Алхимия


НазваниеАлхимия
страница5/20
Дата публикации29.03.2014
Размер3.17 Mb.
ТипЛекция
vb2.userdocs.ru > Химия > Лекция
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Лекция 3


^ Греческая алхимия

     В прошлой лекции мы обсуждали предполагаемое значение передачи тайны алхимии ангелом Амнаэлем богине Изиде. Мы использовали фрагменты древних легенд, в которых говорится, что все естественнонаучные знания, от математики до изготовления женской косметики, были переданы людям ангелами или титанами. Кроме того, мы рассмотрели тот странный факт, что в конце патриархальной цивилизации очень часто наступает энантиодромия, то есть передача власти женской фигуре. Так, например, на закате египетской цивилизации господствовал культ Изиды, которая постепенно присвоила себе функции остальных божеств. Существуют позднеегипетские молитвы, в которых Изида именуется той, которая воплощает всех божеств в женском образе. Это явление мы сравнили, cum grano salis, с неожиданным преобладанием роли девы Марии в католичестве.

     Не следует забывать, что данное материнское божества также связано с концепцией материи, ибо со словом «мать» связано не только само слово «материя», но и вся проекция последней. Более того, архетипическая модель, влияющая на представителей естественных наук, берет начало в материнском архетипе. Платон, например, говорил, что по отношению ко всему космическому порядку пространство подобно кормилице. Поэтому пространство связывается с женским началом.

     Поскольку идея материи в скрытом виде неизменно связывалась с материнским архетипом, материализму коммунистического толка будет сознательно или бессознательно нанесен серьезный удар, если Папа римский перенесет акцент в христианском богослужении на культ девы Марии. Такой удар следует рассматривать не только как некий жест, но и как стремление понять материалистический аспект материнского архетипа, акцентируя иную форму материи. Поэтому интерес к материи обусловлен возрождением этого архетипа.

     Когда молодые представители естественных наук выбирают профессию, им во сне нередко является Мать Природа, принимая облик старухи и указывает им путь. Мне несколько раз приходилось анализировать подобные сновидения молодых людей, которые испытывали неуверенность в выборе специальности. Используя данные наблюдений за современными людьми, фактически можно доказать, что интерес к материальной стороне внешней природы весьма часто обусловлен констелляцией указанного архетипа, т. е. динамизмом, который лежит в основе естественной науки. В библейской традиции передача знаний человеку расценивается как бедствие или несчастье, что, безусловно, можно сравнить с изначальным стремлением естественных наук, в том числе и математики,— автономно и полностью завладеть чувствами и интересами людей настолько, чтобы вызвать у них демоническое стремление, нарушая не только их личную стабильность, но и в определенной мере стабильность существования цивилизации.

     Подобное гипертрофированное стремление к господству над человеком и его деструктивный аспект стали в наши дни настолько тривиальными, что я не стану на этом подробно останавливаться. Отметим лишь, что оно обусловлено выходом одного архетипа за пределы общего инстинктивного порядка. Поэтому можно утверждать, что миф о возникновении естественных наук отчасти является мифом об инстинктивной диссоциации: человек деятельный (homo faber) отдалился на опасное расстояние от своих естественных инстинктивных корней. Именно об этом и говорится в библейском мифе, в отличие от которого миф об Изиде восхваляет аналогичное событие как невиданный успех. Эти мифы, в той или иной степени противоположные друг другу, позволяют сделать вывод, что в основе человеческого сознания лежит чувство неуверенности; это реальная, а не придуманная проблема, и поэтому мы должны внимательно рассмотреть ее с обеих точек знания.

     На голове ангела помещается сосуд без следов смолы, в котором находится сверкающая вода. В греческом тексте сказано, что эта абсолютно прозрачная, чистая вода символизирует в алхимии преимущественно таинственную первичную материю. Как известно из бесчисленных юнговских амплификации, основанных на различных текстах, идея вечной воды относится к числу величайших алхимических символов. Разумеется, эта божественная вода не является Н2О, она служит символом первичной материи мира, prima mate* ria. Поэтому этот образ свидетельствует о том, что ангел — носитель тайны первичного вещества, можно сказать, первичной материи

     ^ Рис. 15 алхимик со своим помощником жестами передают тайну. Согласно опыту, многое из того что происходит  между двумя людьми, не может быть передано другим

     

космоса. Алхимики, подобно современным физикам, руководствовались тем, что все материальные феномены берут начало в первичном материал с. Его поиск составил их основное «чародейство» fascmosum, ибо с ним связано представление о том, что открытие первичного материала позволит постичь тайну божественного устройства космоса.

     За текстом, в котором Изида упорствует в стремлении узнать тайну, следует клятва Гора о неразглашении тайны. Это соответствует духу мистерий и более поздних религиозных инициации, в эллинском мире также отмечалась важность момента передачи великой тайны. Поэтому Гор, сын Изиды, должен был осознать предназначение тайны и не разглашать ее ни при каких обстоятельствах.

     В этом древнем тексте идет речь о том, с чем нам приходится сталкиваться на протяжении всей истории алхимии, а именно с темой великой тайны, которую невозможно описать научным языком или передать от одного индивида к другому. В истории алхимии, а также химии данный подход всегда рассматривался как уловка, предназначенная придать событию таинственный, значительный вид и скрыть при этом тайны. ЕЗ этом, безусловно, есть определенная доля истины, поскольку в то время алхимия, включавшая в себя химию — знание о том, как изготовлять сплавы и различные вещества, составляла коммерческую тайну по финансовым соображениям, с целью сохранить лидерство. Аналогичным образом обстоит дело и в современных отраслях промышленности. Существует даже целая структура, созданная для того, чтобы выведывать секреты промышленного производства, поскольку знание этого означает власть и деньги, как и в старые времена. Если бы вы могли в то время, например, изготовлять сплав, похожий на золото, то из-за весьма безразличного отношения полиции к этому можно было бы делать фальшивые деньги и быстро приобрести состояние. Секрет изготовления передавался только самым близким людям.

     Но этот банальный легко объяснимый аспект не объясняет это явление. Рассмотрим, что происходит во время аналитической ситуации. Каждому приходилось осознавать, что некоторые темы можно обсуждать только с определенным человеком. И во время углубленного анализа наступает такой момент, когда аналитик и пациент осознают, что они разделяют тайну, которую уже не смогут сообщить другим, что служит основой их общения и являются уникальным в их взаимоотношениях.

     Однако к такой ситуации окружающие относятся точно так же, как раньше относились к алхимии, а именно: с этим связано нечто непристойное, ибо в противном случае об этом говорили бы открыто. Во взаимном доверии заключается уникальность и исключительность разнообразных форм человеческих отношений и реальных контактов с бессознательным. Трудно, и отчасти неверно, сообщать о своих наблюдениях за пациентом в силу того, что некоторые вещи словами невыразимы, а не отнюдь по этическим соображениям.

     В процессе анализа взаимоотношения иногда формируются на основе недосказанности, которая не мешает взаимопониманию, но не может стать предметом обсуждения с коллегой. Можно передать содержание сновидений и повторить то, что вы сказали пациенту об их значении, но вы хорошо знаете, что вы сообщаете лишь половину из того, что произошло. Существуют также такие моменты, о которых невозможно рассказать потому, что они возникают помимо вашего сознания. Впоследствии кто-нибудь мог бы сказать: «Я не помню, что именно вы сказали в тот момент, но вы так засмеялись, что у меня возникли какие-то ассоциации». Участники диалога нередко не обращают внимания на происходящее в данный момент, и здесь ничего не поделаешь, хотя последствия таких событий могут составить реальную основу аналитического и терапевтического процессов.

     Кроме того, между двумя людьми существует чувство симпатии, которое означает совместное переживание страданий и впечатлений. Это состояние «совместности» возникает в результате участия одном и том же переживании. Его невозможно объяснить, но не потому, что вы стремитесь сохранить его в тайне, а потому, что состояние «совместности» — непередаваемо, иррационально и чрезвычайно сложно. Поэтому можно утверждать, что в каждом аналитическом процессе существует некая тайна, о которой невозможно говорить. Поэтому при составлении сообщения о пациенте вы можете изложить лишь частичные сведения о нем. Замечательно, что люди обычно отправляются домой, полагая, что они знают, как функционирует процесс индивидуации, и тогда идут неверным путем, поскольку процесс их индивидуации мог бы развиваться совершенно иначе. По определению, индивидуация означает нечто уникальное. Таким образом, подробное изложение уникального случая может даже ввести в заблуждение, поскольку люди непроизвольно делают обобщения относительно данного случая, полагая, что теперь они понимают, каким образом проводится терапия, но они заблуждаются. Действительно, процесс и индивид заключают в себе некую тайну, о которой невозможно говорить, когда вы затрагиваете их уникальность. Когда меня просят сделать сообщение по материалам истории болезни, при просмотре материалов я нередко задумываюсь о неправомерности таких сообщений. Вообще говоря, сообщать можно только о незначительных или неудачных случаях. Во всяком случае, сколь бы унизительным это ни было бы для терапевта, такие случаи, по крайней мере, можно обсуждать.

     Замечание: Изида имеет в виду именно это, говоря: «Ты — это я, а я — это ты»?

     Доктор фон Франц: Совершенно верно, именно к этому я и веду. Высказывание «ты — это я, а я — это ты» означает невозможность передачи определенного опыта. Речь идет о мистическом союзе, от которого мы стараемся отделаться с помощью термина «перенос», приписывая событию чисто технический характер. Но это событие и есть таинство, мистическое переживание, и поэтому его невозможно передать другому лицу.

     Сначала Изида клянется именем Гермеса, которое, по-видимому, является греческим переводом имени Тота, бога луны и обезьян. Потом она клянется именем Анубиса, которое осталось непереведённым, затем — именем Керкороса — завыванием или ревом пса Кербсроса. В похожем тексте упоминается другое имя — Керкуроборос (Уроборос -- змея, пожирающая собственный хвост). Это имя должно относиться к демону, похожему на собаку, который в данном тексте описан как змея и хранитель подземного мира. Таким • образом, в тексте имеет место смешение фигуры Кербероса с некоторыми фигурами хранителей подземного мира египтян, среди которых очень часто встречается змея, пожирающая собственный хвост. Обратимся к тексту, в котором говорится о змее Уроборос, изображенной на некоторых египетских гробницах. В гробнице египетского фараона Сети I изображен, в частности, дом с двумя сфинксами возле него. Это схематическое изображение подземного мира, в котором происходит воскрешение бога солнца. Бог солнца изображен в виде человека с похожим на рыбу фаллосом в состоянии эрекции. Его, лежащего на спине, обвивает змея, пожирающая собственный хвост. Надпись гласит: «Это труп». Становится ясно, что 6ora солнца, находящегося в гробнице, расположенной в недрах подземного мира, обвивает змея в момент его воскресения. Согласно египетским представлениям, змея, пожирающая собственный хвост, считается хранителем подземного мира, и в данном тексте речь идет: именно об этой змее.                                                                    

     Затем в тексте говорится: «Я заклинаю тебя также от имени перевозчика Ахерона... Отправляйся к крестьянину Ахаронту, и он сообщит тебе эту тайну». Речь идет об Ахероне, который перевозил души людей через реку, протекавшую в греческом подземном царстве мертвых. Но поскольку очевидно, что в тексте отразились египетские представления и образы, необходимо установить, какое из божеств или из персонажей подземного мира явилось основой для возникновения этого имени.

     В этой связи мне удалось найти весьма интересные сведения. Существовал египетский бог (или понятие) по имени Акер или Акеру. Этого бога изображали в виде двух львов, которые сидят, прижавшись спиной друг к другу. Над их спинами иногда помещался диск солнца. Подобное существо называлось Рвти или двойной лев, иероглиф, обозначавший бога Аксра. В египетской мифологии эта картина в целом обозначает момент воскресения бога солнца, поэтому Акер изображается в виде двойного льва (двойной собаки), олицетворяющей вчерашний и завтрашний день (мертвый и воскресший). Полночь, когда солнце достигает низшей точки и начинает подниматься, является моментом перехода от смерти к жизни, от вчерашнего к следующему дню. Этот момент энантиодромии и воскрешения и есть Акер, поскольку Акер означает «тот момент».

     

     

     Рис. 16. Уроборос — змея, пожирающая собственный хвост. Изображения Уробороса в виде дракона с короной на голове и в виде крылатой и бескрылой змеи (см. изображение крылатой и бескрылой птицы на рис. 36).

     В примитивных древних  языках слово «Акер» означает не только момент, но также место и ситуацию, ситуацию смерти и воскрешения, вчерашнего и завтрашнего дня, возрождения бога солнца. Иногда Акер символизирует не подземный мир, а дверь в загробное царство, привратником которой служит двойной лев. Таким образом, здесь смешиваются два понятия: вход в загробную жизнь или лимен (limen), и самая глубокая точка подземного мира. В гробницах Тутмоса III и Аменофиса II изображена такая же сцена, как и в гробнице Сети I.

     Рассмотрим несколько примеров обращений к божествам. В «Пещерной книге», одной из египетских книг мертвых, бог солнца во время пребывания в подземном царстве говорит: «О, Акер, я прошел твой путь. Раскрой мне свои объятья, владыка таинственных форм. Вот я стою перед тобой, и тот, кто пребывает в тебе, взывает ко мне». Слова последние означают, что Акер являет собой весь подземный мир, пространство подземного царства, и тот, кто находится в подземном мире, суть духи мертвых и бог мертвых, и духи взывают к богу солнца, когда он погружается в подземный мир. Далее в тексте говорится: «Я видел твои тайны. На своей спине я несу свой солнечный диск и Геба, бога земли. Чепера теперь пребывает в своей оболочке». Чепера представляет собой форму возрождения бога солнца, который находясь как бы в яйце, в оболочке, в следующий момент Должен появиться над горизонтом. «Прими меня в свои объятья. Я пришел к тебе, чтобы изгнать твой мрак».

     

     Рис. 17. Рвти (Rwti), египетский двойной лев с диском солнца, символизирующий Акера, момент, когда солнце вновь появляется после странствий по подземному миру, т. е. возрождение сознания после «ночного плавания по морю».

     В гробнице Рамзеса VI Акер изображен в виде двух львов, под которыми помещается следующая надпись: «Посмотри, как выглядит этот бог. Геб, бог земли, и Чепера, скарабей, рассматривают образы, которые он хранит в себе». Таким образом, Акер является пространством, в котором заключены мертвые или образы всего сущего. Он является не только двойным львом или дверью в загробный мир, но и таинственным пространством подземного мира, в котором пребывают мертвые. Он наблюдает за ними и держит их в своих руках. Этот великий бог занимает нижнее положение в подземном мире и беседует с великим образом, заключенным в его трупе. Изображение позволяет нам заключить, что Акер являет собой образ, который олицетворяет труп или тело бога солнца. Бог солнца проливает свет на все, что находится в руках Акера, собирающего разбросанные кости трупа, чтобы восстановить тело бога.

     Одна из основных мыслей «Египетской книги мертвых» состоит в том, что тела мертвых расчленяются подобно телу Озириса и их части должны быть собраны, чтобы они смогли воскреснуть. Акер выполняет роль посредника в собирании костей и органов бога.

     В гробнице Рамзеса VI знак двойного льва помещается между предвечными водами. Ниже помещается надпись «Акер» и изображение эллипса, который в данном контексте символизирует подземный мир, или мир мертвых. Надпись гласит о том, что Акер и Шу, бог воздуха, являются творцами мира. Отсюда становится ясно, что Акер участвует не только в возрождении бога солнца и подземного мира, но и в сотворении последнего. Как уже отмечалось, вместо двойного льва иногда встречается изображение двух шакалов Анубиса или животных, похожих на собак, и в этом случае помещается следующая надпись: «Они открывают путь и воскрешают».

     На основании сказанного, можно предположить, что имя Ахарон или Ахаронт, относится к вышеупомянутому египетскому богу, поскольку известно из великой тайны, которую Изида сообщает Гору, что лев рождает льва, ячмень произрастает из ячменя, пшеница — из пшеницы, человек может родиться только от человека, а собака — от собаки. Последнее особенно отмечается.

     Таким образом, то, что на первый взгляд представляется банальной констатацией факта природы, а именно тайна размножения, зарождения жизни, вызывало у древних греков и египтян совершенно иной ряд ассоциаций и было связано с идеей воскрешения мертвых, возрождением бога солнца и мира.

     Как известно, воскрешение Озириса часто изображалось как произрастание зерна, но это содержало в себе нечто большее, чем сравнение. Например, на закате Древнего мира во многих египетских городах проводились ритуалы, во время которых использовалось спиленное сосновое дерево с полой сердцевиной, символизировавшее тело Изиды или гроб. Как известно, гроб олицетворял материнское божество. В него помещали зерно пшеницы, кукурузы или ячменя и поливали.

     Выставленное на солнце зерно прорастало, олицетворяя весенний ритуал воскрешения. Подобную мумию с зерном можно увидеть в каирском музее. В плоском ящике посаженное зерно помещали в мумию Озириса, затем поливали его водой, после чего оно прорастало и вскоре вянуло. Этот ритуал назывался садами Озириса, что олицетворяло воскрешение мертвых. Этот процесс повторялся на всех традиционных египетских похоронах: зерно помещали под повязки мумифицированного и поливали водой; прорастание зерна свидетельствовало о воскресение мертвого. В такой примитивной магической форме эти ритуалы строго соблюдались. Процесс погребения зерна в землю и его произрастания был тесно связан в сознании людей с воскресением бога Озириса, а в дальнейшем и каждого человека.

     Какое же отношение сказанное имеет к алхимии? Очевидно, Данная традиция относится к некоторым поздним эллинско-египетским мистериям, связанным с культом мертвых, поэтому можно обнаружить в ней связь с известной архетипической мистерией смерти и воскресения юного бога весны. Можно ли это выдвигать в качестве принципиального объяснения алхимической тайны? И почему все-таки в тексте, который я приводила в прошлой лекции, после данного объяснения следуют банальные рецепты? По моему мнению, для того чтобы понять, что имели в виду древние, необходимо, в первую очередь, быть достаточно простодушным и проанализировать ход рассуждений простодушного человека.

     
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница