Аннотация: в первый том антологии вошли наиболее значительные произведения устной и письменной публицистики с IV века до Рождества Христова до начала V века


НазваниеАннотация: в первый том антологии вошли наиболее значительные произведения устной и письменной публицистики с IV века до Рождества Христова до начала V века
страница4/49
Дата публикации17.06.2013
Размер5.71 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Журналистика > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49
Один из первых оригинальных американских журналов был «Pennsylvanya Magazine» (1775–1776), который вскоре после открытия стал редактировать один из наиболее выдающихся американских публицистов, англичанин по рождению Томас Пейн (1737–1809). Он довел тираж до 1500 экземпляров, что было невероятным успехом. Пейн сам писал в журнал патриотические статьи, заметки, стихотворения. Много внимания уделял «Pennsylvanya Magazine» и материалам неполитического характера, например, вопросам брака. Так, Пейн опубликовал в рубрике «Старый холостяк» статью «Письмо о женском поле».
Особую известность Пейн получил в годы войны за независимость США (1776–1783). В памфлете «Здравый смысл» (1776), ясно и доступно внушая идею об абсолютной необходимости свободы, он впервые сформулировал призыв к независимости от Англии. В самый критический момент войны за независимость Вашингтон попросил Пейна срочно написать памфлет, чтобы поднять дух деморализованных поражением американских воинов и внушить им ненависть к врагу. Памфлет был написан у костра на барабане и зачитан солдатам перед атакой. Он стал первым в серии созданных за годы войны памфлетов под общим названием «Американский кризис». В них использовались приемы эмоционального воздействия на читателя, в частности, элементы острой сатиры.
Пейн в своих памфлетах декларативен, он использует черно-белые краски, допускает резкие, безапелляционные выпады против оппонентов. Форма изложения подразумевает активного слушателя, собеседника, оппонента. В обращении Пейна к «здравому смыслу» видна простота, убедительность, искренность автора. Популярности придавало памфлетам Пейна и то обстоятельство, что их автор, не будучи американцем по рождению и не принадлежа ни к каким группировкам, оставался над партийной борьбой.
После войны Пейн уехал в Англию, а оттуда, желая избежать уголовной ответственности за клевету, бежал в охваченную революцией Францию, где писал в газету «Республиканец», избирался в Конвент. В памфлете «Права человека» (1791–1792) Пейн встал на защиту революции и высказывался по мировоззренческим проблемам. Во Франции Пейн написал трактат «Век разума» (1794), в котором касался вопросов религии, церкви, морали. Пейн резко критиковал институт церкви и призывал искать мудрости не в Церкви, а у природы. «Мой собственный ум – моя церковь», – заявлял Пейн и, исполненный веры в познаваемость Вселенной, обрушивался с критикой на Священное Писание. Пейн с присущей ему безапелляционностью силился доказать абсурдность, нелепость и безнравственность многих текстов Ветхого и особенно Нового Завета. В своем богохульстве Пейн отрицал богочеловечность Христа и считал Его лишь исторической личностью, революционером и реформатором. Христианство признавалось Пейном, главным образом, как полезный источник правил поведения.
«Век разума» настолько возмутил американского читателя, жившего тогда еще по нормам христианской морали, что Пейн, возвратившись в Америку, оказался в одиночестве, умер в бедности, и его как богоотступника запретили хоронить на церковном кладбище.
В первое послевоенное десятилетие сформировалась американская концепция свободы печати. В ее основание легла первая поправка к Конституции США 1787 года – одна из десяти поправок, прозванных американским Биллем о правах, принятых 21 декабря 1791 года. Первая поправка гласит: «Конгресс не будет издавать законов, ограничивающих свободу слова, или печати, или права народа мирно собираться». Отличительная особенность американской концепции свободы печати в полном отделении печати от государства: печать и государство независимы друг от друга. Государство не может иметь свою прессу. В первой поправке впервые появляется термин свобода печати. Как и английская, американская концепция рассчитана на индивидуальную свободу.
Права и свободы, приобретенные американской печатью в конце XVIII века, начали воплощаться в жизнь сразу, без препятствий со стороны государства и привели к процветанию журналистики в последующие столетия.
Во Франции рост периодической печати в XVIII веке шел весьма медленно. Это объясняется не только малограмотностью населения, но и жестокими цензурными ограничениями. Так, декларация 1757 года угрожала смертной казнью всем, «кто будет изобличен в составлении и печатании сочинений, заключающих в себе нападки на религию или клонящихся к возбуждению умов, оскорблению королевской власти и колебанию порядка и спокойствия государства». Накануне революции, в 1788 году, в стране издавалось всего шестьдесят газет.
Свобода печати осуществилась во Франции без длительной борьбы. Предварительная цензура была отменена, и 4 мая 1789 года известный враг абсолютизма граф Оноре Габриэль Мирабо (1749–1791) начал выпускать газету «Les Etats Generaux» («Генеральные штаты»), первые номера которой имели невероятный по тем временам тираж 12 000 экземпляров. После скорого запрета газеты за нападки на министров Мирабо сразу же основал новую газету – «Письма графа Мирабо к своим доверителям». 19 мая 1789 года последовал циркуляр короля Людовика XVI о политической свободе газет.
Фактическая свобода печати вскоре была оформлена законодательно. 24 августа 1789 года Национальное собрание приняло Декларацию прав человека и гражданина, одиннадцатая статья которой гласит: «Свободное выражение мысли и мнений является одним из наиболее ценных прав человека. Каждый гражданин вправе, следовательно, свободно говорить, писать и печатать, отвечая за злоупотребления этой свободой в определенными законами случаях». Так начала складываться французская концепция свободы печати. Ее становление проходило болезненно, почти целое столетие после принятия Декларации шла борьба за реальное воплощение в жизнь ее принципов. Свобода печати, провозглашенная в 1789 году и подтвержденная декретом законодательного собрания в 1791 году, была отменена в 1800 году Наполеоном, затем неоднократно вновь декларировалась и отменялась и наконец 29 июля 1881 года окончательно утвердилась в законе о печати, одном из наиболее ярких законов в истории мировой журналистики, который в целом действует и по сей день.
Главная особенность французской концепции свободы печати – в наибольшей, в сравнении с английской и тем более американской концепцией, роли государства в журналистике. Французская журналистика регламентируется законодательством. В Декларации прав человека и гражданина впервые заявляется о правах человека.
В первые годы революции (1789–1791) свобода печати была безграничной. Часто журналисты – как ультрареволюционеры, так и сторонники монархии, – открыто призывали в своих газетах к насилию, убийствам, погромам. В 1789 году возникло 250 периодических изданий, а к 1791 году выходило более пятисот газет разной направленности. С наступлением якобинского террора свобода печати, несмотря на декларирование в конституции 1793 года, стала ограничена гильотиной. В марте 1793 года конвент дал право казнить каждого, кто будет «изобличен в составлении и печатании сочинений, которые провозглашают восстановление во Франции королевской власти или распущение Национального Конвента». Закон от 17 сентября 1793 года «О подозрительных» предусматривал беспощадно истреблять всех, кто каким бы то ни было способом показывал себя «партизаном тирании или федерализма и врагом свободы». Эти акты давали широкую возможность расправляться с личными врагами. На эшафоте погибла масса журналистов, представлявших все политические течения. Господство кровавой революционной диктатуры кончилось 27 июля 1794 года, когда был арестован и казнен ее глава Максимилиан Робеспьер.
В годы революции наибольшей популярностью пользовались газеты, выходившие под редакцией или при непосредственном участии главных деятелей революции, таких как Жан Поль Марат, Камиль Демулен, Максимилиан Робеспьер и др.
Одним из первых был Элизе Лустало, издававший газету «Revolutions de Paris» («Парижские революции»), которую уже после смерти Лустало назвали энциклопедией французской революции.
Левый якобинец Жан Рене Эбер (1757–1794) выпускал газету «Pere Duchene» («Папаша Дюшен»), названную по имени фольклорного персонажа – торговца и любителя выяснять отношения. Газета рассчитана была на низшие слои населения – безработных, бедняков, маргиналов. Эбер умел руководить толпой и считал необходимым опускаться в своей публицистике до уровня самого невзыскательного читателя. «Я понимаю по-латыни, но говорю с читателями на их языке», – говорил Эбер. Его газету называли наиболее самобытным изданием революции. За страстные выступления против произвола якобинской диктатуры Эбер был казнен.
Правый якобинец дантонист Камиль Демулен (1760–1794) издавал газеты «Revolutions de France et de Brabant» («Революции Франции и Брабанта») и «Le Vieux Cordellere» («Старый кордельер»). «Сегодня во Франции журналист сам себе и консул, и диктатор», – писал Демулен. За требования ослабления революционного террора и отмены системы принудительной таксации цен и зарплаты был казнен.
Самым известным журналистом эпохи революции был Жан Поль Марат (1743–1793). Он с детства хотел прославиться и впоследствии добивался известности всеми возможными способами: писал сентиментальный роман, философский трактат, занимался естественными науками, стремясь найти «электрическую жидкость» и доказать, что резина проводит электричество. Чтобы обратить на себя внимание современников, Марат анонимно публиковал хвалебные отзывы о собственных «открытиях», публично пытался развенчать научные авторитеты. Впрочем, отдельные исследования Марата о природе огня были замечены. Так, Б. Франклин, изобретший громоотвод, состоял с Маратом в научной переписке.
От переутомления Марат заболел тяжелой нервной болезнью, и только начавшаяся революция вернула ему надежду и жизнь. Он принялся с неистовой энергией разрушать старый порядок. 12 сентября 1789 года Марат выпустил первый номер газеты «Publiciste parisien» («Парижский публицист»), которую вскоре переименовал в «Ami du peuple ou Publiciste parisien» («Друг народа, или Парижский публицист»). С сентября 1792 года название поменялось: «Газета Французской республики, издаваемая Маратом, другом народа». Слова «друг народа» из названия превратились в часть имени ее автора. Газета стала основным делом жизни Марата. С первых номеров она не имела себе равных в яростных призывах к самым крутым мерам против «врагов свободы». В число этих врагов Марат постепенно включал не только короля и его окружение, но и большинство крупнейших деятелей революции.
Лейтмотив брошюр, статей и памфлетов Марата, написанных после начала революции, – призыв к насилию и террору. Его обвинения носили исключительно политический характер, хотя иногда звучали чудовищно, поскольку изменниками назывались самые авторитетные политики революции. В то же время Марат не позволял себе сквернословия и цинизма, как это делали некоторые его коллеги, например Эбер. Публицистика Марата очень эмоциональна, однако по содержанию однообразна, его статьи написаны по одной и той же схеме.
Несомненен вклад Марата в разработку теории печати. В этом плане важны такие его работы, как «Цепи рабства», «Дар Отечеству». Дополнение к «Дару Отечеству» – «Основа уголовного законодательства» представляет собою целую программу развития печати.
Марат был убит жирондисткой Шарлоттой Кордэ и вскоре объявлен «мучеником свободы».
После поражения революции, в годы правления Директории (1794–1799) свобода печати была закреплена в конституции 1795 года, но, как и прежде, осталась пустой декларацией. По ограничительному закону от 17 апреля 1796 года ни одно издание не могло выйти без обозначения на нем имени и адреса типографщика и автора. За нарушение закона предусматривалась тюрьма и ссылка. Впоследствии был принят закон о смертной казни журналистам, выступавшим за восстановление старых порядков. В 1799 году в Париже выходило 72 газеты.
Из публицистов этой эпохи наиболее известен Гракх Бабеф (1760–1797) – коммунист-утопист, один из руководителей движения «Во имя равенства», казненный за подготовку восстания против Директории.
Окончательно свободу печати во Франции упразднил Наполеон Бонапарт указом от 18 брюмера (17 января) 1800 года, когда были закрыты шестьдесят парижских газет.
Таким образом, к концу XVIII века журналистика проделала огромный путь от древней риторики и глиняных табличек с новостями до регулярных и авторитетных периодических изданий. Античные формы журналистики (языческое ораторское искусство, христианская проповедь) оказали основополагающее влияние на журналистику и публицистику нового времени. В XVII–ХVIII веках сложились основные концепции печати: сначала авторитарная, затем демократические – английская, американская, французская. Все они в новых формах существуют и поныне и определяют развитие журналистики в своих странах. Система периодических изданий, которая начала складываться с развитием неавторитарных концепций печати, окончательно утвердилась уже в XIX веке.
Г.В. Прутцков


Горгий (485–380 гг. до Р.Х.)

• Похвала Елене
Горгий был одним из виднейших ораторов своей эпохи. Родом из Сицилии, он прибыл в Афины послом в возрасте 58 лет. Речи Горгия поразили греков чистотой и красотой. Никто из афинян не мог сравниться в ораторском искусстве с этим чужеземцем и никто не владел так искусно аттическим (афинским) диалектом древнегреческого языка, как он. Наибольшую известность принесла Горгию Олимпийская речь, произнесенная в Олимпии, о необходимости совместных усилий в борьбе против варваров персов. К сожалению, эта речь, как и подавляющее большинство других речей Горгия, до нас не дошла. Полностью сохранились лишь две речи, написанные на сюжеты мифов о Троянской войне (1193–1184 гг. до Р.Х.): «Оправдание Паламеда» и «Похвала Елене».
Горгий был не только выдающимся практиком, но и крупнейшим теоретиком красноречия. Его стилистические и риторические приемы до сих пор называются горгиевыми (или горгианскими) фигурами. Кроме того, Горгий одним из первых создал в Афинах школу красноречия, где за солидную плату обучал ораторскому искусству юношей из богатых семей.

Похвала Елене


(1) Славой служит городу смелость, телу – красота, духу – разумность, речи приводимой – правдивость; все обратное этому – лишь бесславие1. Должно нам мужчину и женщину, слово и дело, город и поступок, ежели похвальны они – хвалою почтить, ежели непохвальны – насмешкой сразить. И напротив, равно неумно и неверно достохвальное – порицать, осмеяния же достойное – восхвалять. (2) Предстоит мне здесь в одно и то же время и правду открыть, и порочащих уличить – порочащих ту Елену, о которой единогласно и единодушно до нас сохранилось и верное слово поэтов, и слава имени ее, и память о бедах. Я и вознамерился, в речи своей приведя разумные доводы, снять обвинение с той, которой довольно дурного пришлось услыхать, порицателей ее лгущими вам показать, раскрыть правду и конец положить невежеству.
(3) Что по роду и породе первое место меж первейших жен и мужей занимает та, о ком наша речь, – нет никого, кто бы точно об этом не знал. Ведомо, что Леда была ее матерью, а отцом был бог, слыл же смертный, и были то Тиндарей и Зевс: один видом таков казался, другой молвою так назывался, один меж людей сильнейший, другой над мирозданием царь. (4) Рожденная ими, красотою была она равна богам, ее открыто являя, не скрыто тая. Многие во многих страсти она возбудила, вкруг единой себя многих мужей соединила, полных гордости гордою мощью: кто богатства огромностью, кто рода древностью, кто врожденною силою, кто приобретенною мудростью; все, однако же, покорены были победной любовью и непобедимым честолюбьем. (5) Кто из них и чем и как утолил любовь свою, овладевши Еленою, говорить я не буду: знаемое у знающих доверье получит, восхищенья же не заслужит. Посему, прежние времена в нынешней моей речи миновав, перейду я к началу предпринятого похвального слова и для этого изложу те причины, в силу которых справедливо и пристойно было Елене отправиться в Трою.
(6) Случая ли изволением, богов ли велением, неизбежности ли узаконением совершила она то, что совершила? Была она или силой похищена, или речами улещена, или любовью охвачена? – Если примем мы первое, то не может быть виновна обвиняемая: божьему промыслу людские помыслы не помеха – от природы не слабое сильному препона, а сильное слабому власть и вождь: сильный ведет, а слабый следом идет. Бог сильнее человека и мощью и мудростью, как и всем остальным: если богу или случаю мы вину должны приписать, то Елену свободной от бесчестья должны признавать. (7) Если же она силой похищена, беззаконно осилена, неправедно обижена, то ясно, что виновен похит-чик и обидчик, а похищенная и обиженная невиновна в своем несчастии. Какой варвар так по-варварски поступил, тот за то пусть и наказан будет словом, правом и делом: слово ему – обвинение, право – бесчестие, дело – отмщение. А Елена, насилию подвергшись, родины лишившись, сирою оставшись, разве не заслуживает более сожаления, нежели поношения? Он свершил, она претерпела недостойное; право же, она достойна жалости, а он ненависти. (8) Если же это речь ее убедила и душу ее обманом захватила, то и здесь нетрудно ее защитить и от этой вины обелить. Ибо слово – величайший владыка: видом малое и незаметное, а дела творит чудесные – может страх прекратить и печаль отвратить, вызвать радость, усилить жалость. (9) А что это так, я докажу – ибо слушателю доказывать надобно всеми доказательствами.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49

Похожие:

Аннотация: в первый том антологии вошли наиболее значительные произведения устной и письменной публицистики с IV века до Рождества Христова до начала V века iconАннотация: Во второй том антологии включены произведения виднейших...
Прутцков Г. В. Введение в мировую журналистику. Антология в двух томах. Т м.: Омега-Л, 2003
Аннотация: в первый том антологии вошли наиболее значительные произведения устной и письменной публицистики с IV века до Рождества Христова до начала V века iconКнига 1 Аннотация в книгу вошли первый и второй тома романа «Война и мир»
В книгу вошли первый и второй тома романа «Война и мир» – одного из самых знаменитых произведений литературы XIX века
Аннотация: в первый том антологии вошли наиболее значительные произведения устной и письменной публицистики с IV века до Рождества Христова до начала V века iconИконография Рождества Христова в искусстве Византии и Древней Руси
Чувством радости и ликования наполнены церковное богослужение праздника и многочисленные иконы Рождества Христова, неоднократно становившиеся...
Аннотация: в первый том антологии вошли наиболее значительные произведения устной и письменной публицистики с IV века до Рождества Христова до начала V века iconПлан “Конец века” как историко-литературное явление. Шарль Бодлер как предтеча символизма
В эту переломную эпоху возникают и развиваются многие явления, которые повлияют на ход историко-культурного процесса ХХ века. Хронологическими...
Аннотация: в первый том антологии вошли наиболее значительные произведения устной и письменной публицистики с IV века до Рождества Христова до начала V века iconПроповедь на Отдание праздника Рождества Христова
Сегодня наша Русская Православная Церковь молитвенно совершает службу Отдания Рождества Христова. Все богослужение, песнопение, чтение,...
Аннотация: в первый том антологии вошли наиболее значительные произведения устной и письменной публицистики с IV века до Рождества Христова до начала V века iconКнига 2 Аннотация в книгу вошли третий и четвертый тома романа «Война и мир»
В книгу вошли третий и четвертый тома романа «Война и мир» – одного из самых знаменитых произведений литературы XIX века
Аннотация: в первый том антологии вошли наиболее значительные произведения устной и письменной публицистики с IV века до Рождества Христова до начала V века iconВсеобщая история искусств. Том 6, книга вторая. Искусство 20 века
Всеобщая история искусств конца 19 века середины 20 века стран, вступивших в 20 столетии на путь социализма
Аннотация: в первый том антологии вошли наиболее значительные произведения устной и письменной публицистики с IV века до Рождества Христова до начала V века iconАльбер Камю Посторонний
В первый том сочинений А. Камю вошли ранее публиковавшиеся произведения, а также впервые переведенная ранняя эссеистика и отдельные...
Аннотация: в первый том антологии вошли наиболее значительные произведения устной и письменной публицистики с IV века до Рождества Христова до начала V века iconИ. Н. Никитина, аи. П аргунова. Какие произведения Этих авторов вам понравились?
Творчество мастеров портретного искусства начала и середины 18 века: И. Н. Никитина, аи. П аргунова. Какие произведения Этих авторов...
Аннотация: в первый том антологии вошли наиболее значительные произведения устной и письменной публицистики с IV века до Рождества Христова до начала V века iconAnnotation в сборник вошли лучшие произведения итальянского прозаика,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница