Книга написана доступным языком и проиллюстрирована целым рядом художественных примеров из жизни людей, стран и цивилизаций


НазваниеКнига написана доступным языком и проиллюстрирована целым рядом художественных примеров из жизни людей, стран и цивилизаций
страница1/32
Дата публикации17.06.2013
Размер4.9 Mb.
ТипКнига
vb2.userdocs.ru > Информатика > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32
Информационная война. - М.: Радио и связь, 1999. — 416 с. (Расторгуев С. П.)
Изложены основные аспекты проблемы "информационной войны": показаны ее история, современное состояние, перспективы; введены основные определения;

сформулированы ключевые задачи, решение которых неизбежно для разработки конкретной тактики и стратегии информационного воздействия. В книге представлен ряд важных оригинальных результатов по теории информационного оружия.

Отдельной частью в книге представлен математический аппарат, предназначенный для исследования возможностей информационных самообучающихся систем в условиях целенаправленного информационного воздействия.

Книга написана доступным языком и проиллюстрирована целым рядом художественных примеров из жизни людей, стран и цивилизаций.

Для научных работников и специалистов в области теории управления и образования, может быть полезна широкому кругу читателей, интересующихся проблемой обеспечения информационной безопасности.

Введение в проблему

Часть первая. Самозарождающиеся и разрушающиеся структуры

Введение

Глава 1. Саморазрушающиеся информационные структуры

1.1. Исчисление высказываний и гибель формул

1.2. Обучение через уничтожение (саморазрушающиеся нейросети)

1.3. Жизнь как плата за обучение

^ Глава 2. Самовозрождающиеся информационные структуры

2.1. Обучение через рождение (самозарождающиеся нейросети)

2.2. Жизнь как неизбежность

Глава 3. Алгоритмы самозарождения знания (опыт построения практической системы)

3.1. Жизненная сила элемента

3.2. Человечество как СР-сеть

3.3. Проблема останова для человека

3.4. Пример познания через рождение и гибель

3.5. Обучение без учителя

^ Глава 4. ЭВМ, СР-сети и эмоции как критерии истинности (возникновение нового знания)

Глава 5. Возможности самозарождающихся и разрушающихся структур

Выводы

Часть вторая. Информационное оружие и проблема алгоритмической неразрешимости перспективности для информационных самообучающихся систем

Глава 6. «Информационная война» в материалах прессы

^ Глава 7. Информационная война как целенаправленное информационное воздействие информационных систем

Глава 8. Проблема выигрыша информационной войны в человеческом обществе

^ Глава 9. Обучение как процесс информационного воздействия (толкование теорем о возможностях Р-, СР-сетей)

Глава 10. Приемы информационного воздействия

Глава 11. Проблема начала информационной войны

^ Глава 12. Типовая стратегия информационной войны

Глава 13. Последствия информационной войны

Глава 14. Источники цели или кто дергает за веревочку.

Выводы

Часть третья. Самоуничтожение как неотъемлемое свойство самообучаемой системы

Введение

^ Глава 15. Проблема бессмертья информационных систем

Глава 16. Распространение информационных волн в социальном пространстве

Глава 17. Психические программы самоуничтожения

^ Глава 18. Самоуничтожение в мире программного обеспечения

Глава 19. Самоуничтожение цивилизаций

Вывод

Часть четвертая. Проблема невидимости

Введение

^ Глава 20. Информационные угрозы

20.1. Явные угрозы

20.2. Защита от явных угроз

Глава 21. Понятие скрытой угрозы

Глава 22. Уровень суггестивных шумов

^ Глава 23. Генерация скрытых программ

Глава 24. Моделирование процесса целеобразования

24.1. Пространство целей как множество знаний суггестивной угрозы

24.2. Проблема невидимости

Выводы

Часть пятая. Суггестия и безопасность

Введение

^ Глава 25. Признаки информационного поражения

Глава 26. Защита от скрытых угроз

26.1. Понятие информационной мишени (проблема попадания в цель)

26.2. Логика вопросов и защита от них (проблема соответствия воздействия состоянию системы)

26.3. Выявление скрытых образований (проблема исследования алгоритма)

26.4. Блокировка проявлений скрытых образовании (проблема контроля процессов)

26.5. Защита информации в защищенной системе (принципы целостности и изменчивости в решении задачи обеспечения безопасности)

^ Глава 27. Суггестия и безопасность

27.1. Управление суггестивным шумом

27.2 «Структура магии» и проблема останова

27.3. Убийство целей как задача системы безопасности

^ Глава 28. Хроника одной информационной войны

Выводы

Часть шестая. Проектирование знания

Введение

Глава 29. Прогнозирование поведения информационных систем

^ Глава 30. Текущее знание как структура процесса

Глава 31. Мир подобных структур

Глава 32. Преобразование структур

Глава 33. Хаос в принятии решения

^ Глава 34. Устойчивость знания

Глава 35. Проблема проектирования устойчивых информационных систем

35.1. Эволюция знания

35.2. Возможности системы через возможности по преобразованию ее структуры

35.3. Постановка задачи на проектирование структуры информационной системы

^ Глава 36. О том, что осталось за кадром, или по чуть-чуть обо всем

Выводы

Заключение

Глоссарий

Список литературы

Очень краткая лекция по теории информационной войны


Предисловие рецензента
Представляемая на суд читателей книга С.П. Расторгуева «Информационная война» вызывает широкую гамму чувств. Очень много в последние годы пишут об информационных войнах, угрозах и т.п., даже слишком много. Однако авторы в большинстве своем выхватывают из этой очень сложной проблемы (как и любой вид войны, кстати) отдельные кусочки и тщательно их пережевывают, иногда с завидным аппетитом.

Расторгуев С.П. впервые же предложил человеческому сообществу рас­смотреть суть информационной войны с различных сторон, определив цели, задачи, алгоритмы, стратегию и тактику информационной войны, положив в основу достаточно строгие математические обоснования и развитую им теорию самозарождающихся и разрушающихся структур (СР-сетей).

Человечество с незапамятных времен сталкивалось с проблемой информа­ционных войн на всех уровнях, и лук, стрелы, мечи, пушки и танки, в конце концов, только завершали физический разгром сообщества, уже потерпевшего поражение в информационной войне.

Данная книга рассчитана на очень широкий круг читателей, на всех, кто вынужден, живя в этом мире, полном противоречий и взаимоисключающих интересов, вести информационные войны разных уровней. Здесь и государст­венные деятели, которым необходимо квалифицированно защищать интересы государства от сторонних угроз; политики, которым необходимо выплыть из моря информационных угроз со стороны других партий и движений; руководи­тели банков, финансово-промышленных групп, фирм, желающие победить в конкурентной борьбе, которая является по своей сути вариантом информационной войны; и просто индивидуумы, обреченные на ежедневные информационные стычки со средствами массовой информации, с семьей, коллегами по работе и т.п. Чтобы выиграть, нужно знать и уметь. Этому знанию и умению посвящена данная книга. Любой читатель может найти в ней разделы, наиболее подходящие его складу ума; без значительного ущерба для общего понимания про­блемы и выводов при чтении можно пропустить математические выкладки, просто поверив, что так оно и есть. Для математиков же эти разделы имеют самостоятельную ценность, т.к. развитая автором теория самозарождающихся и разрушающихся структур представляет из себя стройную и оригинальную систему научных положений, теорем и их доказательств.

Многие, конечно, могут упрекнуть автора в «утяжелении» книги философ­скими и лирическими отступлениями и рассуждениями на религиозные темы, хотя последние вызваны тем глубоким уважением, которое испытывает автор как специалист перед основателями мировых религий, сумевших создать не­обыкновенно устойчивые информационные системы, функционирующие на фоне возникающих и исчезающих государств и других человеческих сообществ.

В целом книга С.П. Расторгуева «Информационная война» является в настоящее время наиболее полным и квалифицированным исследованием по этой проблеме. Прочесть ее рекомендуется каждому, а для государственных деятелей, политиков, деловых людей и журналистов, профессионально участвующих в информационных сражениях, она должна стать настольным справочником и пособием, если эти сражения они, конечно, собираются выигрывать.

Доктор технических наук, профессор ^ А.В. Фесенко

Автор считает своим долгом поблагодарить специалистов и организации, оказавших помощь рождению данной книги: Аппарат Совета Безопасности РФ, Центр общественных связей ФСБ России, Комитет по безопасно­сти Государственной Думы Российской Федерации, издательство «Радио и Связь». Особая благодарность – руководству Секции «Военно-технические проблемы» Российской инженерной академии. ,,


Введение в проблему
Мудрый человек знает, что его ум и есть путь,
глупый же человек намечает путь за пределами
своего ума. Он не знает ни то, где находится путь,
ни то, что ум сам по себе есть путь.


Бодхидхарма

Жила была обычная Черепаха и постоянно таскала на своей спине тяжелый панцирь. Панцирь придавливал ее к земле, и каждый шаг Черепахе давался тяжело. Поэтому жизнь ее, измеряемая количеством этих непростых шагов, также была нелегкой.

Но зато, когда из соседнего леса прибегала голодная Лиса, Черепаха прятала голову под панцирь и спокойно пережидала опасность. Лиса прыгала вокруг, пробовала панцирь на зуб, пыталась перевернуть свою жертву, короче говоря, применяла все присущие агрессору приемы, но Черепаха стояла на своем и оставалась живой.

Однажды Лиса принесла с собой большой кошелек, привела юриста и, усевшись напротив, предложила свои услуги по покупке панциря. Долго думала Черепаха, но в силу бедности фантазии вынуждена была отказаться. И опять рыжая удалилась ни с чем.

Шло время, окружающий мир изменялся. В лесу появились новые технические телекоммуникационные средства. И однажды, выйдя из дома, черепаха увидела висящий на дереве телевизионный экран, где демонстрировались летающие черепахи без панциря. Захлебывающийся от восторга диктор-дятел комментировал их полет: «Какая легкость! Какая скорость! Какая красота! Какое изящество!»

День смотрела черепаха эти передачи, два, три...

И потом в ее маленькой голове родилась мысль о том, что она дура, раз таскает на себе подобную тяжесть – панцирь. Не лучше ли сбросить его? Жить тогда станет намного легче. Страшно? Да, немного страшно, но в последних новостях телеведущая Сова заявила, что будто Лиса подалась в кришнаиты и уже стала вегетарианкой.

Мир преображается. Лес вон тоже становится совсем другим, все меньше остается в нем деревьев и самобытных зверей, а все больше становится похожих друг на друга бездомных собак и шакалов.

Почему бы не полетать? Небо – оно такое большое и такое прекрасное!

«Достаточно отказаться от панциря и мне сразу будет легче!» – думала Черепаха.

«Достаточно отказаться от панциря и ее сразу будет легче есть!» – думала Лиса, подписывая счет на очередную рекламу летающих черепах.

Ив одно прекрасное утро, когда небо, как никогда казалось большим, Черепаха сделала свой первый и Последний шаг к свободе от системы защиты.

Черепаха не знала и уже никогда не узнает, что информационная война – что целенаправленное обучение врага тому, как снимать панцирь с самого себя.

В 1792 году, за 20 лет до первой отечественной войны России с Францией, Иваном Андреевичем Крыловым, великим русским баснописцем, в виде сатирического произведения была опубликована почта духов – переписка невидимых существ. Гномы, авторы писем, были посланы из мира духов на землю для решения ряда своих вопросов. Оказавшись в России, они попытались подойти к анализу происходящего, используя обычный здравый смысл. В одном из писем, а именно, в письме XXXIX от гнома Зора к волшебнику Маликульмульку говорилось следующее: «Говорят, будто здешние жители за двести лет назад не жаловались на свою бедность и почитали себя богатыми, доколе французы не растолковали им, что они не похожи на людей, потому что ходят пешком, потому что у них волосы не засыпаны пылью и потому что они не платят по две тысячи рублей за вещь, стоящую не больше ста пятидесяти рублей, как то делают многие просвещенные народы. Сии французы очень хитры и довели наконец до того, что почти всякий из здешних жителей мучится совестию и почитает за стыд, если не отнесет ежегодно к французам три четверти своего дохода и пятую часть всего своего имения.

Тебе странно, может быть, покажется, каким образом принудили они здешних жителей, не объявляя им войны и не имея никаких к тому прав, платить себе толь тяжкую подать, какой никогда не сбирал Рим, с своих подвластных народов во время корыстолюбивейших своих правителей. Но это политическое покорение здешних жителей французами столь хитро произведено в действо, что и я, бывши здесь, не могу сего разобрать подробно...»

Конец восемнадцатого века, судя по летописям, был в чем-то похож на конец двадцатого – руководители пытались нарядить страну в чужие одежды, и И.А. Крылов очень точно подметил происходящее.

Информационная война не есть детище сегодняшнего дня. Многие приемы информационного воздействия возникли тысячи лет назад вместе с появлением информационных самообучающихся систем – история обучения человечества это и есть своего рода постоянные информационные войны.

При этом вполне естественно, что с повышением способностей информационных систем в части их обучения акцент будет все более и более смещаться в сторону применения не огнестрельного оружия, а информационного: если систему дешевле уничтожить и создать заново в нужном виде? чем переучить, то ее уничтожают, еслиже ее проще переучить, топереучивают.

Понятно, что чем лучше развиты информационные технологии, позволяющие переучивать (перепрограммировать), тем дешевле и эффективнее их применение.

Для того чтобы обучение было эффективным, надо знать соответствующие приемы и понимать, чему можно научить информационную самообучающуюся систему, а чему нет. Чтобы решать эти задачи, нужна модель, демонстрирующая основные принципы самообучения. Теория нейросетей? Да, но не только. Когда речь идет о том, чтобы обучить быстро, то для настройки последовательно шаг за шагом весовых коэффициентов классических нейросетей не всегда хватает отпущенного жизнью времени. Порой проще убивать элементы (формальные нейроны) или рождать их заново, чем корректировать – этот принцип стал базой построения теории самозарождающихся и разрушающихся структур (СР-сетей) как самообучающихся систем. Этой проблеме посвящена первая часть работы.

В рамках модели СР-сетей уже можно формулировать и доказывать теоремы по поводу возможностей информационных систем в информационной войне. О том, как это можно делать, повествуется во второй части книги, где в качестве примеров информационных самообучающихся систем фигурируют люди и государства.

Кто-то, может быть, возмутится, что человек, государство, человечество в данной работе обзываются просто-напросто информационными самообучающимися системами. Введенное обозначение направлено не на унижение человека, который может иногда писаться с большой буквы. Понимать сказанное желательно так: все, на что способен человек, выходя за рамки информационной самообучающейся системы, не стало предметом исследования в данной работе.

А много ли этого всего?

Свою смерть информационная самообучающаяся система носит в себе и никогда с ней не расстается, потому что Самообучение и Смерть не могут быть друг без друга. Почему это утверждение верно, автор попытался объяснить в третьей части работы.

Целенаправленное информационное воздействие активизирует существующие «генетические» знания, предназначенные для самоуничтожения системы. Поэтому там, где бессильна логика, на помощь приходит ее отрицание. То, что не удается понять, то измеряется верой или привычкой, а исправляется заклинанием или молитвой.

Проблема информационной войны – это проблема невидимости логики во всем происходящем, это проблема спасения Бога и самого себя. Попытки разрешить эту проблему порождают два принципиальных вопроса, ответы на которые образуют множество стратегий и тактик информационной войны.

Вопрос 1. Можно ли для каждой информационной самообучающейся системы предложить такую стратегию обучения («жизни»), которая переведет абсолютно невидимый для нее факт в разряд тривиальных?

Вопрос 2. Можно ли по каждому тривиальному факту, находящемуся в информационной самообучающейся системе, предложить системе такую стратегию обучения, которая сделает этот факт для нее абсолютно невидимым?

О проблеме невидимости, о логике и заклинаниях идет речь в четвертой части книги.

В пятой части работы сделана попытка сформулировать основные признаки информационного поражения системы и обосновать правила поведения систем в условиях информационной войны: что, когда и как срочно надо делать.

Любая информационная самообучающаяся система представляет собой структуру: статическую, динамическую, самомодифицируемую; в структуре отражено ее знание. Проблема защиты в информационной войне – это проблема защиты знания. Одно знание вспыхивает подобно озаряющей тьму догадкой и пропадает, теряя свою истинность. Другое знание всегда найдет способ встроиться в более емкие структуры, сохранившись тем самым хотя бы в виде жалкого частного случая.

Можно ли связать устойчивость знания системы с ее структурной устойчивостью? Каким образом это можно сделать? Об этом речь в шестой части работы.

^ Эволюция жизни – это эволюция системы защиты. И не более того! Система защиты мечтает стать абсолютной. Жизнь мечтает победить смерть. А люди, как и все живые существа, это просто солдаты Жизни, вновь и вновь идущие в атаку на «черную дыру» бесконечности бытия. Говоря словами В.С. Высоцкого:

«И не остановиться,

И не сменить ноги.

Сияют наши лица,

Сверкают сапоги!»

Часть первая. Самозарождающиеся и разрушающиеся структуры

^ Миры тоже рождаются и умирают, и невозможно,
чтобы они были вечны, коль скоро они изменяются
 и состоят из подверженных изменению частей.


 Дж. Бруно


Введение
Право на смерть является неотъемлемым правом всякого свободного гражданина, независимо от расы, пола и личных культовых отправлений, и обеспечивается самим существованием государств и его институтов власти.

Г.Л. Олди

"Наша Земля – это не сухое, здоровое и удобное плоскогорье, а огромная самка с бархатным телом, которая дышит, дрожит и страдает под бушующим океаном. Голая и похотливая, она кружится среди облаков в фиолетовом мерцании звезд. И вся она – от своих огромных грудей до мощных ляжек – горит вечным огнем. Она несется сквозь годы и столетия, и конвульсии сотрясают ее тело, пароксизм неистовства сметает паутину с небес, а ее возвращение на основную орбиту сопровождается вулканическими толчками. Иногда она затихает и похожа тогда на оленя, попавшего в западню и лежащего там с бьющимся сердцем и округлившимися от ужаса глазами, на оленя, боящегося услышать рог охотника и лай собак. Любовь, ненависть, отчаяние, жалость, негодование, отвращение – что все это значит по сравнению с совокуплением планет? Что значат войны, болезни, ужасы, жестокости, когда ночь приносит с собой экстаз бесчисленных пылающих солнц? И что же тогда наши сновидения, как не воспоминания о кружащейся туманности или россыпи звезд?" (Г. Миллер). И только здесь... "В бесконечной темноте человеческих судеб рождаются зародыши бесконечных радостей и бесконечных горестей. И если суждено увидеть восходящее светило – тогда радуйся. И если вышло так, что оно ослепило тебя – все равно радуйся, ибо ты жил!" (Т. Драйзер). Однако..."Идя потом домой, он соображал, что от смерти будет одна только польза: не надо ни есть, ни пить, ни платить податей, ни обижать людей, а так как человек лежит в могилке не один год, а сотни, тысячи лет, то, если посчитать, польза окажется громадная. От жизни человеку – убыток, а от смерти – польза. Это соображение, конечно, справедливо, но все-таки обидно и горько: зачем на свете такой странный порядок, что жизнь, которая дается человеку только один раз, проходит без пользы? (А.П. Чехов).

Хотя..."Может быть, для нас в мире не осталось больше надежды и мы обречены – обречены все без исключения. Если так, то соединим же наши усилия в последний вопль агонии, вопль, наводящий ужас, вопль – оглушительный визг протеста, исступленный крик последней атаки. К черту жалобы! К черту скорбные и погребальные песнопения! Долой жизнеописания и историю, музеи и библиотеки! Пусть мертвые пожирают мертвых. И пусть живые несутся в танце по краю кратера – это их последняя, предсмертная пляска. Но – пляска!" (Г. Миллер). И здесь "...не жалко было умирать, но как только дома он увидел скрипку, у него сжалось сердце и стало жалко. Скрипку нельзя взять с собой в могилу, и теперь она останется сиротой и с нею случится то же, что с березняком и сосновым бором. Все на этом свете пропадало и будет пропадать! Яков вышел из избы и сел у порога, прижимая к груди скрипку. Думая о пропащей, убыточной жизни, он заиграл, сам не зная что, но вышло жалобно и трогательно, и слезы потекли у него по щекам. И чем крепче он думал, тем печальнее пела скрипка." (А.П. Чехов).

Три информационных ручейка, пробравшихся на поверхность в разное время, синтезированы в вышеприведенных абзацах. Для того чтобы подобный синтез стал реальным, Г. Миллер, Т. Драйзер и А.П. Чехов должны были не только родиться и написать представленные здесь куски текста, но и встретиться все вместе в виртуальном относительноихсегодняшних мире, где оставшиеся от них тексты без спроса будут притирать друг к другу ни к чему не обязывающими словечками типа "только здесь", "однако", "хотя".

А притирать будут не затем, чтобы показать, что нет большой разницы между трудами Достоевского, Миллера, Чехова, Гоголя, хотя все они писали об одном и том же на разных естественных языках и разными словами.

Осыпанные временем словно осенние листья смыслы образуют новые смыслы, а значит, и новые состояния ума и души. С таким же успехом можно "потрясти" и любую другую литературу, насобирать иные куски текстов или цитат и, увязав их между собой, слепить новую мозаичную картинку.

А не так ли формируются структуры, ответственные за знания о мире в живых самообучающихся системах?

Возможно, где-то там, на другом уровне абстракции, все произведения транслируются (проецируются) в одно. И не нужна будет примененная здесь операция синтеза, потому что на том другом уровне любое одно станет всем просто в силу изменения размерности пространства.

Сейчас же это любое одно обладает своим индивидуальным вкусом и запахом. Строки Миллера и Чехова пахнут по-разному и оставляют на языке глаз разные вкусовые ощущения, способные продолжать и дополнять друг друга. Поэтому синтез имеет смысл.

Как любое художественное произведение представляет собой для читателя симфонию из сменяющих друг друга эмоциональных состояний, вызванных автором, точно так же и человек, формируемый книгами и ближайшим окружением, являет собой произведение нелинейного монтажа смыслов, судеб и вкусов своих родителей и учителей.

Под давлением постоянно поступающей новой информации уже имеющиеся тексты вряд ли смогут сохранить в информационном банке свою первоначальную целомудренность. Неизбежно должны будут возникнуть естественные связи между главами, абзацами, отдельными смыслами различных романов. Они должны будут возникнуть как возникают связи между материками на самой Земле. Разница в том, что на планете информационными каналами в первую очередь являются ветер, птицы, рыбы, люди и пр., а в черепе живущего – нейронные связи. Носителями же смыслов становятся нейронные структуры.

Так для чего же во введении проявились контуры давно умерших фигур? В чем причина?

Причина в заданном вопросе: «А не так ли формируются структуры, ответственные за знания о мире живых самообучающихся систем? Не так ли они формируются, срастаясь частями уцелевших знаний, как это было продемонстрировано выше?» К этому вопросу надо было подойти, его надо было не только увидеть написанным на бумаге, но и почувствовать. Поэтому и встречаются огонь с водой, не уничтожая друг друга.

Причина в выбранных и процитированных текстах, в цели данной книги. Причина в том, чтобы показать, как избыточность хаоса порождает конкретное знание, часто называемое порядком.

Причина в уже порожденном Ф.М. Достоевским, А.П. Чеховым, Л.Н. Толстым и другими, вкупе с окружающей улицей и родителями.Порядке, который не остался независимым и самостоятельным. Диффузия смыслов разъела и изменила его. В мире тесно от людей, и отдельные потерянные клетки кожи вновь пришедших, как и мысли, смешиваются с пылью от давно ушедших, порождая новые образования, порождая избыточность хаоса.

Если перейти на язык математики, то все то же самое можно облечь в другую форму. И это сказанное будет считаться просто более строгим и не более того. Например, можно сказать, что причина скрыта в поступивших на вход данной информационной системы (автора) входныхданных, внутреннего состояния системы и требуемого результата, который должен быть получен. Здесь в качестве входных данных выступают общепринятые требования к написанию введения. Суть которых в том, чтобы пытаться кратко сформулировать то, о чем в дальнейшем будет долго и нудно говориться.

Внутренне состояние информационной системы кроме сегодняшнего состояния ума и души включает в себя еще весь тот багаж знаний, до которого автор окажется способным дотянуться, короче говоря, все то, что учил, но не забыл.

В результате этого и родилась новая структура, стремящаяся выразить смысл дальнейших глав этой книги. В нее на равных правах вошли тексты Миллера, Драйзера, Чехова, и между ними появились связи: ребра, дуги. Осталось натянуть на родившийся скелет кожу и напитать его мясом.

Но не было ли пути попроще? Нельзя ли было пойти другой дорогой, не собирать скорлупки от орешка, не пропускать через себя кипящего Миллера и тоскующего Чехова, а наоборот, найти пусть не совсем похожий, но целый орешек и считать его с определенной погрешностью ответом на вопрос. Результат может быть был бы и хуже в смысле точности, но зато при избыточном материале достигнут гораздо быстрее.

Убивать проще и быстрее чем рождать, для этого не требуется столько энергии Времени, собираемой с косогоров времен года.

И звучал бы результат примерно так: самопроизвольность возникновения "порядка из хаоса" или "хаоса из порядка" для систем, в которых допускается рождение и гибель отдельных элементов, определяется поступающими на вход системы входными данными и существующей на момент поступления входных данных способностью системы к адекватной реакции. А способность эта есть функция от отпущенного системе времени на раскачку, на жизнь.

Вывод. Если в информационной самообучающейся системе гибнут и рождаются ее элементы, как, например, в случае относительно бессмертного человечества, состоящего из граждан, способных рождаться и умирать, то ответ на любой обращенный из космоса вопрос будет определяться отпущенным временем.

Если времени достаточно и мы никуда не торопимся, то мы будем рожать, объединять, синтезировать, создавать новые структуры, своим существованием отвечающие на задаваемые вопросы.

Если же времени на ответ не осталось совсем, то мы будем убивать, упрощать, резать, а тем самым – все равно создавать новые структуры, которые точно также своим существованием будут отвечать на задаваемые вопросы. Мы будем торопиться, мы будем становиться проще и со временем перестанем видеть те вопросы, сложность которых превосходит нашу информационную мощность, выражающуюся через нашу численность и коммуникабельность (количество элементов и их связей друг с другом). Но мы все равно будем своими изменениями стремиться к знанию – независимо от того, чем мы заняты: рождением или убийством. Только во втором случае мы опустим голову вниз от бездонного космоса к сиюминутным проблемам и сосредоточимся на еде и удобстве своего кратковременного существования. И здесь больше ничего поделать нельзя:

"Где бы ни сражались люди за еду и квартирную плату, они отступали, отступали ночью, в тумане, безо всякой нормальной причины, исключительно из стратегических соображений. Вот что лишало мужества. Воевать на войне было легко, но битва за еду и квартирную плату превращалась в сражение с армией призраков. Можно было только отступать и, отступая, видеть, как твои братья падают один за другим, безмолвно, загадочно, исчезают в тумане, во мраке – и ничегошеньки нельзя сделать". (Г. Миллер).

Формально на человечество можно попробовать смотреть, как на информационную самообучающуюся систему, состоящую из элементов-людей, между которыми существует информационное взаимодействие. При этом элементы данной системы иногда гибнут, а иногда рождаются. И то, и другое приводит к изменению информационных связей и общего знания системы.

Формально на мозг отдельно взятого человека можно попробовать смотреть, как на информационную самообучающуюся систему, состоящую из элементов-нейронов, между которыми существует информационное взаимодействие. При этом элементы этой системы только рождаются, пока зародыш находится в утробе матери, и гибнут или теряют отдельные функциональные возможности, пока человек идет по тропе жизни.

Как изучать эти процессы познания? Что может стать моделью, накоторой позволительно проводить эксперименты и строить прогнозы?

К сожалению, для этого не подойдут классические нейросети с изменяющимися в процессе обучения коэффициентами. Хотя, безусловно, изменение интенсивности передаваемой информации и доверия к ней со стороны получателя для рассматриваемых систем позволяютимстановиться "умнее". Мир изменяющихся коэффициентов – это мир бесконечных уточнений какого-то одного из найденных результатов. Мир изменяющихся коэффициентов – это мир, не способный увидеть того, что последует за катастрофой. Возможно, что лучшего, чем классические нейросети нельзя изобрести, когда речь идет о том, чтобы уточнить n-й знак после запятой в условиях нестабильных входных данных, или когда необходимо подкинуть еще один комплимент к вороху уже ранее сказанных. Грубо говоря, мир изменяющихся коэффициентов – это мир между нашим рождением и смертью, поэтому в нем не может быть и речи о том, что было до... и о том, что будет после...

Моделировать ситуации до... и после... можно только с помощью такого механизма, в котором определяющими процессами являются именно процессы рождения и гибели элементов.

Подобные структуры в данной работе названы самозарождающимися и разрушающимися сетями (СР-сетями). Именно этой модели,этому инструментарию для решения задач прогнозирования и посвященакнига.

Отдельные разделы первой части книги с небольшой доработкой (1, 2 и 3 главы) заимствованы автором из более ранней работы "Инфицирование как способ защиты жизни. Вирусы: биологические, социальные, психические, компьютерные". Серьезные отличия начинаются с 4-й главы и далее, а заключаются в следующем:

1) добавлен раздел об информационных системах, способных обучаться без учителя;

2) добавлен раздел о проблеме останова для человека. Почему проблема останова разрешима для человека, но не разрешима для машины Тьюринга?

3) сделана попытка ответить на вопрос: "Нужныли эмоцииинформационным самообучающимся системам?" Определенопонятие "эмоция", как один из возможных способов внешнего проявления усвоенного знания, и показано её место в процессе обучения системы;

4) доказаны базовые теоремы о возможностях самозарождающихся и разрушающихся структур, которые могут стать основой построения теории "информационной войны";

5) представлена обоснованная точка зрения (в рамках модели СР-сети) на диалектику чередований "порядка из хаоса" и "хаоса изпорядка".

В первой главе показано, каким образом можно использовать избыточность структуры любой информационной системы для ее обучения.

Модель, обучающаяся на принципе уничтожения элементов или части к структуры системы, здесь названа саморазрушающейся сетью (Р-сетью).

Во второй главе речь идет о том, как, говоря словами Л. Гумилева, воздействуя на "пустоту", можно виртуальные частицы превращать в реальные. Здесь строится модель, обучающаяся на принципе рождения элементов, которая названа самозарождающейся сетью (С-сетью).

Третья глава посвящена построению практических моделей самозарождающихся и разрушающихся сетей (СР-сетей).

В четвертой речь идет о способах передачи усвоенного знания между информационными самообучаемыми системами. Показано, что однимиз механизмов передачи (навязывания) усвоенного знания являютсяэмоции.

Пятая глава – самая короткая глава этой книги по числу строк. Внейприведены доказательства двух фундаментальных теорем о возможностях СР-сетей.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

Похожие:

Книга написана доступным языком и проиллюстрирована целым рядом художественных примеров из жизни людей, стран и цивилизаций iconЧто даже сложные вещи можно объяснять простым, понятным и доступным...
Вот таким образом мы и пойдем, чтобы человек с нуля мог сразу же понять, в чем смысл Хатха йоги, в чем ее сила, и как ее можно непосредственно...
Книга написана доступным языком и проиллюстрирована целым рядом художественных примеров из жизни людей, стран и цивилизаций iconКнига «Дочери принцессы» представляет собой правдивое повествование....
Арабского Востока. С присущим ей мастерством писательница предлагает вниманию читателей полное шокирующих подробностей описание быта...
Книга написана доступным языком и проиллюстрирована целым рядом художественных примеров из жизни людей, стран и цивилизаций iconМилорад Павич Внутренняя сторона ветра. Роман о Геро и Леандре леандр
Сильной, красивой и даровитой половиной чего-то, что, возможно, было еще сильнее, крупнее и красивее его. Итак, он был волшебной...
Книга написана доступным языком и проиллюстрирована целым рядом художественных примеров из жизни людей, стран и цивилизаций iconЛатифа
Книжка, которая у вас в руках, не претендует ни на художественность, ни на след в истории мировой литературы, хотя и написана живым...
Книга написана доступным языком и проиллюстрирована целым рядом художественных примеров из жизни людей, стран и цивилизаций icon§ Нейрохимия эмоций
Предполагают, что модальность, качество эмоций, а также их интенсивность определяются взаимоотношением норадренергической (НА), дофаминергичес-кой...
Книга написана доступным языком и проиллюстрирована целым рядом художественных примеров из жизни людей, стран и цивилизаций iconАгарабарданарабембо
Здесь добывают щебень. Дробят. Тяжёлой машиной. Она страшно грохочет. Трудно находится рядом, но рядом пытаются и разговаривать,...
Книга написана доступным языком и проиллюстрирована целым рядом художественных примеров из жизни людей, стран и цивилизаций iconСколько рядом с тобой есть людей
Мужчина, на вид старше ее, сидел на полу рядом с кейсом и что-то настраивал. Он сильно нервничал, девушка же, наоборот, излучала...
Книга написана доступным языком и проиллюстрирована целым рядом художественных примеров из жизни людей, стран и цивилизаций iconКнига с завлекательным названием «Хохот шамана»
Читатель! Перед тобой книга с завлекательным названием «Хохот шамана». И сразу возникают вопросы. Кем она написана? Для кого она...
Книга написана доступным языком и проиллюстрирована целым рядом художественных примеров из жизни людей, стран и цивилизаций icon1. 0 — создание
Этот неведомый мир — рядом с нами, там кипят нешуточные страсти, и чем-то он неуловимо похож на мир людей. Гротеск и юмор не только...
Книга написана доступным языком и проиллюстрирована целым рядом художественных примеров из жизни людей, стран и цивилизаций iconЭта же книга в других форматах
История одичания людей в братоубийственной Гражданской войне написана не просто свидетелем событий, а выдающимся русским писателем,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница