История метода и современная практика


НазваниеИстория метода и современная практика
страница20/37
Дата публикации17.06.2013
Размер4.67 Mb.
ТипРеферат
vb2.userdocs.ru > Журналистика > Реферат
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   37

^ Криминальная новость и ее составляющие

 

Для примера того, как может строиться работа криминального репортера, возьмем уже знакомое нам событие – убийство в Санкт-Петербурге депутата Законодательного собрания города Виктора Новоселова. Преступление это оказалось столь значимым, что на его месте собрались почти все, кто мог располагать реальной информацией о случившемся: представители двух прокуратур (районной, на территории которой произошло убийство, и городской, которая возбудила по этому факту уголовное дело и занялась расследованием), сотрудники ГУВД и районного отдела, Управления ФСБ, коллеги убитого по депутатскому корпусу. В общей сложности людей, облеченных чинами и способных как-то прокомментировать гибель Новоселова, на углу Московского проспекта и улицы Фрунзе было не меньше десяти человек. Другое дело, что далеко не все они горели желанием что-то рассказывать и комментировать прямо на месте событий. Однако, кроме них, на месте происшествия было множество рядовых сотрудников различных правоохранительных органов, случайных прохожих, ставших очевидцами происшествия, и, наконец, коллег-журналистов, каждый из которых владел какими-то крупицами информации. Поэтому желательно, чтобы репортер дополнил официальный комментарий, полученный от представителей правоохранительных органов, рассказами свидетелей о том, что они видели.

Когда картина происшествия более или менее определилась, пришло время подумать и о комментариях от тех лиц, кто не присутствовал на месте: губернатора, представителей политических и экономических кругов Петербурга и т.д. Параллельно отслеживались все заявления, которые делались по ходу событий руководством правоохранительных органов, Законодательного собрания, администрации города. В информацию о гибели Виктора Новоселова включалась его биография, история и версии предыдущих покушений на него, выдвигались различные гипотезы и относительно последнего покушения, исследовались контакты погибшего с экономическими, политическими и криминальными кругами Петербурга. Именно такая совокупность фактов, логически связанных между собой, имеющая одну нить повествования и четко расставленные акценты, может расцениваться как полноценная оперативная информация.

Такой комплексный подход требует одновременных усилий и координации действий целой команды журналистов, поскольку своевременно проделать весь массив работы одному человеку просто не под силу. Всякая ли новость требует такой всеобъемлющей подачи? Конечно, нет. Сообщение о каком-нибудь заурядном событии совершенно необязательно перегружать подробностями. Не секрет, что основной массив криминальных новостей составляют менее значимые события: не столь резонансные убийства, крупные ДТП, ложные сообщения об актах терроризма, грабежи, разбойные нападения, пожары, ход судебных процессов – словом, все то, что ежедневно подается в разделах криминальной хроники на страницах газет и в эфире телевизионных и радиопередач.

Однако даже малозначимая на момент поступления криминальная новость может стать отправной точкой для аналитического исследования, а порой и серьезного журналистского расследования. Так, не связанные между собой, на первый взгляд, два события лета 1998-го года: покушение на убийство сотрудника частного охранного агентства в Красногвардейском районе Петербурга (в машину жертве подложили бомбу) и обнаружение через полтора месяца в подъезде дома на Лиговском проспекте трупа гражданина с татуировками «киллер-убийца» – оказались звеньями одной цепи. Оба, как выяснилось впоследствии, входили в одну преступную группировку и были убиты своими соперниками по криминальному бизнесу. Важно проследить связь между двумя разрозненными событиями – и именно с этой целью ведется архив отдела криминальной хроники, создаются электронные базы данных. Определившись в том, что следует понимать под «горячей» новостью с точки зрения криминальной хроники и что является составляющими компонентами такой новости, попытаемся разобраться, откуда же репортеру становится известно обо всех этих проявлениях криминальной жизни.

 

^ Методика поиска источника новостей

 

Начиная поиск источников новостей следует определить, что именно из имеющейся массы информации может заинтересовать криминального репортера. Как правило, журналисты, работающие в отделах происшествий, пишут:

о природных и техногенных катастрофах (авариях на экологически опасных предприятиях, разливах нефти, наводнениях, крупных пожарах);

о серьезных дорожно-транспортных происшествиях;

о террористических актах;

о резонансных преступлениях (к таковым относятся заказные убийства, крупные разбои и ограбления, преступления, совершаемые в общественных местах, коррупция.

экономические преступления, хищения культурных ценностей);

о наиболее типичных криминальных проявлениях в отношении рядовых горожан.

 

^ Первичная информация о таких преступлениях имеется:

·         в органах внутренних дел (по вертикали – в отделе милиции, на территории которого это произошло, РУВД, различных управлениях ГУВД);

·         в прокуратуре – районной, городской или генеральной (если дело касается уголовных дел прокурорской подследственности);

·         в РУБОП (если дело касается организованной преступности);

·         в ФСБ;

·         в районных, городских и областных судах (причем не стоит ограничиваться только уголовными процессами – масса интересных дел рассматривается в коллегиях по гражданским делам, а также в арбитражных судах);

·         в Главном управлении по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям (сюда поступает информация о катастрофах, пожарах, стихийных бедствиях и т.п.);

·         на станциях «Скорой помощи» (здесь можно прояснить информацию о жертвах тех или иных происшествий и преступлений);

·         в ГИБДД;

·         в Управлении пожарной охраны;

·         в различных контролирующих организациях, следящих за экологическим, санитарным состоянием окружающей среды, качеством пищевых продуктов и т.п.

 

На следующем этапе журналист должен определить, кто именно в правоохранительных органах, силовых структурах может служить источником необходимой информации. Правоохранительные органы, силовые спецподразделения, все те ведомства, где репортер ищет криминальную информацию, – это организации со сложной, разветвленной структурой и служебной субординацией. Их сотрудники связаны определенными должностными инструкциями и могут не знать, чем конкретно занимаются их коллеги из того же подразделения. Так что прежде, чем заводить знакомства и создавать себе источниковую базу, необходимо более или менее четко представлять себе структуру тех организаций, откуда журналист собирается черпать новости.

Мы не будем подробно останавливаться на структуре всех правоохранительных органов, но структуру одного из них, например, районного управления внутренних дел все-таки рассмотрим. Из ответственных работников РУВД необходимой информацией об общеуголовных преступлениях, совершаемых на территории района, располагают:

·         начальник РУВД;

·         начальник штаба РУВД;

·         начальник криминальной милиции;

·         начальник отдела уголовного розыска.

Помимо этого в структуре РУВД существуют:

·         отдел по борьбе с экономическими преступлениями;

·         отдел по борьбе с наркотиками;

·         отдел по раскрытию умышленных убийств;

·         отдел по борьбе с имущественными преступлениями (кражи и грабежи).

Начальник и заместители начальника каждого из этих отделов владеют текущей информацией о преступлениях в соответствующей сфере, совершенных на территории района. Кроме того, информация о происшествии фиксируется в дежурной части РУВД. В случае возбуждения уголовного дела, подследственного милиции, оно поступает в производство соответствующего управления РУВД. Структура РУВД в несколько усеченном варианте напоминает структуру всего ГУВД, куда стекается информация о преступлениях со всего города или региона. Сначала сведения попадают в дежурную часть, затем передаются в то подразделение, которое будет заниматься оперативной работой: либо в Управление уголовного розыска (общеуголовные преступления), либо в УБЭП (экономические преступления), либо в УБНОН (наркотики). Управления, в свою очередь, состоят из отделов, каждый из которых имеет свою специфику. Так, в Управлении уголовного розыска есть отделы, специализирующиеся на раскрытии убийств, заказных убийств, краж, грабежей и разбоев в отношении граждан, грабежей и разбоев в отношении коммерческих предприятий и так далее по видам преступлений. В Управлении по борьбе с экономическими преступлениями также есть разделение: отдел по топливному бизнесу, по обороту алкогольной продукции, по обороту драгоценных металлов и т.д.

в начало

 

^ 2.7. ТЕЛЕВИЗИОННАЯ СПЕЦИФИКА ЖУРНАЛИСТСКОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

 

Сегодня телевидение стало настолько обыденным явлением, что мы и мысли не допускаем о том, что работать на ТВ далеко не просто. Многие из нас держали в руках видеокамеру и заглядывали в окошечко видоискателя, а некоторые даже знают, что такое микрофон и как в него говорить.

Среди пишущих коллег тележурналисты пользуются нехорошей славой, идущей с давних времен, когда некий ответственный секретарь небрежно бросил: «Пишущий журналист всегда сможет работать на ТВ, а вот телерепортера в газету никто не возьмет». Считается также, что главное, чем стоит овладеть для работы на ТВ, – это чисто техническая натасканность, ибо техника – есть суть и главная составляющая телевидения.

Но вот один тезис, который вряд ли можно опровергнуть: практически ни одна хорошая, даже блестящая газетная статья не может быть использована в качестве телевизионного сценария в чистом виде. А ведь именно телевизионный сценарий в конечном счете должен подготовить тележурналист буквально перед любой съемкой – будь то крохотный сюжет в «Новостях» или полнометражный проблемный очерк. Сценарий этот вовсе не является многотомным трудом, созданным по всем бюрократическим канонам, скрепленным бесчисленными резолюциями начальства и печатями отдела снабжения, он, в конце концов, может быть в голове, но он, во-первых, обязательно должен быть, а во-вторых, должен быть именно сценарием.

Чтобы понять, зачем же он так нужен, и как его создавать, следует для начала разобраться, чем отличается печатное слово от произнесенного в эфире, да еще и снабженного «картинкой»? На этот, казалось бы, элементарный вопрос довольно сложно ответить просто. Приносим извинения за неуклюжесть предыдущей фразы, но фокус в том, что неуклюжей она кажется лишь на бумаге: правильно произнесенная и интонированная, она бы не вызвала никаких претензий. То есть, на слух текст воспринимается абсолютно иначе – вот вам и отличие. Отсюда и первое правило: текст для видеосюжета пишется специальным языком, по специальным правилам; он должен легко восприниматься на слух и быть предельно понятным.

Попробуйте-ка при разговоре с «пишущим» журналистом небрежно заметить, что газетчику не так доступен художественный образ, как тележурналисту. В лучшем случае вас окатят холодной струей презрения, в худшем... А ведь действительно, в этих словах есть доля правды. У газетного журналиста есть всего два средства для создания художественного образа: слово автора и воображение читателя. У телевизионного – выразительных средств гораздо больше: «картинка», т.е. изображение, причем фигура и фон могут работать по-разному в единстве и в контрапункте (о чем чуть ниже); монтаж, т.е. произвольно-осмысленное сочетание «картинок»; синхронная речь персонажей; закадровый текст; фоновый звук; наконец, «стенд-ап» – речь корреспондента на фоне события.

Что же касается воображения зрителя, то его вам вряд ли удастся заставить работать, если не принять к сведению, что включается оно только в том случае, когда эти выразительные средства работают в контрапункте, т.е. будучи творчески противопоставлены друг другу. Например, на заре звукового кино был выработан принцип построения «звуко-зрительного» образа: вижу одно, слышу другое, понимаю третье.

Вот вам наглядный пример. Вы на ТВ подготовили закадровый текст о коррумпированном чиновнике, попавшемся на взятке. Мол, такой-то тогда-то при таких-то обстоятельствах и т.д. Теперь следите за тем, как этот текст, говоря телевизионным языком, будет «перекрываться».

Вариант 1. Пока вы читаете, зритель видит оперативную съемку. Он видит документ. Ему, например, интересно.

Вариант 2. Слыша ваши слова, зритель видит бог знает откуда добытые вами видеозаписи, на которых чиновник в шикарном плетеном шезлонге нежится в ухоженном дворе роскошного особняка. Зритель, допустим, негодует и – завидует.

Вариант 3. На ваш текст наложены кадры, запечатлевшие вашего героя с семьей, – он поправляет подушки в изголовье неизлечимо больной жены, варит кашку младшим тройняшкам, заботливо проверяет уроки у дочки, поздним вечером ломает вместе со старшим сыном голову над сопроматом... Зритель сочувствует, всплакнув.

Насколько результативным может быть умелое управление доступными телеэкрану компонентами, можно показать еще на примере из раннего звукового кино. «Картинка»: человек пытается открыть дверь. Он ее дергает, бьет плечом, ногой, попавшимся под руку стулом, и все это – в полной тишине. Следующая «картинка»: человек, постукивающий по зубам металлическим ключом. Громкий, звонкий, наглый звук.

Это всего лишь этюд на тему «сила и бессилие», и тут никакая площадь, отведенная вам на газетной странице, не поможет: достигнуть подобного эффекта словом, увы, нельзя. Однако если вы этими компонентами не научились управлять, эффект может быть противоположный – разрушающий сверхзадачу. Скажем, стоит в кадре человек и рассуждает о прекрасном. А над его ухом виднеется не замеченный при съемке фрагмент типичной надписи на заборе. Дойдет ли до зрителя смысл прекрасных слов? Куда будет направлено зрительское внимание?

Или вот конкретный пример. Весна 2000-го года. Петербург. Кипят предвыборные страсти. Вице-премьер Валентина Матвиенко – тогдашний кандидат в губернаторы – в рамках предвыборной программы ласково общается с потенциальными избирателями прямо на Малой Садовой улице. С особой предвыборной грацией она подходит к заборчику, на котором народ пишет свои предложения по присвоению имени Коту, памятник которому установлен чуть выше, на карнизе. Валентина Ивановна игриво принимает участие в конкурсе. Это снимают, по крайней мере, десяток профессиональных камер... И ни один канал этот момент не показывает. Почему? Потому что кандидат в губернаторы расписалась рядом с... да-да, именно это самое слово она нашла на многометровом заборе и именно под ним размашисто написала свой вариант имени для Кота!

Симпатичная история для газеты – можно описать аккуратненько, не сквернословя, с юмором. Мало кто поверит, конечно, но история славная. Показать же это по телевидению... а как?!

Отсюда второе правило: собираясь снимать, вы должны подумать и сформулировать не только то, какую историю вы хотите рассказать, но и какое впечатление вы хотите произвести на зрителя. А затем решить, какими выразительными средствами вы собираетесь этого достигнуть. Количество размазанных трупов на наших экранах – прямой результат неумения журналистов подойти к передаче трагизма происшедшего творчески. То есть они лишь грубо давят на слезную железу зрителя.

Отметим еще одно существенное различие между газетной и телевизионной журналистикой. Допустим, вы записали на диктофон чьи-то сенсационные признания, все сделали правильно: подписали материал у героя, сдали, напечатали. Наутро он громогласно заявляет: я этого не говорил! Эти писаки переврали мои слова... Конечно, в суде – если до него дойдет дело – вы все докажете, но если при вашем разговоре никто не присутствовал, даже читатели вам вряд ли поверят. Та же ситуация на ТВ невозможна! Если человек что-то сказал, и это показали – ему от сказанного не откреститься. Зритель все видел собственными глазами! Иначе говоря, видеоматериал всегда вызывает больше доверия, чем газетная статья.

Вот, наконец, и третье правило: записывайте как можно больше интервью с участниками события – то, что они скажут сами, будет гораздо достоверней вашего пересказа или закадрового текста. Соответственно планируйте то, что вам удастся записать в интервью (в синхроне), и то, что вам придется говорить самим. Кстати, еще один необходимый термин: «синхрон» – это то, что человек говорит в кадре.

Пользуясь этими тремя правилами, вы вполне способны овладеть искусством написания телевизионного сценария. Только еще несколько слов о том, зачем же он все-таки нужен.

Телевидение – искусство коллективное. В отличие от газеты, где, в общем-то, ни наборщик, ни корректор не могут совсем уж испортить статью, на любом этапе телевизионного производства ваш материал может быть безвозвратно загублен. Отсматривая материал после съемки, вы можете с ужасом обнаружить, что оператор не снял нужных планов или же снял совсем другие, что звукорежиссер, борясь с одному ему ведомыми «помехами», записал синхрон, как говорится, в полном браке, что монтажеру вдруг приспичило «прокодировать» кассету, и он стер ваши «исходники», да и много чего еще...

Всего этого (или почти всего) можно избежать. Даже если вам не удастся создать крепкую команду единомышленников, существует способ сделать качественную передачу: всем, кто с вами работает, нужно все тщательно объяснить. И возможным это становится именно с помощью сценария. Собственно, сценарием может считаться любой, даже самый приблизительный план предстоящего материала, из которого всем будут ясны ответы на вопросы:
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   37

Похожие:

История метода и современная практика iconДецентрализованная форма планирования
Современная практика менеджмента выделяет три основные формы внутрифирменного планирования
История метода и современная практика iconГрафик консультаций к государственному экзамену по специальности...
Общие вопросы проведения государственного экзамена, Теория и практика со, Современная пресс-служба
История метода и современная практика iconГрафик консультаций к государственному экзамену по специальности...
Общие вопросы проведения государственного экзамена, Теория и практика со, Современная пресс-служба
История метода и современная практика iconГрафик консультаций к государственному экзамену по специальности...
Общие вопросы проведения государственного экзамена, Теория и практика со, Современная пресс-служба
История метода и современная практика iconИнструкция для создания песочной картины
Теория и практика командообразования. Современная технология созда­ния команд / Под ред. Т. Д. Зинкевич-Евстигнеевой. Спб.: Речь,...
История метода и современная практика iconПодпольные
В. Н. Ганичев. Молодежная печать: история, теория, практика. М., Мысль. 1976. 286 с
История метода и современная практика iconСтакан дневник №47 Человек – это сумма убеждений
Вокруг метода Шичко не утихают споры. Есть даже мнение, что такого метода не существует вообще (!?). Слишком рано ушел от нас Геннадий...
История метода и современная практика iconИстория Китая с древнейших времен до наших дней. М.,1974
Березный Л. А. Начало колониальной экспансии в Китае и современная американская историография. М., 1972
История метода и современная практика iconЮридическая практика – это объективированный опыт индивидуально-правовой...
Юридическая практика является разновидностью социальной практики и в этой связи обладает теми же признаками, что и социальная практика,...
История метода и современная практика iconЮридическая практика – это объективированный опыт индивидуально-правовой...
Юридическая практика является разновидностью социальной практики и в этой связи обладает теми же признаками, что и социальная практика,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница