Тому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка


НазваниеТому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка
страница9/30
Дата публикации12.06.2013
Размер3.31 Mb.
ТипРеферат
vb2.userdocs.ru > История > Реферат
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   30
^

Глава 4. МЕТОД ПОЭТАПНОГО ОБУЧЕНИЯ


Преодолев свои сомнения, я чувствую себя гораздо легче, вновь обретаю интуицию и начинаю (почти не делая этого специально) шаг за шагом использовать методы, сильно отличающиеся от системы BBI, соблюдая, впрочем, тот же психологический подход и веру в неслыханные и совершенно неизученные способности ребенка.

Прежде всего необходимо выявить, какие приемы работают и почему. Особенно это касается чтения. Я не хотела признать себя побежденной. Многие считают (и с полным основанием, как мне кажется), что само умение читать представляет собой краеугольный камень нашей культуры. Я полагаю, что для ребенка нет разницы в том, как постигать язык - словесно или зрительно. Однако основная трудность состоит в том, чтобы создать визуальную среду, сопоставимую со звуковым окружением, в которой растет младенец. Конечно, они не могут быть эквивалентными, тем не менее в мир ребенка нужно обязательно вводить письменную речь.

Поэтому я продолжаю ставить перед Галей карточки, на которых большими красными буквами написаны слова. Но Доман учит делать это быстро и повторять многократно, а я стараюсь показывать их ребенку как бы случайно и облекаю все в занимательную форму. Карточки со словами разбросаны в доме то тут, то там и связаны с теми вещами, которые они обозначают: слово "кресло" оказывается на кресле; слово "шкаф" прикреплено к шкафу; когда Галя пьет, я держу перед ее глазами слово "чашка". Кроме этого, я объединяю слово и действие. Так, показывая дочке слово "насморк", я чихаю, а протягивая ей карточку со словом "падать", я падаю, что вызывает бурный восторг. Таким путем я достигаю того, что девочка с интересом просматривает около ста слов. Затем я перехожу к сочетанию двух слов: "мама пьет", "красный шар" и т.п.

Не выказывая особой радости, дочка смотрит на слова, улыбаясь. Тогда я решаю перейти к следующей стадии: первой книжке, которую делаю сама. Я фотографирую Галю в разные моменты дня. Фотографии я также наклеиваю на карточки размером 25*25 см. Пробиваю в карточках два отверстия и соединяю их кольцами. На оборотной стороне карточек пишу большими черными буквами фразы, например: "Галя стоит в своей кроватке", "Галя будит папу и маму", "Галя сама сосет свою бутылочку". Мне кажется, что для одной страницы первой книжки малыша слов многовато, но это соответствует нормам, рекомендуемым Доманом, который постоянно торопит родителей: "Идите быстро вперед, не задерживайтесь. Если ребенок теряет интерес, значит, вы надоедаете ему тем, что он уже знает". Я показываю Гале каждое слово, написанное черными буквами на отдельных карточках, причем делаю это так, чтобы она чувствовала, как из отдельных слов получается связная фраза. Затем я даю ей карточки с целыми группами слов, составляющими какую-нибудь фразу из книжки. Например: "Галя стоит" и "в своей кроватке". После этого я кладу карточки на пол друг на друга рядом со страничкой книжки, точно воспроизводящей карточку, только в более мелком масштабе. Потом я соединяю страницу текста и страницу с соответствующей фотографией полукруглыми кольцами. И каждый раз добавляю новую страницу. Гале только один год и пять месяцев, она еще не говорит целыми фразами. Поэтому я день за днем читаю ей эту книжку, показывая каждое слово.

Наконец-то! После каждого урока я получаю заслуженный взрыв восторга: "Ичо! Ичо!" Теперь уже она топает ногами от нетерпения, так ей хочется, чтобы "урок" начался скорее. А когда я кладу перед ней две или три карточки и спрашиваю, где именно находится то или иное слово, она показывает его почти всегда правильно. О, вот оно счастье!

Мы переходим ко второй книжке. На этот раз это настоящая история, которую Галя уже пережила сама: праздник Рождества. Я составляю маленький рассказ об этом, делая упор на участии в нем детей и приготовлении к празднику. Получается книжечка, похожая на первую. Но так как в ней рассказывается связная история, в которой Галя участвовала сама, мне кажется, что она рассматривает эту книжку с большим интересом, чем первую. Однако истинную бурю восторга вызвала третья книжка.

На этот раз я сочиняю фантастическую историю, которая происходит с Галей, Селиной (четыре месяца) и их куклами:

Девочки дома одни. Мама стирает в прачечной, а папа ушел в магазин. Галя читает книжку. Селина спит на диванчике. Галя слышит шум и идет будить Селину. Шум доносится из их комнаты, девочки смотрят в приоткрытую дверь. И что же они видят? Слоны Бабар и Селеста, а также обезьянка (их игрушки) преспокойно разговаривают. Они проголодались и идут к двери. Девочки прячутся, чтобы дать игрушкам пройти мимо, и бесшумно следуют за ними. Игрушки скользят по перилам. Селеста падает и ломает свой хобот. Бедная Селеста! Но с ней ничего страшного не случилось. Все трое входят в кухню, открывают холодильник и достают еду. Селеста начинает плакать: она не может есть из-за того, что у нее сломан хобот. В этот момент из прачечной возвращается мама. Галя бежит предупредить ее. Но когда они обе приходят на кухню, там уже никого нет. Галя поднимается к себе в комнату, все игрушки совершенно спокойно сидят на полу. Что же там произошло?

Эта последняя фраза и стала заглавием книги. Я рассказала всю историю целиком, чтобы показать, что придумать и разыграть что-то подобное совершенно несложно. Если, лежа на полу, сфотографировать игрушки, стоящие или сидящие лицом друг к другу, то будет казаться, что они разговаривают между собой. Если при этом они будут стоять одна за другой, то создастся впечатление, что игрушки идут. А если руку куклы положить на приоткрытую дверь, то покажется, что кукла открывает дверь. Осторожно прислоните кукол к перилам - и создастся впечатление, что они скользят по ним. Сделать все совсем несложно, но такие штучки будоражат ребенка, и он уже не будет просто равнодушно сидеть на стуле или у вас на руках. Он теперь готов на все, чтобы узнать, что же случится дальше, и увидеть еще раз то, что ему уже знакомо.

Однако, если я упомянула, что в какой-то момент я испытала громадное счастье, почувствовав живую реакцию детей, то сделала это потому, что очень скоро последовал спад интереса. После успеха трех моих самодельных книжечек мне невероятно захотелось сразу же перейти к "настоящей" книге: "Красной Шапочке". У нас была эта сказка в очень хорошем иллюстрированном издании, но текст в ней напечатан слишком маленькими буквами, поэтому я переписала ее на отдельных листах. Я опять использовала тот же прием, что и при работе с предыдущими книжками (отдельные карточки), с одной только разницей: в данном случае я работаю с двумя книжками - одна, настоящая, с иллюстрациями, а вторая - моя, только с текстом. И вот теперь, когда перед Галей лежат две книжки, она совершенно ясно показывает мне, что же ее действительно интересует: она отпихивает книжку с одним текстом, написанную большими буквами, и карточки с отдельными словами, и требует, и притом беспрестанно, книжку с картинками (дело происходило весной 1984 года, когда Галя была в возрасте полутора лет, а Селине едва исполнилось шесть месяцев).

Я так подробно описываю этот этап по двум причинам: во-первых, детский энтузиазм очень обманчив, и взрослые часто принимают желаемое за действительное. Но Доман не определяет критерии, которые позволили бы следить за развитием процесса обучения. Интерес самого ребенка при этом совершенно не учитывается. Активность, энтузиазм младенца свидетельствуют только о том, что ему не приносят вреда. Но ведь очевидно, что если малышу рассказать какую-нибудь историю, сопровождая ее жестами и мимикой, то она его, безусловно, заинтересует, но не потому, что он будет увлечен процессом обучения чтению. К сожалению, Глен Доман не дает никакого объяснения самому процессу открытия, совершаемого ребенком: "Следуйте нашему методу, и ребенок научится читать!". А если малыш все же не проявит интереса к этим занятиям при таком методе, то тем хуже для вас!

И вот мы подошли ко второй причине, заставившей меня так подробно рассказать о первом этапе обучения чтению: она касается элементов, которые дадут мне возможность постичь весь механизм этого процесса. Но мне предстояло еще два года идти наощупь и открыть для себя работы Энгельмана и Рашели Коэн, чтобы разобраться во всем детально и как следует.

Как и большинство родителей, я не педагог. Однако есть пункт, в котором я не согласна ни с Доманом, ни с теми, кто всей душой ратует за обобщенный метод. Для меня уметь читать - это не только произносить звуки, но также уметь разгадывать слова, которые ребенку пока неизвестны, или, по крайней мере, неизвестна их письменная форма. С точки зрения Домана, малыш может прочесть свою первую книгу только тогда, когда будет в состоянии прочитать любую книгу определенного уровня и соответственным способом для него сделанную. Тот день, когда Галя в возрасте четырех лет и семи месяцев прочтет свою первую книжку из серии "Эмили"7, разбирая многочисленные, дотоле ей неизвестные слова, набирая скорость чтения от фразы к фразе и смотря на меня искрящимися от счастья глазами, - этот день можно считать основой всему.

Кто-то мне возразит, что это все еще совершенно не означает "прочитать" свою первую книжку. Первая книжка - та, за которой ребенок сам отправится в библиотеку, прочтет про себя и потом подробно расскажет ее содержание. Несомненно, это так, но я бы хотела отметить и самый первый этап, как наиболее сложный и радостный для ребенка. И кроме того, такой праздник вдохновит малыша и будет стимулом для того, чтобы идти дальше по тому пути, который приведет к чтению про себя.

Вернемся, однако, к весне 1984 года, окончившейся таким провалом в системе обучения раннему чтению, и вспомним, что в то же время перед нами открылись широкие горизонты в других областях! Конечно, нашей мечтой было плавание. В полтора года Галя могла проплыть на спине весь бассейн, лепеча какие-то слова. Я не спускала с нее глаз, но, честное слово, ей это было совершенно не нужно. Я могла бросать ее в воду без особых предосторожностей, она выныривала из воды сама, очень веселая. Именно в занятиях в бассейне я черпала свою уверенность: ведь здесь нам удалось добиться прекрасных результатов. И я рассматриваю эти достижения, как видимую часть айсберга. Правда, это относится к физическим сторонам развития, где результаты бросаются в глаза, но я уверена, что и в умственном отношении можно достичь чего-то подобного.

Кроме того, существует еще одна область знаний, достижения в которой столь же очевидны, как и в плавании, - это живопись. Я вытащила весь запас давно хранившихся у меня открыток, репродукций картин, которые собирала, приобретая их в музеях и на выставках. Раз в день (сначала я делала это по три раза, но потом решила, что лучше занять ребенка разнообразными делами, чем повторять одно и то же) я показывала дочке по пять картинок. Я не стала наклеивать открытки или репродукции на наши обычные карточки размером 30*30 см, так как у меня не было для этого ни времени, ни денег, ни места. Моя система показа выглядит так: я ставлю перед Галей чистую карточку, на которую кладу открытку, и говорю название картины, после чего убираю одну открытку и заменяю ее другой.

Теперь я понимаю, почему Доман настаивал на том, чтобы все изображения показывали ребенку одним и тем же образом. Когда я была в Филадельфии, то сама мысль, чтобы одинаковым образом демонстрировать малышу изображение бельгийского флага и Моны Лизы (Джоконды), меня шокировала. Но оказалось, что я просто недооценивала детей, полагая, что их нужно "учить" любить живопись. Безусловно, это нужно делать, если ты начинаешь открывать ребенку живопись в 10-12 лет, но если ты показываешь младенцу картинки, когда ему всего лишь год и видение у него свежо и незамутнено, то малыш сам ощутит различия между отдельными картинками и даже жанрами. Он мельком посмотрит на флаг и будет долго рассматривать картину. Я бы даже сказала, что он почувствует разницу между детскими рисунками и работами крупных профессиональных художников. Может быть, ему просто передается наше почтительное отношение к последним? Или это происходит оттого, что ребенок видит картины в книгах своих родителей и в музеях? А может быть, сама живопись внушает ему такое отношение? Определенно можно сказать только одно: живопись доставляет ребенку большую радость. Вместе с Галей - очень быстро - я просматривала за день десять картин, и если бы дело зависело только от дочки, то их было бы гораздо больше, но я предпочитала не "закармливать" ее досыта. Очень скоро она тоже почувствовала, что нужно что-то оставлять "на потом", скажем, на завтра.

Рассматривание репродукций картин и скульптур так нравится детям, что эти занятия становятся для них самой желанной наградой. В полтора года Галя очень плохо ела - она не любила ни овощей, ни мяса, ей противен, по-видимому, был сам вид ложки. Каждый глоток подолгу оставался у нее во рту, при этом она туманным взором смотрела вдаль. Само принятие пищи начинало походить на тяжелый труд, пока я не придумала пообещать ей, что если она съест все, что положено, быстро, то в награду я позанимаюсь с ней картинками. И произошло чудо! Она оживилась, глотала ложку за ложкой, стараясь, чтобы тарелка опустела побыстрее и чтобы я начала показывать ей ее любимые картинки. Доман был прав: дети гораздо больше любят учиться, чем есть сладкое!

И Галя - не исключение. У Селины то же пристрастие, и дети, приходящие к нам в гости и не приученные к подобным занятиям, реагируют на показ картинок точно так же. На следующий день после моего выступления по радио я получила вот такое письмо: "Ваше выступление по радио в программе Франс-Интер заставило меня взглянуть на своего ребенка другими глазами. Мне захотелось начать сейчас же. Вместо того, чтобы рассказывать моей шестилетней девочке очередную "детскую" историю, я предложила ей посмотреть вместе альбом Гогена. Она тотчас же задала мне вопрос: "А это для детей?" Но начала листать книгу, при этом каждая репродукция вызывала у нее оживленную реакцию. Я очень рада, что начала идти с ней по вашему пути".

Ясно одно: если малыша, как утверждает Доман, заинтересовать чтением или математикой не так легко, то при занятиях различными областями искусства наблюдается обратная картина - ребенок начинает интересоваться этим мгновенно. Причем характерно это и для тех детей, которые кажутся, на первый взгляд, неспособными концентрировать свое внимание. Самое главное, нужно выбирать картины, изображающие достаточно живые сцены, и показывать их малышу в быстром темпе. Когда он захочет рассматривать картины подольше, то взрослый должен обратить его внимание на занимательные детали и сопоставить их с тем, что ребенок уже знает. При этом всегда нужно отбирать у малыша картинки как можно скорее, чтобы ему потом захотелось посмотреть их еще.

Посещение музеев и выставок тоже должно стать большой радостью. С тех пор, как стала интересоваться ускоренным развитием ребенка, я постоянно ищу в музеях хоть что-то для детей, может быть, специальные экскурсии или что-нибудь подобное. И каждый раз меня потрясает полное пренебрежение к культурным запросам малыша, отсутствие желания развить его в этом направлении. Создается впечатление, что основная цель работников музеев - просто убедить ребенка, что само слово "музей" и само здание музея не несут в себе ничего отрицательного, и только. Так что же на самом деле имеет значение - здание или то, что в нем находится? Невольно задаешь себе вопрос: когда же в этих музеях будет вестись работа с детьми?

Конечно, ребенок совершенно не должен подолгу разглядывать каждую картину молча и сосредоточенно, как это делаем мы. В залах музея малыша нужно обязательно брать на руки, так как, если он будет смотреть картины, стоя на полу, с высоты своего роста, то из-за отражений в стеклах почти ничего не увидит. Когда в одном зале собраны как на подбор только шедевры, мы обычно смотрим их подряд, если же там находятся картины различной художественной ценности, мы выбираем наиболее интересные. В таком случае осмотр выставки не столь утомителен. Поэтому лучше знакомить ребенка с произведениями одного художника, тогда получается нечто вроде урока о творчестве какого-либо определенного живописца. Наклонившись к уху ребенка, можно, не беспокоя других посетителей, рассказать, что же такое выставка, и обратить его внимание на что-нибудь смешное и интересное. В результате, на общем фоне торжественной обстановки впечатление от настоящих картин увеличится во сто крат.

А в один прекрасный день родители (так же, как и при занятиях плаванием) получают награду тогда, когда они этого и не ожидают. В два года я впервые взяла Галю на выставку живописи (большую международную выставку "Импрессионисты и пейзаж", 1984 год). К этому времени она уже знала несколько сотен картин, в том числе много импрессионистов. Но войдя с ней в большой зал, где висело множество картин, я, к своему большому разочарованию, сразу же поняла, что дочка не знакома ни с одной из них. Однако когда мы с ней попали в маленький зал, еще прежде, чем я могла увидеть хоть что-нибудь, она закричала: "Стог сена"! Я посмотрела на полотно, которое она показывала, и действительно, это была та самая картина! А когда я спросила, кто же написал ее, то девочка с ликованием закричала: "Моне-е-е!" Какой восторг! И так как кроме экспонировавшегося в музее варианта существует множество других вариантов картины, которые Моне писал в разное время года и в разные часы дня, то потом мы долго рассуждали на эту тему, что делало наши "уроки живописи" еще более интересными и желанными.

В семейных анналах осталось еще одно посещение выставки. Через два года после описываемых событий открылась выставка "Париж - Вена". На этот раз мы хорошо подготовились, обе девочки прекрасно знали Климта, австрийского художника, жившего в конце XIX - начале XX века. И вот Селина, сидящая у меня на руках, тянется вверх и с высоты своих двух лет говорит: "Мама! Посмотри, вот „Юдифь"!.. И еще одна „Юдифь"... Ой, „Золотая рыбка"! И „Даная"". А когда я поила молоком из бутылочки мою младшую дочь, то слышала разговор между старшей (три года) и ее папой:

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   30

Похожие:

Тому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка iconУильям Уокер Аткинсон Наука самосовершенствования и влияния на других
Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами,...
Тому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка iconХюррем. Знаменитая возлюбленная султана Сулеймана © Бенуа С., 2013
Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами,...
Тому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка iconФредерик Ленуар «Пророчество Луны»
Посвящается безвременно ушедшей от нас Джоанне, без которой этой книги не было бы
Тому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка iconБорис Акунин Огненный перст (сборник) История Российского государства
Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами,...
Тому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка iconКэтрин Бу в тени вечной красоты. Жизнь, смерть и любовь в трущобах Мумбая
Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами,...
Тому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка iconКэтрин Бу в тени вечной красоты. Жизнь, смерть и любовь в трущобах Мумбая
Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами,...
Тому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка icon© И. Русакова, перевод, 2013 © ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2013
Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами,...
Тому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка iconКнига издана с любезного согласия автора и при содействии The Axelrod...
Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами,...
Тому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка icon"больше российской словесности так никогда не везло"
Феде: и как познакомились (а ведь было же, было предчувствие), и как все сложилось, и какой Федя замечательный, и как все было трудно:...
Тому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка iconАнита Мейсон Иллюзионист Анита мейсон иллюзионист
Пока ты не станешь относиться к тому, что справа, как к тому, что слева, и к тому, что вверху, как к тому, что внизу, а к тому, что...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница