Редакционная коллегия: Кашлев Ю. Б., Лепский В. Е., Галумов Э. А


НазваниеРедакционная коллегия: Кашлев Ю. Б., Лепский В. Е., Галумов Э. А
страница23/29
Дата публикации17.06.2013
Размер4.47 Mb.
ТипРеферат
vb2.userdocs.ru > Информатика > Реферат
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   29

в начало

^ ИНФОРМАЦИЯ И ДИПЛОМАТИЯ

H.H. Извеков

В сфере информации дипломатия, точнее говоря дипломатическая служба, выступает в двух главных ипостасях. В первом случае одной из ее основных задач является сбор и обработка (анализ) информации в интересах проведения государством внешнеполитического курса, обеспечения своей стране достойного места на международной арене.

Другое необходимое направление информационной деятельности дипломатической службы – это обеспечение информационной поддержки внешней политики своего государства, причем как внутри страны, так и, по возможности, за рубежом. В данном контексте дипслужба сама представляет собой важный источник информации. Следует подчеркнуть, что эта исходящая информация носит «направленный» характер, который определяется задачами, стоящими перед дипломатической службой в тот или иной конкретный момент.

Переживаемый нами период, как уже говорилось, принято называть «информационной революцией» либо становлением «информационного общества» и т.д. Разумеется, для таких характеристик существуют многие основания. В их числе можно назвать колоссальное возрастание объемов информации, увеличение ее многообразия по содержанию, равно как и массовое внедрение новых технологий, позволяющих мгновенно передавать информацию на большие расстояния.

Естественно, эти новые обстоятельства создают новые проблемы для дипломатической службы. В первую очередь – необходимость быстро осваивать эти технологии (например, работа в Интернете или «кибер-информационном пространстве»). Нельзя забывать и о тех каналах передачи и получения информации, которые принято ныне считать «традиционными». Речь идет о следующих средствах массовой информации: как электронных (телевидение, радиовещание), так и печатных (газеты, журналы, книги). С позиций дипломатической службы даже в условиях современного «информационного скачка» сохраняет свою большую значимость такой исторически сложившийся канал получения информации, как непосредственное человеческое общение (коллективное и индивидуальное).

Каждый из упомянутых каналов распространения информации имеет свою специфику с точки зрения ее содержания. Глобальная сеть Интернет – это возможность быстро получать разнообразную информацию справочно-фактологического характера. Телевидение и радиовещание представляют собой, главным образом, оперативный источник сообщений событийной направленности. Периодическая печать, в свою очередь, распространяет информацию, в большей мере содержащую элементы аналитики, оценки происходящих событий. Особенно это относится к журналам. Непериодическая печать – книги (монографии, исследования) способны дать представление об истории тех или иных важных международных проблем. В свою очередь, прямое общение с людьми – носителями информации обеспечивает обретение таких сведений и таких деталей, которые практически невозможно получить по названным выше каналам.

Следует еще подчеркнуть, что необходимость работать с оптимально возможным количеством различных источников вытекает из существа и характера задач, стоящих перед информационно-аналитической работой дипломатической службы, поскольку она обязана обеспечивать государственное и политическое руководство страны «качественной» информацией. В первую очередь это касается аналитических материалов. Качество последних определяется такими характеристиками, как «достоверность», «полнота», «актуальность».

Практическая ценность аналитических материалов дипслужбы особо возрастает в тех случаях, когда в них содержатся элементы «упреждающей» информации, т.е. такой, которая дает возможность правильно предвидеть или спрогнозировать дальнейшее развитие политических событий в той или иной стране или даже целом регионе мира.

Практически трудно себе представить, чтобы действительно серьезный аналитический материал мог бы быть подготовлен дипломатической службой на основе лишь двух источников информации, пусть даже весьма солидных и оперативных.

Опыт показывает, что для понимания новых явлений в различных странах мира, имеющих социальную, религиозную или национально-этническую окраску, важно в необходимых случаях вступать в непосредственный контакт с представителями соответствующих движений. Именно прямое общение способно не только дать реальную картину того, каковы планы и цели таких групп, но и получить их достоверный социально-политический и психологический портрет. Последний трудно «нарисовать», используя, скажем, лишь средства массовой информации.

Небольшой пример на этот счет из числа совсем недавних событий. СМИ многих стран много писали о выступлениях «антиглобалистов». Однако из всех этих сообщений практически невозможно понять, почему в рядах этого движения, которое приобрело внушительный размах, вдруг объединились люди, принадлежащие к самому широкому политическому спектру – от крайне правых до крайне левых.

Разумеется, необходимость эффективно работать с оптимально широким набором источников информации в современных условиях делает крайне актуальным повышение уровня профессиональной подготовки сотрудников дипломатической службы.

Речь, очевидно, должна идти как о сравнительно общих дисциплинах, в частности проблемах современной мировой экономики и международных отношений в области безопасности, так и о более специализированных предметах, в числе которых можно назвать навыки работы в Интернете, а также психологию в ее социальном и индивидуальном ракурсах. Поэтому можно только приветствовать то, что сегодня в нашем обсуждении тема роли психологии в работе с информацией присутствует достаточно весомо.

К сказанному следует, безусловно, добавить, что знание психологии очень важно и применительно к другому направлению деятельности, которой должна заниматься дипломатическая служба. Это «направленная информация», или внешнеполитическая пропаганда.

Для обеспечения эффективности «направленной информации», адресованной зарубежной аудитории в какой-либо стране необходимо принимать во внимание несколько существенных обстоятельств. В их числе можно назвать, прежде всего, реалии социально-экономической ситуации в данной стране, а также сложившийся менталитет основной массы ее населения, равно как и учитывать колебания в политических настроениях в данной среде. Нужно при этом провести различие между понятиями «менталитет» и «общественное настроение». Оно заключается в том, что менталитет формируется под влиянием ряда постоянных или долгосрочных факторов – природно-географической среды, исторически обусловленных особенностей социального и экономического развития страны, и поэтому обладает значительной устойчивостью или инерционностью. Напротив, общественные настроения в любой стране подвержены заметным колебаниям в зависимости от тех или иных событий в национальной и международной жизни и, конечно, в значительной мере находятся под воздействием со стороны средств массовой информации.

Если упомянутые обстоятельства применительно к какой-то стране в расчет не принимаются либо учитываются недостаточно, то пропаганда извне, направленная на эту страну, может оказаться контрпродуктивной даже при условии самого интенсивного ее ведения. Можно сослаться на конкретный пример из реальной жизни, относящийся, кстати, к России. Известно, что с начала 90-х годов американское «присутствие» в информационном поле нашей страны было более чем существенным.

Однако в известном докладе Конгресса США, опубликованном в сентябре 2000 г. и посвященном российско-американским отношениям, отмечался резкий рост антиамериканских настроений в России в течение именно 90-х годов, чего не было даже в самые напряженные годы «холодной войны». Подобный феномен можно объяснить лишь нежеланием или неумением считаться с российскими реалиями, в том числе и в сфере социальной психологии и «русского менталитета» со стороны тех, кто занимался в США вопросами «направленной информации» на Россию.

В заключение хотелось бы в постановочном плане кратко затронуть два вопроса.

Первый. Динамичное развитие глобального информационного поля и широкое внедрение информационных технологий делает актуальным разработку и принятие, например в ООН, основных принципов международного информационного права. Отдельные элементы такого права уже содержатся в некоторых международно-правовых документах: Всеобщей Декларации прав человека (статья 19), Международном Пакте о гражданских и политических правах (статьи 19, 20), Европейской Конвенции о защите прав человека (статья 10), в ряде документов ЮНЕСКО по вопросам распространения информации. Ныне речь может идти о том, чтобы закрепить и развить уже имеющиеся элементы в специальной международной конвенции и, возможно, в других правовых документах мирового сообщества.

Второй. Усиливающаяся потребность в обеспечении информационной безопасности на национально-государственном уровне делает актуальным законодательное оформление понятия «информационный суверенитет». Надо сказать, что многие конкретные моменты, связанные с данным понятием, отражены в «Доктрине информационной безопасности России», утвержденной в 2000 г. президентом Путиным, хотя в самом документе термин «информационный суверенитет» не упоминается. Логично предположить, что многие положения «Доктрины» могли бы быть активно использованы при подготовке ряда российских законопроектов по регулированию вопросов в сфере распространения информации.

в начало

^ ПРОБЛЕМЫ КОММУНИКАЦИИ И ИНФОРМАЦИИ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ

Ю.Б. Кашлев

По мере того как обмен информацией приобретал массовый характер, эта тема становилась предметом обсуждения в международных организациях. Первой из них стал Всемирный почтовый союз, созданный в середине XIX века. Значительно позже появился Международный союз электросвязи, который действует и по сей день, занимаясь в основном распределением радиочастот мирового эфира между государствами.

Когда радиовещание стало использоваться для пропаганды, в том числе подрывной, против других государств, началось обсуждение идеи о запрещении враждебной радиопропаганды. В предшественнице ООН – Лиге Наций – уже в 1938 г. была принята конвенция об использовании радиовещания в интересах укрепления мира.

Сегодня проблематика международного обмена информацией обсуждается в большинстве всемирных организаций.

В ООН это происходит в основном по трем направлениям. Во-первых. Наиболее важные аспекты данной проблематики поднимаются на сессиях Генеральной Ассамблеи, где принимаются соответствующие резолюции. Так, в декабре 1998 г. Генеральная Ассамблея ООН по инициативе России приняла резолюцию «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникации в контексте международной безопасности». Во-вторых, в структуре ООН имеется специальное подразделение – департамент общественной информации, который занимается в основном пропагандой деятельности Организации. В-третьих, существует Комитет ООН по информации, в котором представлены все члены Организации и который рассматривает отношения между государствами в этой области; ситуация в этом Комитете характеризуется острым противостоянием между западными и развивающимися странами.

Вторая по значению всемирная организация – ЮНЕСКО – вплотную занимается проблемами коммуникации и массовой информации, проводит региональные и всемирные конгрессы на эту тему, готовит самые известные исследования, реализует Международную программу развития коммуникации (помощь в этой сфере развивающимся странам).

Вопросы информации и коммуникации присутствуют в деятельности Совета Европы (главным образом, через призму нарушений прав человека в области информации), Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, таких специализированных организациях, как Аудиовизуальная Эврика, Европейская аудиовизуальная Обсерватория и др.

Информационные подразделения имеются практически во всех международных организациях, включая НАТО, Движение неприсоединившихся государств и т.д. Кстати, и в СНГ есть органы, занимающиеся проблематикой информации, но, честно говоря, работа их незаметна.

В последние годы во многих международных организациях рассматриваются проблемы, связанные с Интернетом. Так, европейский Союз, точнее Европейская Комиссия, еще в 1994 г. приняла решение о переходе Европы к информационному обществу. В Азиатско-Тихоокеанском регионе активно занимается и информационными делами АТЭС, где имеется специальная группа по электронной коммерции. В арабском мире действует Региональная арабская сеть информационной технологии, объединяющая центры 20 стран. Все больше внимания уделяют проблемам Интернета, электронной коммерции Всемирная торговая организация, Организация экономического сотрудничества и развития и, само собой разумеется, ЮНЕСКО. Не исключено, что в будущем может возникнуть идея объединения усилий и подразделений в этой области в новую единую всемирную организацию системы ООН по электронной информации.

в начало

^ ОТ ТРАДИЦИОННОЙ ДИПЛОМАТИИ К ПУБЛИЧНОЙ ДИПЛОМАТИИ

В.Г. Сеидов

Для России наступило время выработки и применения комплексной, всеобъемлющей и долгосрочной геостратегии новых политических реалий в международных отношениях. Эта потребность вызвана из взаимодействия двух фундаментальных реальностей: США продолжают считать себя единственной сверхдержавой, а Европа остается основной ареной международных интересов Америки. Именно изменение соотношения сил на Европейском континенте, в конечном итоге, будет определять решающее значение, кто и как будет главенствовать в мире.

Влияние Америки и СССР на Европу было беспрецедентно по своему воздействию, но сегодня США «выступает в роли арбитра для Европы, причем нет ни одной крупной европейской проблемы, решаемой без участия Америки или вразрез с интересами Америки».

Исследование того, как и каким же образом Вашингтону удалось взять под контроль целый континент, имеет жизненно важное значение для выработки приоритетов внешней политики России на ближайшее будущее. Известные западные политологи прогнозируют, что в ближайшие 30 лет вряд ли кто-либо будет оспаривать статус Америки в четырех главных аспектах силы (военном, экономическом, техническом и культурном).

Разумеется, названные четыре компонента силы в совокупности и определили решающее политическое влияние США в мире. И все же, на наш взгляд, основной удар по советскому строю был нанесен в ходе идеологической борьбы. «Холодная война» была проиграна Москвой по всем показателям, и, прежде всего, потому что внешнеполитическая, как и внутренняя, пропаганда подвергалась жесточайшей цензуре, что лишало советскую информацию оперативности и актуальности.

Известный французский политолог Ф. Бенетон, говоря об идеологии, пишет: «В общеупотребимом языке это понятие не имеет четких очертаний, поскольку стремится объять слишком многое: политические доктрины, религию, философию... Доведенное до предела, всякое утверждение, не являющееся чисто фактическим, становится «идеологическим». Именно идеологизация информации лишала ее привлекательности, а чрезмерная секретность – эффективности. Белый дом между тем весьма умело совершенствовал методы и средства идеологической работы, доведя ее до совершенства, эту сферу деятельности было решено назвать «публичной дипломатией».

«Публичная дипломатия» присутствовала в международных отношениях во все времена, «мы только дали этому явлению новое имя из-за недостатка лучшего описания», – отмечал на слушаниях в американском Конгрессе в 1986 г. председатель комитета по иностранным делам палаты представителей Д. Фоссэл.

«Публичная дипломатия» США носила многосторонний характер, она была в действии, когда «в начале своей карьеры Анвар Садат, Валери Жискар д'Эстен и Гельмут Шмидт в числе многих других лидеров мира посетили США» по линии правительственных программ. Когда «латиноамериканцы смотрели по своим местным телестанциям фильм «Путешествие», описывающий опасность, присущую всем обществам, в том числе и их собственному – опасность незаконной перевозки наркотиков, или же когда американские астронавты приземлились впервые на Луне, именно работники публичной дипломатии через «Голос Америки» – радиослужба ЮСИА – донесли слова Нейла Армстронга до миллионов людей на Земле».

«Публичная дипломатия» – это информирование международной общественности, поддержание контактов с другими народами в сфере образования и культуры, нацеленное на создание привлекательного образа своей страны. По признанию самих американцев, публичной дипломатией они занимаются с конца 1940-х годов, но любое изменение расстановки сил на международной арене в последние три десятилетия после войны требовало от Белого дома корректировку задач публичной дипломатии. В 70-е годы:

1)        изменившиеся отношения между Востоком и Западом модифицировали цели и риторику «холодной войны»;

2)        конфронтация между Севером и Югом активизировала чувство экономической взаимозависимости государств;

3)        аспекты выживания в условиях усилившейся взаимозависимости сделали международные отношения сферой интересов не только избранной элиты, но и больших сегментов общественности;

4)        «взрыв грамотности» и коммуникационных технологий предоставили этой общественности больший доступ к насущной информации и, соответственно, большее влияние на национальную политику;

5)        возросшая значимость вопроса о правах человека обострила продолжающийся идеологический конфликт;

6)        гонка вооружений сделала использование военного фактора в международных делах неразумным и более сомнительным, Вашингтон стал искать другие формы ведения внешнеполитической деятельности;

7)        рост числа независимых государств сделал сферой публичной дипломатии, по существу, весь мир.

Президент Дж. Картер, следуя предвыборным обещаниям реформировать систему правительственных органов, в 1978 г. перестроил структуру внешнеполитической пропаганды.

С одобрения Конгресса бюро по делам культуры и образования Госдепартамента было соединено с ЮСИА, образовав новое ведомство ЮСИКА (Агентство международных коммуникаций США).

Перед ЮСИКА были поставлены две задачи:

1.        Рассказывать миру о США и ее политике – в частности, о ее приверженности культурному разнообразию и индивидуальной свободе.

2.        Рассказывать американской общественности о мире для того, чтобы обогатить ее культуру, а также дать американцам «понимание, как эффективно решать проблемы, возникающие среди государств».

Однако реформы и идея активизации культурных контактов за счет корректировки государственной пропаганды вошли в противоречие с внешне- и внутриполитической конъюнктурой 1980-х годов. Поправение общественных настроений в стране и приход к власти консерваторов наряду с глобализацией и усилением международной напряженности вновь сместили акценты с культурно-образовательных обменов на массированную пропаганду. В 1982 г. рейгановская администрация, сохраняя прежнюю структуру внешнепропагандистского ведомства, но, дополняя ее новыми программами, вновь переименовала его в ЮСИА.

Возможности международных коммуникационных органов оказались под целенаправленным вниманием президентов и Конгресса США. В 1988-й финансовый год выделили 392 млн. долларов, включая 169,6 млн. долларов, – на «Голос Америки», 172,5 млн. долларов – на радио «Свобода» и «Свободная Европа», 37 млн. – на телесеть «Уорлднет» и 12,8 млн. долларов – на «Радио Марти».

Особую роль ЮСИА отводило радиослужбе «Голос Америки», она была полуофициальным органом правительства США. Однако ее цели формулировались весьма осторожно и взвешенно:

1.        «Голос Америки» должен последовательно выполнять роль надежного и авторитетного источника информации.

2.        «Голос Америки» должен представлять Америку, а не какой-то один сегмент американского общества, и таким образом он будет давать сбалансированную и всеобъемлющую проекцию американской мысли и институтов.

3.        «Голос Америки» будет рассказывать о политике Соединенных Штатов ясно и эффективно и будет также давать ответственную дискуссию и мнения об этой политике.

Более скромная роль отводилась радиостанциям «Свобода» и «Свободная Европа», хотя, по утверждению их президента Дж. Бакли, «они являются наиболее надежным источником новостей и анализа для своих слушателей, людей – более двадцати национальностей в Восточной Европе и СССР»... и передаваемая ими информация «концентрируется на книгах запрещенных авторов, религиозной тематике и историко-культурном анализе, опровергающем постулаты марксизма. Не случайно французский философ Арон назвал это время «идеологией в поисках политики».

Э. Тоффлер в те же годы отмечал, что «все наши политические институты должны будут в ближайшем будущем переориентироваться, т.к. мы вступаем в социально-экономическую структуру нового типа. Мир изменился; того мира, символом которого были дымовые трубы и конвейерное производство, уже нет».

Одной из последних и чрезвычайно эффективных программ ЮСИА стала всемирная телевизионная сеть «Уорлднет», по которой на 203-й прямой телевизионной пресс-конференции с участием журналистов пяти европейских стран Э. Тоффлер отмечал, что подсистемы, элементы и составные части общества становятся более сложными и многообразными, когда же социальная структура становится еще более разнородной, общественным институтам необходимо обмениваться информацией в гораздо большем объеме, чем ранее, чтобы она могла вообще функционировать и находиться в равновесии, что компьютеры и телекоммуникационные системы также способствуют усложнению структуры общества и накоплению информации в еще большем объеме; вступает в действие обратная связь, создающая в свою очередь дополнительную информацию... Следствием этого процесса будет перемещение в последующие 20–30 лет вопросов информации и коммуникаций в центр политической жизни общества. В центре внимания окажутся не только проблемы частной жизни, шпионской деятельности, промышленного шпионажа, но и проблемы международных отношений.

В мире уже возникают конфликтные ситуации при передаче информации за границу с теми странами, над которыми подвешиваются спутники связи. Развитие технологии не требует возникновения какого-то определенного социального строя, это следствие тех решений, которые принимают сверхдержавы. Неверное решение может поляризовать общество на людей, обладающих компьютерной грамотой, подключенных к кабельному телевидению, принимающих передачи по системе спутниковой связи и на массы трудящихся, которые лишены доступа к информации.

СМИ по существу распространяют одно и то же представление одновременно среди миллионов людей. «Осыпая нас шрапнелью образов и представлений, информационная бомба взрывается в самой гуще людей, существенным образом меняя личностное восприятие и воздействуя на наш внутренний мир», – писал Тоффлер в книге «Третья волна».

После первой пресс-конференции «Уорлднет» в 1983 г. прошли тысячи диалогов, в которых принимали участие президенты многих стран мира, госсекретари США, министры обороны, ведущие экономисты США и Латинской Америки о роли рыночных сил в развивающихся странах, серия передач о выборах президента США, программы об опасности озоновому слою, интервью с руководителями ряда государств и т.п.

Международная телевизионная сеть «Уорлднет» связывает Вашингтон с более чем 100 городами в 80 странах. В Западной Европе ее специализированная служба «Евронет» охватывает 96 местных кабельных систем, 8 телевизионных станций и 121 гостиницу, принимающих телепередачи из Вашингтона. Кроме того, прием передач «Евронет» осуществляют около 40 постов ЮСИА в Западной Европе, где передачи записываются и рассылаются учреждениям, библиотекам и т.д. Вещание ведется на английском языке два часа в сутки, ее аудитория составляет примерно 4 млн. человек.

Еще один действенный канал, применяемый ЮСИА для передачи информации за рубеж, – «беспроволочное досье», предназначенное для хранения и распространения текстов официальных речей и материалов брифингов по политическим, социальным, научным и культурным проблемам непосредственно из Вашингтона.

Меньший удельный вес, но все же довольно важное место в структуре ЮСИА занимали различные культурно-образовательные обмены. Самая известная из программ – фулбрайтовская, в рамках которой, например, в разгар «публичной дипломатии» в 1984 г. свыше 4300 американских и зарубежных профессоров, исследователей приняли самое активное участие. Еще одна программа имени X. Хэмфри была нацелена на находящихся в зените своей карьеры ученых из стран третьего мира, которые хотели бы повысить свою квалификацию в университетах США.

Ученые, которых ЮСИА приглашало выступить с лекциями в зарубежных странах, традиционно были лояльно настроены к американскому правительству и американскому образу жизни. Но в условиях усиливающейся идеологической конфронтации в мире и проведения администрацией США жесткого внешнеполитического курса, новые лица в ЮСИА и те, кто стояли выше – люди из ближайшего окружения Рейгана, видимо, считали, что привлекаемые к сотрудничеству, также должны занимать жесткую, бескомпромиссно проамериканскую позицию.

Правда, не обходилось и без недоразумений. Академическая община при всей своей лояльности к американскому строю не привыкла, чтобы ею помыкали. В начале 1982 г. разразился скандал, когда известный специалист в области международных отношений профессор Ф.У. Нил обвинил ЮСИА на страницах «Нью-Йорк таймс» в том, что оно отказалось финансировать его участие в научной конференции в Белграде по идеологическим и политическим причинам. С признаниями о попытках шантажа и угроз со стороны чиновников ЮСИА в Австралии выступил специалист по истории США XIX века профессор Р. Карри, человек, в силу своих профессиональных интересов далекий от текущей политики, но которого ЮСИА стремилось заангажировать в поддержку курса Рейгана.

Гораздо более скромное место в системе ЮСИА занимали печатные издания. Хотя агентство и публиковало 8 журналов и несколько коммерческих бюллетеней на 18 языках, тиражи их были невелики. Приоритетное значение традиционно отдавалось выходящему на русском языке ежемесячнику тиражом более 50 тыс. экз. «Америка» и двухмесячнику на английском и испанском языках – «Проблемы коммунизма». Первое издание было призвано с позиций социологии пропаганды размывать у читателей негативный образ Америки, задачи второго – предупредить все страны мира об «угрозе коммунизма» и выработать единую стратегию и тактику действий.

Однако интересы публичной дипломатии были направлены не только против СССР, его действительных или потенциальных союзников: ЮСИА издавало и иные печатные органы, рассчитанные на другие регионы. На страны района Сахары нацелен англо- и франкоязычный двухмесячник «Топик», на Ближний Восток и Северную Африку – арабо-язычный «Аль Маджал». Кроме того, ЮСИА публиковало на английском, французском и испанском (а иногда и на других языках) ежеквартальник американской культуры и общественной мысли «Диалог». Не была забыта и экономическая проблематика – в лице англо- и испаноязычного ежеквартальника «Экономик импект».

И все же при всей важности, по своим масштабам и финансовому обеспечению они значительно уступают внешнеполитическому радио- и телевещанию. О приоритетном значении радиотелевизионного комплекса свидетельствует богатый международный опыт, в том числе опыт активного использования радиостанций во внештатных международных ситуациях.

Функционирование публичной дипломатии, как можно предположить, тесно связано с состоянием международных отношений, с международным климатом. Доказано, что в периоды международных кризисов или обострения обстановки главные участвующие в конфликте стороны резко активизируют свои пропагандистские усилия. Во время волнений в Польше в 1970 г. «Голос Америки» временно увеличил объем вещания на Польшу и соседние с ней Венгрию и Чехословакию. То же самое сделали СССР и Китай. В 1981 г., когда кризис в Польше приобрел более резкие очертания, и повысились политические ставки – особенно после введения чрезвычайного положения, – СССР также увеличил объем вещания и довел до 70 часов в неделю. Чехословакия, которая прекратила передачи на Польшу в сентябре 1950 г., возобновила их в начале 1981 г. и довела до 28 часов в неделю. ГДР, введя польскую службу в октябре 1981 г., к концу года довела объем вещания до 25,75 часов в неделю.

«Голос Америки» также неоднократно увеличивал свой радиорацион для Польши до 49 часов в неделю. У Би-би-си объем вещания стал 26,5 часа. Даже Франция, отличавшаяся политической корректностью и выдержанностью, нежеланием глубоко вовлекаться в идеологические конфликты, учредила ежедневное вещание в рамках своей службы на Восточную и Центральную Европу. Еще более далекая от европейских дел Канада, как союзник по НАТО, также внесла свою лепту в радиопропаганду на Польшу (в 1982 г. она составляла 5,25 часа в неделю).

Иногда, однако, увеличение вещания на какую-то страну или регион не сопровождало появление критического узла, а предшествовало ему, давая знать, таким образом, о приближающихся военно-дипломатических действиях. Прелюдией к вторжению советских войск в Афганистан в 1979 г., например, явилось возрастание объемов радиопередач на местном языке (дари). В дальнейшем, когда война в этой стране пылала со всей силой, советское вещание на языках дари, пушту, урду составляло соответственно 42, 21 и 28 часов в неделю.

«Голос Америки» в свою очередь начал вещание на дари с сентября 1980 г., на пушту – в июле 1982 г., и в 1983 г. объем этих передач составлял по 10,5 часов в неделю на каждом из языков. Кроме того, в свете советско-афганской войны были активизированы программы на южные республики СССР: в 1982 г. возникла азербайджанская служба (3,5 часа в неделю), а узбекская служба в 1981 г. выросла до 14 часов в неделю. С 1981 г. передачи на пушту стала вести Би-би-си и «Немецкая волна».
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   29

Похожие:

Редакционная коллегия: Кашлев Ю. Б., Лепский В. Е., Галумов Э. А iconКнига первая
Редакционная коллегия Б. В. Веймарн, Б. Р. Виппер, А. А. Губер, М. В. Доброклонский, Ю. Д. Колпинский, В. Ф. Левинсон-Лессинг, А....
Редакционная коллегия: Кашлев Ю. Б., Лепский В. Е., Галумов Э. А iconК. С. Станиславский Моя жизнь в искусстве
Редакционная коллегия: М. Н. Кедров (главный редактор), О. Л. Книппер-Чехова, А. Д. Попов, Е. Е. Северин, Н. М. Горчаков, П. А. Марков,...
Редакционная коллегия: Кашлев Ю. Б., Лепский В. Е., Галумов Э. А iconКнига первая под общей редакцией Б. В. Веймарна и Ю. Д. Колпинского
Редакционная коллегия Б. В. Веймарн, Б. Р. Виппер, А. А. Губер, М. В. Доброклонский, Ю. Д. Колпинский, В. Ф. Левинсон-Лессинг, А....
Редакционная коллегия: Кашлев Ю. Б., Лепский В. Е., Галумов Э. А iconПравила оформления статей в «Байкальский зоологический журнал»
...
Редакционная коллегия: Кашлев Ю. Б., Лепский В. Е., Галумов Э. А iconПоложение о соревнованиях по конкуру «кубок осиновой рощи»
Ответственность за организацию и проведение соревнований несет Оргкомитет и Главная судейская коллегия. Оргкомитет и Главная судейская...
Редакционная коллегия: Кашлев Ю. Б., Лепский В. Е., Галумов Э. А iconПри участии роо «Санкт-Петербургская коллегия патентных поверенных» Информационный партнер
«Сотрудничество Северных стран и России в сфере защиты прав интеллектуальной собственности»
Редакционная коллегия: Кашлев Ю. Б., Лепский В. Е., Галумов Э. А iconРешением Октябрского районного суда Карагандинской области от 12...
Кассационная судебная коллегия Карагандинского областного суда Республики Казахстан в составе
Редакционная коллегия: Кашлев Ю. Б., Лепский В. Е., Галумов Э. А iconРешением суда от 12 июня 2012 года исковые требования
Апелляционная судебная коллегия по гражданским и административным делам Карагандинского областного суда Республики Казахстан в составе...
Редакционная коллегия: Кашлев Ю. Б., Лепский В. Е., Галумов Э. А iconГруппа «А» 1 мвд 2 мчс 3 минспорт 4 администрация главы рм 5 КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ группа «В»
...
Редакционная коллегия: Кашлев Ю. Б., Лепский В. Е., Галумов Э. А iconПри участии роо «Санкт-Петербургская коллегия патентных поверенных» Информационный партнер
Международного дня интеллектуальной собственности, состоится открытие международного проекта «Сотрудничество России и стран Северной...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница