Литература о месопотамской магии (1959-2000)


НазваниеЛитература о месопотамской магии (1959-2000)
страница9/25
Дата публикации29.03.2014
Размер2.63 Mb.
ТипЛитература
vb2.userdocs.ru > История > Литература
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   25
^

Глава III: РОК. БОЛЕЗНИ.


Даже затравленный демонами и преследуемый по пятам колдунами и ведьмами, человек был бы еще чрезвычайно счастлив, если бы со всех сторон ему не грозили другие опасности. Помимо врагов, о которых мы уже говорили, злых духов, мужчин и женщин, облада­ющих сверхчеловеческой силой, ассирийцу приходи­лось опасаться еще и последствий своих собственных поступков. Он мог оказаться причиной собственной гибели посредством множества дел, которые считались приносящими несчастье1. Так, вторая, третья и пятая таблички из серии Шурпу перечисляют, под наимено­ванием мамит (mamit), многочисленные и разнообраз­ные чары, жертва которых одновременно может быть и их автором. Было бы превосходно уловить в этих длинных списках некий принцип классификации, од­нако обнаружить в этом хаосе путеводную нить невоз­можно, и повторы прекрасно показывают, что это не только кажущийся беспорядок. Единственным стрем­лением автора было достижение как можно большей полноты, и мы увидим почему, вполне возможно, что, желая этого добиться, он объединил несколько спис­ков в одну неуклюжую компиляцию. Ни один из этих списков до сих пор не переведен на французский язык, я предложу перевод первого и самого длинного из них, что даст возможность не зависеть от других толкова­ний по этому поводу и в дальнейшем способствует более глубокому расследованию.

Surpu II

1. Заклинание. Да будет прощен, великие боги,

2. Бог и богиня, владыки прощения,

3. Имярек, сын имярека, чей бог имярек, чья богиня имярек,

  1. ... больной, хворый, скорбящий, страждущий,

5 (Кто) запрещенное богом своим ел, кто запрещен­ное богиней своей ел,

6 (Кто) сказал «нет» вместо «да», кто сказал «да» вместо «нет»,

7 (Кто) вслед равному себе пальцем показал,

8. (Кто) клеветал, непристойное говорил,

(9-10 разбиты)

11. (Кто) богом своим пренебрег, с богиней был не­учтив,

12. (Кто) ... злое сказал,

13. (Кто) ... нехорошее сказал,

14. (Кто) ... неправедное сказать заставил,

15. (Кто) ... неверное судью решить заставил,

16. (Кто) ... предстоял,

17. (Кто) ... говорил, говорил и преувеличивал,

18. (Кто) ... слабую обидел,

19. (Кто) ... отвратил женщину от ее города,

20. (Кто) сына от отца отделил,

21. (Кто) отца от сына отделил,

22. (Кто) мать от дочери отделил,

23. (Кто) дочь от матери отделил,

24. (Кто) невестку от свекрови отделил,

25. (Кто) свекровь от невестки отделил,

26. (Кто) брата от брата отделил,

27. (Кто) друга от друга отделил,

28. (Кто) товарища от товарища отделил,

29. (Кто) схваченного не отпустил, связанного не ра; вязал,

  1. (Кто) не дал узнику увидеть свет (дня),

31. (Кто) о схваченном: «держи его», о связанном «вяжи его» сказал2,

32. (Кто) не ведал, (что есть) проступок (перед) бо­гом, прегрешение перед богиней,

33. (Кто) богом своим пренебрег, с богиней был не­учтив.

34. Против его бога вина его, против его богини пре­грешение его,

35. К отцу своему он полон презрения, к старшему брату он полон ненависти,

36. С отцом-матерью он был неучтив, на старшую се­стру наговорил дурного,

37. Малой мерой дал, большой — получил,

38. Когда не было — «есть» сказал,

39. Когда было — «нет» сказал,

40. Неправильное сказал, неточное сказал,

41. Дерзкое сказал, ... сказал,

42. Неверные весы держал, правильных весов не дер­жал,

43. Нечестное серебро принимал, честного серебра не принимал,

44. Законного сына прогнал, законного сына (в пра­вах) не утвердил,

45. Неверную границу провел, верной границы не проводил,

46. Межу, границу и межевой камень передвинул,

47. В дом соседа своего вошел,

48. С женой соседа своего сблизился,

49. Кровь соседа своего пролил,

50. Одежду соседа своего надел.

  1. (Кто) нагого человека не одел,

52. (Кто) доброго человека от семьи отдалил,

53 (Кто) собранный род рассеял,

54. (Кто) перед начальством стоял (навытяжку),

55. Чьи уста прямы, (а) сердце лживо,

56. В чьих устах «да», (а) в сердце «нет»,

57. (Кто) всегда говорил неправду,

58. (Кто) праведного ...,

59. (Кто) губил, удалял, истреблял,

60. (Кто) уличал, указывал, сплетничал,

61. (Кто) грабил, разбойничал и побуждал к разбою,

62. (Кто) ко злу обращал свою руку,

63. Чей язык лжив и ..., на чьих губах — путаница и невнятность,

64. (Кто) в неправильном наставлял, кто неподоба­ющему учил,

65. (Кто) следовал за злом,

66. (Кто) преступил границы истины,

67. (Кто) недоброе сотворил,

68. (Кто) обратил руку свою к колдовству и чаро­действу,

69. За скверную запретную пищу, что он ел,

70. За многие грехи, что он совершил,

71. За Собрание, которое он рассеял,

72. За родню соединенную, которую разогнал он,

73. За все, в чем с богом и богиней он был неучтив,

74. За то, что обещал и сердцем, и устами, но не дал он,

75. За то, что при каждении именем бога своего пре­небрег,

76. Жертву принес, но пожалел и отобрал,

  1. ..., для бога оставил, но сам съел,

78. Пребывая в гордыне, воздеть руки решил,

79. Приготовленный жертвенный стол опрокинул,

80. Бога своего и богиню свою прогневил,

81. В Собрании вставал и неспокойное говорил,—

82. Да будет прощен! Он не знал и поклялся,

83. Взял и поклялся,

84. Спрятал и поклялся,

85. Украл и поклялся,

86. Убил и поклялся,

87. На ламассу указал он пальцем,

88. Ламассу отца и матери он поклялся,

89. Ламассу старшего брата и старшей сестры он по­клялся,

90. Ламассу друга и товарища он поклялся,

91. Ламассу бога и царя он поклялся,

92. Ламассу господина и госпожи он поклялся,

93. В пролитую кровь он ступил,

94. В место пролития крови не раз он ступал,

95. Запрещенное в его городе он ел,

96. Дело своего города он выдал,

97. Городу своему он дал дурную славу,

98. К оскверненному он стремился,

99. Оскверненный к нему стремился,

100. На ложе оскверненного спал он,

101. На кресле оскверненного сидел он,

102. За столом оскверненного ел он,

  1. Из кубка оскверненного пил он.

Как мы видим, проступки, вольные или невольные, даже несознаваемые, тяжкие и незначительные про­ступки, совершаемые как по отношению к богам, так и по отношению к людям, все они в полном беспорядке причисляются к ряду действий, способных приносить несчастье человеку, совершившему их. Оскорбление бога или убийство человека, занятия колдовством или простой контакт с околдованным человеком — все это почти одинаково пагубно. Здесь уже имеет быть мес­то представление, которое позднее с такой настойчи­востью разрабатывалось евреями, о том, что всякая про­винность влечет за собой бедствие и что всякое бедствие, болезнь или несчастный случай, является последстви­ем греха3. Однако принципы, которые образуют нрав­ственную вину, отделяющие злодеяние от ошибки или неведения, еще не обозначились. Выделение дел, злых по своей сути, уже содержит зачаток морали. Однако понятие ответственности, порождаемое представлени­ем о свободной воле, еще не сложилось. Поэтому зло, являющееся результатом определенных действий, пред­стает в качестве простого последствия, а не настоящей санкции. Мы не находим ценностной шкалы, в соот­ветствии с которой не слишком щепетильный торго­вец, использующий неточные весы и легкие гири, по­несет наказание от бога, который, в свою очередь, отвечал бы за воздаяние каждому по его делам, нам просто сообщают, что это принесет ему несчастье, точно так же, как если он будет рвать определенные растения или разобьет кружку. Это объясняет, почему он так мало заинтересован в дифференциации провинностей по их степени и тяжести. По той же причине зло, кото­рое проистекает из его проступков, будет отвращено не путем сокрушения, покаяния и приношений богам, как если бы оно являлось наказанием, а посредством заклинаний и магических церемоний. Помимо дел и слов, приносящих зло, существуют и такие, которые зло устраняют.

Данный список требует еще нескольких замечаний. В нем (стрк. 76) мы находим первое упоминание на ассирийском языке о запрещении определенных при­ношений. Известно, что в жреческом Кодексе запреты такого рода очень многочисленны; теперь можно на­деяться, что ассирийская религиозная литература пре­доставит нам и другие примеры, и предполагать, уже с некоторой долей правдоподобности, что на реке Иор­дан евреи лишь продолжили традицию, которую поза­имствовали в долине Евфрата. — Вина, вменяемая тому, кто не отпускает заключенного (стрк. 29-31), также напоминает одно библейское предписание: «Если ку­пишь раба Еврея, пусть он работает [на тебя] шесть лет, а в седьмой [год] пусть выйдет на волю даром»4. Употребление в пищу жертвенного мяса также пагуб­но5. Мы знаем, что у евреев никто не должен был есть мясо жертвы, принесенной во искупление греха6. Воз­можно, ассирийский запрет также должен пониматься исключительно в связи с искупительной жертвой.

Исключительное значение, приписываемое проступ­кам против семьи, возможно, является напоминанием об эпохе патриархата. По-видимому, путь семитских народов к концепции государства был нелегким; ара­бы до сих пор не отошли от племенной организации. В подобном обществе семейные связи были тем более крепки и должны были быть тем более надежны, что лишь они одни поддерживали некоторое единство и порядок. Следовательно, все то, что имело тенденцию ослаблять эти связи, расценивалось, как преступление. Ассиро-халдеи, жившие в могущественных городах, создававшие обширные империи, в этом вопросе сохра­няли представления своих предков — скотоводов и кочевников.

Возникновение городов знаменовало собой станов­ление более развитой цивилизации; это новое форми­рование породило новые обязанности для граждан, которые в него входили. Возможно, что у каждого такого полиса, как и у божества, которое ему покро­вительствовало, имелось сакральное имя, хранившее­ся в строгой тайне, поскольку знавший его приобретал неограниченную власть над городом. Следовательно, «произнести название своего города»7 значило совер­шить неблаговидный поступок, приносящий несчастьеа. (У автора неверный перевод «имя своего города он произ­нес». В аккадском тексте слово амату, «слово», употребляв­шееся в значении «приказ, дело (которое нужно выполнить)». Имеется в виду, что человек выдал посторонним информацию о некоем важном мероприятии, которое боги приказали выпол­нить горожанам.)

Состояние ритуальной нечистоты — вещь чрезвы­чайно заразная; оскверненный оскверняет все, к чему прикоснется, будь то люди или предметы. Мы уже видели несколько вариантов того, как происходит за­ражение8: заразиться можно, разговаривая с жертвой колдовства, употребляя в пищу хлеб, воду или другие напитки, принадлежащие ей или какому-либо грешни­ку, даже заступаясь за грешника9, и, наконец, прини­мая нечистое серебро из рук заколдованного челове­ка10. Достаточно простой встречи:

«7. в пролитую воду омовения ступил он,

9. свои ноги в нечистую воду погрузил,

10. в воду немытых рук посмотрел,

12. женщину с нечистыми руками обнял,

14. на девушку с нечистыми руками позарился,

15. ведьмы рукой коснулся,

17. человека с нечистыми руками обнял,

Табличка АА

4. Кого-то нечистого телом коснулся»11.

Естественно, в состоянии нечистоты человек не дол­жен был пытаться войти в контакт со своим богом12.

Некоторые из мамит кажутся не чем иным, как сан­кцией, относящейся к определенным аграрным табу. Плоды земли могут охраняться табу, нарушение кото­рого приносит несчастье; отсюда — мамит, фактичес­ки, как результат срывания растений на полях и трос­тника в камышовых зарослях13.

Мы видели, что разновидность проклятия или кол­довства, называемая мамит, может проистекать из пре­грешения, совершенного против богов, города, семьи, или индивида, или же контакта с нечистотой. Сверх того существует определенное количество деяний, считаю­щихся роковыми, причем нет возможности определить, для кого или почему они предосудительны. По отно­шению к нравственности они сами по себе так же без­различны, как разбитое зеркало или опрокинутая со­лонка, однако зло, которое они в себе «несут», от этого не менее фатально. Выяснить происхождение этих суеверий обычно чрезвычайно трудно либо в силу их древности, либо из-за того, что порождает их простой народ, и зачастую скрытно. Известно, с какой легко­стью и даже расположением простой народ прини­мает самые невероятные россказни, с какой поспешно­стью выводит универсальный закон из более или ме­нее достоверного частного случая и, наконец, с каким упорством он отметает любые доказательства против­ного, которые может доставить ему последующий опыт, фольклор всех народов является прежде всего сви­детельством стойкости их легковерия. Тем не менее мы можем, по крайней мере в общем виде, выделить неко­торые из путей формирования народных суеверий. Прежде всего в необходимый закон возводится реаль­ное, однако случайное совпадение или последователь­ность двух фактов. Случалось и еще случится так, что самый молодой или самый старший из тринадцати че­ловек, которые пообедали за одним столом, через год умирает. Находится немало упрямцев, и когда, напро­тив, смерть одного из сотрапезников следует за обе­дом на восемь персон, вера в роковое влияние числа тринадцать остается неискоренимой. В связи с этими «опытными» данными можно сказать, что они a priori выводятся из характера существа или события, при­знанного роковым. Основополагающий принцип это­го умозаключения, который мы обнаружим в практи­ческой магии, состоит в том, что подобное порождается подобным. Именно поэтому многие народы убеждены в роковом влиянии прелюбодеяния на урожайность полей и плодовитость стад14: нарушение человеком брачного закона поражает всю природу бесплодием. В силу того, что я назвал бы «этимологическим предрассудком», сходство между причиной и следствием может быть чисто вербальным. Тогда связь одной с другим устанавливается путем игры слов. Именно по этой причине, если луна находится в той фазе, кото­рую ассириец обозначает, говоря, что «она окружает себя рекой», то следует ждать наводнения15.

Что бы там ни было, куда труднее объяснить, поче­му считалось опасным заслонять рукой свет16, разби­рать очаг в чьем-либо присутствии, садиться на сиде­нье лицом к солнцу17, спрашивать кого-либо о диких животных вблизи домашних или разбивать блюдо или кружку18. Изучение происхождения народных суеве­рий, очевидно, должно начинаться с тех из них, кото­рые все еще достаточно жизненны: зачастую одновре­менно с верованием можно получить и объяснение его возникновения, иногда, вероятно, ложное, но нередко достаточное для того, чтобы напасть на верный след. К несчастью, исследователи фольклора больше озабо­чены накоплением фактов, чем их объяснением, и те работы, которые я смог пролистать по этому предмету, были для меня довольно слабой опорой.

Некоторое число мамит перечисляется в серии Шурпу, при этом не снабжаясь никакакими объясне­ниями, что не позволяет нам делать какие-либо предпо­ложения относительно мамит. Это упоминание слиш­ком кратко, для того чтобы мы могли позволить себе высказываться не только о природе мамит, но даже о его происхождении. Именно поэтому на настоящий момент следует воздержаться от того, чтобы с опреде­ленностью утверждать что-либо о мамит, осуществляе­мых посредством «кузнечных мехов и переносной печки, лука и колесницы, бронзового кинжала и копья, дротика и арбалета, тамариска и пальмы, колодца и реки, пристани и брода, ... и моста, горы и ущелья, возвышен­ности и долины, поля, сада, дома, рынка, дороги, жили­ща; посредством глины, могилы19, канала, моста, дороги и улицы»20. С некоторой вероятностью можно иден­тифицировать лишь те чары, по поводу которых име­ются более внятные указания где-либо в другом мес­те. Например, достаточно правдоподобно, что мамит, совершаемые посредством чаши и блюда, посредством постели и кровати, посредством сидения, постели, кро­вати21 — это чары, о которых идет речь во второй таб­личке той же серии (выше, стр. 104, стрк. 101-103) и которые вызываются прикосновением к предметам, бывшим в употреблении у жертвы колдовства.

Итак, мы выделили в качестве роковых очень раз­нообразные явления, которые, однако, имеют по край­ней мере одну общую черту, будучи результатами че­ловеческой деятельности. Человек, достигший полного осознания законов и ритуалов, осведомленный о пагуб­ных последствиях определенных жестов, может воздер­жаться от совершения этих незаконных, нечестивых или просто опасных поступков. Но и после этого он не должен считать себя застрахованным от опаснос­тей. Помимо тех несчастий, которые могут вызывать­ся его собственными вольными или невольными по­ступками, есть и другие, порождаемые феноменами, совершенно недоступными его контролю. Астрономи­ческие и атмосферные явления, различные чудеса, вро­де рождения чудовищ, не только возвещают, но также служат причиной предстоящих бедствий. Действительно, похоже, что ассирийцы не отличали причинность от обычной последовательности. Одно явление следует за другим, следовательно, им порождается, и именно потому, что первое предшествует второму. Бедствия, которые обрушиваются на человека после затмения, яв­ляются «бедами затмения», lumun atali22; «дурные сны, чудеса, роковые знамения на небе и на земле»23 вызы­вают не меньший страх, чем бедствия, которые за ними следуют. Астрологи постоянно заняты тем, что вопро­шают небеса, прорицатели пишут советы по поводу смысла предзнаменований. Их предсказания редко бывают утешительными: роковыми считаются самые естественные и, с нашей точки зрения, самые нейтраль­ные явления24.

Человек заключен в непреодолимое кольцо врагов, духов и колдунов, со всех сторон ему угрожают по­следствия его собственных деяний или просто игра при­родных сил. Его слабость не может противостоять такому натиску. Вся его жизнь от рождения до смер­ти — это длинная цепочка несчастий. Мы уже назва­ли некоторые из них. Остается сказать пару слов о тех, устранением или исцелением которых главным образом похвалялась магия, то есть о болезнях.

Присутствие демонов в теле человека, козни кол­дунов, влияние мамит и знамений проявляется в виде болезней. По правде говоря, часто бывает трудно от­личить болезнь от демона, который ее провоцирует. Например, страшная «головная боль» описывается как настоящий демон; он выходит из пустыни и набрасы­вается на человека, который не боится своего бога, причем никто не в состоянии ни предвидеть, ни отразить его удары25; его быстрота подобна быстроте вет­ра, молнии, наводнения или быка, он выразительно сравнивается с демоницей, называемой ламашту, он обладает телом, и это тело — ураган. «Его лицо — сум­рачные небеса, его лицо наполнено густой тенью по­добно лесу»26. Пугающее описание производимых им разрушений прекрасно показывает, что «головная боль» ассирийцев — это не простая мигрень: он срывает человека как розу, заставляет его бежать как безумно­го, жжет его как огонь, пожирает его члены и мышцы, раздирает его грудь, проламывает ему бока как старой лодке27. Это не сумасшествие, которое на ассирийском называется sane temi (букв, «изменение рассудка») и с которым к тому же сравнивается. По некоторым признакам, можно распознать в нем скорее эпилепсию: «он повергает на землю, он сотрясает, он колеблет те­ло»28. Эта болезнь поражает быков, полевых живот­ных и, подобно жалу гадюки, всякого, кто встретится ему на пути29; и тогда это, возможно, бешенство или какая-то схожая с ним болезнь.

По чистой случайности раскопки дали нам больше сведений по поводу «головной боли», чем любой дру­гой болезни. Мы почти не в состоянии уточнить при­роду этого заболевания или нервных недугов, которые изгоняются посредством заклинания нашей первой таблички30; мы не дерзнули бы утверждать, что болезнь, при которой «глаз человека полон крови», это конъ­юнктивит31, и даже не можем выдвинуть гипотезу от­носительно шулу и имшу, о которых нам известно толь­ко то, что они мучительны, и болезней глаз, называемых амуррикану и кукану32. Часто болезнь не называется, и страдания человека описываются, разумеется, с вы­разительностью, но без достаточной точности, которая позволила бы диагностировать ее природу. Впрочем, предмет нашего исследования находится вовсе не здесь. Магия равным образом исцеляет любые болезни, и теперь нам предстоит рассмотреть, как боролась с ними ассирийская магия или, вообще, как она позволяла человеку одержать верх над своими бесчисленными врагами.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   25

Похожие:

Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconДоктороу Рэгтайм «Рэгтайм»
Иностранная Литература, Б. С. Г. Пресс; Москва; 2000; isbn 5-93381-008-8, 5-93636-004-0
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconДоктороу Рэгтайм «Рэгтайм»
Иностранная Литература, Б. С. Г. Пресс; Москва; 2000; isbn 5-93381-008-8, 5-93636-004-0
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconЛитература Введение "тасс уполномочен заявить ", "Как стало известно «Интерфаксу»
Погорелый Ю. А. Информационное агентство: стиль оперативных сообщений / Под ред. Г. Ф. Вороненковой. М., 2000
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconИнструкция для Pilot-2000 Устройство прибора pilot 2000
Данная инструкция составлена так, чтобы пользователь мог легко разобраться во всех частях светового пульта pilot 2000. При описании...
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconЛитература: Учебник 1995 года. Криминология. Иншаков Сергей Михайлович,...
Криминология. Шнайдер (немецкий профессор). Хороший научный обзор зарубежной криминологии
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconПлан лекции Что такое художественная литература. Древнейшие литературные источники
Литература вся совокупность письменных и печатных произведений того или другого народа, эпохи или всего человечества в целом; письменность,...
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconЛитература приложения модель ганнетовских газет «News 2000»
Конечно, далеко не всегда выпуск газеты или журнала, владение теле- или радиостанцией приносит прямой доход. Но выгода может быть...
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconЛитература Балакина, Т. И. Мировая художественная культура. Россия....
Общая проблема культурной эпохи: в культуре XVII в можно выделить тенденции секуляризации (обмирщения) культуры и признаки изменения...
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconПрограмма составлена на основе Государственного образовательного...
Всего недель: 4 курс (офо) 6 недель, 5 курс (офо) 7 недель; 4 курс (зфо) 6 недель
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconЛитература второй половины ХХ ст.» Французская литература Веркор:...
Список художественных текстов для самостоятельного прочтения по курсу «зарубежная литература второй половины ХХ ст.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница