Литература о месопотамской магии (1959-2000)


НазваниеЛитература о месопотамской магии (1959-2000)
страница8/25
Дата публикации29.03.2014
Размер2.63 Mb.
ТипЛитература
vb2.userdocs.ru > История > Литература
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25
^

Глава II: КОЛДУНЫ И ВЕДЬМЫ


Ассирийский язык очень богат синонимами для обо­значения колдунов и колдуний. В заклинаниях из се­рии Маклу, где они, как кажется, механически подстав­ляются один вместо другого и часто нагромождаются по поводу одной и той же персоны, оттенки, различаю­щие их, достаточно малозаметны. Однако разные сло­ва должны, по крайней мере при своем возникновении, обозначать разные вещи, и интересно расследовать, не соотносилось ли первоначально каждое слово с осо­бой категорией колдунов.

Самое частое ассириское название колдуна sapu от корня ksp. возможно, тождественного арабскому qsb, «отравлять», несмотря на малозначительное отличие первого корневого согласного. Следовательно kassapu мог являться колдуном, действовавшим по­средством приворотных зелий и ядовитых жидкостей. Щумерское lu2,- us7-zu, которое переводится как kassapu, возможно, позволяет нам еще больше прояснить смысл этого слова. Us7 обозначает imtu, ru'tu, rupustu и kispu1. Это последнее слово происходит от того же корня, что и kassapu', три другие означают слюну, плевок, пену изо рта, или яд, если речь идет о таком животном, как змея. Следовательно, us7~zuэто человек, сведущий2 в слю­не и ядах. Далее, изучая магические приемы, мы уви­дим, что ассирийцы приписывали выделениям изо рта огромную силу. Теперь же нам будет достаточно уста­новить, что kassdpu — это, собственно, колдун, кото­рый умеет использовать их для того, чтобы напускать свои чары.

Слово rahu для нас не отличается от kassapu. По­добно ему, он использует в своем колдовстве (ruhu, шу­мерское us7-zu) слюну людей и животных. Эпишу -это самое общее из всех названий; оно происходит от очень часто употребляющегося в ассирийском корня 'ps, который значит просто «делать», «действовать». Примечательно то, что и в других языках магия обо­значается по преимуществу как действие. Якоб Гримм возвел немецкое слово zaubern к готскому taujan, не­мецкому thun и английскому to do, которые все без исключения означают «действовать». На древнелатинском магия будет factura, на итальянском — fattura, на португальском — feitigo, первоначальный смысл всех этих слов слишком ясен, чтобы на нем настаивать Далее мы увидим, что у ассирийских колдунов была очень распространена практика порчи и что изобра­жение лица, которое требовалось околдовать, часто пря­талось в стене или под плитами мостовой. Возможно, именно по ассоциации с этим приемом колдуна часто называли sahiru, от глагола saharu, который, в формах usaksad и ustaksad, означает «окружать стеной», «пря­тать». Что касается слова пашишту, то оно определен­но означает собственно колдунью, которая готовит мази. (napsaltu).

Ассирийцы приписывали колдовские способности скорее женщинам, нежели мужчинам, и, как кажется, они верили, что ведьмы многочисленнее и могущественнее колдунов. Большая часть заклинаний направлена про­тив ведьм, а когда рядом с ними появляются колдуны, то лишь мимоходом, чтобы вскоре снова уйти в тень. Так, в первом заклинании из серии Маклу читаем: «Я сделал изображение моего колдуна и моей колдуньи»3. Однако все последующее посвящено исключительно ведьме: «Гибельно заклинание колдуньи; да вернутся ее слова в ее рот, да будет вырван ее язык, и пр.». Этот предрассудок характерен не только для ассирийцев. Все средневековье верило, что женщина более пригод­на для колдовства, чем мужчина, и для ученых мужей не составило труда найти объяснение этому «факту». «Каждого,— говорит Ваир4,— кто обладает вспыль­чивой и похотливой душой, кто моментально раздра­жается, обычно называют чародеем. .. И поэтому мы ви­дим больше колдуний и чародеек среди женщин, чем среди мужчин: ибо они настолько безудержны в своей ярости и алчности, что не способны ни отступить, ни как-то управлять собой; что приводит к тому, что при первом и малейшем случае, который предоставляется, они кипят гневом и пронзают пылающим и бешеным взглядом того, кого хотят заколдовать». Родерик а Кастро5 предлагает менее изощренное объяснение, и, возможно, оно ближе к тому, которое дал бы ассири­ец. «Если кто-либо спросит этих людей, почему мно­гие из женщин колдуют, они отвечают, это потому, что месячные легко обретают гибельное свойство. Если же спросить их, почему среди женщин есть старухи, кото­рые колдуют еще больше, они говорят, это потому, что их месячные еще быстрее превращаются в яд по при­чине возраста и отсутствия теплоты и что месячное очи­щение, изжитое и ставшее ядовитым, разливается внут­ри всего тела и насыщает духов, главным образом тех, которые испускаются из глаз; что эти духи оскверня­ют воздух и поражают колдовством детей и слабых людей». Нигде больше женщина не считалась суще­ством столь нечистым и зловредным, слабым и сквер­ным, заслуживающим одновременно презрения и бо­язни, как на Востоке. Колдовство же — дело нечистое6. Колдунья называется qadistu, istaritu1, «блудница», и жертва ее чар упрекает ее за то, что ее осквернили8. Действительно, следует отметить, что в Ассирии, как, впрочем, и во многих других местах, женщина в зна­чительно большей степени, нежели мужчина, была под­вержена нервным срывам, что издревле объясняли одержимостью, и как следствие, женщине приписыва­ли способность вступать в сексуальную связь с духами, что естественным образом, по мнению ассирийцев способствовало постижению секретов магии. Однако добрых фей Ассирия, похоже, не знала, а практики га­дания, столь полезные, были, по-видимому, отданы в ве­дение одних мужчин. Следовательно, та роль в кол­довстве, которая приписывалась ассирийской женщине, была в значительной мере следствием нечистоты, ко­торая относилась за счет ее пола и ее презираемого положения в обществеа. (а Совершенно верно, что гаданиями и астрологией в Месопо­тамии занимались преимущественно мужчины, а толкованием снов и составлением рецептов — женщины. Однако вряд ли можно согласиться с тем, что основной причиной этого было низкое положение женщины в мссопотамском обществе. Во-первых, во всех законах этого общества женщина является пра­воспособным лицом; во-вторых, давно замечено женское вещее чутье, интуиция будущего и особое понимание внутреннего мира. Вследствие этого женщина в древности — превосходный тол­кователь снов и травник (чувство внутреннего), но редко астро­лог и гадатель по печени (умение прочесть внешний знак).)

Хотя ненависть к чужакам у современных народов не исчезла без следа, уступив место чувству всеобщего братства, тем не менее мы уже далеки от той эпохи, когда всякий пришелец был врагом, когда другая цивилиза­ция являлась синонимом варварства. С другой сторо­ны, хотя и всегда справедливо то, что нет пророка в своем отечестве и что за него с легкостью может сойти пришелец, но мы больше не считаем, подобно дикарям, всякого чужака могущественным волшебником. Зак­линания снова свидетельствуют об этом умонастрое­нии — ненависти и страхе по отношению к пришельцу.

Ведьмы охотно изображаются как представительницы соседних народов: эламитов, кутиев, сутиев, луллубеев или ханнигалбатцев9. И в отрывке из первой таблич­ки Маклу, который иначе оказался бы весьма туман­ным, определенно следует видеть намек именно на этих иноплеменных волшебниц: «Я закрыл проход, затворил ограду, удалил чары всех стран»10. У нас нет никаких оснований полагать, что народы Элама и Мелитена, ок­ружавшие Ассиро-Халдею, были как-то особенно при­вержены к колдовству. Куда правдоподобнее, что с ними происходил обмен подобными обвинениями и что, будь в нашем распоряжении литература кутиев или луллубеев, мы бы обнаружили, что в ней они обращены против ассирийцев и вавилонян.

Колдуны и ведьмы — человеческие существа, однако народное суеверие приписывает им особые повадки, и тем, кто намеревается сдружиться с духами и повеле­вать миром материи, следует стремиться ко всему, что может поразить воображение современников, и, сгу­щая покров тайны вокруг своего образа жизни, питать фантазии о том, что совершается по их воле. Кроме того, те, кто более или менее сознательно приобрели репутацию колдунов, становятся для своих сограждан объектом ненависти, а равно и страха; взвалив на свои плечи ответственность за неисчислимые бедствия, они никогда не знают, которое из этих двух чувств овладе­ет душами людей, считающих себя их жертвами. К тому же ведьма, имя которой стало известно, — пропащая ведьма, так как в таком случае ее чары обращаются на нее. Заклинания часто вопрошают: «Кто ты, ведьма, ко­торая преследует меня?»11, или же: «Кто ты, чей сын; кто ты и чья дочь?»12. Тот, кто знает, с кем имеет дело спешит объявить: «Я знаю вас, я вполне уверен»13. Сле­довательно, первейшая забота ведьмы — ускользнуть от «следствия», именно поэтому она предпочитает жить в уединенных местах, в развалинах или даже внутри стены14.

Для этого ей необходима необычайная ловкость, которой она и обладает на самом деле. Она проникает сквозь всевозможные стены и ограды15. Ее могущество не знает пространственных ограничений: «вселенная — ее владение, она прогуливается по всем горам»16, «она идет по улицам, проникает в дома, проскальзывает в крепости, ходит по перекресткам»17. Впрочем, она со­единяет в себе все преимущества физического превос­ходства. У нее не только «проворные ноги и гибкие колени», но еще и «зоркие глаза и сильные руки»18. Природа ведьмы достаточно тонка, чтобы позволять ей проникать в тело человека; она поселяется в нем как демон и подобно демону изгоняется: «Изыди из моего тела; из моего тела удались... из моего тела уходи»CAPut!’. Ничто, ни на земле, ни на небе, не может избежать ее могущества. Подобно людям, ее возмущающему воз­действию подвержены и стихии. Она изнуряет небе­са и волнует землю20, она раскачивает море подобно южному ветру21, направляет свое волшебство против неба и чары — против земли22. Она может насылать плохие сны, гибельные предзнаменования и чудеса23. Она общается с демонами, обращая против человека злого утукку, этемму, шеду и злого илу24, а при наве­дении порчи делается приспешницей ламашту, отда­вая ей изображение человека, которому желает зла25.

Сами бога вынуждены служить ее замыслам. Божества-покровители человека могут под воздействием ее чар стать враждебными по отношению к тому, кому прежде благоволили. «Оттого что ведьма заколдовала меня, кричат на меня мой бог и моя богиня. — Ты раздражи­ла против меня моего бога и мою богиню»26, говорят заклинания. Ведьма «заграждает рот богам и сковыва­ет колени богиням»27, то есть обрекает их на бессилие.

Ночь — это время, когда суеверные страхи людей удваивают свою силу. Тишина и мрак не дают орга­нам чувств никаких объектов для работы, воображение от этого лишь разгорячается; сокращенная до миниму­ма способность восприятия, преувеличенная и извра­щенная, становится отправной точкой для галлюцина­ции, тем более стойкой, что ей не противоречат никакие ощущения. Итак, как полагают, ночью встретиться с колдуньями легче всего. Именно поэтому, ощущая себя более беззащитным и слабым, чем днем, человек счи­тает, что эти злобные существа, которые обладают бо­лее тонкими чувствами и которым темнота не помеха, более всего угрожают ему ночью. Вот почему ведь­ма именуется ночной охотницей28; в основном именно ночью она нападает на человека, ночью готовит свои чары29; и поскольку для того, чтобы осуществить свои злодеяния, она должна рассчитывать на сообщничество ночных божеств, ее жертва, в свою очередь, призывает их и требует, чтобы они разрушили ее волшебство30.

Ведьмы творят самые разнообразные злодеяния, и им приписывается способность к нанесению жертвам как физического, так и морального ущерба. Этот вред, зачастую воображаемый или порождаемый исключительно страхом, иногда бывает совершенно реальным но его единственное объяснение выглядит спорным. Результатом действий озлобленной ведьмы халдей счи­тает дрожь, которая на повороте улицы или на пере­крестке без видимой причины отнимает у него возмож­ность владеть ногами31; на самом деле он — жертва малодушия: ему кажется, что он замечен ведьмой, ко­торая набрасывается на его шаровары32; от этого у него перехватывает дыхание, он воображает, что его тянут за волосы, дергают за одежду, он пребывает неподвиж­ным в дорожной пыли33. На ведьм возлагается ответ­ственность и за настоящие болезни: лихорадку, чахот­ку, сумасшествие, сердечные недомогания34. Они делают женщин бесплодными или заставляют их рожать рань­ше срока; один-единственный взгляд ведьмы лишает мужчину его мужественности, или, как говорится ины­ми словами, «завязывает ему шнурок»35. Их колдов­ство способно даже вызвать смерть: «ведьма губит мужчин и не щадит женщин»36. В сфере нравственно­сти именно они вносят переполох в семьи, ссорят сына с родителями, брата с сестрой, друга с другом, хозяина со слугами, подданного с царем37 и, как мы уже видели выше, человека с его божеством.

Колдун не обязательно сознает то зло, которое со­вершил; некоторые люди обладают вредоносной силой, которая действует без их желания и даже ведома. Представления ассирийцев по поводу колдовства были такими же, как у греков, римлян и многих других на­родов38, и часто мы обнаруживаем, что одной из самых грозных для человека опасностей39 является «изобра­жение дурного глаза», причем без дальнейших подробостей. Демон дурного глаза — шеду40. Взгляд некоторых людей отличается особой пагубностью, однако все без исключения в определенных случаях могут принести несчастье своему ближнему даже непреднамеренно. Следуя еще одному очень распространенно-му сегодня суеверию, пережитки которого я нашел в Сирии, для какого-либо существа может быть пагубным, когда его слишком хвалят или восхищаются им. По этой причине там избегают превозносить красоту ребенка, и, если кто-то неосмотрительно это сделает, мать считает себя обязанной плюнуть на дитя, чтобы отвратить порчу. «Дурные уста, дурной язык, дурная губа»41, ассирийские заклинания могут изрекать слова ненависти и губительные проклятия точно так же, как и выражать восхищение. Однако «любовь и ненависть» ведьмы42, как мне представляется, указывают соответственно на два способа, при помощи которых она мож­ет наводить порчу, — похвала и проклятие. Наконец, одно и то же лицо, в обычное время безобидное, в оп-деленные моменты может становиться опасным, таковы: женщина, кормящая грудью, умершая от болезни груди или беременная43. Проститутка подвергается экзорцизму как настоящий демон44.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25

Похожие:

Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconДоктороу Рэгтайм «Рэгтайм»
Иностранная Литература, Б. С. Г. Пресс; Москва; 2000; isbn 5-93381-008-8, 5-93636-004-0
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconДоктороу Рэгтайм «Рэгтайм»
Иностранная Литература, Б. С. Г. Пресс; Москва; 2000; isbn 5-93381-008-8, 5-93636-004-0
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconЛитература Введение "тасс уполномочен заявить ", "Как стало известно «Интерфаксу»
Погорелый Ю. А. Информационное агентство: стиль оперативных сообщений / Под ред. Г. Ф. Вороненковой. М., 2000
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconИнструкция для Pilot-2000 Устройство прибора pilot 2000
Данная инструкция составлена так, чтобы пользователь мог легко разобраться во всех частях светового пульта pilot 2000. При описании...
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconЛитература: Учебник 1995 года. Криминология. Иншаков Сергей Михайлович,...
Криминология. Шнайдер (немецкий профессор). Хороший научный обзор зарубежной криминологии
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconПлан лекции Что такое художественная литература. Древнейшие литературные источники
Литература вся совокупность письменных и печатных произведений того или другого народа, эпохи или всего человечества в целом; письменность,...
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconЛитература приложения модель ганнетовских газет «News 2000»
Конечно, далеко не всегда выпуск газеты или журнала, владение теле- или радиостанцией приносит прямой доход. Но выгода может быть...
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconЛитература Балакина, Т. И. Мировая художественная культура. Россия....
Общая проблема культурной эпохи: в культуре XVII в можно выделить тенденции секуляризации (обмирщения) культуры и признаки изменения...
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconПрограмма составлена на основе Государственного образовательного...
Всего недель: 4 курс (офо) 6 недель, 5 курс (офо) 7 недель; 4 курс (зфо) 6 недель
Литература о месопотамской магии (1959-2000) iconЛитература второй половины ХХ ст.» Французская литература Веркор:...
Список художественных текстов для самостоятельного прочтения по курсу «зарубежная литература второй половины ХХ ст.»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница