Вадим Викторович Эрлихман Стивен Кинг Великие исторические персоны Стивен Кинг Вадим эрлихман


НазваниеВадим Викторович Эрлихман Стивен Кинг Великие исторические персоны Стивен Кинг Вадим эрлихман
страница10/18
Дата публикации17.02.2014
Размер4.02 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > История > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   18

Глава 3

^ КОРОЛЬ АЛЫЙ И КОРОЛЬ БЕЛЫЙ
1. КАК ОН ПИШЕТ
«Каждый пишет, как он дышит», – утверждал когда то поэт. Остается понять, чем дышит Кинг, когда сочиняет свои романы. Уже больше четверти века он делает это исключительно в двух местах: в бангорском особняке и на даче в Сентер Аовелле. И там, и тут все сделано по вкусу писателя – для него устроены почти одинаковые кабинеты студии на втором этаже. По стенам – полки с книгами и компакт дисками. У окна большой письменный стол с верным «макинтошем». Еще в комнате присутствуют мощная стереосистема, столик с парой кресел для гостей и большой кувшин с чаем. После аварии Кинг по требованию врачей и жены надолго бросил курить и восполнял недостаток допинга литрами холодного чая. Потом, правда, закурил снова.

Встает он без будильника, между семью и восемью часами. Выпивает стакан свежевыжатого апельсинового сока и сразу садится работать. По утрам ему, как «жаворонку», пишется лучше всего. Посреди работы обычно перехватывает пару бутербродов с тем же чаем, пьет лекарства и витамины, прописанные врачами. В «Как писать книги» он наставляет начинающих авторов: «Если можно, у вас в кабинете не должно быть телефона, и уж точно не должно быть ни телевизора, ни дурацких отвлекающих видеоигр. Если есть окно, завесьте его шторой или спустите жалюзи, разве что это окно выходит на пустую сторону. Для любого писателя, особенно для начинающего, мудро будет убрать все отвлекающие моменты».

Заканчивает труд Кинг не в определенное время, а когда написано заданное число страниц. По каким то причинам – возможно, самым суеверным – оно разное для каждой книги: «Темная половина» писалась со скоростью 20 страниц в день, «Мешок с костями» – 11. Авария свела этот результат до минимума, но потом Кинг снова разогнался до ежедневных 10–15 страниц. Легко подсчитать, что он прекращает работу в два или три часа дня. За этим следует обед, или, говоря по американски, ланч – если Кинг один, то прямо на кухне, если собралась вся семья, то в столовой. Писатель неприхотлив, ест все подряд, налегая на макароны и жареную картошку. Обычно супруги ужинают в одном из пяти шести любимых ресторанов Бангора и окрестностей – всегда в отдельном зале, чтобы не мешали зеваки. Если Кинг занят или болен, ресторанную еду привозят ему домой. Он любит пиццу и китайскую кухню, но без морепродуктов, которые слишком похожи на ненавистных ему насекомых. Пьет любые прохладительные напитки – коку, тоник, безалкогольное пиво, – но особенно любит пепси.

После ланча наступает время досуга, когда писатель читает беллетристику и между делом обдумывает будущие сюжеты. На это же время приходятся деловые звонки и визиты. Вечером, после поездки в ресторан или прогулки, Кинг смотрит телевизор или снова читает до отбоя в половине двенадцатого. Если за это время ему в голову приходит удачная идея, он наскоро фиксирует ее на бумаге черным маркером – такие лежат на видном месте во всех комнатах особняка. Писать он начинает не раньше утра – идея должна отстояться. В «Как писать книги » он признается: «Когда я начинаю работу над новой книгой, я не останавливаюсь и не замедляюсь, покуда есть силы. Если я не буду писать каждый день, персонажи у меня в мозгу прокисают – они начинают выглядеть как персонажи, а не реальные личности. Острие повествования ржавеет, я теряю ощущение хода и темпа сюжета. Хуже всего, что теряется ощущение развертывания чего то нового. Работа начинает ощущаться как работа, а для большинства писателей это первый поцелуй смерти».

В молодости Кинг, подобно другим писателям, составлял планы будущих произведений и делал синопсис романов с перечислением героев. Тогда он еще шел от идеи – последним «идейным» романом стала «Воспламеняющая взглядом». После этого исходным пунктом его творчества стал образ, на который накладывалась коллизия. Ход мыслей был примерно такой: «Какое у этого человека мерзкое лицо! Он вполне может оказаться похитителем детей. А интересно, что было бы, если бы он однажды похитил не обычного ребенка, а сына вампира? Ведь у вампиров могут быть сыновья... или даже внуки». Вот как сам Кинг описывает творческий процесс («Как писать книги»): «Сначала возникает ситуация. Потом персонажи – всегда вначале плоские и непрописанные. Когда у меня в мозгу все это утрясется, я начинаю рассказывать. Часто у меня есть представление о том, чем все должно кончиться, но я никогда не требовал от своих героев, чтобы они поступали по моему. Наоборот, я хочу, чтобы они действовали по своему. Иногда развязка бывает такой, как мне виделось. Но чаще получается такое, чего я и не ждал».

Как к Кингу приходят его сюжеты? Этот вопрос он постарался максимально затемнить. В одном из интервью говорилось: «Иногда я просто не могу вспомнить, как набрел на тот или иной роман или рассказ. В этом случае зерном вещи оказывается скорее образ, нежели идея, ментальная фотография настолько сильная, что она в конце концов вызывает к жизни характеры и события, – как ультразвуковой свисток, говорят, заставляет отозваться всех псов округи. И для меня вот что еще является истинной загадкой творчества: истории, которые появляются без предшественников, приходят сами по себе». Как уже говорилось, примерно до 1980 года романы Кинга исходили главным образом из идей, и только потом он стал доверяться зрительным образам. По его признанию, «Зеленая миля» началась с образа огромного негра, запертого в маленькой тюремной камере. «Буря столетия» тоже родилась из образа, связанного с тюрьмой, но на этот раз в камере был заперт белый человек, и не добрый, а очень злой. В интересной книжке Наоми Ипель «Сны писателей» Кинг вспоминал: «Каждый раз, когда моя мысль к нему возвращалась (за рулем машины, в кабинете окулиста или, хуже того, ночью во время бессонницы при выключенном свете), он оказывался все более страшным. Все так же сидел на нарах и не шевелился, но был каждый раз чуть страшнее. Чуть меньше похож на человека и чуть больше на... скажем, на то, что было под этой оболочкой».

Постепенно демонический образ человека в камере – Андре Линожа – окружался антуражем. Камера была в тюрьме, тюрьма – в крошечном поселке, поселок – на уединенном острове у берегов Мэна. Этот остров Кинг уже описал в романе «Долорес Клэйборн» и хорошо представлял быт и нравы его жителей. Он всегда старается писать о том, что ему известно, но это не всегда получается. Ведь он не служил в полиции, не грабил банки и даже ни разу не встречался с привидением или вампиром (о чем поклонники не перестают жалеть). Для американской литературы, помешанной на достоверности, это серьезная проблема. Поэтому Кинг старается изучать нужную литературу или расспрашивать знающих людей. Не забывая при этом оправдываться: «Говорят, что писать нужно прежде всего о том, что тебе хорошо известно. Если бы я поступал именно так, то никто бы не стал читать мои книги, поскольку все, что я знаю, довольно обыденно... Однако я могу писать об обычных вещах, наполняя их элементами выдумки».

А как же писатель отдыхает? В общем то как любой средний американец – смотрит телевизор, посещает бейсбольные матчи или ходит в кино, стараясь не пропустить ни одного, даже третьесортного, фильма ужасов. Единственное отличие от сограждан в том, что он много читает. «Как писать книги » содержит список прочитанного им за год – больше ста названий. В основном это новейшая беллетристика, но попадаются и классические вещи (естественно, англо американские). Еще Кинг слушает музыку – не только старый рок н ролл, но и новинки. Свою коллекцию пластинок он давно сменил на лазерные диски, а сейчас вместе со всеми покупает DVD. Под музыку он не только отдыхает, но и работает. В ранний «кровавый» период из его кабинета доносилось громыхание хард рока, а психологические романы принесли с собой тягучий соул. В последние годы он полюбил электронную музыку, но на дух не переносит ни диско, ни новомодный рэп.

Все фанаты Кинга знают про его увлечение мотоциклом. Автомобили он не слишком любит – немудрено, если вспомнить, что он про них понаписал. В середине 80 х, когда у него ухудшилось зрение, он почти перестал садиться за руль, пользуясь услугами Табиты или наемного шофера. Но к верному «Харлею» это не относилось – на нем Кинг готов был наматывать милю за милей. Мотоцикл он приобрел лет тридцать назад вместе с полным байкерским облачением. Правда, ездить было некогда, но раз в неделю или две он торжественно выводил «Харлей» из гаража и совершал на нем поездки в центр Бангора или просто вокруг дома. Осенью 1994 года он отправился в мотопробег по всей Америке, рекламируя роман «Бессонница». Конечно, он не ехал до самой Калифорнии – просто выходил из самолета вместе с мотоциклом, садился на него ч эффектно подъезжал к месту встречи с поклонниками. Но по Новой Англии колесил немало, пережив в пути настоящие приключения. Однажды он свалился в кювет, в другой раз попал под проливной дождь, но был спасен жившим поблизости фанатом. Увы, все это в прошлом – после аварии о «Харлее» пришлось забыть. С 2002 года Кинг пытается садиться на мотоцикл, но долго ездить не может – увечья напоминают о себе.

Сейчас год Кинга делится на три неравных части. С марта по май и с сентября по ноябрь он живет в Бангоре, плотно контактируя с окружающим миром в лице его помощников, издателей, журналистов, киношников. С декабря по февраль выезжает во Флориду, избавляя себя от промозглой мэнской зимы (кстати, его бангорский офис расположен на Флорида стрит). Там общение сводится к минимуму, но не прекращается – ведь в тропическом штате зимуют многие интересные люди, включая давнего знакомца Страуба. Самую уединенную жизнь Кинг ведет в летние месяцы в мэнском «Озерном краю», который считает своей подлинной малой родиной. Его дом стоит на краю крошечного Сентер Ловелла (население 300 человек), на улице Тертлбеклейн. Turtleback буквально переводится как «спина черепахи », и не случайно это животное играет такую роль в вымышленном мире Кинга.

Конечно, Бангор ближе к цивилизации, но в Западном Мэне Кинг чувствует себя более вольготно. Здесь он надежно укрыт от назойливых фанатов, но может общаться с обычными людьми, которых привык чувствовать героями своих романов. Он не раз говорил, что ему близок характер жителей Мэна – закрытый, неуступчивый, полный скрытого достоинства. Только такой и мог выработаться у жителей далекой северной окраины, зажатой между морем и канадской границей. Пока вся Америка стремилась на запад, они оставались на востоке, крепко держась за свои лесопилки и устричные отмели. После десятилетий бедности им принес относительное благополучие туристский бум пятидесятых, а потом штату привалила еще одна удача – Стивен Кинг. Уже много лет его считают самым знаменитым уроженцем Мэна, а запад штата все чаще называют не «Отпускландией », а «Кингландией». Здесь, среди невысоких холмов и сотен озер (говорят, их две с половиной тысячи), раскинулись городки, с которых списаны кинговские Касл Рок и Чемберлен. Их координаты подробно описаны в романах, но это очередная «обманка» Кинга – он нарочно запутал географию, чтобы желающие его найти затерялись в озерном лабиринте и сгинули без следа. Хе хе.

Впрочем, иногда кажется, что писатель скрывается не столько от приезжих, сколько от своих земляков. Им есть за что обижаться – кроме главных героев (обычно детей, женщин или стариков) прочие жители Мэна выведены в книгах писателя не слишком приглядно – эгоисты, мещане, тупые потребители, скрывающие за прочно запертыми дверями своих домов маленькие и большие грехи. В крайнем случае безнадежно ограниченные недоумки, не видящие подступающего вплотную Зла и всегда готовые ему поддаться. Но не злодеи – таких у Кинга мало, и чаще всего они приезжают в Мэн издалека. Просто люди, слабые и страдающие, которым писатель сочувствует, хоть и вынужден по очереди скармливать их монстрам. Мэнцы чувствуют это и не держат зла на своего соседа писателя, а многие и гордятся им.

К востоку от «Озерного края» стоят промышленные Портленд и Льюистон, и несет свои воды своенравная река Пенобскот, за которой начинается совсем другой Мэн. Если на западе от былых лесов остались только островки, ставшие национальными парками, то восток и север штата сплошь покрыты необозримым сосновым бором, доходящим до Полярного круга. Это край охотников и лесорубов, известный всей стране своим суровым климатом. Хотя «суровый » – понятие относительное. Мэн лежит на широте Сочи, и зима здесь не столько холодная, сколько влажная. Но бывают и снежные бураны, и морозы под двадцать градусов, а летом донимают комары – «главные мэнские птицы». Городов здесь мало, и они, как в Сибири, нанизаны на ниточки рек или прижаты к Атлантике, вернее – к путанице бухточек и островов, образующих местное побережье. Где то здесь приютились и Маленький Высокий остров – Литтл Толл из «Долорес Клэйборн » и «Бури столетия », – и Лосиный остров, где происходит действие романа «Парень из Колорадо».

Центр Восточного Мэна – Бангор, он же Дерри. Вокруг него теснятся вперемешку настоящие и выдуманные городки – Хэмпден и Хэвен, Оррингтон и Ладлоу, Ороно и Олдтаун. На полпути к Портленду находится аккуратная Огаста – столица штата, город чиновников и адвокатов, где фантазии Кинга делать нечего. В каждом из этих населенных пунктов проживает по нескольку тысяч человек, а всего в Мэне живут миллион триста тысяч – плотность населения здесь самая низкая на востоке США. Здесь шутят, что стараниями знаменитого земляка вымышленное население скоро превзойдет по численности реальное. Конечно, это преувеличение, но составленный трудолюбивыми изыскателями каталог кинговских персонажей состоит уже из двух с половиной тысяч человек – не считая вампиров, томминокеров и клоуна Пеннивайза. Любители экскурсоводы уже не раз пытались наладить туристические маршруты по местам действия романов Кинга. Но писатель неизменно пресекал такие попытки, зная, что это надолго отберет покой и у него самого, и у его земляков. Не сбылась и идея устроить в Бангоре музей кинговских монстров, с которой носился прежний мэр города. На страницах городской газеты писатель высказался вполне определенно: место такого музея не в Бангоре, а в Дерри – в вымышленном Мэне, который ни в коем случае не следует путать с настоящим. Мэра прокатили на выборах, зато у ворот писательского дома не слоняются толпы туристов, что дает ему возможность спокойно работать.

Все, кто писал о Кинге, отмечали его фантастическую работоспособность. Он якобы трудится по шесть часов в сутки ежедневно кроме двух дней в году – собственного дня рождения и четвертого июля, когда вместе с семейством ходит смотреть фейерверк. На самом деле это еще один из кинговских мифов – ведь у писателя случаются деловые поездки, встречи с читателями или просто приступы головной боли (особенно после злосчастной аварии 1999 года). К тому же по воскресеньям он всегда проводит время с близкими – ездит в кино, в ресторан или просто гуляет по городу. И все же Кинг в самом деле очень плодовит – за сорок лет им написано 53 романа, три книги non fiction и около 150 рассказов. Общий их тираж только в Штатах достиг 300 миллионов, к которым можно смело добавить еще 100–150 миллионов по всему миру. В одной России издано не меньше 30 миллионов, хотя точную цифру не назовет никто.

Все это вывело Кинга на одно из первых мест по тиражам среди худлита: впереди него только Агата Кристи (650 млн) и Шекспир (520 млн). Соответствует и доход – считается, что в год наш «передовик капиталистического труда» зарабатывает $20–30 млн с вычетом налогов. Этого с лихвой хватает на содержание трех домов, включая недавно купленный особняк во Флориде. В бангорском гараже стоят пять машин, включая «линкольн» и «ягуар» главы семьи, 12 цилиндровый «мерседес» Табиты и «порше» для мелких разъездов. У Кингов есть офис в центре Бангора, маленькая типография и конюшня. Правда, ездить верхом никто из членов семьи так и не выучился, и после инцидента 1999 года конюшню решили продать. Еще писатель владеет местными радиостанциями WZON и WKIT. Первая 90% эфира уделяет спорту – в основном любимому Кингом бейсболу (кстати, руководит ею шурин писателя Кристофер Спрюс). Вторая, музыкальная, когда то выводила писателя из себя тем, что постоянно передавала сладенькое диско. Кинг нашел радикальное решение – купил ее (сумма осталась неизвестной), и теперь не только он, но и весь Восточный Мэн слушают «современное и классическое кантри и старую классику – Раш Аимбо, Пол Харви и Кэйси Казем».

Любому писателю в работе помогает (или мешает) его семья. Кингу здесь пожаловаться не на что – домашние всегда относились к его работе со священным трепетом. К тому же выросшие дети уже давно живут отдельно, и в бангорском особняке остались только сам писатель и его жена. Наоми в 1988 году поступила в колледж при Мэнском университете, а потом и в сам университет, но жила по прежнему дома. Сор из семьи Кингов обычно не выносят, но известно, что девушка отчаянно комплексовала по поводу своей внешности – от матери ей досталась склонность к полноте, а от отца – близорукость и астигматизм. Правда, она унаследовала и их таланты: сочиняла стихи, писала в студенческую газету и даже устроила в кампусе кафе, где, как когда то Табита, сама жарила пончики. Но кавалеры все равно обходили ее стороной, из за чего Наоми нервничала и конфликтовала с родителями – отзвуки этого можно найти в рассказах Кинга. На выпускном курсе она связалась с местной общиной Унитарианской универсальной церкви – одной из многочисленных сект в стиле «нью эйдж», основанной в 1961 году.

Сегодня эта церковь, не признающая божественности Христа, имеет более 200 тысяч приверженцев, среди которых числились покойный Курт Воннегут и основатель Интернета Тим Бернерс Ли.

Скоро Кинги узнали, что их дочь отправляется в Чикаго, чтобы учиться в теологической академии секты. Летом 1997 го Наоми приехала домой, да не одна, а с подругой – немолодой худощавой негритянкой, которая просила называть себя странным именем Тандека. 50 летняя Сью Букер приняла его в 1986 году по благословению южноафриканского епископа Десмонда Туту – на языке зулу это означает «любящая». Сама она была известным социологом, публицистом и сторонницей той же секты. В 60 е Тандека Сью участвовала в движении протеста, и у Кинга с ней нашлось немало общих тем для разговора. При этом она была ярой феминисткой, и беседы с ней неизменно сводились к угнетению женщин. Чете Кингов сразу бросились в глаза чересчур нежные отношения между их дочерью и гостьей. Похоже, их обмен взглядами сделался слишком красноречивым, поскольку уже на другой день Наоми вызывающе объявила: да, она лесбиянка и выбрала Тандеку в свои спутники жизни. Родители вряд ли мечтали о такой перспективе, но им оставалось только смириться – разве Кинг в своих романах не защищал всячески права детей?

В июле 2000 года в отеле «Оприленд» в Нэшвилле члены секты отпраздновали бракосочетание «сестры Наоми» и «сестры Тандеки». Стивен и Табита посетили торжество, но их улыбки на фото выглядели довольно вымученными. Когда репортеры отловили Кинга, он ограничился кратким комментарием: «Если моя дочь счастлива, счастлив и я ». После этого Наоми с головой окунулась в работу в Унитарианской церкви, сделавшись в 2005 году ее священником. Сейчас она служит настоятелем церкви в городке Плантейшн, штат Флорида, где и живет вместе с Тандекой. Дома почти не появляется, вместо стихов сочиняет проповеди, но по прежнему считает, что они с отцом – родственные души.

Сыновья доставляют Кингам куда меньше хлопот. В школе они конечно же играли в бейсбол и, как принято в Штатах, на каникулах подрабатывали, разнося почту или подстригая газоны у соседей (и как только те им доверились после зловещего «Газонокосильщика»?). Оба пошли по стопам отца, печатаясь в школьной газете. Старший, Джо, в 1996 году поступил в Мэнский университет, где учился на юриста. Годом позже он женился на своей сокурснице Леоноре Лагранде, дочери бостонского бизнесмена. Два года спустя эта милая шатенка произвела на свет первого внука Кинга Итана, а потом и его брата Дональда. Сейчас их семья живет в Бостоне и часто в полном составе приезжает в Бангор. Еще в детстве Джо придумывал разные истории, но потом твердо решил посвятить себя юридической карьере. Однако отцовские гены взяли свое – в 2005 году он под псевдонимом Джо Хилл выпустил в свет сборник мистических рассказов «Призраки двадцатого века», заслуживший множество похвал, а в 2009 году изданный по русски в качественном переводе Е. Колосовой. С тех пор Джо написал еще три романа и несколько рассказов (два из них – совместно с отцом).

Оуэн окончил престижный колледж Вассар – когда то он был женским, но с 1990 го принимает и мужчин. Он получил степень магистра искусств в Колумбийском университете и живет в Нью Йорке с гражданской женой – молодой, но уже довольно известной романисткой Келли Браффет. Весной 2005 года он тоже выпустил книгу – сборник рассказов «Мы все замешаны в этом». Это не ужасы, а злая политическая сатира на хозяев Белого дома. Оуэн унаследовал либеральные взгляды отца, но, по его словам, «не хочет стать вторым ухудшенным изданием Стивена Кинга». Он тоже собирался взять псевдоним, но передумал – пусть лучше его отличают по стилю. После двух сборников Оуэн весной 2013 года выпустил в свет свой первый роман «Двойной сеанс». Если вспомнить, что Наоми тоже успела издать малотиражную книжечку стихов, Кингов следует признать самой пишущей семьей в Штатах. Отпрыски писателя всячески открещиваются от отцовского покровительства. Но надо признать: какого бы успеха они ни добились, он все равно останется лишь отраженным светом славы их родителя.

В 2011 году брак Кинга перешагнул 40 летнюю отметку. Сейчас его вполне можно назвать идеальным – они с Табитой понимают друг друга с полуслова и на все имеют общие взгляды. Миссис Кинг тоже писательница, издавшая восемь романов и два сборника рассказов. Часть ее произведений входит в многотомную семейную сагу, начатую в 1983 году романом «Могильщики». Несмотря на мрачные названия, ничего общего с творчеством мужа книги Табиты не имеют – это типичная женская проза, в которую, правда, подпускаются порой элементы мистики. Помимо литературы Табби увлечена благотворительностью, к которой периодически склоняет и супруга. В 1989 году Кинги пожертвовали городской библиотеке Олдтауна (напомним, что это родной город Табиты) пять тысяч книг, после чего это заведение из благодарности приняло имя «Библиотека Табиты Кинг». В 1996 году они за свой счет выстроили в Бангоре новую библиотеку стоимостью 8 млн. Кроме того, супруги делают постоянные взносы в фонды помощи бездомным и раковым больным, участвуют в других благотворительных проектах в Мэне и по всей стране.

Энергичной Табите пришлось смириться с тем, что она всю жизнь провела в тени мужа. Компенсацией для нее стали похвалы, которые Кинг расточает ей устно и письменно. После былых алкогольных эскапад он старается ничем не расстраивать супругу. Стареющим парам хорошо знакома зыбкость границы между понятиями «боится огорчить» и просто «боится». Уклад их жизни отработан годами: пока муж работает, жена пишет в своем кабинете, а потом уезжает на заседания всевозможных обществ или в университет, где она входит в попечительский совет. Вечером – совместный обед, чтение или прослушивание музыки в гостиной, а иногда прогулка по окрестностям. По утрам они по очереди (Табита просыпается раньше) занимаются в тренажерном зале и плавают в бассейне. Раньше по выходным супруги отправлялись в один из бангорских кинотеатров, теперь смотрят широкоэкранное видео у себя дома – для таких случаев готовится домашний попкорн.

У Табиты есть свои увлечения: раньше она с друзьями плавала на каноэ по лесным рекам и увлеченно собирала грибы. Теперь это в прошлом, зато занятия фотографией переросли в настоящее хобби. В 2004 году в публичной библиотеке Бангора, где Кингов принимают как родных, состоялась первая выставка работ Табиты. В поисках сенсации на нее явилось множество столичных репортеров. Но, к их великому разочарованию, на выставке не было фото из личной жизни Кингов – только пейзажи, опавшие листья, узорные ограды и другие красивости. Супруга писателя решила не нарушать неписаное табу на вынесение из семейной избы любого, даже самого невинного сора.

То же табу в сочетании с крайней занятостью мешает Кингу поддерживать тесные отношения с родственниками, которых у него довольно много. 60 летний сводный брат Дэвид Виктор Кинг уже много лет живет в городке Рочестер, штат Нью Хэмпшир, где владеет небольшим заведением по ремонту и продаже старой техники. Как известно, американцы обожают хранить дома старинные фотоаппараты, кофемолки и утюги, и поддержание их в рабочем состоянии – дело довольно выгодное. Кинг несколько раз навещал мастерскую брата, отразив впечатления о ней в романе «Оно» и повести «Солнечный пес». У Дэвида есть жена еврейско русского происхождения и трое детей, а теперь уже и внуки. Братья периодически общаются, но особой душевной близости между ними нет. К чести Дэвида надо сказать, что он много лет стойко отказывается от предложений журналистов и издателей, предлагающих любые деньги за информацию о его знаменитом родиче. Общение Кинга с родней по материнской линии свелось почти к нулю, а вот братья и сестры жены (напомним, что их восемь человек) навещают его нередко.

Особая статья – домашние животные. В семье много лет жил корги Марлоу, которого Табита подарила мужу на сорокалетие. Он умер в 2002 году, что вызвало искреннюю скорбь всех домочадцев (на похороны даже прилетел из Бостона ужасно занятый Джо Кинг). Пять лет с ними прожила сиамская кошка Перл, и Кинг даже написал рассказ об их сложных отношениях с Марлоу: «пожалуй, их следовало охарактеризовать как настороженное уважение ». Написанный в 1997 году рассказ «Теория домашних животных Л.Т.» стал одним из любимых у Кинга, и он часто выбирал его для публичных чтений. У его героя Л.Т. Девитта распался брак из за того, что собака предпочитала жену, а кошка – мужа. К другой половине семьи оба относились с ненавистью – пес блевал мужу в тапки, кошка при любом удобном случае запускала когти жене в ногу. В итоге красотка Лулу сбежала вместе с собакой.

Верный себе автор, он же рассказчик, тут же сообщает, что ее пустая машина была найдена за городом с сиденьем, залитым кровью. Причем не человечьей, а собачьей – кто то оттащил злосчастного пса в сторону и расчленил его. Не был ли это Л.Т., возненавидевший любимца жены? И не он ли заодно был страшным Человеком Топором, который в том же районе изнасиловал и разделал на куски пятерых женщин? Это остается за кадром, и читателю предлагается лишь простой вывод: «Если ваши кошка и собака ладят лучше, чем вы и ваша жена, не удивляйтесь, что как то вечером, вернувшись с работы, вы найдете дома не жену, а записку на дверце холодильника, начинающуюся словами: «Дорогой Джон...».

Помимо домашних в окружении Кинга постоянно находится немало людей. Во первых, это слуги, которые на эзоповом языке современной Америки именуются «помощниками по хозяйству ». В бангорском доме работают садовник и женщина, раз в неделю наводящая чистоту. В Сентер Ловелле есть человек, охраняющий дом и выполняющий в нем мелкий ремонт. Вот и все – гораздо меньше, чем у других звезд с их толпой охранников и визажистов. Роль охраны у Кинга выполняет электронная сигнализация, при вторжении на территорию особняка мгновенно передающая сигнал в полицию. В разгар популярности его дом охраняли служащие одной из частных фирм, но эти времена прошли. Какая то бульварная газета распустила слухи, что по ночам особняк сторожат доберманы, у которых вырезаны языки, чтобы жертва не узнала об их приближении. Узнав об этом, писатель с обычным юмором добавил: «Ага, и еще я напускаю на гостей своих вампиров». Количество прислуги в доме сведено к минимуму, поскольку Кинг с юности не может работать в присутствии посторонних.

Правда, есть люди, без которых он не в силах обойтись. Ежедневно в Бангор приходят десятки писем и сотни электронных сообщений, а после выхода очередной книги это число вырастает десятикратно. Нужно отвечать на них, а также составлять для Кинга график текущих дел, готовить для него дайджесты прессы и «болванки» ответов на вопросы журналистов. Всем этим занимается штат секретарей, которых с 1989 года возглавляет Марша Де Филиппо. Она познакомилась с Кингом за три года до этого, набив для него на компьютере роман «Глаза дракона » (напомним, что писатель приобрел свой верный «мак» только через год). Вскоре писатель расстался со своей прежней помощницей Стефани Леонард, и ее место досталось Марше. С тех пор она организует работу маленького секретарского штаба с меняющимся составом. Они отвечают на письма и звонки, обустраивают сайт www.stephenking.com и тщательно готовят выезды Кинга «в народ» – покупают билеты, бронируют места в отелях и так далее. Сама Марша решает более важные вопросы – например, кого из беспрерывно звонящих журналистов и киношников допустить к телу хозяина.

Следующая ступенька, связывающая Кинга с внешним миром, – агент. Без него, как известно, американский писатель шагу не сделает. В ведении агента находятся все юридические отношения с издательствами, СМИ, кинокомпаниями, интернет сайтами. В общем, со всеми, кто использует самого автора или его произведения для получения прибыли или в рекламных целях. Уже много лет агентом Кинга является многоопытный Ральф Вичинанца, сменивший в этой должности Кирби Макколи. Этот лысый, как колено, потомок итальянских иммигрантов с энергичностью истинного мафиозо навел порядок в делах своего подопечного. Торговля правами на издание Кинга за рубежом перешла от пяти отдельных фирм в руки агентства Вичинанцы. Внутри страны делами писателя занимается другой агент – Артур Грин, много лет проработавший его бухгалтером. Как и Макколи, Вичинанца давно стал из агента Кинга его другом, но при этом держится очень деликатно, никогда не влезая в творческие дела. Кроме Кинга он занимается делами еще трех десятков писателей и, по неофициальным данным, входит в первую десятку самых богатых литагентов США, а значит, и всего мира.

В конце цепочки, ведущей от письменного стола Кинга к читателю, стоит издательство. Долгое время это был «Викинг» – говорят, суеверный Кинг работал с ним потому, что в его название входила его собственная фамилия. Но была и более веская причина: тамошние художники и дизайнеры обложек обеспечивали его романам немалую долю успеха. В первую очередь это относится к обильно иллюстрированным «Глазам дракона» и первым томам «Темной Башни». К тому же «викинги » не дешевились – осенью 1989 года они пообещали писателю $35 млн за четыре следующих романа. Первыми двумя стали третья часть «Темной Башни» и «Необходимые вещи». Сразу после этого Кинг взялся за роман «Игра Джеральда», законченный в ноябре 1991 года. Эта вещь открыла новый период творчества писателя, отмеченный дюжиной довольно однотипных и большей частью неблестящих романов.

Сюжет «Игры» предельно прост. Преуспевающий сорокалетний юрист Джеральд Барлингейм привозит свою жену в уединенный летний домик на озере Кашвакамак в Западном Мэне. Это место они используют для сексуальных игр, изобретая все новые способы поддержать угасающую тягу друг к другу. В этот раз Джеральд приковывает руки супруги к спинке кровати, но на пике удовольствия умирает от сердечного приступа. Джейн остается совершенно беспомощной. За те несколько дней, что она проводит в бездействии, в избушку наведываются вначале одичавший пес, решивший закусить трупом Джеральда, а потом кое кто пострашнее – все тот же кинговский бука из шкафа. За это время Джейн прокручивает внутри себя всю жизнь, заново переживая свои проблемы. В итоге выясняется, что все ее комплексы восходят к насилию, которое в одиннадцать лет во время памятного жителям Мэна солнечного затмения совершил над ней родной отец.

Эта тема в то время была больной – вся Америка только о ней и говорила. Как раз тогда, в начале 90 х, бум публикаций о подлинных и мнимых случаях семейного насилия привел к принятию сразу нескольких законов о защите женщин. Кинг включился в эту кампанию – жестокость по отношению к слабым всегда была ему ненавистна. К тому же насилие в семье было благодатным материалом, позволявшим четче обрисовать психологию героев и объяснить их нестандартные поступки. Поэтому почти во всех его «психологических» романах (будем называть их так) фигурируют несчастные обиженные женщины. В крайнем случае их заменяют негры, евреи или азиаты. К концу десятилетия любовь Кинга к «угнетенным меньшинствам» немного поубавилась – стало очевидно, что они не более гуманны и терпимы, чем их бывшие угнетатели.

Но в «Игре Джеральда» увлечение либерализмом отразилось в полную силу. Героиня здесь весьма симпатична, хоть и слабовольна, зато окружающие ее мужчины – редкие мерзавцы. Так и хочется вздохнуть: «Доля ты американская, долюшка женская!» Деспота отца сменил тупой эгоист Джеральд, и даже букой в конце концов оказался обычный маньяк Реймонд Джуберт – это он, хихикая, демонстрировал скованной Джесси выкопанные им из могил драгоценности и гниющие кости. Героиня уже начала сходить с ума, в голове у нее постоянно спорили голоса – отдельные составляющие ее личности. Одной была несокрушимо здравая конформистка по кличке Хорошая Женушка, другая приняла имя ее давнишней подруги – отчаянной феминистки Рут. Приходила к ней и Тыковка – та девочка, которой когда то она была сама. Именно она дала Джесси ценный совет: разрезать руку, чтобы кровь сделала ее скользкой и позволила освободиться от наручников. Так героиня смогла спастись, но столкнулась с новой напастью – полиция не нашла в избушке на озере никаких следов маньяка и сочла ее сумасшедшей. «Было что то странное и пугающее в том, что свои умозаключения копы сделали не на основании того, что я сказала им, а просто на основании того, что я женщина ». Ей осталось одно – заняться писательством, чтобы, как когда то сам Кинг, избавиться от терзающих ее страхов.

Роман разочаровал многих поклонников – он был вялым, многословным, перегруженным психологией. Сразу после «Игры» Кинг засел за новую книгу о нелегкой женской участи. На сей раз ее героиней стала Долорес Клэйборн, пожилая жительница Маленького Высокого острова на востоке Мэна. Названный ее именем роман был закончен в феврале 1992 года и издан той же осенью. Он напоминал «Игру Джеральда » даже в деталях – ее персонаж, звероподобный фермер Джо Сент Джордж, тоже изнасиловал свою 15 летнюю дочь Селену и сделал это тем же летом 1963 го. По счастью, за Селену вступилась мать, которой давно осточертели пьянство и побои мужа. Кинг еще раз доказал свою обучаемость – если в «Игре Джеральда» женская психология изображена не слишком правдоподобно, то читатель «Долорес Клэйборн» словно воочию видит перед собой эту суровую островитянку, которую до срока состарила тяжелая жизнь. Она не жестока, но ради спасения дочери хладнокровно строит план убийства мужа. Через много лет она говорила полицейским: «Джо вовсе и не был мужчиной, он был мельничным жерновом, висевшим на моей шее. Даже хуже, потому что жернов не напивается вдрызг, а потом не приходит домой, пропитанный запахом пива, да еще горя желанием кинуть пару палок поутру. Конечно, все это еще не могло стать причиной его убийства, но для начала было вполне достаточно ». М да, сколько российских женщин могли бы повторить эти слова героини, а заодно и ее поступок!

Во время того же солнечного затмения, когда глаза всех соседей были прикованы к небу, Долорес заманила мужа к старому высохшему колодцу и столкнула в него. А когда он пытался вылезти, шарахнула по голове здоровенным камнем: «Я услышала, как щелкнула его нижняя челюсть, – как будто фарфоровая тарелка разбилась о цементный пол. А затем он исчез, падая обратно в глубь колодца, и камень последовал за ним». Так она обеспечила дочке безопасность, а сыновьям – деньги для поступления в колледж, которые Джо едва не растратил. В итоге Селена стала знаменитой писательницей, Джо младший – сенатором. Конечно же дети покинули остров, оставив мать одну. Она много лет проработала служанкой у богатой вдовы Веры Донован, которая измывалась над ней, как могла. Потом Веру парализовало, и Долорес мыла ее губкой и отстирывала ее заляпанные дерьмом простыни. Они ненавидели друг друга, одновременно испытывая глубокое внутреннее родство. Вера тоже была одинока – ее дети, сын и дочь, давно покинули дом. Роднило их и убеждение, высказанное однажды Верой: «Иногда приходится быть сукой, чтобы выжить, – сказала она. – Иногда это единственное, что еще держит женщину в этой жизни».

Только через много лет Долорес узнала, что ее хозяйка тоже убила мужа, подстроив ему автокатастрофу. Через год, тоже в катастрофе, погибли ее дети, которых она тридцать лет упорно считала живыми. Несправедливая судьба наказывает детей за грехи родителей – и отпрыски Долорес, несмотря на внешний успех, расплатились за преступление матери одиночеством. Сама она много лет мучилась угрызениями совести и тащила на себе Веру Донован как небесную кару. Когда старуха умерла, она оставила верной служанке все свое состояние – тридцать миллионов долларов. Это вызвало у полиции подозрения, и Долорес попытались обвинить в убийстве (при этом о ее подлинном преступлении никто так и не узнал). Но потом оправдали, а все полученные по завещанию деньги героиня пожертвовала детскому дому – ей они были ни к чему. Настоящей наградой для нее стало примирение с детьми, которые впервые за много лет навестили мать на Рождество.

Хотя Кинг давно двигался в направлении мейнстрима, именно «Долорес Клэйборн» стала откровением для многих его читателей. Это была добротная, без всяких ужасов, психологическая проза с глубоко прочерченными характерами не только самой Долорес, но и других персонажей. Героиня с говорящей фамилией («рожденная из праха») была совершенно земной женщиной – хотя, пожалуй, слишком уж благородной. Как и прежде, Кинг передал ей некоторые черты своей матери, в том числе ее любимые словечки, отдавая дань непреходящему чувству вины, которое с годами становилось только крепче.

В марте 1993 года писатель издал третий по счету сборник рассказов «Кошмары и сновидения». Он получился больше предыдущих – целых 22 рассказа, в основном написанных с 1985 года (когда вышел сборник «Команда скелетов») по 1992 й. Вошли сюда и три ранних рассказа – например, «Пятая четверть » была написана еще в 1972 году и опубликована в одном из мужских журналов под псевдонимом Джонни Свитен. Это детективная история о поиске карты с указанием клада, кусок которой герою завещал погибший друг. Карта разделена на четыре части, и для добычи остальных Джерри должен убить троих владеющих ими бандитов. Что он и делает – никаких проблем. В 1975 году был написан рассказ «Дом, который растет на вас» – еще одна история из жизни Касл Рока, где дряхлые старожилы собираются в магазине Брауни и рассказывают о делах давно минувших дней. В том числе и о проклятом доме Джо Ньюолла, всех жильцов которого преследовали несчастья. Дом словно питался своими хозяевами – каждый раз после завершения очередной пристройки кто то из них умирал.

Познакомившись во время поездки в Лондон с Питером Страубом, Кинг заходил к нему в гости, минуя по пути улочку Крауч Энд (Ползучий тупик). Это название восхитило писателя, и позже он сочинил историю о страшном квартале, где без следа пропадают люди. Герои американцы Лонни и Дорис, заехав в Крауч Энд, видят там много странного – зловеще скорченные дома, изуродованные дети, дымящие ямы на газонах. Лонни бесследно исчез в лабиринте улиц, исписанных именами демонов Лавкрафта – Ктулху и Шуб Ниггурата. Его жена еле вырвалась из лап кота оборотня – интересно, не слышал ли Кинг случайно про нашего кота Бегемота? «Фигура скрылась в тени двух бетонных колонн, поэтому она не могла различить ничего, кроме очертаний и двух светящихся зеленых глаз. «Сигаретка найдется, малышка?» – спросил ее сиплый грубый голос, и на нее пахнуло сырым мясом, пережаренными чипсами и чем то сладким и мерзким, как с самого дна баков с помоями». Потом Дорис опять встретились дети монстры, натравившие на нее чудовищного подземного осьминога – Того, Кто ждет. Ей едва удалось выбраться на людную улицу, которая, как выяснилось, находилась всего в сотне метров от проклятого района.

«Крауч Энд» кажется чересчур болезненным и абсурдным даже для Кинга. Недаром его действие перенесено в Европу – предполагается, что в этом диком месте может произойти все что угодно. В «американских» произведениях хаос охватывает лишь один проклятый дом. В худшем случае город, но лишь на недолгое время – упорядоченное мышление автора не может справиться с идеей тотального бардака. Тут то и выясняется, что у Кинга, как ни странно, довольно бедная фантазия. Он лишь дополняет знакомую ему реальность парой тройкой необычных и пугающих деталей, но не в силах радикально изменить ее. В этом смысле Клайв Баркер или Нейл Гейман (что характерно, англичане) куда радикальнее. Даже выдуманные миры «Темной Башни» и «Талисмана » пестрят знакомыми именами и деталями. По части персонажей выдумок тоже немного. Чаще и правдоподобнее всего Кинг изображает своих «клонов » – тинейджера из глубинки, правдоискателя студента и известного писателя с алкогольными проблемами. Из других героев живыми выглядят писательская жена, трудовая женщина с суровым характером (мать) и мудрый старик (вероятно, дедушка до впадения в маразм). Всех остальных Кинг тщательно прорисовывает только в романах. В рассказах они лишь намечены парой штрихов – к чему стараться, если через пару страниц персонажам предстоит погибнуть в пасти очередного монстра?

Как обычно, «Ночные кошмары» предваряло предисловие. На этот раз Кинг – новый Кинг девяностых – не извинялся и не объяснял, а скорее проповедовал. «Я пишу не ради денег, – в который раз провозглашал он, – и не для увеличения тиража, как искренне считают более образованные критики. Основные ценности с течением времени сохраняются, и для меня задача остается неизменной – угодить тебе, Постоянный Читатель, так, чтобы у тебя волосы встали дыбом, а если повезет, напугать так сильно, чтобы ты, ложась спать, оставил включенным свет в ванной. Дело в том, чтобы заставить тебя поверить в то, во что верю я, хотя бы на короткое время... Итак, повторяйте за мной: Я верю, что монетка может пустить под откос товарный поезд. Я верю, что в нью йоркской канализации водятся крокодилы, не говоря уже о крысах размером с лошадь. Я верю, что Санта Клаус есть, и эти ребята в красных шубах, которых мы видим на Рождество, – действительно его помощники. Я верю, что всюду вокруг нас существуют невидимые миры. Я верю, что теннисные мячики начинены смертоносным газом, и если вы их разрежете и вдохнете содержимое, то умрете. И самое главное: я верю в привидения, я верю в привидения, я верю в привидения!»

Как и в предыдущем сборнике, рассказы «Кошмаров и сновидений» делились на три группы – мелодрамы, стилизации и ужасы. Особняком стоит самый длинный рассказ «Кадиллак» Долана». Его герой, скромный учитель Робинсон, много лет следит за могущественным боссом мафии Доланом, который когда то приказал убить его жену – опасную свидетельницу. К его ненависти примешивается классовый оттенок: «Для него – великолепный пентхаус в Лас Вегасе, для меня – пустой деревянный дом. Его сопровождала вереница прекрасных женщин в мехах и вечерних платьях, тогда как моим уделом стало одиночество. Серебристо серые «кадиллаки » – для него (он сменил их четыре на протяжении этих лет) и старый «бьюик ривьера » – для меня. Его волосы приобрели цвет благородного серебра, тогда как моих вовсе не стало». По воле Кинга его герой совершает чудеса – он накачивает мускулы, устраивается в бригаду дорожных рабочих и точно рассчитывает день и час, когда Долан проедет по пустыне штата Юта и попадет в вырытую для него яму. Сначала писатель хотел, чтобы учитель вырыл яму вручную, но брат Дэвид объяснил ему, что это невозможно, – пришлось усадить героя в экскаватор и сочинить всю историю с дорожной бригадой. В итоге «кадиллак» бандита угодил в ловушку, и Робинсон засыпал его землей, предварительно сказав все, что в таких случаях говорят благородные герои вестернов.

«Ужасную» часть сборника открывает рассказ «Ночной летун». Его герой, бульварный репортер Ричард Диз из «Мертвой зоны», охотится за таинственным пилотом, убивающим людей в аэропортах Мэриленда. Пилот в итоге оказывается вампиром, ради комфорта сменившим крылья летучей мыши на собственный аэроплан. Он поймал репортера, но не убил, поскольку перед этим плотно поужинал, устроив бойню в маленьком зале ожидания. Только отнял отснятую пленку и приказал не следить больше за ним «голосом, в котором Дизу почудились древние склепы и запечатанные гробницы». Довольно банальный сюжет Кинг использовал, чтобы излить ненависть к желтой прессе. Его герой «всегда помнил, на чем зиждется успех «Биде ньюс» (одно название чего стоит!): ведра крови и километры кишок. Кроме того, там были еще снимки упитанных малышей, масса гороскопов и волшебных диет, но основной курс не ставился под сомнение. О мягких реформах, политической корректности и «языке чувств» могут говорить высоколобые интеллектуалы, а простой человек по прежнему гораздо больше интересуется массовыми убийствами и скандальными похождениями звезд».

Про вампиров и рассказ «Деда», герой которого Шеридан похищает детей для продажи их в сексуальное рабство. Одним из похищенных оказался мальчик с очень острыми зубами, который постоянно угрожает бандиту своим «дедой». Шеридан не верил ему, пока на крышу его пикапа не спланировал натуральный вампир, разорвавший ему горло одним движением большого пальца. Здесь потустороннее Зло карает малое зло этого мира, как и в рассказе «Кусачие зубы ». Его герой Хоган купил в придорожной лавке сувенир для сына – механические челюсти на ножках. Вечером, когда подобранный им на шоссе подросток попытался ограбить его, зубы внезапно ожили и обработали невезучего грабителя так, что его тело не могла опознать даже родная мать. Герой рассказа «Движущийся палец», нью йоркский бухгалтер Говард Митла, вдруг обнаружил, что из раковины в его ванной торчит человеческий палец. Никто другой, включая его жену, пальца не видит, но Митлу он буквально сводит с ума. Он пытается справиться с пальцем при помощи растворителя, потом садовых ножниц, но ничего не помогает. Явившемуся на его крики полицейскому вконец обезумевший бухгалтер задает ключевой для Кинга вопрос: «Почему с хорошими людьми иногда происходят ужасные вещи?» И сам отвечает на него: «Потому, что они могут произойти».

Действие рассказа «Знаете, они классно играют» против обыкновения происходит не в Мэне, а на другом краю Америки – в Орегоне. Супруги Кларк и Мэри Уиллингем в туристской поездке попали в не обозначенный на карте городок под названием Царство рок н ролла. Он поражал своим благолепием: «Все было настолько аккуратно и чисто, что казалось даже противным ». Многие жители городка показались гостям смутно знакомыми, и настал момент, когда они поняли: все это давно умершие нехорошей смертью рок кумиры прошлых лет. Кларк и Мэри попытались сбежать, но музыкальные зомби во главе с мэром Элвисом поймали их и заставили слушать нескончаемый концерт в городском парке. Этим им предстоит заниматься вечно... или до самой смерти, потому что из Ада рок н ролла нет выхода. Рассказ о страшной судьбе Уиллингемов Кинг завершает тем же выводом: «Это произошло не потому, что они были плохими людьми, и не потому, что старые боги наказали их; просто они заблудились в лесу, вот и все, а заблудиться в лесу может каждый».

Еще более кошмарный рассказ «Роды на дому» переносит читателей на Маленький Высокий остров, где происходило действие Долорес Клэйборн. У героини Мэдди Пейс в море погиб муж рыбак, а ей как раз подоспело время рожать. Как на грех, Землю именно в это время облучил таинственный космический объект, и от этого излучения мертвецы полезли из могил, всячески стараясь сожрать живых людей. Президента США с супругой и гостями съели прямо в Восточной гостиной Белого дома. Нечто подобное произошло и на острове, но его жители сумели дать отпор незваным гостям. Мэдди пришлось выдержать собственную битву с мужем, явившимся со дна моря. Она изрубила Джека Пейса топором ради будущего ребенка и осталась ждать родов в уверенности, что все будет хорошо. Этот рассказ был написан Кингом для сборника, задуманного его коллегами и объединенного общей темой: что было бы, если бы зомби из «Ночи живых мертвецов» захватили мир?

В рассказе «Сезон дождей» супруги Джон и Элиза Грэм (положительно, эти туповатые кинговские супруги уже начинают надоедать) заехали в городок Уиллоу в штате Мэн. Местные жители сдают им дом, но предупреждают, что на эту ночь им лучше уехать: раз в семь лет в Уиллоу идет дождь из жаб. Высокомерные гости думают, что над ними смеются, и остаются в городе, который выглядит совершенно пустым. А ночью на их дом обрушивается с неба поток черных жаб с острыми зубами. С первыми лучами солнца жабы дохнут, а потом исчезают... и от Грэмов тоже не остается ничего. «Мы предупредили их, – печально говорят местные жители. – Они сами решили остаться. Такие, как они, всегда решают остаться. Это тоже часть ритуала ». Выясняется, что заклание пары туристов на съедение жабам каким то чудесным образом обеспечивает жителям города процветание на следующие семь лет. Мотив не новый: о такой же круговой поруке горожан писали Айра Левин в «Степфордских женах » и Роберт Маккаммон в рассказе «Он постучится в вашу дверь».

Рассказ «Люди десятого часа» был написан после того, как в Штатах запретили курить в офисных зданиях. Во время визита в Бостон Кинг увидел у небоскребов служащих, которые вышли на перекур в десять утра. Возникло какое то странное сообщество – топ менеджер дружески беседовал с уборщиком, а лифтер – с секретаршей босса. Как будто все они составляли какое то тайное общество. Дальнейшее было делом техники – родилась мысль, что курильщики могут видеть монстров, которые в большом количестве заполняют офисы госслужб и крупных корпораций. Герой рассказа Пирсон тоже увидел тварь с головой летучей мыши и пастью, усыпанной треугольными зубами; по костюму он узнал своего начальника. Пять минут спустя еще одной тварью оказалась старший менеджер Сюзанна Холдинг, по которой он еще недавно вздыхал, считая красавицей. Потом на экране телевизора он увидел еще одного монстра – вице президента США.

Случившиеся рядом «люди десятого часа» объяснили ему, что таких тварей все больше и они собираются захватить Землю. По какой то случайности их видят только те, кто тщетно пытался бросить курить, то есть добропорядочные американцы. «Потому что мы единственная страна, объявившая крестовый поход против сигарет... Видимо, единственная страна, где люди искренне верят, что если они будут есть правильную пищу, принимать витамины в правильном сочетании, думать в правильном направлении и подтирать задницу правильным сортом туалетной бумаги, то они будут жить вечно и вечно сохранят половую потенцию». У пораженного ужасом Пирсона все же хватает решимости влиться в подпольную группу борцов с чудовищами. Среди них, как водится, оказывается провокатор, и партизан ликвидируют. Герой с несколькими уцелевшими спасается в товарном вагоне и основывает где то на Среднем Западе новое подполье, которое беспощадно уничтожает оккупантов. Фантастическая сага на этом бы только началась, но у Кинга иная цель, и он заканчивает рассказ на самом интересном месте, решив, что читатель достаточно напуган.

К жанру мелодрамы относится рассказ «Мой милый пони ». В нем дедушка на склоне лет учит своего внука Клайви жизни – и прежде всего правилам обращения с норовистым пони по имени Время. Сюжета в рассказе нет – только ностальгия, так близкая американцам и не вполне понятная нам, поэтичная у Брэдбери и горько ироническая у Кинга. Стоит сказать, что по авторскому замыслу малыш Клайви должен был вырасти в отпетого гангстера и стать героем романа Бахмана, который так и не был написан. В послесловии к сборнику Кинг писал: «Это был роман об убийце одиночке по имени Клайв Баннинг, которого нанимают, чтобы он собрал группу мыслящих, как и он, психопатов и убил во время свадьбы несколько видных представителей преступного мира. Баннинг со своей группой выполняет задание, превращая свадьбу в кровавую бойню. Но затем его обманывают те, кто нанял, и начинают истреблять членов группы одного за другим». Отрывок с детскими воспоминаниями Клайва был извлечен автором из начала романа – он должен был предварять историю о нападении на свадебную церемонию. В 1999 году издательство «Альфред Кнопф» выпустило «Моего милого пони» отдельной книжкой тиражом 1100 экземпляров с изысканными иллюстрациями.

Рассказ «Извините, номер верный» написан Кингом в 1993 году на основе старого сценария для Эн Би Си, не принятого к производству. Действительно, для телефильма он слишком печален. Вечером в большой семье писателя Билла Уайдермана звонит телефон, и кто то явно знакомый рыдающим голосом говорит: «Помогите!» Уайдерманы в панике начинают обзванивать и объезжать родных, но выясняют, что все в порядке. Пережитые волнения не проходят даром, и глава семьи умирает от сердечного приступа. Пять лет спустя его жена, снова вышедшая замуж, случайно набирает прежний номер, слышит голос мужа и кричит: «Помогите ему!» Только тут она понимает, что пять лет назад слышала свой собственный голос. Рассказ «Опусти голову и вперед» – не более чем репортаж с серии бейсбольных матчей, в которых в составе школьной команды играл младший сын Кинга Оуэн. Тем, кто не любит бейсбол, сказать о нем нечего. Как и о рассказе «Нищий и алмаз» – адаптации индийской притчи для американского ума.

Два рассказа сборника относятся к стилизациям. «Расследование доктора Уотсона» копирует Конан Дойла, а «Последнее расследование Амни» – калифорнийские детективы Рэймонда Чандлера. Эта история повествует о детективе Клайде Амни, который неожиданно был вырван из Лос Анджелеса 30 х годов и заброшен в Нью Йорк 90 х. Это сделал его создатель, писатель Сэмюэл Ландри, чтобы облегчить свои страдания. Его сын умер от случайного заражения СПИДом, жена покончила с собой, сам он от потрясения заболел опоясывающим лишаем и утратил способность писать. Тогда он решил влезть в шкуру созданного им детектива – вести опасную, но веселую жизнь, вволю есть и пить, заводить романы. На долю героя остались солидный банковский счет и чудеса техники, которые не слишком его порадовали. «Я выключил этот ужасный телевизор меньше чем через два часа после того, как научился им пользоваться. Меня ничуть не удивило, что Ландри захотел покинуть этот стонущий мир, перегруженный болезнями и бессмысленным насилием, – мир, в котором обнаженные женщины танцуют в витринах ночных клубов и ночь, проведенная с ними, может убить тебя». Но Клайд привык к новой жизни и даже начал учиться писательству, чтобы однажды нагрянуть к своему создателю и отомстить ему.

С фантастикой Кинг явно расставался – в сборнике есть только один рассказ этого жанра, «Конец всей этой мерзости». Он вроде бы написан в 1988 году, но по ощущениям относится к более раннему периоду, когда мир снова сполз в холодную войну после советского вторжения в Афганистан. Герой рассказа Говард Форной помогает своему гениальному брату Бобби, наделенному чертами Дэвида Кинга. Страдая от количества насилия в мире, Бобби создал лекарство, делающее людей миролюбивыми, и при помощи извержения вулкана распылил его над планетой. Оказалось, однако, что лекарство имеет побочный эффект – от него люди впадают в детство. Осознав, что они с братом погубили цивилизацию, герой убивает Бобби и записывает их историю для будущих поколений, пока не разучается писать. Этот комический вариант «Противостояния» напоминает об опасности новых изобретений – тема настолько избитая, что даже самый изобретательный ее поворот наводит скуку.

К фантастическим можно отнести и рассказ «Дом на Кленовой улице». Обычный лондонский дом, где живут четверо детей с говорящей фамилией Брэдбери, их мать и зануда отчим, вдруг начинает на глазах превращаться в космический корабль. Дети нашли таймер, отсчитывающий минуты до старта, и сумели заманить отчима в дом именно в это время. А потом с чувством выполненного долга смотрели, как он улетает в космическую даль. Американским детям отчима совершенно не жалко – он тиранил их маму, был англичанином и вдобавок профессором древней истории.

То есть занимался тем, что самому Кингу и большинству его сограждан, чья история насчитывает не более пятисот лет, представляется ненужным и как бы даже несуществующим. При этом история недавняя у Кинга предстает во всем блеске живых примет двадцатых тридцатых сороковых и так далее. Это вообще характерно для американских романов и фильмов, которые до мелочей восстанавливают быт последних поколений, а дальше лепят ошибку на ошибке – «к черту подробности!». Такая неукорененность в истории присуща вечно юной (быть может, ее лучше назвать впавшей в детство) нации, перелившей в пресловутом «плавильном котле» собственное население, а теперь рвущейся сделать то же с остальным миром.

Та же неукорененность присуща и американскому фольклору, которого, в сущности, нет. «Как же так? – воскликнут знающие люди. – А легенды техасских ковбоев и аппалачских горняков, мэнские предания о Поле Бэньяне, Братец Лис с Братцем Кроликом?» Но все это принадлежало еще непереплавленным осколкам нации и давно исчезло из обихода. Если у нас народные сказки читают дети, то в Штатах – филологи. В детстве того же Кинга, выросшего в самой что ни на есть глубинке, не было никаких Братцев Кроликов – только герои комиксов, которых будущие поколения поменяли на Симпсонов и Рональда Макдональда (он же Пеннивайз). Понятно, что его творчество выросло не на плодородной почве народной мудрости, а на гидропонике масскультуры. В этом его слабость – лишь вслепую, наудачу ему удается пробиться к глубинным пластам страха, которых легко достигает простенькая сказка (скырлы скырлы, на липовой ноге, на березовой клюке – страшнее этого вряд ли что то можно придумать). Но в этом и его сила. Взрослые посмеются над детскими сказками, а вот кошмары Кинга, поверившие алгеброй психоанализа гармонию готического романа, поразят их в самое сердце.

Весь 1993 год писатель работал над большим романом «Бессонница», посвященным проблемам еще одного «меньшинства » – стариков. Он и прежде включал пожилых людей в свои книги, но глядел на них со стороны, нередко идеализируя. Теперь ему было сорок пять, и он понимал стариков гораздо лучше, хотя идеализация не исчезла. Его герой, 78 летний житель Дерри Ральф Робертс, потерял жену, умершую от рака, и с тех пор страдает мучительной бессонницей. А тут еще милый молодой сосед Эд Дипно вдруг стал воинственным борцом против абортов и до полусмерти избил жену, посмевшую с ним не согласиться. В довершение всего в городе появились трое странных лысых коротышек в белых халатах, которых видят только Ральф и его пожилая подруга Луиза. Они носят имена древнегреческих парок (хотя те женского рода), и если Клото и Лахесис прядут нить человеческой судьбы, то мерзкий Атропос ее обрывает – вернее, обрезает большими ржавыми ножницами.

Странности возникли и с самим Ральфом – он начал видеть человеческие ауры, потом научился проходить сквозь стены. А потом двое «добрых» докторов рассказали ему, что они – посланцы Предопределения. Таким же был и «злой» Атропос, носитель случайной смерти. Теперь он взбунтовался и в союзе с загадочным Алым Королем
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   18

Похожие:

Вадим Викторович Эрлихман Стивен Кинг Великие исторические персоны Стивен Кинг Вадим эрлихман iconКинг Стивен Кинг Стивен Дом на повороте Стивен кинг дом на повороте...

Вадим Викторович Эрлихман Стивен Кинг Великие исторические персоны Стивен Кинг Вадим эрлихман iconСтивен Кинг Стивен Кинг Баллада о блуждающей пуле Пикник начался....

Вадим Викторович Эрлихман Стивен Кинг Великие исторические персоны Стивен Кинг Вадим эрлихман iconСтивен Кинг notesNote1 Стивен Кинг Дом на Кленовой улице Хотя Мелиссе...

Вадим Викторович Эрлихман Стивен Кинг Великие исторические персоны Стивен Кинг Вадим эрлихман iconСтивен Кинг Ночная смена Кинг Стивен Ночная смена Стивен кинг ночная смена
В это время он предпочитал, обычно, отсиживаться в своем офисе н попивать кофе из своего любимого электрического кофейника, который...
Вадим Викторович Эрлихман Стивен Кинг Великие исторические персоны Стивен Кинг Вадим эрлихман iconДолорес Клейборн Стивен Кинг Стивен Кинг Долорес Клейборн Моей матери Рут Пиллсбури Кинг
...
Вадим Викторович Эрлихман Стивен Кинг Великие исторические персоны Стивен Кинг Вадим эрлихман iconСтивен Кинг Кэрри Стивен Кинг Кэрри Часть первая Кровавый спорт
Сообщение из еженедельника «Энтерпрайз», г. Вестоу вер (штат Мэн), 19 августа 1966 года
Вадим Викторович Эрлихман Стивен Кинг Великие исторические персоны Стивен Кинг Вадим эрлихман iconСтивен Кинг Кэрри Стивен Кинг Кэрри Часть первая Кровавый спорт
Сообщение из еженедельника «Энтерпрайз», г. Вестоу вер (штат Мэн), 19 августа 1966 года
Вадим Викторович Эрлихман Стивен Кинг Великие исторические персоны Стивен Кинг Вадим эрлихман iconСтивен Кинг Сердца в Атлантиде Это Стивен Кинг, которого вы еще не знали
Это — жестокий психологизм и «городская сага», «гиперреализм» и «магический реализм» — одновременно. Это — история времени и пространства,...
Вадим Викторович Эрлихман Стивен Кинг Великие исторические персоны Стивен Кинг Вадим эрлихман iconСтивен Кинг Кэрри Стивен Кинг Кэрри часть первая. Кровавый спорт сообщение из еженедельника
Сообщение из еженедельника Энтерпрайз, г. Вестоу-вер (штат Мэн), 19 августа 1966 года
Вадим Викторович Эрлихман Стивен Кинг Великие исторические персоны Стивен Кинг Вадим эрлихман iconСтивен Кинг Долгая прогулка Стивен Кинг Долгая прогулка часть первая. Старт
О гигантская мрачная Голгофа, Мельница Смерти! Почему смертный обречен идти туда один, без спутников? Почему, если не по воле Дьявола...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница