Смысл жизни


НазваниеСмысл жизни
страница9/10
Дата публикации11.07.2013
Размер2.11 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

знаем, в глубине, в первооснове своей жизни люди не

разобщены, а исконным образом связаны между собой; их

объ-емлет одна общая стихия бытия - будет ли то стихия

добра или зла. Каждый несет ответственность за всех, ибо

страдает одним злом и исцеляется одним, общим для всех,

добром. Поэтому физически отъединяться от людей и не

участвовать в их мирской судьбе имеет право лишь тот,

кто борется в себе с самим корнем мирового зла и растит

в себе само единое и благодетельное для всех,

субстанциальное добро. Всякий же, кто еще

противопоставляет себя другим, кто имеет свои личные

страдания и радости, еще зависит от мира, еще живет в

мире, т.е. и извне соучаствует в коллективной жизни мира

(хотя бы физически и видимым образом уклонялся от этого

соучастия), а потому ответствен за нее, обязан

соучаствовать в налагаемых ею обязанностях. Он обязан

осуществить наибольшее добро или достигнуть наименьшей

общей греховности в данном, совершенно конкретном,

определенном данными условиями человеческой жизни

положении. Отсюда именно для того, кто осознал смысл

жизни, вытекает необходимость каждый шаг жизни ставить в

связь с ее абсолютной первоосновой; рождаются

обязанности перед миром и людьми - обязанности доброго

гражданина и доброго человека вообще; если при

исполнении этих обязанностей он неизбежно соучаствует в

мировой греховности, ибо вся эмпирическая, мирская жизнь

полна несовершенства и греховности, то он должен

сознавать, что эту греховность он все равно несет в

себе, что в ней он все равно соучаствует, даже оставаясь

пассивным и удаляясь от людей; но в последнем случае он

не искупает ее нравственным делом, которое в конечном

счете вытекает из любви к людям, как непосредственного

выражения любви к Богу. Сказано: «Не любите мира, ни

того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей.

Ибо все, что в мире... не есть от Отца, но от мира сего.

И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию

пребывает вовек», (I посл. Иоанна 2.15-17). Но тот же

апостол - апостол любви - вместе с тем сказал: «Кто

говорит: я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот

лжец; ибо не любящий брата своего, которого видит, как

может любить Бога, Которого не вйдит? И мы имеем от Него

такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего»

(Ипосп. Иоанна 4.20-21). Эта любовь к «видимому брату» и

обязанность облегчить его страдания и помогать ему в его

борьбе со злом и стремлении к добру, эта любовь к живым

людям в их чувственно-эмпирической конкретности,

осуществляемая внешними, эмпирическими же действиями в

мире, есть источник всех наших мирских обязанностей; и

она связует наше непосредственное отношение к Богу, нашу

духовную работу осмысления жизни с нашей деятельностью в

миру и мирскими средствами.

Но что можно вообще сделать в миру и мирскими

средствами? Что это значит с той точки зрения, которая

нас только и интересует, которая только и должна

интересовать всякого прозревшего человека, понявшего

бессмысленность эмпирической жизни, как таковой, с точки

зрения осмысления жизни, осуществления в ней сущностного

добра и истинной жизни, стремления к ее «обожению»?

Необходимо отдать себе ясный, чуждый всякой

двусмысленности отчет в этом.

Как уже сказано, в подлинном, метафизическом смысле

существует у человека только одно-единственное дело -

то, о котором Спаситель напомнил Марфе, сказав ей, что

она заботится и печется о многом, а лишь единое есть на

потребу. Это есть духовное дело - взращивание в себе

субстанциального добра, усилия жизни со Христом и во

Христе, борьба со всеми эмпирическими силами,

препятствующими этому. Никакая, самая энергичная и в

других отношениях полезная внешняя деятельность не может

быть в буквальном, строгом смысле «благотворной», не

может сотворить или осуществить ни единого грана добра в

мире; никакая самая суровая и успешная внешняя борьба со

злом не может уничтожить ни единого атома зла в мире.

Добро вообще не творится людьми, а только взращивается

ими, когда они уготовляют в себе почву для него и

заботятся об его росте; растет и творится оно силою

Божией. Ибо добро и есть Бог. А единственный способ

реально уничтожить зло есть вытеснение его сущностным

добром; ибо зло, будучи пустотой, уничтожается только

заполнением и, будучи тьмой, рассеивается только светом.

Подобно пустоте и тьме, зло нельзя никаким

непосредственным, на него обращенным способом,

раздавить, уничтожить, истребить, ибо при всякой такой

попытке оно ускользает от нас; оно может лишь исчезнуть,

«как тает воск от лица огня», как тьма рассеивается

светом и пустота исчезает при заполнении. В этом

подлинном, сущностном смысле добро и зло живут только в

глубине человеческой души, в человеческой воле и

помыслах, и только в этой глубине совершается борьба

между ними и возможно вытеснение зла добром.

Но человек есть вместе с тем телесное, а потому и

космическое существо. Его воля имеет два конца: один -

внутренний, упирающийся в метафизические глубины, в

которых и совершается это истинное, подлинное дело,

другой -наружный, проявляющийся во внешних действиях, в

образе жизни, в порядках и отношениях между людьми. Эта

внешняя жизнь, или жизнь этого, во вне обращенного,

наружного конца человеческой воли не безразлична для

жизни внутреннего существа души, хотя никогда не может

заменить ее и выполнить ее дело. Она играет для этого

внутреннего существа души двоякую пособную роль: через

ее дисциплинирование и упорядочение можно косвенно

воздействовать на внутреннее существо воли,

содействовать его работе, а через ее разнуздание можно

ослабить внутреннюю волю и помешать ее работе; и, с

другой стороны, общие внешние порядки жизни и то, что в

ней происходит, может благоприятствовать или вредить

духовному бытию человека. В первом отношении можно

сказать, что всякое воспитание воли начинается с

внешнего ее дисциплиниро-вания и поддерживается им:

полезно человеку рано вставать, трудиться хотя бы над

ничтожным делом, упорядочить свою жизнь, воздерживаться

от излишеств; отсюда -ряд внешних норм поведения,

которые мы должны соблюдать сами и к которым должны

приучать других; и работа по такому внешнему

упорядочению жизни - своей и чужой - косвенно

содействует основной задаче нашей жизни. С другой

стороны, добро, раз уже осуществленное, проявляется во

вне и благодетельно для всей окружающей его среды; зло

также существует и обнаруживает себя истреблением,

калечением жизни вокруг себя; оно, как магнит,

притягивает к себе все вокруг себя и заставляет и его

обнаруживаться и портить жизнь, и оно, таким образом,

может затруднить и - в меру нашей слабости - сделать

невозможной нашу внутреннюю духовную жизнь. Поэтому

ограждение добра вовне, создание внешних благоприятных

условий для его обнаружения и действия вовне, и

обуздание зла, ограничение свободы его проявления есть

важнейшее вспомогательное дело человеческой жизни. То и

другое есть дело, с одной стороны, права, как оно

творится и охраняется государством, дело нормирования

общих, «общественных» условий человеческой жизни и, с

другой стороны, повседневное дело каждого из нас в нашей

личной, семейной, товарищеской, деловой жизни. Итак,

внешнее воспитание воли и содействие ее внутренней

работе через ее дисциплинирование в действиях и

поведении и создание общих условий, ограждающих уже

осуществленные силы добра и обуздывающих гибельное

действие зла - вот к чему сводится мирское дело

человека, в чем бы оно ни заключалось. Идет ли речь о

труде для нашего пропитания, о наших отношениях к людям,

о семейной жизни и воспитании детей или о наших

многообразных общественных обязанностях и нуждах -

всюду, в конечном счете, дело сводится или на наше

индивидуальное и коллективное, внешнее воспитание,

косвенно полезное для нашего внутреннего, свободного

духовного перевоспитания, или на работу по ограждению

добра и обузданию зла.

Два взаимно-противоположных и именно потому сходных

заблуждения, два непонимания основной структуры бытия

препятствуют здесь укреплению здорового и разумного

отношения к жизни. Смешивая внешнюю жизнь с внутренней,

не понимая отличия между ограждением добра и обузданием

зла, с одной стороны, и осуществлением добра и

истреблением зла - с другой, одни утверждают, что всякая

внешняя, общественная и государственная деятельность

бесполезна и есть зло, а другие, напротив, считают ее

равноценной внутренней деятельности, мнят через нее

осуществить добро и истребить зло. Толстовцы и фанатики

внешних дел права и государства разделяют одно и то же

заблуждение: смешение сущностно-творческого с

вспомогательно-механическим делом, внутреннего с

внешним, абсолютного с относительным. Отвергать

относительное на том основании, что оно - не абсолютное,

и признавать его, только превознося его до значения

абсолютного, значит одинаково не понимать различия между

абсолютным и относительным, одинаково не признавать

относительной правомерности относительного, значит в том

или другом отношении нарушать завет: «воздавайте кесарю

кесарево, а Богу Богово». Правы толстовцы, когда

говорят, что насилием нельзя сотворить благо и истребить

зло, что всякая внешняя, механическая и

государственно-правовая деятельность не осуществляет и

не может осуществить самого главного: внутреннего

обретения в себе добра, внутреннего свободного

воспитания человека, нарастания любви в человеческой

жизни. Но они неправы, когда поэтому считают всю эту

сферу жизни и деятельности ненужной и гибельной. Если

нельзя на этом пути сотворить благо, то можно и должно

ограждать его; если нельзя истребить зла, то можно

обуздать его и не позволить ему разрушать жизнь. Никакие

самые суровые кары, вплоть до смертной казни, не

уничтожают ни одного атома зла в мире, ибо зло в своем

бытии неуловимо для внешних мер; но следует ли из этого,

что мы должны давать убийцам и насильникам свободно

губить и калечить жизнь и не имеем права их обуздать?

Государство, справедливо говорит Вл. Соловьев,

существует не для того, чтобы осуществить рай на земле,

оно бессильно совершить это; но оно существует, чтобы

предупредить осуществление ада на земле. Правы фанатики

общественности и политики, когда утверждают, что

обязанность каждого гражданина и мирянина заботиться об

улучшении общих, общественных условий жизни, действенно

бороться со злом и содействовать, хотя бы и с мечом в

руках, утверждению добра. Но они неправы, когда думают,

что с мечом в руках можно истребить зло и сотворить

благо, что сами добро и зло творятся между собой в

политической деятельности и борьбе. Добро творится- и

только им, его творением, зло истребляется одним лишь

духовным деланием и его осуществлением - любовным

единением людей. Никогда еще добро не было осуществлено

никаким декретом, никогда оно не было сотворенно самой

энергичной и разумной общественной деятельностью; тихо и

незаметно, в стороне от шума, суеты и борьбы

общественной жизни, оно нарастает в душах людей, и ничто

не может заменить этого глубокого, сверхчеловеческими

силами творимого органического процесса. И никогда зло

не было истреблено, как уже указано, никакими карами и

насилиями; напротив, всегда, когда насилие мнит себя

всемогущим и мечтает действительно уничтожить зло (а не

только обуздать его, оградить жизнь от него), оно всегда

плодит и умножает зло; свидетельство тому - действие

всякого террора (откуда бы он ни исходил и во имя чего

бы ни совершался), всякой фанатической попытки истребить

зло в лице самих злодеев; такой террор рождает вокруг

себя новое озлобление, слепые страсти мести и ненависти.

«Аполитизм», пренебрежение к общественной жизни,

нежелание мараться соучастием в ней есть, конечно,

недомыслие или индифферентизм; а религиозный аполитизм

есть лицемерие и ханжество. Политический же фанатизм и

рождаемый им культ насилия и ненависти есть слепое

идолопоклонство, измена Богу и поклонение статуе кесаря.
То, что сказано об отношении к общественности и

государственности, применимо ко всякому внешнему,

мирскому деланию, будь то экономическая деятельность,

забота о довольстве, о порядке и благоустроенности

своего дома, будь то внешнее воспитание людей, будь то

техническое совершенствование жизни, или даже научная

работа, или бескорыстная деятельность материальной

помощи ближнему. Всякая такая деятельность, поставленная

на свое надлежащее место, именно как вспомогательное

средство, внешне содействующее основному делу духовного

труда над обожением жизни, совершаемая во имя Христа и

со Христом, не только правомерна, но для всякого,

неспособного подавить в себе сразу мирские силы,

обязательна. И всякая такая деятельность, совершаемая,

как абсолютное дело, мнящая заменить собою основную

внутреннюю работу духовного возрождения человека,

гибельна, как измена Богу и слепое идолопоклонство, как

слепая плененность бессмысленностью мирской жизни. Не

даром Спаситель сказал раз навсегда, всем людям и для

всех их дел: «Без Меня не можете делать ничего».

Как мы уже говорили, эта внешняя деятельность не есть

нечто, чем можно было бы подлинно осмыслить свою жизнь;

и поскольку она притязает на такое значение, это всегда

есть иллюзия; но она есть нечто, что само осмыслено уже

обретенным и осуществляемым в непрерывном внутреннем,

духовном делании смыслом, и, в качестве такового, она

для каждого в своем месте и в своей надлежащей форме

необходима и разумна. Или, выражая то же самое с

объективной стороны: всякое внешнее делание осуществляет

не цель, а только средство к жизни; это средство

разумно, поскольку мы сознаем разумную цель, которой оно

служит и ставим его в связь с нею; и, напротив, оно

бессмысленно, поскольку мнит само быть целью жизни, не

будучи в силах осуществить это притязание и отвлекая нас

от служения истинной цели. А это означает следующее. В

нашей внешней деятельности мы правомерно служим лишь
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Смысл жизни iconБернхард Шлинк Три дня Scan, BookCheck: Ronja Rovardotter; ocr, Вычитка: Аноним
Но может, это и была настоящая жизнь и впереди только жалкое прозябание? Или прошлое было чудовищной ошибкой, и значит, все жертвы,...
Смысл жизни iconЧеловеку со всей определенностью необходимы общие убеждения и идеи,...
Человек способен преодолеть совершенно невозможные трудности, если убежден, что это имеет смысл. И он терпит крах, если сверх прочих...
Смысл жизни iconЯ должен умереть. Причем смысла в этом нет никакого. Согласно плану,...
Озчик. Рассмеяться напоследок. Вот так свет в конце туннеля оборачивается подчас пороховой вспышкой. Проронить последнюю слезинку....
Смысл жизни iconИрвин Ялом Мамочка и смысл жизни
Сумерки. Возможно, я умираю. Зловещие предметы окружают мою постель: сердечные мониторы, кислородные баллоны, капельницы, провода...
Смысл жизни icon1 вопрос. Информация, знания, данные. Знание
Знание форма сущ и систематизац результатов познават деятельности чел-а; совокупность понятий, теоретических построений и (широкий...
Смысл жизни iconДобро пожаловать в центр йога108!
Наши преподаватели — это люди, для которых йога — цель и смысл жизни, ее самая интересная и важная часть. Их отличает большой опыт...
Смысл жизни iconСладкая соль Босфора
«потоке». «Дорога к настоящему счастью полна преградами. Но игра стоит свеч. Потомучто постижение собственного счастья – это и есть...
Смысл жизни iconСмысл любви
Следовательно, смысла половой дифференциации (и половой любви) следует искать никак не в идее родовой жизни и ее размножении, а лишь...
Смысл жизни iconСемен Франк. «Смысл жизни» (в сокращении)
А жажда подвига, самоотверженного служения добру, жажда гибели во имя великого и светлого дела есть ли это нечто большее и более...
Смысл жизни iconРейчел Уорд Время бежать Серия: Числа 1 «Числа. Время бежать»
Какой смысл, если ты не можешь прижиться ни в одной приемной семье, если ты чужая в любом классе, в любой компании? Какой смысл заводить...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница