи:

 

1.      Организация информационного взаимодействия.

2.      Выработка предложений по совершенствованию законодательства о СМИ.

3.      Объединение усилий журналистов в борьбе с коррупцией и преступностью.

4.      Оказание правовой и информационной поддержки журналистам и редакциям.

5.      Выработка общих этических норм.

6.      Объединение усилий по защите прав журналистов посредством информационных кампаний.

 

^ Инструменты, с помощью которых ассоциация может реализовывать свои цели:

·         единая информационная база данных;

·         служба скорой юридической помощи;

·         консультационные услуги;

·         мобильные группы для помощи коллегам в регионах;

·         интернет-журнал, телепрограмма;

·         обучающие семинары, стажировки;

·         конференции, обмен опытом.

Предполагается также создание фонда реабилитации пострадавших в результате профессиональной деятельности и учреждение ежегодных премий за лучшее журналистское расследование.

Объединение журналистов-расследователей не только поможет выстоять в трудных условиях, но и должно стать новым этапом в развитии метода журналистского расследования в России.

Сегодня мы наблюдаем очень опасные тенденции, связанные с желанием высокопоставленных российских чиновников ослабить влияние независимых средств массовой информации. Ситуация может усугубиться, если к давлению на прессу со стороны исполнительной власти присоединится власть законодательная. В кулуарах Государственной думы обсуждаются несколько законопроектов, существенно ограничивающих свободу средств массовой информации. Достаточно из Закона о СМИ изъять один пункт – об обязанности журналиста не разглашать источники информации – и с журналистскими расследованиями в стране будет покончено.

Но если чиновники федерального ранга вынуждены все же действовать с оглядкой на мировое сообщество, пытаясь сохранить «цивилизованное лицо» государства, то во многих регионах уже давно без стеснения используется весь арсенал средств для подавления свободы слова: от экономических рычагов до методов физического устрашения. Журналист-расследователь в провинции – это, как правило, волк-одиночка во враждебном окружении. Ему угрожают местные криминальные авторитеты, его не жалуют чиновники, его часто опасаются и редакторы, у которых от расследовательской деятельности собственного корреспондента одни неприятности. Опытный юрист в провинциальной редакции, к тому же вечно испытывающей недостаток в средствах, – большая редкость, а значит, велика вероятность «проколов», влекущих за собой судебные издержки.

С другой стороны, порой сами руководители и владельцы СМИ с легкостью готовы обменять возможность доносить до общества объективную информацию на обслуживание властных структур и бизнес-групп, сулящее материальные дивиденды. Эта сделка является большей угрозой свободе слова, чем усилия чиновников всех уровней. Нам очень хочется верить, что такой обмен не примет повсеместный характер. А значит, в этой книге вскоре наверняка появятся новые главы.

 

◄◄ к содержанию ►►

Подробнее об этом см.: Уллмен Дж. Журналистские расследования: современные методы и техника. М., 1998.
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37

Похожие:

История метода и современная практика iconДецентрализованная форма планирования
Современная практика менеджмента выделяет три основные формы внутрифирменного планирования
История метода и современная практика iconГрафик консультаций к государственному экзамену по специальности...
Общие вопросы проведения государственного экзамена, Теория и практика со, Современная пресс-служба
История метода и современная практика iconГрафик консультаций к государственному экзамену по специальности...
Общие вопросы проведения государственного экзамена, Теория и практика со, Современная пресс-служба
История метода и современная практика iconГрафик консультаций к государственному экзамену по специальности...
Общие вопросы проведения государственного экзамена, Теория и практика со, Современная пресс-служба
История метода и современная практика iconИнструкция для создания песочной картины
Теория и практика командообразования. Современная технология созда­ния команд / Под ред. Т. Д. Зинкевич-Евстигнеевой. Спб.: Речь,...
История метода и современная практика iconПодпольные
В. Н. Ганичев. Молодежная печать: история, теория, практика. М., Мысль. 1976. 286 с
История метода и современная практика iconСтакан дневник №47 Человек – это сумма убеждений
Вокруг метода Шичко не утихают споры. Есть даже мнение, что такого метода не существует вообще (!?). Слишком рано ушел от нас Геннадий...
История метода и современная практика iconИстория Китая с древнейших времен до наших дней. М.,1974
Березный Л. А. Начало колониальной экспансии в Китае и современная американская историография. М., 1972
История метода и современная практика iconЮридическая практика – это объективированный опыт индивидуально-правовой...
Юридическая практика является разновидностью социальной практики и в этой связи обладает теми же признаками, что и социальная практика,...
История метода и современная практика iconЮридическая практика – это объективированный опыт индивидуально-правовой...
Юридическая практика является разновидностью социальной практики и в этой связи обладает теми же признаками, что и социальная практика,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница