Смысл жизни


НазваниеСмысл жизни
страница8/10
Дата публикации11.07.2013
Размер2.11 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

^ VIII. О ДУХОВНОМ И МИРСКОМ ДЕЛАНИИ

Но как же быть со всеми остальными человеческими делами,

со всеми интересами нашей эмпирической жизни, со всем

тем, что отовсюду нас окружает и заполняет нашу обычную

жизнь? Осмысление жизни должно ли искупаться отречением

от всего земного, отказом от всего ее эмпирического

содержания? Любовь, семья, заботы о ежедневном

пропитании, а также те блага, которые мы обычно считаем

объективно-ценными и которым посвящаем нашу жизнь,

отдавая ее на служение им-наука, искусство,

справедливость в человеческих отношениях, судьба родины

- остаются ли по-прежнему они бессмысленными, суть ли

они иллюзии, блуждающие огоньки, погоня за которыми зря

губит нашу жизнь и от которых мы должны поэтому просто

отвернуться и отказаться? Не искупается ли в таком

случае обретение смысла жизни ее ужасающим обеднением, и

не слишком ли это дорогая цена?

Так спрашивает нас наша непреодоленная языческая

природа. И на это прежде всего нужно ответить так. Кто

не понимает, что «смысл жизни» есть благо, превышающее

все остальные человеческие блага, что подлинное его

обретение есть обретение сокровища, безмерно

обогащающего человеческую душу, более того, что оно есть

единственное настоящее, а не мнимое и иллюзорное благо и

потому не может быть оплачено «слишком дорогой ценой»,

тот, значит, просто еще не изведал настоящей жажды, и не

для того пишутся эти слова. Чье сердце не откликнется

глубоким внутренним трепетом на слова Спасителя: «Кто

хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет

ее ради Меня, тот сбережет ее. Ибо что пользы человеку

приобрести весь мир, а себя самого погубить» (Ев. Луки

9.24-25); кто сам не сознает, что Царство Небесное

подобно «сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя,

человек утаил, и от радости о нем идет и продает все,

что имеет, и покупает поле то», или же оно подобно

«купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну

драгоценную жемчужину, пошел и продал все, что имел, и

купил ее» (Ев. Матф 13.44-46) - тот еще не готов для

искания смысла жизни и потому, очевидно, никогда не

может сговориться с теми, кто его ищет, а тем более не

согласится на условия, при которых его можно найти. Без

жертвы и отречения нельзя вообще найти смысла жизни или

- что то же -подлинной жизни, таков, как мы уже знаем,

внутренний закон духовного бытия; а что тут не может

быть слишком большой жертвы, ясно для всякого, кто

понимает, о чем идет здесь речь.

Раз навсегда и незыблемо стоит один итог наших

размышлений: для того, чтобы искать и найти абсолютное

благо, надо прежде всего отказаться от того заблуждения,

которое в относительном и частном усматривает само

абсолютное, надо понять бессмысленность всего на свете

вне связи с подлинно-абсолютным благом. Как бы часто

душа наша, колеблясь между двумя мирами, ни возвращалась

к более естественной и легкой для нее мысли, что в

богатстве, славе, земной любви или даже в сверхличных

благах, таких, как счастие человечества, благо родины,

наука, искусство, заключено «настоящее», «реальное»

удовлетворение человеческой души, а все остальное есть

туманная и призрачная «метафизика», пробуждаясь, она

снова понимает и, оставаясь правдивой, не может не

понимать, что все это - тлен, суета и что единственное,

что ей подлинно нужно, есть смысл жизни, заключенный в

подлинной, вечной, просветленной и успокоенной жизни.

Относительное и частное всегда останется только

относительным и частным, всегда нужно только для чего-то

иного - абсолютного - и легко отдается или, по крайней,

мере должно отдаваться за него. Эта иерархия ценностей,

этот примат цели над средствами, основного над вторичным

и производным должен быть незыблемо утвержден в душе раз

навсегда и огражден от опасностей затуманивания и

колебания, которому он подвергается всегда, когда нами

овладевает страсть - хотя бы самая чистая и возвышенная

страсть. Жизнь осмысливается только отречением от ее

эмпирического содержания; твердую, подлинную опору для

нее мы находим лишь вне ее; лишь перешагнув за пределы

мира, мы отыскиваем ту вечную основу, на которой он

утвержден. Пребывая в нем, мы им охвачены и вместе с ним

шатаемся и кружимся в бессмысленном вихре.

И все же таким чисто отрицательным выводом мы не можем

ограничиться, потому что он был бы односторонним. Ибо

смысл жизни, раз найденный, через отречение и жертву, в

последней глубине бытия, вместе с тем осмысливает всю

жизнь. Царство Небесное, будучи подобно одной жемчужине,

за которую охотно отдается все остальное имущество,

вместе с тем подобно закваске, которая сквашивает «три

меры муки», подобно горчичному зерну, которое вырастает

в огромное тенистое дерево. Выражаясь отвлеченно, мы

можем сказать: абсолютное отыскивается через

противопоставление его относительному, оно-вне и выше

последнего; но оно не было бы абсолютным, если бы оно

вместе с тем не проникало все относительное и не

охватывало его. Никакое земное человеческое дело,

никакой земной интерес не может осмыслить жизни, и в

этом отношении они все совершенно бессмысленны; но когда

жизнь уже осмыслена иным началом - своею последней

глубиной, то она осмыслена всецело и, следовательно, все

ее содержание. В тьме нельзя отыскать свет, и свет

противоположен тьме; но свет освещает тьму. Было бы

совершенно ложным, противоречащим христианскому сознанию

и подлинному строению бытия стремлением оторвать Бога от

мира, замкнуться в Боге и оградить себя от мира

презрением к нему. Ибо Бог, превосходя мир и будучи

сверхмирным, сотворил этот мир и в нем явил Себя; в

Боговоплощении Он Сам влил Свои силы в мир, и истина

христианства, в которой мы узнали истинное обретение

смысла жизни, есть не учение о трансцендентном и

отрешенном от мира Боге, а учение о Боговоплощении и

Богочеловечестве, о нераздельном и неслиянном единстве

Бога и человека, а стало быть, и Бога, и мира (так как

существо мира-в человеке). Вся человеческая жизнь,

просветленная своей связью с Богом и утвержденная через

нее, оправдана; вся она может совершаться «во славу

Божию», светло и осмысленно. Единственным условием этого

является требование, чтобы человек не служялмиру, «не

любил мира и того, что в мире», как последних

самодовлеющих благ, а чтобы он рассматривал свою мирскую

жизнь и весь мир, как средство и орудие Божьего дела,

чтобы он употреблял их на служение абсолютному добру и

подлинной жизни. Жизнь, как наслаждение, власть,

богатство, как упоенность миром и самим собой, есть

бессмыслица; жизнь, как служение, есть Богочеловеческое

дело и, следовательно, всецело осмысленна. И каждое

мнимое человеческое благо - любовь к женщине, богатство,

власть, семья, родина - использованное, как служение,

как путь к истинной жизни и озаренное лучами «света

тихого», теряет свою суетность, свою иллюзорность и

приобретает вечный, т.е. подлинный смысл. Христос

благословил брак в Кане Галил ейской, Он повелел платить

дань Кесарю - под условием несмешения его с Богом. Иоанн

Креститель, наряду с абсолютным требованием - сотворить

достойные плоды покаяния, на вопрос «Что делать?»

заповедал народу делиться одеждой и пищей с неимущими,

мытарям - не требовать более определенного им, а воинам

- никого не обижать, не клеветать, довольствоваться

своим жалованием (Ев. Луки 3.8-14).

И все же здесь остается еще неясность. Сказано ведь:

«Царство Мое не от мира сего», «Не любите мира и того,

что в мире». Служение Богу ведь и есть отречение от

мира, ибо нельзя сразу служить двум господам, Богу и

мамоне. Каким же образом возможно мирское служение,

оправдание мирской жизни через связь ее с Богом?

Человек по своей природе принадлежит к двум мирам - к

Богу и к миру; его сердце есть точка скрещения двух этих

сил. Он не может служить этим двум силам сразу и должен

иметь только одного господина - Бога. Но Бог есть и

Творец мира, и через Бога и в Боге оправдан и мир. Кто

может отречься всецело от мира, от всего того в мире,

что не согласуется с Богом и не божественно, и идти

прямо к Богу, тот поступает праведно, кратчайшим и

вернейшим, но и труднейшим путем обретает оправдание и

смысл своей жизни. Так идут к Богу отшельники и святые.

Но кому это не дано, у того другое предназначение: он

вынужден идти к Богу и осуществлять смысл своей жизни

сразу двумя путями: пытаться по мере сил неуклонно идти

прямо к Богу и взращивать в себе Его силу и вместе с тем

идти к Нему через переработку и совершенствование

мирских сил в себе и вокруг себя, через приспособление

их всех к служению Богу. Таков путь мирянина. И на этом

пути необходимо и правомерно возникает та

двойственность, в силу которой отречение от мира должно

сочетаться с любовным соучастием в нем, с усилием его же

средствами содействовать его приближению к вечной

правде.

Другими словами, существует истинное и ложное отречение

от «мира». Истинное заключается в действительном

подавлении в себе мирских страстей, в свободе от них, в

ясном и действенно подтверждаемом усмотрении

призрачности всех мирских благ. Ложное отречение состоит

в фактическом пользовании жизненными благами, в рабстве

перед миром и желании вместе с тем не соучаствовать

действенно в жизни мира и наружно не соприкасаться с его

греховностью. При таком мнимом отречении человек,

стараясь воздерживаться от внешнего соучастия в грехах

мира, но пользуясь его благами, грешит на самом деле

больше, чем тот, кто, соучаствуя в мире и обременяя себя

его греховностью, стремится в самом этом соучастии к

конечному преодолению греховности. Война есть зло и

грех; и монах, и отшельник правы, воздерживаясь от

участия в ней; но они правы потому, что они не

используют никогда плодов войны, что им не нужно уже

само государство, ведущее войну, и все, что дает

человеку государство; кто же готов воспользоваться ее

плодами, кто еще нуждается в государстве, тот несет

ответственность за его судьбу и, греша вместе с ним,

менее грешит, чем когда умывает руки и сваливает грех на

другого. Половая любовь есть несовершенная любовь, и

действительность есть совершенное состояние человека,

подлинно и на кратчайшем пути ведущее его к Богу; но, по

слову Апостола, лучше жениться, чем разжигаться, и

потому брак есть мирской путь очищения плотской жизни, в

котором несовершенно и искаженно выражается таинственная

связь мужчины и женщины - символ связи Бога с человеком.

Забота о пропитании, об одежде и пище есть выражение

человеческой слабости и человеческого неверия; от нее

праведно свободен тот, кто, подобно Серафиму Саровскому,

может питаться полевой травкой, и каждый из нас в меру

сил должен стараться освобождаться от нее; но, поскольку

мы не свободны от нее, трудолюбие лучше безделия, и

заботливый семьянин меньше грешит, чем праздный гуляка и

эгоист, равнодушный к нужде своих близких. Насилие над

людьми, принудительная борьба даже с преступником есть

грех и выражение нашей слабости; но истинно свободен от

этого греха не тот, кто равнодушно смотрит на

преступление и холодно пассивен в отношении причиняемого

им зла, а лишь тот, кто в состоянии силою Божьего света

просветить злую волю и остановить преступника; всякий

иной меньше грешит, применяя насилие к преступнику, чем

равнодушно умывая руки перед лицом преступления.

Вообще говоря, нужно помнить, что человек праведно

свободен от мирского труда и мирской борьбы только в том

случае, если он в своей духовной жизни осуществляет еще

болев тяжкий труд, ведет еще более опасную и трудную

борьбу. Как благодать не отменяет закона, но его

восполняет, как имеет право не думать о законе лишь тот,

кто благодатно осуществит больше, чем требует закон, так

и от нравственных обязательств, налагаемых самим фактом

нашего участия в жизни, свободен лишь тот, кто сам на

себя налагает обязанности еще тягчайшие. Человеческая

жизнь по самому своему существу есть труд и борьба, ибо

она осуществляется, как мы уже знаем, только через

самопреодоление, через действенное свое перевоспитание и

усилие впитывания в себя своего божественного

первоисточника. Поэтому ложны и неправомерны

сентиментально-идиллические вожделения «убежать» от

суеты мира, от его забот и тревог, чтобы мирно и невинно

наслаждаться тихой жизнью в уединении. В основе этих

стремлений лежит невысказанное убеждение, что мир вне

меня полон зла и соблазнов, но человек сам по себе, я

сам, собственно невинен и добродетелен; на это,

исходящее от Руссо убеждение опирается и все

толстовство. Но этот злой мир в действительности я несу

в самом себе и потому никуда не могу от него убежать; и

нужно гораздо больше мужества, силы воли, нужно - как

показывает опыт отшельников - преодоление гораздо

большего числа искушений или более явственных искушений,

чтобы в одиночестве, в себе самом и одними лишь

духовными усилиями преодолеть эти искушения. Жизнь

отшельника есть не жизнь праздного созерцателя, не тихая

идиллия, а суровая жизнь подвижника, полная жестокого

трагизма и неведомой нам творческой энергии воли.

Серафим Саровский, простоявший на коленях на камне 1000

дней и ночей и говоривший о цели этого подвига: «Томю

томящего мя», обнаружил, конечно, неизмеримо больше

терпения и мужества, чем наиболее героический солдат на

войне. Он боролся со всем миром в себе, и потому был

свободен от внешней борьбы с миром. Кто не может

совершить того же, кто живет в мире и в ком живет мир,

тот тем самым обязан нести и бремя, которое мир

возлагает на нас, обязан в несовершенных, греховных,

мирских формах содействовать утверждению в мире начал и

отношений, приближающих его к его Божественной

первооснове.

В сущности, в основе этого ложного, идиллического

аскетизма лежит представление (заимствованное из чисто

чувственной области) о разобщенности людей или о

возможности их разобщения чисто физическим способом -

путем «уединения», удаления от других людей. Но, как мы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Смысл жизни iconБернхард Шлинк Три дня Scan, BookCheck: Ronja Rovardotter; ocr, Вычитка: Аноним
Но может, это и была настоящая жизнь и впереди только жалкое прозябание? Или прошлое было чудовищной ошибкой, и значит, все жертвы,...
Смысл жизни iconЧеловеку со всей определенностью необходимы общие убеждения и идеи,...
Человек способен преодолеть совершенно невозможные трудности, если убежден, что это имеет смысл. И он терпит крах, если сверх прочих...
Смысл жизни iconЯ должен умереть. Причем смысла в этом нет никакого. Согласно плану,...
Озчик. Рассмеяться напоследок. Вот так свет в конце туннеля оборачивается подчас пороховой вспышкой. Проронить последнюю слезинку....
Смысл жизни iconИрвин Ялом Мамочка и смысл жизни
Сумерки. Возможно, я умираю. Зловещие предметы окружают мою постель: сердечные мониторы, кислородные баллоны, капельницы, провода...
Смысл жизни icon1 вопрос. Информация, знания, данные. Знание
Знание форма сущ и систематизац результатов познават деятельности чел-а; совокупность понятий, теоретических построений и (широкий...
Смысл жизни iconДобро пожаловать в центр йога108!
Наши преподаватели — это люди, для которых йога — цель и смысл жизни, ее самая интересная и важная часть. Их отличает большой опыт...
Смысл жизни iconСладкая соль Босфора
«потоке». «Дорога к настоящему счастью полна преградами. Но игра стоит свеч. Потомучто постижение собственного счастья – это и есть...
Смысл жизни iconСмысл любви
Следовательно, смысла половой дифференциации (и половой любви) следует искать никак не в идее родовой жизни и ее размножении, а лишь...
Смысл жизни iconСемен Франк. «Смысл жизни» (в сокращении)
А жажда подвига, самоотверженного служения добру, жажда гибели во имя великого и светлого дела есть ли это нечто большее и более...
Смысл жизни iconРейчел Уорд Время бежать Серия: Числа 1 «Числа. Время бежать»
Какой смысл, если ты не можешь прижиться ни в одной приемной семье, если ты чужая в любом классе, в любой компании? Какой смысл заводить...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница