«Шумерские начала в Каббале», принимает предложение возглавить кафедру. Он в числе первых всерьез занялся религиозными и мистическими традициями древности, что побудило его создать акционерное общество, устав которого был полностью согласован с уставом университета, а капиталы были не слишком высоки


Название«Шумерские начала в Каббале», принимает предложение возглавить кафедру. Он в числе первых всерьез занялся религиозными и мистическими традициями древности, что побудило его создать акционерное общество, устав которого был полностью согласован с уставом университета, а капиталы были не слишком высоки
страница1/5
Дата публикации29.03.2014
Размер0.77 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5
Эмиль Фон Юнтц
Сокровенные культы
Эмиль фон Юнтц родился в 1849 году в поместье своего отца, австрийского дворянина и дипломата Лотара Фон Юнтца. Он получил прекрасное домашнее образование, как и полагается знатному человеку, но поскольку мать его умерла, когда ему было всего лишь три года, а дела отца вынуждали его отсутствовать дома большую часть времени, с самого раннего детства Эмиль в основном был предоставлен самому себе.

Проштудировав сочинения Парацельса, Василия Валентина, и прочих мистических авторов, во множестве представленных в богатейшем фамильном книжном собрании, он не мог не заинтересоваться таинственными и неведомыми силами, влияющими на судьбу Вселенной.

В возрасте двадцати лет он, блестяще сдав экзамены, поступает в Берлинский университет, на факультет философии, и, закончив его с отличием, защитив дипломную работу по теме «Шумерские начала в Каббале», принимает предложение возглавить кафедру. Он в числе первых всерьез занялся религиозными и мистическими традициями древности, что побудило его создать акционерное общество, устав которого был полностью согласован с уставом университета, а капиталы были не слишком высокими, с целью организации широкомасштабных научных исследований в египетской Долине Царей.

Экспедиция состоялась в 1878 году. Немногочисленные раскопки и беседы с местным населением позволили собрать материал, который лег в основу доклада, сделанного Фон Юнтцем в 1879 году в Берлинском географическом обществе и навсегда похоронившего его репутацию в официальных научных кругах.

Вот основные тезисы доклада:

Минимальный возраст пирамид и многих других сооружений исчисляется как минимум десятками тысяч лет, причем изначально они не использовались как гробницы — эта роль была им отведена египтянами в периоды Древнего и Среднего царства по невежеству.

Уровень развития древнеегипетской цивилизации просто не позволял воздвигнуть столь величественные строения, элементарный здравый смысл заставляет признать, что это — дело рук цивилизации более старой и могущественной.

Существует очень веские основания предполагать, что человек отнюдь не являлся единственным разумным обитателем земли на протяжении всей ее истории, и пожалуй, как бы невероятно это не прозвучало, не является таковым и сегодня.

Как и следовало предполагать, доклад вызвал уничтожающую волну обскурантизма, иронии и просто необоснованной брани и ругани. Научная карьера Фон Юнтца закончилась, но путь его к познанию только начинался.

В 1880 году он познакомился с Куртом Свенссоном, основателем Великой Черной Ложи — сильной и богатой организации, поощряющей любые исследования, направленной на поиски следов древней мудрости.

Неизвестно, был ли он посвящен в доктрину Черного Пути, но многие из его высказываний и поступков выдают в нем по крайней мере ученика.

Свенссон, во всяком случае, указал ему правильную точку приложения сил. Он утверждал, что наиболее выдающиеся открытия могут быть сделаны в малоизученных районах земного шара, из которых особо выделил четыре: Индонезия, Маршалловы острова, отдельные районы острова Мадагаскар и Центральную Америку.

15 сентября 1881 года Фон Юнтц отплыл из Сайгона на небольшом катере с командой из четырех человек, направляясь к архипелагу Сулу. Так начались его долгие странствия. Он посетил все места, указанные ему Свенссоном и многие другие. В течение следующих пятнадцати лет он ни разу не был в Европе, и возвратился только весной 1896 года.

«Сокровенные культы» — труд, который мы предлагаем вашему вниманию — был написан в течение четырех месяцев. Едва закончив рукопись, ученый стал готовится к экспедиции в Дагомею, вознамерившись доказать потрясающую гипотезу о колонизации этих мест римлянами в V веке н.э. Более того, он настаивал на том, что потомки римлян до сих пор живут в Центральной Америке, воздерживаясь от излишних контактов с внешним миром — подобно описанному в «Культах» легендарному народу Тнабс, они пересекли Атлантический океан, покинув ту самую колонию в Дагомее, следы которой Фон Юнтц во что бы то ни стало хотел обнаружить.

Эта экспедиция стала для него последней — он исчез в джунглях Нигерии в 1897 году, через год после смерти Свенссона. Тщательное расследование, проведенное новым Понтификом Ложи — Иоганном Келленхеймом, позволило установить, что последними, кто видел его, были чернокожие носильщики и единственный уцелевший в данном предприятии европеец — как видно, последний тяжело заболел и не смог продолжать путь, а первые попросту дезертировали, ибо места, в которые направлялась экспедиция, считались проклятыми.

Рукописи и дневники Фон Юнтца стали достоянием Черной Ложи в 1919 году были впервые изданы обществом иллюминатов. Перевод с немецкого N.S.T. of G.B.L.


Нисколько не сомневаясь и полностью отдавая себе отчет в том, что делаю, я намерен обрушить на человечество страшную весть, пришедшую ко мне из глубин времени, беспощадного вовсе не потому, что оно стирает с лица земли следы того, что некогда существовало, но потому что во многих случаях надежно хранит их под покровом забвения, сотканным из миллионов тонн песка и пыли, из толщи океанских вод, наконец, из непроходимой глуши и девственных дебрей, где цивилизованным людям не выжить, а племена неотесанных варваров, живущие там, казалось бы, вопреки всем законам природы, обладают тайнами, которые ужаснули бы любого естествоиспытателя, если бы он смог заслужить доверие невежественных, по его понятию, дикарей и быть допущенным к запретному плоду, произрастающему на древе познания Зла, но последнее до сих пор не удавалось никому из тех, кто по какому-то нелепому заблуждению считают себя выдающимися учеными, на самом деле являясь всего лишь толпой самодовольных выскочек, неспособных ответить на самые простые, в общем-то, вопросы.

Человеку же, открывшему свой разум для истинного познания, а не простого упорядочения материала в соответствии с принципами так называемых научных методов, нет никакой непреложной необходимости растрачивать жизнь на поиски в глубинах земли или на дне морей, в сырых джунглях и безводных пустынях, разве только он точно знает, где и, самое главное, что ему следует искать. Достаточно будет ознакомиться с покрытым пылью манускриптом, забытым в тишине архивов и библиотек, ибо ученые мужи сочли его недостойным своего внимания, выслушать рассказ полуграмотного крестьянина из ближайшей деревни, рассмотреть как следует фрески и витражи в католической церкви — как много в них содержится элементов, выходящих далеко за пределы сюжетов Евангелия и наполненных древним и зловещим смыслом.

Будучи прекрасно осведомлен о грядущих событиях, угрожающих всему роду людскому окончательной гибелью, я не испытываю никакого нервного потрясения по этому поводу и не нуждаюсь в том, чтобы верить в какой-либо лучший исход, горячо проповедуемый лживыми пастырями большинства современных религий. Более того — все, что я знаю, наполняет меня глубочайшим удовлетворением и священным трепетом перед величием Вселенной, которая не заботится о мельчайших частицах жизни, производя и уничтожая ее в огромных масштабах согласно своим собственным неистовым желаниям.

Вселенной чужды категории морали и нравственности — и в той же мере они должны быть чужды тому, кто хочет познать ее тайны. Отбросив предрассудки и суеверия, похоронив лживые человеческие чувства, я сумел постичь судьбу миров и бессмертие незамутненного интеллекта, принимающего разные обличья в потрясающей игре перевоплощений и стремящегося слиться с подлинной реальностью Зла.

Я увидел Мудрость Хаоса, скрытую во множестве мифов и легенд, уходящих корнями своими в далекую древность. История могучих и свирепых цивилизаций, населяющих землю миллионы лет назад и намного превосходящих человеческую по уровню своего развития, история их расцвета и упадка, обусловленная ужасными причинами, одна мысль о которых может свести с ума, предстала перед моими глазами.

Мне открылась великолепная и пугающая стезя магов, колдунов и чернокнижников — все они ставили правильную смерть выше бесцельной жизни, предопределенное звездами разрушение выше бессмысленного творения, подлинное знание выше слепой веры.

К несчастью, я не могу разглашать все подробности моих исследований, поскольку мне неоднократно приходилось прибегать к помощи весьма опасных персон, незаинтересованных в том, чтобы какие-либо сведения о них, не говоря уж об именах, стали достоянием общественности.

Кроме того, некий конклав крайне омерзительных типов, дерзнувших встать на защиту простых добропорядочных граждан, если не всего человечества вообще, путем утаивания, а подчас и элементарного уничтожения артефактов, могущих служить безусловным доказательством справедливости учений, причисленных ими к разряду вредных и опасных, был бы не прочь заполучить эти сведения, какового удовольствия я вовсе не намерен им доставлять.

И все же я упомяну одного замечательного человека, ставшего моим главным вдохновителем на пути поиска истины, сокрытой от посторонних глаз. Это Ричард Кавендиш, известный сегодня как Курт Свенссон, основатель «The Great Black Lodge». Созданная им организация занимается просвещением всех заинтересованных лиц в области оккультизма и магии и ведет отнюдь небезуспешную тайную войну против ярых «защитников» рода людского с повадками безжалостных, злобных и хитрых цепных псов, спущенных горсткой властолюбивых до отвращения, но при этом добродетельных хозяев.

«The Great Black Lodge» частично снабдила меня деньгами на проведение трех экспедиций — в Индонезию, на Мадагаскар и угрюмые Маршалловы Острова, и полностью взяла на себя финансовое обеспечение четвертой — в джунгли полуострова Юкатан.

То, что нам удалось обнаружить в этих экспедициях благодаря точным и скрупулезным указаниям наших покровителей, поражает воображение. Можно говорить с уверенностью, что нами открыта религия,— бывшая едва ли не всеобщей в те дни, когда, по словам современных ученых, предки человека не умели пользоваться заостренным камнем и дубиной, не говоря уж о более сложных орудиях и никакой сколько-нибудь разумной и цивилизованной жизни на земле не было. Но кто же в таком случае возводил гигантские храмы и святилища, чей возраст по многим признакам исчисляется сотнями тысяч лет? И почему дикие народы, живущие полностью изолированно в разных точках земного шара, имеют столь схожую систему верований и обрядов, тщательно оберегаемую от непосвященных, помимо примитивных анимистических представлений, легко и непринужденно выставляемых напоказ и сильно разнящихся друг от друга?

Однако, самое главное, безусловно, то, что следы разумных доисторических рас — не просто мертвые руины, и непонятные знаки, начертанные на камнях, рядом с которыми ничего не происходит. Те необъяснимые и загадочные явления, которые нам доводилось наблюдать, убедительно доказывают, что могущество древних — не пустой звук, и если сила их однажды пробудиться в полной мере, человечеству несдобровать.

Впрочем, как уже было сказано выше, многие поистине удивительные вещи находятся почти что рядом с нами, и поэтому в моей книге я рассматриваю не только добытые нами в далеких и опасных краях свидетельства, но также и сокровенные, ныне забытые всеми мифы и легенды, изложенные в блестящих трудах великих мистиков и естествоиспытателей, таких как Аббат Бартоломью и Ибн Шахаб — современник знаменитого Абд аль-Хазреда.

Что касается Востока, куда обращают свой взгляд нынешние искатели истины из своих уютных гостиных, то смею уверить всех этих спиритуалистов и прочих им подобных высокодуховных особ в полном отсутствии чего-либо представляющего интерес в этой части земного шара, кроме дешевых фокусов, производимых индийскими йогами — преимущественно, на потеху англичанам, — будь Индия свободной страной, это предприятие давно бы прекратило свое существование, лишенное щедрой финансовой поддержки падкой на всякие диковинки английской аристократии.

Иное дело — китайские церемонии почитания демонов, во многом схожие с магическими ритуалами Запада — при случае я намерен затронуть и эту тему.

На этом я завершаю краткое предисловие и перехожу к началу повествования, названного мною неброско, но точно, «Сокровенными Культами».
Глава 1

Последним из государств, подчинившим своей власти едва ли не все народы мира, была Великая Ассирийская Империя. Возникла она примерно 60 тысяч лет назад и на протяжении шестисот веков властью, данной первым ассирийским царям сверхъестественными существами и могучими чернокнижниками, безжалостно терзала Ах'хапат (современный Египет), земли Шань (Китай) и Зенд (Иран). Одна из провинций Империи называлась Земля Мот и находилась, судя по астрономическим указаниям, содержащихся в древних манускриптах, и хорошо известных людям, достаточно компетентным в этих вопросах, на территории Центральной Америки. Здесь нечему удивляться — ассирийцам даже незачем было строить корабли, способные противостоять бурям и штормам Атлантического Океана. Они могли попросту укрощать стихию, когда это было необходимо, но и в искусстве кораблестроения достигли все-таки невиданных высот.

Данная провинция в числе первых сумела стать самостоятельным государством. Это случилось 45 тысяч лет назад, и с тех пор воины и чародеи земли Мот успешно отражали натиск ассирийцев, не пожелавших смириться с таким положением дел. Помогло им в этом чудовищное наследие уцелевших атлантов (вернее, их потомков), некогда основавших здесь свою колонию, а затем изгнанных в Африку отважными воителями Желтой Расы, завладевшими этой территорией. От последних происходят Американские индейцы. Когда из-за внутренних раздоров буквально развалилось на куски Великое Желтое Царство, они не возвратились на родину и вскоре впали в состояние варварства. Им не хватало ни сил, ни умения, чтобы воспользоваться сохранившимися в этих краях диковинными вещами, прочесть и расшифровать манускрипты и письмена атлантов — разве что некоторые простейшие элементы древнего колдовства были освоены ими. Но у ассирийских завоевателей хватило опыта. Они прекрасно разобрались в наследии предшествующей расы и воспользовались им в своих целях.

Все сведения, которые я здесь излагаю, содержатся в так называемой «Каиновой летописи». Прежде чем продолжить мой рассказ, созданный на основе этого документа, я считаю своим долгом ознакомить читателя с его историей.

Как известно, в 451 г. от Р. X. гунн Аттила подошел к Вечному Городу, намереваясь взять и опустошить его. Об этой выдающейся личности историкам известно не слишком много — точная дата его рождения, например, не выяснена официальной наукой до сих пор.

Гораздо больше могут сообщить об этом адепты черного оккультизма. Они не только знают, когда родился Аттила, но также кем он в действительности был. Они говорят, что образ военного вождя, не знающего поражений — всего лишь маска сверхчеловеческого существа — инкарнации Великого Нимрода, Строителя Вавилонской Башни, одной из ипостасей того, кто в Библии назван Зверем.

Осада Вечного города стала тем самым событиям, благодаря которому в христианской литературе появился новый термин — Антихрист. Дело в том, что недвусмысленная вражда и ненависть к вере Христовой была свойственна знаменитому гунну с ранней юности. Почему же он повернул войска вспять, несмотря на то, что победа была так близка?

Ответ кроется в древнем предании угров, справедливо именующих себя потомками гуннов. Согласно преданию, сам Аттила и все его воины увидели в небе над Римом огромный крест с распятым на нем Спасителем. Пронзенный копьем, Иисус свалился с креста, который тотчас же рассыпался на куски, и, падая, Спаситель выглядел как дряхлый старик.

Созерцая эту картину, вождь гуннов изрек: «Мы выиграли битву. Его царство не устоит». Вслед за тем он отдал приказ отступить от Вечного Города, но по свидетельству очевидцев само отступление больше напоминало победное шествие, нежели позорное бегство.

Но этим старинная легенда отнюдь не исчерпывается. Рассказывают, будто бы однажды, во время затянувшейся осады некий странник в черной одежде приблизился к шатру великого полководца. Воины, находящиеся поблизости, сперва были сильно удивлены тем, что ему удалось пройти незамеченным мимо дозорных, охраняющих лагерь, но тут же, впав в ярость, ринулись к страннику, которого сочли, по всей вероятности, шпионом или наемным убийцей, но голос Аттилы: «Стойте, пусть войдет», остановил их. Воины повиновались, ибо давно подозревали, что их предводитель знается с силами
Тьмы, — надо сказать, это наполняло их гордостью — и данный визит может иметь отношение к его таинственным и страшным занятиям. Вождь гуннов строго запретил кому-либо приближаться к его шатру и вообще беспокоить его, доколе он сам не выйдет наружу — даже в случае неожиданной атаки противника.

Из шатра он вышел только через семь дней, и тотчас же приказал казнить дозорных, охраняющих лагерь с западной и восточной сторон, утверждая, что странник явился в лагерь с запада и отбыл через восточную его часть, а несчастные глупцы ничего не заметили и потому должны умереть.

Потом он позвал к себе некоего искушенного в чародействе галла, захваченного в плен во время одной из своих победоносных кампаний, исполняющего в войске обязанности лекаря и объяснил ему, что таинственный посетитель — никто иной, как Бессмертный Каин, с которым он разговаривал в шатре в течение недели, не прикасаясь ни к воде, ни к пище. Аттила повелел чародею-лекарю записать все то, о чем они говорили, что и было сделано.

Спустя четверть столетия Вечный Город пал, а церковь христова, со всех сторон осаждаемая ересями, лишилась полного единения, а через тысячу лет после Битвы Народов и вовсе раскололась на две конфессии — католическую и православную, причем первая почти без боя уступила завоеванные позиции отмежевавшимся от нее протестантам, а вторая вообще не имеет единого пастыря и состоит из многочисленных автокефалий, и если прав был Иисус, когда изрек, что ни одно царство, разделившись в себе, не устоит, то слова Аттилы можно считать сбывшимся пророчеством.

Что касается документа, известного как Галльский Свиток, род венгерских князей Камеши владеет им до сих пор. Это — люди, живущие очень замкнуто. Их нельзя встретить на светских приемах — разве что крайне редко.

Манускрипт, с которым они любезно разрешили нам ознакомиться, представляет собой настоящую библию чернокнижников. В нем излагается последовательность важнейших событий, происшедших с момента рождения земли из туманного облака, вплоть до того дня, когда столица древней ассирийской державы — город Кенеб — был стерт с лица земли нубийскими и персидскими наемниками, и в Вавилоне воцарился Меродах1, что произошло примерно двадцать тысяч лет назад.

За этим последовала всеобщая деградация человечества, предсказанная Летописью, и мы до сих пор пожинаем ее плоды, а кое-кто извлекает из этого немалую выгоду, но их конец будет столь ужасен, что для описания его не найдется слов.

Удивительная история земли Мот, прочитанная много в древнем манускрипте, окончательно утвердила меня в моих намерениях — лицом к лицу встретиться с тем, что воистину заслуживает гордого имени Запретного плода. Я твердо знал — если эта встреча состоится, последние клочья пелены невежества будут сорваны с моих глаз.

Я хотел немедленно отправиться в Центральную Америку, но знающие люди убедили меня, да и сам я вскоре понял, сколь необдуманным будет мой поступок, если, стремясь попасть в самое сердце Сокровенного, я не прикоснусь прежде к другим Его граням, более доступным взору того человека, каким я тогда был — неистово верующего, но отнюдь не знающего. Мне посоветовали начать мои исследования в других районах земного шара, где я смог бы при помощи данных мне точных инструкций обнаружить интересующие меня вещи без особого труда, и лишь потом совершить путешествие в место, называемое мистиками самими Вратами в Запредельное, что потребует наличия опыта, который я смогу приобрести в менее сложных и опасных предприятиях.

В итоге я организовал три экспедиции, и, всякий раз, по возвращении в цивилизованный мир, был уверен в том, что готов посетить Юкатан с совершенно конкретной целью, и дважды меня отговаривали, приводя неопровержимые доводы. Только в третий раз, после невероятных приключений на негостеприимных и враждебных островах Ратак, когда я стоял перед чертою, отделяющей лишь на первый взгляд разумно и справедливо устроенную Вселенную от областей чистого безумия, мое желание получило безусловную поддержку.



^ Символ власти ассирийских чернокнижников.

Его изображение мы находили десятки раз в самых неожиданных местах. Этим знаком заклинали демонов и духов Тьмы, он служил печатью, скрепляющей тайные грамоты конклава демонопоклонников, на протяжении тысячелетий бывших доверенными лицами и советниками императоров Древней Ассирии.

Впервые мне довелось видеть этот символ на небольшой каменной плите, размером два на два фута, врезанной в стену родового замка шотландского графа Мердока, Он показал мне также золотой медальон с изображением символа, найденный одним из его далеких предков в Палестине, во время крестового похода, принять участие в котором его побудило состояние крайней нужды. Когда я осведомился у графа о происхождении плиты, то услышал в ответ совсем не то что ожидал, и, признаться, сперва просто не поверил. Эта вещь была найдена вовсе не в странах Востока. Оказывается, когда в IX столетии Эшли Мак Мердок приступил к закладке фундамента, крестьяне, роющие котлован, наткнулись на руины какого-то циклопического сооружения, возведенного неведомо когда и неведомо кем. Плитами точно такого же размера из того же белого камня с желтыми прожилками были выложены остатки гигантской стены, но знак был изображен только на двух, выбитый рукой великолепного резчика, подобного которому в наши дни не сыскать, да и вообще, быть может, и вовсе не человек приложил к этому руку? Но в те дни я не мог позволить себе даже предположить такое.

Все плиты, кроме двух вышеупомянутых, были использованы при строительстве ныне не существующей церкви святого Иеронима. Говорят, будто ее разрушили по приказу местного епископа, поскольку в ней творилось то, в чем добрым христианам виделась отвратительная дьявольщина. Судьба другой плиты с выбитым на ней сигелом, кроме той, что я имел счастье наблюдать, неизвестна, хотя есть предположения, будто тот самый крестоносец, к тому времени порядком разбогатевший, взял ее с собой, направляясь в следующий поход, из которого уже не вернулся. При этом он бросил, фактически, на произвол судьбы, жену и малолетнего сына. Последний, еще не научившись говорить имел обыкновение резать свои руки острыми предметами и рисовать собственной кровью таинственные иероглифы. Возмужав, он поднаторел в черной магии и держал в постоянном страхе всю округу. Ему удалось раскрыть секрет происхождения фамилии Мердок — кое-кто из моих читателей, возможно уже догадался, в чем тут дело.

Меродах, последний император Ассирии, после падения Кенеба, построенного неподалеку от озера Ашшура (Мертвого моря), бежал из столицы и укрылся на Священном острове, который мы зовем просто-напросто Британией, в то время как в Вавилоне сел на престол узурпатор, выдававший себя за него. Подлинный правитель величайшего из государств и его приближенные под надежной охраной верных ему чернокнижников, вынуждены были преодолеть столь огромное расстояние, ибо все провинции империи, от Эфапа в Северной Африке до Хелешбе на Восточно-Европейской равнине, были охвачены неописуемой смутой и чудовищной войной, а города разрушены и непригодны для жизни. Необходимо было принять во внимание и то, что самозванец, привлекший на свою сторону некоторых жрецов, готов был преследовать бывшего императора где — угодно, если бы знал, что он жив.

И до сих пор живут на Священном острове потомки Меродаха, или Мардука, и носят фамилию своего далекого предка, со временем преобразовавшуюся в Мердок, и только случайность, которая, как полагают многие весьма сведущие люди, есть скрытая закономерность, позволила одному из них обнаружить древнейшее гнездо своего рода при возведении нового.

Современные ученые, крича и топая ногами, либо давясь смехом, спросят меня, каким образом я могу доказать связь между ассирийской культурой, возраст которой они определяют в четыре тысячелетия, и грубым варварством британских островов той далекой, по их меркам, эпохи.

Воспользуюсь одной из шумерских легенд и приведу также предание о «безумных кельтах» — тогда кажущаяся надуманной связь станет очевидной.

Первая история, извлеченная из шумерских клинописных анналов, такова2. Однажды семеро жрецов Инаны (Астарты) захотели надругаться над женщиной, жившей при святилище демонического божества Экваббу, но один из семи стал отговаривать прочих от страшного святотатства. Обвинив его в трусости, шестеро, не сговариваясь, закололи несчастного кинжалом, и пошли в храм, где расправились с вооруженной стражей и с неистовой яростью принялись за свою жертву. Когда все было кончено, они услышали ужасный голос, говорящий, что пришло время седьмого жреца совершить то, что сделали они, и увидели своего товарища входящим в храм, несомненно, восставшего из мертвых.

Говорят, что служители культа Экваббу нашли в храме безжизненные, высохшие тела семерых мужчин и одной женщины, и поместили их в каменных нишах, расположенных по периметру главного зала, в назидание всем, кто вознамериться проникнуть в святилище с нечистыми помыслами против божества.

Вторую историю я могу рассказать с упоминанием несравненно большего количества подробностей.

Это легенда о шести духах, с которыми можно заключить договор сроком на тринадцать лет, сыновьях древнейшего кельтского лесного бога IKVABE. забытого около трех тысяч лет назад. Их шестеро и первые буквы их имен составляют имя Божества: ILVAR, KNECTO. VERDELEN, ANUGES, BURBAS, EMERIC.

Явное сходство имени IKVABE сразу же бросается в глаза, но данная деталь — далеко не единственная, способная вызвать удивление, но об этом — в конце главы.

Тяжелым и трудным для восприятия средневековым языком в рукописи описываются некие события, приведшие к тому, что имя Иквабс вспомнили вновь — уже в I тысячелетии A.D.

Я не нахожу целесообразным приводить рукопись полностью — объем данного труда не позволяет сделать этого, но ограничусь пересказом и некоторыми цитатами.

Жили в одном селении во времена гибели Римской империи шестеро братьев — грабителей и разбойников, мерой чудовищных злодеяний своих они, казалось, стремятся превзойти друг друга. А звали их точно так же, как сыновей IKVABE, но не в их честь были они названы, а просто потому, что кельты давали имена своим детям в соответствии с датой рождения и некоторыми приметами и событиями, имевшими место в этот день, и никто не обратил внимания на необычную закономерность, ибо не помнил древнего и страшного имени.

Это могло быть простой случайностью, которой воспользовался Бог, но разве не в силах он был устроить все именно таким образом, недовольный тем, что народ его более ему не поклоняется?

В своей родной деревне братья никому не причиняли вреда, но не из благих побуждений, а лишь затем, чтобы всегда иметь надежное убежище на случай преследования или погони, и с этой целью щедро делились со своими соседями награбленным добром. Но в чужих деревнях они, бывало, подчистую вырезали всех мужчин, ибо в умении убивать и сражаться им не было равных, а женщин — от молодых девочек до беззубых старух насиловали и, вдоволь натешившись, опять же лишали жизни.

Случилось им однажды совершить набег на селение Уитстауэн, в землях нынешнего Лоуленда. Их последней жертвой оказалась дочь местного охотника, который в это время находился в лесу. Они надругались над нею по очереди — сперва старший, а за ним все остальные, в порядке старшинства. Как только меньший брат закончил свое грязное дело, раздался страшный голос, исходящий как будто бы со всех сторон сразу: «А теперь я позабавлюсь с ней».

Услышав голос, братья тотчас же пали замертво. В то время отец девушки вернулся домой. Глазам его предстало кошмарное зрелище. Дымящиеся остовы хижин и горы трупов на земле, и между ними он увидел тела шести иноплеменников — последнее он без труда определил по их одежде. В руке одного из них был зажат пояс его любимой дочери, вышитый драгоценными камнями, но самой девушки нигде не было. Он сразу догадался, что пришельцы и есть те самые легендарные злодеи, о которых говорили всюду, и надежда найти свою дочь живой и невредимой покинула его, а то, что он не смог найти ее тело и предать земле, усугубило его горе во сто крат. Быть может, думал он, они сожгли свою несчастную жертву, либо утопили ее в озере. Странной показалась ему смерть разбойников — на их телах не было серьезных ран. Следы звериных зубов и когтей также отсутствовали. Что же убило их? Христианские суеверия лишь слегка затронули душу охотника. И все — таки он не решился измываться над трупами тех, кто нанес ему тягчайшее оскорбление из всех возможных и ранил смертельно в самое сердце. Он выкопал семь могил — в шести из них его руками были захоронены братья, а в седьмой — все, что осталось от дочери — драгоценный пояс. Засыпав все могилы землей, он принялся оплакивать невосполнимую утрату. Злые языки говорили, будто любовь охотника к своей дочери проявлялась не только на уровне отцовских чувств. Тем проще было ему, не ведая того, исполнить предписания ритуала. Однажды ночью знакомый голос позвал его. Выйдя из хижины, он увидел стоящую на коленях, спиной к нему, обнаженную девушку. Приглядевшись внимательнее к ее волосам и фигуре, он без труда узнал ту, которую считал безвременно погибшей.Девушка сказала ему:

— Древний бог похитил меня. Но прежде эти негодяи сделали со мною то, что до сих пор я позволяла одному лишь тебе. Если хочешь отомстить, сперва возьми меня сзади, но ни в коем случае не смотри мне в лицо, ибо теперь я принадлежу Богу. Охотник повиновался, и сразу же после совокупления получил от дочери четкие инструкции. Он должен был изготовить Жезл и Барабан смерти. Затем раскопать могилы братьев, а последней — пустую могилу, предназначенную ей. Тогда девушка явится перед ним и он должен будет вновь соединиться с нею, не видя ее лица. По завершении всех следующих за этим действий злодеи воскреснут и в течение тринадцати лет будут беспрекословно повиноваться ему. Убить их нельзя, а сами они могут уничтожить кого — угодно, и нет в мире волшебства, способного остановить их.

Но когда истекут тринадцать лет и один день, они должны обрести свободу, иначе горе свершившему ритуал. Закончив свою речь, девушка исчезла, растворившись в воздухе, подобно туману.

Охотник проделал все то, о чем она сказала ему, и шестеро духов, войдя в мертвые тела разбойников, оживили их. С помощью своих неуязвимых помощников кельт, происходивший из простого рода, вскоре сделался владыкой клана, поскольку они доставляли ему золото и драгоценности, а после того как он разбогател, убирали с его пути реальных и предполагаемых соперников.

Он построил замок и, укрывшись за его стенами, предавался разнузданным оргиям. Когда время службы сыновей бога подошло к концу, хозяин то ли не захотел их отпускать, то ли просто замешкался (сведения об этом сохранились весьма противоречивые) — но в итоге он был поражен страшным недугом — из его груди и живота вырастали черные цветы и травы, издающие невыносимое зловоние, а плоды этих растений были похожи на его собственные внутренности.

Почуяв близость смерти, он велел позвать христианского священника в надежде на то, что он исцелит его своими молитвами. Но это не помогло. Единственное, к чему привел этот визит — это подробная история содеянного кельтом — предсмертная исповедь, записанная служителем церкви и ныне ставшая достоянием узкого круга ученой общественности, допущенному к пыльным книгохранилищам Оксфорда, куда посторонним вход строго воспрещен.

Теперь я перехожу к подробному описанию ритуала, составленному мной на основе рукописи.
Магический жезл

Он должен быть сделан из «светлых» пород деревьев — бука, граба или клена, непременно из цельного куска древесины. «Начальная» часть его поверхности — цилиндрическая, с нанесенной на нее винтовой линией, огибающей ее семь раз и надписью. За ней следует утолщение в виде трех колец, далее — шестиугольная призма с орнаментом на всех ее гранях, еще одно утолщение — набалдашник, затем шестиугольная призма, более короткая, нежели первая, с таким же сечением и со специальным символом, на каждой грани, и «конечная часть» в форме шестиугольной пирамиды.

Наносить надписи и знаки следует железным острием, смочив его кровью падшей женщины и семенем производящего ритуал.

К освящению приступают на закате, встав на колени, лицом к западу и положи жезл перед собой. При этом «начало» его должно смотреть на юг, а «конец» — на север.

Слова освящения звучат так;
YU USTanan everet kzamal

VAA TENTU HUS ABRUR SED IADUSHMANAN IVTAKAR ZML BACHACHER Сказав их и выдержав долгую паузу, произносят нараспев:

^ ЕКО ЕКО AZARAK EKO EKO ZOMELAK OLE OLE BARRABAS OLE OLE AZAZAS
Это — могущественное заклинание, призывающее великое Божество IKVABE. Одну из ипостасей которого римляне прозвали Цернуннос — Рогатый, увидев ее изображение в разграбленном ими святилище.

Освященный жезл необходимо завернуть в красную ткань, зарыть в землю и не появляться а этом месте до тех пор, пока не настанет день ритуала.

Надпись между витками линии состоит из букв, не относящихся ни к кельтской письменности, существование которой до сих пор не доказано, ни к какому либо из известных вариантов рунического алфавита. Повторение некоторых символов заставляет предполагать, что здесь используется некая магическая письменность, но так ли это, и если так, то каково ее происхождение, исследователям оккультизма до сих пор неизвестно.



Орнамент



Надпись
Барабан смерти.

Этот предмет используется в кульминационной стадии ритуала. Чтобы изготовить его, необходимо обтянуть кожей черного буйвола железный обруч. Кусок кожи должен быть круглым, а диаметр его — превышать диаметр обруча, но не намного. С обратной стороны Барабана нужно с помощью продетых через кожу медных колец натянуть струны из жил того же самого буйвола, так, чтобы они составили «планетарную» гептаграмму. Специфический узор изображают на поверхности Барабана особой краской. Вот способ ее приготовления:

Перемолоть между каменными жерновами кору ольхи, скорлупу яиц черного дрозда, стебли и листья сумаха;

Добавить винного уксуса и немного медной окиси (ярь) — последнюю лучше всего соскоблить с чаши или кубка, к которым прикладывались шлюхи на буйных пиршествах. Тщательно размешать и заклясть словами:



Надпись (развертка)

^ AZURAHAYA SUEN VATATIRHMED UTAPAS

Тогда паста неопределенного бурого цвета станет ярко-зеленой и может использоваться для нанесения узора.



^ Барабан смерти. «The Unseen Celts» F: 159923UTR*95382 G.B.L. Arc,
Точное соотношение компонентов неизвестно, однако автор рукописи утверждает, что их необходимо подбирать таким образом, чтобы полученная субстанция, еще не подвергнутая действию заклятия, цветом походила на человеческий кал, а по вязкости могла бы сравниться со свежим медом.

После выполнения всех вышеуказанных действий Барабан охватывают вторым обручем из древесины столетнего дуба, ничем не закрепляя его, а поэтому его разница между его диаметром и диаметром железного обруча должна быть минимальной.

Освящать данное изделие не требуется.

На этом заканчивается подготовительная часть и начинается собственно ритуал.
Разрытие могил.

Вооружившись жезлом, идите на кладбище. Выбирайте могилу под одиноким деревом, на ветвях которого когда вы придете, будет сидеть черный ворон (лучше всего — не один, а двое). Самое подходящее время — закат солнца в один из дней последней недели лунного месяца.

Раскопав могилу, возьмите жезл за самое начало цилиндрической поверхности и коснитесь набалдашником тела покойника, затем, не оглядываясь, сделайте тринадцать шагов на север от могильном ямы.

По прежнему держа жезл в руке, надобно вести себя как безумный, и чередовать безутешный плач с приступами дикого хохота, совершая при этом бессмысленные движения и размахивая жезлом.

Вскоре вы ощутите, что силы оставили вас, а душа пуста.

Совершающий ритуал, услышав зловещие звуки «А-а-а! Э-эх!», рыщет по кладбищу, как дикий зверь. Возле нужной могилы звуки становится особенно громкими. И как только она будет найдена — теперь уже не имеет значения, находится ли рядом с ней дерево и сидит ли на нем ворон — процедуру следует повторить.

После раскапывания четвертой могилы звуки превращаются в голоса, говорящие на неизвестных языках. Когда будет покончено с шестой, прикосновение к трупу означает конец первой части ритуала — отсчитывание шагов с последующим эмоциональным взрывом уже не должно иметь места.

Покиньте кладбище как можно быстрее, и захороните жезл тем же способом, как делается это после его изготовления.

Через два дня придет черед последней могилы, и если все делалось правильно, она окажется пустой.

По наступлении сумерек, съев ровно семь соцветий белены (чары, под действием которых вы находитесь, защитят вас от отравления) и семь головок снотворного мака, возвратитесь на то же самое кладбище. Не удивляйтесь, когда не обнаружите там ни малейших следов своей деятельности — они давно переместились в другую сферу. Но лишь только солнце зайдет за горизонт, вы снова увидите их. Над седьмой могилой на мгновение вспыхнет яркий голубой свет — это сигнал к тому, чтобы начать с остервенением ее раскапывать. Если там все-таки будет мертвец, он встанет на ноги и незамедлительно убьет вас. Но при благополучном исходе вы найдете в этой могиле шкатулку с монетами и драгоценностями. Не вздумайте позариться на них и попытаться унести с кладбища — вы не проживете слишком долго даже с одной этой мыслью, и если она придет к вам, гоните ее от себя, ибо неуязвимые воины смогут добыть гораздо больше.

Справившись с этим смертельно опасным искушением, вы увидите обнаженную девушку, стоящую на четвереньках, спиной к вам. Ваша задача — совокупиться с нею, не заглядывая в ее лицо, потом, опустившись на колени справа от девушки, передать ей шкатулку.

Когда она возьмет ее, вы потеряете сознание и очнётесь под утро на том же месте, опять же лишенном каких бы то ни было свидетельств страшных деяний ваших рук.

Цель первой части ритуала — окружить себя чарами, укрепляющими ваше могущество и обеспечивающему вашу защиту во время второй, заключительной части.
Вызывание и отпущение.

Формулу вызывания духов произносят на перекрестке трех дорог, после трех ударов открытой ладонью левой руки в Барабан Смерти, который ставят на правое колено, преклонив при этом левое и придерживают правой рукой. Цитируем рукопись: «Барабан звучит как вой волчицы в чаще леса, а струны из жил буйвола издают звук, похожий на треск черепов под ударами боевого топора».

NUMA NUMA STA IA YA ATU

^ ZIGNE VITRAS AGRAZABETH ULALAS HEIT

ATATUR GHEBR UTABESH NISTU YAAL NEMEZESH VIR ЕА AHS ATUKH NHE АА TS ОEА

АОТТ YAAL TBESTF UUR UTAM ZELESH NYAR VUTONMN ATOA ESFADURLIS

После произнесения формулы перед производящим вызывание должны явиться шестеро воинов в шлемах, украшенных рогами. Им немедленно следует дать какое — ни будь поручение, пусть даже самое простое, и, когда они выполнят его, отпустить тремя ударами в Барабан, но на этот раз правой ладонью, поставив его на левое колено, преклонив правое и поддерживать левой рукой. Точно так их следует отпускать всякий раз, когда они исполнят данное им поручение, а чтобы призвать их, достаточно произнести их имена в таком порядке, чтобы первые буквы имен составили имя Бога IKVABE.

По прошествии тринадцати лет и одного дня производят процедуру отпущения. В том месте, в котором духи были призваны в первый раз, разжигают костер из можжевеловых веток. Бросив туда горсть кладбищенской земли, опять же бьют в Барабан так, как это делается всякий раз, когда воинов отпускают (правой ладонью).

Помните же о печальной судьбе охотника, не сумевшего или не пожелавшего расстаться со своими замечательными помощниками.

Вот что говорится о сотрудничестве с духами в последних словах рукописи.

«Будучи призванными, они легко понимают приказания, отдаваемые им на любом языке и далее силой мысли. Их можно заставить лишить жизни до ста человек одновременно, назвав их по именам, или одного человека, вместе с теми, кто будет с ним, числом до ста, или одного человека и более, без причинения вреда их спутника, сотрапезникам и прочее, явно или скрытно, без свидетелей; украсть деньги или драгоценности, находящиеся в распоряжении определенного лица, или определенную вещь — при этом надобно хотя бы приблизительно знать, как она выглядит.

Они могут похитить вещь, охраняемую сколь угодно сильными заклятиями и наделенную чарами.

Но они не в силах доставить человека живым — только мертвым. Но, имея на службе таких могущественных существ, можно легко разрешить это затруднение — достаточно в следующий раз потребовать их принести какое-нибудь средство для воскрешения мертвецов.

Вот что можно приказывать им, единожды обратившись. Волю твою они исполнят за сутки, или за трое суток. Обращаться к ним можно на следующий день после того, как в последний раз отпустил их — это правило нельзя нарушать — только оно вместе с тем временем, которое они тратят на то, чтобы исполнить свою работу, ограничивает количество дел, возможных быть совершенными с их помощью в течении всего срока их службы.

Прибегать к изложенному мной средству дозволено только один раз в жизни, поэтому используй отпущенные тебе тринадцать лет и один день с наибольшей выгодой».

Любопытно, что в заключительном заклинании есть слова, практически позаимствованные из гимна, содержащегося в «Книге Дагона»:

^ ...ULALASH HATU... UTABESH NESTU...

Давность обеих легенд, конечно же, не соотносится со сроками бегства последнего ассирийского императора указанными в «Каиновой Летописи», но не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что они есть две ветви одного древа и происходят от одного и того же предания, не дошедшего до наших дней — таким образом, от семерых героев этого первичного эпоса, действия одного из которых разительно отличались от действий прочих, происходят в одном случае шестеро жрецов, убитых седьмым, восставшим из гроба, в другом — шестеро разбойников, но уже без седьмого героя, коего в данном варианте повествования заменяет сам бог.
  1   2   3   4   5

Похожие:

«Шумерские начала в Каббале», принимает предложение возглавить кафедру. Он в числе первых всерьез занялся религиозными и мистическими традициями древности, что побудило его создать акционерное общество, устав которого был полностью согласован с уставом университета, а капиталы были не слишком высоки iconНаиболее общими организационными структурами являются
Оао – открытое акционерное обществозао – закрытое акционерное обществоооо – общество с ограниченной ответственностьюип – индивидуальный...
«Шумерские начала в Каббале», принимает предложение возглавить кафедру. Он в числе первых всерьез занялся религиозными и мистическими традициями древности, что побудило его создать акционерное общество, устав которого был полностью согласован с уставом университета, а капиталы были не слишком высоки iconМы благодарим вас за
Воплощениями и пережитыми в там в древности лемруии и атлантиды войнами и катастрофами, был вчера полностью
«Шумерские начала в Каббале», принимает предложение возглавить кафедру. Он в числе первых всерьез занялся религиозными и мистическими традициями древности, что побудило его создать акционерное общество, устав которого был полностью согласован с уставом университета, а капиталы были не слишком высоки iconДжеймс Дашнер Исцеление смертью
Испытаний. Нашим героям обещают полностью восстановить память и рассчитывают, что они добровольно согласятся пройти последний, решающий...
«Шумерские начала в Каббале», принимает предложение возглавить кафедру. Он в числе первых всерьез занялся религиозными и мистическими традициями древности, что побудило его создать акционерное общество, устав которого был полностью согласован с уставом университета, а капиталы были не слишком высоки iconБрэгг Поль Чудо голодания поль брэгг и его книга
Одним из первых провозгласил необходимость отказа от такого стиля питания Поль Брэгг. Голос его прозвучал громко и был услышан во...
«Шумерские начала в Каббале», принимает предложение возглавить кафедру. Он в числе первых всерьез занялся религиозными и мистическими традициями древности, что побудило его создать акционерное общество, устав которого был полностью согласован с уставом университета, а капиталы были не слишком высоки iconЗакрытое Акционерное Общество «Туристическая компания «Ромашка-Тревел»

«Шумерские начала в Каббале», принимает предложение возглавить кафедру. Он в числе первых всерьез занялся религиозными и мистическими традициями древности, что побудило его создать акционерное общество, устав которого был полностью согласован с уставом университета, а капиталы были не слишком высоки iconВсе государственные, муниципальные, частные предприятия, общественные...
Вуют, например, Устав добровольного спортивного общества, Устав акционерного общества, Устав товарищества с ограниченной ответственностью...
«Шумерские начала в Каббале», принимает предложение возглавить кафедру. Он в числе первых всерьез занялся религиозными и мистическими традициями древности, что побудило его создать акционерное общество, устав которого был полностью согласован с уставом университета, а капиталы были не слишком высоки icon10 кланов ниндзя: Yami, Neko, Fue, Doragon, Hikigaeru, Hana, Kangae,...
После тяжелого боя с захватчиками поселок был освобожден. Крестьяне за спасение готовы были отдать все, что у них было. Но Zettai...
«Шумерские начала в Каббале», принимает предложение возглавить кафедру. Он в числе первых всерьез занялся религиозными и мистическими традициями древности, что побудило его создать акционерное общество, устав которого был полностью согласован с уставом университета, а капиталы были не слишком высоки iconКомпания "Юнимилк" несколько лет билась за перспективные активы с...
Мы не говорим "затраты на маркетинг",— улыбаясь, поправляет корреспондента сф марчо Куюмджиев, директор по маркетингу компании "Юнимилк".—...
«Шумерские начала в Каббале», принимает предложение возглавить кафедру. Он в числе первых всерьез занялся религиозными и мистическими традициями древности, что побудило его создать акционерное общество, устав которого был полностью согласован с уставом университета, а капиталы были не слишком высоки iconЖитие святителя Феодора, епископа Ростовского и чудотворца Суздальского
В чернигов, Белгород, Переяславль, Новгород, Владимир Волынскиий были поставлены епископы. В 990 году митрополит Михаил посвятил...
«Шумерские начала в Каббале», принимает предложение возглавить кафедру. Он в числе первых всерьез занялся религиозными и мистическими традициями древности, что побудило его создать акционерное общество, устав которого был полностью согласован с уставом университета, а капиталы были не слишком высоки icon«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!»
Во-первых, следует научиться бегать не слишком быстро, — а то вдруг догонишь! Во-вторых, требуется постичь основной принцип выживания...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница