Которую выбирала сама. Как сейчас


Скачать 71.53 Kb.
НазваниеКоторую выбирала сама. Как сейчас
Дата публикации23.05.2013
Размер71.53 Kb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > История > Документы
“Сегодня я хочу поговорить с тобой об омерзительных вещах.”




Я кивнул и отложил в сторону диктофон. Когда, нажимая на кнопку, откладываешь его в сторону, а не кладешь прямо перед собой, рассказчик чувствует себя комфортней. Маленький психологический трюк, не более того. Правда, с моим нынешним респондентом его можно было не использовать. Анна всегда рассказывала все спокойным, ровным голосом, не сбиваясь и не вставляя междометий. Иногда казалось, что она читает текст с листа. Впрочем, если бы это было так - я боюсь представить автора, эти листы заполнявшего.

Мы встречались в небольшом ночном кафе каждый понедельник, около пяти утра. Она садилась, чуток подбоченившись и клала голову на руку, с видом скорее надменным, чем усталым. Потом внимательно смотрела мне в глаза полминуты. Только потом она здоровалась, будто прекратив сканировать меня взглядом. Закуривала, откидывалась на диване и начинала говорить на тему, которую выбирала сама. Как сейчас.
-Ты когда-нибудь чувствовал себя мартышкой в клетке, на которую пялятся проходящие мимо посетители? Или дрессированным медведем, пляшущим за смятую бумажку, падающую в шляпу? Так вот, им повезло. Потому что ни с кем обращаться так мерзко, как с себе подобными, люди не умеют. Я девушка, я знаю.
Она часто это говорила. Она действительно была девушкой, отражением этого слова без всякой ряби. Хотя, собирая все её истории вместе, не верится, что это благоухающее духами и светящееся чистой кожей существо и персонаж, который вырисовывался на страницах транскрибированных интервью были одним и тем же. Только еле заметные паузы и колебания в её поставленной речи, замечаемые после десятого прослушивания одного отрезка записи, да иногда вспыхивающее видение из прошлого, пробегающее по её скрытому линзой очередного цвета зрачку выдавали в ней и персонажа, и автора.
Я был не более, чем стенографистом, и поэтому надел свою самую чистую рубашку, скромный пиджак и слушал, пытаясь не пропустить и придыхания из её речи. Сам задавать вопросы я уже давно перестал. Она была из тех рассказчиков, которые разрешают тебя спрашивать сами, по логике истории. Поэтому я молчал и слушал.
-Да, это было год назад, я там работала. Как раз у них ушла девочка - подхватила какую-то заразу от парня, который очень ей интересовался и сочувствовал. Ненавижу таких. А так да, странное было местечко. Знаешь, раньше ведь, когда еще не было интернета и прочих радостей, были такие кабинки, в подпольных порнокинотеатрах, например. Человек проходил в комнату со стеклом, как в фильмах про полицейских - с его стороны это было стекло, а с обратной - зеркало. Там на стуле, или у шеста, сидела голая девушка и развлекала его за деньги, которые клиент передавал через специальный отсек в стене. Чисто и красиво. Мужик не раздражал девушку, танцевавшую как-бы для себя, или пихавшую в себя игрушки, а он, в свою очередь, отстреливал свое на стекло, не стесняясь пузика и потной морды, вытирал руки салфеточкой и шел пить с коллегами-шоферами в соседнее заведение.

Так вот, прости меня за экскурс. Я к тому, что времена меняются, а развлечения - нисколечко. Появились веб-камеры и что, ты думаешь, люди начали первым делом с ними вытворять? Конечно, звонить родным на другой конец света. Дергаться, дрочить, извиваться, просить показать давно всем известные части тела и так далее, и тому подобное. А потом очень быстро - зарабатывать на этом деньги, что через пару лет привело обратно к старым, проверенным методам - те же кабинки, те же заляпанные салфетки, только вместо стекла - монитор.

Туда я и пошла. Забавное было местечко, и странное, как я уже говорила. У нас такие штуки, как и практически все, появилось позже, чем в Америке, приехало из Америки и развито хуже, чем там. Кто-то скажет, особенности культуры, а я скажу - банальное распиздяйство. Ой, ничего, что я ругаюсь?
Анна постоянно об этом спрашивала, скорее для себя, чем ради ответа - я каждый раз говорил, что запись только для меня и я сделаю цезуру, если вдруг случится публикация. Делала это она скорее из автоматической внутренней культурности, которая заставляет нас извинятся, когда толкнешь кого-то на улице или желать здоровья незнакомому человеку, чихнувшему рядом.
-На чем я? Ах да, просто никто у нас за дело нормально взяться не может. Ни моделей отобрать, ни клиентам комфорт устроить, ни рекламу запустить. А спрос-то везде одинаковый - 100% засранцев, у которых хоть раз была поллюция и есть интернет. Но тебе это навряд ли интересно, это профессиональное. Да и я там покрутилась недолго. Так вот, пришла я туда, в офис. Встречает меня такой типчик, в рубашке, при галстуке, волосы сальные, болтает быстро, лыбится - в общем, сутер их местный, только комнатного пошиба. Я его про себя назвала “Дусиком”, так что пусть будет Дусик. Тебе же все равно имена не нужны?

Вот этот Дусик меня и проводит в комнатку. Там розовые обои, да такие, что радугой тошнить начнет через минуту, диван-кровать с едким душком пота и на комодике батарея из фаллосов всех цветов и видов. Перед диваном, на журнальном столике шведского дерева - ноут с прикрученной камерой сверху. Все. Дусик начал расписывать, какая я милая, как у меня все будет хорошо, как тут прикольно девчонкам работать и как им нравится, что прекрасные возможности... в общем, гадил мне в уши бы еще час. Обожаю таких уродцев, на самом деле, просто сил нет. Таким нормальная баба одной фразой и взглядом жиденький хребет может сломать, вот они мозги и пудрят Дусенькам и Машенькам, недовольным своим НИИ перекладных бумажек.

Когда я прервала его простым взрослым вопросом о деньгах, выглядело это, как каблуком на яйца наступить. Он начал менять тему, сюсюкать что-то про “много” и “у тебя проблем не будет”, так что форму оплаты я из него еще полчаса вытрясти не могла. А в итоге - копейки за вертение всеми достоинствами и диванную акробатику, и то эти копейки – за счет чаевых хитростей, о которых я тебе рассказывала раньше.
Я невольно поежился. Вспомнил, что она рассказывала раньше. А предыдущие предрассветные посиделки раскрывали гораздо менее невинные времена из её жизни. На прошлой неделе она рассказывала о годе, когда работала стриптизершей. Она говорила, что была лучшей в заведениях элитного уровня, и я склонен ей верить. Анна была ходячим справочникам по деньгам, зарабатываемым полуулыбками, взглядами и еле заметными жестами. “Обещания рая” так она это называла. Хореографическая техника, которой позавидуют балерины, построенная на нетерпеливой похоти одних и алчном лицемерии других. Фламенко для очень богатых и одиноких свиней. Так это хотелось назвать мне. Впрочем, я стал почти уважать посетителей таких безобидных мест, как стриптиз-бары после подробных, почти хирургических описаний, которыми она меня снабжала весь предыдущий месяц, рассказывая о работе в эскорт-сервисе. Диктофон ложился на стол, неизменная сигарета вставала в мундштук и целый час я слушал. Кто заказывает. Чего хотят. Как хотят. Какие деньги. Как делают. Подробности и несколько примеров. Все спокойным, ровным голосом, без намека на личное отношение. Она превращалась в говорящую куклу с фарфоровой кожей, проигрывающую вшитую запись. Наверное, ей так было легче. Хотя, смотря на её непроницаемо красивое лицо, я ничего не мог сказать наверняка. Я не знал ни её настоящего имени, ни возраста, ни даже цвета глаз.

В первую нашу встречу, когда я просил рассказать немного о себе, она довольно бойко рассказывала свою историю до окончания школы. Потом её тон резко изменился на кукольный, она пропустила, очевидно, пару лет из описания и просто перечислила по названиям места работы. Уже который понедельник мы встречались в пустом кафе с дремлющей официанткой за стойкой бара и она рассказывала мне о каждом из них. Внятный рассказ, подробный, исчерпывающий - бесценный материал, страшная сказка.

Сейчас её речь снова изменилась. Она со скучающим видом механически рассказывала о клиентах, системе оплаты, чужих фантазиях и слюне, пролитой на клавиатуру в другом конце земного шара. Когда-то я имел неосторожность спросить, почему она, неглупая, красивая женщина, занимается всем этим. “Неужели тебе это нравится?” спросил я. Самый глупый вопрос, задаваемый разве что девственником в борделе. После него она замолчала на минуту, посмотрела на меня, как на незнакомца и хотела уже что-то сказать, но покачала головой, неестественно улыбнулась себе под нос и спросила, хитро глядя из под рыжей челки: “А тебе?”. “Это моя работа” ответил я, не задумываясь. Она засмеялась, на этот раз честно и откинувшись на диван “Профессор, ты ответил за меня.”

Тему я выбрал сам, и она меня интересовала - но процесс работы в поле, сбор материала - здесь я вел себя, как ученый, и только - отвлеченно, наблюдая, записывая и анализируя. После этого неловкого вопроса я понял, что её подход не так далек от моего. Она тоже это поняла. Тогда Анна и предложила встречаться на исходе каждой воскресной ночи, чтобы помогать мне с материалом. Безразличие, помноженное на навык, дает в результате чистый профессионализм. В ущерб всему человеческому, конечно.

Когда она замолкла, ответив на пару моих уточняющих вопросов, за витриной кафе уже занималось утро. Бодрящиеся студенты, хмурые мужчины с портфелями, причесанные девушки выходили из домов и спешили кто куда, в основном - не туда, куда хочется.

Официантка, дремавшая за стойкой, очнулась и, посмотрев на нас, оправила передник и подошла, с еще не проснувшейся вежливостью спросив, можно ли нас рассчитать. Я забрал диктофон со стола, сделал последний глоток остывшего кофе и положил деньги в счет. Анна резко встала, подмигнула мне и ушла в дамскую комнату. Я вышел на улицу и прислонился к стене. Весь день я проведу, слушая её голос, рассказывающий о бытовых, скучных фантазиях неверных мужей, неудачливых любовников, старых импотентов, с которых она и подобные ей имеют свой хлеб. Вечный танец похоти одних и алчности других.

Это была наша последняя встреча. Сейчас она собиралась уехать отдыхать в Европу, на скопленные деньги, и там найти себе богатого иностранца. Она была уверена, что так произойдет. Я и не сомневался. Оставался только один вопрос: зачем ей нужен был я, слушающий эти истории, записывающий их под псевдоним “респондент №”, задающий вопросы? Может, это была исповедь, способ закрыть страницу, рассказав все, от начала и до конца? То есть то, что не хочется увозить в багаже с собой в Италию, или Испанию, или еще куда. Она же не просто так тратила в начале каждой недели по несколько часов в этом маленьком кафе?

От размышлений меня отвлекла легкая рука, легшая мне на плечо. Она стояла на ступеньке перед дверью, смотря мне прямо в глаза. В туалете она зачем-то сняла линзы. Голубые. Очень внимательный взгляд заставил во мне что-то содрогнутся. Анна, почувствовав это, ухмыльнулась и потрепала меня по щеке. “Ты - мой лучший клиент, Профессор. И, можешь гордиться - последний.” Пока я не успел придумать подобающий ответ, она чуть слышно поцеловала меня в лоб и развернулась, уверенной походкой направившись вдоль по улице. Вскоре она скрылась за поворотом, нырнув в утреннюю толпу. Я усмехнулся.

Как и всем пугливым, потеющим мужчинам с мятыми бумажками в руках, она дала мне свое “обещание рая”. Одно из них, заключенное в голосе, иногда делающем еле заметные придыхания, было намотано на магнитную ленту и лежало в моем правом кармане.

Похожие:

Которую выбирала сама. Как сейчас iconАлександр Юринссон «Эдгар По. Стихотворени. Проза»
Лиссабоне, о чуме в Лондоне, о Варфоломеевской ночи или о том, как в калькуттской Черной Яме задохнулись сто двадцать три узника....
Которую выбирала сама. Как сейчас iconЕвгений Шварц Рассеянный волшебник
Хорошего человека она пустит в дом, поговорит с ним, да еще споет ему песенку, как настоящая птичка. А плохого прогонит, да еще залает...
Которую выбирала сама. Как сейчас iconУвалень сенбернар, преследуя кролика, забирается в нору. А в ней...
Маленький мальчик видит, как сама по себе отворяется дверца шкафа, из темноты на него глядят пышущие пламенем глаза…
Которую выбирала сама. Как сейчас iconТони Бьюзен Как безошибочно запомнить до 10 тысяч наименований Усовершенствуйте Свою Память Об
Тони Бьюзен, известный своим «титулом» — господин Па­мять, — один во всем мире обладает знаниями, необходимыми, чтобы написать книгу,...
Которую выбирала сама. Как сейчас iconСофи Кинселла Минни шопоголик
Однако организация вечеринки оказалась делом тяжким и неблагодарным. Все у Бекки идет наперекосяк, и кажется, что уж в этот раз ей...
Которую выбирала сама. Как сейчас iconУважаемые коллеги!
Сейчас нет времени рассуждать о действиях Министерства образовании и науки рф, которые можно в целом оценить как губительные для...
Которую выбирала сама. Как сейчас iconПредисловие «Человек, который делает свою работу силами других людей»
Переиначим определение менеджера: любой человек, пытающийся «делать свои дела своими собственными силами» имеет меньше шансов преуспеть,...
Которую выбирала сама. Как сейчас iconСолнечная революция
Насколько возможен реальный синтез Православия и Коммунизма, о котором у нас сейчас так много говорят, и на который так многие надеются,...
Которую выбирала сама. Как сейчас iconЗдравствуйте! Можно взять у Вас интервью?
Раньше было лучше, потому что свобода была. Не было забора, всё просвечивалось, тут Фонтанка, там – Лебяжья канавка… Но, конечно,...
Которую выбирала сама. Как сейчас iconАлекс Престон Кровоточащий город
Чарли нет работы, нет денег, он делит крышу с лучшим другом и девушкой, в которую влюблен, но которая сама по себе. И все же однажды...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница