* глава IV понятие и классификация доказательств


Название* глава IV понятие и классификация доказательств
страница1/5
Дата публикации27.05.2013
Размер0.52 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Информатика > Документы
  1   2   3   4   5
* ГЛАВА IV ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
N 1. ПОНЯТИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
Понятие доказательства принадлежит к числу основных, исходных в теории

доказательств и доказательственном праве. Оно лежит в основе решений теорией

и законом таких вопросов, как относимость и допустимость доказательств, круг

и содержание способов обнаружения, закрепления, проверки и оценки их,

процессуальный режим использования отдельных видов доказательств и др.

Содержание, вкладываемое в понятие доказательства, существенно влияет на

установление прав и обязанностей участников уголовного судопроизводства, что

в свою очередь органически связано с реализацией в доказывании

демократических принципов социалистического уголовного процесса.

Следовательно, правильное определение понятия доказательства - необходимое

условие достижения истины, обеспечения законности и обоснованности

принимаемых решений. До сих пор в работах по теории доказательств существует

несколько несовпадающих концепций по вопросу о понятии доказательства. В

настоящем издании сохранена концепци доказательства как единства фактических

данных и процессуального источника этих данных, наиболее точно совпадающая с

определением этого понятия в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и

союзных республик 1958 года. Известны и иные концепции. Первая из них

отождествляла доказательства с фактами объективной реальности (событиями,

явлениями, действиями прошлого, из которых складывалось исследуемое деяние).

Вторая давала два параллельных определения доказательства: как факта

объективной реальности и как источника сведений об этом факте. Первую точку

зрения высказывал, в частности, М. А. Чельцов, который писал: "Факты, из

которых выводится существование доказываемого факта, носят название

доказательственных фактов или доказательств... Доказательствами являются

факты, обстоятельства". О двойственном значении понятия доказательства писал

М. С. Строгович: "Самый термин "доказательство" в уголовном процессе

применяется в двух значениях: доказательство как источник получения

следствием и судом сведений о том или ином факте и доказательство как самый

факт, обстоятельство, из которого следствие и суд делают выводы о других

фактах, подлежащих установлению по данному уголовному делу". Приведенные

определения при всем их различии имели одно общее: фактические данные и их

источники рассматривались изолированно, в отрыве друг от друга; с другой

стороны, в ряде случаев ставился знак равенства между фактической

информацией (сведениями о фактах) и самими фактами. Неверной трактовке

понятия доказательства во многом способствовали мнения, высказанные А. Я.

Вышинским. Он считал, что "судебные доказательства - это обычные факты, те

же происходящие в жизни явления, те же вещи, те же люди, те же действия

людей. Судебными доказательствами они являются лишь постольку, поскольку они

вступают в орбиту судебного процесса, становятся средством для установления

интересующих суд и следствие обстоятельств". Признавая доказательствами не

сведения о фактах (фактические данные), а сами факты реальной

действительности, А. Я. Вышинский, по существу, переносил центр тяжести

доказывания на оценку уголовно-правового значения "вступивших в орбиту

уголовного процесса" фактов, игнорируя то, что следователь и суд имеют дело

со сведениями, с информацией о фактах, достоверность которых им предстоит

проверить, после чего только они могут делать выводы о существовании в

прошлом соответствующего события и дать ему уголовно-правовую оценку.

Вследствие этого основные вопросы процесса судебного доказывания,

составляющие его специфику (что именно служит доказательством существования

факта, каким образом собирать, проверять и оценивать доказательства, как

достичь достоверного знания и т. д. ), по существу, оставались за пределами

теории доказательств. Развивая эту концепцию, А. Я. Вышинский допускал

использование в качестве доказательств "фактов", любым путем "вступивших в

орбиту судебного процесса". Он игнорировал прямые требования закона о

получении фактических данных из установленных законом источников, когда

писал: "Советское процессуальное право... не ставит... здесь никаких

формальных условных границ". Находят ли эти определения опору в

законодательстве, действовавшем до принятия Основ 1958 года? Анализ норм,

определявших понятие доказательства в ранее действовавших УПК союзных

республик, позволяет сделать вывод, что законодатель и ранее не разрывал два

взаимосвязанных элемента понятия доказательства - фактические данные и их

источники. Вместе с тем данные о фактах отнюдь не отождествлялись с самими

фактами, устанавливаемыми в ходе доказывания в качестве промежуточных или

элементов предмета доказывани Законодатель исходил из единого понимания

доказательства как фактических данных, содержащихся в установленном законом

источнике Называя в ст. 58 УПК РСФСР 1923 года доказательствами показания

свидетелей, заключения экспертов и т. д., законодатель имел в виду, что в

них содержатся относящиеся к делу фактические данные. Например, вот. 165 УПК

РСФСР 1923 года говорилось, что "допрос свидетеля начинается предложением

рассказать все ему известное по делу", а в ст. 166: "Свидетель может быть

спрашиваем исключительно о фактах, подлежащих установлению в данном деле, и

о характеристике личности обвиняемого" (разрядка наша. -Авт. ) и т. д.

Правильно по существу решался вопрос о понятии доказательства и в УПК других

союзных республик. В УПК Узбекской ССР в одной статье (ст. 22) указывалось

на фактические данные и их источники. Называя показания свидетелей,

обвиняемых и другие источники доказательствами, законодатель исходил из

того, что в них содержатся фактические данные, относящиеся к делу. Анализ

материалов судебной практики позволяет установить, что и Верховный Суд СССР

в понимании доказательства в уголовном судопроизводстве исходил, несмотря на

неоднородность терминологии, из единства фактических данных и их источников.

В руководящем указании Пленума Верховного Суда СССР "О судебном

приговоре" от 28 июля 1950 г. говорилось, в частности: "При этом должны быть

конкретно указаны доказательства, положенные судом в основу обвинения или

оправдания подсудимого, с приведением мотивов, почему суд принял эти

доказательства. Отвергая те или иные имеющиеся в деле доказательства в

пользу обвинения подсудимого или его оправдания, суд должен в приговоре

указать, почему именно эти доказательства им отвергнуты. Так, при вынесении

обвинительного приговора в последнем должно быть указано, почему судом

отвергнуты объяснения подсудимого в его защиту, а также другие оправдывающие

его доказательства. При вынесении оправдательного приговора должны быть

изложены обстоятельства, опровергающие выводы обвинительного заключения и

указанные в нем доказательства, на которых оно основано" (разрядка наша. -

Авт. ). Таким образом, говоря об объяснениях (показаниях) как о

доказательствах, Верховный Суд имел в виду фактические данные об

обстоятельствах дела, которые содержатся в определенном источнике; наоборот,

говоря об обстоятельствах, Верховный Суд имел в виду обстоятельства,

установленные фактическими данными. Та же мысль проводится в постановлениях

и определениях Верховного Суда СССР по отдельным уголовным делам. Верховный

Суд СССР называл доказательствами только такие показания свидетелей,

обвиняемых, заключения экспертов, вещественные доказательства, протоколы

следственных действий и иные документы, в которых содержатся сведения об

относящихся к делу фактах 4 Подход к понятию доказательства как к единству

процессуальной формы и фактического содержания последовательно проведен и

закреплен в ст. 16 Основ 1958 г. В ней, как и в соответствующих статьях УПК

союзных республик, дано следующее определение доказательств:

"Доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на

основе которых в определенном законом порядке органы дознания, следователь и

суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния,

виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие

значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются:

показаниями свидетеля, показаниями потерпевшего, показаниями подозреваемого,

показаниями обвиняемого, заключением эксперта, вещественными

доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными

документами". Обращает на себя внимание и четкое определение в законе (при

характеристике понятия доказательства) целенаправленности рассматриваемого

понятия: с помощью доказательств должны быть установлены обстоятельства

совершившегося в прошлом событи Факты, с которыми закон связывает

доказательства, образуют две относительно самостоятельные группы. К первой

относятся обстоятельства, составляющие в своей совокупности предмет

доказывания по уголовному делу. Ко второй группе относятся факты, которые не

входят в предмет доказывани Их можно назвать промежуточными,

вспомогательными, побочными и т. п. Они возникли в ходе исследуемого

события, до и после него. Это - группа весьма разнообразных как по своему

характеру, так и по своему происхождению фактов. Общее свойство этих фактов,

позволяющее объединить их в одну группу, состоит в том, что между ними и

обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, имеются разнообразные

объективные связи. Знание названных фактов и их связей с обстоятельствами

предмета доказывания позволяет восстановить картину совершенного преступлени

Как уже отмечалось, познание фактов объективной действительности, как

входящих в предмет доказывания, так и образующих группу промежуточных и иных

вспомогательных фактов, может происходить в двух формах - чувственной и

рациональной. Как и при познании любых явлений, познание фактов в уголовном

судопроизводстве представляет собой процесс, в котором отдельные формы

(ступени) познания находятся во взаимосвязи, взаимопроникновении, не

существуют обособленно друг от друга. Каждая форма познания имеет элементы

другой и не может существовать без нее. В частности, чувственное познание

всегда представляет собой единство ощущения и мышлени Сказанное надо иметь в

виду и при решении вопроса о возможностях использования в судебном

доказывании двух форм знаний: непосредственной и опосредствованной.

Следователь, судьи познают событие, совершившееся в прошлом. Поэтому знание

этого события в основном может быть получено посредством информации, которую

несут о нем доказательства. Доказательства становятся промежуточным звеном

между сознанием следователя, судей и познаваемым преступлением. "Доказывание

есть вообще опосредствованное познание".

Возникает вопрос, доступно ли следователю, судье непосредственное

восприятие некоторых фактов, входящих в предмет доказывани Многие авторы на

этот вопрос отвечают отрицательно. Так, М. М. Гродзинский писал: "Наиболее

простым способом установления того или иного факта является непосредственное

его наблюдение. Но в уголовном процессе способ этот исключен. Преступление,

составляющее предмет судебного исследования, представляет собой факт

прошлого по отношению к моменту судебного разбирательства, и, следовательно,

непосредственное наблюдение судом данного события не может иметь места".

Действительно, та система фактов, которая образовывала единое событие

преступления, к моменту производства по делу относится уже к прошлому и

поэтому стала недоступной для непосредственного восприятия следователя,

судей. Событие преступления "распалось" на ряд фактов, из которых одни

перестали существовать (например, нанесение удара, поведение потерпевшего в

момент совершения преступлени и т. п. ), а другие потеряли свои

первоначальные свойства, интересующие следователя и суд. О непосредственном

познании подобного рода фактов можно говорить лишь применительно к их

очевидцам (свидетелям, потерпевшим и др. ), но не к судье, следователю. Но в

событие преступления входят и некоторые другие факты, которые после того,

как преступление совершилось, продолжают в определенных случаях существовать

в неизмененном виде или изменились, но не утратили важных для дела свойств.

Как правильно указывалось в процессуальной литературе, к этой группе можно

отнести: 1) некоторые факты, относящиеся к материальным последствиям

совершенного преступления (обгоревший дом, обезображенное лицо потерпевшего

и др. ); 2) сохранившиеся продукты преступной деятельности (подделанный

документ, изготовленный самогон и др. ); 3) найденные предметы преступного

посягательства (похищенный костюм, часы и др. ); 4) обстановка на месте

совершения преступления; 5) некоторые факты, характеризующие внешность

преступника (черты лица, рост, цвет волос и др. ). Названные факты доступны

непосредственному восприятию следователя, суда, участников процесса потому,

что они существуют в действительности и сохранили к моменту расследования и

рассмотрени дела свои свойства, которые делают их существенными для дела.

Против возможности непосредственного познания отдельных фактов, входящих в

предмет доказывания, возражает М. С. Строгович: "Суд может непосредственно

воспринять различные предметы, сохранившие на себе следы преступления и

преступника, например взломанный запор хранилища, пятна крови на одежде и т.

д., но эти предметы в уголовном деле являются не чем иным, как вещественными

доказательствами, при помощи которых суд устанавливает имеющие значение для

дела факты, так что в этих случаях суд непосредственно воспринимает

доказательства, а не факты, устанавливаемые этими доказательствами". Прежде

всего отметим, что М. С. Строгович без достаточных оснований в этом примере

отождествляет непосредственное познание судом таких различных по своему

характеру фактов, какими являются взломанный запор хранилища и пятна крови

на одежде. Судьи, следователь действительно могут видеть, что запор взломан,

если этот факт доступен непосредственному восприятию в силу своей

очевидности (в других случаях может потребоваться экспертиза). Но судьи не в

состоянии путем непосредственного наблюдения установить, что на одежде

находятся именно пятна крови. Для установления такого факта требуются

доказательства. Таким образом, М. С. Строгович отождествляет факты

объективной реальности со сведениями о них. Не указывая, какие именно факты

(или их свойства) устанавливаются посредством обнаружения тех или иных

предметов, имеющих значение вещественных доказательств, М. С. Строгович
  1   2   3   4   5

Похожие:

* глава IV понятие и классификация доказательств iconN классификация доказательств значение научной классификации в теории...
Классификация доказательств значение научной классификации в теории доказательств, как и в других
* глава IV понятие и классификация доказательств icon* глава 1 понятие и система теории доказательств
...
* глава IV понятие и классификация доказательств iconЮ, которая посвящена изучению процесса доказывания на дознании
Понятие и содержание теории доказательств теория доказательств является частью науки уголовного процесса, той
* глава IV понятие и классификация доказательств iconI II iii IV события,Глава I глава II глава III глава IV глава V глава...

* глава IV понятие и классификация доказательств iconГерман гессегерман Гессе и его повесть "Под колёсами" глава первая...

* глава IV понятие и классификация доказательств iconОтто ГофманГлава первая Глава вторая Глава третья Глава четвертая...

* глава IV понятие и классификация доказательств iconРафаэль сабатиниглава I. Путешественники глава II. Шенборнлуст глава...

* глава IV понятие и классификация доказательств iconМайн Ридпролог глава I. Выжженная прерия глава II. След лассо глава...

* глава IV понятие и классификация доказательств iconЗакономерностей развития природы, общества, так и к познанию частных
...
* глава IV понятие и классификация доказательств iconУилки Коллинзчасть перваяглава I глава II глава III часть втораяглава...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница