Дженнифер Руш Измененный Автор: Дженнифер Руш Оригинальное название: Altered Название на русском: Измененный


НазваниеДженнифер Руш Измененный Автор: Дженнифер Руш Оригинальное название: Altered Название на русском: Измененный
страница1/17
Дата публикации02.12.2013
Размер2.38 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Информатика > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Группа Мир фэнтези: http://vk.com/club43447162

Дженнифер Руш

Измененный



Автор: Дженнифер Руш

Оригинальное название: Altered

Название на русском: Измененный

Серия: Altered

Перевод:

oksana555_85, carolain, MatH, avgst508, Hey_Juls,

eodnokonnova, nasya29, Lina_Belskaya,

YusyaYang, D_Eva, ukardesu

Главный редактор: MatH

Оформление: Надюшка Леди
Переведено специально для группы http://vk.com/club43447162

Любое копирование без ссылки на группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!
Аннотация

Их заставили забыть. Но они этого никогда не простят.

Вся жизнь Анны сплошной секрет. Ее отец возглавляет последний проект Подразделения: контроль и слежение за четырьмя генетически измененными парнями в лаборатории под их домом.

^ Там есть мрачный и хмурый Ник, веселый и игривый Кас, умный и заботливый Трев и Сэм... который покорил сердце Анны.

Когда Подразделение решает забрать парней, Сэм планирует побег. Отец Анны уговаривает ее пойти с ними, взяв с Сэма обещание любой ценой держать ее как можно дальше от Подразделения.

Во время побега, помня о предупреждении отца, Анна начинает сомневаться в том, что знала о себе самой и своем прошлом. Вскоре она обнаруживает, что они с Сэмом связаны гораздо больше, чем кто-либо из них ожидал.

^ И если они оба хотят выжить, то должны собрать воедино все подсказки к разгадкам прошлого, пока Подразделение не поймало их, снова все не забрав.
Глава 1

Почти четыре года мне было запрещено спускаться в лабораторию. Но это не мешало мне тайком пробираться туда. И пусть я больше не должна была просыпаться в полночь, чтобы навестить парней, мои внутренние часы все еще придерживались графика.

Я села на край постели, опустив босые ноги на пол, протирая заспанные глаза. Лунный свет проникал через окно, отбрасывая тени от покачивающихся на ветру ветвей клена.

Восемь месяцев назад папа попросил меня о помощи в лаборатории, так что теперь я могла спускаться вниз, когда захочу. Но видеть парней с разрешения отца не так захватывающе, как пробираться к ним в темноте.

Я давно изучила все скрипучие половицы в коридоре и сейчас успешно миновала их по пути в гостиную, а оттуда - на кухню. Потом спустилась по лестнице в подвал, перескакивая по две ступеньки за раз.

Лестница кончалась маленькой комнатой с вмонтированной в стену клавиатурой, кнопки которой светились в темноте. Для человека, работающего в секретной организации, папа не очень-то осторожничал с кодами. Четыре года назад, когда я впервые проникла в лабораторию, мне понадобилась всего-навсего неделя, чтобы подобрать правильную комбинацию. И код до сих пор не сменили.

Я ввела шесть цифр, сопровождаемых звуковыми сигналами. Дверь со скрипом отворилась, и меня встретил запах профильтрованного воздуха. Мое дыхание участилось. Каждый нерв в теле напрягся в ожидании.

Я спустилась в прихожую, где передо мной раскинулась лаборатория. Помещение казалось маленьким и уютным, но на самом деле лаборатория была намного больше самого дома. Папа рассказывал, что сначала построили лабораторию, а уже потом, сверху - ферму. Подразделение многим рисковало из-за этого проекта, поэтому парней прятали в самом сердце нью-йоркских ферм.

Справа стоял стол отца, а за ним и мой. Слева - холодильник в окружении шкафов, набитых документами и разным хламом. Комнаты парней располагались прямо напротив прихожей. Четыре в ряд, разделенные кирпичными стенами и непробиваемым стеклом.

В комнатах Трева, Каса и Ника было темно, но из комнаты Сэма, второй справа, исходил слабый свет. Сэм встал из-за стола, как только заметил меня. Я скользнула взглядом по линиям его обнаженного живота и изгибам бедер. Он был одет лишь в серые пижамные штаны, которые тут носили все парни.

- Эй,- донесся его голос из крошечного вентиляционного отверстия в стекле.

По моей шеи к щекам прокатилась волна жара, но, приближаясь к Сэму, я старалась выглядеть невозмутимой и спокойной. Все время, что я знала парней, они страдали от амнезии - побочного эффекта трансформации, но несмотря на это, я чувствовала, что со мной они были теми, кем являются в глубине души. Все, кроме Сэма. Сэм открывал только то, что считал нужным. Все, что отражало его суть, еще оставалось секретом.

- Привет, - прошептала я.

Я не хотела будить остальных, поэтому шла очень тихо, внезапно слишком остро осознав, насколько остры мои коленки и локти, насколько шумно я ступаю. Сэм был генетически изменен, превращен во что-то большее, чем просто человек, и каждый изгиб его мускулистого тела был тому подтверждением. Он был идеален, и с ним трудно было соперничать.

Идеальны были даже его шрамы. Один небольшой отметил левую сторону груди. Кожа здесь была белой и загрубевшей, неровные линии рубца ответвлялись, словно для того, чтобы вырисовать какую-то фигуру. Мне всегда казалось, что этот шрам похож на букву "R".

- Уже заполночь, - сказал он. - Ты ведь спустилась сюда не рекламу со мной посмотреть?

Даже мне мой смех показался нервозным.

- Нет. Я не фанатка теле-магазинов.

- Я так и думал. - Он уперся рукой в стекло и придвинулся ближе. Ближе ко мне. - Что ты делаешь здесь, внизу?

Я перебрала в уме дюжину вариантов ответа. Хотелось сказать что-то умное, сострить, заинтересовать. Если бы это был Трев, я бы просто сказала: " Развлечешь меня?" И он бы начал цитировать своих любимых исторических деятелей.

Будь это Кас, я бы разделила с ним упаковку маркеров, и мы бы рисовали смешные картинки на стекле. А если Ник... ну, он редко признает мое существование, так что к нему бы я никогда не пошла.

Но это был Сэм, поэтому я просто пожала плечами и сказала то же, что и всегда:

- Мне не спится. Может, сыграем в шахматы?

И неловко сцепила руки, ожидая его ответа.

- Неси доску, - наконец сказал он, и я отвернулась, улыбнувшись.

Я взяла все, что полагается, и пододвинула свой стул к стеклу. Сэм сделал то же самое с другой стороны. Доску я поставила на складной столик. Сэм играл черными, я - белыми.

- Готов? - спросила я, и, когда он кивнул, передвинула коня на F3.

Он изучал доску, упершись локтями в колени.

-Ладья на D5.

Я передвинула его фигуру в заданную клетку. Мы сделали еще несколько ходов, полностью сосредоточившись на игре, пока Сэм не спросил:

- Как там погода?

- Холодно.

Я передвинула следующую фигуру. Не услышав ход Сэма, я подняла взгляд и встретилась с его глазами.

Неописуемо зелеными, как речная вода. Они не присматривались, а видели насквозь. В такие моменты меня бросало в дрожь от одного его взгляда.

- Что? - спросила я.

- Небо. Каким бы цветом ты его нарисовала?

- Лазурным. Оттенком голубого, который почти можно попробовать на вкус.

Почему-то все, что я говорила или делала рядом с Сэмом, казалось важным. Словно одно его присутствие могло встряхнуть мою душу, заставить меня чувствовать. Он смаковал каждую деталь так, будто я была его последней связью с внешним миром. В каком-то смысле так оно и было.

- Иногда, - сказал он, - я представляю, каково это - ощущать солнце.

- Когда-нибудь ты снова его почувствуешь.

- Возможно.

Мне хотелось сказать: "Ты почувствуешь, обещаю, что почувствуешь его, даже если мне самой придется вытащить тебя отсюда". Я представила, как ввожу код и отпускаю их всех. Я могу это сделать. Возможно, это даже сойдет мне с рук. Здесь нет ни камер, ни записывающих устройств.

- Анна? - спросил Сэм.

Моргнув, я уставилась на доску. Он что, сказал мне следующий ход?

- Прости, я...

- Задумалась?

- Да.

- Уже поздно. Может, завтра закончим?

Я начала возражать, но не удержалась и зевнула.

- Ну ладно. У меня будет время обдумать стратегию.

Он то ли фыркнул, то ли засмеялся.

- О да.

Я передвинула столик в дальний угол и зашагала к прихожей.

- Увидимся утром.

В исходящем из ванной комнаты свете короткие темные волосы Сэма на мгновение вспыхнули серебром.

-Спокойной ночи, Анна.

- Спокойной ночи, - помахала я ему. Дверь лаборатории закрылась за мной, снова пробудив чувство пустоты.

Я не принадлежала миру парней. Но и реальному миру - тоже. Я слишком боялась, что если подпущу к себе кого-то, то все мои секреты вырвутся наружу. А я не хотела стать причиной переезда Подразделения. Но больше всего я боялась потерять Сэма.

И даже если наши отношения не зайдут дальше тестов, лаборатории, моих эскизов и полуночных игр в шахматы, я не могла представить свою жизнь без него.

Глава 2

Каждую среду папа делал свежий и сладкий лимонад, а я пекла печенье. Это была наша традиция, а мы всегда строго придерживаемся их.

Лед все еще потрескивал, когда папа передал мне стакан.

- Спасибо, - сказала я, делая глоток. - Очень вкусно.

Он поставил кувшин в холодильник.

- Это хорошо.

Я села за кухонный стол и уставилась в окно на лес за задним двором, пытаясь придумать, что сказать. Что-то такое, чтобы хоть на минуту удержать здесь отца. Нам не очень давались разговоры о том, о сём. В последнее время нас объединяла только лаборатория.

- Ты читал утреннюю газету? - спросила я, зная, что читал. - Мистер Хитч купил аптеку.

- Да, я видел.

Отец поставил мерный стакан в раковину и провел рукой по затылку, приглаживая свои быстро седеющие волосы. Он часто так делал, когда волновался.

- Что-то случилось?

Он уперся руками о края раковины, и морщины вокруг его глаз стали глубже. Я думала, между нами нет секретов, но он лишь покачал головой и сказал:

- Ничего. У меня сегодня много дел, так что лучше пойду вниз. Ты спустишься? Нужно взять у Ника образец крови.

Отец не из тех, кто любит жаловаться на неудачный день, так что хоть мне и хотелось узнать, что же случилось, я не стала давить на него.

- Конечно. Я спущусь чуть позже.

- Хорошо.

Он кивнул и вышел из кухни. Послышался стук его шагов по подвальной лестнице. Вот так вот время нашего общения и вышло. Отец был полностью поглощен своей работой, и я давно это приняла, но так и не смогла к этому привыкнуть.

Я взяла с кухонной стойки мамин журнал, который оставила тут ранее утром. Она записывала в него свои самые любимые рецепты, свои мысли и все то, что ее вдохновляло. В конце был специальный раздел, посвященный рецептам печенья. Журнал - это все, что у меня осталось от нее, и я берегла его, как самое большое сокровище.

Несколько месяцев назад я начала делать новые заметки и зарисовки на пустых страницах в конце. Я все время боялась испортить книгу, как будто записи мамы могли каким-то образом потускнеть из-за моих. Но у меня тоже есть желания и идеи, которые в любом другом месте я бы не записала.

Я проводила пальцами по старым, запятнанным едой страницам, читая и перечитывая слова, написанные мелким рукописным почерком мамы.

Я выбрала любимое печенье Каса, тыквенное с шоколадными чипсами, в награду за успешно пройденный им тест. Ну и потому, что тоже очень любила это печенье.

Отобрав ингредиенты, я принялась за работу. Я знала рецепт наизусть, но до сих пор сверялась с мамиными инструкциями и заметками, сделанными ею на полях.

Не использовать ванильный ароматизатор.

Запастись тыквенным пюре к праздникам -весной и летом его обычно не продают в магазинах.

Больше шоколада... никогда не помешает.

Отец говорит, мама ела шоколад, чуть ли не вместо хлеба.

Она умерла, когда мне был год, так что я никогда по-настоящему не знала ее. Отец почти ничего не рассказывает о ней, но иногда вдруг вспоминает какую-нибудь историю, и тогда я, не издавая ни звука, напряженно слушаю его, боясь, что любое восклицание или вопрос с моей стороны разрушат чары.

Я высыпала пачку шоколадных чипсов в миску, и маленькие кусочки зашелестели, ложась на слой овсяных хлопьев. Снаружи солнце скрылось за тучами, а ветер бушевал с тех самых пор, как я встала с кровати. Наступала зима. Если это не самый подходящий день для печений, то я не знаю, какой тогда подходящий.

Замешав тесто, я заполнила две формы для выпечки и сунула их в духовку, установив таймер так, чтобы печенье вышло запеченным, но рыхлым. Касу нравится именно такое.

Сев за стол, я открыла учебник. Я уже дочитала главу, посвященную геологическому разлому, и сейчас должна была написать об этом эссе. Всю свою жизнь я находилась на домашнем обучении, и моим учителем был отец. Но в последнее время он предоставил меня самой себе.

Он бы даже не заметил, начни я пропускать задания, но мне была невыносима мысль о том, чтобы так легко сдаться.

Когда печенье испеклось, прогресс в учебе все еще равнялся нулю, и только спина занемела. Субботней ночью я потянула мышцу на уроке борьбы (это была папина идея - заняться чем-нибудь помимо учебы) и до сих пор расплачивалась за это.

Я оставила печенье остывать и поднялась наверх в свою комнату. Отодвинув в сторону стопку старых набросков и туристических журналов на комоде, я извлекла скрывающийся за ними тюбик ибупрофена.

Я проглотила две таблетки, запив их глотком воды, и собрала волосы в высокий хвост, выпустив несколько светлых прядей. Осмотрев себя в зеркало, я недовольно поджала верхнюю губу. Мне с легкостью удавалось создавать красоту на бумаге с карандашом в руке. А вот создавать ее в жизни - не очень.

Когда я выложила остывшее печенье на тарелку, наступил полдень. По пути в лабораторию я захватила тубу новых теннисных мячей, купленную для Каса. Я могла поклясться, что у этого парня синдром дефицита внимания, он был настолько рассеян и неугомонен, что его сфокусированного внимания можно было добиться, лишь поставив перед его носом еду.

Войдя, я первым делом взглянула на комнату Сэма. Он сидел за столом, сосредоточившись и сжав губы в тонкую линию. Он даже не удосужился оторвать взгляда от книги.

Иногда Сэм, с которым я проводила время ночью, существенно отличался от внимательного и серьезного Сэма, который представал передо мной в присутствии других людей. Вела ли я себя по-разному в зависимости от того, кто меня окружал? Сомневаюсь, что Сэму было до этого какое-то дело.

Отец, сидя за компьютером, печатал. Он махнул мне рукой, не отрывая глаз от экрана. Кас, с торчащими во все стороны светлыми волосами, пересек свою комнату, когда я подошла.

Он прижался лицом к стеклу и надул щеки как рыба фугу. Затем отодвинулся назад и улыбнулся - с ямочками на щеках он выглядел невинно-непослушным, как мог выглядеть только пятилетний малыш. Ну, пятилетний малыш и Касс.

Здесь всем парням изменили процесс старения, но Кас выглядел моложе всех. С ямочками и круглыми щеками у него было классическое лицо ребенка. И он определенно знал, как использовать это в своих интересах.

- Тыквенные? - он кивнул на печенье.

- Конечно.

- Анна Банана, я тебя люблю.

Засмеявшись, я открыла люк (маленькое отверстие в кирпичной стене между его комнатой и комнатой Трева) и просунула туда четыре печенья и теннисные шарики. Потом нажала на кнопку, чтобы он смог открыть люк со своей стороны.

- Ох, святой Иисус, - сказал он, вдыхая запах печенья.

- Иногда мне кажется, что у тебя в животе черная дыра.

- Мне просто нужно больше протеина.

Он похлопал себя по животу. Сколько бы он не ел, в весе не прибавлял ни унции.

- Не думаю, что два яйца на все печенья можно назвать протеином.

Он невозмутимо щелкнул крышкой тубы с теннисными мячиками.

- Этого вполне достаточно.

- Ты закончил модель машины, что я принесла тебе на прошлой неделе? - Я перевела взгляд с Каса на стол, который еле смогла разглядеть под кучей полузаконченных проектов и мусора. На стопке спортивных журналов лежало одинокое колесо. - Считать это провалом?

Он фыркнул, скривив лицо.

- У меня еще уйма времени.

Я пошла дальше, к комнате Трева. Он занимался йогой, когда я вошла, но теперь стоял у стены и ждал меня. Мы встретились взглядами, и я улыбнулась. У него были глаза уникального карего оттенка - цвета костра, теплые, светлые и притягательные.

Рисуя его, я использую редкие цвета. Наверное, поэтому я и рисую его больше всех. И пусть я чувствую, что знаю Трева лучше остальных ребят, его национальности я определить никак не могу. Он слишком сильно выделяется на фоне ребят своей смугло-оливковый кожей, сейчас влажной от пота после занятий йогой.

В его файлах я не нашла ничего конкретного, но, думаю, он может быть коренным американцем, или итальянцем.

- Хочешь попробовать? - спросила я, показывая на блюдо.

Он пригладил назад темные волосы одним взмахом руки.

- Ты же знаешь, я живу ради этого.

Я дала ему четыре печенья, и в ответ он положил что-то в люк. Засунув руку внутрь, я нащупала книгу в мягком переплете. "Письма с Земли" Марка Твена. Библиотечная книга, которую я взяла на прошлой неделе. Я числилась там больше для Трева, чем для себя. Если была возможность, я покупала ему книги, и он выстраивал их на полке над своим столом. Конечно же, в алфавитном порядке.

Под обложкой я нашла записку.

"Ты спускалась прошлой ночью? Что ты сказала Сэму?"

Я оглянулась убедиться, что отец не смотрит. Нет, не смотрел. Я делилась с Тревом многими своими секретами. Здесь он был моим лучшим другом. Он был единственным, кто знал, что я чувствую к Сэму.

Я быстро схватила со своего стола ручку и написала ответ.

"Да. А что? Он что-нибудь сказал?"

Я прижала записку к стеклу, и Трев ее прочитал. Он написал ответ и показал мне.

"Он ведет себя странно. Утром поцапался с Ником после того, как тот сказал что-то про тебя и печенье. И спит он все меньше и меньше.

С ним что-то происходит".

Моя следующая записка гласила:

"Не знаю, я за ним послежу".

- Я в тебя верю, - сказал Трев с понимающей улыбкой.

Ухмыльнувшись, я проигнорировала его комментарий и скомкала бумагу.

- Есть пожелания, какую книгу принести?

- Что-нибудь про Авраама Линкольна?

- Я посмотрю.

Я направилась к комнате Сэма. Он любил плотненько поесть, поэтому печенье не сильно его привлекало, но все же я замедлила темп. Он все еще сидел за столом, сгорбив спину, погруженный в чтение. "Технологии двадцать первого века". Я достала ее специально для него.

На полке над его головой были и другие книги, в основном - энциклопедии. Комната Сэма была аккуратной, опрятной, и пустой.

Он поднял взгляд, когда я подошла.

- Привет, - сказал он.

- Привет, - улыбнулась я.

И все.

Комната Ника была последней. Мы с ним никогда не ладили. На самом деле однажды он сказал, что терпеть меня не может. Насколько я помню, я никогда не обижала его, но если обидела, то Ник не из тех, кто легко об этом забудет.

Я сунула несколько печений в люк.

- Есть пожелания? Я пойду в магазин на этой неделе. Свежий выпуск "Car & Driver"? Шампунь не кончился?

Ему нравился особый - с авокадо и маслом ши. Я заказывала его за собственные деньги по интернету, на сайте, где продаются товары только с натуральными компонентами. Но его это не волновало.

- Может, камень, рога подточить? - пробормотала я, не дождавшись ответа.

- А как насчет рюмки водки? - спросил он, когда я была уже на полпути к столу.

Проигнорировав его, я упала в кресло, жуя экстра-шоколадное печенье. Как и моя мама, я любила все экстра-сладкое. Хоть в чем-то мы с ней были схожи.

В этом, и в том, что у нее тоже были карие глаза. Свободной рукой я держала пред собой вчерашний график, искоса поглядывая на парней. Ник лежал на кровати, закинув ногу на ногу, жевал печенье и смотрел ТВ-шоу про волков.

Сэм продолжал читать. Трев беседовал с Касом о разнице между обычным и белым шоколадом. Казалось, стена совсем не мешает их разговору.

Несмотря на все мои бесконечные расспросы, папа не сказал мне, в чем суть проекта. После того, как я наша лабораторию, моя голова была забита лишь мыслями о ней. Что четыре парня делают в нашем подвале? Где их родители?

Как давно они тут? Отец точно знал, сколько информации нужно дать, чтобы удовлетворить моё любопытство и чтобы я помалкивала. Конечно, я знала о Подразделении, но суть проекта все еще не была мне ясна.

Отец сказал, что я должна доверять ему, что он знает, что делает, как и Подразделение. Это все для общего блага.

Наша работа заключалась в том, чтобы наблюдать, записывать данные и выполнять необходимые процедуры. Отец, возможно, был немного небрежен в сфере моего воспитания, но он был хорошим человеком, верил в нашу работу и в Подразделение. И я верила.

Думаю, что Подразделение, скорее всего, финансируется правительством. Отец одержим войнами и внешними конфликтами. Мое последнее предположение - из парней делают супер-солдат. Миру нужно больше героев.

Когда Ник доел печенье, я подготовила лоток для взятия крови. Я дважды проверила каждую подставку. Три пробирки. Одна новая игла. Резиновый ремень. Бинты. Проспиртованные тампоны. Все на месте.

Каждую вторую среду я должна была брать у Ника кровь, и каждый раз он пугал меня. Я бы лучше взяла кровь у горного льва. Если из Ника делают героя, сомневаюсь, что ему место в этом проекте.

Я попыталась избавиться от страха, когда приблизилась к его комнате.

- Ты готов?

- А не все ли равно?

Я хотела съязвить в ответ, но сдержалась. Нужно побыстрее покончить с этим.

У отца было три правила, касающиеся лаборатории, которым я должна была следовать без вопросов. Правило номер один: "Не входить в комнаты парней, когда они бодрствуют". Правило номер два: "Пустить усыпляющий газ и ждать, когда объект вырубится". Правило номер три: "Подождать четыре минуты".

Парни тоже знали правила.

Но Ник их ненавидел.

- Не мог бы ты лечь? - спросила я.

Он ухмыльнулся.

- Ложись, Ник.

Он ощерился, но просьбу выполнил.

За спиной зазвонил мобильный телефон отца.

- Я должен ответить. Ничего, если я отойду?

Я не стала говорить отцу, что боюсь Ника. Он мог подумать, что я не справляюсь. Поэтому, кивнув, сказала:

- Конечно.

Прижав телефон к уху, отец удалился.

Ник, наконец, улегся, и я подхватила лоток.

- Сейчас начнется, - предупредила я перед тем, как нажать кнопку #4 на панели управления. Двойные вентили в потолке его комнаты открылись, и из них повалил белый дым.

Он успел сказать:

- От этого дерьма у меня голова болит, - прежде чем газ добрался до него. Его глаза закрылись. Мускулистое тело полностью расслабилось.

Я посмотрела на секундомер, свисающий на вытяжном шнуре с моей шеи. Не каждому человеку под силу задержать дыхание на четыре минуты. Отец был на девяносто процентов уверен, что парни тоже не могут этого сделать, и что они, скорее всего, не будут представлять никакой опасности, но десять процентов для меня - слишком большой риск.

Через четыре минуты я нажала на кнопку, чтобы изменить направление вентилей, и газ был высосан обратно. Я набрала код входа в комнату Ника. Часть стены выдвинулась вперед и скользнула в сторону. Едкий запах газа еще витал в воздухе, когда я поставила свой поднос на пол и села рядом с Ником на кровать.

Было странно видеть его таким расслабленным. Он казался почти уязвимым. Постоянная хмурость сошла, и черты его лица смягчились. Темные волосы завивались вокруг ушей. Не будь он вечно таким бешеным, казался бы даже красивым.

Найдя хорошую вену, я незамедлительно наполнила три пробирки и уже собралась уходить, когда зацепилась взглядом за полоску обнаженной кожи под кромкой его рубашки.

Я бросила взгляд на секундомер. Через полторы минуты эффект от газа начнет смягчаться. Поставив лоток на пол, я подняла край рубашки Ника.

На его коже выделялся бледный шрам. Рубец был старым, но его форма заставила меня замереть. Этот шрам был похож на букву "E", и я подумала об "R" на груди Сэма. Почему я раньше его не замечала?

Потому что никогда не смотрела на Ника.

- Время на исходе, - крикнул через две комнаты Трев.

Веки Ника задрожали, пальцы сжались в кулаки.

Моё сердце упало. Я схватила поднос и сделала шаг к двери, когда Ник попытался схватить мою руку. Его пальцы скользнули по моему локтю, но он все еще был вялым от газа и промахнулся. Я хлопнула по кнопке управления, и стена скользнула назад как раз вовремя - Ник бросился за мной. Его синие глаза встретились с моими, и он снова набычился.

Я была до смерти напугана, но старалась не поддаваться страху. Ни у кого я не видела таких синих глаз, как у Ника. Они были цвета неба, когда ночь встречается с днем. И из-за этой синевы Ник казался более зрелым и более опасным.

- В следующий раз, - сказал он, - просто делай свою работу и нихера не прикасайся ко мне, если хочешь жить.

- Николас, прекрати, - рявкнул Сэм.

Я перехватила его взгляд. Он стоял, прижав ладони к стеклу, словно собирался разбить его, если придется.

- Ты в порядке?

- Прости... - удалось выдавить мне, горло перехватило. - Я просто...

Мне хотелось сказать Сэму про шрам, спросить, не связано ли это как-то с его собственным шрамом, но его напряженный взгляд давал понять, что сейчас не время.

- Прости, - повторила я, отвернулась и поставила свой лоток на стойку, чтобы с головой погрузиться в работу.

Папа вернулся в лабораторию только час спустя.

- Образец Ника готов, - сказала я.

Между его указательным и средним пальцами была зажата полусъеденная соломинка. Отец бросил курить три года назад, и с тех пор соломинки заняли место сигарет.

- Как все прошло? - Он сунул соломинку в рот и сел за свой компьютер.

- Хорошо, - солгала я.

Я развернула стул так, чтобы видеть парней. Кас подбрасывал в потолок теннисный шарик. Трев исчез в ванной комнате. Ник все еще смотрел телевизор.

Сэм... просто лежал на спине с закрытыми глазами.

- Кто звонил? - спросила я отца. - Коннор?

- Да. И все в порядке.

Коннор был назначен Подразделением для проверки, но приходил лишь раз в несколько месяцев, осматривал парней и спрашивал, готовы ли они. Отец постоянно говорил: "нет". И когда я спросила, к чему их готовят, он как всегда ответил: "Это секретная информация".

Сэм принял сидячее положение, мускулы на его предплечьях напряглись. Каждый день, ровно в два часа дня, он тренировался. Наблюдение за ним было для меня глотком свежего воздуха среди всей этой рутины - я ловила каждое его движение.

Я взглянула на электрические часы на стене, было 13:55.

Сэм снял белую футболку и повернулся, демонстрируя мне татуировку на спине. Четыре березы занимали большую ее часть, рассекая ветвями плечи и спускаясь по рукам.

Сначала он сделал упражнения на растяжку, затем принял упор лежа и начал отжиматься. Я как-то посчитала, сколько раз он отжался, делая вид, что занята графиками. Сотню за считанные минуты, и даже ни разу не замедлил темпа. Отец сказал, что он и его команда занимаются именно управлением силой, и Сэм - доказательство того, что генетические изменения работают.

После отжиманий Сэм перешел к приседаниям. Через две камеры от него по-своему тренировался Кас, повторяя приемы карате, увиденные им по телевизору, и движения из хип-хопа.

В 14:51 Сэм снизил темп и снова сделал ряд упражнений на растяжку. Закончив, он схватил со стола полотенце, вытер пот со лба и посмотрел на меня.

Я покраснела и отвернулась, притворившись, что заинтересовалась чем-то на панели управления. Сэм ушел в ванную, но через секунду вернулся и постучал по стеклу.

Я подняла глаза.

- Можно мне холодной воды?

- А мне пива, пожалуйста! - подхватил Кас, затем добавил: - Но вода тоже сойдет.

Будь я одна, я бы встала и без вопросов наполнила два стакана. Но отец был здесь, и последнее слово оставалось за ним, потому что он босс, даже если я его дочь.

- Хорошо, - пробормотал отец, прищуривая глаза под линзами очков, изучая какой-то документ.

- Соломинку можно? - Сэм показал на упаковку на стойке.

- Конечно, - сказал папа, едва взглянув.

Сначала я дала воду Касу, потом направилась к комнате Сэма. Через секунду он достал из люка свою чашку.

- Спасибо.

Он все еще был без футболки, и я, не удержавшись, уставилась на его шрам. Я подумала о Нике.

Были ли еще шрамы? И, если да, то откуда? А у Трева с Касом?

Подняв глаза мгновением позже я обнаружила, что Сэм не отрываясь смотрит на меня, и от его пронзительного взгляда меня бросило в жар.

- Что-нибудь еще? - спросила я.

- Нет.

- Ладно. Тогда я должна вернуться к работе. Там данных много и файлы... всякие.

Развернувшись, я заметила, что отец странно посматривает на меня. Он знает о моих чувствах? Он что, скажет об этом? Но он лишь взял соломинку и вернулся к работе. Я вздохнула, пытаясь успокоиться. Сэм был моей слабостью с тринадцати лет, с тех пор как мы познакомились.

Следующий час я провела, делая вид, что составляю график тестов.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

Дженнифер Руш Измененный Автор: Дженнифер Руш Оригинальное название: Altered Название на русском: Измененный iconМишелль Мэдов Воспоминания Автор: Мишелль Мэдов Оригинальное название:...
Лиззи Девенпорт была перерождена из эпохи Регентства, Англия но она этого еще не знает
Дженнифер Руш Измененный Автор: Дженнифер Руш Оригинальное название: Altered Название на русском: Измененный iconДженнифер Делировна Смит Статистическая вероятность любви с первого взгляда
На счету Дженнифер Смит уже несколько превосходных подростковых романов, заслуживших широкий успех. Ее произведения переведены более...
Дженнифер Руш Измененный Автор: Дженнифер Руш Оригинальное название: Altered Название на русском: Измененный iconДжессика Ширвингтон Объятья Автор: Джессика Ширвингтон Оригинальное...
Линкольну… Внезапно она понимает, что не может быть с ним. И тогда появляется Феникс, падший ангел. Он настойчив и загадочен, но,...
Дженнифер Руш Измененный Автор: Дженнифер Руш Оригинальное название: Altered Название на русском: Измененный iconПриключения Силибу: как устроена Земля оригинальное название
Приключения Силибу: как устроена Земля (оригинальное название Sildau avenoroo: loo eresatle Eratetn)
Дженнифер Руш Измененный Автор: Дженнифер Руш Оригинальное название: Altered Название на русском: Измененный iconМери Линдсей Расколотые души Автор: Мери Линдсей Оригинальное название: Shattered Souls
Линзи слышит голоса и видит ведения – надгробия, наводнения, парня со стальными серыми глазами. Ее парень Зак, не может помочь ей...
Дженнифер Руш Измененный Автор: Дженнифер Руш Оригинальное название: Altered Название на русском: Измененный iconДевять правил соблазнения
Оригинальное название: Sarah Maclean «Nine Rules To Break When Romancing a rake», 2010
Дженнифер Руш Измененный Автор: Дженнифер Руш Оригинальное название: Altered Название на русском: Измененный iconЛеонид Зорин Варшавская мелодия Лирическая драма в двух действиях действие первое
Прежде чем вспыхивает свет и начинается действие, мы слышим слегка измененный записью голос Виктора
Дженнифер Руш Измененный Автор: Дженнифер Руш Оригинальное название: Altered Название на русском: Измененный iconСкотт Спир Бессмертный город Автор: Скотт Спир Оригинальное название: Immortal City
У него осталось несколько дней, чтобы стать полноценным Ангелаом-Хранителем, люди во всем мире конкурируют за возможность быть под...
Дженнифер Руш Измененный Автор: Дженнифер Руш Оригинальное название: Altered Название на русском: Измененный iconЛисл Шуртлиф «Румп: Настоящая история о Румпельштильцхене»
Оригинальное название: Rump: The True Story of Rumpelstiltskin by Liesl Shurtliff
Дженнифер Руш Измененный Автор: Дженнифер Руш Оригинальное название: Altered Название на русском: Измененный iconНазвание фильма (мультфильма) на русском языке

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница