История метода и современная практика


НазваниеИстория метода и современная практика
страница21/37
Дата публикации17.06.2013
Размер4.67 Mb.
ТипРеферат
vb2.userdocs.ru > Журналистика > Реферат
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   37

1.      Какая задача стоит перед съемочной группой?

2.      В каком жанре предстоит работать?

3.      Какова структура сюжета?

^ 4.      Кто герои материала?

5.      Каков объем работы, какими творческими и техническими средствами она должна быть выполнена?

Объединив эти ответы на листке бумаги и придав им более или менее литературную форму, вы и получите настоящий сценарий. А теперь давайте разберемся, что подразумевается под каждым из вышеприведенных вопросов.

 

^ Какая задача стоит перед съемочной группой?

 

Можем порекомендовать вам переформулировать этот вопрос следующим образом: «Что должен понять зритель? Что я хочу сказать зрителю?» Ответить на поставленный вопрос вы просто обязаны. Причем в первую очередь – самому себе. Например: «Люди, посмотрите на этого человека и устыдитесь! Таким его сделали вы!» – обличительный материал. Либо: «Будьте осторожны! Любовь способна толкнуть человека на преступление!» – кровавая и романтическая история... Или еще: «Жители Хрюшинского района! Протрите стеклышки! Начальник РЖУ №577 – вор!» – понятно сразу.

Если же у вас ну никак не выходит краткая формулировка, попробуйте с другой стороны: «Какую проблему я хочу поднять?» Вот увидите, дальше с вопросами пойдет легче. Скажем, на вышеуказанные темы: «Может ли человек, которого оттолкнуло общество, не совершить преступление?»; «Может ли настоящая любовь привести к кровавой трагедии?»; «Вы что, не видите, кто трубы украл?»

И все это очень серьезно.

 

^ В каком жанре предстоит работать?

 

Жанров на телевидении очень много, каждый из них, в общем-то, доступен. Но выбор, к сожалению, невелик – пока вы не Светлана Сорокина и не Павел Шеремет, будете работать так, как скажут. Поэтому выбирать вам придется не жанры, а скорее стили, приемы и методы. Но телевизионщики обожают подмену понятий, поэтому будем говорить о жанрах.

Наиболее распространены три жанра, «правильно» отражающие ход журналистского расследования:

^ 1.        Репортаж – съемка одного события или их цепочки, при этом вы являетесь чуть ли не их участником и предоставляете зрителю возможность ощутить происходящее, как говорится, в реальном времени (real time). Так работают корреспонденты «новостийных» программ, программ «Криминал» и «Чистосердечное признание» на НТВ, «Дежурная часть» на РТР, «Взгляд» на ОРТ и др.

^ 2.        Очерк или фильм – произведение того или иного формата, позволяющее абстрагироваться от повествования в реальном времени, совершить экскурс в прошлое, проследить судьбу персонажа или ход событий, осветить глобальную проблему и т.д. В качестве примеров назовем программы «Профессия – репортер» и «Совершенно секретно» на НТВ, «Специальный репортаж» на РТР и пр.; из крупных форм – фильм «Криминальная Россия» на НТВ.

^ 3.        Ток-шоу – сравнительно молодой для России жанр. Скорее, все-таки шоу, чем расследование, но вполне имеет право на существование. К тому же сочетает в себе все вышеназванные жанры. В пример можно привести программы НТВ «Независимое расследование» и «Ищу тебя».

Теперь поговорим все-таки о методах, из которых многие прямо продиктованы жанром:

^ 1.        Репортажная съемка – чаще всего применяется в репортаже, хотя не только. Она отражает некое участие в событиях, придает «картинке» оперативность, темп, подчеркнутую документальность. Репортажная съемка часто ведется «с плеча» оператора – нет времени ставить свет, подстраивать баланс или устанавливать штатив. И конечно, в смысле напряженности кадра нечего и сравнивать четко выстроенную «правильную» панораму, когда камера следит за бегущим человеком, и трясущуюся, скачущую «картинку», которую снимает оператор, бегущий следом за этим человеком.

^ 2.        Реконструкция событий – метод, применяемый в разных жанрах. Отличается от других своей «постановочностью» и, пожалуй, более высоким бюджетом. Использование этого метода иногда приносит очень яркие результаты – так, скажем, весь фильм «Криминальная Россия» построен по этому принципу, его часто берут на вооружение создатели программ «Совершенно секретно» и «Служба спасения».

И, в любом случае, на вопрос о жанре не бойтесь ответить: «Давайте подумаем вместе!» – и предлагайте свои варианты. И пусть – когда вам придется объяснить оператору, зачем это вы собираетесь заставить его пробежаться по парапету Невы с пятнадцатикилограммовой камерой на плече – вам улыбнется удача!

 

^ Какова структура сюжета?

 

Чтобы ответить на этот вопрос, прежде всего надо отдавать себе отчет, что любой видеосюжет складывается из нескольких компонентов (см. рисунок). Материал состоит из звуковой дорожки и видеоряда, а они делятся на свои составляющие. Звук состоит из закадрового текста (З/К), интершума, музыки, а также звука, записанного в синхроне и стэнд-апе. Видеоряд, в свою очередь, создают постановочные съемки, т.е. подготовленные, с выстроенными светом, картинкой, композицией кадра и т.д., и репортажные – спонтанные, однако не менее продуманные. К последним можно отнести оперативные съемки спецслужб, архивы и пр. В то же время элементом постановочных съемок являются стэнд-апы и синхроны.

Теперь самое время поговорить о терминологии. Стэнд-ап (stand-up) – текст, который журналист, находясь в кадре, произносит непосредственно с места события. Вместе с З/К они составляют весь авторский текст. Сам стэнд-ап должен появляться в сюжете только тогда, когда без него не обойтись. Это хороший способ сменить темп или место действия, но есть и множество «против». Дело в том, что большинство тележурналистов обожают появляться в кадре, и уж если у них есть такая возможность, то они используют ее без меры.

Вот «Золотые правила записи стэнд-апа», которые декларирует учебник «Как делать телевидение», изданный Би-би-си:

1.      Тщательно отбирайте информацию, которую вы доносите до зрителя, находясь в кадре.

2.      Не растекайтесь «мыслию по древу»: достаточно высказать одно, но действительно важное соображение.

3.      Перед съемками стэнд-апа обдумайте, какое «видео» пойдет до, а какое после него.

4.      Внимательно относитесь к натуре, на которой снимаете стэнд-ап: важно, чтобы слова и натура дополняли друг друга.

 

Сюжет

Видеоряд

Звук

Репортажные съемки

Постановочные съемки

Стенд-ап

Синхрон

Музыка

Закадровый текст

Интершум

 

К этому стоит добавить, что обычно стэнд-апы записываются после окончания съемок, когда все уже стало понятным в деталях. Да еще то, что чаще всего успех работы обратно пропорционален времени, в течение которого вы появляетесь на экране.

Что касается закадрового текста, то опять обратимся к учебнику Би-би-си:

1.        Слова должны дополнять «картинку». Не рассказывайте зрителям, что они видят, лучше объясните им, почему они это видят.

2.        Ваша речь должна быть простой. Не используйте длинных предложений, сложных конструкций и непонятных слов.

3.        Не перекрывайте словами все пространство сюжета. Дайте возможность «картинке» и интершуму говорить самим за себя.

4.        Подумайте, какую информацию вы должны добавить, чтобы зрителям было легче понять ваш репортаж.

 

Лучше, пожалуй, и не скажешь. Добавить можно только то, что зрители, включив телевизор, должны услышать и увидеть не умника, при виде которого и Луна, устыдившись ничтожества своего, должна зайти за тучи, а собеседника, рассказывающего историю так, как будто он обращается при этом к своему другу, близкому человеку. И еще один совет: если у вас плохая дикция, не стесняйтесь предложить начитать текст актеру или коллеге. Только выиграете.

Теперь поговорим о синхронах. В принципе, телевизионное интервью мало чем отличается от газетного. Вы точно так же договариваетесь с человеком о встрече (не забыв, однако, предупредить, что вместе с вами высадится целый десант. Вашего визави окутают проводами, ослепят светом, бестактно осмотрят со всех сторон и бесцеремонно потребуют, чтобы он невесть откуда добыл дамскую пудреницу и срочно замазал себе «вот этот уродливый прыщик»). Так же обсуждаете с ним список примерных вопросов и все такое прочее.

Единственное отличие состоит в том, что, как только включится камера, ваш собеседник превратится в робкое существо и примется прямо в кадре покрываться каплями пота. Поэтому ваша задача – заставить его расслабиться. Самый лучший способ – включить камеру незаметно. Трудно, конечно, договориться с режиссером, чтобы он не орал «Мотор!!!», а с оператором, чтобы он не шипел в ответ: «Пишем!». Но у многих есть свои наработки. Можно, например, выработать с оператором систему жестов-сигналов, понятных только вам обоим, – он включает и выключает камеру вне зависимости от ваших устных команд. Фраза: «Нет-нет, мы еще не пишем, а только репетируем!» – способна почему-то успокоить любого, даже самого слабонервного собеседника.

Если в вашей группе нет режиссера – вам придется взять на себя все его функции. Вы должны прикинуть, хорошо ли ваш собеседник смотрится в кадре, стыкуется ли «картинка» с записанным ранее материалом, смонтируется ли этот синхрон с последующим стэнд-апом и т.д.

Но самая важная функция – следить за группой во время записи. Никто не должен уснуть! В прямом и переносном смысле. Ведь, в конце концов, видеоинженер и звукорежиссер не обязаны с интересом слушать вашу беседу. Зоркость – ваш козырь!

Зная все это, вы можете составить структурный план сюжета. Ну, например, ваше расследование в Хрюшинском районе:

1.        Документальный эпизод на натуре – чумазые сантехники выносят трубы из ремонтируемого подъезда и направляются через дорогу к новенькому дому «новых русских».

2.        Стэнд-ап №1. На заднем плане – возмущенные жильцы.

3.        Синхрон во дворе с лидером обворованных жильцов.

4.        Документальный эпизод в жилконторе (репортажная съемка) – начальник закрывает ладонью объектив, отказывается от съемки, запирается в кабинете.

5.        Документальный эпизод в квартире с текущими трубами (интершум: течет водичка).

6.        Синхрон в квартире – плачущая бабушка.

7.        Синхроны с сантехниками – врезки в кадры текущих труб.

8.        Стенд-ап №2. Корреспондент похлопывает по новенькой свежеприваренной трубе в элитном доме.

Из этого плана видна вся структура сюжета. Поделив страницу надвое и вписав в левую часть этот план, а в правую – собственно текст и вообще всю звуковую дорожку – вы, таким образом, создадите настоящий телевизионный сценарий. Ну а там и до «Тэффи» недалеко.

 

^ Кто герои материала?

 

На этот вопрос не так-то просто ответить. Дело в том, что очень часто репортажи не получаются именно потому, что журналист пытается осветить в нем сразу несколько сюжетов. А в хорошем репортаже нужно подать только одну, но яркую историю. Соответственно и список персонажей-героев должен четко соответствовать задаче. Поэтому, задавая себе вопрос «о чем снимаем?», не забудьте определить еще и «о ком?». Возможно, в какой-то момент вы поймете, что пишете нечто вроде сценария многосерийного фантастического фильма. Не расстраивайтесь: если поняли – это уже хорошо. Да и потом, на ТВ тоже существуют редакторы.

Можно порекомендовать следующее: составьте список героев и попробуйте расположить их на листке бумаги в виде генеалогического древа. Обозначьте связи между ними, дайте каждому краткую характеристику. Запишите, что, по-вашему, они должны сказать или сделать в кадре. Подумайте, реально ли это снять. А затем безжалостно вычеркивайте половину.

 

^ Каков объем работы?

Какими техническими средствами она должна быть выполнена?

 

А вот это уже почти понятно из вашего плана-сценария. Остановимся на одном: в телевидении главное – «картинка»! Зритель запомнит не то, что вы сказали, а то, что вы показали. Поэтому «картинка» должна быть четкой, недвусмысленной, качественной. Эти, казалось бы, прописные истины почему-то улетучиваются из головы корреспондента перед выездом на съемку.

Вы просто обязаны все предусмотреть. Ведь зрителю не объяснишь, что вы, приехав снимать грязный притон, не подумали о свете, – и в результате лиц не видно. Что вы, записывая синхрон на браконьерском баркасе посреди Ладожского озера, забыли, что есть такая штука – ветер. В результате микрофон «задувает» и ничего не слышно.

А как же звукорежиссер, видеоинженер и оператор? – спросите вы. Они должны заранее знать обо всех ваших планах. А вам следует знать ответ на любой вопрос о месте, времени, условиях съемки. Либо честно предупредить, что «не в курсе» и что готовиться к съемке надо, на всякий случай, как к автономному походу на Северный полюс. Без компаса.

 

Монтаж

 

Последняя инстанция, святая святых, творческая кухня и перекресток судеб на ТВ – монтажная аппаратная. В конечном счете, все делается именно там. Исправляются ошибки, придумываются «ходы» и «фишки», сводятся воедино все ранее затраченные усилия. Поэтому к монтажу следует испытывать особый трепет и запомнить следующее:

1.        Монтажом можно полностью изменить весь смысл материала, его концепцию.

2.        Монтаж не способен выправить сюжет, если в нем отсутствует самое необходимое.

3.        На монтаж нужно приходить предельно подготовленным, знать, какой материал где находится, что за чем следует и как кого зовут.

4.        В аппаратной есть масса всяких «прибамбасов», позволяющих делать самые «чумовые» спецэффекты, – забудьте о них.

5.        На время монтажа нужно искренне полюбить монтажера.

Все, что произносит во время монтажа человек за монтажным пультом, может показаться вам иностранным языком: «Это не клеится...», «Может, микшернуть?», «Иванова пойдет встык!», «На крупняке сводим...» и т.д. Выход у вас один: чтобы говорить с коллегами на одном языке, вы должны его выучить.

 

^ Вы снимаете расследование

 

Прежде всего – и об этом мы уже не раз упоминали – тщательно изучите закон «О средствах массовой информации». Это мощное оружие против всяческих бюрократов. Грозный вопль, что вы под защитой этого самого закона, обычно играет положительную роль. Но помните, что среди ваших оппонентов может оказаться человек, в отличие от вас этот закон читавший. Например, про съемки скрытой камерой там написано очень странно. Они разрешены только в трех, практически невозможных, ситуациях (подробнее читайте в главе «Юридические основы деятельности журналиста»). Но это не означает, что никто не снимает скрытой камерой. Во-первых, можно снимать (или монтировать) так, чтобы действующие лица оставались неузнанными. Во-вторых, можно подстраховаться таким образом, чтобы объект съемки «как бы» знал, что его снимают. Например, не назначать четкого времени, не прятать камеру (если он думал, что она не работает, это его проблема) и т.д.

В ситуации, когда правоохранительные органы пытаются изъять запись, не допустить ее выхода в эфир и препятствовать вам другими методами, решайте сами, как поступить. Законных способов помешать им у вас немного, но они есть. Нет только времени. Иногда выручает смекалка: однажды оператор по требованию милиционеров с сокрушенным видом вынул кассету из камеры, помахал ею на солнце и сдавленным голосом объявил, что пленка засвечена. Стражи правопорядка удовлетворенно удалились...

Всегда имейте с собой запасную кассету, которую можно незаметно заменить. Записывайте все синхроны по возможности еще и на диктофон. Никогда не лгите людям, с которыми имеете дело: вы можете чего-то не сказать, но вводить их в заблуждение не стоит.

Итак, работать на телевидении просто. Нужно лишь помнить, что ваша главная задача не в том, чтобы прославиться. И даже не в том, чтобы прославить кого-то еще. Ваша главная цель – чтобы зритель, посмотрев ваш материал, почувствовал: теперь я знаю больше.

в начало

 

^ 2.8. НЕКОТОРЫЕ ЭТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЖУРНАЛИСТСКОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

 

Журналист, занимающийся расследованиями, сталкивается с этическими проблемами чаще своих коллег – этот жанр предполагает постановку острых проблем, часто лежащих не только в области права, но и в сфере нравственности. Столь острое оружие в руках циника может наделать немало бед. В принципе, это и произошло, когда журналистскими расследованиями как ходовым товаром стали приторговывать специалисты в области «черных технологий».

Несмотря на то, что российские журналисты, в отличие от своих западных коллег, довольно скептически относятся к обсуждению этических проблем, эта тема сегодня становится весьма актуальной для тех, кто дорожит репутацией профессии. Принятие единого этического кодекса журналистов-расследователей – сегодня едва ли не единственный способ дистанцироваться от «информационных киллеров». В конце концов, если этого не сделаем мы, то это сделает за нас государство, приняв законы, которые в борьбе с нашими нечистоплотными коллегами вообще уничтожат расследовательскую журналистику.

В различных странах вопросы этики решаются по-разному. В большинстве государств существуют «этические фильтры», «просеивающие» журналистские материалы. В классическом варианте такие фильтры имеют пять «ступеней очистки»:

1.        Законодательство страны создает внешние границы возможного поведения человека.

2.        Общие этические нормы принимаются профсоюзами или иными профессиональными журналистскими организациями.

3.        Этические нормы и правила, установлены владельцами отдельных СМИ или самими редакциями.

4.        Вопросы этики решают в каждом конкретном случае руководители газет, телеканалов и т.д.

5.        Этические взгляды конкретного журналиста.

В российской практике задействованы сегодня преимущественно первая и пятая ступень. Законодательство в какой-то мере регулирует этические границы журналистики, ограничивая, например, использование скрытой видеосъемки, вторжение в личную жизнь и т.д. Определенные табу формулирует для себя даже самый «отвязанный» журналист. Что же касается обще-редакционных правил, то они обыкновенно касаются вопросов этики лишь в той части, которая может затронуть финансовое благополучие конкретных СМИ или сказаться на их репутации. В основном эти правила сформулированы устно, в то время как в большинстве западных редакций существует документ, где прописаны общередакционные нормы этики, обязательные для исполнения каждым журналистом, здесь работающим.

Та же история и с общецеховыми правилами. В большинстве европейских стран действуют ассоциации журналистов-расследователей, которые регулируют, в том числе и этические вопросы. В России подобной ассоциации до сих пор не было, а значит, не существовало и общих норм этики.

Проблемы, встающие перед журналистом-расследователем в области этики, можно разделить на две категории:

ü      Те, что связаны с методами сбора и обработки информации.

ü      Те, что связаны с публикацией и целями, которые преследовал журналист, обнародуя известные ему факты.

Подавляющее большинство фактов, используемых в журналистском расследовании, черпаются из открытых источников. Это либо уже опубликованная информация, либо справочная, либо извлеченная из общедоступных баз данных. Использование такой информации редко ставит журналиста перед какими-то этическими проблемами. И все-таки надо быть осторожным: со временем даже собственный архив журналиста, попав в нечистоплотные руки, может создать угрозу людям, которые в нем фигурируют. Например, досье о финансовом положении отдельных организаций или людей представляет ценность не только для расследования, оно может оказаться весьма привлекательным для тех, кто занимается криминальным шантажом. Такой материал надо беречь, чтобы он не попал в чужие руки.

Есть примеры, когда экстремистские группы использовали открытые архивы для того, чтобы преследовать журналистов-инвестигейторов. В Швеции в 1998-м году был убит профсоюзный деятель Бьорн Седерберг (Bjoern Soederberg) из-за того, что он помогал журналистам собирать материалы о внедрении агентов крайних националистических организаций в правления профсоюзов. Спустя год, в 1999-м было совершено покушение на шведского журналиста, подписывающегося псевдонимом Петер Карлссон (Peter Karlsson), который использовал этот материал. Под его автомобиль была подложена бомба, в результате чего он и его восьмилетний сын получили серьезные ранения.

Разумеется, для подготовки полноценных расследований нужны факты, которые невозможно почерпнуть в открытых источниках. Во многих странах этически считается вполне допустимым, когда чиновник добровольно передает конфиденциальную информацию в устном или в письменном виде, если он это делает не из корыстных побуждений. Журналист вправе использовать такую информацию.

В таких странах, как Испания, Франция, Италия общение между журналистами и политиками построено «на сливе» секретной или полусекретной информации, поскольку отсутствуют четкие правила доступа к открытой информации. В других странах (Голландия, Скандинавские страны), где существует традиционная открытость в политической жизни, «слив» информации происходит только тогда, когда политик или чиновник скрывают какую-то проблему. В США и Швеции даже запрещается преследование чиновника, входившего в контакт с журналистами, если можно установить, что он это сделал на благо фирмы, государства и пр. Например, сотрудница Пентагона Линда Трип (Linda Tripp), которая обнародовала информацию об отношениях президента США Билла Клинтона с сотрудницей Белого дома Моникой Ливински, не подвергалась преследованиям со стороны администрации президента или правоохранительных органов и продолжала сотрудничать с Белым домом вплоть до окончания президентского срока Клинтона.

В тех странах, где власти имеют право искать источник (Великобритания, Норвегия, Россия), журналист должен вести себя крайне осторожно, чтобы не подвести человека, предоставившего информацию. Мы уже говорили, что тем самым он защищает как свою репутацию, так и репутацию издания, которое он представляет – поскольку сотрудничать с редакцией, где не способны сохранить в тайне свои источники информации, желающие вряд ли найдутся.

Непростой вопрос – запись телефонных переговоров. Собственные телефонные разговоры записывать не только этично – это нужно и важно для журналиста, особенно инвестигейтора. Делается это для того, чтобы зафиксировать ключевые фразы и высказывания, которые потом могут быть проверены и использованы при подготовке материала. Совсем другое дело записать разговор, который идет между двумя другими людьми. Здесь журналист пересекает этическую границу. Допустимо это лишь в случае, если один из участников разговора заинтересован и добровольно соглашается на запись. Но и второй собеседник должен получить возможность прокомментировать свои высказывания перед публикацией материала.

Использование скрытой камеры – явление, которое во многих странах (особенно в странах Европейского союза за исключением Великобритании) строго регулируется законом. О том, что на этот счет думает российское законодательство, подробно описано в главе о юридических аспектах журналистского расследования. С этической точки зрения этот метод можно разделить на пассивную работу скрытой камерой и активную запись. В первом случае фиксируется все, что попадает в заранее установленную камеру, в том числе много посторонних и невинных людей, что, безусловно, можно расценить как нарушение журналистом этических норм. Активная запись скрытой камерой представляет собой работу аппаратуры, которая управляется человеком (камера может находиться в дипломате, спрятана в одежде и пр.). В этом случае пленка, как правило, фиксирует только тот объект, который является предметом расследования, что, разумеется, снимает некоторые этические вопросы.

Работа со скрытой камерой, неафишируемой аудиозаписью – это крайняя мера в журналистике. Надо быть готовым к определенным трудностям в дальнейшем: во-первых, вам, возможно, придется доказывать ее подлинность и отсутствие монтажа, во-вторых, возникнет серьезный конфликт с главными персонажами.

В случае если эту пленку вы получили из чужих рук, надо понимать, во имя чего она вам передается. Журналист должен быть крайне осторожным, потому что за этим «сливом» явно стоит человек или группа людей с определенными целями. По нормам журналистской этики такие материалы должны иметь подтверждение из независимых источников. История с сюжетом, где в непристойном обществе был заснят «человек, похожий на генерального прокурора», красноречиво свидетельствует, что большинство российских СМИ этой проблемой не мучались.

«Принцип слива» срабатывает не только в нашей стране. Так, в Перу в конце 2000-го года журналисты получили запись, из которой стало ясно, что глава службы безопасности страны давал взятки члену парламента. В результате президент Перу Альберто Фуджимори (Alberto Fujimori) ушел со своего поста. В начале 2001-го года получил международную огласку скандал, связанный с якобы сделанной в кабинете президента Украины Кучмы записью с угрозами в адрес неугодного журналиста.

Нередко журналист-расследователь сталкивается с ситуацией, когда источник требует денег за имеющуюся у него информацию. В соответствующем разделе мы уже рассуждали о плюсах и минусах использования платных осведомителей, теперь рассмотрим проблему с точки зрения этики. Западные журналисты руководствуются в этом случае следующими правилами:

1.        источнику может быть выплачена сумма, которая покрывает его расходы на добывание этой информации или компенсация за потерянное рабочее время и деньги.

2.        желательно чтобы ваша сделка была оформлена как договор или ее можно было бы подтвердить платежной квитанцией (распиской). Таким образом, вы страхуетесь от обвинений в корыстных целях при публикации материала.

Недавний опрос общественного мнения в Соединенных Штатах показал, что при несомненной поддержке жанра журналистского расследования, большая часть общества возражает против использования некоторых приемов в работе журналиста. Так, 56% не одобряют его взаимодействие с платными осведомителями, 58% возражают против применения скрытых камер и микрофонов. Неожиданностью было то, что наибольшее неприятие общества (65%) вызывают случаи сокрытия журналистом своей профессии. Однако журналистское сообщество и в России, и на Западе считают внедрение журналистского агента, с точки зрения этики, вполне допустимым методом работы. Единственное, чего стоит избегать, так это участия в криминальных группировках. И еще одно правило: о вашей работе следует знать очень узкому кругу людей, но «агент» должен всегда иметь возможность связаться с ними в случае опасности или непредвиденной ситуации. Впрочем, это касается скорее вопросов безопасности, чем этики.

Еще одна этическая дилемма, с которой мы не раз сталкивались в своей работе, формулируется так: журналисты или сыщики? Мы выслушали в свое время немало упреков, в том числе и со стороны очень уважаемых людей, в связи с задержанием человека, подозреваемого в убийстве депутата Новоселова. Нам говорили: не дело журналистов ловить преступников, нельзя подменять собой правоохранительные органы. Бесспорное утверждение! Но, начиная работу над этой темой, мы вовсе не ставили задачу поймать соучастника преступления. И лишь когда Александр Малыш оказался в нашей редакции, встал вопрос: а что дальше? Отпустить человека, находящегося в федеральном розыске по подозрению в тягчайшем преступлении против личности? Не исключено, мы бы так и сделали, если б, доверившись журналистам, предполагаемый преступник сам пришел в редакцию поведать свою историю. Мы бы вряд ли пытались его задержать, если б нас привезли к нему с завязанными глазами вооруженные люди, как это случается на пресс-конференциях лидеров чеченских боевиков. Наш случай был ни на что не похож, а потому вопросы этики в данном случае нам приходилось решать на интуитивном уровне.

Затронем и такой сложный этический момент, время от времени возникающий в нашей работе, как заказные расследования. Не считаем нужным скрывать: наше агентство выполняет такую работу, и само признание этого факта априори вызывает возмущение некоторых наших коллег. Но заказные расследования вовсе не означают корыстную помощь в сборе компромата на конкурентов. «Нам можно заказать расследование, но нельзя заказать его результат», – с этим принципом вынуждены мириться все, кто приходит к нам с просьбой разобраться с тем или иным конфликтом. Те, кто воспринимает это лишь как красивый лозунг (а такие случаи у нас были), могут быть сильно разочарованы результатом наших усилий.

Совершенно другая ситуация возникает, если журналист-расследователь берется за выполнение «пиаровских» функций. Работая на поле конфликтов, он, как правило, получает заказы не на продвижение «брендов» или улучшение имиджа, а на освещение под заданным углом политических или экономических скандалов. В этом случае задача формулируется предельно просто: «мочим» конкурента». Несмотря на то, что такая работа практически всегда лежит за гранью этических категорий, именно подобного рода материалами переполнены издания в период предвыборных баталий. Причем, даже самые респектабельные из них нет-нет да и поступятся принципами: гонорар за «грехопадение» порой столь велик, что мало какая из «благородных девиц» удержится от такого соблазна в нашей нищей стране.

Этические нормы и правила нельзя искусственно привнести в нашу профессию. Их еще только предстоит осознать и сообща сформулировать. Надеемся, что серьезный шаг в этом направлении удастся сделать с помощью учрежденной недавно в России ассоциации журналистов-расследователей. Одна из целей ее создания, как сказано в Хартии ассоциации – «борьба с распространением под видом журналистских расследований односторонних и непроверенных материалов, которые делают журналиста участником коррупционных процессов, происходящих в стране».

А вот другие тезисы из главного документа новой организации, имеющие прямое отношение к теме нашего разговора.

«Результаты расследования должны быть подкреплены фактами, проверенными журналистом лично в пределах его возможностей. Вместе с тем, журналистское расследование не может подменять собой следствие и суд».

«Журналист, опираясь на известные ему факты, может ставить перед органами власти вопросы об ответственности тех или иных должностных лиц, но не вправе делать выводы об их виновности». «Журналист, проводящий независимое расследование, действует от лица гражданского общества, чьим инструментом являются СМИ. Журналист лично отвечает за достоверность фактов, используемых при публикации, и за корректность выводов журналистского расследования».

«Журналистское расследование должно опираться на разносторонние источники информации. Поводом для журналистского расследования может стать в том числе информация от одной из заинтересованных сторон, если она представляет общественный интерес. Однако журналист обязан проверить информацию из других источников и учесть точку зрения лиц и структур, являющихся объектом расследования».

«Расследование не может быть направлено на заведомую компрометацию того или иного лица. Недопустим сбор компрометирующих материалов в отношении близких и родственников фигурантов расследования, если это прямо не связано с темой расследования».

«Выводы журналистского расследования, связанные с обличением тех или иных персон, должны быть сформулированы предельно корректно».

К сожалению, сформулированные в Хартии принципы пока еще больше похожи на благие пожелания и кажутся мало достижимыми в условиях нынешней России. Это хорошо понимают и члены Ассоциации, решившие учредить орган этического аудита – Попечительский совет, куда войдут люди, чьим морально-этическим взглядам журналистское сообщество доверяет безоговорочно.

1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   37

Похожие:

История метода и современная практика iconДецентрализованная форма планирования
Современная практика менеджмента выделяет три основные формы внутрифирменного планирования
История метода и современная практика iconГрафик консультаций к государственному экзамену по специальности...
Общие вопросы проведения государственного экзамена, Теория и практика со, Современная пресс-служба
История метода и современная практика iconГрафик консультаций к государственному экзамену по специальности...
Общие вопросы проведения государственного экзамена, Теория и практика со, Современная пресс-служба
История метода и современная практика iconГрафик консультаций к государственному экзамену по специальности...
Общие вопросы проведения государственного экзамена, Теория и практика со, Современная пресс-служба
История метода и современная практика iconИнструкция для создания песочной картины
Теория и практика командообразования. Современная технология созда­ния команд / Под ред. Т. Д. Зинкевич-Евстигнеевой. Спб.: Речь,...
История метода и современная практика iconПодпольные
В. Н. Ганичев. Молодежная печать: история, теория, практика. М., Мысль. 1976. 286 с
История метода и современная практика iconСтакан дневник №47 Человек – это сумма убеждений
Вокруг метода Шичко не утихают споры. Есть даже мнение, что такого метода не существует вообще (!?). Слишком рано ушел от нас Геннадий...
История метода и современная практика iconИстория Китая с древнейших времен до наших дней. М.,1974
Березный Л. А. Начало колониальной экспансии в Китае и современная американская историография. М., 1972
История метода и современная практика iconЮридическая практика – это объективированный опыт индивидуально-правовой...
Юридическая практика является разновидностью социальной практики и в этой связи обладает теми же признаками, что и социальная практика,...
История метода и современная практика iconЮридическая практика – это объективированный опыт индивидуально-правовой...
Юридическая практика является разновидностью социальной практики и в этой связи обладает теми же признаками, что и социальная практика,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница