Системная история международных отношений


НазваниеСистемная история международных отношений
страница2/58
Дата публикации08.11.2013
Размер8.06 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   58
Раздел I. СТАНОВЛЕНИЕ МНОГОПОЛЯРНОЙ СТРУКТУРЫ МИРА ПОСЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ



Глава 1. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ЗАВЕРШАЮЩЕМ ЭТАПЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ (1917 - 1918)



      Завершающий этап мировой войны характеризовался тремя основополагающими чертами. Во-первых, по обе стороны линии фронта отчетливо ощущались признаки экономического истощения. Материально-технические, финансовые и людские ресурсы воюющих сторон были на пределе. Это прежде всего касалось России и Германии как стран, наиболее интенсивно расходовавших свои жизненные ресурсы в ходе боевых действий.

      Во-вторых, и в Антанте, и в австро-германском блоке имелись достаточно серьезные настроения в пользу прекращения войны. Это создавало реальную возможность попыток заключения сепаратного мира в той или другой конфигурации. Проблема разрушения единого союзного фронта стояла настолько остро, что 23 августа (5 сентября) 1914 г. Франция, Великобритания и Россия подписали в Лондоне специальное Соглашение о незаключение сепаратного мира, которое было дополнено там же 17 (30) ноября 1915 г. еще и отдельной Декларацией союзных держав, включая Италию и Японию, о незаключении сепаратного мира. Но и после этого удержание империи Романовых в войне оставалось важнейшей международно-политической задачей блока противников Германии, поскольку - это было очевидно - без поддержки России одни только западноевропейские участники антигерманского альянса были не в состоянии обеспечить себя необходимое военно-силовое преимущество над Четверным союзом.

      В-третьих, в России, а отчасти в Германии и Австро-Венгрии, в ходе мировой войны произошло резкое обострение общественно-политической ситуации. Под влиянием военных трудностей трудящиеся классы, национальные меньшинства, а также значительная часть элитных слоев выступали и против войны вообще, и против собственных правительств, которые демонстрировали несостоятельность в вопросе достижения военной победы. Рост антиправительственных настроений в этих странах существенно воздействовал на их внешнюю политику и общую международную обстановку. Война оказывалась непосильным беременем для экономик и общественно-политических систем воюющих сторон. Их правящие круги явно недооценивали опасность социальных взрывов.

^ 1. Стратегическая ситуация и соотношение сил в мире к началу 1917 г.

      Несмотря на огромные усилия и жертвы, которые в течение двух с половиной лет кровопролитных сражений на фронтах Европы, Азии и Африки были принесены на алтарь победы народами двух противостоявших коалиций, зимой 1916-1917 гг. перспективы окончания войны казались современникам еще довольно неясными. Антанта, основу которой составлял военный альянс пяти ведущих держав - России, Франции, Великобритании, Италии и Японии в живой силе и материально-техническом обеспечении несомненно превосходила блок Центральных держав в составе Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии. Но это превосходство до определенной степени компенсировалось обширными территориальными захватами австро-германского блока, бесперебойным функционированием системы транспортных коммуникаций и лучшей координацией совместных действий внутри Четверного союза.

      Серия межсоюзнических конференций, проведенных членами антантовской коалиции в 1915-1916 гг., позволила качественно улучшить взаимодействие Петрограда, Парижа и Лондона для полного разгрома империи кайзера Вильгельма II и его союзников. Однако противоречия между ведущими участниками антигерманского блока, которые выявились еще в начальный период мировой войны и были связаны с внешнеполитическими программами каждой из стран-союзниц, продолжали оказывать негативное воздействие на укрепление рядов Антанты.

^ 2. Противоречия в рядах Антанты

      Эти противоречия вызывались столкновением требований каждой из держав Антанты к странам Четверного союза в виде территориальных приобретений (аннексий) для себя и патронируемых малых европейских государств (Бельгии, Дании, Сербии), обеспечения различных торгово-экономических выгод и получения компенсации за причиненный ущерб (контрибуций) с побежденного противника. Например, внешнеполитическая программа-максимум императорского правительства России предусматривала "исправление" российских границы в Восточной Пруссии и Галиции, установление контроля над Черноморскими проливами, объединение всех польских земель, включая их германские и австро-венгерские части, под скипетром династии Романовых, аннексию населенных армянами и отчасти курдами областей азиатской Турции, а также существенное расширение территории Сербии за счет Австро-Венгрии, возвращение Франции Эльзаса и Лотарингии, а Дании - Шлезвига и Гольштинии. Это по сути предполагало раздробление империи Гогенцоллернов, уменьшение Германии до масштабов прежней Пруссии и возвращение к карте Европы середины XIX в.

      Полагаясь на поддержку Парижа в деле кардинального ослабления Германии, русская дипломатия, однако, сталкивалась в этом вопросе с более чем осторожной позицией Лондона, который прежде всего стремился к ликвидации морского могущества кайзеровского рейха и, следовательно, к уничтожению германского флота и разделу германских колоний в Африке и Азии. Что же касается Европы, то британцы предполагали присоединить прирейнские области Германии к Бельгии или Люксембургу, а отнюдь не к своему союзнику Франции. В то же время прохладное отношение Парижа к планам захвата Россией Босфора и Дарданеллов, ставшее неприятным сюрпризом для царской дипломатии на начальном этапе войны, уравновешивалось принципиальным согласием Лондона на реализацию этой "русской исторической задачи", которого неожиданно легко добился от британского правительства министр иностранных дел России С.Д.Сазонов в марте 1915 г.

      Явными были разногласия Лондона и Парижа в вопросе левого берега Рейна. Франция требовала как минимум создания там буферной зоны под своим неограниченным влиянием, а Великобритания полагала, что такое решение приведет к неоправданно чрезмерному ослаблению Германии и позволит Парижу претендовать на гегемонию на материке. В такой ситуации к концу войны между Россией и Францией сложился неформальный блок, скрепленный 1(14) февраля и 26 февраля (11 марта) 1917 г. обменом письмами между Петроградом и Парижем. В соответствии с конфиденциальной договоренностью обе державы обещали друг другу взаимную поддержку в вопросах установления своих будущих границ с Германией, не информируя об этом Лондон.

      Довольно значительными оказались и разногласия между Великобританией, Францией и Россией относительно послевоенного урегулирования на Ближнем и Дальнем Востоке. Речь шла о принципах раздела "турецкого наследства" и судьбе германских владений в Китае, попавших в руки Японии. В отношении первой проблемы Россию и Великобританию беспокоили чрезмерные территориальные притязания французов в Сирии, а второй - японцев в Китае. Кроме того, лондонский кабинет в отличие от парижского подозрительно отнесся к оформлению русско-японского военно-политического союза 20 июня (3 июля) 1916 г., справедливо видя в нем средство принизить значение японо-британского союза 1902 г., который был одной из опор политики Великобритании в Восточной Азии.

      По проблеме населенных арабами территорий Оттоманской империи Лондон и Париж с трудом достигли договоренности о разграничении интересов только к маю 1916 г. (соглашение Сайкс - Пико, по именам британского делегата на переговорах Марка Сайкса и французского - Жоржа Пико). За Россией при этом обе державы признавали право на Турецкую Армению как компенсацию за ее согласие с условиями франко-британского раздела.

      Рассчитывали на территориальные приобретения из фрагментов австро-венгерских владений и Италия с Румынией, которые после долгих расчетов сочли более выгодным для себя примкнуть к Антанте.

      И все же на конференциях представителей союзных армий сначала в Шантильи (ноябрь 1916 г.), а затем в Петрограде (январь-февраль 1917 г.) царил дух оптимизма. Ни нараставшая усталость широких масс от жертв и лишений войны, ни расширявшаяся деятельность пацифистов и крайне левых организаций, вызвавшая в 1916 г. первые антиправительственные выступления на территории держав "Сердечного Согласия", ни подъем национально-освободительной борьбы в колониях не могли "испортить настроение" лидерам Антанты, которые приняли решение о начале общего наступления на всех фронтах весной 1917 г., имея 425 дивизий против 331 дивизии неприятеля. Характерно высказывание российского императора Николая II, сделанное в беседе с одним из губернаторов всего лишь за месяц до Февральской революции: "В военном отношении мы сильнее, чем когда-либо. Скоро, весной, будет наступление, и я верю, что Бог даст нам победу..."

^ 3. Попытки поворота к мирному урегулированию

      Определенные надежды Петрограда, Парижа и Лондона на достижение решающего перелома в войне связывались также с поступавшими сведениями о хозяйственном истощении Германии и Австро-Венгрии, правящие круги которых в декабре 1916 г. выступили с предложением о мирных переговорах. При этом ими учитывалось реальное положение дел на фронтах к этому времени. Берлин и Вена предполагали вести диалог со своими противниками на основе признания территориальных захватов Центральных держав, способных положить начало практической реализации планов пангерманистов по созданию среднеевропейского политического и экономического союза под эгидой Германии. К этому добавлялись требования об установлении новой границы с Россией, германской опеки над Бельгией и предоставлении Германии новых колоний.

      Надо сказать, что взаимными дипломатическими зондажами и демаршами членов противоборствовавших блоков были отмечены все годы войны. При этом успехи или неудачи на фронтах, как правило, активизировали усилия "творцов кабинетной дипломатии" с обеих сторон, стремившихся привлечь в свой лагерь "свежие" государства. Так, именно в результате сложного закулисного торга Италия (в 1915) и Румыния (в 1916) присоединились к Антанте, а Турция (в октябре 1914) и Болгария (в 1915) - к блоку Центральных держав.

      В декабре 1916 г. ситуация как будто благоприятствовала маневру кайзеровской дипломатии. После разгрома Сербии и Румынии Балканский полуостров оказался под контролем Четверного союза, что открывало для германских армий путь на Ближний Восток. В странах Антанты обострился продовольственный кризис, вызванный неурожаем и перерывами в снабжении метрополий колониальным сырьем. С другой стороны, сдержанное отношение Великобритании и Франции к попыткам США навязать европейцам собственное видение целей и задач войны, основанное на отказе от концепции "баланса сил" и признании в качестве критериев международного порядка демократии, коллективной безопасности и самоопределения наций (нота президента США Вудро Вильсона от 18 декабря 1916 г.), позволяло Берлину использовать патовую ситуацию на французском и русском фронтах в собственных, хотя бы и пропагандистских, целях.

      Таким образом, в декабре 1916 г. члены Антанты, только что согласовавшие широкие наступательные планы, были поставлены перед необходимостью дать адекватный ответ на мирные инициативы не только Германии, но и США. Если в отношении Берлина союзники сделали акцент на разоблачении лицемерия кайзеровской дипломатии, то в обращении к президенту США подчеркивалось единодушное стремление антигерманской коалиции реорганизовать Европу по принципу национального самоопределения и права народов на свободное экономическое развитие, основой для которого должен был стать разгром Центральных держав. "Мир не может быть прочен, если он не будет основан на победе союзников", - суммировал позицию членов Антанты лорд Артур Бальфур, сменивший как раз в это время на посту главы внешнеполитического ведомства Великобритании Эдварда Грея.

^ 4. Февральская революция в России и изменение международной обстановки

      Два важнейших события этого года явились, пожалуй, решающими факторами кардинальной трансформации миропорядка, получившего свое юридическое обоснование в документах Парижской конференции 1919-1920 гг.: революционные события в России и вступление в войну Соединенных Штатов Америки на стороне антигерманских сил.

      Первоначально весть о Февральской революции 1917 г. в Петрограде вызвала настороженную реакцию на берегах Сены и Темзы, хотя, казалось, что после свержения монархического режима пропагандистская машина Антанты получала дополнительный аргумент, поскольку отныне этот блок выступал в глазах мировой общественности как союз демократических государств, которые сражаются за свободу народов, угнетаемых империями Гогенцоллернов и Габсбургов, султанской Турцией и царской Болгарией. Кроме того, в Париже и Лондоне могли, наконец, вздохнуть с облегчением относительно слухов о секретных контактах придворной камарильи Николая II с германскими эмиссарами в попытках заключить русско-германский сепаратный мир.

      Определенную надежду лидерам Антанты на продолжение Россией войны дали декларация Временного правительства с изложением внешнеполитической программы от 27 марта (9 апреля) и особенно нота министра иностранных дел П.Н.Милюкова, направленная 18 апреля (1 мая) всем державам Антанты. Правда, уже в этих документах наблюдалось некоторое смещение акцентов в направлении перехода от классической логики территориального переустройства на основе политики "баланса сил" и "европейского равновесия" к "революционному оборончеству" и отказу от "насильственного захвата чужих территорий", хотя и подтверждалась "уверенность в победоносном окончании настоящей войны в полном согласии с союзниками".

      Вместе с тем, на этом этапе Временное правительство отказалось принять требование Петроградского совета провозгласить целью новой России мир без аннексий и контрибуций при соблюдении права народов на самоопределение. Последовавший за этим правительственный кризис привел к отставке самого Милюкова и военного министра А.И.Гучкова. Реорганизованный кабинет, в который были включены представители социалистических партий, принял мирную формулу Петросовета. Это изменение приоритетов было заметно в сообщении Временного правительства (в котором пост министра иностранных дел был уже передан М.И.Терещенко) от 22 апреля (5 мая) 1917 г. с разъяснением ноты Милюкова.

      Новые акценты в российской позиции в сочетании с признаками кризиса военно-промышленного комплекса России при прогрессировавшем ослаблении центральной власти в стране серьезно обеспокоили Францию и Великобританию. Пожалуй, только в Вашингтоне продолжали до осени 1917 г. питать иллюзии относительно возможности "реанимации" русской военной мощи путем новых финансовых вливаний, реорганизации транспорта и деятельности многочисленных благотворительных организаций, направленных из-за океана в Россию.

      Начало падения доверия к русскому союзнику наблюдалось уже в марте - апреле 1917 г., когда на встречах лидеров Антанты без участия представителей Временного правительства обсуждался вопрос о принятии мер по недопущению выхода России из войны. Явным симптомом уменьшения ее веса в рядах "Сердечного Согласия" стало решение о детализации без согласования с ней карты раздела Турции с целью предоставления Италии территорий, лежащих в согласованной ранее зоне русских интересов у Эгейского побережья Малой Азии (Додеканезские острова).

      Провал летнего наступления А.Ф.Керенского и сокрушительный контрудар германо-австрийских войск под Тарнополем окончательно похоронили планы Антанты на достижение скорейшей победы. Положение никак не могло спасти объявление Китаем войны Германии в августе 1917 г., тем более что антиправительственное восстание в Турине и подготовка наступления австрийцев против Италии (оно состоялось в октябре того же года) угрожали вывести из игры еще одного члена Антанты, как это случилось с Румынией, которая в январе 1918 г. после сокрушительного военного поражения вышла из войны и позднее подписала с Германией сепаратный Бухарестский мир 7 мая 1918 г.

      Таким образом, единственным выходом из создавшегося положения для Антанты было вовлечение в войну Соединенных Штатов Америки на своей стороне.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   58

Похожие:

Системная история международных отношений iconСистемная история международных отношений
Системная история международных отношений в четырех томах. События и документы. 1918-2000. Отв ред. А. Д. Богатуров. Том второй....
Системная история международных отношений iconКафедра международных отношений о. И. Брусиловская, И. Н. Коваль
Методическое пособие содержит изложение дат и событий, связанных с историей международных отношений с сер. III тыс до н э до сер....
Системная история международных отношений iconПоложение о Фотоконкурсе «Свобода запрета» Фотоконкурс «Свобода запрета»...
Фотоконкурс «Свобода запрета» направлен на выявление и развитие творческих способностей студентов факультетов социологии, политологии...
Системная история международных отношений iconВопросы к экзамену по курсу «Международные экономические отношения»...
На заседании кафедры международных экономических отношений и международной информации
Системная история международных отношений icon国际关系与地区发展研究院 上合组织研究院 Институт изучения международных отношений и...
Институт изучения международных отношений и регионального развития-Институт изучения шос
Системная история международных отношений iconТема Версальсько-Вашингтонская система международных отношений

Системная история международных отношений iconПримерный перечень вопросов
Становление новой системы международных отношений и потенциал международной конфликтности
Системная история международных отношений iconСекции
Расписание студенческой научной конференции для факультета финансово-кредитных и международных экономических отношений
Системная история международных отношений iconИнститут туризма и международных экономических отношений
Фгбоу впо «Санкт-Петербургский государственный университет сервиса и экономики»
Системная история международных отношений iconЮридический Университет «утверждено»
Учебная программа дисциплины обсуждена на заседании кафедры международного права и международных отношений
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница